Ересь Хоруса (книжный цикл)

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Ересьхор.png

«Ересь Хоруса / Ересь Гора» (англ. The Horus Heresy) — масштабный (больше 50 книг на момент 2021 года) книжный цикл, являющийся приквелом к основной вселенной Warhammer 40,000. Серия книг повествует о колоссальной гражданской войне, развернувшейся за 10.000 лет до текущих событий.

Серия началась в 2006-м году и по состоянию на середину 2019 года состоит из 38 романов, 103 рассказов и новелл (некоторые из которых собраны в 21 антологию), 47 аудиопостановок (плюс 4 антологии аудиопостановок), 2 артбуков, 2 сценариев и 1 графического романа. Сюда же входит подсерия «Примархи» (еще 15 романов, 7 рассказов и 4 аудиопостановок), посвященная именно лидерам легионов Космического десанта. С 2019 года основная серия официально закончена, и новые работы публикуются в рамках подсерии «Осады Терры», фокусирующейся на титульном конфликте и служащая краеугольным камнем для общей серии (4 из 8 романов, выпущенных до сих пор, плюс неопределенное количество запланированных новелл). На сегодняшний день, «Ересь Хоруса» — одна из самых популярных и любимых читателями серий, издаваемых «Black Library».


Сюжет[править]

Император ведёт Крестовый поход, с целью объединения человечества под знаменем его идеологии рационализма и просвещения. В походе участвуют тысячи кораблей и триллионы солдат, но основной ударной силой являются легионы космодесанта, возглавляемые 18 примархами. После триумфа на Улланоре, когда для человечества не осталось угроз, Император отбыл на Терру, отдав командование Хорусу Луперкалю — примарху Лунных Волков. Но, после ранения зачарованным клинком на луне Давина и лечения местными мраккультистами, Хорусу промывают мозги, и он поворачивает налево. За счёт харизмы и титула, он склоняет на свою сторону половину легионов, рассеивая остальные по галактике. Но план предательства рушится, когда Саул Тарвиц узнаёт о готовящейся чистке, а Натаниэль Гарро отправляется на Терру, чтобы предупредить Императора.

Что здесь есть[править]

Общее[править]

  • Армия воров и шлюх — легион Повелителей ночи, Космические Волки до нахождения Лемана Русса (презрительная кличка «Свора» не на пустом месте возникла), войско Хоруса накануне штурма Терры, войска техноварваров времён Объединительных войн.
  • Армия из одного человека — Император, примархи, кустодии и особо крутые космодесантники вроде Абаддона, Кхарна и Сигизмунда.
  • А он вовсе не такой — многие исторические персонажи Вахи здесь показаны… скажем так, не аутентично, если сравнивать их с описанием в 40K. Император оказался тем ещё манипулятором и прагматиком, Вулкан вовсе не так милосерден, Русс — жопошник, Магнус — нипридавал…
  • А оружие отнимем у противника — эти промышляют как и лоялисты (особенно оказавшийся глубоко в тылу у Хоруса легион Белых Шрамов), так и хаоситы (например, воин легиона Пертурабо, залутавший аж целый титан в ходе Битвы за Талларн).
  • Ай, молодца! — Феррус Манус, ломанувшийся в атаку на Исстване-V, не дожидаясь прибытия основных сил. В итоге стал первым примархом, кто гарантированно погиб.
    • Магнус, пытавшийся предупредить Императора о предательстве с помощью псайкерских сил, и устроивший за это резню на Просперо Леман Русс.
    • Лев Эль-Джонсон, передавший отбитые у предателей осадные орудия Пертурабо, тоже оказавшемуся предателем.
    • Критическая перегрузка маяка на Соте, проведённая Барабасом Дантиохом для того, чтобы вывести его из строя и не дать воспользоваться этой технологией легиону Повелителей Ночи, привела к весьма печальным последствиям через много тысячелетий. Пси-вспышку маяка заметил один из авангардов флота-улья тиранидов, что и привело этих тварей в нашу галактику.
  • Ай, молодца, злодей — высадка Ангрона на Истваан 3 не дала провести окончательную бомбардировку планеты, и растянула сражение на несколько месяцев.
    • Попытка Кор Фаэрона совратить Жиллимана вместо того чтобы убить, стоила Несущему Слову сердца (не в романтическом смысле этого слова. Ему примарх буквально вырвал сердце).
  • Абордаж — случается, педаль в пол в «Гибели титанов» — Сангвиний во главе небольшого отряда своей личной стражи взял на абордаж ТИТАН класса «Император»!!!
  • Бедный злодей — Хорус, хотя и с прикрученным фитильком.
  • Безумный художник — все деятели искусства, посетившие храм лаэран.
  • Безумие — это страшно — очень ярко демонстрируется на примере Конрада Кёрза. От одного описания его «художественного хобби» из книги «Конрад Керз. Ночной Призрак», идущего уже на первых страницах, бросает в дрожь. А дальше будет только хуже!
  • Берсерк — Гал Ворбак и легион Пожирателей миров (их примарх Ангрон так вообще педаль по ту сторону Галактики), Космические Волки и Кровавые Ангелы.
  • Бой-баба — Лотара Саррин — капитан «Завоевателя». Когда один из капитанов Пожирателей Миров высадился на планету вместо того, чтобы защищать корабль от абордажа, та выстрелила ему в лицо из лазпистолета сразу же после его возвращения. Да и то, что Ангрон её уважал и иногда прислушивался к её мнению, о многом говорит (чтобы было понятно — многих своих генетических сыновей из родного легиона и даже некоторых из родных братьев от откровенно презирал). Афина Дюкейн тоже не отставала.
    • Все Сёстры Тишины поголовно.
    • Да и вообще женщины служат в Имперской Армии наравне с мужчинами и отнюдь не теряются на фоне гордых носителей XY хромосомы.
  • Бой-девка — приемные дочери Аливии Суреки вполне подходят
  • Бешеный гнев — много и разного.
  • Братство распалось — половина Морниваля последовала за Хорусом, другая осталась лояльна Императору.
  • Бригада амазонок — Сестры Тишины, лояльный Легио Титаника Солария, «Имперские охотники».
  • Боди-хоррор — много и разного, но на этом фоне выделяются творения безумного гения, который буквально создавал человеческие многоножки.
  • Везение в неудаче — Остиана Делафура не пригласили на посещение завоёванного Лаэра. В итоге он стал единственным деятелем искусства, не затронутым скверной Слаанеш.
    • Провалившийся эксперимент по проникновению в тайны Вселенной правительницы Магмагорода Кориэль Зеты (она хотела узнать фундаментальные законы галактики, но случайно присоединилась к Астрономикону), в итоге обеспечил ей и её сторонникам защиту от скрап-кода (пси-энергия самого Императора проникла в системы Магмагорода и защитила её от програмного вируса).
    • Если бы Натаниэль Гарро не потерял ногу, он бы погиб на Истваане-3.
    • В битве у Врат 42 Хорус по каким-то причинам отправил Гвардию Ворона сражаться на передовую. Что было, мягко говоря, неудобно для легиона, специализация которого — стелс и тайные операции. Корвус Коракс выкрутился и поставил в первые ряды ветеранов с Терры, которые взаимно недолюбливали новообретенного примарха, и как раз больше уважали Воителя. Выживших терранцев примарх 19-го после отослал на верную смерть под благовидным предлогом к Звёздам Гало, сражаться за идеала Империума на окраинах галактики (в дальнейшем из них образуются такие ордена, как Кархарадоны и Пепельные Когти). Это позволило Гвардии Ворона в дальнейшем избежать того раскола, который постиг Тёмных Ангелов и Белых Шрамов.
  • Верующий интеллектуал — Кирилл Зиндерманн, бывший итератор Имперских Истин. Затем один из основателей Инквизиции, доживший аж до войны Зверя и убитый по приказу магистра ассасинов Дракана Вангорича.
  • Вечная загадка — что из себя представляли Второй и Одиннадцатый примархи со своими легионами и какой была их участь? По многим книгам серии раскиданы множество туманным намёков и недосказанностей, которыми авторы дразнят читателей, но не более того.
  • Вдохновенная речь — много, ибо ПАФОС!!!
  • Великолепный мерзавец — Яго Севатар и Калас Тифон.
    • Альфа-Легион, поголовно, начиная с примархов.
    • Часть фанатов считает таковым самого Императора.
  • Воин vs солдат — ярким примером может послужить стычка между Космическими Волками и Пожирателями Миров, когда Русс пытался вправить мозги Ангрону. Ангрон побил Русса, но был организованно окружён и взят на прицел Волками, тогда как Пожиратели Миров бились каждый на свой лад, не поддерживая примарха.
  • Говорящее имя — у Ферруса Мануса действительно металлические руки, у Сангвиния и его потомков проблема с кровожадностью, Ангрон в соответствии с английским словом angry, самый злобный из примархов, Мортарион внешне (да и по характеру) напоминает смерть с косой, Вулкан увлекается кузнечеством подобно одноимённому римскому богу, Корвус Коракс переводится с латыни как «Ворон обыкновенный» (хотя по бэку это имя означает «Избавитель» на киаварском), а Альфарий первый найденный примарх, как выяснилось в книге «Голова Гидры» (а вот его брат Омегон, действительно, как раз и был обнаружен последним).
  • Громадного роста — Магнус и Вулкан выделяются ростом среди примархов, Абаддон, Хаар и Полукс — среди Астартес. Про Императора и говорить не стоит, хотя его рост в различных источниках постоянно меняется из-за особенностей восприятия его личности различными людьми.
  • Да кто вы такие? Откуда взялись? — именно так относятся фанаты Вахи к Вечным, введённым в сеттинг в рамках этой книжной серии. Император — уникальный бессмертный полубог с многовековым опытом? Забудьте! Есть куча таких как он. Более того — он даже не самый старый из Вечных, и есть те, кто смотрит на него, как на слишком заигравшегося сопляка. Вот только характеры и поведение у этих созданий с многовековым опытом жизни прописаны из рук вон плохо — слишком уж обыденно и эмоционально ведут себя эти бессмертные. Тот же Император прописан намного лучше и его характер показан намного глубже. Из чего возникает закономерный вопрос — а нафиг тогда они нужны?
  • Даже у зла есть стандарты — Конрад Кёрз, конечно, садист и безумец. Но даже он чуть от отвращения не проблевался, когда увидел Гал Ворбак Лоргара на Истваане. И не постеснялся высказать «фи» своему брату прямо в лицо.
    • Хорус не смог сдержать своего омерзения, когда узнал, что тело его брата Фулгрима захватил демон Слаанеш.
    • Примарх Пертурабо мог помешать тарану корабля своих союзников Детей Императора, но не сделал этого, ибо считал что его враги должны уйти как подобает воинам, а не быть растерзанными сборищем психопатов, в которых к тому времени превратились сыновья Фулгрима.
      • Учитывая то, что в «Талларне» Пертурабо без всяких сожалений таранил уже свои же корабли, дело тут не совсем в стандартах.
    • Примарх Омегон чуть не удавил магоса Тёмных Механикум, когда узнал что тот чтобы саботировать проект Коракса по ускоренному воссозданию его легиона, использовал ДНК демонов.
    • Многие восставшие против Императора космодесантники не смогли примириться с падением легионов предателей в Хаос и сбежали в Чёрные Щиты.
  • Дешевая смерть — Вечные могут возродиться даже из состояния «кучка пепла», некоторые примархи несколько раз за серию возвращались буквально с кромки того света, некоторые Астартес из легиона Железных Рук умудряются превозмогать и сражаться даже после смерти благодаря процедуре кибероживления (так называемые «Ключи Хель»). А хаосня вовсю развлекается тем, что возрождает наиболее выдающихся для них личностей.
  • Дружественный огонь — имперский командующий экспедиционного флота был убит Сынами Хоруса после того, как выказал недовольство действиями легиона.
  • Единственный нормальный человек — среди примархов Жиллиман отличается наименьшим количеством тиранидов тараканов в голове.
    • Среди Пожирателей Миров таким был Кхарн, пока не стал самым поехавшим.
    • Адепт Зета — одна из немногих механикус, которая не повторяет слепо старые чертежи. За счёт понимания работы механизмов, не верит в существование Духа Машины.
  • Её зовут Вера — оружие многих персонажей имеет имена: Сокрушитель Наковален (молот Ферруса), Мьялнар (меч Русса), Иллюминарум (крозиус Лоргара), Отец Резни и Дитя Резни (топоры Ангрона), Безмолвие и Лампион(коса и пистолет Мортариона), Урдракул (молот Вулкана), Сокрушитель Миров (булава Хоруса), Вольнолюбец (меч Гарро), Шудзики (катана Нагасены).
  • Застрял? Хе-хе… — Дэвид Аннандейл «Гибельный шторм»: так три примарха (Сангвиний, Жиллиман и Лев) втроем отделали застрявшего в портале демона Кхорна.
  • Закадровая война — Объединительные войны на Терре.
  • Зло против зла — во время Марсианской Схизмы таковым стал искусственный интеллект Табула Несметный, которого использовали против Тёмных Механикус. Чтобы вы понимали, насколько тогда припекло — Табула Несметный был не просто ИИ. Он был враждебно настроенным к человечеству ИИ, который просчитал, что люди связаны с Хаосом, и поэтому их уничтожение — лучший способ остановить его наступление в реальный мир (так, к слову, считал и Кабал). Тем не менее, хаоситов и демонов он ненавидел всё же больше, чем лоялистов, что и сыграло на руку последним.
    • Легионы предателей не слишком ладят между собой и периодически устраивают междоусобицы.
  • Злодей-страдалец — Конрад Кёрз и Ангрон. Первый буквально сходил с ума от своих жутких видений грядущего, второй — от Гвоздей Мясника, которые постоянно стимулировали его ярость. Да и жизнь у них до того, как обоих нашёл Император, была без преувеличений кошмарной. Неудивительно, что эти двое — одни из самых любимых фанатами примархов-предателей (как и писателями, к слову сказать). А вот Пертурабо-Обиженку фэндом презирает[3] именно потому, что он пытается такового косплеить, но по факту является простым инфантильным хикканом, яростно отталкивающим людей вокруг себя своей надменностью и презрением, а потом обижающимся на то, что его никто не любит. А, и конечно же, у него было тяжёлое детство. В роскошном дворце, с трехразовых питанием и статусом приёмного сына царя. Кёрз, догрызающий берцовую кость очередного насильника в подворотне Нострамо Квинтус, и Ангрон, получивший очередную порцию плетей и миску каши после боя на гладиаторской арене, ясное дело, никак не могли понять, как тяжко было примарху IV-го легиона в это время. То интриги всякие затевают, то в доверия хотят втереться, то чай холодным принесут, а вино — не того урожая… Кошмар!
  • Злодей спешит на помощь — Коракс погиб бы в системе Истваан, если бы не тайная помощь Альфа-Легиона. Впрочем, по итогам всего Коракс в дальнейшем ещё не раз пожалеет, что не умео тогда — Альфарий (или Омегон? Или Экзодус) использовали его в своей многоходовой комбинации ради того, чтобы получить в свои руки технологию скоростного создания космодесантников, да ещё попутно знатно подгадили в геносемя Гвардии Ворона варп-заразой, от которой вместо статных Астартес у Коракса на выходе получались только мерзкие мутанты.
    • Ангрон на Истваане-3 отправился убивать лоялистов в честном бою, помешав их окончательно разбомбить. Это позволило обречённым лоялистам выиграть немало времени и изрядно проредить легионы предателей.
  • Знай своё место! — после того, как Эреб обвиняет его в провале на Сигнус Прайм, Хорус снимает скальп с его лица.
  • Заявленный интеллект — Грэм Макнилл, рассказ «Последняя церковь» — Откровение в ссоре с Урией приводит разные атеистические аргументы против религии и, естественно, выигрывает спор. И если насчёт Урии можно с уверенностью сказать, что он, будучи простым верующим и никаким теологом, мало что мог бы противопоставить, то доводы будущего Бога-Императора… скажем так, Макнилл тоже никакой теолог.
    • «Отверженные мертвецы» от того же автора, Кустодии на охрану Кхмба-Марвы (спецтюрьмы для особо опасных врагов Императора) оставили одного кустодия-инвалида и группу cолдат из обычных людей, что и позволило Астартес (тем самым «Отверженным мертвецам» из легионов-предателей) сбежать.
    • Примархи в целом заявлены как обладатели сверхчеловеческого интеллекта и к моменту начала Ереси обладают огромным опытом, однако часто ведут себя как неуравновешенные подростки и не могут придумать тактику лучше, чем переть напролом.
  • Игры престолов — много что у лоялистов, что у хаоситов. Особенно примечателен рассказ «Двойное наследование», повествующий о том, как лояльные Механикум выбивали себе место в Совете Лордов Терры, а им не давали. В итоге выбивать себе место им пришлось при помощи титана класса «Император».
  • Идиотский мяч — Хорус смертельно ранен, что делать? Поместить его в стазис и отправить на Терру? Нет, лучше отведём его на лечение к местным дикарям. Причём как показало время, вариант со стазисом был вполне вероятен — именно так спасли раненного Фулгримом Жиллимана.
  • Избыточно большое подземелье — канализационная система Сотополиса чрезмерно огромна для такого небольшого города. По мнению одного из персонажей, это сделано было специально, с прицелом на будущий рост города.
  • Концентратор ненависти — Эреб. Ёмкая фанская кличка «п…р» полностью им заслужена.
    • Подлый трус — он же. Ударить Аргела Тала в спину — это мы можем. Честно сразиться с разгневанным этим предательским поступком Кхарном и принять смерть от его рук, как и должно космодесантнику — ну, мне же предназначена великая судьба! Поэтому просто телепортируемся с арены, где и проводился поединок (а это, если кто не понял, страшный зашквар по меркам Астартес. Что лоялистов, что хаоситов).
  • Каждый, способный держать оружие — под конец войны за Паутину Древних Император бросал туда всех кто был под рукой, например, калеку космодесантника из Кровавых Ангелов и обесчещенный рыцарский дом, который по такому поводу получил экстренное помилованье.
    • Перед осадой Терры мобилизуют даже рабочих с завода, перепрофилированного на производство танков.
  • Коронный момент — во множестве:
    • У Императора — схватка с орочьим варбоссом на Улланоре и с Хорусом на «Духе мщения». Но педаль продавливается в пол в описанной в «Механикум» сцене его боя с Маг’ладротот. Одинокий воин, на тот момент обладающий выдающейся, но не уникальной псайкерской мощью[4], против второго по могуществу среди К’тан. В результате последний оказался в заточении на Марсе и стал частью многоходового плана Императора, а эта эпическая битва вошла в мифологию Терры, став прообразом всех легенд про сражение благородного рыцаря/богатыря/батыра с драконом.
    • У Сангвиния — поединок с Ка‘Бандхой, абордаж титана и ещё не описанная в цикле гибель от руки Хоруса.
    • У Лемана Русса — победа над Магнусом на Просперо, объяснение Ангрону его ошибок (хотя Ангрон считает, что это его коронный момент) и ранение Хоруса.
    • У Коракса — резня в зоне высадки на Истваане-5, где он крошил крыльями Гал Ворбак и чуть не убил Лоргара.
    • У Жиллимана — схватка с десятью альфа-легионерами, заставшими его безоружным и бой в открытом космосе без шлема.
    • У Вулкана — побег из плена Кёрза и поединок с ним. Абсолютно голый и безоружный (поначалу) примарх-кузнец против вооружённого до зубов и упакованного в силовой доспех одного из лучших в галактике бойцов ближнего боя… Итог: валяющийся у ног Вулкана Кёрз, чуть ли не молящий его о смерти, но вместо этого получающий презрительное «да не буду я о тебя руку марать» и видящий, как его брат телепортируется с его корабля, используя скрытую в собственном молоте телепортационную установку.
    • У Джагатай-хана — описанная в «Под знаком Сатурна» кавалерийская атака на гравибайках.
    • У Хоруса — поединок с Сангвинием и Императором.
    • У Фулгрима — победа над Феррусом и ставший мемом эпизод с грушей.
    • У Ангрона — моменты, когда он удерживал ногу титана и выкапывался из-под завала.
    • У Локена — победа над Люцием.
    • У Шарроукина — ранение Фулгрима, победа над Люцием и Фабием.
    • У Хибу-хана — отрубание лица Аксиманду.
    • У Эндрида Хаара — поединок с Абаддоном, который еле выжил и даже расплакался.
    • У Яго Севатара — его проникновение в разум своего примарха, а потом, чтобы отомстить за девочку-псайкера, которая ему помогала справиться с его даром, выбрался из специальной колбы и собственноручно прикончил её мучителя.
    • У Каласа Тифона — момент, когда Гвардия Смерти затерявшаяся в Варпе и заразившаяся чумой Нургла (благодаря уловке самого Тифона, уже вставшего на службу Владыке Разложения), лежала пластом, неспособная даже пошевелиться, а тут их ещё начал одолевать рой чумных мух, он сам, что есть сил, поднялся на ноги и во всё горло крикнул «Ещё!»
    • У Тагора из «Отверженных мертвецов» — убийство кустодия голыми руками. В отличие от остальных примеров, принят фанатами отрицательно.
    • У Ясу Нагасены — поединок с вышеупомянутым Тагором. Пережить схватку с Пожирателем миров, способным ломать руками аурамит, да ещё и ранить его — для простого смертного невероятно круто.
    • Легендарный подвиг Оллания Пия, заслонившего собой Императора в битве с Хорусом. И возможный прототип этого подвига — гибель имперского солдата Олли Пирса, защищавшего знамя с изображением Императора от Ангрона.
  • Крутой фехтовальщик — Люций из Детей Императора. А также Никона Шарроукин, победивший Люция в поединке, Акурдуана, которому Люций в подмётки не годился, и Сигизмунд, считающийся лучшим фехтовальщиком среди лоялистов.
    • Педаль в пол давят примархи Фулгрим, Сангвиний, Джагатай-хан и Лев Эль-Джонсон.
    • Среди простых смертных — Ясу Нагасена, сумевший достать мечом сержанта Тагора из Пожирателей Миров.
  • К чёрту закон, я делаю добро! — использование пси-сил в обход Никейского эдикта, как самый эффективный способ борьбы против демонов. К концу Ереси эдикт, по сути, был нарушен в той или иной мере всеми легионами.
    • Лев Эль’Джонсон своими руками убил капеллана своего собственного легиона, когда он воспротивился тому, чтобы его примарх нарушил Никейский эдикт.
    • Пробуждение Сангвиния экс-библиарием Кровавых ангелов.
    • Попытка Магнуса предупредить Императора о предательстве. Не получилось.
  • Кнопка берсерка — много у кого, что и неудивительно, учитывая сеттинг:
    • Император Человечества крайне отрицательно воспринимает любое религиозное поклонение. А уж если начать обожествлять его самого… Не поймёт. А потом догонит — и снова «не поймёт».
    • Примарх Робаут Жиллиман не выносит предательства. Кличку «Мстящий Сын» он получил как раз после того, как казнил заговорщиков, убивших его приёмного отца на Макрагге. Когда Лоргар и Несущие Слово нанесли Ультрамаринам подлый удар на Калте, Жиллиман до последнего отказывался верить в то, что его брат предал Императора, считая это ошибкой или местью с его стороны за Монархию. Но когда понял, что тот это не так, то без лишних рассусоливаний начал атаковать, скрывая свою холодную ярость внутри.
« Лоргар Колхидский. Запомни вот что. Первое: я полностью отказываюсь от предшествовавшей просьбы официально прекратить огонь. Она отменяется и более не будет обращена ни к тебе, ни к кому-либо из твоих лишенных родины ублюдков. Второе: ты мне больше не брат. Я найду тебя, убью тебя и сброшу твой ядовитый труп в пасть преисподней. »
— Робаут Жиллиман, «Не ведая страха».
    • Примарху Фулгриму крайне не нравится, когда кто-нибудь вольно или невольно критикует его философию перфекционизма. Например, он буквально сорвался, когда Остиан Делафур попытался объяснить ему, что в искусстве стремление к совершенному и максимально точному копированию натуры не является путём к созданию шедевра.
    • Для Ферруса Мануса такой кнопкой стало предательство Фулгрима.
    • Вулкан приходит в бешенство от вида массовых смертей гражданских. Все три раза, когда он выходил из себя, как раз и были инициированы подобным (нападение тёмных эльдар на его родное поселение на Ноктюрне; использование детей в качестве «топлива» для ОБЧР правителями одной планеты, которую приводили к Согласию; резня Повелителями Ночи целого города на Хараатане).
    • Ангрону вообще-то многого и не надо: чтобы вывести его из себя достаточно того, что ты, СУКА, стоишь здесь и ДЫШИШЬ! Но на Нуцерии его ПО-НАСТОЯЩЕМУ выбесили, когда назвали трусом и предателем, который бросил своих товарищей и сбежал с поля боя.
    • Пертурабо крайне раздражает, когда что-то идёт не по плану. А ещё его буквально бесит, когда кто-нибудь ставит под сомнение его ум. Свою сестру из приёмной семьи он как раз убил в припадке гнева, когда она без прикрас назвала его самым большим дураком, которого она видела за свою жизнь.
  • Кому сохранить верность — один из основных лейтмотивов цикла.
  • Мне на самом деле семьсот лет — вот так читаешь про фермера на Калте, про его обыденную жизнь и ежедневные трудности, с тоской думая, что нам показывают очередного жертвенного агнца, которого через пару глав отправят на убой, чтобы показать жестокость мрачного будущего, где есть только война. А потом офигеваешь, когда этот «обычный человек», смотря в горящие после атаки Несущих Слово небеса, внезапно говорит про себя: «совсем как под Верденом». Или вспоминает, как он с Ясоном плавал в Колхиду за Золотым Руном. А об Императоре Человечества думает в несколько пренебрежительном духе, вроде: «сопляком ведь был голозадым — а теперь вырос, загордился, ходит надутый, со старшими не здоровается. Заважничал!». Знакомьтесь, Олланий Пий. И он не единственный здесь такой скромный и скрытный долгожитель.
  • Милый злодей — Магнус и Аргел Тал.
  • Награда, достойная предателя — «Фарос». Космодесантник из легиона Повелителей Ночи Келлендвар пытает лидера ополченцев на глазах его подчинённых, чтобы запугать их и получить нужную информацию. Все держатся стойко, но один из них (которого, к слову, зовут Говениск) не выдерживает и раскрывает нужную информацию. «Отблагодарили» его действительно щедро: «Келлендвар вонзил боевой нож в живот солдата и дернул клинок вверх. Говениск громко закричал, и Келлендвар уронил его на груду его собственных выпущенных внутренностей. „Награда труса. Остальных убейте быстро“.»
  • Не оставлять свидетелей — Лоргар вырезал население Кадии, которое было свидетелями начала его перехода в Хаос.
    • Рапторы уничтожили Космических волков, которые стали свидетелями ихней чудовищной мутации.
  • Невысокий крутой — зигзаг с Альфарием и Омегоном, низкорослыми только в сравнении с другими примархами.
    • Невысокий силач — Ангрон, конечно, был повыше, но в сравнении с другими примархами тоже был малорослый.
  • Нулевой рейтинг — у Ангрона и Кёрза, как, собственно, и у их легионов. Космических Волков любили не шибко больше тех же Пожирателей Миров во время Ереси Хоруса, однако к 40-му тысячелетию они свой рейтинг заметно выправили в лучшую сторону.
  • Непонятные последние слова:
« Вороны, я их тоже вижу. Потерянные сыновья и Вороны в крови. Они молятся о спасении и знаниях, но напрасно! Брат предан, брат убит. Ужасная ошибка из благородных побуждений! Этого не может быть, но должно произойти! »
— предсмертное пророчество Каллисты Эриды, Грэм Макнилл, «Тысяча Сынов»[5]
  • Крутой канцелярист — Жиллиман, Малкадор Сигиллит.
  • Крутой инвалид — кроме бесчисленных обладателей мощной аугметики, таким можно считать Барабаса Дантиоха, искусственно состаренного и ослабевшего, но сохранившего верность и силу воли.
  • Мастер клинка и пули — для примархов и космодесантников это норма, но среди них выделяется Шарроукин, сумевший подстрелить Фулгрима и победить Люция на мечах.
    • Педаль в пол давят Кустодес, у которых даже фирменное оружие — алебарда со встроенным болтером.
  • Мраккультисты — Куда без них в Вархаммере?
    • В первую очередь Несущие Слово и союзные им армии.
    • Аборигены Кадии, у которых Лоргар и узнал о Хаосе.
    • Множество других сект демонопоклонников, как, например, на Сигнус Прайм.
  • Не хочу быть плохим — Натаниэль Гарро, Гарвель Локен, Саул Тарвиц и многие другие лоялисты из легионов-предателей.
  • Не хочет исправлять недостаток — ослепшая Кирена Валантион отказывалась от замены глаз по религиозным причинам.
  • OOC — это серьёзно — обычно спокойный Дорн, узнав о предательстве, чуть было не убил рассказавшего ему про это Гарро.
    • После сожжения Монархии, Несущие Слово стали одним из самых эффективных легионов в плане продвижения, попросту вырезая всё сопротивляющееся население.
  • Одноногий крутой — Натаниэль Гарро. Потерял ногу на Истваан Экстримис, что не помешало ему доставить сообщение о предательстве на Терру.
  • Оздоровительная порка не помогла — после унижения на Монархии Лоргар начал искать богов, достойных поклонения. И нашёл. Ай, молодца, Император.
  • Параноик был прав — Эонид Тиэль, прикидывавший, как космодесанту воевать с себе подобными, подвергся порицанию за то, что допустил такую кощунственную мысль. А потом началась Ересь и половина легионов обернулась против Империума.
  • Последний парад — пятимесячная оборона остатков лояльных войск на Истваане III.
  • Позитивная одержимость — После экспедиции прямиком в Око Ужаса, выжившие астартес, одержимые демонами, стали элитой Несущих Слово. Их название — Гал Ворбак, с колхидского переводится как «Благословенное воинство».
  • Полное чудовище — Эреб и Кор Фаэрон из Несущих Слово. Абсолютно беспринципные мерзавцы, ставшие первыми хаосопоклонниками среди Астартес и обратившие в Хаос примархов Лоргара и Хоруса, тем самым начав самую кровопролитную гражданскую войну в истории Империума.
  • Получился мерзавец — многие фанаты считают таковым Лемана Русса, который действительно обеспечил превосходство и особый статус своего легиона крайне грязными и нечистоплотными методами. Прозвище «Жопошник», кто бы что не говорил, Русс заслужил полностью и с запасом даже без учёта Сожжения Просперо.
  • Почему ты отстой — много и со вкусом:
« Я долго считала тебя глупцом за верность Императору. Он ведь в конце концов самый обыкновенный тиран. Надеялась, ты поймешь, что он сотворил с тобой. Император изуродовал тебя, а ты изуродовал наш дом своими войнами. Но, брат, я внимательно следила за твоими кампаниями и однажды уловила тревожную закономерность. Ты всегда выбирал самый сложный и мучительный путь к победе. Ты развиваешь в себе комплекс мученика — словно бы ковыляешь по жизни, показывая встречным кровоточащие запястья, чтобы все видели, как ты ранил себя. Ты мрачно таишься в тенях, но больше всего тебе хочется закричать: «Поглядите на меня!» Ты слишком высокомерен, чтобы завоевывать сердца людей. Ты ждешь, что окружающие заметят тебя в полумраке, покажут туда и воскликнут: «Вот! Вот он, великий Пертурабо! Смотрите, как тяжко он трудится без единой жалобы!» В этот дворец ты пришел не по годам одаренным ребенком. Твои способности оказались настолько грандиозными, что никто не обратил внимания на то, в кого ты превращаешься… Пертурабо, сейчас ты разозлишься, но знай: ты так и не вырос в мужчину »
— Каллифона, «Пертурабо: Молот Олимпии»
    • Взаимно для Тысячи Сынов и Космических Волков:
« — Что меня особенно умиляет, — сказал советник Тысячи Сынов, — так это ваше лицемерие. Вы преследуете нас за так называемое колдовство, но сами не гнушаетесь пользоваться им, шаман.

— То, что использую я во благо Стаи, и то, что практикуешь ты, разделяет огромная пропасть, чернокнижник, — ответил Хельвинтр, — и пропасть эта зовется «контролем». Лишь наивный будет полагать, что человечество сумело бы выжить без уловок и хитростей, но всему есть предел. Предел. Нам следует знать, что мы можем постичь, а что нет, и никогда не должны позволять себе переступать эту черту. Скажи, как далеко ты зашел за нее? На шаг? Три? Десять? Тысячу?

»
— «Сожжение Просперо»
    • Предсмертная речь примарха IV легиона Громовых Воинов «Железные Владыки» Ушотана, обращённая к Константину Вальдору.
« Знаешь, когда мы были в Маулланд Сен и я сказал, что мне тебя жаль, я не шутил. Я совершенно не пытаюсь тебя взбесить. Мне действительно жаль тебя […] Я жил как человек, генерал-капитан. Да, эта жизнь была короткой и полной боли — но клянусь девятью кругами Ада, я жил на полную катушку! Уж лучше так, чем как у тебя — ни радости, ни ненависти, ни страха. Несокрушимый, но лишённый развития. Бессмертный, но лишённый страсти. Что же осталось в тебе, Константин? Что такого Он может отнять у тебя, чего еще не отнял? »
— «Ничего, — ответил Вальдор едва слышно, — совсем ничего»
« Позволь открыть тебе одну тайну, брат. Отец сделал меня самым сильным из нас. В физическом плане мне нет равных среди братьев. Я никогда не сражался в дуэльных клетках в полную силу… особенно против тебя, Конрад. Ты всегда был самым слабым, Конрад. Признаю, я боялся. Боялся сломать тебя. Но теперь мне больше не надо сдерживаться. Теперь я могу показать тебе, насколько я лучше тебя. »
— Вулкан провоцирует[6] Кёрза, «Вулкан жив»
  • Поэт и воин — Кровавые Ангелы, Дети Императора и Белые Шрамы. И персонально Вастополь из технарского легиона Железных Воинов.
  • Прагматичный боец — Локен в дуэли с Люцием нокаутировал того банальным ударом в нос.
    • Никона Шарроукин — мастер тропа. Того же Люция он одолел благодаря не только фехтовальному мастерству, но и отсутствию понтов, использованию шлема и джетпака.
  • Прямая линия с врагом — Жиллиман и Лоргар в начале битвы за Калт.
  • Пляжный эпизод — таковым, с изрядной долей чернушной иронии, фанаты называют ветку книг про Талларн.
  • Пнуть собаку — маленький эпизод в книге «Лоргар: Носитель Слова»: маленького Лоргара находит Кор Фаэрон в семье местных кочевников. Он забирает мальчика с собой, а своей страже приказывает уничтожить кочевников, чтобы сохранить факт существования Лоргара в тайне. Как реагирует Лоргар на эту резню? А никак. Он, оказывается, давно это предвидел, но даже и не подумал защитить тех, кто дал ему пищу и кров. Подобное потребительское отношение к обычным людям, к слову, Уризен пару раз демонстрирует и в дальнейшем, просто уже не так открыто.
  • Предатель — во множестве. Как сам Хорус с примкнувшим к ему легионами, так и часть Механикум, развязавшая гражданскую войну на Марсе.
  • Предатель как бы намекает — Сорот Чур несколько минут рассказывал о планирующемся предательстве своему другу из Ультрамаринов. Когда до того дошло, началась атака.
  • Предательская кавалерия — вторая волна на Истваане 5.
  • Предзнаменование — Локен описывает юстаэринских терминаторов во главе с Абаддоном, как «чёрный легион». После окончания ереси, Абаддон создаст Чёрный Легион из остатков Сынов Хоруса.
  • Презренный Джа-Джа — Эреб и в меньшей степени Тифус ненавидимы всем фэндомом.
    • У примархов такую роль играет Пертурабо, показанный, кхм, сверхчеловеком с весьма эгоистичным и просто отвратительным характером.
    • Среди лоялистов — Леман «Жопошник» Русс.
      • Фанатов у Русса не меньше, чем хейтеров. А вот Льва, пожалуй, недолюбливают куда сильнее.
  • Преторианцы — Легио Кустодес у Императора. У примархов имелась личная гвардия из отборных космодесантников, кроме параноика Пертурабо, доверившего защиту себя роботам.
  • Прибытие кавалерии — неоднократно случается, наиболее яркий пример — спасение Корвуса Коракса с Истваана. При этом он сам чуть раньше послужил кавалерией для своих гвардейцев Ворона, вызволив несколько тысяч солдат из клещей, в которые их зажали Повелители Ночи.
  • Прыжок без скафандра — Жиллиман, выброшенный из корабля декомпрессией без шлема не только выжил, но и перебил немало Несущих Слово. С прикрученным фитильком, так как тонкая атмосфера у флагмана всё же была.
  • Простой крутой смертный — как ни странно, немало и с обеих сторон.
  • Проклятое оружие — много и разного, наиболее яркие примеры: клинок лаэран, который скораптил Фулгрима, клинок Анафем (которым пырнули сначала Хоруса, а потом и Жиллимана), и клинок Драх’ниен, изначально один из мечей самого Императора, в который тот заключил могущественнейшего демона.
  • Пережил свою полезность — именно в рамках Ереси Хоруса раскрывается судьба Громовых Воинов.
  • Пытки — это серьёзно и Пытки ломают личность — легион Повелителей Ночи и их примарх это умеют. Кёрзу, например, удалось довести до безумия примарха Вулкана, хотя окончательно убить его он не мог из-за его природы Вечного (впрочем, есть мнение, что Вулкана всё же свело с ума падение на Макрагг с орбиты и последующая болезненная регенерация).
  • Развитое древнее человечество — Дэн Абнетт, «Вечный»: Олланий Пий, заставший времена Тёмной Эры Технологий[7], помнит про методы ведения войн «древнего» человечества, представляющие разительный контраст с «прогрессивными» военными технологиями Империума 30K: «Энтропийные машины, воспламенявшие планеты. Гасители солнц, подобные извивающимся змеям длиной с кольца Сатурна. Механоворы, поглощавшие информацию вместе с хранившими её городами, способные подбросить в небеса континенты. Рои омнифагов, которые срывали плоть с миллиардов костей за один удар сердца. — Ах, старые добрые времена, когда война была чем-то невообразимо огромным для человеческого разума, — вздохнул Олл, вспоминая».
  • Раздвоение личности — Ник Кайм, «Выжженная земля». Это демонстрирует главный герой (космодесантник из легиона Саламандр). На самом деле его товарищ Усабиус давно погиб во время Резни в Зоне Высадки. Всё это время его сопровождал лишь плод его воображения.
  • Разрядка смехом — даже в таком мрачном цикле она присутствует. Обычно за неё отвечает Тарик Торгаддон. Например, в одной из сцен он пытается рассказать товарищам «шутку про медведя», которая, очевидно, настолько задолбала остальных членов Морниваля, что те как по команде набрасываются на Тарика, завязав потасовку. Как раз в этот момент их застаёт примарх Хорус, в сопровождении имперской летописицы. А разве есть зрелище забавнее, чем четыре могучих сверхчеловека, катающиеся по полу, словно мальчишки.
    • Ответ Яго Севатара пленившим его Темным Ангелам как в стене его камеры образовалась дыра, в которую мог пролезть космодесантник [8] — «Это крысы сделали, большие такие».
  • Родные братья противоположны — Фулгрим и Феррус Манус (что интересно, до Ереси души друг в друге не чаяли), Магнус и Леман Расс, Лоргар и Ангрон (поначалу друг друга на дух не переносили, но после совместной кампании на Ультрамаре и Нуцерии неплохо так сработались), Вулкан и Сангвиний (внешне: первый олицетворяет демонический мифологический стереотип (угольно-черный с горящими красным светом глазами), а другой — ангельский. По характеру, впрочем, очень похожи — беспокоились о защите простых людей и очень переживали из-за того, что вынуждены были постоянно контролировать свою яростную натуру) и т. д.
    • впрочем сами примархи отмечали что у каждого из них была своя противоположность среди братьев, например Кораксу очень не нравилось то что его антиподом является Керз
  • Сломленный крутой — Ангрон. Просто Ангрон. Из благородного и гордого воина, обладающего мощными эмпатическим способностями, его превратили в полубезумного бешеного берсерка. Но даже тогда это не сломало его окончательно, и он вполне мог справиться с этим. Если бы не Император, которому «спас» его, но отказался помочь его соратникам. Истинный Ангрон умер на Нуцерии много лет назад, вместе со своей настоящей семьёй. Остались только Гвозди Мясника.
  • Смертельное приглашение — «Галактика в огне»: Хорус приглашает летописцев и прочих гражданских на капитанский мостик своего флагмана «Мстительный дух», и после своей речи отдаёт приказ убить их.
  • Снобы против жлобов — Тысяча Сынов против Космических Волков, Дети Императора против Железных Рук.
  • Стоять насмерть — лоялисты на Истваане 3, рота Железных Воинов в системе Карчер.
  • Стратегия непрямых действий — в одном из рассказов один (!) агент Альфа-Легиона захватывает планету сообщением о падении Терры и имитацией атаки.
  • Счастливо усыновлённый — Фулгрим, Рогал Дорн, Робаут Жиллиман, Магнус Красный, Вулкан среди примархов. Насчёт Робаута даже Кёрз прохаживался: мол, пока я ползал по грязным трущобам, в окружении убийц и насильников — этот неженка жил во дворце, окружённый любовью и заботой.
    • А также дети Аливии Суреки.
  • Сюжетная броня — у Императора, Малкадора, примархов и других ключевых персонажей, участь которых была известна ещё до того, как о Ереси начали писать отдельный цикл.
    • Велизарий Коул был введён в сюжет сравнительно недавно, но он и в 42-м тысячелетии жив-здоров. А читавшие цикл о Звере знают, что Кирилл Зиндерманн дожил до М32.
  • Так не доставайся же ты никому! — финальной участью Магмагорода стало его разрушение, чтобы не допустить перехода технологий и промышленных мощностей в руки Тёмных Механикум.
  • Триумвират — триумвират из Жиллимана, Льва и Сангвиния, который возглавил Империум Секундус.
    • И Трезубец — триумвират кузнецов войны у Железных Воинов,
  • Топливо ночного кошмара — эффект действия «пожирателя жизни»
  • Тени былого величия — с прикрученным фитильком: обе стороны ко времени осады Терры относительно начала Ереси. Множество военных кампаний обескровили и лоялистов, и восставших, так как потери большие, а восполняются космодесантники медленно (единственная попытка организовать быстрое создание десантников окончилась провалом из-за действий Альфа-легиона):
    • От Железных Рук, Саламандр, Гвардии Ворона осталось по несколько тысяч бойцов к концу Ереси — предательство на Истваане V (и два разгрома Железных рук после Истваана) превратило в ничто эти легионы. Имперские кулаки потрепались на Фолле, Талларне, Плутоне и Бета-Гармон, Кровавые Ангелы — на Сигнусе и Бета-Гармон, Тёмные Ангелы — в битвах с Повелителями Ночи, Ультрамарины — на Калте, Арматуре и во множестве других миров Ультрамара, Волки ещё на Просперо понесли тяжёлые потери, и к концу Ереси тоже были обескровлены, Шрамы пережили внутренний раскол и изгнание мятежников.
    • С другой стороны, Сыны Хоруса, Гвардия Смерти, Пожиратели Миров и Дети Императора уже после Истваана-III и Истваана-V уменьшились в численности почти втрое, и это было только начало Ереси. Несущие слово понесли тяжёлые потери в Ультрамаре и в системе Гильдена, Железные воины — при Фолле, во время экспедиции за Ангелом Экстерминатус и на Талларне, Тысяча сынов почти кончилась после Просперо, Альфа-легион потерял много воинов в битвах с Космическими волками и в сражении на Плутоне, Повелители Ночи к концу Ереси и вовсе ослабли настолько, что вчистую слили битву за систему Нострамо Пепельным когтям (не очень многочисленная группировка терранских ветеранов Гвардии Ворона, высланная из легиона после битвы за Врата Сорок два). Кроме того, ничего не осталось и от единства и дисциплины — единственные, кто хоть как-то поддерживал командную вертикаль на Терре, были Железные Воины (ещё хоть какая-то дисциплина осталась у Несущих Слово, но они в осаде Терры участия не принимали).
    • Империум времён Великого Крестового похода выглядит продвинутым относительно 41 тысячелетия, но это лишь тень того, что было в Тёмную эру технологий.
    • Громовые Воины. От покоривших Терру легионов осталась кучка трущобных гопников.
  • Тьма не есть зло — Гвардия Ворона. Эти мрачноватые готичные космодесантники в чёрной броне, любящие темноту и тени и избравшие своим символом зловещую птицу, входят в число наиболее гуманных легионов.
    • Саламандры с ониксово-чёрной кожей и горящими красными глазами — и вовсе самые большие добряки в сеттинге.
    • Тёмные Ангелы, в те времена красившие броню в чёрный — с фитильком: они хоть и относительно положительные, но довольно мутные типы.
  • Тяжелое детство, деревянные игрушки — среди примархов особенно выделяются Лион Эль’Джонсон (рос как Маугли в джунглях, сражаясь с местной кровожадной фауной; в отличие от Русса, у него даже звериной семьи не было), Конрад Кёрз (тоже вырос один, в атмосфере полнейшей чернухи и безысходности, да ещё и страдал из-за своего провидческого дара), и Ангрон (с юных лет был гладиатором на потеху публике, а довершают картину «Гвозди мясника»).
  • Умереть самим собой — Эуган Темба освободился от влияния Хаоса после того, как был побеждён, и даже попытался предупредить Хоруса, но не успел.
    • в романе «Фарос» так поступил один из Повелителей Ночи, который убил своего родного брата (тоже космодесантника из того же легиона), и после этого дал убить себя, поскольку осознал, что Хаос — это ужасно, и лучше смерть, чем служить ему.
  • Устоявшийся неточный перевод — Воитель Хорус. Имя заглавного злодея вообще-то отсылает к египетскому богу Гору, но в русскоязычной среде его чаще именуют Хорусом. А титул Warmaster при дословном переводе на русский язык звучит коряво («Магистр войны» или «Военмейстер»).
    • Магнуса часто называют Рыжим, хотя правильнее всё же Красный: он краснокожий, волосы у него тоже скорее красные, чем рыжие.
    • Девиз Железных Воинов «Iron Within, Iron Without» перевели как «Железо снаружи, железо внутри». По-русски такой построение фразы звучит намного лучше, но в оригинале подразумевается железо в крови человека, которое сначала внутри, а уже потом снаружи.
  • Ушел достойно — Келлендвар. Он был Повелителем Ночи, убийцей и предателем. Но умер достойно, отказавшись склонить голову перед Хаосом:
«

— Твоя смерть, Лукреций Корвон, сделает меня целым! Достойное подношение моему повелителю! Вступай! Вступай в мир плоти и праха! — выло существо, в которое превращался Келленкир. Келлендвар теперь видел демона и без помощи Фароса. Он почти целиком погрузился в брата, вцепившись в его душу. Келлендвар знал много Келленкиров в своей жизни. Брат, защитник, товарищ-воин, друг, убийца… В существе, стоящем над Ультрамарином, не осталось ни одного из них. Он знал, что должен сделать. Он высоко поднял меч над головой дрожащими руками и тяжело опустил на пульсирующую спину твари, когда-то бывшей его братом. Поле оружия прогремело, погружаясь глубоко в силовой генератор. От его поврежденных механизмов пошел дым. Келленкир издал двойной крик. Порождение варпа на нем заизвивалось и приподнялось над спиной. Келлендвар выдернул топор, замахнулся и ударил брата во второй раз, оставив глубокую рану на боку. Келленкир упал на колени, поворачиваясь к нему. Он поднял взгляд на Келлендвара и моргнул. Глаза демона, красно-золотистые с прожилками, пропали, и на топор Келлендвара уставились человеческие. — Брат? — произнес он, одновременно разъяренный и пораженный. — Почему ты меня ударил? — Все кончено, Келленкир, ты свободен. Скрайвок предал тебя. — Ты… Ты называешь это свободой? Ты отнял у меня силу! — прорычал Келленкир. — Ты всегда был слабаком, младший. Не надо было тебя защищать. Мне следует убить тебя сейчас и исправить свою ошибку. Келлендвар покачал головой. Родное сердце было тяжелым, как камень. Дополнительное казалось паразитом, угнездившимся рядом. Он никогда о нем не просил. Сила стала для него обузой. Кёрз был прав. Вселенная бесчувственна, безжалостна, жестока. Надежды нет. — Нет, брат, — сказал он так тихо, что его никак нельзя было услышать за криком Фароса. — Мы оба умерли давным-давно. Келлендвар со всей силы замахнулся топором. Острое лезвие, треща энергетическим полем, снесло воздуховод на силовом генераторе Келленкира. Воздуховод упал на пол. За ним последовала голова Келленкира. Кровь собиралась в лужу у ног Келлендвара. Ультрамарин поднялся, не сводя с него взгляда и прижимая руку к сыпящей искрами трещине на доспехах. В руке у него был болт-пистолет. Келленкир выпрямился и отбросил топор в сторону. — Предатель, — сказал капитан.

»
— Гай Хейли, «Фарос»
  • Холодное утро империи — эра Великого Крестового Похода показана именно так.
  • Хороший парень — среди примархов это, несомненно, Вулкан. Да, фанаты часто вменяет ему в вину то, что он сжёг население целой планеты или убил девочку-эльдарку [9]. Да вот только по меркам морали 30K Вулкан действует вполне благородно и справедливо.
  • Хроники Акаши — доступ к ним пыталась получить Кориэль Зета в романе «Механикум». Для этого она использовала устройство под названием «Чтец Акаши», которое представляло собой мощный когитатор (компьютер, проще говоря), использующий псайкеров для связи с Варпом. Идея была проста: так как в Варпе отражаются и сохраняются все эмоции, мысли и знания всех мыслящих существ за всё время существования Вселенной, то при помощи Чтеца можно получить доступ к сумме всех знаний человечества за всё время его существования. Как в прошлом, так и во всех возможных вариантах будущего!. Если бы Чтеца довели до ума, то СШК просто-напросто выкинули бы за ненадобностью — зачем нужны эти жалкие крохи, если есть доступ к практически безграничной сокровищнице знаний и технологий? Увы, но в это время очень невовремя началась Марсианская Схизма, и Чтец Акаши был уничтожен вместе с Магмагородом.
  • Царственный пурпур — легион Детей Императора и их примарх Фулгрим. Совершенство в пурпуре, единственный легион, которому Император за свое спасение во время предательства на Проксиме позволил носить собственное имя и императорскую аквилу. Увы, обласканные донельзя Повелителем Человечества Фулгрим и его Астартес всё равно пали…
  • Четыре героя — четыре темперамента — Морниваль.
    • Абаддон — холерик
    • Аксиманд — меланхолик
    • Торгаддон — сангвиник
    • Локен — флегматик
  • Чернуха — полным-полно! Как самый яркий пример можно привести Нострамо, родину примарха легиона Повелителей Ночи. Зашкаливающая преступность, полная безнадёга, каннибализм и прочие «радости»[10]. На Терре, впрочем, не сильно лучше. Показателен эпизод в одной из книг, где описывается как в терранских тёмных подземельях космодесантник набирает рекрутов в легион Повелителей Ночи (тогда ещё Детей Ночи). Два беспризорника сами устроили охоту на Астартес, чтобы потом съесть его. Да, у них ничего не вышло (и получится не могло), но они смогли серьёзно ранить (!) космодесантника. А теперь просто представьте уровень кошмарности царящих на столичном мире (!!) жизненных условий, которые воспитали таких маленьких зверёнышей!
    • На Кемосе, куда закинуло Фулгрима, обстановка тоже не сильно лучше была: жители в погоня за выживанием полностью забыли про культуру, и жизнь городов-государств Кемоса полностью зависела от работы перерабатывающих комбинатов. Стариков вместо пенсии подвергали эвтаназии. Как и «лишних» детей.
  • Что за идиот! — после того как стало известно о ранении Хоруса, в ангаре, наплевав на все требования безопасности, собралась огромная толпа, часть которой была закономерно растоптана космодесантниками, несущими воителя в апотекарион.
    • Реакция Яго Севатара на то, что Тёмные Ангелы закинули его в тюремную камеру, не связав и не заткнув ему рот. [11]
  • Не щадить детей — на борту одного из кораблей везущего беженцев на Терры группа культистов Хаоса попыталась принести в жертву Хаосу падчерицу Аливии (не получилось), а вот с её подругой очень даже получилось.
  • Леди-воительница — много и разных, но особенно выделяется Аливия Сурека.
  • Мама-медведица — она же.
  • Маньчжурский агент — одна из тактик Альфа-легиона, Мерсандия Олитон во време штурма Терры поневоле послужила живым порталом для демонов.
    • так в романе «Преторианец Дорна» сам с собой поступил примарх Альфарий
  • Форма номер восемь — Гвардия Ворона после Истваана.
« Их доспехи походили на лоскутные одеяла — тут сверкнул серебром наплечник Железных Воинов, там мелькнул красный нагрудник Несущих Слово »
— Гев Торп, «Потерянное освобождение»
.
  • Это личное — много, по разному и со вкусом.
  • Эти злобные русские — даже в тридцатом тысячелетии никуда не девались. В рассказе Ника Кайма «Грёзы о Единстве» (входит в сборник «Вестники Осады») упоминаются «олигархи Киевской Руси», которые разбомбили немирным атомом Сибирскую равнину во время Объединительных войн.

Холодильник[править]

  • Откровение у холодильника — роман «Смертельный огонь». Тело Вулкана внезапно исчезает, но Артелл Нумеон, находит его на кладбище, здесь же пообщавшись на отвлечённые темы с примархом Первого легиона. Официальной причиной пропажи посчитали остаточный заряд в телепортационном устройстве, расположенном в боевом молоте Вулкана. Сам Нумеон был уверен, что дело в том, что Вулкан до сих пор жив. И за всей этой суетой пропал вполне логичный вопрос: «а что, собственно, делал Лев Эль’Джонсон на кладбище в это время и почему не смог заметить тело Вулкана?». Самый очевидный ответ — сам же Лев и похитил труп своего брата из гробницы, чтобы достать из него фульгуритовое копьё (не смог — оно очень плотно застряло в теле Вулкана, что несколько раз отмечается по ходу книги). Зачем тебе оружие, способное убивать Вечных (к которым, если что, относится и Сам), Лёва?

Примечания[править]

  1. Есть вариант перевода „Ложные“.
  2. В оригинале Titandeath. То есть, правильнее будет перевести название книги как «Титаносмерть» или даже «Титаногибель» (отсылка на древнегреческую Титаномахию). Но на русском так не говорят.
  3. Впрочем, не весь. Фанатов и заступников у него тоже хватает.
  4. Свою подлинную силу он обрёл много позже на планете Молех.
  5. Намёк на орден Кровавых Воронов и их возможную связь с легионом Тысячи Сынов? Или на Аримана (который состоял в культе Корвидов, символом которого был ворон) и тот кровавый путь, который ему предстоит пройти? Или на Гвардию Ворона и предстоящую им катастрофу, устроенную саботажем геносемени Омегоном? В принципе, все три предположения подходят.
  6. При этом вполне успешно! И это при том, что в этой паре экспертом психологической войны считался именно последний! Вот что значит «уделать соперника на его же поле».
  7. А так-то он намного старше — на момент битве за Калт ему было уже 45 тысяч лет. Да и вообще он, поди, древнейший из Вечных! Он старше Императора! Хотя и слабее, ибо он не псайкер
  8. Для тех, кто в танке — Яго её «проплевал» едкой кислотой из своей железы Бетчера.
  9. Угу, а сколько убили и похитили на Ноктюрне людей эльдары за многие тысячелетия? Моралисты постоянно упускают из виду то, что с точки зрения Вулкана это не девочка, а хищный и подлый ксенос, которого надо «гасить, пока он чайник».
  10. Примечательны воспоминания одного из Повелителей Ночи в романе «Фарос»: «Одну ночь Келлендвар помнил особенно хорошо. Эта ночь была полна детской радости, столь редкой в их борьбе за выживание, и занимала особое место в сердце Келлендвара. Келленкир поймал мелкого мальчишку из воровской банды. Они уже несколько дней ничего не ели, и мальчишка стал долгожданным пиром. „— Ешь, ешь, ешь!“ — сказал тогда Келленкир. „— Еды много. Сегодня будем спать с полными животами“. Келлендвар помнил, что плакал, вгрызаясь в мясо. Не по мальчику, которого они ели, а из-за голода, истязавшего желудок. Он еще ни разу в жизни не пробовал ничего столь вкусного. Глаза Келленкира блестели на свету от костра. „— Я буду заботиться о тебе, малыш Келл. Всегда“. Келлендвар с торжественным видом кивнул в ответ. Мясной сок стекал по его подбородку, и резь в желудке наконец утихла. Их логово представляло собой задымленную полость в стене жилой башни — одной из гигантских колонн в районе Кемно. Основание колонны скрывалось в темноте далеко внизу, а раздвинутые в разные стороны пентхаусы тянулись к каменно-серому нострамскому небу. Они жили как крысы, всего в пятидесяти этажах над опасностями пещерного дна. Но достаточно близко к нижним улицам, чтобы можно было охотиться, и достаточно высоко, чтобы не попадаться никому на глаза. У них было место для тюфяков из тряпок, где можно было спать в скрюченном состоянии, немногочисленных пожитков и костра из костей и мусора. Они всегда разжигали его у дальней стены. Едкий дым щипал глаза и нос и придавал еде — когда им все-таки удавалось ее раздобыть — вкус жженого пластека, но они не осмеливались развести его у трещины в здании, боясь, что дым и свет их выдадут. Поэтому они терпели, предпочтя быстрой смерти от врагов сегодня медленную смерть от отравленного воздуха завтра. В их искусственной пещере было безопасно — безопаснее, чем дома, из которого они сбежали, и чем на улицах. Подтверждением тому была судьба мальчика, которого они теперь ели».
  11. Тот самый выше упомянутый эпизод с крысами.