Vanitas no Carte

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Основная команда приключенцев на улицах La Ville Lumiere. Лука (на заднем плане, справа) к фейспалму уже готов

Vanitas no Carte (яп. ヴァニタスの手記, австрал. The Case Study of Vanitas, рус. Мемуары Ванитаса) — второе большое[1] творение доброй тетушки Мотидзуки Дзюн, полное стекла, юмора, отсылок на культуру Большого Шестиугольника, харизматичных бисененов и псевдовикторианской манаэстетики. Постепенно и не очень регулярно издается в журнале Monthly Gangan Joker, в России — печально известными Истарями. Спин-оффов пока не имеет, на текущий момент идет аниме-адаптация написанной части манги от студии Bones.

Сюжет[править]

Главный герой — Ноа Архивисте — по поручению своего опекуна прибывает в местный Париж, с поручением собрать как можно больше сведений о таинственном гримуаре (а в идеале — и захватить его), созданном неким (или некоей) Ванитас и способном причинить его/ее бывшим сородичам немало вреда. Поездка проходит далеко, далеко не по планам — а) книжка есть, б) у книжки есть хозяин, использующий ее в своих целях и в) теперь Ною, чтобы выполнить миссию, придется сопровождать его непонятно сколько времени, собирая шишки себе на голову и деля с ним злоключения в которые тот так и норовит влезть…

Мир[править]

Сеттинг в целом[править]

История этого мира, по-видимому, не настолько отличалась от нашего до определенного момента, пока алхимики не выдвинули предположение о существовании мира формул — структур и концепций, на коих мир реальный частично и опирается. Затем среди алхимиков нашелся один авантюрист, решивший исправить кое-какие формулы на благо людям в мировом масштабе и даже преуспевший в этом. Как и следовало ожидать, искусственная корректировка естественных вещей закончилась не благом, а Вавилонским Инцидиентом. Сразу после Инцидиента простое население побежало в религию от нежданно-негаданно появившейся непознанной фигни. Ненормалии проявились почти повсюду и затронули почти всё: к примеру, уголь частично превратился в астермит, больше похожий по свойствам на недостаний с несколько иной Пандоры, куча флоры да фауны обрели биолюминесценцию и иные магические свойства, а попавшие под аномальщину пейзяне и дворяне стали первыми вампирами (о них — ниже). Отдельные области нормального мира вообще с миром формул перемешались, заняв обособленное место на их границе. Наиболее обширной из известных таких областей стал Альтус Парижа.

Через примерно 300 лет (когда всякие опасные явления рассеялись, стабилизировались либо попали под контроль) народ попривык к изменившемуся положению и стал использовать всякие странности себе на пользу, а цивилизация вошла в самый настоящий готический стимпанк с газовыми лампами и огромными круизными дирижаблями. Основное место разворачивающихся событий — местная Франция, уже успевшая подняться до статуса минимум европейской сверхдержавы. Часть «магглов» верит в то, что вампиров после войн уже не осталось, другая, существенно меньшая и подчиненная церкви, по-прежнему ведет с ними противостояние.

По фанатской теории, события Pandora Hearts произошли в той же вселенной и примерно в то же время (плюс-минус 100 лет).

Вампиры[править]

Индивидуумы, получившие ништяки от вышеупомянутого эксперимента Парацельса, устранившего баги и добавившего разнообразные фичи в их собственные формулы. Народное представление о них крайне далеко от реальности — вампирам глубоко пофиг на все эти ваши кресты, серебро и потоки живительного ультрафиолета от солнышка, они скорее ближе к клану Тремеров и ещё ближе — к людям-плюс. Вампиры гораздо быстрее и выносливее обычных людей, и могут похвастаться отменным иммунитетом и регенерацией, а также значительно обостренными и усовершенствованными чувствами. Взрослеют они обычно очень медленно (Хлое потребовалось 200 лет чтобы с 11 лет выглядеть на 17-18) и, по всем признакам, не стареют вообще. (Впрочем, наиболее старые из них, вроде Паркса Орлока — ещё заставшие Инцидиент — выглядят на тот возраст, в котором были на тот примечательный момент, и могут пересекать границы изолированных анклавов по собственной воле, без помощи особого маношизотеха).

Также вопреки человеческим предрассудкам, вампиры не нуждаются в крови простых смертных для поддержания своего бытия. Красная жидкость нужна им совершенно для других целей, а именно — для корректирования мировых формул вокруг. Некоторые вампиры обладают врожденными уникальными спецспособностями, но практически любой из них может таковым научиться — к примеру, забегать на отвесную стену или кипятить кружку чая мановением руки. Большинство вампиров умеют использовать собственную кровь в качестве маны для колдунств, причем есть два нюанса — во-первых, кровь разных личностей (как вампиров, так и простых смертных) неравноценна: от одной толку как тепла от свечки, от другой — как тепла от урана в реакторе, а во-вторых — иногда ее недостаточно и приходится заимствовать у кого-то другого. По правилам приличия на избранном/ой ставится метка, и ему/ей дается гарантия персональной защиты и другие гарантии, однако регулярно находятся настолько «вошедшие во вкус», что им на правила откровенно начхать.

Ещё у любого вампира есть так называемое «истинное имя» — наиболее полно и в то же время кратко характеризующее его личность и стиль волшебства. Для почти любого вампира это имя — одна из высших ценностей, не подлежащая разглашению и передаче посторонним лицам ни при каких обстоятельствах, поскольку его искажение медленно искажает и разрушает вампира сперва психологически, а потом и физически.

Чтобы сохранить статут-кво и потихоньку перехватывать рычаги управления над простецами не провоцируя тех на вооруженный конфликт, верхушка вампирского общества проводит внутреннюю политику контроля рождаемости; по-видимому, существуют лицензии на право обзавестись ребенком, значительную часть коих отгребает себе местная элитка вроде семейки де Садов. По той же причине, приправленной мистикой, рождение близнецов считается у клана Алой Луны очень дурной приметой.

Стоит упомянуть также дампиров — полукровок, родившихся от романса обычного человека и вампира. Труба у них значительно пониже и дым гораздо пожиже: они не умеют колдовать, да и не бессмертны биологически. Вампиры обычно смотрят на них свысока (а некоторые ещё и открыто презирают) и используют их для «грязной работы», в качестве связующе-буферно-передаточного звена либо добытчиков самой разнообразной информации из мира обычных обывателей.


Клан Синей Луны[править]

Большинство вампиров находится в пусть хрупком, но мире между собой и большинством реально знающих о них людей. Тем не менее, у любого правила есть исключения [2]. Предосторожности и предрассудки (и в меньшей степени — суеверия) свойственны всем людям, а вампирам — тем более. Жертвой такого суеверия и стал(а) [3] Ванитас, которой не повезло родиться в редкую ночь Синей Луны — по легенде, забирающей у вампиров их силы. Достоверно известно, что именно из-за этого Ванитас была изгнана сородичами, после чего написала знаменитую вышеуказанную заводную книгу заклинаний в двух экземплярах, посредством которой можно манипулировать истинными именами вампиров. Согласно официальной версии, это было сделано в качестве мести, неофициальная же нам пока не показана.

Все представители или вассалы клана имеют синие глаза.

Персонажи[править]

Ноа в успешном поиске положительных черт собеседника
Жанна перед исполнением очередного задания
  • Ноа Архивисте — рассказчик основной повести, добродушно-честный, с виду наивно-инфантильно-простой и всегда готовый помочь (что не мешает ему штамповать отказ за отказом, когда просьба касается его самого) парнишка-вампир. Умеет читать прошлое тех, у кого пьет кровь, легко отвлекается от какого-то дела и столь же легко возвращается к нему, а в коронные и необходимые моменты проявляет неслыханную проницательность и сообразительность. Воспитывался вместе со следующей героиней неким безликим «Учителем» в лесах Аверуана и позже прокололся, подставившись под клыки и обязательный приказ Рузвена. Согласно одной из догадок, не только является биологическим сыном ВГЛ, но и знает об этом; если эта догадка верна, то он не только полностью понимает чувства своей подруги детства, но и вынужден подавлять свои к ней, чтобы не подставить ее под удар.
Доми на страже своего стиля жизни
  • Доминика де Сад — полная энергии и дерзости приятельница Ноя со младых ногтей и по совместительству внучка его наставника, всем представляется как его невеста. Влюблена в Ноя по уши, считая его единственным достойным партнером. Несколько эгоистична и навязчива, но от этого не менее крута. Копирует в поведении своего покойного брата Луи, надеясь его заместить как в своей жизни, так и в жизни Ноя, и за внешней маской уверенности и взгляда себе в глаза чувствует себя слабой в душе.
Ванитас смотрит на тебя, как на жертву проклятия
  • Ванитас — самозваный и достаточно обаятельный целитель-мизантроп, специализирующийся на восстановлении истинных имен вампиров (однако Ноа отмечает, что тот прежде всего хочет сам быть «спасенным»), циник-остряк-король драм, обладатель того самого злополучного томика, вроде-бы человек с плохим прошлым (в подробности которого не намерен вдавать никого) и недолгим будущим (был подопытным кроликом в лаборатории чокнутого доктора Моро по выведению искусственных вампиров). Настоящее имя неизвестно. Несколько склонен к мазохизму и куда более — к позёрству (чего только стоит его обращение к танцующим на вампирском балу!). Умеет не только драться, но и думать — так, он догадался что основательница Алого Клана Наения поражена малноменом и возглавляет Шарлатанов. Имитировал любовь и виртуозно играл на самых нежных чувствах Жанны, пока не понял что запал на нее по-настоящему. В будущем Ною придется убить его - своими руками.
  • Жанна «Алая Ведьма» — телохранительница и в некоторой мере наставница молодого Великого князя, ранее была вынуждена работать карательницей в вампирском аналоге шахской гвардии. Вследствие трагичной ранней части биографии регулярно входит в растерянность и волнения, когда к ней проявляют доброту, и старается как можно скорее оплатить тем же. Не особо сдержана и зачастую однобоко смотрит на людей и вампиров. Очень ценит важность чужих жизней, имеет прокачанные скиллы в лечении и убеждении. Недолюбливает Доминику, однако при опасности сразу помчалась ее спасать и успела вовремя, подхватив Доми при падении с колеса обозрения.
  • князь Лука Орифлейм — спокойный и ответственный шкет (до полноценного вамп-диснеевского принца ему ещё расти и расти), также желающий найти (и уничтожить) книгу Ванитаса, чтобы спасти своего старшего брата от проклятия. Несмотря на возраст, достаточно эмансипирован и уже успел показать, что он далеко не нуб в вампирско-престольной игре и не марионетка в вампирском сенате.
  • Роланд Фортис — паладин № 6 яшмового ранга в постепенно ржавеющих доспехах, капитан парижского подразделения охотников. Предпочитает верить прежде всего в свои силы (и только затем в бога), а также своим глазам и опыту. После прохождения сеанса нарутотерапии в катакомбах становится союзником героев и помогает им по мере сил в Жеводане. Почетный чемпион по обнимашкам в мире манги.
  • Михаил — ранее товарищ Вани по несчастью и его младший приемный братишка с протезом левой руки и широкой жуткой улыбкой на лице, готовый на всё ради достижения целей клана Синей Луны. Мечтает восстановить силы и могущество ВГЛ, чтобы снова обрести нормальную семью.

Тропы и штампы[править]

Emblem-important.pngПрошу помощь зала
Автор статьи начал её писать, но не уверен, что сможет доработать до соответствия стандартам. Поэтому он просит других участников помочь в написании статьи.

Примечания[править]

  1. размер произведения создательница оценивает в 30 томов; на текущий момент вышло 9
  2. в виде особо фанатичных святых охотников или преступных вампирских слоев, например
  3. Михаил отзывается о Ванитасе Синей Луны как о отце, однако ВГЛ скорее походит внешне на Киду из Atlantis: The Lost Empire