WarHammer 40,000/Нургл

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Нургл.jpeg
« В объятиях великого Нургла я больше не испытываю страха, ибо через Его болезнетворное благословение я стал тем, чего боялся больше всего — смертью! »
— Кульвейн Хестарий из Гвардии Смерти
Дедушка Нургл варит новое угощение для своих «внучат»

Нургл (Нург-лет)  — один из «Темной Четверки». Добрый Дедушка и Смеющийся Толстяк; Отец Чумы, Повелитель Мух и Лорд Разложения; Повелитель Отчаяния, Погонщик Рабов и Пастырь Обречённых. Если Кхорн покровительствует воинам, Слаанеш — удовольствию, а Тзинч — поиску знаний и магии, то Нургл — покровитель жизни. В любом её проявлении, без каких бы то ни было физических, логических или моральных ограничений. Создатель болезней и логичным для бога Хаоса, но парадоксальным для смертных образом, самый «добрый» из Богов Хаоса. Если Кхорна и Слаанеш интересуют в первую очередь удовлетворения своих стремлений и страстей, а Тзинч совершенно непредсказуем и способен как вознаградить, так и покарать, причём как за подвиг, так и за предательство. Нургл же искренне считает своих последователей и демонов семьёй и относится к ним с очень своеобразной, но все же заботой. Священное число — семёрка, место обитания — Сады Нургла.

Происхождение и характер[править]

Официально считается, что Нургл, как разумная сущность, пробудился вторым после Кхорна — в Средневековье, когда многочисленные эпидемии и болячки терзали человечество. По другой версии Нургл, как воплощение страха смерти и болезней во всех проявлениях, существовал столько же, сколько существует разумная жизнь. Как бы там ни было, из всех Богов Хаоса Нургл самый активный, когда дело касается вмешательства в жизнь смертных — в основном, в виде очередной чумы, которую служители Дедушки с радостью разносят по планетам и секторам. Во время рождения Слаанеш и уничтожения пантеона эльдар Нургл спас эльдарскую богиню здоровья — Ишу — из «объятий» Тёмного Принца и теперь держит в клетке, подле своего котла, дабы по большой любви давать ей на пробу новые болезни. Это не сарказм — Нургл действительно любит Ишу и даже закрывает глаза на то, что она через сновидения передает смертным информацию, как бороться с болезнями Отца Чумы.

Как уже было сказано, Нургл самый «добрый» из Богов, но его доброта крайне своеобразна. Все его слуги, начиная от завалящих культистов и заканчивая могущественными чемпионами и демонами, очень любимы (потому-то его и называют «Дедушкой»), и Повелитель Мух щедро одаривает их мутациями, из-за чего отличить смертных культистов от порождений Варпа бывает практически невозможно. На первый взгляд трудно понять, почему у Нургла вообще есть последователи — кому охота превратиться в живой кусок раздувшейся чумной плоти? А разгадка проста — как и все Боги Хаоса, Нургл является воплощением людских эмоций и страхов, в данном случае — перед неизбежной старостью и увяданием. Нургл лишает своих слуг страха перед столь тривиальными преградами, делая бессмертными и почти неуязвимыми… не убирая, впрочем, сами болезни и старость. Дары Нургла не менее щедры и не менее коварны, чем его коллег «по цеху» — отсутствие боли и способность регенерировать хоть из атомной пыли компенсируются не только обязанностью нести в мир слово и дело Отца Чумы, но и осознанием ситуации и осознанием отсутствия выбора или возможности что-то изменить. С сугубо философской точки зрения, Нургл в аспектах Доброго Дедушки и Погонщика Рабов ближе всего к Порядку (в смысле существования иерархической системы), и одновременно, в аспекте Лорда Разложения — дальше всего от Порядка (в смысле упорядоченного мироздания), символизируя как круговорот Жизни и Смерти, так и полное его нарушение и попрание Хаосом. Как следствие, являясь олицетворением болезней тела, отчаяния и принятия неизбежного, Нургл противостоит другому богу — Тзинчу, олицетворению болезней духа, стремления к переменам и надежды. Архитектор Судеб считает, что с этой самой судьбой необходимо бороться, и посему ему противна нурглова пассивность. Впрочем, их вражда не столь ярая, как у Кхорна со Слаанеш — скорее нечто вроде соперничества и «Холодной войны», временами переходящей в «горячую» стадию.

Служители и демоны[править]

Отличить слуг Нургла крайне легко — это крупные, покрытые язвами, гнойниками и опарышами существа, у них часто раздутый от трупных газов живот. Но как и их покровитель, это необычайно жизнерадостные и безумно-дружелюбные создания, считающие себя одной большой семьей и испытывающие искренне удовольствие от того, что они делают — болезни для них, подобны музыке, а крики и стоны умирающих, как аплодисменты зрителей. В основной список демонов Нургла входят:

  • Нурглинги — мелкие копии Дедушки, рождающиеся из его плоти, или из плоти Великих Нечистых. Слабее даже простых смертных, но несть им числа. Нурглинги практически неистребимы и бесконечны и используются хаоситами и другими демонами как пушечное мясо.
  • Чумоносцы — высокие тощие существа с животами, раздутыми от трупных газов, похожие на полуразложившиеся трупы гуманоидов с одним рогом и одним глазом посреди лба. Демоническая пехота Дедушки, орудуют как правило чумными клинками — длинными ржавыми тесаками, покрытыми слоем бактериальной слизи. По некоторым данным, являются душами (а местами еще и телами) людей, умерших от Гнили Нургла.
  • Звери Нургла — огромные слизнеподобные твари, своего рода аналог гончих Кхорна. При своей страхолюдской внешностью, Звери Нургла обладают характером игривой собачки, что было бы не страшно, кабы не жгучая ядовитая слизь и желание «обласкать» всех в поле зрения.
  • Гнилые трутни и боевые мухи — огромные насекомые, разносящие заразу по полю боя и используемые в качестве ездовых животных чемпионами и нурглингами.
  • Великий Нечистый — высший демон Нургла, ходячий чумной Апокалипсис. Даже по меркам нурглитов, Нечистые отличаются сумасшедшей регенерацией и выносливостью, будучи способными переносит раны, которые отправили бы в Варп любого другого демона и восстанавливаясь из кусков зараженной плоти. Каждый Великий Нечистый вооружен ржавыми клинками, булавами или цепями, которые само собой, отравлены.
    • Ку’Гат — уникальный Великий Нечистый, некогда бывший обыкновенным нурглингом, пока он не свалился с плеча Дедушки в котёл с «идеальной болезнью» Нургла. Выпив жидкость, Ку’Гат превратился в высшего демона — и хотя сам Нургл лишь посмеялся над выходкой своего создания, Ку’Гат расстроился, что лишил отца совершенной чумы и поклялся воссоздать её. В отличии от всех остальных нурглитов, Ку’Гат мрачный, печальный и замкнутый, так как постоянно поглощен работой над созданием той самой болезни, он так же чаще прочих великих демонов бывает в Материуме, дабы испытать свои творения на смертных.

Главными смертными служителями Отца Чумы являются космодесантники Гвардии Смерти — некогда четырнадцатого легиона Адептус Астартес, несшего свет Императора во времена Великого Крестового Похода. Выходцы с биологически аномально активной и технически отсталой планеты, сыновья Мортариона исходно отличались живучестью и некоторой пассивностью. Примарх Гвардии Смерти — Мортарион, — был убежденным ненавистником «колдунов» и на Никейском Эдикте поддержал решение полностью запретить всякое псайкерство, окромя астропатов и навигаторов, полагаясь не на силу, а на стойкость легиона. По иронии судьбы, один из капитанов, Калас Тифон, был могущественным псайкером и служителем Нургла. Во время Ереси Хоруса Тифон смог убедить Мортариона, вставшего на сторону предателей, что сумеет провести его прямо к Терре без всяких навигаторов, чем осознанно завлек своих товарищей в чумную ловушку. Жуткие болезни Варпа терзали Астартес до тех пор, пока вместо крови у них по венам не потек гной. Стойкость легионеров стала их проклятием, ведь жить так дальше они уже не хотели, но спокойно умереть они уже не могли. В отчаянии Мортарион поклялся служить Хаосу, лишь бы прекратилась эта мука.

Так Нургл заполучил в свои руки личный легион во главе с Демон-Принцем Мортарионом и великим чемпионом Тифоном, ныне известным как Тифус Странник — последний является носителем «Разрушительного Роя» из особых варп-мух и одним из наиболее могущественных чемпионов Хаоса в Галактике. Передвигается на чудовищном чумном корабле «Терминус Эст» — одного лишь присутствия этого судна достаточно, чтобы имперские власти в панике закрыли на карантин целые сектора и послали армию инквизиторов Ордо Маллеус с отрядами Серых Рыцарей прочесывать планеты на наличие заражения или чумных культистов.

Еще один интересный персонаж — демон-принц Разносчик, он же Джозеф Маллон. Когда то он был обычным пустотником-космоморяком, выделяла его, разве что, ну просто хроническая лень. Как-то раз на корабль, где он обитал, пролезла шайка демонов Нургла, в бою с которыми Джо подцепил заразу. На него самого зараза не подействовала вообще никак, Джо её даже не заметил, а потому заразил адской чумой прорву народу. Через некоторое время Джо нашли фанаты Нургла, которые открыли ему глаза на происходящее и сообщили, что Дедушка им очень доволен и готов наградить — если Джо просто продолжит разносить заразу. И Джо решил — «а почему бы и нет?» Став демоном, Разносчик вообще не изменился внешне, но внутри он — бурлящий автоклав с вирусами. А живёт он так — пробирается на застрявшие в варпе корабли, предлагает помощь в выходе в реальный мир, и, выведя очередную лоханку из Варпа, быстренько исчезает, а невезучий экипаж по полной огребает заразы.

Сад Нургла[править]

Территория Нургла в Варпе, известная как Сад, действительно напоминает сады, но тут бал правит болезнь и смерть всех форм и размеров. Небо закрывают тучи чёрных мух, земля покрыта гнилыми растениями и ядовитыми грибами, «реки» состоят из нечистот, а сам Нургл обитает в особняке, построенном из очень древнего и трухлявого, но невероятно прочного дерева. Внутри особняка находится знаменитый котёл Нургла, в котором тот создаёт свои болезни, и который достаточно огромен, чтобы вместить все океаны со всех миров в Галактике, а рядом заперта Иша, вынужденная пробовать каждое новое варево своего «спасителя». Периодически Сад начинает расцветать и распространяться на территорию других членов Темной Четвертки — в такие моменты Нургл становится могущественней остальных богов вместе взятых, а его воины берут в осаду их царства, но вскоре период цветения заканчивается, и всё возвращается на круги своя.