Приключения Комиссара Каина

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Положение дел было столь отчаянным, что исправить ситуацию смог бы только настоящий герой. Но, к сожалению, героя под рукой не оказалось. Зато был я. »
— Каин как всегда скромничает
« И сказал пророк: иди к фрагу[1], моя вера суть щит крепкий от твоих речей льстивых! »
— Алем Махат. Книга Каина. Глава IV, стих XXI.[2]
Комиссар Каин и его подчиненные.

Цикл романов за авторством Сэнди Митчелла, повествующий о злоключениях Кайафаса Каина — благородном комиссаре, герое Империума, что неоднократно спасал целые миры, успел сразиться с практически каждым врагом человечества мира далёкого будущего, но при этом он трус, циник и на протяжении своей карьеры был сфокусирован на желании выжить. Книги про Кайафаса считаются одними из лучших произведений по миру Вархаммера. Так это или нет — судить читателю.

Сюжет[править]

Цикл представляет из себя сборник отрывков о разных периодах службы Каина, написанный лично бравым комиссаром во времена его отставки и в должности преподавателя Схола Прогениум, под названием «Архив Каина». Архив был отредактирован инквизитором Эмберли Вейл и помещён под гриф секретности сразу же, как только всплыл на свет, так как раскрывал многие спорные черты героя Империума: оказывается, что при жизни он был циником и трусом, которого в основном волновало собственное выживание, из-за чего он создавал образ честного и благородного начальника, дабы подчинённые его не расстреляли, и вечно искал способ оказаться подальше от непосредственных боевых действий. Увы, но подобные попытки приводили комиссара в места настолько ужасные, что далеко не каждый космодесантник по доброй воле туда сунется, и у него оставалось только два варианта: совершить подвиг и выжить или погибнуть бесславной смертью.

Опубликованные произведения[править]

  • «За Императора» — Кайафас Каин, комиссар-герой прибывает в новый полк, сформированный из остатков двух обескровленных подразделений. Надо ли говорить, что однополчане поневоле испытывают друг к другу исключительно «теплые и дружеские» чувства? А кроме взаимоотношений личного состава Каину придётся разбираться с небольшим бунтом и грандиозным бардаком на удалённой планете.
  • «Ледяные Пещеры» — орки приперлись на ледяную планету, где добывают прометиум. Валхальскому 597-му поручено их выбить. К тому же, среди персонала комплекса тоже не всё ладно — куда-то исчезли несколько десятков шахтёров. Поиски пропавших приведут Каина к весьма неприятным находкам, и спасение прометиумовой фабрики отправляется на десятый план.
  • «Рука Предателя» — первая стычка 597-го с хаосистами. Каин с полком прибывает на очередную планету, куда готовится налёт войск Хаоса. Как оказалось, на самой планете тоже неспокойно. По улицам носятся команды боевиков, в снежных пустошах затаились культисты, а визит в бордель может закончится на жертвеннике Слаанеш. Вместо вишенки на торте — встреча с добрым другом детства — комисаром Бежье.
  • «Смерть или слава»  — Роман-флэшбэк. Еще на заре своей карьеры Кайафас Каин прославился освобождением планеты Перлии от орочьего WAAAGH! Оказавшись в глубоком тылу зеленокожих, он собрал выживших бойцов местных СПО и уцелевших гражданских в боеспособный отряд. «Марш Освободителя» словно паровой каток прошелся по тылам орков, обеспечив победу сил Имериума. Собственно, Первая осада Перлии и заложила серьёзную основу репутации Каина. Впрочем, реальность гораздо прозаичнее. Что произошло на самом деле — узнаете из первых рук.
  • «Зов долга» — доблестный комиссар Каин вновь в гуще событий. Планета Периремунда охвачена восстанием генокрадов. Ожидается визит Тиранидов. Кроме того, на Каина совершено несколько покушений и культисты тут явно не причем. Расследование этих происшествий вернёт Каина к паре инцидентов из прошлого и обеспечит несколько приятных вечеров.
  • «Последний бой Каина» — Роман-флэшфорвард: Каин дожил до отставки! В наличии целая планета, где тебя считают героем, спокойная служба в Схоле и прочие заслуженные радости. Но приятный отдых прерывается, когда на планету прибывает флот Хаоса под командованием эмиссара от самого Абаддона. Что забыл Главнокомандующий вся Хаоса в жопе Восточного Предела? Ответ Каина отнюдь не обрадует.
  • «Избранные воины Императора» — Снова флэшбэк. Комиссар Каин умудрился уцелеть на борту эсминца Некронов и попал в гостеприимные руки Адептус Астартес. Величайшие воины Империума крайне благожелательно отнеслись к Герою Империума и предложили подвезти его к месту командировки. В программе поездки значатся подавление мятежа генокрадов, штурм космического скитальца и свидание с дочкой губернатора. И если первые два пункта, неприятные, но привычные, то третий грозит обернуться нешуточными проблемами.
  • «Последний рубеж» — и снова трудовые будни Каина и 597-го Валхальского. Командировка на Нускуам Фундументибус по ликвидации орочьей угрозы оборачивается грандиозными разборками с невесть откуда взявшимися тиранидами. Ситуация осложняется наличием целого полка новобранцев под командованием крайне деятельного комиссара-новичка. Так что Каину придётся поднапрячься, если он желает уцелеть в этой переделке.
  • «Высшее благо» — Каин вновь встречается с Тау. Впрочем теперь синекожие воевать не желают — на носу вторжение тиранидов. А значит вчерашним врагам придётся объединиться. Ведь того желает Высшее благо. Да и Император вроде не против. Путешествие с послом Тау приводит комиссара на мир-фабрику, где тот повстречается со старыми знакомыми и найдет на свою голову кучу неприятных приключений.
  • «Выбирай своих врагов» — комиссар Каин снова в строю! 597-й Валхальский отправляется на мир-кузницу, которая должна стать следующей целью для удара войск Хаоса. Надо ли говорить, что провал недопустим? А пока Каин встречает старых и новых врагов, за его спиной плетётся очередная каверза, которая грозит большими проблемами.

Рассказы [править]

Набор коротких историй из архива Каина. Нередко являются приквелом к романам, раскрывая довольно важные подробности общего сюжета.

  • «Сражайся или смывайся» — первый бой Каина в качестве полноправного комиссара. На Дезолатию заявлись тираниды. В большом количестве. Умирать за Императора Каин не желает, но просто дезертировать ему не дадут. Придётся выкручиваться как умеем.
  • «Соблазнение» — война с культистами на планете Слокенберг развивается странным образом. Хаоситы активнейшим образов режут друг-друга. Выяснить причину этого предстоит комиссару Каину во время, казалось бы, обычного патрульного рейда. Зарядка ружья, постоянно висящего на стене и периодически выстреливающего во всех номерных романах с разной силой.
  • «Эхо гробницы» — рассказ-приквел к «Избранным воинам Императора». Каин отправляется на подавление очередного бунта, в качестве посла к Космодесанту. До пункта встречи его подбросит археологическая экспедиция Механикумов. Рассказ полностью раскрывает суть тропа «докопались». С тремя восклицательными знаками! А ещё именно в этом рассказе бравый комиссар лишается части кисти. Впрочем, на фоне того, что он пережил — это серьёзное везение.
  • «Сектор 13» — после событий на Дезолатии полк Каина перебрасывают на Кефию. Бунт генокрадов почти подавили, так что можно заняться прямыми обязанностями по поддержанию дисциплины среди личного состава. Знал бы Каин, какое осиное гнездо он разворошит! С другой стороны — наград много не бывает. А риск — риск всегда с нами.
  • «Гамбит Предателя» — Тау вновь пытаются отжать планету у Империума. В этот раз руками местных диссидентов. На губернатора организовывается покушение. К счастью Каин не дремлет. А значит бунт провалится еще не начавшись.
  • «Смерть на воде» (также переведён как На мели) — Каину предстоит расследовать исчезновение патрулей Гвардии в неспокойном архипелаге. Всё бы ничего, но у Юргена морская болезнь, а местная миссия Эклезиархии разгромлена неизвестными. Ответы — лежат по ту сторону воды.
  • «Старые вояки никогда не умирают» — Лентония охвачена Чумой Неверия. Население мрёт как мухи, пополняя ряды чумных зомби. Даже воины Империума не избегают этой участи. Лучше всего обстоят дела у талларанских полков. Но в чем же секрет этих преданнейших солдат Императора? Каину придётся разгадать эту загадку. Если конечно он хочет выжить.
  • «Враг моего врага» (также переведён как Меньшее из зол) — Каин воюет с тиранидами на очередном агромире. Но серия необычных налётов на посты прослушивания Гвардии приводит его к мысли, что здесь орудуют не только жуки-переростки. Расследование приводит к необычному союзу и спасению целого мира, от участи куда страшнее тиранидов.
  • «Кружка рекафа» — Каин штурмует укрытие хаосистов. А пока командир воюет, верный Юрген ищет для него кружку крепкого рекафа. И сам того не ведая, обеспечивает победу сил Империума. Один из двух рассказов, написанный от лица Юргена.
  • «Мельчайший нюанс» — Ферик Юрген отправляется на ближайший склад Гвардии за запасами для комиссара. Всё вроде как обычно, вот только записи у местного кладовщика уж больно аккуратные. Да и грузчики у него — откровенные бандиты. Нет, покражу казённых припасов Юрген бы стерпел, а вот попытку собственного убийства — никогда. В общем, уважаемые — получите законные 220! Второй рассказ, написанный от лица Юргена.
  • «Сокрытое в глубинах» — небольшая зарисовка о приключениях Эмберли Вейл. Приквел к «Выбирай своих врагов».
  • «Мелочи» — ещё меньшая зарисовка о том, как во время свидания на Каина и Вейл пытались совершить нападение головорезы.
  • «Последний вечер в "Блистательном"» — хронологически продолжает «Сектор 13» и рассказывает о том, как комиссар и его друг Дивас ходили на представление в мюзик-холл и чем это кончилось.
  • «Рождённый ползать» — Каин и 597-й наслаждаются отдыхом после подавления мелкого восстания на заштатной планетке. Увы, на этой же планетке находится более опасный враг, для борьбы с которым приходится измыслить весьма необычный способ.

Персонажи[править]

Кайафас Каин с верным цепным мечом и болт-пистолетом[3].
  • Кайафас Каин — двухметровый верзила со стальной мускулатурой, один из самых прославленных героев Империума. Сражался чуть ли не с каждым из врагов человечества — от хаоситов до некронов — и, что характерно, если и не победил, то уж смылся-то ото всех. Самый страшный из секретов Каина заключается в том, что он искренне считает себя трусом — и каждый свой поступок мотивирует обычно именно страхом. Со временем это начинает звучать не слишком-то убедительно: Каин готов отправиться на поиски скрывающихся в снежной пустыне хаоситов, чтобы не лишиться доверия — а значит, и приглашений на ужин — со стороны лорда-генерала Живана… Но тут дело в том, что гнева разочарованного в его доблести начальства Каин боится больше всех ксеносов и хаоситов вместе взятых.

По собственным словам комиссара, он родился и вырос на неназванном мире-улье, поэтому великолепно ориентируется в запутанных туннелях и спокойно себя чувствует в замкнутых помещениях (а вот широкие открытые пространства вызывают у него некоторую нервозность). Службу Каин начинал в валхалльском артиллерийском полку, где научился понимать и ценить жителей этой ледяной планеты, пристрастился к чаю из листьев танны и обзавёлся верным помощником Фериком Юргеном. Также стоит отметить, что на планете Таларн существует целая секта, организованная гвардейцами, воевавшими вместе с Каином. Так вот, члены этой религиозной общины были настолько впечатлены показным (показным ли?) мужеством и бесстрашием, которое комиссар продемонстрировал при встрече с Демон-Принцем Слаанеш, что стали считать Кайафаса пророком Бога-Императора и живым воплощением Его воли!

  • Ферик Юрген — невысокий по валхалльским меркам, некрасивый[4], вонючий бородатый солдат с искренней любовью к дешёвой порнухе. А ещё — верный и преданный помощник, секретарь, адъютант, шофёр, телохранитель и друг[5] Каина. При всех своих недостатках Юрген великолепный солдат, мастерски обращается с мелтаганом, ни черта не боится, а также обладает способностью напрочь разрушать воздействие варпа и колдовства — он «пустой»-антипсайкер, о чём знает, но ни черта не понимает, что это значит (см. «Кружка рекафа»). Хотя первоначально его пристроили к молодому комиссару в знак презрения и насмешки, Каин ни за что не променяет Юргена ни на кого другого. Сам комиссар после перевода в пехотный полк шутки ради (которая понятна только ему) и для придания большего веса статусу своего подчинённого представляет его несуществующим званием «артиллериста первого класса» (классы артиллеристов — они как свежесть рыбы, есть только один класс). Остальные принимали это за чистую монету — ну ведь не может Герой Империума так шутить, верно?
  • Эмберли Вейл — инквизитор, агент Ордо Ксенос. Очаровательная голубоглазая блондинка, способная с равным успехом выступить и как неплохая певица, и как избалованная аристократка, и как крутой боец. Обладает острым умом и отменным чувством юмора, что хорошо заметно по её комментариям к Каиновым мемуарам. Время от времени использует Каина и Юргена для своих целей, не забывая отдать должное и мужским качествам славного комиссара. Иногда действует в одиночку, но вообще-то у неё есть команда помощников, некоторые из которых даже не являются одноразовым расходным материалом.
    • Рахиль — псайкерша из команды Эмберли. Чокнутая как мартовский заяц, но может быть полезной, если вовремя примет все таблетки. Впрочем, поглядеть на неё приятно, поскольку Рахиль предпочитает сильно декольтированные платья, а фигура у неё отменная.
    • Карактакус Мотт  — ученый. Ходячая и отчасти аугментированная энциклопедия всего на свете, может дать справку о любой затронутой в разговоре теме. Вернее, не может не изложить всю известную ему информацию. А еще знает толк в применении теории вероятности в карточных играх. Мягкая пародия на стереотипных учёных Инквизиции с болезненной эрудицией.
    • Вычислитель Янбель, личный техножрец Эмберли. В бой обычно не лезет, но поддерживает в порядке снаряжение — а то инквизитор так и норовит вылезти в силовом доспехе под огонь тяжёлых болтеров.
    • Пелтон «Мельком/Flicker» — бывший арбитр, работавший под прикрытием. Когда его попытались отозвать, спровоцировал войну банд. Эмберли вытащила его из тюрьмы и взяла к себе в команду. Белокурый симпатяга, крутой боец, по приказу Эмберли порвёт любого.
    • Симеон — бывший комиссар, свихнувшийся на поле боя и начавший расстреливать солдат за то, что они под обстрелом не поприветствовали старшего по званию. Сидит на смеси наркотиков и стероидов, что позволяет ему превращаться в натуральную машину смерти. Нашёл свой конец в бою с тиранидами на Периремунде.
    • Земельда Клет, девушка, подобранная Эмберли на Периремунде. Кроме зелёных волос ничем особым не выделяется, в команду инквизитора попала фактически случайно — нельзя же было оставлять на свободе свидетельницу присутствия генокрадов на мирной планете! Выбирая между расстрелом и помощью Инквизиции Земельда выбрала службу. Неожиданно стала неплохим дополнением к команде, но тут уж заслуга Пелтома, в темпе натаскавшего Клет до нужного уровня.
  • Лорд-генерал Живан — главнокомандующий армией сектора «Дамоклов Залив». Отличный командир, умный и опытный, очень ценит и уважает Каина и со временем даже заполучил его в свой штаб.
  • Регина Кастин — полковник Пятьсот девяносто седьмого полка валхалльцев, симпатичная рыжеволосая женщина. Сперва не пользовалась особым авторитетом (полк собрали из двух полууничтоженных, и женская половина раньше была тыловой частью), но благодаря Каину сумела-таки найти общий язык с подчинёнными и стала достойным командиром, способным вести свой полк против любого врага.
  • Рупут Броклау — майор Пятьсот девяносто седьмого полка, коренастый черноволосый мужчина. Опытный боевой офицер, которому, по совести, и следовало возглавить объединённую часть, но Регина Кастин оказалась старше его на три дня (его полк тираниды дожрали три дня спустя после пожирания её полка). Благодаря Каину достойно встроился в цепочку командования и сделался отличным и компетентным заместителем командира а также её близким другом.
  • Дженит Сулла, лейтенант 597-го Валхалльского. Блондинка с лошадиными чертами лица, помощница полковника Кастин. Сделала блестящую карьеру, став первой в Империуме женщиной, дослужившейся до звания Леди-генерал, известна также как Валхалльская Валькирия. Автор целого ряда автобиографических книг, где в довольно пафосной манере (здесь Сэнди Митчелл весьма ехидно спародировал творчество некоторых не особо талантливых авторов Вархаммерского цикла) повествует о своей карьере. При этом, нужно отдать Сулле должное, она не преувеличивает своих подвигов, честно признаёт положительные качества своих солдат и командиров и искренне восхищается Кайафасом Каином — он для неё вообще эталон воина и идеал командира. Забавно, что сам Каин находил Суллу, несмотря на все её способности, в лучшем случае раздражающей. Между прочим, начинала карьеру с командования 5-й ротой полка, то есть была полковым зампотылом, и уже сильно позже возглавила боевую роту.
  • Поэтому, возможно, и смогла стать генералом, что разбиралась в логистике и организации боевых действий. Судя по некоторым оговоркам и к ревности/удивлению Эмберли, по-видимому была безнадёжно влюблена в Каина.
  • Торен Дивас — офицер 12-го артиллерийского полка, где начинал свою службу Каин. Один из немногих друзей Кайафаса, большой любитель выпить и подраться.
  • Лустиг — сержант, позже офицер 597-го Валхалльского. Сержант Кремень. Один из наиболее опытных солдат полка.
  • Капрал Маго и сержант Грифен — девушки-пехотинцы из обычного стрелкового отделения, побывавшие вместе с Каином в гробнице некронов и выжившие (в отличие от целого отряда элитных штурмовиков). Позднее комиссар иногда пересекается с ними по службе. Маго — мелкая и рыжая бой-девка с бурным характером, Грифен — напротив, высокая, черноволосая и уравновешенная. Судя по намекам Каина, состоят в отношениях более близких, чем дружеские. В «Выбирай врагов своих» получили повышение — Грифен стала лейтенантом, а Маго сержантом.
  • Рядовая Пенлан — девушка-стрелок из отделения сержанта Грифен, одновременно фантастически невезучая, и невероятно удачливая. Вечно влипает в неприятности, но выходит из них живой и почти целой, попутно отводя угрозу от окружающих. Также то и дело пересекается с Каином. Потом дослужилась до сержанта, причём подчинённые её обожают. Почему — узнаете ниже.
  • Сержант Тобиас Келп — здоровенный громила с мускулами как у катачанца. Именно он спровоцировал массовую драку в столовой, оскорбив женщин из 296-го полка. Во время исследования гравалакских подземелий дезертировал, испугавшись генокрадских гибридов. Возможно, и сумел бы удрать, но решил прикончить отбившегося от спутников Каина. Просчитался: комиссар сумел отразить нападение, а подоспевший Юрген пристрелил Келпа.
  • Капрал Белла Требек — стройная темноволосая женщина, которая и начала драку в ответ на оскорбления Келпа. Несмотря на огромное превосходство мужчины в силе, дралась с ним на равных. Во время исследования подземелий проявила себя наилучшим образом, полностью искупив вину и Каин уже размышлял, как бы вернуть её обратно в строй, когда Белла Требек погибла от попавшего прямо в грудь разрывного болта.
  • Максим Сорель — снайпер, высокий, стройный мужчина с короткими светлыми волосами и холодными глазами убийцы. Во время драки зарезал полицейского — просто так, потому что смог. Своим бесстрастным поведением изрядно пугал Каина, так что комиссар всё время ожидал от Сореля предательства. Оказался действительно отличным стрелком (сумел убить крута) и до конца сохранял верность Гвардии: прикрывал Каина во время боя с патриархом генокрадов, хотя «промахнуться» было бы очень легко. Максим Сорель был застрелен губернатором Грисом.
  • Гризельда Веладе — коренастая брюнетка, во время драки случайно убившая соратника. Самая эмоциональная и непосредственная из всех штрафников. Достойно проявила себя во время исследования, сильно сблизилась с Томасом Холенби. Попала в плен к генокрадам и была заражена их симбионтом, так что опознавший симптомы Каин вынужден был застрелить Гризельду.
  • Санитар Томас Холенби — худой низенький рыжеволосый человечек, убивший во время драки полицейского. Его врачебные навыки во время исследования подземелий так и не пригодились (разве что разбитые о Келпа костяшки пальцев комиссару он обработал), но в остальном Томас держался неплохо. Ухаживал за Гризельдой Веладе и вместе с ней попал в плен к генокрадам, был заражён их гибридом и убит Каином.

Фанфикшен[править]

Фанфикшен разумеется не мог обойти вниманием такого приятного персонажа. Фанфикшен существуют на любой вкус, от боевиков до слеша. Среди наиболее примечательных произведений — серия англоязычных фиков «Cain and Abel» («Каин и Авель»). Здесь в напарники Каину выписана комиссар Ариэль Авель. Невысокая уроженка Крига, отличающаяся повышенной адекватностью и склонностью к травматизму. Написано достаточно бодро и с уважением к первоисточнику, так что временами читается как блестящий неканон. Переведено на русский. Качество перевода так себе, но получше, чем гуглотранслейт.

Что здесь есть[править]

Общие тропы[править]

Встретились однажды Каин, Гаунт и Яррик…[6]
  • Антигерой и А он вовсе не такой — собственно, весь смысл создания мемуаров в этом — Каин считает себя недостойным зваться героем Империума, поскольку верит, что является подлым трусом, совершившим все свои геройства только ради спасения собственной шкуры. Так ли это, или он просто недооценивает себя, решить читателям.
    • А 220 не хочешь? — регулярно прописывается Каином и Юргеном разнообразным противникам, от вражеских лидеров до демон-принцев.
    • Армия из одного человека — они же. По боевой эффективности способны поспорить со всем остальным 597-м полком.
    • Ай, молодца! и От плохого к ужасному — именно так постоянно выходит у главного героя при попытке «улизнуть» от очередной опасной миссии.
      • Первоначально Каин организовал себе назначение в артиллерийский полк с расчётом на то, что артиллеристы напрямую с противником не контактируют, и здесь уж точно ему ничто не угрожает. В принципе, всё так и оказалось, но приключения нашли его и тут. А потом ещё раз. И ещё. Из-за чего у вышестоящего начальства почему-то возникло стойкое мнение о Каине как об адреналиновом наркомане, который на стену лезет от скуки в своём полку и по этой причине специально ищет себе приключения. После перевода в штаб на вроде бы совсем безопасную работу началось то же самое — любая командировка оканчивалась жестоким боем с какой-нибудь вражиной. Поэтому «добрые» отцы-командиры стали регулярно отправлять комиссара на опасные и сложные задания, чтобы он там «развеялся». Смекнувший что почём, Каин подал запрос на перевод в любую воинскую часть — так трогательно заботящееся о душевном здоровье одного конкретного комиссара командование хотя бы перестанет отправлять его на верную смерть!
    • Бакенбарды крутизны — приданы Каину иллюстратором BL Клинтом Лэнгли, да как-то и пошли «в народ». Теперь любой бакенбардистый комиссар, что в косплее, что в авторских миниатюрах — Каин, и это несмотря на то, что в книгах волосатость лица не указана.
    • Бой на мечах — Каин превосходный мечник (в Схоле наилучшие результаты показал в фехтовании и стрельбе, в остальном — середнячок) и может постоять за себя хоть против кхорнитского берсерка, хоть генокрадского патриарха, хоть орочьего варбосса… а под рукой всегда есть лазпистолет и/или верный Юрген с лазганом и любимой мельтой.
    • Взять в ад компанию — Каин в тех ситуациях, когда его окружают враги и смерть кажется неизбежной, включает режим «пусть сдохну, но заберу с собой побольше этих сволочей». К счастью, в последним момент к нему всегда приходила на помощь кавалерия, и первая часть плана откладывалась на неопределённый срок.
    • Верующий, да неверующий — главный герой, конечно, верит в Бога-Императора, но без обычного фанатизма и религиозного неистовства, характерного для Комиссариата. И вообще Каин считает, что Император, конечно, защищает, но это вовсе не значит, что Самого надо постоянно отвлекать от важных дел по всяким пустякам вроде спасения трусливой шкуры одного конкретного его слуги. На Императора надейся, а силовую ячейку цепного меча и верного лазпистолета проверяй.
      • При этом потрясающую удачливость Каина ничем иным, кроме заступничества потусторонних сил, объяснить просто невозможно. Вполне возможно, что ироничный трезвомыслящий мерзавец Каин банально импонирует Богу-Императору. Так сказать, родственная душа.
    • Герой поневоле — Каин как живое воплощение тропа.
    • Грозная репутация — изначально сам комиссар явно не желал подобной репутации, но его способность попадать в самые адские неприятности и выпутываться из них относительно невредимым, а также навыки тонкого манипулятора, который знает, что сказать, дабы произвести нужное впечатление, сделали своё дело.
    • Достойный противник — таковым Каина стали считать Тау после миссии на Гравалаксе. О комиссаре у них сложилось мнение как о честном служаке, обеспокоенном благом Империума, с которым вполне можно вести диалог. Позже это пошло на пользу, позволив Каину стать представителем от Империума для заключения временного союза с Тау против тиранидов.
    • Заявленная слабость — как ни странно, внутримировой пример: собственно трусость Каина, в которой он постоянно кается, но которую при этом никогда не проявляет. По определению, Каин чрезвычайно храбрый человек, потому что никогда не паникует, не совершает нерациональных поступков, сохраняет хладнокровие и решительно действует в критической ситуации. Что он там себе при этом чувствует — никого волновать и не должно, пока он умудряется при этом храбро действовать.
    • Козёл с золотым сердцем — наличие своей козлиной натуры он старается скрывать, а вот в наличие у него золотого сердца не поверит ни за что (но оно есть).
    • Комическое непонимание сути — в книге «Избранные воины Императора» дочь губернатора Виридии, с которой у Каина был мимолётный роман, во время путешествия настолько жирно намекает ему, что хочет выйти за него замуж, притом сам комиссар настолько до комичности не понимает это (хотя подсознательно догадывается, что что-то не так, и постоянно пытается улизнуть от неё), что даже Эмберли, комментируя эту часть его мемуаров, удивляется. Разрешилась ситуация тоже до комичности просто — пока Каин в очередной момент считался мёртвым, девушка вышла замуж за молодого губернатора Серендипиты и осталась на планете.
    • Крутой в пальто, а точнее, в чёрной комиссарской шинели с алым кушаком. И да, это важно: шинель тёплая (с валхалльцами, которые предпочитают выставлять кондиционер на минусовую температуру в одном мундире долго не выдержишь), чёрная (и хорошо заметна на снегу, что при посадке на Симию Орихалку сыграло роль) и объёмная (так что под ней вполне можно скрыть панцирную броню). Ну и выглядит круто, да.
    • Крутой дедуля — Каин под конец своей жизни даже вышел из отставки, дабы служить Империуму и во время 13-го Чёрного Крестового Похода.
    • Любовь с первого взгляда — пф, он не верит в такую чушь. И до мельчайших деталей помнит тот день, когда впервые увидел Эмберли.
    • Мастер клинка и пули — способен вести из своего лазпистолета едва ли не снайперскую стрельбу и при этом является одним из лучших фехтовальщиков, способных пережить сражение с космодесантником Хаоса (причём, с некоторыми поблажками, даже с берсерком Кхорна) и Патриархом Улья.
    • Непреднамеренное совпадение — у нас есть циничный и здравомыслящий служака, чья настоящая личность не соответствует его восприятию окружающими, который мечтает отсидеться в тылу, для чего он стремиться создать благоприятное впечатление о собственной персоне у вышестоящего начальства, но вместо этого зарабатывает на поле боя помимо своей воли репутацию отмороженного головореза, которому еды не надо — дай выполнить самоубийственную миссию. Вот только как его зовут? Комиссар Кайафас Каин или командир 203-го воздушного батальона магов Таня фон Дегуршафф? Хотя с «непреднамеренным» не всё так просто: Карло Зен никогда не скрывал, что он большой знаток и ценитель западной боевой фантастики, а реалии сеттинга Youjo Senki ненавязчиво отсылают на Ваху много, часто и охотно.
    • Маска прирастает к лицу — он столько лет играл роль скромного героя и отца-командира, что и сам не заметил того, как действительно стал таковым на самом деле (это даже подсвечивается в сносках Эмберли Вейл).
    • Момент характеристики персонажа — просто восхитительная сцена в романе «За Императора», отлично демонстрирующая то, насколько методы Каина отличается от обычного модус операнди других комиссаров (а заодно и то, что перед нами не просто мужественная лужённая глотка под фуражкой, а хитрая бестия, весьма тонко разбирающаяся в человеческой психологии (в первую очередь — солдатской)): Кайафас гасит бунт среди гвардейцев своего полка буквально несколькими брошенными фразами: «Ты. [ткнул пальцем в первого попавшегося солдата] Неси швабру. Это была не просьба! То, что я вижу в этой столовой, — настоящий позор. Будете драить ее, пока не приведете в надлежащий порядок! Ты, ты и вот ты, пойдете с ним. Несите ведра и тряпки. Убедитесь, что взяли достаточно, чтобы хватило на всех. БЕГОМ!».
      • Ещё один момент характеристики: в романе «Ледяные пещеры» есть сцена, где Каин с грустью думает о множестве храбрых мужчин и женщин, которые погибли у него на глазах и о том, что он, наверное, является единственным человеком, который всё ещё помнит их имена и лица. А в «Последнем бое» комиссар с внезапной болью пишет, что уже не может вспомнить лица человека, погибшего более семидесяти лет назад на Перлии. И там же глядя на курсантов с которыми высаживается на Астероид 761: «Стараясь не думать о том, скольких из этих ребят я недосчитаюсь на челноке после того, как наша миссия завершится, я отвернулся от их воодушевленных лиц, чтобы снова взглянуть в иллюминатор». Лживый эгоист, думающий только о своей шкуре, ничего не скажешь…
    • Насмешник с мордой кирпичом — обожает высказывать хорошо завуалированные насмешки несимпатичным ему людям, при этом не выходя из образа прямолинейного и открытого сурового героя: « — Жаль, что не все мы в равной мере преданы осуществлению плавного хода имперской машины, — сказал я. Он [штабной чиновник] на секунду остро взглянул на меня, гадая, не поддевка ли это, — а это именно она и была, — но потом решил, что это просто дань вежливости».
    • Скромняжка — интересная игра с тропом: Каин прекрасно осознаёт преимущества своей репутации и старается ими пользоваться вовсю, при этом изображая «Скромного героя». При этом в своих мемуарах он постоянно подчёркивает свои недостатки и считает репутацию совершенно незаслуженной, с чем практически все знающие его люди (особенно Эмберли) были не согласны.
    • Такой крутой, что уже смешно — репутация главного героя раздута именно настолько. Например, на Талларне существует целый культ в честь него, где комиссар почитается как аватара самого Императора, на Перлии есть Каиноград (см. ниже), а имперские чиновники в конце концов получили инструкцию игнорировать любой доклад о смерти Каина — столько раз он выбирался из самого лютого ада. Сам Каин относится к своей раздутой усилиями пропагандистов репутации с изрядной долей иронии, хоть и не стесняется использовать все преимущества подобного положения и охотно поддерживает на публике образ сурового и прямолинейного брутального мужика, который хмур потому, что уже пять минут не рубит головы врагам Империума.
    • Трусливый лев — искренне считает себя трусом, но всегда преодолевает свой страх, практически не подавая вида, насколько ему сейчас страшно.
    • Тело так и не нашли — столько раз был ошибочно сочтён мёртвым, что Муниториум выпустил инструкцию без ограничения срока действия, по которой Каин должен был оставаться в списках находящихся в строю, невзирая ни на какие противоречащие этому сведения. Он оказался единственным человеком в истории галактики, который официально считается несущим боевую службу, несмотря на то, что уже был похоронен со всеми возможными воинскими почестями.
    • Фобия — до ужаса боится некронов, притом настолько, что при любом знаке их присутствия на планете даже не скрывает это и требует от остальных отдать приказ о скорой эвакуации (впрочем, остальные списывают это на благоразумную осторожность Героя Империума). Связано это с тем, что первая встреча с этими существами чуть не стала для Каина и последней в жизни: весь его отряд полностью перебили, а сам комиссар лишился двух пальцев на одной руке и только чудом спасся тогда. Справедливости ради — здесь Каина даже при всём желании сложно обвинить в трусости, если знать, что такое некроны[7].
  • Амазонки — с прикрученным фитильком: на Нускуам Фундаментибус женщины работают в шахтах, факториях, мануфактурах, служат в СПО, занимают высшие позиции в командовании полков местной гвардии и место губернатора передаётся по женской линии, а мужчины сидят дома и занимаются воспитанием детей и прочими семейными делами. Фитилёк прикручен, так как в недавно созданном 1-м нускуамском полку мужчины тоже есть.
    • Сёстры Битвы. Каин считает их долбанутыми фанатичками и предпочитает держаться от чокнутых баб подальше. Получается не всегда.
  • Бафос — часто встречается.
  • Бонус для перечитывающих — довольно забавно наблюдать за взаимодействием Каина и Эмберли в первое знакомство;
    • В «Выбирай своих врагов», зная, кто именно является главой культа Хаоса, можно совсем по-другому смотреть на его действия.
  • Беременности и ЗППП не бывает — инверсия с фитильком. Значительную часть своей карьеры Каин провёл с 597-м вальхаллским пехотным полком, состоящим из гвардейцев разного пола, и Каин упоминает, что множество мужчин и женщин в замкнутом пространстве находит чем себя развлечь, поэтому ему приходилось решать мелкие споры в распадающихся и ссорящихся парах, в другом моменте подозрительно хорошо осведомлен о повадках младенцев, и наконец в третьем добрым словом поминает капеллана, помогающего при разрешении трудностей.
    • В одной книге (вроде бы «Последний рубеж») он таки прямо упоминает, что в смешанных полках случаи беременности обычное дело и в качестве одной из обязанностей комиссара присматривал за детьми.
  • Верный слуга — Юрген, просто Юрген.
  • Вечная загадка — где родился Кайафас Каин? И был ли он когда-нибудь на Земле? Вопреки его частым упоминаниям о родном мире, Инквизитор Вэйл так и не смогла выяснить, где находится этот мир-улей.
    • На Земле он как минимум один раз был — упоминается, что он повидал многое, в том числе и шпили Святой Терры[8].
    • Зачем некронам был нужен Тенесвет и почему они бесследно исчезли, когда заполучили его? Артефакт недвусмысленно связан с варпом (в одном случае увеличил псайкерский потенциал прикоснувшихся к нему людей, а в другом призвал младшего демона и сигнализировал аж самому Чёрному Легиону) и достаточно старый, чтобы быть созданным в эпоху Войны на Небесах, а некроны варптехом не пользуются, в то время как однозначно разместили что-то вроде гробницы-аванпоста в астероиде над Перлией, где и был обнаружен Тенесвет. Теория, что он мог быть создан Древними или одной из созданных ими рас, ставит ещё больше вопросов.
      • Свойства и внешний вид тенесвета очень похожи на имеющийся в беке чернокамень (появился в восьмой редакции). Что характерно — материал некронского производства, с древних времен, из которого сделаны некронские пилоны, не дающие разрастаться варп-штормам, и… чернокаменные крепости, наоборот усиливающие влияние Варпа, и судя по всему, сделанные уже какими-то хаоситами.
      • Каин успокаивает Эмберли (и себя) предположением, что некроны его просто уничтожат или спрячут.
  • Вера делает вас идиотами — множество раз нашему бравому комиссару приходится сталкиваться с религиозными фанатиками, которым вера заменила мозги: техножрецы, с маниакальным упорством пробуждающие некронов ради археотеха; талларнцы, которые сжигают следы ритуалов хаоситов вместе с важными доказательствами, способными помочь найти место финального ритуала; Сёстры Битвы, которых Каин чуть не пинками загоняет обратно в оборону (эти дуры всерьез вознамерились схлестнуться в открытой атаке с тиранидами); наконец, просто огромное количество абсолютно невменяемых хаоситов.
  • Восторг у холодильника/Ужас у холодильника — в зависимости от восприятия читателя личности персонажа: а ведь Бежье не долго осталось коптить небо в талларнском полку (и вообще на этом свете)! Толстячок-то показал себя как соперник Пророка Каина, а у этих пустынников разговор с врагами Бога-Императора короткий.
    • Уточнение. На момент окончания книги пухлик угодил под следствие комиссариата, а секта Пророка Каина ещё только начинала формироваться (собственно, её основатель, выживший сержант Махет, лежит в госпитале). При этом Каин в воспоминаниях оглашает свои планы: дать Бежье неделю помучиться нервными терзаниями на нарах, а потом нажать на пару рычагов и вытащить излишне ретивого… Так что Бежье, действительно, в талларнский полк с 99,9 % вероятностью не вернётся (и, скорее всего, загремит в какую-нибудь дыру), но далеко не факт, что его хоть когда-нибудь встретит бывший однополчанин, а уж о ликвидации дело и подавно не зайдёт.
  • Взрывы в космосе — внутримировой пример: когда Каин в одном рассказе вспоминает развлечения гвардейцев, речь заходит на некий телесериал по Готической войне[9]. Судя по незамедлительному примечанию Эмберли в сносках, даже в 41-м тысячелетии в кинематографе не разучились показывать шумный космос.
  • Водит, как псих — Юрген и капрал Маго.
    • Крутой водила — несмотря на вышеуказанное, всё тот же Юрген. Парочка синяков и полные штаны ярких впечатлений всё же лучше, чем мучительная смерть в подбитом противником горящем автотранспорте. Поэтому он так и гонит — фиг наведешься.
  • Деконструкция и полемизирующее произведение — по отношению к большинству художественных произведений по вахе. Ну где ещё над реалиями гримдарка можно посмеяться?
  • Зло с женским лицом и Красивый — не значит хороший — Эмели. Дьявольски прекрасная колдунья и культистка, почитательница бога тёмных наслаждений Слаанеш(а).
  • Из двух зол ни одно выбирать не стоит — получив назначение в проблемный 296/301-й полк, объединённый из двух недобитых полков, Каин не стал присваивать полку номер и традиции ни 296-го, ни 301-го полков. Вместо этого он сложил номера и предложил полку называться 597, а заодно завести новые общие традиции, таким образом удовлетворив всех.
    • Объединение полков было омрачено дракой между бойцами бывших 296-го и 301-го, в ходе которой погибло несколько человек. Казнь зачинщиков драки и виновников смертей подорвала бы и без того низкий боевой дух, а смягчение наказания расшатало бы дисциплину. Каин решил оставить их в живых, но записать в кандидаты на первую попавшуюся самоубийственную миссию, где у них будет теоретический шанс искупить вину.
  • Йопт In Translation — роман Traitor’s Hand, первый переведенный после долгой паузы на русский, вдруг оказался… «Игрой предателя». Вишенка на тортике — в переводе есть цитата Хоруса, раскрывающая суть фразы «Рука предателя». Дополнительная вишенка — наличие рассказа «Гамбит предателя».
    • Некоторые трудности есть и с переводом названий рассказов:
      • «Враг моего врага» в девичестве был «Devil You Know», что служило отсылкой к поговорке «Better the devil you know, than the devil you don't» ("Дьявол, которого ты знаешь, лучше дьявола, которого не знаешь", по смыслу — аналог нашего "Из двух зол выбирай меньшее"), потому один из вариантов перевода названия — "Меньшее из зол". Впрочем, "Враг моего врага" по контексту также подходит.
      • «Рождённый ползать» в оригинале был «The Bigger They Are...», что также служило отсылкой к устойчивому выражению — «The bigger they are, the harder they fall» ("Чем они больше, тем жёстче падают", по смыслу — аналог шутливого "Чем больше шкаф, тем громче падает"). В заглавии "Чем больше шкаф..." смотрелось бы глупо, а "Рождённый ползать", что любого русскоязычного читателя заставит в голове договорить "...летать не может", отлично подходит в контекст рассказа.
  • Капитан Очевидность — как бы ни подсвечивалась склонность Юргена к капитанству, поистине капитанские перлы выдаёт Эмберли в своих комментариях. Например, когда Каин пишет, что Грифен метнула гранату, Эмберли поясняет, что сначала та вынула чеку. А когда Каин, описывая огромную шестерню на храме Механикус, предположил, что на каждом её зубце поместится по танку «Гибельный Клинок», Эмберли прокомментировала, что с нижних зубцов танки бы упали[10].
  • Копиркин — Варан Непобеждаемый, вармастер Хаоса. Мужчина невыразительной внешности, среднего роста, с забавными мелкими усиками, любит горланить пафосные речи и доить гигантскую корову. Срисован с Гитлера.
  • Крутая лесбиянка — рядовая/капрал Мари Маго. Любовница сержанта Грифен и одна из немногих, кто способен пройти гробницу некронов, сохранив жизнь и разум. Или избить в мясо громилу вдвое больше неё. Или раздавить ликтора…Забавно, что один из коллег Каина решил, что покровительство строптивой парочки со стороны комиссара связано с тем, что дамы любовницы самого Кайфааса.
  • Казнь сделала его круче — в начале его бурной карьеры в одном из миров Каину попыталась промыть мозги культистка Слаанеш, но бравый комиссар смог вырвался из её дурмана и пристрелить её. Каково же было его удивление, когда через много лет он вновь встретил эту культистку, но уже в облике демон-принца.
    • Педаль в пол: третье пришествие означенной демоницы. Она стала в тысячу раз сильнее, но теперь знает про козырь Каина в виде «пустого» Юргена.
  • Крутой в дурацком колпаке/Прикинуться шлангом — Инквизитор Эмберли отлично «косила» под заурядную певичку, «пустой» Юрген старательно изображает из себя недалёкого неряху (хотя котелок у него варит что надо!).
  • Космодесант — какая Ваха без Астартес? Каину даже довелось поработать с ними. Дважды.
  • Лирой Дженкинс — с прикрученным фитильком Дженит Сулла. Так и норовит броситься в штыковую на болтеры. Зачастую — весьма успешно. Неудивительно, что в итоге стала полноценным генералом-рубакой.
  • Ментор — так Сулла воспринимает Каина и пытается уподобиться ему (в собственных мемуарах, когда стала леди-генералом, утверждает, что вдохновлялась его методами командования). Сам комиссар, мягко говоря, не воодушевлён этим и ограничивается сдержанными похвалами (притом побаивается, что в своём рвении она полиройствует и положит больше своих солдат, чем стоило бы), но ей и этого достаточно.
  • Нет, не тот — в одной из книг Каин досадует, что из-за нового назначения у их полка сорвался отпуск на Коронусе, куда гвардейские полки отводят на отдых и пополнене. Очевидно, что комиссар говорит явно не о том Коронусе, что представляет из себя дикий фронтир на другом конце галактики, а о какой-то планете, что называется точно так же.
  • Ненадежный рассказчик — последние слова вышеупомянутого Варана, по Каину-преподавателю «Нда, это было неожиданно». Последние слова по Каину-рассказчику — «Это было неожиданно, не так ли?», после того, как под шинелью вармастера оказалась прочная чешуйчатая броня, а из рук вылезли демонические когти. На грани с исландской правдивостью.
    • Вообще, Каин имеет склонность пропускать в своих мемуарах события, которые не имели непосредственного отношения к нему самому. Чем постоянно раздражает Эмберли: ей, чтобы заполнить эти лакуны в повествовании, приходится обращаться к архивам и мемуарам других офицеров. В том числе к безграмотному и неимоверно пафосному графоманству Дженит Суллы, от которого у отличающейся тонким литературным вкусом Вейл идёт кровь из глаз без всякой демонической мистики.
    • Алем Махет. Он лично присутствовал тогда, когда Каин столкнулся с возродивщейся в качестве Демон-Принца Слаанеш Эмели, и слышал весь их диалог. Который затем отразил в «Книге Каина» в несколько искажённом виде. Впрочем, вряд ли он сделал это намерено, из желания стать первосвященником новой секты, как можно было бы подумать: Махет, во-первых, находился под сильным ментальным «прессом» Эмели, а во-вторых воспринял все произошедшее через призму своего религиозного воспитания. Одно наложилось на другое, и поэтому даже под пытками Инквизиции талларнец бы с пеной у рта доказывал дознавателям, что своими глазами видел, как Пророк отверг демона, искушающего его, а потом поверг его оземь в блеске божественного света.
    • Сулла в мемуарах о Каине выдаёт явно преувеличенную картину его подвигов, причём, судя по всему, искренне верит в свои слова. Каин во время боя схлестнулся с двумя тиранами улья (не одновременно), некоторое время уворачиваясь от кислотных плевков и отбиваясь от когтей (что, безусловно заслуживает самого искреннего восхищения)? По версии Суллы, комиссар порешил тварей единолично. Какая-такая «химера» с парой тяжёлых болтеров? Вы ещё скажите, что Каина спасли Маго и Грифен!
  • Неполиткорректный злодей — скорее просто козлы, чем злодеи. Комиссар Бежье и полковник Асмар талларнского 229-го. Твёрдо убеждены в своей правоте за то, что верят в Бога-Императора сильнее других, и считают, что женщине место на кухне. Естественно, валхалльцы (и Каин в частности, который знает Бежье со Схолы) не очень-то рады таким попутчикам.
  • Неряха — присутствие Юргена Каин может определить по характерному запаху.
  • Нечаянное пророчество — в конце книги «Зов долга» (события развиваются в последнем столетии 41-го тысячелетия), после исследования Тенесвета, сообщается, что планы инквизитора-радикала Киллиана с его помощью создать армию псайкеров для противостания угрозы Хаоса были бы в корне неудачными, так как такое количество необученных псайкеров повысило бы нагрузку на реальность настолько, что Око Ужаса начало бы расти за два поколения. Книга была написана в 2007-м году, а почти десять лет спустя вышла кампания Gathering Storm, в ходе которой Абаддон, в качестве кульминации своих тринадцати Чёрных Крестовых Походов, уничтожил Кадию, последний сдерживающий Око Ужаса бастион с некронскими пилонами, в результате Око продолжило расширяться и превратилось в Великий Разлом, разделивший целую Галактику на две части.
  • Обознатушки — во время исхода из захваченной орками территории на Перлии, Каин и К° решают восполнить запасы, устроив налёт на ближайшую орочью заставу. Однако, оказавшись внутри, обнаруживают, что это главный лагерь варбосса Корбула…
    • А вообще львиная доля попаданий комиссара в историю заключается в ложной идентификации цели как безопасной.
  • Обезвреживание бомбы — в «Игре предателя» техножрец по воксу предлагает Каину перерезать красный провод в бомбе культистов. Отличный совет. Просто замечательный. Вот только все провода во взрывном устройстве фиолетовые!
  • OOC — это серьёзно: за всю свою карьеру Юрген лишь однажды ослушался приказа Каина — во время боя того с вышеупомянутым варбоссом Корбулом, когда комиссар прокричал ему, чтобы он пристрелил орка. Вальхаллец, как более осведомлённый об особенностях орочьей психологии, пояснил главному герою, что сейчас у них с Корбулом бой один на один, и если он в него вмешается — вмешаются тогда и другие орки, наблюдающие за битвой. И тогда даже те призрачные шансы на победу, которые у них сейчас есть, просто испаряться. Несомненно, если бы Каин повторил свой приказ снова, Юрген исполнил его без колебаний — но у Кайафаса хватило ума поверить своему более опытному товарищу.
  • Ой, бл… — стандартная реакция комиссара, когда простенькое задание превращается в кошмар наяву.
    • Реакция толстяка Бежье, когда он понимает, что попал под расследование суда Комиссариата, а бонусом нарвался на дуэль с Каином. Чтоб вы прониклись — незадолго до этого Каин у Бежье на глазах дрался на мечах с кхорнитом-космодесантником Хаоса и демон-принцессой Слаанеш. Зарубил обоих.
      • Тобиасу Келпу тоже довелось испытать это дивное чувство. Когда Каин вместо того, чтобы продолжить драку один на один просто приказал Юргену пристрелить мерзавца.
  • Окрутеть в адаптации — на иллюстрациях Клинта Лэнгли Каин обзавелся бакенбардами, пафосными позами и болт-пистолетами. Что характерно, подсвечено в произведениях самим Каином, что-де его вечно представляют пафосно позирующим и с болт-пистолетом.
  • Остерегайтесь тихих — даже самые безобидные персонажи могут казаться не одним и тем же, чем кажется, особенно когда речь — о тайных культах.
    • На Юргена мало кто обращает внимания и в полку и вне него. Зря.
  • От Зова не откажешься — Каин с самого начала карьеры хотел находиться как можно подальше от боёв и угрозы своей драгоценной шкуре вплоть до пенсии, но судьба, видимо, очень хотела вылепить из него Героя Империума: его служба в валхалльском 12-м артиллерийском полку (артиллерия ведь, далеко от фронта) принесла первую славу и первые же угрозы его жизни. Потом он перешёл на канцелярскую работу (естественно ведь, вообще далеко от горячих точек), и в это время впервые столкнулся с некронами и его опять чуть не сожрали тираниды. В конце решив, что в окружении своих солдат ему было явно безопаснее, сам запросился на фронт, где его назначили приглядывать за недожёванными тиранидами остатками валхалльских 296-го и 301-го полков, из которых он и слепил 597-й. И ведь в итоге таки дожил до пенсии! Правда, позже всё равно пришлось вернуться на фронт из-за 13-го Чёрного Крестового Похода.
  • Отец солдатам — Каин, пусть он и последний человек, который в это поверит, но по факту лично знаком со своими подчинёнными вплоть до сержантов (и особо выдающихся гвардейцев), разруливает половые проблемы в смешанном полку без применения массовых расстрелов, да и вообще — расстреливает за все книги считанные разы. Разумеется, сам Каин объясняет всё это исключительно заботой о своей драгоценной шкуре и всем своим курсантам советует создавать подобную репутацию и разрешать проблемы подобным образом.
  • Отсылка — в одной из книг Каин глядит на сержанта, поднимающего солдат в атаку, и замечает, что такими словами подчиненых ведут в бой лишь в третьесортном кино. Точно так же поднимал своих людей комиссар Ибрам Гаунт, главный герой серии «Призраки Гаунта», за авторством Дэна Абнетта[11].
    • Старый знакомый Каина комиссар Томас Бежье — отсылка к малоизвестному у нас (зато известному до оскомины любому английскому школьнику) морализаторскому роману для среднего школьного возраста «Школьные годы Тома Брауна», где оный Том Браун выведен как омерзительно слащавый, хороший и правильный ученик, Немезидой которого является хулиган и задира Гарри Флэшман, с которого (а точнее с его дальнейшего развития в исторических романах Джорджа Фрейзера) во многом и срисован сам Каин.
    • Инквизитор-радикал Эрнст Ставрос Киллиан отсылка на Эрнста Ставро Блофельда, одного из врагов Агента 007.
    • Капитан Шамбас из полка Каина перед атакой произносит «Люблю запах прометиума поутру». Отсылка к знаменитой фразе подполковника Килгора из «Апокалипсиса сегодня» «Я люблю запах напалма поутру».Заменено только название зажигательного вещества.
    • Реверс-отсылка: комиссар криговского полка вспоминает доклад Каина о событиях второй книги (сильно отредактированный Инквизицией, но достаточно подробный). При этом книга, в которой появляется эта отсылка, «Мертвецы идут» — полная противоположность «Каиновскому» циклу.
  • Офигенно большая пушка — мельта Юргена, не раз выручавшая Каина.
  • Пластиковая каша — в книгах регулярно описывается некие брикеты непонятного состава и неопознаваемого вкуса, которым комплектуют гвардейцев, чтобы им было чем перекусить в окопах.
  • Полиглот — Эмберли умеет разговаривать на языках тау и эльдар. На то и инквизитор из Ордо Ксенос. Юрген сносно понимает язык орков, что для валлхальца, с их врождённой ненавистью к оным ксеносам, неудивительно.
  • Прагматичный боец — сам Каин. Вместо мощного и пафосного болт-пистолета пользуется более массовым и невзрачным, но надёжным и удобным лазпистолетом, у которого к тому же нет проблем с нехваткой боеприпасов. По схожим причинам не пользуется силовым оружием. Также не расстаётся с панцирной броней, которую носит ПОД шинелью. Помимо этого, абсолютно не стесняется в самый разгар дуэли на поле боя попросить Юргена пристрелить своего оппонента — с битв его совершенно не штырит (комиссару гораздо больше нравится хорошая выпивка, вкусная еда и красивые женщины), а словосочетание «честный бой» вызывает искреннее недоумение.
  • Прятаться за улыбкой — Каин. На замечание Вейл, что он может быть просто самим собой в её присутствии, комиссар с внезапной тоской говорит: «Если бы я ещё знал, что значит быть самим собой».
  • Предатель — так в Империуме рассматривают всех людей-неимперцев. В «Высшем Благе», когда тау предлагают в качестве посла гуэ’весу (потомок людей на захваченных тау планетах), полагая, что её человеческое происхождение будет положительно влиять на переговоры, Каин и генерал Живан отказываются, ссылаясь на то, что экипаж скорее линчует её на месте, и настаивают о после из числа тау — грязного ксеноса они потерпят явно легче.
  • Предзнаменование — Каин начал догадываться, что в новом полку гвардейцев, сформированном из остатков двух, не всё в порядке, когда при высадке из шаттла его «комиссарское тело» офицеры встретили радостными улыбками и с выражением искреннего облегчения на лицах.
  • Простой крутой смертный — большинство действующих персонажей и Каин в частности, у него даже аугментики практически нет — только два искусственных пальца, взамен отстреленных некронским шкуродёром (некрон не промазал — Каина оттолкнул один техножрец ценой собственной жизни).
  • Просто друг — полковник Кастин и Каин отлично поладили друг с другом, и сам бравый комиссар не раз отмечал в своих мемуарах её красоту и обаяние. Тем удивительнее то, что он (человек, у которого было с а) инквизитором б) техножрицей в) арбитрессой г) взбалмошной дочкой губернатора целой планеты д) флотским офицером (женского пола, естессно)) не закрутил с этой рыжеволосой красоткой романа. Даже сам Кайафас с удивлением отмечает это: по его словам, так просто сложилось изначально, а потом комиссар не захотел разрушать сложившуюся близкую дружбу ради мимолётной интрижки. О чем, похоже, всё же жалеет.
    • Она не моя девушка! — только вот в замечание выше восторженные гражданские, охочие до сплетен, не верят. Что ж, даже Кастин может включить внезапную прямоту.
  • Профи с причудами — Юрген, просто Юрген.
    • Сам комиссар регулярно «отмазывает» от наказаний солдат, служащих на шагоходах «Часовой». У них регулярные проблемы с дисциплиной — ибо сам характер деятельности предназначен для пресловутых волков-одиночек со всеми вытекающими последствиями. Но Каину очень нужны отличные разведчики (сам комиссар считает, что это всё — сугубо для спасения своей шкуры), а пилоты «Часовых» — как раз из таких. Он же готов в случае необходимости пустить устав имперской гвардии (монументальный талмуд, в первом томе которого сообщается, что орка можно напугать криком) на оригами, чтобы удержать в своём отряде лесбиянку со взрывным характером, которая способна пройти гробницу некронов и не свихнуться.
    • Эмберли со своей командой. Для Инквизиции это обычное дело.
    • Да и сам Каин — крайне нетипичный комиссар, ставший для своих подопечных не строгим надзирателем, а эдаким супергероем, который разрулит любую проблему от драки до вторжения некронов.
  • Развитие персонажа — молодой Каин действительно был озабочен только спасением собственной жизни; он совершает героические поступки лишь для того, чтобы сохранить свою репутацию и избежать расстрела за трусость. Однако по мере того, как он переживает все более и более опасные ситуации и взрослеет, его действия становятся всё более самоотверженными и подлинно героическими — что наиболее ярко видно во время второй осады Перлии. Сам Каин, кажется, сам не замечает произошедших с собой перемен, всё ещё считая себя грязным трусом, который ловко водит за нос этих дурачков. Вот только «эти дурачки» — как правило спасённые им (и не по одному разу!) с риском для собственной жизни люди, для которых героизм Каина является абсолютной аксиомой!
  • Ряженые под Россию. Вальхалльцы по замыслу автора должны быть похожи на русских… вот только в итоге для русского читателя всё равно получаются скорее суровые англосаксы, с непомерной любовью к танне (чаю) и адски потеющие даже в умеренном климате. С самоварами и ушанками. А судя по фамилиям и характерам рядовых, скорее шведы времён Северной войны.
  • Сам себя перехитрил — Каину его хорошо подвешенный язык и навыки выдающегося оратора иногда выходят боком: например, на совещании его объяснения своего текущего курса действий приводят к тому, что он фактически загоняет себя в угол, вынужденный «добровольно» вызваться на самоубийственную миссию.
  • Символическое имя — Каифа был первосвященником Иудеи во время Христа, а Каина знают все. Только сам Кайафас Каин считает себя трусливым и лицемерным подлецом, хотя его современники хором утверждают обратное (вернее, те, кто ещё живы — и то большинство живы благодаря ему).
    • Прибавьте к этому ещё и то, что это имя символическое только для нас, жителей М03. А для граждан Империума в М41 оно таковым не является: христианство (и другие авраамические религии) давно забыто, и лишь единицы из историков знают о нём. Да и то в контексте «сам Бог-Император разрушил последнюю церковь вставить название во время Эры Объединения».
  • Сожрите друг друга — когда оказывается, что врагов не один, а несколько, Каин предпочитает стравить их друг с другом и либо смыться, либо подождать и добить оставшегося. К примеру на Симии Орихалке купил время передрягой орков с некронами, на Адумбрии прорвался к ритуальному месту слаанешитов, предварительно пропустив туда кхорнитских берсерков, а на космическом скитальце вообще стравил между собой орды тиранидов с орками.
    • На Виридии генокрадские восставшие надеялись на это, разделив свои силы на три части и разыгрывая вражду друг с другом, чтобы имперцы, ожидая троп, подождали до взаимоистощения мятежников, пока последние на самом деле лишь копили силы для штурма или контратаки врага на одну из частей, чтобы ударить двумя другими.
  • Синдром саванта — Ферик Юрген. Не слишком умён, но по-житейски сообразителен. Есть вполне обоснованное мнение, что здесь троп идёт пополам с прикинуться шлангом. На самом деле соображалка у Юргена работает на 5+, другое дело, что лишний раз демонстрировать это кому-либо кроме своего комиссара Юрген не торопится.
  • Фирменное оружие — у Каина это цепной меч и лазпистолет. Юрген любит использовать мельта-ружьё.
  • Хроническое невезение — капрал Пенлан, которая за своё клёвое невезение даже получила повышение и симпатию подчинённых — они считают её чем-то вроде талисмана удачи, мол, она притягивает невезение окружающих персонально к себе[12]. С фитильком, сам Каин. Сколько бы ни пытался убежать от подвигов, подвиги сами прибегали к нему.
  • Что за идиот! — комиссар Бежье решает, что Каин дезертировал, и бросается за ним в погоню с отрядом солдат. Для разнообразия, Кайафас на сей раз действительно рванул совершать подвиги — сражаться с последователями Слаанеш. Бежье крупно повезло: во-первых, он всё-таки выжил, во-вторых, не свихнулся, и в-третьих, суд комиссариата позже не постановил расстрелять его, а только сделал выговор.
  • Эгополис — город Каиноград на Перлии, названный так благодарными жителями, почитающими Каина как героя-спасителя. Имеет в наличии часы, отбивающие время головами орков, срубленных железной фигуркой Каина. Сам Каин, впрочем, считает это смехотворным, а час его бесили. И искренне надеялся, что после бомбардировки хаоситов часовую башню разрушили. Зря.

Коронный момент[править]

  • «За Императора»:
    • Каин всего лишь несколькими брошенными фразами усмиряет бунт гвардейцев, хотя к тому моменту ситуация дошла уже до кровопролития. А уж как элегантно хитрец-комиссар в дальнейшем решает проблемы объединённого полка, превращая его из сборища готовых вцепиться друг другу в глотки головорезов в сплочённую боевую силу!
    • Главному герою удаётся разрядить потенциально катастрофическую ситуацию, возникшую после того, как посол Тау был застрелен неизвестным, заболтав других Тау и используя в своей речи против них их же идеологию «Высшего Блага». И это несмотря на то, что он понятия не имел, что это вообще такое!
    • «Юрген, убей его».
  • «Ледяные Пещеры»:
    • Местные Адептус Механикус и высшие должностные лица Администратума с ужасом узнают, что их учреждение переходит на военное положение, и пытаются запугать полковника Кастин, чтобы она отменила директиву. Когда одна из них делает ошибку, говоря, что она предпочла бы таинственную «альтернативу», предложенную полковником ранее, Каин резко бросает свой лазпистолет на стол и недвусмысленно объясняет чиновникам всю суть альтернативы: «Правом, данным мне Комиссариатом во имя Его Божественного Величества, я доношу до вашего тупого сведения, что любое гражданское лицо, препятствующее Его войскам защищать Его владения, будет расстреляно согласно параграфу семнадцать Кодекса военного правосудия». Несложно догадаться, что на этом дебаты заканчиваются довольно быстро.
    • Свою крутость также демонстрирует майор Броклау на совещании с теми же чиновниками: «Полковник Кастин призвала собрание к тишине. Затем снова призвала. Потом майор Броклау выстрелил из болт-пистолета в потолок, и собрание заткнулось».
    • Орочий гаргант сражается с более чем двумя дюжинами монолитов некронов в одиночку. Имейте в виду, что гаргант — это собранный «из желудей и спичек» ОБЧР, а монолиты некронов — это построенные миллионы лет назад самым технологически продвинутым видом, который когда-либо существовал, военные машины. И гаргант их побеждает! Патамушта мы — орки, и мы зделаны для драки и пабеды!
    • Каин, сопровождаемый эскортом штурмовиков, смог противостоять ментальному «прессу» Парий некронов, который быстро сломил закалённых ветеранов, сумев сделать даже несколько выстрелов из своего лазпистолета в ответ на их атаку. И это даже до того, как его прикрыл от «анти-поля» Парий своей аурой «пустого» Юрген[13]!
    • В этом же романе Каин в конечном итоге уничтожает армию некронов под нефтеперерабатывающим заводом, заливая в туннели ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ литров очищенного прометия, а затем подорвав всё это. Произошедший взрыв был такой силы, что он даже задел находящийся на орбите планеты космический корабль, где в тот момент находился Каин и его полк!
  • «Рука Предателя»:
    • Сцена с шахид-атакой накачанных наркотиками культистов Слаанеш, которые протаранили на аэрокаре верхний этаж отеля, где в это время проходило совещание офицеров Имперской Гвардии и местного СПО. Присутствовавший здесь Каин (с небольшой помощью) перебил всех культистов и обезвредил бомбу, которая находилась в летающей машине. А потом спокойно выпил танны, отчаянно скрывая от окружающих свои трясущиеся поджилки. Надо ли говорить, как благотворно подобное отразилось на его репутации?
    • Но сцена выше меркнет по сравнению с боем Каина на мечах с берсерком Кхорна. Комиссар смог продержаться в бою с этим полубезумным сверхчеловеческим космодесантником-хаоситом достаточно долго (и даже серьёзно ранил его), чтобы верный Юрген успел прийти ему на помощь и завалить берсерка из своей мельты. Это даже не из оперы «с вилами на носорога». Это, скорее, с зубочисткой на танк!
    • И обе эти сцены меркнут по сравнению с победой Каина и Юргена над Эмели в ипостаси Демон-Принца. Неудивительно, что видевшие этот бой талларнцы впоследствии буквально обожествили Кайафаса.
    • Одинокий крейсер «Несокрушимый» (под командованием капитана Игоря Йейтса) и практически беззащитный торговый флот на орбите планеты Адумбрия смогли благодаря совместным усилиям, невероятно удачному для Империума стечению обстоятельств и хитрому тактическому ходу капитана крейсера одолеть многократно превосходящий их по всем показателям линкор Хаоса. Хотя будь линкор не кхорнитским, его капитан был бы далеко не так увлечён бойней. И победил бы.

Галерея[править]

Примечания[править]

  1. Т.е. в пешее-эротическое.
  2. Махат сам был свидетелем произошедшего, когда Каин сбросил наваждение Эмели (благодаря близости Юргена), но его подвело религиозное восприятие — комиссар тогда на самом деле произнёс «Моя душа принадлежит только мне и хотелось бы дальше оставить ее при себе!».
  3. Который Каин никогда не использовал — он предпочитал менее мощный, но зато более надежный и удобный лазпистолет. А над привычкой своих коллег носить эту ручную пушку Кайафас много и с удовольствием иронизировал в своих мемуарах. Как и над вошедшей в традицию модой пропагандистов Империума постоянно пририсовывать ему на агитационных плакатах брутальный болт-пистолет. Впрочем, как выясняется в «Высшем Благе», болт-пистолет у него всё-таки был — Юрген подобрал его с трупа техножреца, и Каин впоследствии позировал с ним для пропагандистских плакатов.
  4. Настолько, что единственная женщина, которая проявила сексуальный интерес к Юргену, была огрином. И на тот момент она была в стельку пьяна!.Так что когда комиссара занесло в отдаленный женский пансион, поводом насторожиться стало внимание воспитанниц к валлгальцу.
  5. Подсвечено самим Каином в его мемуарах: «Даже спустя столько лет я чувствую, как мне не хватает его». И нет — они просто друзья, которые через многое прошли вместе.
  6. Теоретически возможно (живут и действуют все примерно в одно время, только к моменту начала карьер Каина и Яррика Гаунт сражается уже почти век), на практике весьма затруднительно (в разных уголках Галактики — условно Каин на востоке (Дамоклов залив), Гаунт на запад-юго-западе (Миры Саббат), Яррик в центре (Армагеддон)).
  7. Примечательно, что в Warhammer 40,000: Dawn of War бойцы Имперской Гвардии при первом столкновении с противником на карте обычно сухо докладывают о контакте с врагом командованию — но при встрече с некронами вместо этого мы слышим «О нет, только не они…».
  8. Вэйл правда, отдельно упомянула, что никаких доказательств этому нет
  9. 12-ый Чёрный крестовый поход, устроенный Абаддоном в начале M41.
  10. Вообще, у инквизиторов общая дотошность и полное отсутствие чувства юмора — достаточно часто встречающаяся черта характера. Так сказать, профессиональное заболевание. Хоть у Эмберли с чувством юмора все в порядке
  11. Справедливости ради: фраза «Вы что, хотите жить вечно» авторства американского сержанта времен ПМВ заштампована и применена везде где только можно, от военных фильмов до боевой фантастики
  12. К примеру, однажды получила ранение лазболтом внутри БТР, притом рикошетом. То есть лазерный луч пробил броню и попал на настолько отполированную поверхность в кабине, что отразился и ранил именно её. А ещё однажды ударила по заклинившей зенитке прикладом своего лазгана, отчего тот выстрелил весь свой заряд одним лазболтом, который попал в орочий смерталет и убил пилота.
  13. Есть мнение, что из-за постоянного общения с «пустым» Юргеном у Каина с годами выработался своеобразным иммунитет к подсознательному ужасу, который вызывает у людей и других разумных присутствие парий и «пустых».
  14. Судя по стилистике и болт-пистолету в руках у комиссара — перед нами характерный образчик творчества пропагандистов Империума, о которых сам Каин высказывался исключительно в насмешливых выражениях.