Инквизиция

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «WarHammer 40,000/Инквизиция»)
Перейти к: навигация, поиск
« Во тьме ищу я след, след древнего врага.
Уловки не помогут ему обмануть меня.
Я чувствую врага, кем бы не был он.
Искореняю ересь всюду — я сила и закон.
»
— HMKids рассказывает о принципах труженников костра и молота.
« Рано утром, на рассвете, приземлился Thunderhawk.
В страхе взрослые и дети - кто их так встревожить мог?
С кораблём, со свитой Инквизитор-Лорд!
Будет много бито еретичьих морд…

Он овеян мрачной славой, нету в секторе сильней!
На плече орёл двуглавый — кибер-чудо наших дней,
Грозен и немолод, в шрамах, одноглаз…
Он — имперский молот. Он расплющит вас.
»
— Исполняется на мотив «На побывку едет молодой моряк»
Эмблема слуг Императора, добросовестных и не слишком.

Одна из могущественнейших организаций Империума, фактически, его Госбезопасность, ответственная за истребление ксеносов, мутантов, еретиков и прочих отринувших Свет Императора личностей. Попутно именно на неё возложена непростая задача хоть как-то контролировать непомерно раздувшийся бюрократический аппарат Империума.


Структура и задачи[править]

Введение[править]

Инквизиция была создана ещё во времена Ереси Хоруса. Личности двенадцати самых первых инквизиторов, представших пред Императором, никогда не были объявлены, известно только, что среди них были Сестра Безмолвия Амендера Кендел и итератор Кирилл Зиндерманн. Инквизиция подотчётна напрямую Императору, а потому может спокойно игнорировать приказы любых органов власти и пользоваться практически любыми ресурсами: от взвода штурмовиков до линейного флота сектора. Астартес, тем не менее, могут послать инквизитора куда подальше и ничего ты им не сделаешь, у них политический вес не меньше. Выручают только хорошие связи в нужных орденах. Если после выполнения миссии что-то из затребованного инквизитором всё ещё цело, скорее всего это «что-то» никто уже не вернёт. Таким образом, бывший взвод штурмовиков плавно превращается в десяток командос на постоянной службе инквизитора. Сами штурмовики в принципе всем довольны — и служба почётней, и оружие дают такое, что их прежним коллегам и не снилось.

На низовом уровне Инквизиция представлена множеством рядовых инквизиторов, у каждого из которых имеется собственный штат аколитов, агентов и дознавателей — от нескольких человек до десятков тысяч. Как правило, все инквизиторы отдельного сектора состоят в Конклаве, возглавляемом Лордом-Инквизитором, который, тем не менее, просто первый среди равных и абсолютной власти над сотоварищами не имеет.

Частенько, помимо Конклавов, инквизиторы также создают кабалы — небольшие группы единомышленников (или не очень) для решения определённой задачи. Кабал может существовать тысячелетиями и превратиться в Ордос, а может распасться за пару лет.

Цели и задачи[править]

Главной задачей Инквизиции является защита человечества, однако к данному вопросу они подходят весьма своеобразно. Многие могут действительно спасать людей от демонов, агрессивных культистов и поехавших псайкеров, но некоторые предпочитают просто жарить на святом пламени, хоть правых, хоть виноватых. Несмотря на то, что формально Инквизиция обязана бороться с ведьмами и колдунами, едва ли не половина инквизиторов сами вполне подпадают под эти определения. Картина парящего в воздухе мужика с молниями из глаз, окружённого потоками пламени и сминающего танки в кубики, требующего немедленно пустить на гриль всех псайкеров в округе, для Инквизиции вполне привычна. В особо запущенных случаях в руках инквизитора будет фолиант хаоса, а танки в кубики будут сминать прирученные демоны. Хотя подобные личности всё-таки исключения, пускай и крайне заметные. Большинство инквизиторов всё-таки сохраняют некоторую долю адекватности, иначе организация давно бы погибла. Однако, многолетнее общение с мутантами, маньяками, выродками, колдунами, проститутками, гангстерами и прочими знаковыми персонажами не проходит бесследно, и ряд инквизиторов под конец своего жизненного пути основательно едут крышей. Профессиональную деформацию никто не отменял.

Методика работы[править]

Разные члены Инквизиции придерживаются разных методов: один инквизитор прямо на передовой лупит демонов молотом по башке, другой — лично и до мелочей расследует каждое дело, третий же создаёт огромные агентурные сети, четвёртый вообще посвящает себя сугубо исследованиям тех или иных феноменов. Вопреки распространённому мнению, Инквизиция не является частью Экклезиархии и даже иногда (читай, постоянно) грызётся с ней по поводу и без.

Кадровая политика[править]

Профессиональный же путь инквизиторов начинается по-разному. Бывает, что старый, опытный жгун решает уйти на пенсию в Схолу Прогениум, где начинает выбирать из малолетних дуболомов самых хитрых, умных и талантливых. Из отобранных тогда делают молодых агентов-аколитов, которые потом пойдут на службу к друзьям оного. Если ожидания оправдались, молодой агент станет самым доверенным лицом инквизитора — дознавателем. После чего решением учителя и его коллег дознавателя могут повысить и до инквизитора. Иногда инквизитор может взять к себе на попечение какого-нибудь умного юнца в преемники, которого будет непосредственно обучать своей профессии, в том числе и на практике. Бывает же, что человек начинает служить организации несознательно, но потихоньку его начинают продвигать выше и выше, пока он не поймет суть и не окажется готов для посвящения. Иногда случается, что группу каких-нибудь мелких агентов посылают на мир смерти и выжившего выдвигают в кандидаты в инквизиторы. А иногда инквизитор гибнет при исполнении служебных обязанностей и его дознаватель подбирает инквизиторскую розетту. Если ему удастся закончить расследование и отомстить за босса — добро пожаловать в полноценные члены организации.

Требования к кандидатам[править]

Каких-либо особых нет кроме психической устойчивости и безусловной верности идеям «Имперского Кредо» и самое главное умение решать определённый круг проблем — с еретиками, демонами, ксеносами, коррупционерами любыми способами от полной аннигиляции планеты до переговоров. Инквизитор может быть высоуровневым псайкером (например Эйзенхорн и особенно Рейвенор), могучим бойцом-поединщиком (те же выше), учёным-изыскателем вроде Криптмана, архитипичным инквизитором-фанатиком вроде Карамазова, главой импровизированной шпионской сети. Противоположный подход — Эмберли Вейл, которая никакой не псайкер и не громила-демоноборец с силовым молотом наперевес (хотя логово генокрадов в силовой броне зачищала), от обычного человека она не отличается вообще ничем, а безукоризненно знание человеческой и не только психологии и владение огромным арсеналом приёмов манипуляции ими — просто профессиональная подготовка самого обычного агента-контрразведчика: она с лёгкостью и убедительно отыгрывает любую роль от полуголой певички и до леденящей душу леди-Смерти, чтобы получить от людей и не-людей нужное умение для решения той или иной задачи.

Ответственность[править]

Каждый отдельный инквизитор представляет собой самостоятельную единицу, не связанную никакими правилами и запретами. Однако за особо феерические действия (массовое уничтожение миров по желанию левой пятки, призыв демонов, убийство других инквизиторов) может быть пойман собственными собратьями с соответствующим исходом. Да и не за феерические часто придётся выдвигать свой железобетонный обоснуй — мало кому в организации понравится, если во время расследования поставили на уши целую планету, привлекая тем самым лишнее внимание и возмущая спокойствие. Но даже если специальное расследование докажет, что ущерб, причинённый инквизитором, оправдывает цель — инквизитор де-факто отстраняется от работы до его устранения. Например, если Инквизитору пришлось расправиться с прогнившей и продавшейся Слаанеш(у) планетарной верхушкой, попутно уничтожив планетарную Экклезиархию, впавшую в Ересь и сжечь дотла парочку городов, чтобы загнать особо мерзкую крокозябру обратно в Варп… То инквизитору придётся принять обязанности губернатора — разумеется, платить за него десятину и давить восстания еретиков, восстановить всю вертикаль власти на планете, отстроить заново Церкви и найти для них новых пастырей. Тоже самое касается городов. Разумеется, он будет объявлен еретиком при попытке этого избежать.

Ордосы[править]

Инквизиция разделена на три больших и кучу малых Ордосов, каждый из которых должен заниматься определённой угрозой.

«Большие» ордосы[править]

  • Ордо Ксенос — охотники на ксеносов, то есть, всех не-людей. Наиболее адекватный из ордосов. Создан после Вторжения Зверя в М.32 с целью недопущения в дальнейшем подобного звиздеца (когда орки дико прокачались в интеллекте, сплочённости и технологиях, что поставило под удар даже Святую Терру!). Тем не менее, многие инквизиторы этого ордена предпочитают сотрудничать с ксеносами, поскольку те далеко не всегда желают уничтожения человечества. Отдельные личности могут даже взять в свой штат эльдара или круута, но такое всё же редкость. Сотрудничают (а точнее возглавляют) с космодесантниками Караула Смерти — особого сводного ордена, куда периодически отправляются в командировку самые опытные и умелые ксеноборцы из других орденов, оказывать инквизиторам силовую поддержку.
  • Ордо Маллеус — охотники на демонов. Самый неадекватный и отмороженный орден. По идее, должны уничтожать демонов и демонические артефакты, однако некоторые охотники предпочитают оставлять их себе. Несмотря на кажущуюся сплочённость, разрывается изнутри враждующими философиями, а если присовокупить сюда ещё и право преследовать инквизиторов из других орденов, то получается бешеный коктейль. Сотрудничают с Серыми Рыцарями до степени смешения — так, например, с Титана, штаб-квартиры Серых, Маллеусы не вылезают, — а ещё используют штурмовиков ИГ с дополнительным мытьём мозгов и лучшим вооружением.
  • Ордо Еретикус — охотники на ведьм. Преследуют еретиков, неверующих, несанкционированных псайкеров, повстанцев и вообще всех, кто недостаточно сильно любит Императора. Впрочем, данный ордос обслуживает и просто недостаточно сообразительных граждан, решивших получить немного свободы и демократии, или изменить пару запятых в священном писании. В силу многочисленности является самым разношёрстным орденом. Тут можно встретить как спокойных и интеллектуальных пуритан-амалатианцев с внешностью чиновников Администратума, так и угоревших по дико модным кострам отморозков, по сравнению с которыми даже знаковые ребята из Ордо Маллеус покажутся вменяемыми. Используют фанатиков Экклезиархии, Сестёр Битв и раскаявшихся еретиков. Ну и гвардейцев, куда ж без них. Хотя и не все.

«Малые» ордосы[править]

Помимо этих знаковых орденов есть и несколько мелких:

  • Ордо Астра — картографы. Их всего 50 и после Великого Разлома все пятьдесят завалены работой по самое это.
  • Ордо Милитум — занимаются надзором за Имперской Гвардией. Фактически, тайные начальники комиссаров.
  • Ордо Сепульрум — местное РХБЗ, борцы с эпидемиями Нургла.
  • Ордо Синистра — Инквизиция для Инквизиции. Вызывает дрожь в коленках даже у прошедшего сотни апокалптических битв охотника на демонов. Есть мнение, что о членстве в этом ордосе предпочитают не болтать лишний раз, формально оставаясь в какой-нибудь не вызывающей лишних подозрений у коллег конторке. А ещё одна мысль о существовании этого Ордоса тщательно подаётся как идиотизм.
  • Ордо Сикарус — наблюдают за Официо Ассасинорум — храмами имперских ассасинов. Поскольку храмы крайне трепетно относятся к своим секретам, ордос содержит множество агентов внутри оных.
  • Ордо Экзориум — рассматривают и дают санкцию на Экстерминатус. В случае отказа (кстати, по статистике отказов 9 из 10) немедленно инициируют расследование в адрес запрашивающего. Как правило, с печальными для последнего последствиями.
  • Ордо Хронос — исследователи времени и постоянный источник шуток и парадоксов. Поскольку в варпе нет времени, и взаимодействие Имматериума с материальным миром порождает временные парадоксы, некоторые инквизиторы посвятили себя изучению этих феноменов, написали ряд памяток по поведению в случае временного сдвига вперед/назад (даже гвардейцам). Однажды весь ордос попросту пропал — по разным версиям, затаился, неудачно вступил в конкуренцию за древнюю запрещённую технологию с фракцией отступников Адептус Механикус, или проиграл, пытаясь пресечь деятельность колдуна Тысячи Сынов Атума Сума. Каким-то образом ордос снова объявился в 42-м тысячелетии — его инквизиторы участвовали в совете Жиллимана по исправлению имперского летоисчисления (по исследованиям примарха, в Империуме действовало как минимум ПЯТЬ разных календарей и настоящая дата была от начала 41-го вплоть до 43-го тысячелетий). Имели в коробочке космодеса из Легиона Проклятых (сбежал).

И ещё куча контролирующих, научно-исследовательских и военизированных организаций, о большинстве из которых неизвестно практически ничего, кроме названия.

Сие разделение не налагает никаких ограничений, инквизитор из Ордо Ксенос может спокойно охотиться на демонов, а член Ордо Еретикус — истреблять ксеносов. Просто потому, что обычная разборка с вороватым планетарным губернатором запросто может перерасти в веселуху с культом Хаоса, налётом ксеносов, пришествием демон-принца, незарегистрированными суперпсайкерами и ещё чем-нибудь неназываемым. Одновременно.

Фракции[править]

« Если начинающий инквизитор не пуританин — он бессердечный, если бывалый инквизитор не радикал — он дурак »
— Имперская народная мудрость

Каждый инквизитор придерживается своего мировоззрения. У каждого своя точка зрения на взаимоотношения с ксеносами, использование псионических сил, контакты с демонами и государственное устройство. За тысячелетия образовалось множество школ и течений, который грубо можно разделить на пуритан и радикалов. Грубо — поскольку одни нередко перетекают в других (см. пары амалатианцы-либрикары, торианцы-хоруситы). В принципе, умеренные радикалы и умеренные пуритане неплохо друг с другом уживаются, но сторонники крайних взглядов обычно радостно устраняются даже их единомышленниками. Среди пуритан много фанатичных вьюношей бледных со взором горящим, готовых на всё ради высоких идеалов. А среди радикалов много циничных многое повидавших и многое переживших старых инквизиторов, постепенно наплевавших на то, что считают чистоплюйством.

Грань между мейнстримным пуританством и радикализмом крайне тонка, если вообще существует. Многие радикалы считают себя пуританами, а многих пуритан считают радикалами их более ортодоксальные коллеги (которых, свою очередь, считают радикалами ещё более ортодоксальные товарищи, которых...). Между двумя крайностями лежит бездна оттенков и полутонов. К примеру, один пуританин может считать абсолютно недопустимым любые союзы с ксеносами, даже если на кону выживание миллиардов людей и его самого, тогда как другой спокойно попивает чаёк с эльдарскими Видящими и проводит переговоры с Тау. Один может годами и десятилетиями проводить агентурную работу в еретической организации, тщательно отделяя зёрна от плевел, вербуя информаторов и готовя аккуратный разгром противника с минимумом посторонних жертв... тогда как его коллега рушит все его планы, устраивая эпичное факельное шествие с последующей массовой резнёй причастных и непричастных. Кто-то может закрыть глаза на мелкую коррупцию планетарного губернатора, чтобы поддержать стабильность имперского правления, а другие готовы сжечь всё правительство даже за слухи о коррумпированности. И те, и другие - пуритане.

Такие вещи как отношение к Экклезиархии и Имперскому Кредо, взгляды на социальное устройство Империума и его перспективы, допустимость альянсов с ксеносами, и даже перечень взглядов, которые следует считать еретическими, у каждого инквизитора свой. Радикализм и пуританство оцениваются скорее не по убеждениям, а по действиям. Если инквизитор-атеист будет защищать Экклезиархию от реформаторских движений потому, что он считает Церковь необходимым инструментом контроля над массами, его назовут пуританином. Если он, разумеется, не станет рассказывать своим коллегам про свой атеизм. И, с другой стороны, пламенно верующий в Бога-Императора инквизитор, допускающий применение запретных практик ради высшей цели, будет сочтён радикалом.

С самими по себе запретными практиками тоже не всё так просто, как может показаться на первый взгляд. В силу специфики самой Инквизиции есть лишь несколько абсолютно строгих запретов: не якшаться с демонами, не знаться с ксеносами, не подрывать устои Империума, не пользоваться оружием врага и не покровительствовать ереси. Однако, при ближайшем рассмотрении, каждый из этих пунктов нарушается большинством инквизиторов, даже пуритан. В Ордо Маллеус каждый инквизитор просто обязан обладать запретными знаниями о Хаосе и демонах, а применение оккультных ритуалов - официальная практика Охотников за Демонами. В противном случае, он просто не сможет выполнять свою работу. Так что на практике запрещено лишь открытое использование демонов и демонического оружия. А уж если используешь, то будь любезен не рассказывать об этом направо и налево. Если инквизитор-радикал хорошо исполняет свою работу, его коллеги-пуритане могут закрыть глаза на его сомнительные увлечения и даже прикрыть его от других. Впрочем, касается это только Ордо Маллеус, в силу его специфики и сплочённости.

С ксеносами всё ещё сложнее. Инквизиция активно и охотно использует ксено-оружие, а какие-нибудь пистолеты Джокаеро могут найтись даже в арсенале у монодоминанта. Ордо Ксенос вынуждены по долгу службы постоянно изучать ксеносов, их технологии и культуру, учить их язык и биологию. Для всего этого, разумеется, нужен прямой контакт с чужаками, и далеко не только боевой. И тогда как некоторые ксено-виды, такие как генокрады или слогты, признаны попросту слишком опасными, чтобы вступать с ними в какие-либо отношения, с расами вроде Эльдар и Тау вполне возможны переговоры, торговля и даже временные союзы. Инквизиция частенько закрывает глаза на Вольных Торговцев, ведущих дела с ксеносами, и даже на целые ксено-расы, достаточно миролюбивые, чтобы не причинять хоть какой-то вред человечеству. На некоторых удалённых мирах люди активно торгуют с ксеносами, используют их как наёмников (или сами продают свои услуги) и даже живут на одной планете в относительном мире. По законам Империума, население таких планет должно быть истреблено, однако Ордо Ксенос предпочитает не вмешиваться. На практике этот запрет подразумевает такие вещи как заражение имперских граждан опасными ксено-вирусами или организацию орочьих Ваагхов в Имперское пространство. Но даже такие чудовищные вещи могут быть санкционированы высшим руководством Инквизиции в экспериментальных или ещё более жутких целях.

Под имперскими устоями каждый инквизитор понимает что-то своё. Кто-то терпеть не может Экклезиархию, кто-то не доверяет Механикумам, а кто-то скрежещет зубами от одного упоминания об Администратуме. Отношения Инквизиции с прочими Адептус довольно запутанные и балансируют между неловким сотрудничеством и тайной враждебностью. Инквизиция, формально позиционируя себя как главного защитника порядков Империума, на деле имеет право вмешиваться в работу любой другой организации, переподчинять её себе и даже зачищать при необходимости. Однако и перегибать в этом направлении она тоже не может. Например, открытая вражда с Адептус Астартес или Адептус Механикус вполне может окончиться уничтожением Инквизиции, а Администратум или Арбитры могут попросту сделать работу инквизиторов невыполнимой, утопив её в море бюрократии и остракизма. Так что в большинстве расследований инквизиторы вынуждены действовать тайно, посредством заговоров, интриг и даже заказных убийств - то есть воплощать на практике всё то, с чем номинально они должны бороться. В некоторых случаях Инквизиция может даже поднимать антиправительственные восстания, если, к примеру, планетарный губернатор продался силам Хаоса, но сама планета слишком важна, чтобы применить против неё военную силу. Конечно, если после этого инквизитор-революционер решит построить на освобождённой планете личную утопию, на него посмотрят косо, но пока Десятина будет поступать, мешать ему никто не станет.

Интереснее всего обстоит дело с ересью, поскольку технически каждый инквизитор - еретик. С точки зрения Имперского Кредо, все направления инквизиционной философии - ересь. Хотя бы потому, что свои действия они основывают не на учении Адептус Министорум, а на личных взглядах. Даже фанатично верующие монодоминанты зачастую пренебрегают некоторыми нормами Кредо, считая их излишне мягкими. Помимо очевидно еретическим культов Хаоса, есть такие скользкие темы как технический прогресс, строго запрещённый декретами Механикус, но весьма заманчивый для других ветвей имперской власти, государственное устройство, положение имперского гражданина и т.д. Хотя, по идее, Инквизиция стоит над имперской политикой, на деле она является одним из главных политических игроков Империума, и у каждого инквизитора есть что сказать по этой теме. В общем и целом, что есть ересь определяют сами инквизиторы в соответствии с личными предпочтениями. Одну и ту же организацию один инквизитор может взять под покровительство, а другой перебить до последнего человека. И оба этих инквизитора могут принадлежать к одной фракции...

Чем выше по служебной лестнице поднимается инквизитор, тем больше исчезает разница между пуританством и радикализмом, пока не остаётся голый практический подход. Высокопоставленный лорды-инквизиторы предпочитают избегать философских диспутов и фракционной борьбы. Когда им надо - будут действовать как пуритане, когда не надо - как радикалы.

Пуритане[править]

Пуритане придерживаются официальной имперской морали, нетерпимы к ксеносам, выступают за отлов псайкеров и сохранение политического статуса-кво в Империуме. Правда, как всегда, есть определенные нюансы, так что пуританские школы нередко скатываются в самый, что ни на есть, радикализм.

  • Амалатианцы — консерваторы и охранители. Верят, что у Бога-Императора есть какой-то план и надо его придерживаться. Амалатианство родилось в период наивысшего расцвета Империума, когда казалось, что человечество вот-вот шагнёт в новый Золотой Век, и нужно было лишь не дать врагам этому помешать. Однако вместо Золотого Века наступили Тёмные Века, Империум сдал почти все позиции и превратился в умирающего колосса, едва-едва удерживающего миры в повиновении через страх и тиранию. Амалатианство, начинаясь как прогрессивное движение вперёд, в результате выродилось в охранительство и косвенно способствует дальнейшему упадку Империума. С другой стороны, резкие перемены могут как спасти пациента, так и убить его, и амалатианцы считают, что рисковать квадриллионами жизней ради абстрактных идей - попросту глупо и безответственно. Предпочитают работать скрытно и скорее похожи на детективов, нежели на типичных воинственных инквизиторов. Не столько гуманны, сколько рациональны и не любят попусту растрачивать жизни имперских граждан. Стараются следовать и букве, и духу Лекс Империалис, что делает их лучшими друзьями Адептус Арбитрес. В целом, когда это возможно, стараются тесно сотрудничать с другими Адептус, и могут даже предоставлять отчёты планетарному правительству о проделанной работе. Всё это сделало их самой могущественной фракцией Инквизиции, как политически, так и в плане военной силы. Инквизиторы-амалатианцы могут обратить против своих врагов всю мощь Империума. Но когда дело доходит до порчи внутри самих Адептус, дело сильно осложняется. Многие фракции обвиняют амалатианцев в терпимости к порче среди власть имущих, что неоднократно приводило к катастрофам. И действительно, амалатианцы склонны закрывать глаза на мирскую коррупцию и преступления имперских чиновников, если те не затрагивают интересов Империума, отчего страдают, в первую очередь, простые граждане Империума. Это приводит к восстаниям, которыми частенько пользуются еретические культы, а порой и к худшим последствиям: губернатор, на первый взгляд виновный лишь в убийствах неугодных ему людей, на деле может оказаться еретиком-хаоситом, зачищавшим себе поле для абсолютной власти. Сами же амалатианцы считают, что за всеми не уследишь и ошибки неизбежны, но открытая война между Инквизицией и Адептус Терра будет гораздо страшнее.
  • Аномалионцы, точнее Свидетели Аномалиона — считают, что их миссия — подготовить человечество и себя к Его спокойному второму пришествию. Из-за этого заслуженно пользуются репутацией «амалатианцев, которых мы не заслужили», хотя считаются группой, родственной торианцам (из-за любви к поиску потенциальных аватар). Ищут потенциальных героев и злодеев, много путешествуют по Галактике. Любят играть «вдолгую», спокойно относятся к сотрудничеству с любой фракцией, крайне прагматичны. Однако, если потенциальный сосуд Его воли подает неявный признак коррапта, то мгновенно уничтожается. Довольно немногочисленны, что компенсируется тем, что с ними готов работать хоть ярый монодоминант, хоть истваанец и даже на время отставить свои наиболее ярые взгляды. Консервативными амалатианцами считаются исключительно коварными заговорщиками, выстраивающими себе максимально привлекательный образ, а на деле стремящихся подчинить себе Инквизицию. Учитывая, что аномалионцы часто становятся лидерами Конклавов, примиряя различные фракции, в этой теории, возможно, есть зерно истины. Впрочем, это скорее похоже на зависть амалатианцев к их более популярным собратьям.
  • Монодоминанты — радикалы от пуритан, следующие доктрине инквизитора Голдо, которую, впрочем, почти никогда не изучают. Всё, что сказали святые, они толкуют буквально, без возможности более либеральных трактовок. Любые отклонения от образа благочестивого имперца объявляют ересью и очень любят устраивать по этому поводу чистки. Галактика в их представлении, разумеется, должна принадлежать человеку, все прочие расы надо уничтожить. Именно эти ребята и формируют в глазах общественности образ типичного инквизитора. А их менее радикальные коллеги и рады — такое отношение к инквизитору сильно облегчает ему работу. Впрочем, ещё чаще они мешают другим инквизиторам вести расследования, срывая тщательно подготовленные операции своими огненными выходками. Действия монодоминантов могут с одинаковой вероятностью как искоренить еретический культ, так и предупредить его об опасности, что позволит им залечь на дно и радостно хихикать, глядя как Инквизиция сжигает невиновных людей. Средний монодоминант — не особо умный фанатик, одержимый идеей искоренения всего, что он считает нечистым. В зависимости от конкретного инквизитора, нечистым может быть признано что-угодно. История Инквизиции полнится наглухо отбитыми монодоминантами, истреблявшими население целых планет из-за действий небольшого еретического культа или наличия официально разрешённых мутантов. Пожалуй, самой неприятной для Империума особенностью монодоминантов является их лютая ненависть к псайкерам, в том числе санкционированным и верно служащим Империуму. Для выживания Империум нуждается в псиониках: они поддерживают Астрономикон и астропатическую связь, без Навигаторов станут невозможны межзвёздные перелёты, а без боевых псайкеров человечество едва ли сможет на равных сражаться с хаоситами и ксеносами. Но монодоминантов не волнуют подобные мелочи: они вполне способны сорвать сбор Имперской десятины, перебив псайкеров, направляющихся на Терру для санкционирования, или даже напасть на астропата или навигатора, спровоцировав открытый конфликт с Адептус Астра Телепатика и Навис Набилитэ. Как правило, после этого вмешиваются другие инквизиторы и излишне ретивого психа сжигают на костре как еретика. Тем не менее, большинство монодоминантов не чудовища по натуре (хотя и такие имеются) — это всего лишь люди, глубоко травмированные увиденными ими ужасами и твёрдо желающие никогда не допустить повторения пережитого кошмара. Инквизиция использует монодоминантов как грубое орудие, когда все остальные средства исчерпаны. После визита монодоминанта на планете не останется ни одного еретика... но и живых людей там останется немного.
  • Торианцы — эти мечтают любыми средствами возродить самого Бога-Императора. Возражения их оппонентов можно кратко описать как «работает — не трожь!» Ибо хотя все были бы несказанно рады тому, что Император сошёл с Золотого Трона, это может сопровождаться весьма неприятными побочными эффектами. Например, внезапным отключением Астрономикона и кучей звездолётов, прилетевших чёрт знает куда (или чёрт знает когда, в том числе и в прошлое). Собственно говоря, редко принимают участие в межфракционных стычках, предпочитая искать какие-нибудь древние фолианты с секретами или выращивать вместилища для души Самого. Торианцы - самая разнообразная фракция. Там можно встретить и воителей, бросающихся на демонов с мечом, и тихих учёных, и следователей, десятилетиями распутывающих сложное дело, и отчаянных авантюристов, бросающихся на поиски неизведанного, и хитроумных интриганов, плетущих шпионские сети. Объединяет их лишь общая цель: найти вместилище для Императора, но вот подходы к этой цели могут быть диаметрально противоположными. Некоторые хотят физически воскресить тело оригинального Императора, посредством веры, ксено-технологий или даже колдовства, балансируя на грани радикализма и даже ереси. Другие ищут новые сосуды, порой спасая альфа-плюс псайкеров, признанных слишком опасными, чтобы жить, в надежде поместить в них хотя бы частицу души Самого. Третьи же видят потенциальные вместилища в героях и святых. Тем не менее, когда дело доходит до распросов, торианцы всех направлений (кроме Хоруситов, разумеется) смыкают ряды и готовы пойти на что-угодно, лишь бы окружающие не догадались об их истинных намерениях. Дело в том, что остальные фракции считают торианцев лишь теоретиками и мечтателями, но никак не практиками. Если монодоминанты и амалатианцы когда-нибудь узнают, что торианцы действительно пытаются воскресить Императора, это приведёт к Инквизиционной войне. Сами же торианцы готовы к такому повороту событий, накопив за прошедшие тысячелетия огромные ресурсы. Достаточные, чтобы при необходимости защитить воскрешённого Бога-Императора от любой угрозы, в том числе и со стороны их коллег.
    • Ардениты — склонны к поиску Его вмешательства в различных мелочах и глобальных событиях. Считаются чудаками, гадающими на кофейной гуще, однако именно привычка копать и искать взаимосвязи на ровном месте делает из них прекрасных детективов. Среди наиболее параноидальных инквизиторов ходит теория, будто ардениты не просто ищут следы вмешательства Самого, но и активно создают для этого предпосылки в виде войн, катаклизмов и революций. Но все попытки расследовать данную гипотезу сталкивались с весьма активным недовольством остальных торианцев. А недовольство торианцев, как известно, вредно для здоровья любого инквизитора.

Радикалы[править]

Радикалы исповедуют принцип «цель оправдывает средства». Ради победы над Хаосом они готовы призывать демонов. Ради отражения угрозы ксеносов готовы вступить в союз с другими ксеносами. Есть правда пара проблем. Во-первых, в каких бы целях демоны не призывались, риск поехать крышей от нечестивого колдовства остаётся. Во-вторых, демоны — те ещё интриганы. Как бы не оказалось потом, что казавшиеся мудрыми и взвешенными решения в итоге ведут к расстрелу всей планеты. Один из демонов Тзинча например, занимается подобными интригами just for lulz. Примерно тоже можно сказать о некоторых ксеносах типа эльдар. В-третьих, иногда и цели у них настолько спорные, что со стороны выглядят откровенной ересью. В-четвертых, само призывание демона - очень опасное и злое дело, требующее жертв, чем дальше тем больше. И эти парни готовы идти на жертвы. Радикальные школы:

  • Ксантиты — активные пользователи сил Варпа против самого же Варпа. Любят призывать демонов, но не всегда способны справиться с последствиями своих поступков. Впрочем, они единственные инквизиторы, кто хотя бы пытается что-то изучать. Ксантиты, как ни странны, самая "легальная" из радикалистских фракций. Лишь они открыто вступают в дебаты с пуританами и отстаивают свои убеждения. Отчасти это вызвано их чудовищным могуществом — инквизитору, желающему избавиться от ксантита, желательно заручиться железобетонной поддержкой Конклава и написать завещание. Но настоящая причина существования ксантизма в его необходимости для Инквизиции. Большинство пуритан рассматривают ксантитов как необходимое зло для противостояния Хаосу. Ни один честный амалатианец не станет читать запретных текстов с именами демонов или организовывать еретический культ с целью набрать туда побольше еретиков, а потом уничтожить. Но если за него это сделает вон тот отмороженный ксантит... Особенно популярна такая точка зрения в Ордо Маллеус. Пуритане-демоноборцы, конечно, не одобряют всяких заигрываний с Варпом, но их коллеги-ксантиты считаются "семейной проблемой". Так что попытка инквизиторов из других Ордосов осудить ксантита-демоноборца может привести к совершенно дикой ситуации, когда вроде бы абсолютные пуритане из Маллеус единым фронтом выступят на защиту "блудного сына", или даже возьмут на себя коллективную ответственность за его действия. Те же ксантиты, что переступают последнюю грань и окончательно впадают в Хаос, преследуются и уничтожаются самими же ксантитами.
    • Полипсайкана — небольшая группа инквизиторов-псайкеров, считающих, что будущее человечество лежит в области освоения психического потенциала, и разрабатывающих методы его усиления с помощью евгеники, психоактивных веществ, хирургии и технологических устройств. Как правило, очень серьёзные бойцы из-за своих способностей. В целом, довольно хорошо принимаются большинством радикалов и частью пуритан, поскольку развивают методы контроля и обучения псиоников и стараются повысить объёмы сбора Десятины псайкеров. Полипсайкана почти никогда не прибегает к колдовству и демоническим артефактам, считая их ложным путём к могуществу, что делает их несколько более приемлемыми для хардкорных пуритан, чем ксантиты. Так что на их шалости с «исчезнувшими» бродячими псайкерами, которых вроде как полагалось уничтожить, закрывают глаза. Известно, что в Секторе Каликсида Полипсайкана оказывает покровительство Огненной Принцессе, псайкеру невероятной силы, на которую давным-давно выписана Карта Экстремис с указанием "найти, уничтожить и для гарантии уничтожить повторно" (что характерно, Конклав Каликсиды не особо в этом усердствует, хотя альфа-псайкеры считаются одной из главных угроз Империуму). А некоторые моменты из её биографии намекают, что она "чёрный" оперативник Полипсайканы, внедряющаяся в культы под видом наёмника для их последующего уничтожения, устраняет неугодные культы Министорума и атакует корабли врагов своих покровителей под предлогом пиратства. Если это правда, Полипсайкана может обладать целой сетью аколитов, выдающих себя за бродячих псайкеров, и в нужный момент эта сеть может стать псионической армией.
  • Реконгрегаторы — галактические революционеры. Видя, насколько прогнил Империум, пытаются по мере сил изменить его. Где дипломатией, где интригами, а где и грубой силой. Ввиду малочисленности и серьёзного давления со стороны амалатинцев успехи у них пока не очень. Да и имперская знать испытывает к ним вполне понятные чувства. На самом деле, реконгрегаторы - довольно могущественная группировка, пользующаяся солидным авторитетов в Инквизиции. В первую очередь, благодаря их умению разоблачать ересь среди правящих классов Империума. Руководствуются Тройственной доктриной Разума, Плоти и Железа. Во-первых, они стремятся сломать сословное устройство Империума, дав всем его гражданам равные права и доступ к образованию, что позволит устранить саму причину антиимперских восстаний и лишит ересь социальной базы, а заодно вырвать человеческую мысль из оков суеверия Экклезиархии. Во-вторых, они стремятся избавить человечество от мутаций, укрепив его генотип и улучшив условия жизни. В-третьих, реконгрегаторы мечтают уничтожить монополию Адептус Механикус на технологии, вновь возродив идеи научного прогресса и дав людям равный доступ ко всем техническим изобретениям (кроме, разумеется, запретных). Короче говоря, реконгрегаторы - верные последователи идей самого Императора, что изрядно повышает их собственную мораль и жутко злит всех остальных. Особенно амалатианцев, которых Император вряд ли по головке бы погладил, и монодоминантов, которых он погладил бы силовым молотом. В тоже самое время, реконгрегаторы страдают всеми проблемами профессиональных революционеров: неразборчивостью средств, фанатизмом и неумением просчитывать последствия своих действий. Поднятое реконгрегаторами восстание может привести мир к свободе и процветанию, а может попросту превратить в постапокалиптический ад или даже ввергнуть в Хаос. Особенно учитывая любовь еретиков и истваанцев манипулировать революционными побуждениями реконгрегаторов. Тем не менее, для угнетённых масс Империума реконгрегаторы являются чуть ли не единственным избавителем.
    • С возвращением Жиллимана реконгрегаторы успешно вписались в его Новый Империум и перестали быть радикалами. Более того, их идеология теперь стала чуть ли не официальной, хотя сам Жиллиман куда более осторожен и пока что не решился ломать базовые устои Империума. Некоторые реконгрегаторы обиделись на "измену революции" и начали собирать собственные силы, чтобы подтолкнуть примарха к более радикальным переменам. Что до остальных, они наслаждаются новым положением.
  • Истваанцы — милитаристы и генералы Потрошиллинги. Искренне считают, что человечеству нужна вечная и как можно более кровопролитная войны со всеми вокруг и с самим собой, чтобы стать сильнее. Впрочем, само название (Истваан — планета, на которой началась Ересь Хоруса) говорит за себя. Всегда прут напролом. Где бы они не появились, сеют хаос, анархию и экстремизм. Из-за этой тупорылости их хотят извести практически все другие инквизиторы, кроме монодоминантов и фэнонитов. Идеология истваанцев, однако, куда сложнее, чем кажется на первый взгляд. С точки зрения истваанской доктрины, миром движут законы эволюции и люди не исключение. Выживает сильнейший и чтобы выжить, человечество должно стать сильнее, избавившись от слабости и слабых. Для этого необходимо регулярно испытывать стойкость людей войнами и катастрофами, ведь именно в период бедствий выявляются действительно выдающиеся индивиды. Мечта истваанцев — мир победившего социал-дарвинизма, где править будут сильнейшие. В первую очередь, они сами. Разжигание войн — основной, но далеко не единственный инструмент в арсенале фракции. С тем же азартом они взращивают еретические культы, провоцируют восстания, вторжения ксеносов и даже демонические вторжения. Что угодно, лишь бы люди не забывали, в какой Галактике они живут, и становились сильнее. В отличие от реконгрегаторов, их совершенно не волнует исход войн и восстаний. Кто бы ни победил, истваанцы в выигрыше: победит Империум, значит люди стали сильнее, победят его враги — значит люди оказались недостойны и были стёрты с лица Галактики. Само собой, большинство других фракций истваанцев люто ненавидят. Особенно реконгрегаторы и амалатианцы, по такому поводу готовые даже на временный союз. Как ни странно, лучше всех к истваанцам относятся монодоминанты. Впрочем, по врождённой тупости, они не до конца понимают, что именно истваанцы делают для усиления человечества.
  • Либрикары — в теории борцы с коррупцией (в том числе и мирской), на практике — продукт доведения консерватизма амалатиан до абсурда: реакционеры и ретрограды. Любят устраивать масштабные репрессии против всей элиты Империума с «цепочками расстрелов» (это когда палачей казнят новые палачи, а новых уже следующие…), в том числе и в отношении других инквизиторов. Именно из-за этой «милой» привычки убивать других инквизиторов имеют оглушительно негативную репутацию среди Святых Ордосов. Настолько, что даже произвольный ксантит имеет больше шансов на непредвзятую оценку своей деятельности со стороны прочих Инквизиторов, чем один из этих ребят. Впрочем, философия либрикар указывает на слабое место в идеалах амалатианцев: как может рыба быть свежей, если голова у неё сгнила? С точки зрения имперской аристократии и Адептус, либрикар, безусловно, конченые отморозки. Но простые имперские граждане, которых аристократы заставляют пахать на мануфакториумах по 20 часов в сутки, а Адептус творят с ними вообще что захотят по желанию левой пятки, могли бы высказать и другую точку зрения.
  • Казофилианцы — отколовшаяся от торианцев фракция, которая занимается изучением посмертия и методов возвращения душ умерших из варпа. Основана благодаря святому Казофилию, который воскрес после пребывания мёртвым в течение пяти дней и оставил описание того, что он в течение этого времени испытывал.
  • Ревивификаторы — инквизиторы, изучающие момент перехода от жизни к смерти. Ксенофилы (из-за изучения взаимодействия эльдар с варпом и душами), которые тем не менее активно работают с казофилианцами и аномалионами. А ещё внезапно Министорумом. Долгожители — самого старого представителя фракции убили в возрасте около 760 лет.
  • Ксено Гибрис — инквизиторы-ксенофилы, выступающие за союз с наиболее развитыми видами ксеносов, такими как эльдар и тау. Кроме того, схожи с Механикусами в яром желании найти, сохранить и адаптировать техномагию ксеносов. В отличие от многих других фракций нередко собираются на импровизированные конклавы, чтобы обсудить и переварить накопленные знания. В основном сконцентрированы в секторе Каликсида, где имеют довольно серьёзное влияние (хотя и по понятным причинам — ярое сопротивление Монодоминантов). Впрочем, не стоит считать инквизиторов Ксено-Гибрис наивными идеалистами. Хоть какой-то равноправный союз полагается только эльдарам Миров-Кораблей (в конце концов, сама фракция возникла благодаря эльдарам) и, возможно, Империи Тау. Остальные разумные расы, готовые сосуществовать с человечеством, станут людскими протекторатами, снабжающими человечество новыми технологиями и пушечным мясом. В вопросах искоренения опасных рас Ксено-Гибрис столь же несгибаем, как и любая пуританская фракция. Впрочем, на фоне остального Империума, этих ребят можно счесть чуть ли не совестью Галактики.
  • Облационисты — отколовшаяся от монодоминантов группировка фанатиков, использующих еретические средства для достижения благих (по их мнению) целей. Тем самым, согласно своему учению, они поглощают грехи других людей за счёт принесения в жертву свои душ. Цели схожи с монодоминантами, но педаль выжата в пол. Из-за методов ненавидимы (взаимно) остальными фракциями. Запомните, если вы видите инквизитора, обмазанного богохульными символами, с демоническим мечом в руке и отрядом демонхостов на привязи - это ксантит. А если вы видите всё то же самое, но при этом оно кается и посыпает голову пеплом (буквально, это у них ритуал такой) - это облационист. Ошибка в данном случае смертельна.
  • Окулярии — странная группа странных личностей, чей образ действия основан на прорицании будущего. Действуют в соответствии со своими пророчествами, чем сильно раздражают своих коллег. Иногда вырезают целые планеты по известным лишь им одним причинам. Вопреки распространённому мнению, оккулярии - очень серьёзная организация с огромными ресурсами и связями. Управляется Шепчущим Собором — группой самых просветлённых (ну или безумных) прорицателей, толкователей и сновидцев. Помешаны на конспирации настолько, что сами не до конца понимают, чего хотят. Своим главным врагом оккулярии считают Тзинча, бога обмана, хитрых планов и лжи. По иронии, сами оккулярии идеально подходят под определение «культ Тзинча». Тзинч такой Тзинч...
    • Антикварты — менее странная подгруппа, делающая всё для преумножения потенциала человечества к предвидению. В остальном схожи с родительской группой.
  • Секулос Атендос — Лютер-стайл инквизиторы, мечтающие низвергнуть Экклезиархию и установить светское государство. Фактически, их идеи совпадают с идеями самого Императора, когда тот был живой. Однако, СА ради достижения своей цели готовы не только раскрыть очередного епископа-педофила, но и темные стороны героев Империума. В ультра-религиозном Империуме понимание они встречают далеко не всегда. Вероятно, подгруппа Реконгрегаторов, отколовшаяся от родительской фракции. Если реконгрегаторы охватывают своими заговорами все стороны жизни Империума, то СА считают первопричиной всех бед Экклезиархию. А остальное само собой наладится, как только злых попов на мороз выкинут. Что самое интересно, Секулос Атендос не имеют никакого отношения к атеизму. Наоборот, в Бога-Императора они верят столь же рьяно, как любой монодоминант. Ненавидят они конкретно Экклезиархию как организацию и мечтают создать на смену ей реформированную церковь, которая будет лишена светской власти и богатств.
  • Фэнониты — отлучённая фракция конченых радикалов, сильно заигравшихся с оккультизмом и техномагией, дикая смесь ксантизма и техноереси. Все поголовно были выброшены на мороз, а планета Фэнон Прайм, где они и завелись, выпилена к чертям, но фэнонитов это только разозлило. Проповедуют идею разрушения нынешнего Империума и создания на его руинах нового государства, подозрительно смахивающего на Медренгард или Адскую Кузню. Для этих святых целей используют абсолютно всё, что попадёт к ним в руки. Содержат целые батальоны колдунов и демонов, общаются с самыми опасными ксеносами, сотрудничают даже с наиболее отмороженными культистами и откровенными урками. Любят превращать себя, своих друзей и, в особых случаях, врагов в смесь смертоносной машины, демона и человека. Ненавидимы всеми, кроме исстваанцев, которые только рады такому рвению в деле развязывания конфликтов. Тем не менее, когда человечеству угрожает действительно лютая опасность, выскакивают из кустов верхом на роялях и с помощью страшнейшей ереси спасают всех, тем самым вызывая комплекс неполноценности у всех остальных. Впрочем, эти опасности, как правило, они сами же и создают.
  • Хоруситы — радикальный подвид торианцев, считают, что силы Хаоса, проявившиеся в Хорусе, могут быть каким-то образом привлечены для создания Божественной Аватары или использоваться в процессе переноса души Императора из его нынешнего состояния в тело живого бога.
  • [данные удалены] — фракция Инквизиции, считающая что во имя возрождения Императора его нужно непременно добить. Безо всяких церемоний поголовно вырезана Кустодес. ЧСХ, были в целом правы, ведь Бог-Император — Вечный, и умереть не может, после смерти как и любой Вечный он спокойно возрождается целым и невредимым.

Интересные личности[править]

« Ручные психопаты Императора »
Комиссар Каин об инквизиторах
  • Лорд-Инквизитор Антон Зербе — каноничный пример абсолютного амалатианца, который не дает ни одной из сторон одержать верх, даже своей. Главной же своей целью видит защиту от «Звезды-Тирана», неизвестной и абсолютной напасти сектора Каликсида, и ради цели готов на всё. В первую очередь политик по должности, однако если припрет — соберет многоярусную свиту, которая спокойно будет действовать автономно, если совсем припрёт — встанет с трона в силовой броне (с которой не расстается), если совсем-совсем припрёт — уничтожит силой воли противника, ведь на деле Зербе — мощнейший псайкер и отменный воин. Даже если противник — другие инквизиторы.
  • Лорд-Инквизитор Федор Карамазов — Судья-Пирофант Салем Проктора — шикарный пример проницательного инквизитора, амалатианец, работающий по программе «да всех на костёр!» Катается на личном механизированном шагуне, называемом Трон Правосудия. Прославился казнью юного проповедника Икараэля, праведность которого была очевидна даже самым упёртым ослам. А когда коллеги собрались бить поехавшего дядю Федора, ещё раз прославился тем, что в пастве Икараэля таки нашли порчу Хаоса. «В моём суде нет такой вещи, как прошение о невиновности. Просящий о невиновности виновен в отнятии у меня ценного времени. Виновен», — так высказался дядя Федор во время расследования по этому делу.
  • Лорд-Инквизитор Торквемада Котез — пример инквизитора-пуританина тройной отгонки. В отличии от примера выше, Торквемада очень серьёзно подходит к доказательству вины тех, кого обвиняет в ереси. Носит с собой песочные часы, которые использует как хронометр, чтобы доказать виновность подозреваемого. Пока что еретики сознавались ещё до того, как последняя песчинка успевала упасть. Сферический инквизитор в вакууме — большинство страшилок про эту организацию обязаны своим рождением на свет именно благодаря этому лысому дядьке в силовой броне с грозовым молотом.
  • Голеш Хелдан — ученик Вока, наглядный пример скатывания ярого пуританина в ярый радикализм. В молодости был искалечен, но вместо заживления ещё больше искалечил себя. В пуританстве перешел дорогу Эйзенхорну и чуть не погиб, а заодно потерял всяческую репутацию. Впоследствии дошел до фэннонитства и пытался распаковать хранилище Железных людей. Вышло не очень.
  • Грегор Эйзенхорн — персонаж пяти книг Дэна Абнетта. Наглядно демонстрирует, как умеренный пуританин-амалатинец в молодости становится умеренным (коллеги с «умеренностью» несогласны), но радикалом-ксантитом в старости.
  • Гидеон Рейвенор — ученик Эйзенхорна, удостоившийся собственной трилогии. Из-за попадания в эпицентр масштабного теракта, искалечен, парализован и прикован к парящему трону, но сохранил чистый разум, а псайкерские силы только преумножил. Учился у эльдар, за что прослыл ярым радикалом.
  • Катарина Грейфакс — инквизитор-пуританин, одна из немногих если не единственная, кто сбежал из коллекции Тразина (…или её выпустили). Сбежав, с удивлением обнаружила 13й ЧКП, идолопоклонство живой святой Селестине и бесконтрольное применение псайкеров с мутантами-вульфенами. Впрочем, свою фанатичность несколько умерила и работала на благо Империума со всеми вышеперечисленными. Приложила руку к воскрешению Робаута Жиллимана и нередко действует как его личный агент.
  • Коммодус Вок — редкий пример адекватного почти-монодоминанта, да ещё и в Ордо Еретикус. Впрочем, удерживают в адекватности его как ни странно, не сколько богатый жизненный опыт, сколько собственные мощные психические способности. Имел ученика Голеша Хелдана (см. выше), неслабо наследившего впоследствии.
  • Мунарк Непрощенный — вот что бывает, если заиграться с Хаосом. Мунарк начинал как дознаватель ксантита Глориана Сарка. Когда на Сарка обратили самое пристальное внимание, он и Мунарк сбежали на отдалённую планету, где Сарк запудрил мозги местным дикарям, представившись пророком их богов. А дикари поклонялись, конечно же, Хаосу. Со временем Мунарк понял, что Сарк зашёл слишком далеко, и в итоге поймал своего учителя за созданием демонического меча. Этим же мечом Мунарк Сарка и убил. Вот только этот меч был единственной вещью, что могла помочь Мунарку пробиться через разъярённых дикарей. Мало-помалу Мунарк поддался влиянию меча, начал радоваться убийствам, начал пожирать убитых, его ментальная и психическая силы возросли многократно. В конце концов Мунарк окончательно превратился в сумасшедшего монстра.
  • Криптман — всю жизнь посвятил борьбе с угрозой тиранидов, известен тем, что ради упасения Империума от флота улья «Левиафан» сжигал дотла десятки обитаемых планет, дабы заморить рой голодом, а потом подсунул захваченных генокрадов так, чтобы те заманили рой в орочью империю. Даже несмотря на то, что с огромным трудом его действия и были признаны верными и единственно возможными в тех обстоятельствах, он был объявлен еретиком.
    • Ван Вюйгенс — его ученик, отправившийся искать тиранидов в секторе Каликсида. Кабинетный червь и тихий учёный, которого часто недооценивают соперники, Ван Вюйгенс оружием видит в первую очередь знания, а не тупую мощь. Тиранидов в секторе он не нашел, однако и в восторг от происходящего — тоже, напротив, мёртвые империи и Звезда-Тиран представляются ему не меньшей опасностью, чем любой вид ксеносов. Редкий пример кабинетного инквизитора.
  • Квиксос — оппонент Эйзенхорна. С одной стороны — легенда Инквизиции, некоторыми почитавшийся за святого. С другой стороны, из-за демонического ранения мутировал и зашёл по пути радикализма сильно дальше самого Эйзенхорна и был им убит. Как выяснилось — мечтал любой ценой воссоздать аналог таинственных пилонов с планеты Кадия, единственное известное средство, мешающее распространяться Варпу в реальный мир, и найти с их помощью способ закрыть Око Ужаса, но шёл к цели путями, переходящими любой моральный горизонт. Как показала история — это было крайне актуальное и нужное исследование, так как после гибели Кадии Око Ужаса катастрофически разрослось, и эта технология для Империума пока недоступна.
  • Фельрод Гельт — экскоммуникате трайторис, пуританин, скатившийся в ксантизм. Подготовил обширный корпус записок по различной нечисти, подразумевается, что львиная доля описаний НЁХ Вархаммер — его рук дело.
  • Хелинна Валерия — любительница принципа «бей врага его же оружием». Вершиной её работы могла бы стать Кузница Измерений — загадочная машина, способная создавать непроницаемую для демонов нуль-зону диаметром во множество световых лет. Однако на мир, где была схоронена эта штука, внезапно напали демоны, и на огонёк заглянул пуританин Эмиль Тёмный Молот, искренне считающий все ксенотехнологии анафемой. Эмиль успел отдать приказ об Экстерминатусе, в котором Кузница и сгинула. Объявив этого идиота отлучённым предателем, Хелинна гоняется за ним вот уже несколько веков. Прочие инквизиторы на это смотрят сквозь пальцы — подобные разборки дело обычное, не воняет — не трогай. В целом, закончилась её история бесславно — совершила неудачный рейд на Солемнейс, где часть её группы осталась в качестве экспонатов одного из коллекций Тразина, а сама была заражена мозговыми скарабеями. Ей удалось вырваться из тессерактового лабиринта, присланным архивариусом Солемнейса в качестве подарка. Тразин планировал использовать её в качестве агента или контакта в Империуме, но Валерию раскрыла и казнила инквизитор Катариния Грейфакс… и в результате сама оказалась в коллекции Тразина.
  • Эмберли Вейл — инквизитор из Ордо Ксенос, близкая подруга комиссара Кайафаса Каина, периодически вербовавшая его на опасные задания. Мемуары Каина изданы под её редактурой как крайне полезное чтиво для молодых инквизиторов. По мировоззрению явный амалатианец, равно не любящая и ультрапуритан и радикалов.
  • Обиван Шерлок Клузо — инквизитор из первой редакции, где выступал в качестве типичного представителя своей организации. Известен в основном за свое имя.