Двадцать тысяч льё под водой

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Nemo: Может, после выхода фильма «20,000 льё под водой: Капитан Немо» мой ник перестанут ассоциировать с рыбкой? »
С Баша
Форзац первого издания. Присутствуют кашалот (больше похожий на усатого кита), гигантский кальмар и неопознанный плод фантазии иллюстратора.

«Двадцать тысяч льё под водой» («Vingt mille lieues sous les mers») — приключенческий роман Жюля Верна, опубликованный в 1869-70 годах и с тех пор ставший нестареющей классикой научной фантастики и пятой из наиболее переводимых книг в мире[1]. На русском языке роман сначала издавался под названием «80 000 вёрст под водой», позже — «80 000 километров под водой» (такое название можно услышать, например, в советском фильме «Таинственный остров» 1941 года). В данной статье цитаты будут приведены по классическому переводу Яковлевой-Корша (изд. 1956 года).

Влияние этого романа на жанр фантастики переоценить трудно. Немо стал одним из самых знаменитых капитанов и эталоном для подражания. И чего только в честь них не называли — даже где-то в глубинах космоса блуждает астероид по имени Немо.

Сюжет, думается, известен каждому, хотя бы в общих чертах. Профессор Аронакс, его слуга Консель и гарпунёр Нед Ленд, отправившись на поиски некоего неизвестного и огромного морского чудовища, после столкновения судна с этим самым чудовищем случайно оказываются за бортом[2]. Выясняется, что «чудовище» на самом деле является большой субмариной, которой командует загадочный капитан под псевдонимом «Немо». Капитан подбирает бедняг и поселяет их на своём корабле. Он обращается с ними почтительно, но отказывается их отпустить, чтобы они не раскрыли его секрет. После этого Аронакс сотоварищи путешествуют на «Наутилусе» по всему свету, удивляясь многообразию подводной жизни и сражаясь с некоторыми её представителями, посещают Атлантиду и открывают Южный полюс (см. ниже про «нелады»). Наконец, они становятся свидетелями мести капитана неким врагам, на национальную принадлежность которых дан только намёк[3], после чего совершают побег посреди чудовищного водоворота. Герои чудом выживают, а о дальнейшей судьбе капитана Немо (как и о причинах и объекте его мести) автор впоследствии расскажет уже в другом романе, «Таинственный остров», речь о котором у нас пойдёт отдельно.

Часто можно услышать, что Верн предвосхитил появление подводной лодки, хотя это не так: идея такого судна приходила ещё Леонардо да Винчи, а во времена Верна примитивные прототипы субмарин уже строили (например, французский же «Le Plongeur» 1862 года, явно повлиявший на фантазию писателя). Так что идея витала в воздухе, и когда издатель Верна проанонсировал в журнале «Le Magasin d'éducation et de récréation» начало публикации романа о кругосветном путешествии на подводном корабле, выяснилось, что газета «Le Petit Journal» также начинает выпускать роман на ту же тематику, «Необыкновенные приключения ученого Тринитуса» за авторством некоего Аристида Роже (под этим псевдонимом скрывался известный учёный, профессор Жюль Рангад). Поэтому во избежание недоразумений Верн написал в «Le Petit Journal» письмо с объяснением того, что это непреднамеренное совпадение, на чём и порешили. У кого из двух авторов получилось лучше — показала история.

Главные герои[править]

Золотое трио из пассажиров; квартет, если считать с Немо.

Капитан Немо. Безымянный герой, конструктор и капитан «Наутилуса», учёный и воин, мстящий за неизвестные обиды неназванному врагу. Подробности прежней жизни капитана раскрыты в романе «Таинственный остров» — он индийский принц по имени Даккар, и мстит он британцам, но из «Двадцати тысяч…» понятно только то, что враги отняли у него всё, что он любил, включая родину, жену, детей и родителей. В своём мщении Немо похож то ли на антигероя, то ли на антизлодея. Он разочарован в человечестве и избегает когда-либо снова ступать на берег, хотя финансово поддерживает борцов против колониализма в разных частях света.

Внешность капитана автор описывает не очень подробно: сказано только, что он высокий и красивый, с аристократическими чертами, а возраст и национальность рассказчик определить затрудняется. Наличие у капитана бороды в самом романе не указано, но, начиная с первых иллюстраций, его обычно изображают бородачом[4].

Кроме всего прочего, Немо — интеллектуал и эстет. На его корабле имеется коллекция чудес морской природы и человеческих произведений искусства, библиотека на 12 000 книг, которую он прочитал целиком, а ещё он любит играть на органе и разбирается в хорошей еде. Капитан свободно владеет как минимум французским, английским, немецким и латинским языками, а также неким секретным наречием, на котором общается с командой. А ещё он любит сигары, которые делает из особых водорослей.

Пьер Аронакс, рассказчик-Исмаил, нужный исключительно как свидетель событий и немного научный консультант; как личность, теряется на фоне Ленда и тем более Немо. От роду сорока лет. И.о. профессора при Национальном музее естественной истории в Париже, учёный-идеалист. Специалист по минералогии, ботанике и зоологии, немного разбирается в медицине. Автор книги «Тайны морских глубин», которую уважает даже сам капитан Немо (хотя и вносит в неё множество пометок на полях, зачастую опровергающих приведённые там гипотезы). Иногда профессор бывает ужасающе рассеян: однажды в душевном смятении умудрился зачитаться книгой, забыв, что сам её и написал. Ради науки он готов пожертвовать своей свободой (но не свободой своих друзей). Открытый, терпимый, общительный, не лишённый чувства юмора и дипломатичный.

Консель[5] (имя не указано). Верный слуга профессора Аронакса, фламандец, исполнительный и самозабвенно преданный, хотя профессора несколько раздражает привычка Конселя обращаться к нему в третьем лице («как будет угодно господину профессору») и называть его их честь, хотя с тем же Лендом общается в обычной манере — на «ты» и по имени. Возрастом около тридцати лет, физически крепкий, мастер на все руки, обычно непрошибаемо флегматичный. Хотя однажды вышел из себя: когда брошенный злобным дикарём камень разбил в его руке драгоценную раковину, Консель выхватил ружьё и выстрелил явно на поражение (электрическая пуля убила бы дикаря при любом попадании, если бы профессор не толкнул Конселя под руку). Наобщавшись с биологами, хорошо разбирается в систематике и вообще введён в повествования в первую очередь для того, чтобы либо лично давать полную классификацию каждому второму встреченному виду, либо быть косвенно упомянутым при приведении этой классификации. Но разбирается только теоретически: как выглядят эти организмы, знать не знает. Комично смотрится эпизод, в котором Консель по незнанию схватил руками электрического ската, получил закономерные 220 и в потрясении высказал рыбине в глаза все её таксономические ранги. Назван в честь знаменитости: Жан-Франсуа Консей, изобретатель полупогружного судна, консультировал Верна по поводу маневрирования «Наутилуса», за что автор и назвал в честь него своего героя. Мало того, фамилия ещё и диссонирующая, что рассказчик подсвечивает: хотя «conseil» по-французски означает «совет», он «вопреки своему имени, никогда не давал советов — даже когда к нему обращались за таковым».

Нед Ленд. Франкоязычный гарпунёр из Квебека, возрастом около сорока лет, сильный и меткий, как и положено китобою. Характер стойкий, нордический. Необщительный, грубоватый, ворчливый и вспыльчивый, хотя сдружился с Аронаксом, которому любил рассказывать различные истории из своего опыта. Неплохо разбирается в различных рыбах, но не со стороны науки и систематики, а с рыболовско-кулинарной. На «Наутилусе» чувствовал себя хуже всех, страдая от клаустрофобии, и неприязни к капитану не скрывал, хотя и помог ему отбиться от акулы.

«Наутилус» и подводная жизнь капитана Немо[править]

Техническое порно. Многофункциональное подводное судно, способное выполнять функции как плавучей лаборатории, так и боевого корабля. Изготовлено оно было по проектам, созданным самим капитаном и его единомышленниками, а детали для корабля были заказаны в разных уголках мира через вымышленные имена. Судно имеет веретенообразную форму, в длину 70 метров, в ширину в самом толстом участке — восемь. Его брони достаточно для защиты как от давления толщи вод, так и от пушечных снарядов. Двигатель судна приводится в движение при помощи электричества, которое на «Наутилусе» вообще отвечает за всё, вплоть до защиты от непрошенных гостей, хотя с описанием всемогущества электричества Верн явно сильно преувеличивает. Экипаж, по расчётам Аронакса, может составлять до 60 человек, хотя видел он не всех. Интересно, что команда составлена из людей разных национальностей, и общаются они на неизвестном языке, очевидно, конланге.

Этот корабль крут даже по современным меркам. Носится по океану со скоростью 93 км/ч против 83 км/ч в реальности. Умеет зарываться в дно на пять километров погружаться на несуществующую в реальности глубину 16 км, тогда как для современных серийных подлодок рекорд составил чуть больше километра. Вот только вооружение подкачало. Основное оружие «Нау» против и кораблей, и морских хищников — это таран; торпед не завезли, при том, что они тогда уже существовали. Уже издав книгу, Верн узнал, что как-то проморгал столь эффективное изобретение и, говорят, даже хотел было выкупить весь тираж, чтобы исправить такую оплошность, но было уже поздно. Придётся считать, что по каким-то причинам Немо не смог оснастить свой корабль торпедами (подробнее рассмотрено здесь).

Внутри корабль просторен на зависть всем подводникам — в настоящих субмаринах довольно-таки тесно. Имеется обширная библиотека и салон с фисгармонией, картинами, скульптурами и музеем всяческих диковинок, найденных капитаном под водой. Тут же висят «портреты видных исторических лиц, посвятивших себя служению высокой идее гуманизма: Костюшко, герой, боровшийся за освобождение Польши, павший с криком: „Конец Польше!“; Боцарис — этот Леонид современной Греции; О’Коннель — борец за независимость Ирландии[6]; Вашингтон — основатель Северо-Американского союза; Манин — итальянский патриот; Линкольн, погибший от пули рабовладельца; и, наконец, мученик, боровшийся за освобождение негров от рабства и вздернутый на виселице, — Джон Браун: страшный рисунок в карандаше, сделанный рукой Виктора Гюго! Какая связь могла быть между капитаном Немо и этими героями? Не приоткроют ли их портреты тайну его жизни? Не был ли он защитником угнетенных народов, освободителем порабощенных племен? Не участвовал ли он в политических и социальных потрясениях последнего времени? Не был ли он одним из героев братоубийственной войны между северными и южными штатами Америки, войны прискорбной и памятной?»

Чтобы беспрепятственно любоваться красотами подводного мира, в стенах имеются огромные окна-иллюминаторы с очень толстыми стёклами и закрывающимися стальными ставнями. Кроме того, в распоряжении Немо имеются такие чудеса технологии, как скафандры, очень продвинутые даже по современным меркам, а также самое настоящее энергетическое оружие — пневматические винтовки, выстреливающие стеклянными ампулами с конденсаторами. При попадании в цель такая «пуля» разбивается и выдаёт ей 220 в прямом смысле, что весьма эффективно и под водой, и на суше.

В плане ресурсов капитан почти во всём полагается на море. Из морской живности его команда готовит еду и ткани. Курильщикам предоставляются сигары из богатых никотином водорослей. Для финансовых нужд Немо выращивает жемчуг в здоровенной тридакне и забирает золото из затонувших галеонов. В недрах потухшего вулкана добывает уголь. И даже павших товарищей он хоронит в коралловом рифе. А о природе заботится и не позволяет убивать животных без явной нужды, ограничиваясь необходимым промыслом, да ещё истребляя расплодившихся хищников вроде кашалотов, угрожающих стадам южных китов.

Что ещё здесь есть[править]

  • Подводная лодка — как бы не кодификатор образа субмарины в культуре. Впрочем, «Наутилус» — корабль универсальный: и пассажирский, и исследовательский, и подводные работы проводит. Ну и потопить кого-нибудь может, если Немо такая мысль в голову придёт.
  • Акула-людоед. Куда ж без них-то в подводном сеттинге! Несколько раз за книгу герои видят этих лютых тварей, и в итоге с одной такой им даже приходится сразиться.
  • Антарктида. Немо побывал и там, причём «Наутилус» даже оказался в ловушке подо льдом. Казалось бы, героев ждёт погребение заживо (с учётом отсутствия на корабле системы регенерации воздуха), но при помощи ломов, горячей воды и воли к жизни команда смогла пробить для «Наутилуса» выход наружу.
  • Атлантида. Конечно же, она тут существует. Капитан Немо сводил профессора на экскурсию в её затопленных руинах. По мнению автора, Мадейра, Азорские и Канарские острова и Острова Зеленого Мыса являются вершинами высочайших гор затонувшего острова.
  • Говорящее имя. «Немо» по-латыни означает «Никто», и этот умышленно выбранный псевдоним очень подходит отрекшемуся от мира отшельнику. А Нед Ленд («land» — «земля, суша») больше всех из пленников мечтает оказаться на суше, даром что моряк. В случае же с Конселем имя, как говорилось выше, диссонирующее, что подсвечено в тексте.
  • Гурман-порно. Аронакс с удовольствием рассказывает о дарах моря, которыми их с друзьями потчуют на борту. Видимо, у Немо очень хороший кок, умеющий приготовить вкуснятину даже из совсем неприглядно выглядящих обитателей океана вроде морского ежа (в одной из киноадаптаций обыграна сцена в стиле «Что-что я съел?!», но в книге такого не было).
  • Кит-убийца. Кашалоты — весьма злобные твари, пожирают южных китов и пытаются грызть бронированный «Наутилус». Немо без особых сожалений убивает тараном своего корабля большую часть стада, а остальные герои радостно одобряют это, называя кашалотов вредными животными, подлежащими истреблению. Сейчас автора за такой эпизод основательно поругали бы, а экотеррористы бы просто убили.
  • Кракены и спруты. Гигантские кальмары оказались опаснее для корабля, чем кашалоты: хотя пробить корпус им не под силу, одно головоногое намоталось на винт и заклинило его, из-за чего героям пришлось выйти наружу и поубивать гадких и нереалистично агрессивных существ топорами и баграми (электропули не действуют — проходят насквозь, не срабатывая, и, если ничего не заденут, то животина особо не пострадает). Один из матросов погиб: чудовище уволокло под воду.
  • Лёгкое золото. Тут писатель не ошибся: сундук с золотыми слитками у него весит с полтонны, и семеро матросов с трудом поднимают его к люку на талях. Капитан передаёт такое богатство повстанцам Кипра.
  • Крутое кредо. Девиз «Наутилуса» «Mobilis in mobile» — «Подвижный в подвижном» (дословно — «свободный в свободной среде»), выгравированный на всей утвари корабля, вплоть до ложек.
  • Моральный горизонт событий. Аронакс и его товарищи долго не могли решиться совершить побег, пока капитан Немо не отправил на дно вражеский корабль, после чего провожал его на дно, погружаясь рядом с ним и наблюдая, как враги мечутся, лезут на мачты, барахтаются и тонут.
« Я чувствовал отвращение к капитану Немо. Сколько бы он ни пострадал от других людей, он не имел права наказывать их так жестоко. Он превратил меня если не в сообщника, то в свидетеля деяний своей мести! Это уже слишком!.. »
— Профессору после такого зрелища резко расхотелось далее оставаться на «Наутилусе».
  • Мужчины не плачут. Немо не видит ничего постыдного в том, чтобы оплакивать сожранного кальмаром товарища. А ещё несколько глав спустя, рыдает возле портрета жены и детей после того, как только что хладнокровно наблюдал за гибелью вражеского корабля.
  • Он что, стоит у меня за спиной? В одной из глав Аронакс рассказывает о гигантском кальмаре, которого видели несколько лет назад. А Консель, разглядывая пейзаж за окном, задаёт профессору вопрос за вопросом: не шесть ли метров приблизительно в длину был тот монстр, не было ли у него на голове восьми щупалец, которые ворошились на воде, словно змеиный выводок, огромных глаз и клюва, как у попугая… Оказывается, к иллюминатору за спиной профессора очень кстати подобралось как раз такое чудище, о котором он рассказывал, и уже пару минут рассматривает его своими глазищами.
  • Роман-учебник — как и всё творчество Верна. Чуть ли не каждая беседа между персонажами на научные темы (в частности, про морскую биологию, географию и элементы физики) тянет на маленькую энциклопедическую статью, оформленную в виде диалога. Иногда рассказчик увлекается не просто перечислением увиденных представителей флоры и фауны, но и полным изложением ныне устаревшей классификации — списки типов, классов, отрядов, семейств, родов и видов подводной флоры и фауны (нам-то хорошо с Гуглом и Википедией, а во времена Верна, небось, энциклопедию в довесок покупали или в крайнем случае читали её в библиотеке).
  • Спойлерное название. Аронакс регулярно упоминает, какое расстояние они уже прошли на борту «Наутилуса». Каждый раз, когда они с товарищами планируют совершить побег, для читателя очевидно: никуда они не денутся с подводной лодки, пока все 20 000 льё не преодолеют.
  • Спрятаться за языковым барьером — в начале романа Немо якобы не понимает ни французского, ни английского, ни немецкого, ни голландского языков.
  • Тело так и не нашли. Завершая свою книгу, Аронакс так и не знает, выжил ли «Наутилус» в водовороте. В «Таинственном острове» оказывается, что выжил.
  • Убить акулу ножом. Немо покромсал ножом акулу, чтобы спасти цейлонского ловца жемчуга. Впрочем, не подоспей Нед Ленд с острогой, конец бы пришёл отважному капитану.

В чём Жюль Верн ошибался[править]

Стоит уточнить: в науке своего времени писатель разбирался достойно, просто она сама местами заблуждалась.

  • Глубин в 16 км в океане не существует. «Бездна Челленджера» в Марианской впадине имеет глубину 11 км. Но во времена Верна глубину замеряли при помощи примитивного прибора под названием лот, представлявшего собой верёвку. На определённых глубинах верёвка начинала попросту скручиваться, что приводило к значительному завышению показаний. Тем более сложно обвинить Верна в том, что он назвал Тихий океан наименее глубоководным в сравнении с Атлантическим и Индийским (теперь-то мы знаем, что всё как раз наоборот, но смелые научные гипотезы вообще характерны для фантастов).
  • Проблесков солнечного света на глубине 100 метров профессор видеть не мог: уже на 50-метровой глубине царит темнота.
  • Южный полюс находится посреди открытого моря, как северный — но о том, складываются ли увиденные в полярных льдах скалы в единый континент, не знали вплоть до XX века. А ещё в Антарктиде водятся моржи.
  • Водоворот Мальстрём, реальная скорость движения в котором составляет около 11 км/ч, был губителен разве что для древних утлых скорлупок. Для современных судов он не представляет значительной опасности, без проблем его преодолел бы и могучий бронированный «Наутилус».
  • А вот так подводное судно Немо осуществляет экстренное всплытие: «В четыре минуты преодолев целых три лье — расстояние между ложем и поверхностью океана, он выскочил из воды, будто летучая рыба, взвился в воздух и вновь рухнул в океан, взметнув на огромную высоту исполинские фонтаны брызг!». То есть «Наутилус» нёсся вверх со скоростью 240 км/ч, а потом резко остановился. А внутри-то столько незакреплённых предметов и пассажиров… Впрочем, во времена Верна такие скорости было трудно представить.
  • Теория горячей Земли, т. е. тепло мы получаем прежде всего из недр нашей планеты, а солнечное тепло — лишь полезная добавка к нему.

Адаптации[править]

По книге создано множество экранизаций с той или иной примесью отсебятины. Первая полнометражная экранизация романа снята в 1916 году[7] и представляет собой помесь «Двадцати тысяч льё…» с «Таинственным островом», в которую добавлена выжившая и одичавшая дочь Немо. В западных странах наиболее популярна диснеевская экранизация 1954 года, в постсоветских — мини-сериал «Капитан Немо» 1975 года (сюжет книги в обоих случаях тоже слегка переосмыслили).

А уж сколько было вариаций на эту тему! Действие переносили в современность — американский фильм «30,000 Leagues Under the Sea», он же «Наутилус: Повелитель океана» 2007 года (впрочем, не имеющий с книгой почти ничего общего). В космос тоже переносили — во французском мультсериале «20 000 lieues dans l’espace» 1995 года о космическом корабле «Наутилус», которым командует далёкий потомок капитана. Не будем забывать также, что капитан состоит в «Лиге выдающихся джентльменов». И антагонистом он тоже побывал (например, в «Путешествиях Жюля Верна»).

И ещё пара слов[править]

  • Право переводчика. Сколько-сколько километров под водой? Переводили и как «80 000 вёрст», и как «80 000 километров». Оба названия — нонсенс. Верн неплохо разбирался в навигации и даже водил собственную яхту. Французский морской льё — 3 минуты Парижского меридиана, то есть 5,555 км или 5,107 русской версты. Двадцать тысяч льё, таким образом, означает, как минимум, «110 000 километров под водой», хотя адекватным и точным переводом, конечно же, было бы «60 000 миль под водой». Кстати, Аронакс во время путешествия на борту «Наутилуса» собственноручно нарисовал две карты, опубликованные в первом иллюстрированном издании романа! Точнее, карты гравировал иллюстратор Верна — Альфонс де Невиль. Желающие могут прикинуть проплытое пройденное расстояние курвиметром.
    • Среди русских переводчиков Верна были одни сухопутные крысы, а проконсультироваться у военных водолазов мешала секретность. Размеры в морских саженях (фатомах) переводились в русские сажени, а потом — и в метры. Оттого в России «Наутилус» оказался на 15 % длиннее и нырял на 15 % глубже!
  • Польские корни Немо всё же откопались — в советской экранизации его сыграл потомок польских дворян Владислав Дворжецкий.
  • Одно время группа «Наутилус Помпилиус» называлась просто «Наутилус» в честь подводной лодки Немо, но потом обнаружилась ещё одна группа с таким названием, и музыканты добавили к своему названию приставку «помпилиус».
  • В игре «Arcanum» чародей Арронакс, возвращения которого ждут темные эльфы, назван явно в честь нашего Аронакса.

Примечания[править]

  1. После Библии, «Маленького принца», «Пиноккио» и «Путешествия Пилигрима в Небесную Страну».
  2. В адаптациях часто любят топить фрегат и делать этих троих единственными выжившими. Хотя в оригинале он только столкнулся с «Наутилусом» и поплыл дальше, Аронакс и Ленд выпали за борт, а Консель прыгнул спасать профессора.
  3. В романе не сказано, что судно британское — наоборот, подчёркнуто, что герои не могут определить, чьё оно. Поначалу Верн хотел сделать Немо польским шляхтичем, который мстил бы Российской империи за подавление восстания 1830-31 гг., но по политическим-цензурным причинам издатель Этцель отговорил его— мол, французская публика не поймёт такой русофобии. И действительно: откуда у шляхтича возьмутся деньги на строительство такого монстра, как «Наутилус»? В дальнейшем писатель и сам решил размыть национальность и мотивацию своего героя и в свою очередь принялся отвергать многочисленные идеи, которые Этцель ему предлагал.
  4. По просьбе издателя, капитан срисован с его бывшего политического единомышленника, полковника Жана Шарраса.
  5. Вообще «Conseil» читается, как «Консей», но Транскрипция_vs_транслитерация|так уж повелось]].
  6. Когда книга была впервые издана в Великобритании, последний по очевидным причинам „потерялся“.
  7. До того в 1907 году была снята короткометражка с таким названием, но с романом Верна она связана разве что подводной тематикой