Undertale

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« Наидружелюбнейшая RPG, где никто не умирает! »
— Тоби Фокс
Undertale.png

(link)

Релизный трейлер

Undertale («История подземелья» или «Подземная история») — это игра уникального жанра, впитавшая в себя элементы roguelike-игр, bullet hell[1] и частицу РПГ. В самой игре нам предстоит играть за ребёнка, который из-за неосторожности попадает в мир монстров. Что, думаете обычный и банальный сюжет? Не спешите разочаровываться! В первом же туториале, всё представление об игре просто переворачивается вверх дном, когда милый цветок предлагает вам поймать лицом несколько «пилюлек дружбы». Дальше игра развивает тему переосмысления РПГ-элементов, деконструируя понятия опыта и уровня персонажа, но этой темы мы коснёмся позже.

Помимо всего прочего игра примечательна тем, что её разработчиком является Тоби «Radiation» Фокс, один из ведущих композиторов Homestuck.

Нужно отметить, что Фокс пытался ограничить распространение сюжетных подробностей своей игры, что, конечно же, возымело обратный эффект, и теперь они, во всех подробностях обсосанные, лежат по всему интернету. В общем, капитан, по курсу спойлеры!

Кстати, 31 октября 2018 вышла первая часть спин-оффа[2] под названием Deltarune, заслуживающая отдельной статьи. Тоби Фокс обещал выпустить полную версию через несколько лет, а пока — имеем, что имеем.

История игрового мира[править]

Давным-давно две расы, люди и монстры, жили в мире и согласии. Но в один момент между ними разразилась война, и в неравной битве люди вышли победителями, после чего народ людской с помощью магического барьера (который могут пройти лишь существа с сильной душой) заточил монстров в подземелье. Прошло много лет, и по преданиям есть пророчество, где говорится, что человек, попавший в мир монстров, в дальнейшем сыграет ключевую роль в судьбе этих двух миров. На самом деле история намного глубже, но это одна из тех историй, которые приятнее узнать в процессе игры. Да и просто это огромный спойлер.

Основные персонажи[править]

  • Упавший ребёнок. Может оказаться, что его зовут Фриск. Но имя в начале вы вводите не зря. В зависимости от стиля прохождения старается либо всем помочь и со всеми подружиться, либо всех убить. Как выяснится позже, является восьмым по счёту человеком, попавшим в мир монстров, а его/её душа является седьмой и последней по счёту для уничтожения магического барьера. На протяжении всей игры имеет неизменно полусонное или равнодушное выражение лица, хотя, судя по замечаниям персонажей, всё же проявляет эмоции.
  • Флауи — антагонист, садистский цветок, являющийся социал-дарвинистом с извращёнными понятиями о мире из разряда «Убей или будь убитым». После поражений любит говорить «You! You. You… IDIOT!» и менять бой в свою сторону, чем очень раздражает игроков. Но по концовке «пацифиста» и «геноцида» выясняется, что он является трагической фигурой и страдает из-за далекоидущих последствий собственных решений и решений своего брата\сестры.
  • Ториэль — монстриха, опекающая всех, кто попадает в руины, и желающая стать главному герою второй матерью. Является бывшей королевой мира монстров, но не правит из-за презрения к королю Асгору, бывшему мужу.
  • Папирус (также Папайрус) — весьма пафосный, но при этом очень добрый, безобидный и наивный скелет, мечтающий стать частью Королевской Гвардии, но добиться этого может, лишь отловив человека, попавшего в мир монстров. Обожает готовить спагетти. В «добром» сценарии человек дружит с Папирусом и тот отвергает свои планы ради единственного нового друга. В «геноциде» до конца пытается подружиться с человеком, даже когда понимает, что его убьют, и при смерти выражает надежду, что протагонист изменится в будущем.
  • Санс — брат Папируса, в отличие от него, не так зациклен на работе и легкомысленно относится ко всему, что касается обязанностей. Известен своими «плохими шутками», над которыми все, тем не менее, смеются (многие его шутки каламбуры со словом bone, которое хоть и означает «кость», но созвучно с «эрекция»). Умеет телепортироваться. Узнал, что мир может постоянно ресетиться, от чего вступил в клиническую депрессию и хроническую лень. К концу игры судит протагониста, оценивая все его деяния, а в «геноциде» является финальным боссом, надо сказать, труднейшим из боссов. Всегда сохраняет на лице широкую ухмылку во все зубы, даже когда ранен.
  • Андайн[3], как можно догадаться по имени — женщина-рыба. Глава королевской гвардии, мастер экстремальной готовки и «заклятый друг» главного героя. Наполнена РЕШИМОСТЬЮ на порядок больше обычных монстров. В «геноциде» наполняется РЕШИМОСТЬЮ, уровень которой приближается к человеческому, после чего отказывается умирать и перерождается в усиленной форме (Undyne the Undying). Но увы, даже это ей не помогает.
  • Альфис — антропоморфная ящерица-нердесса. Учёная на службе короля Асгора, тайно наблюдающий за главным героем по ходу игры. В обычном прохождении всячески помогает ему в преодолении различных опасностей и преград, но как выясняется позже, именно она чинила протагонисту все эти проблемы и «спасала» его от несуществующей опасности, чтобы почувствовать себя хоть кому-то полезной. А ещё она проводила эксперименты с РЕШИМОСТЬЮ, что привело к ужасающим результатам и к появлению на свет Флауи.
  • Меттатон — робот-телеведущий, сконструированный Альфис для развлечения подземного народа с функцией по выслеживанию и уничтожению людей. Под видом различных телепередач (начиная с викторины, заканчивая выпуском новостей) строит всяческие козни протагонисту на его пути к замку короля Асгора, что являлось лишь частью плана Альфис. В ходе решающей битвы на «нейтрале» внезапно из прямоугольного робота на колесах превращается в метросексуально-гуманоидную версию себя (в так называемую EX-версию). А в ходе «геноцида» предстоит в улучшенной боевой NEO-форме, который, как и большинство других главных персонажей, уничтожается буквально с одного удара.
  • Асгор Дримурр — король монстров. В целом добр, но из-за случившейся задолго до событий игры трагедии обозлился на человечество и собирается войной против него, для чего и собирает людские души.
  • В. Д. Гастер — загадочная личность, его (но не факт, что это именно он) вместе с ассистентами можно встретить при редактировании файлов игры. Появляется в двух ипостасях — Mistery Man, похожий на Убоа, и REDACTED — высокая белая фигура. В диалогах и утерянной семнадцатой записи в Истинной лаборатории Альфис использует символьный шрифт Wingdings. Последователи Гастера говорят, что он был королевским учёным до Альфис, создал техномагическое Ядро, питающее энергией всё подземелье. Но что-то пошло не так, и Гастер упал в своё творение и его развеяло в пространстве и времени. Он остался жив и был вынужден наблюдать за миром, который прекрасно обходится и без него. На Гастера намекают лодочник(-ца), который(-ая) может сказать «остерегайся того, кто говорит руками», что отсылает к шрифту Wingdings, и черепа дракона, которые помечены в файлах как «gasterblaster».
  • Азриэль Дримурр — сын Ториэль и Асгора, принц подземелья, умерший из-за определённого стечения обстоятельств. Позже благодаря эксперименту Альфис переродился в виде цветка, но по причине отсутствия у него души потерял способность сопереживать и любить. Как следствие, утратил возможность отличать хорошее от плохого, что в итоге превратило его в циничного Флауи.
  • Чара (Судя по японской локализации «Кара», но вариант «Чара», буквальная транслитерация, прижился в русскоязычном сообществе[4].)(вообще, этого персонажа зовут так, как мы вводим в начале, но если написать «Chara», игра скажет, что это истинное имя) — самый первый человек, упавший в Подземелье, ставший приёмным ребёнком Ториэль и Асгора и близким другом Азриэля. В «нейтрале» упоминается в положительном ключе. В тру-пацифисте становится известно, что смерть Чары была не несчастным случаем, а осознанным выбором — частью плана, который Чара предложил(-а) Азриэлю[5]. В «геноциде» восстаёт из мёртвых, одним ударом уничтожает игровой мир с файлами сохранения и закрывает доступ к новой игре, пока игрок не согласится продать свою душу. Предположительно, является рассказчиком(-цей) игры.

Игровой процесс[править]

В целом игровой процесс мало чем отличается от JRPG времён 16-битных консолей (а графика, к слову, стилизована под восьмибитки с явным налётом спектрумовской классики), но с тем отличием, что в Undertale необязательно убивать кого-либо (на чём и строится главная философия игры). Помимо обычной атаки игрок может совершить некое действие (поговорить, спеть, гримасничать и т. д.), который даст понять монстрам, что игрок не хочет с ними драться и что надо уладить всё мирным путём. В промежутках между действиями включается та самая danmaku-часть, где игроку нужно уворачиваться от летящих в него снарядов и других атак.

Различаются три способа прохождения игры:

  • Нейтрал-run. Получается при первом прохождении ВСЕГДА. В зависимости от того, кто выжил, а кто нет, меняется концовка данного прохождения (их можно насчитать десятки).
  • Пацифист-run. Пройти игру, не только никого не убивая, но ещё и сблизившись с некоторыми персонажами (Папирус, Андайн, Альфис). Хорошая концовка. Все живы, счастливы и нашли своё место в жизни, за исключением Флауи/Азриэля, который навсегда остаётся в форме цветка. Если пацифист-ран проходить после геноцида, финальные заставки игры будут содержать Чару вместо Фриска.
  • Геноцид-run. Игрок убивает всех встречающихся противников, причём для вступления на этот путь с самих Руин нужно заниматься типичным для многих RPG «фармом», бегая по локации и убивая монстров до тех пор, пока они не закончатся. Что интересно, игровой мир реагирует на такие действия игрока: монстры-обыватели в ужасе разбегаются, монстры-герои пытаются организовать эвакуацию или сопротивление.
    Концовка закономерна, от блокировки настоящей «хорошей концовки» навсегда, до просто жутковатой конечной WTF-сцены. Игра на этом пути намеренно становится очень короткой, весь игровой процесс сводится к методичному гринду, который слегка разбавляют лишь сражения с зубодробительно сложными боссами. Все головоломки решены заранее, ненужные ответвления локаций перекрыты, а почти все ключевые персонажи умирают с одного удара. Оставшиеся же с лёгкостью дадут прикурить даже опытным игрокам.

Тропы и штампы[править]

  • А 220 не хочешь?
    • Ториэль при соответствующем выборе игрока. Будучи слишком самонадеянной и желая лишь напугать и предостеречь протагониста, дабы тот не уходил от неё в полный опасностей мир, она недооценивает Фриск и погибает после очередной его ответной атаки. «Аргх… Ты сильнее, чем я думала…» — так комментирует она свой досадный просчёт перед смертью.
    • Примерно это же говорит и Андайн на нейтральном пути перед своей смертью. Нет, ну правда — могла ли она, лучший воин подземелья и гордый капитан королевской гвардии даже допустить мысль о том, что обыкновенное человеческое дитя окажется сильнее её?
    • Также истерит и Флауи в конце нейтрального пути. Здесь с фитильком, ибо в данном случае Фриск победил/-а его не один/-на.
    • При прохождении пути геноцида уже сам Фриск получает даже не 220, а все заслуженные 380 от… Казалось бы, чем для игрока с 19 УР может быть опасен самый слабый (1 АТК, 1 ЗЩ) враг в игре?
  • А тут будет дверь — ох не бережёт Меттатон стен в лаборатории своей создательницы…
  • Альтернативный таймлайн / День сурка. Одно слово: DETERMINATION.
  • Активная пауза — протагонист может во время своего хода употреблять расходники или поменять экипировку. Санс же в бою умеет создавать неприятности в этот момент — кости, двигающиеся в меню могут ранить протагониста.
  • А теперь мне пора — в истинной концовке Ториэль спрашивает, что намеривается делать дальше протагонист. Выбор игроком варианта ответа «Мне есть, куда идти» и знаменует собой троп. К слову, другой ответ знаменует собой противотроп пополам с другими, не менее тёплыми и ламповыми тропами.
  • Ай, молодца!/Боже мой, что же я наделал!/ГЭС — умереть в бою с Ториэль практически невозможно — когда у героя остаётся мало здоровья, атаки Ториэль будут проходить мимо. Но если же она всё же убьёт героя, то на секунду застынет в ужасе, словно воскликнув: «Нет! Я не хотела этого!».
    • В данном случае возможна и инверсия. Большинство игроков, проходящих Undertale в первый раз, не знают, как именно следует вести себя в бою, чтобы пощадить Ториэль. Наивно думая, что потерявшая почти все свои HP Ториэль должна сдаться, эти самые игроки даже не подозревают о том, что такая тактика привет лишь к смерти хранительницы руин. Результат закономерен.
  • Антизлодей — в начале игры Асгор выставляется как злодей (даже его имя иногда пишется красным шрифтом), но как потом окажется, он всего лишь несчастный отец и муж, который вопреки своим словам не горит желанием причинять кому-либо (даже людям) вред. Собирает людские души лишь для того, чтобы его народ наконец выбрался из подземелья и зажил счастливо. Строго говоря, это можно сказать о большей части персонажей — Андайн, Меттатон и многие другие монстры хорошо подходят под определение «Антизлодей».
  • Армия из одного человека — протагонист, но с фитильком, так как он(-а) скорее всего управление протагониста перехватывается Чарой в конце пути Геноцида. Именно в этом случае троп засчитывается, хотя нейтральные концовки с немалым количеством жертв тоже считаются, а в случае с другими концовками реализуется троп Друг всему живому.
    • Впрочем, в игре говорится, что одна человеческая душа сильнее всех душ монстров вместе взятых. Также не забываем про Решительность. Так что фитилёк можно и отбросить.
  • Бафос — Андайн просто сыплет им. Как вам момент, где она сначала спокойно и драматично говорит, что хочет поведать нам об истории монстров, а потом внезапно решает не церемониться, и с характерным воплей «на кой чёрт мне вообще тебе это рассказывать?» нападает на протагониста?
    • Папирус, в попытках соответствовать своему прозвищу Великий Папирус, пытается в пафос, а получает вместо этого сабж.
  • Бедный злодей! — Флауи. Да, он причинил многим боль и страдания, но лишь по причине отсутствия души. Особенно его жалко в конце «геноцида», когда он, поняв о неверности своего мировоззрения (в частности из-за того, что его принцип «Убей или будь убитым» может быть применим и к нему самому), тщетно пытается всеми возможными способами достучаться до протагониста, умоляя его о пощаде. Не меньше жалко его в конце «пацифиста», где он раскаивается и просит игрока не мешать всеобщему счастью и не сбрасывать состояние мира, или же стереть полностью и его память, если игрок всё-таки захочет полностью сбросить весь прогресс.
    • Асгор Дриимур — см. выше. И даже так он явно не желает убивать протагониста.
  • Безответная любовь — любовь Азгора к своей бывшей жене, которая, при всех прочих его достоинствах, просто не может простить ему желание истребить всех людей до одного, а убийство им шестерых человеческих детей только подогревает эту ненависть — Ториэль не хочет и не может может любить детоубийцу.
  • Без души — Смертельно раненый Азриэль разлетелся пылью перед садом у своего дома, тем самым дав жизнь золотым цветам. Позже Альфис, проводя эксперимент по внедрению РЕШИМОСТИ в неживое создание, чтобы создать сосуд для душ монстров, ввела большое её количество в один из этих цветов, отличавшихся аномально высокой скоростью роста. Впоследствии тот ожил с личностью и воспоминаниями Азриэля, но без души и возможности любить и сопереживать, что в дальнейшем свело его с ума и превратило в чудовище.
    • Да и сам протагонист в «геноциде» несколько раз упоминается как бездушный сосуд в человеческом облике[6].
    • Вероятно, также и Чара посмертно лишен(-а) души.
  • Бесполезный советчик / Закадровый штурман / Сусанин-злодей — Альфис же! Правда, от её навигаторской «помощи» пользы нет никакой пользы — есть лишь неприятности, подстроенные её же.
  • Бисёнэн — Меттатон, когда его основная форма «шкаф на колёсиках» была выведена из строя нажатием рубильника принимает свой истинный облик метросексуального стройного юноши-робота с эмоватой чёлкой и в розовых сапожках на высоком каблуке. Подземелье в восторге…
  • Боевой молот — по некоторым данным, был любимым оружием черепахи-искателя приключений Герсона. А один из сильных врагов в Ядре, Рыцарь-Сныцарь, сражается громадной шипастой булавой.
  • Боевой топор — боеваяприторная) парочка псов-стражников Догамий и Догаресса вооружена огромными топорами.
  • Большой начальник — Король Азгор обладает внушительной фигурой и превосходит любого монстра в размере. Да и его бывшая супруга, правящая Руинами, немногим меньше.
    • А вот с главой королевской стражи небольшой зигзаг: поначалу она кажется «бронированным шкафом», но без доспехов выглядит не сказать, что очень внушительно. Но при этом ловкость и силища у неё неимоверные. Это несмотря на то, что монстры вообще, в среднем, из-за разницы в материальной составляющей физически много слабее людей. Кидаться громадными валунами или поднимать лёжа семерых детей разом (что-то около двухсот кило — неплохой результат для человеческого мужчины-тяжелоатлета) — для Андайн норма.
  • Большой — не значит сильный — Флауи в Фотошоп-форме. Страховидло во весь экран размером, с зашкаливающим уровнем ЛВ, имеющее громадное разнообразие атак, вдвое больше здоровья, чем у Асгора, по своему утверждению, уничтожившее и мир людей, и мир монстров несколько раз подряд… казалось бы, что тут можно противопоставить? Ан нет, пройти его полегче, чем многих других боссов.
    • Сам Асгор. Закованный в латы демоноподобный монстр габаритов «два на полтора», тем не менее, как противник не так уж впечатляет для финального босса на самом деле аверсия — никакой он не финальный босс, да и вообще, по доброте душевной сильно сдерживает свою силу. Не каждый, знаете ли, может спокойно умертвить невинное дитя…
    • Азриэль. Во взрослом состоянии размерами немногим уступает Асгору, а в виде Бога Гиперсмерти и того больше. У него вообще характеристики бесконечные. Тем не менее, хотя босс он объективно сложный, с определённого момента душа протагониста достигает такого уровня Решимости, что банально отказывается умирать…
    • Большой пёс из Сноудина. Не самый серьёзный противник, особенно учитывая, что это обычная собака в экзоскелете в форме огромных лат. Даже не антропоморфная.
  • Бой-баба — Андайн. В активе жим лёжа на уровне профессиональных человеческих тяжелоатлетов, виртуозное обращение с материализующимися из воздуха магическими копьями и секретное оружие — зелёная атака. А ещё характер, которым можно резать алмаз. Серьёзно, она даже с того света может вернуться, чтобы выписать люлей.
  • Борьба нанайских мальчиков — собственно, добрый технарь Альфис и её взбунтовавшееся изобретение Меттатон. О том, что Меттатон «взбунтовался» по её воле, хитрая ящерка предпочитает тактично умолчать.
  • Босоногая королева — с фитильком, ибо королева в отставке, но всё же — Ториэль. К слову, обувь и носки в её доме найти можно, но, похоже, она отлично обходится и без них.
  • Босс-ментор — сразу трое таких. Босс, который проводит tutorial по игре, в представлении и особом комментировании не нуждается — в отличие от Папируса и Андайн. Прямо в бою они учат протагониста ориентироваться в синем и зеленом режимах Души, дают полезные советы и мотивирующие оплеухи — и при этом не забывают довольно метко кидать кости и копья. Поражение в бою с Андайн будет означать конец игры, а вот Папирус только пленит протагониста, так что осваивать синий режим можно до бесконечности. И это вам потом еще ох как пригодится на Геноциде…
  • Босс не для битья — Undertale является, пожалуй, чуть ли не кодификатором этого тропа. Каждый из боссов, начиная от Ториэль и заканчивая Азриэлем проходится абсолютно без насилия, и горе тому игроку, который решит, что оное может быть приемлемым вариантом прохождения. Такой игрок не только не получит правильной концовки без полного перепрохождения, а перепройдя игру по «правильному» пути, всё равно получит «плохой конец», но ещё и узнает в конце игры от Санса о том, какой он хороший, а в особо запущенном случае — и выхватит от него все положенные даже не двести двадцать, а триста восемьдесят.
  • Буревестник фанатского сообщества / Вам хорошо осуждать — Чара и Санс, как самые показательные примеры.
    • В случае Чары — спор о том, является ли он/она последней сволочью, которая только и мечтает о том, как стереть весь мир к азгоровой бабушке, и чей моральный горизонт событий был уже давно был позади, или же просто он/она — жертва людской жестокости и/или недопонимания, сломавшие нежную детскую психику. «Драко в кожаных штанах» или «Рон — пожиратель смерти»? Вопрос до сих пор открытый.
    • Санс же, ставший чуть ли не маскотом игры, обзавёлся и антифанатами, кому такой расклад не понравился. В итоге имеем две крайности: кто-то видит у него хроническую депрессию на фоне постоянных сбросов и невозможности что-то с этим сделать, и потому Санс стал таким ленивым, а кто-то просто бесполезного для сюжета раздоблая, который не заботится ни о брате, ни о протагонисте, несмотря на данное Ториэль обещание; «И вообще, это Санс убил детей, а не Асгор!», по мнению многих хейтеров Санса.
    • Асгору достаётся не меньше, и чаще всего в плохую сторону. Просто потому что убил детей. И неважно, что он сделал это ради спасения своего народа.
      • Впрочем, критикуется он даже внутри самой игры устами Ториэль.
  • В общем, все умерли — именно так можно описать концовку «геноцида».
  • Великолепный мерзавец — Меттатон. Строго говоря. не столько мерзавец, сколько козёл: презирает Альфис, хотя именно ей обязан своим новым телом, обладает зашкаливающим ЧСВ, крайне цинично издевается над главным героем, во время боя признаётся, что, убив его, хочет с утаённой от короля человеческой душой перейти Барьер в одиночку и выступать на поверхности, оставив других монстров и дальше жить под землёй, а в одной из нейтральных концовок и вовсе становится диктатором-манипулятором, обманывающим жителей Подземелья с помощью своего шоу. Но насколько же он харизматичен…
  • Вечная осень — в этом состоянии и находится единственное дерево в Руинах и, похоже, вся засыпанная опавшими листьями локация в целом.
  • Во лошаки! — какой бы крутой не была подземная гвардия, охрана дворца Его Величества от человека в полосатой кофте, разгуливающего по Хотленду, похоже, в её обязанности просто не входит. И особенно это выглядит смешно на пути геноцида.
  • Война на истребление — собственно, пролог о древней резне за силу взаимно поглощаемых душ умерших между расами монстров и людей, завершившейся в пользу последних.
  • Всё пошло слишком так — ну, если не считать последствий, эксперимент Альфис с прививанием РЕШИМОСТИ не наделённому душой растению можно считать вполне удавшимся…
    • Да и вернуть к жизни погибших монстров, и, даже сверх того, сделать их бессмертными, у неё ведь тоже получилось?
    • Ну и Ториэль, желающая навсегда оставить Фриск в Руинах и лишь припугнуть своё дитя огнём, нечаянно может добиться того, что в одном отдельно взятом таймлайне дитя действительно никуда не уйдёт.
  • Всесторонняя мантия — именно такое и носят Дриимуры. Все трое.
  • Вывих мозга — вообще говоря, вся игра выворачивает наизнанку все представления о жанре JRPG. Добавьте к ней абсурдный юмор и некоторые нраскрытые детали игры (например, что такое Душа?), и мы получим…
  • Высокоточный матснаряд — внезапно, у Ториэль в арсенале есть и снайперская матвинтовка, и в этом можно убедиться в диалогах после боя с Азриэлем.
  • Гаечка — милая ящерка, которая помимо химии и анатомии и не-пойми-каких-ещё-наук, отлично разбирается и в механике: видали, какого она робота отгрохотала?
  • Гамбит Танатоса, разыгранный Чарой, первым упавшим в Подземелье человеком, наевшимся ядовитых лютиков, чтобы дать принцу монстров Азриэлю поглотить его/её душу, пройти через барьер, а затем руками Азриэля убить ещё шесть людей для разрушения барьера. Однако Азриэль сопротивляется попыткам Чары взять над ним контроль и гибнет, вернувшись в Подземелье, а Чара становится, судя по всему, без души.
  • Героический синий — Санс ходит в синей куртке, и в его героизме сомнений никаких.
  • Героическое упорство, оно же «DETERMINATION» («решимость», «целеустремленность») — одно из ключевых понятий игры. Некая сила, дающая людям (у монстров она проявляется в более слабой форме) желание жить, что позволяет человеческим душам существовать даже после смерти их носителя. Люди с особо сильным уровнем DETERMINATION способны сохранять текущий прогресс и менять таймлайн, если в этом таймлайне они погибают, а также резонировать с заблудшими душами и освобождать их от плена.
  • Герой-прагматик — Санс на пути Геноцида. И делает он эту работу лучше всех остальных.
  • Гладить собаку / Пнуть собаку — именно чем-то из этого протагонист и занимается несколько раз в окрестностях Сноудина и в Реальной лаборатории.
  • Говорящее имя / Похожие семейные имена
    • Лингвистическая особенность скелетов. Тексты речи шутника Санса выводятся шрифтом Comic Sans, его брата Папируса — Papyrus, а у W.D.Gaster-а это, соответственно, Windings и Aster.
    • Царствующее семейство Дриимур. Фамилия созвучна со словом «dreamer» (мечтатель), и в то же время является анаграммой слова «murderer» (убийца). А сына ещё и зовут Азриэлем — вроде как объединение половинок имён отца и матери, а на поверку выходит имя ангела смерти… которым он и становится в одной из своих трансформаций.
    • К вышесказанному следует добавить ещё и персонажа, который обучает героя основам игры, то есть по факту проводит полноценный tutorial. Естественно, речь идёт о приёмной маме главного героя по имени Toriel.
  • Деконструкция — Undertale довольно интересным образом проехался по понятию прокачки персонажа в RPG:
    • Наверняка каждый игрок вначале расшифровывал «EXP» как «Experience Points» (очки опыта), но на деле же это расшифровывается как «Execution Points» («Очки казни»), величина причинения боли окружающим.
    • В начале игры Флауи расшифровывает показатель «LV» (очевидное сокращение от «Level» (уровень)) как «LOVE» («ЛЮБОВЬ»), однако это в свою очередь тоже сокращение от «Level of Violence» («уровень жестокости»), степень изощрённости причинения боли к другим.
    • В начале игры мы даём имя упавшему ребёнку. Как оказалось, имя мы даём Чаре, а управляемого нами персонажа зовут Фриск.
    • Да и статистика персонажа в игре на самом деле отображает не то, насколько силён протагонист на данный момент, а способность отрешаться от чужой боли и степень готовности протагониста нанести кому-то вред.
  • Детская неуязвимость: Монстрёнок — единственный персонаж не-призрак, которого протагонист не может убить в бою при прохождении Геноцида. Правда, какая разница, если мир всё равно скоро разрушится…
    • Но, чаще всего, инверсия. Протагониста могут убить на протяжении всей игры, а до него было уже убито 6 детей.
  • Дети в финале — если остаться с Ториэль, то она вполне попадает под этот троп. Хотя и играется он с фитильком — ребенок не просто приёмный, а ещё и другого вида.
  • Дневник катастрофы / Нет-нет-нет-нет! — записи Альфис об эксперименте по прививке DETERMINATION в тела коматозных монстров начинаются с описания сути эксперимента, затем начинается период многочисленных неудач с описаниями переживаний Альфис, потом всё-таки отмечается какой-никакой прогресс, но фактически всё заканчивается записью «нет НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ НЕТ».
  • Добрая королева — в представлении не нуждается
  • Добро мучительно для Зла — после того как в битве с Азриэлем герой освободит души друзей, он начинает взывать к самому принцу монстров. Азриэль вспоминает, как он нашёл Чару и привёл того в свою семью, и в нём пробуждаются эмоции. От этого Азриэлю становится дурно, и он вопит чтобы герой перестал это делать.
    • На самом деле ему не становится «дурно от эмоций». Он кричит, потому что его заставляют вспомнить, что такое дружба, на самом деле, и он испытвает боль и страх от осознания того, что вот-вот снова потеряет своего старого друга вновь. Он не хочет отпускать Чару. Всё что он делал было продиктовано неким извращённым пониманием дружбы, возможностью стирать воспоминания всех обитателей подземелья, раз за разом, и играть с Чарой снова и снова. И тут ему напоминают (как и всем прочим потерянным душам), что это за эмоция, на самом деле, что если он настоящий друг, то ему придётся отступить.
  • Добрый самаритянин — вопреки как воззрениям первого упавшего человека, так и очередному ожесточению Королевства против Человечества, Ториэль уходит помогать другим людям, которые попадут в подземелье. Благо, её никто потом за это не наказывал…
  • Досрочная концовка — пародийный сложный режим (который можно активировать, вводя имя «Frisk» в начале игры) внезапно для героев заканчивается сразу после первой битвы с боссом. Маленький белый пёс (олицетворяющий Тоби Фокса в игре) объясняет это тем, что, мол, сложный режим ещё не готов полностью и не факт, что будет закончен.
  • Достойные противники — ближе к финалу[7] таковыми, в конечном итоге, становятся протагонист и Меттатон.
  • Друг всему живому — именно им может стать протагонист в «пацифисте», щадя даже тех, кто пытается жестоко его убить.
  • Дешёвая смерть — протагонист может вернуться к точке сохранения после гибели, перемещаясь при этом назад во времени.
    • Но кое-кто умеет замечать то, что протагонист был мёртв.
  • Дружественный огонь — во все поля!
    • Огонь (буквальный) Ториэль может убить Фриск, хотя она не воспринимает своё дитя как врага, и вовсе не пытается их убить.
    • Второй раз троп отыгрывается тоже во время этой битвы, но уже на самом игроке, проходящем Undertale в первый раз и, в большинстве случаев, тоже не считающим Ториэль врагом. Наивно думая, что выполнив требование хранительницы Руин сражаться, он докажет ей свою способность выжить, и Ториэль даст ему пройти, он даже не подозревает о том, что одна из атак внезапно нанесёт двойной, окончательный урон и окажется смертельной для первого босса игры.
    • Третий раз, пусть и с фитильком, троп играется на моменте, когда Андайн ищет Фриск в густых зарослях. Внимательно рыская в камышах и заметив какое-то движение, она бросается с кулаками на его источник. Им оказался Монстрёнок.
    • А как тут не вспомнить Безумного Манекена, попавшего под раздачу от своих собственных атак?
    • Что касается Флауи в конце пути геноцида, то автор данной правки сомневался, писать это или нет — но написал по той причине, что цветок явно воспринимал Азгора как своего союзника и защитника, и убил его лишь для того, чтобы просить пощады у Чары.
  • Живописные руины — именно то, что написано на упаковке.
  • Жуткие детишки — Чара и Фриск на геноциде.
  • Забота перед убоем — Ториэль подозрительно ласкова с протагонистом и также подозрительно сильно заботится о нем, ребёнке заведомо враждебного ей вида, имеющим при себе сверхценную душу. Более того — ящик с поношенной детской обувью в её доме уже неслабо настораживает, а тот факт, что хранительница руин запрещает протагонисту исследовать подвал её дома и, главное, категорически не желает отпускать его от себя домой, спешно ретируясь в неизвестном направлении после его вопроса о родном доме, буквально кричит о том, что здесь действительно что-то нечисто…
    • Ложная тревога; перед нами — очень хорошо сыгранная аверсия. Тори на самом деле любит протагониста как родная мать и всего лишь боится отпускать его на верную смерть к королю Азгору. И бесхозная детская обувь лишь подтверждает то, что её опасения, мягко говоря, небеспочвенны.
  • Забрать домой — именно такое решение принимает Ториэль, встретив протагониста и, некоторое время назад, Чару.
  • Закадровая телепортация: Санс этим часто пользуется.
  • Закадычные враги — Папирус и Андайн для главного героя.
  • Заменил родителей / Хорошие родители / Счастливо усыновлённый — всё это тоже про Тори и Фриск, усыновлённого/-ую ей в истинной концовке пацифиста.
    • Отношения Ториэль и Азгора с Чарой тоже попадают под все три тропа. Азриэль с ними же попадает только под второй.
  • Зашкаливающее самомнение — Великий Папирус.
  • Заявленная слабость — Санс обладает очень низкими характеристиками и издевательским званием «самого слабого врага в игре». Вот только от его быстрых отравляющих атак неподготовленному человеку будет ой как трудно.
  • Злая королева — в каком-то смысле, таковой стала Ториэль в одной из нейтральных концовок, если смотреть на происходящее глазами подземного народа. Это и понятно — можно ли назвать доброй королеву, которая будто в насмешку объявляет друзьями своего народа отбивших себе поверхность представителей расы с репутацией полных чудовищ (одно из которых совсем недавно с закономерным результатом прошлось с ножом по подземелью), и с которой Андайн пришлось силой снимать корону?
    • Собственно, в этом варианте концовки Андайн будет даже позлее Ториэль…
  • Злой король / Тиран в консервной банке — субверсия с Асгором. Он король монстров, запертых под землёй, мечтающий освободить свой народ и отомстить человечеству. Он убивает попавших в его подземелье детей и собирает их души (душа Фриск должна стать седьмой). Он выглядит довольно устрашающе: огромного роста и шкафообразного сложения, рогатый, косматый, в тяжёлых доспехах и с большим трезубцем… Но вот только правителя душевнее и добрее, чем Король Пушистик, не найти на всём белом свете.
  • Зловещий бас — судя по звуковым сигналам, имитирующим в игре речь, его величество Асгор Дриимур. Тут же и полная субверсия: Асгор злодей по должности, при этом в быту найти более добродушного и любимого всеми монстра трудно. Пополам с басами могущества: он ещё и один из сильнейших воинов Подземелья.
  • Злодей-недотёпа — Папирус, конечно, не злодей, но поначалу предстаёт именно в образе классического мультяшного злодея-недотёпы.
  • Злодей, молящий о пощаде — Флауи в конце «геноцида». Не помогло — умирает с позором и крайне брутальной смертью.
  • Злодейское глумление — украв души и пленив друзей Фриск, так ведёт себя Флауи, на Пацифисте и Нейтрале.
  • Зловещая долина — список её обитателей включает в себя имя Метатона EX и NEO. Разумеется, втор правки подозревает, что здесь может иметь место вкусовщина, но при взгляде с другой стороны всё встаёт на свои места: вся игра состоит из сплошного взаимодействия с монстрами, далёкими от образа человека, и лицо Метатона, больше всех остальных походящего на Homo Sapiens, в таком разе выглядит… Немного зловещим.
    • В ту же копилку можно отнести и Фриск: жёлтая кожа, всегда закрытые глаза и непропорциональное тело. На фоне хорошо прорисованных монстров Фриск выглядит уродцем из кунсткамеры.
    • А вот Чара с его/её здоровым цветом кожи, здоровым румянцем и открытыми глазами, внезапно, не попадает в долину — но только до тех пор, пока игрок не выберет судьбу мира.
  • Злу не постичь Добра — проиграв протагонисту, Флауи будет ожидать добивания. И искренне не поймёт человека, если тот откажется.
  • Знать, где упадёшь — собственно, DETERMINATION
  • Игра слов — Тоби достаточно интересно обыгрывает некоторые внутриигровые понятия да и просто слова и выражения:
    • Кэтти и Брэтти около ресторана МТТ продают «Junk food», который восстанавливает полные 17 HP. Правильный перевод этого — «нездоровая еда», но Брэтти с Кэтти намекают на буквальный смысл, говоря о том, что достали это напрямую с помойки.
  • Игра с огнём — Ториэль любит позажигать (буквально), кастуя огненные шары и эффектно ознакамливая с ними не только протагониста, но и всех плохишей, дерзнувших поднять руку на любимое дитя. Всех, включая бывшего мужа и родного сына. Азгор, к слову, тоже зажечь не прочь.
  • Из двух зол ни одно выбирать не стоит — Флауи предлагает убивать или быть убитым? В ответ, Фриск(у) ничто не мешает проявить милосердие. Буквально.
  • Идиотский мяч
    • Ториэль отказывается выпускать протагониста из Руин, небеспочвенно переживая за его жизнь, но одновременно с этим понимая, что Фриск всё-таки надо выпустить, ибо в Руинах всю жизнь прожить он не сможет. Осознавая это, она, любящая мать и, на секундочку, один из сильнейших (если не сильнейший) монстров подземелья, немного поколебавшись… Отпускает своё приёмное дитя одного! Есть ли хоть капля логики в этом решении в общем-то неглупой во всех прочих отношениях королевы, когда она могла просто провести протагониста через всё подземелье, самостоятельно оберегая его от опасностей?
      • На это, однако, резонно можно возразить — Ториэль сбежала потому что не хотела вступать в прямое противостояние с Асгором. И она знала, что если будет защищать детей до самого конца, то придётся драться. Шесть смертей, прямо скажем, смягчили гнев короля, поэтому ему хватило подзатыльника, чтобы признать свою неправоту, но во времена падения предыдущих детей он, вероятно, был настроен куда более решительно и не поддавался простым уговорам.
      • Кроме того есть и другой момент — Ториэль знала, что для того чтобы покинуть подземелье детям нужна душа монстра. Судя по этому диалогу, она всерьёз размышляла, что кому-то из детей, возможно, удастся победить Асгора, забрать его душу и покинуть подземелье, как они того и хотели:
«

«Your adventure must have been so treacherous. …and ultimately, it would burden you with a horrible choice. To leave this place, you would have to take the life of another person. You would have to defeat ASGORE. However… I realized… I cannot allow that. It is not right to sacrifice someone simply to let someone leave here. Is that not what I have been trying to prevent this whole time? So, for now, let us suspend this battle. As terrible as ASGORE is… He deserves mercy, too.»

»
— Ториэль
      • Эти дети решительно отказались оставаться в подземелье, так что пойди она с ними, ей возможно пришлось бы помогать им убивать Асгора, а это очень плохо стыкуется с её мировоззрением, которое не позволяет ей участвовать в убийствах кого бы то ни было. Короче говоря, это довольно сложная и неоднозначная ситуация и на её счастье в концовке пацифиста всё так сложилось, что в подземелье упал, буквально, Иисус, который подружился со всеми и сумел устроить всё так, что никому никого не пришлось убивать. Иначе сцена в тронном зале могла бы закончиться совсем не так радужно.
  • К этому привыкаешь — с данной темы начинается суд Санса.
  • Каин и Авель — собственно, конец геноцидного пути, Чара в обличии Фриск и Азриэль в обличии Флауи. К слову, точкой невозврата геноцидного пути считается как раз смерть Азриэля.
  • Какие ещё копья? — а вот такие. Магические копья Андайн. И улыбающаяся пика минибосса Сноудина, Пса-побольше.
    • А у короля Асгора — его громадный алый трезубец.
  • Козёл с золотым сердцем / Язвительный ангел — чтобы пройти игру путём пацифиста, нужно: а) никого не убивать; б) «позависать» с Папирусом, Андайн и Альфис. При этом никто не запрещает вам отыгрывать жирнющего тролля. Обижать монстров, а потом убегать? Легко! На полном серьёзе флиртовать с Ториэль, а потом назвать её мамой? Милое дело! Согласиться взять с собой кусочек снеговика (который хочет попутешествовать таким образом), а потом сожрать этот кусочек прямо у него на глазах? Что за чудесная идея!
    • Главное, когда будете убегать от Андайн в Хотленде, и она грохнется в обморок от жары, — не выливайте у неё на глазах ВСЁ содержимое стоящего рядом кулера. Даже если после этого вы дадите Андайн воды, она не захочет дружить с вами и пацифист-рут вы запорете.
  • Королева бреется — Меттатон в одной из сцен надевает платье. Потом это платье с радостью носит один из монстров, лев-кроссдрессер…
    • Главгерой/иня носит некоторое время балетную пачку. С фитильком — пол Фриск неизвестен.
  • Королева улья — мисс Маффет же!
  • Королева в изгнании — вернее, её обратное выдворение туда в нескольких концовках. Если протагонист, даже защищаясь, дозащищался до смерти нескольких подданных[8], то и с остальным человечеством мало кто в подземелье захочет мириться, как того велит Её Новоявленное Величество.
  • Король-подкаблучник — Герсон отмечает, что Ториэль Дриимур, по сути, правила Подземельем из-за широкой спины супруга. До их размолвки. В принципе, и после ухода жены Азгор с управлением Подземельем справлялся неплохо, но при их встрече, начавшейся с того, что Тори прикладывает мужа фаерболлом и отчитывает его на чём свет стоит, сразу видно, кто в этой паре первая скрипка…
  • Король под холмом — тут с сильным фитильком: Асгор жив-здоров, просто заточён в подземелье вместе со всем своим народом. Но его личная музыкальная тема Bergentrueckung примерно так и переводится — «Король под горой».
  • Коронная фраза — можно посчитать три:
    • «In this world, it’s kill or be killed» («Правило этого мира — убей или будь убитым») — главная жизненная позиция Флауи. В конце «пацифиста» меняет его на «Не убивай и не будь убитым».
    • «I am skeleton with a standards!» («Я скелет со стандартами!») — произносится Папирусом по любому поводу.
    • «A bad time» («плохое время») — по словам Санса именно это ждёт протагониста, если тот не свернёт с пути геноцида. Хотя эта фраза за всю игру произносится лишь два раза, она стала предметом для цитирования и пародий.
    • В принципе, сюда же можно вписать и «…But nobody came» («…Но никто не пришёл»), которая является коронной фразой не персонажа, а целой сюжетной ветки: её неоднократно эксплуатируют (и в каноне, и в фаноне) на ветке Геноцида.
    • И нельзя забывать про различные вариации «filled with determination» («полон решимости»).
  • Кривая графика — это фича — если игровой процесс кое-как тянет на аналог 16-битных JRPG, то графика даже на 8-битной NES вряд ли поразила бы кого-то красотой и техническим уровнем. Впрочем, некоторые считают это умышленным подражанием старым играм, а не только лишь последствиями малого бюджета проекта.
  • Крутая борода — разумеется, король Асгор. Пополам с Печальная борода.
  • Крутая королева — Ториэль. Владеет магией огня и может одним взглядом поставить на место своего мужа (а чтобы сбить его с ног, хватит и одного фаербола). И она без проблем бы смогла сама расправиться с протагонистом, если бы она не хотела не причинить ему вреда.
  • Круто, но непрактично — EX-форма Меттатона. В ней он становится сильнее, и получает новые атаки. Но при этом, он становится уязвим для физических атак. Если победить Меттатона нелетальным путём, то ещё и выяснится, что EX-форма потребляет много энергии, и он отключится, хотя и не умрёт.
  • Крутое семейство — королевская чета. Что Азгор, что Ториэль — оба (с поправкой на бездетность) бессмертные и сверхмощные огненные маги; оба встречаются в качестве боссов, и многое свидетельствует, что увиденное не было и десятой долей их реальной боевой силы. Что же касается их родного сына, настоящего бога гиперсмерти, который к тому же смог даже после смерти не просто вернуться, но ещё и освободить всех монстров из-под земли, и покойного приёмного дитя, способного одной своей решимостью стереть весь мир… А это точно нужно комментировать?
    • Если считать усыновлённого/удочерённую в истинной концовке Фриск, то к этой семейке прибавляется ещё и безусловно крутой пацифист, способный своим миролюбием победить даже такого противника, как Андайн.
  • Крутой ботан — Альфис.
  • Крутой гей — и тут не без них: Андайн — крутая воительница, а Альфис — гениальная специалистка по свойствам Души. И да, они любят друг друга.
    • А та парочка стражников-геев? При всей нелепости, круты вне всякого сомнения…
  • Крутой дедуля — Герсон, ныне скромный историк и торговец всякой всячиной, а в прошлом крутой археолог и ветеран войны с людьми по прозвищу «Молот Справедливости».
  • Крутой для битья — собственно, львиная доля игроков и начинает Геноцид, чтобы попробовать свои силы с Сансом. И, учитывая общую легкость игры, настоящий фанат может с гордостью рассказывать, как легко и беспрепятственно дался ему этот босс, пусть даже на достижение этого ушли бессчетные смерти и тренировки.
  • Крутой король — Асгор хотя и известен своей богоподобной мощью, но трудно назвать его сложным боссом в игре. Хотя он достаточно крут для ломания интерфейса игры.
    • Спорно — по степени опасности он всё-таки выше Ториэль, если бы та сражалась в полную силу — у него и здоровья намного больше, и атаки разнообразнее, и есть удары трезубцем, для избегания которых нужно реагировать весьма и весьма быстро. Просто это недостаточно серьёзная разница между первым боссом игры и предпоследним…
    • Стоит отметить, что все факты указывают на то, что Асгор не сражается с протагонистом в полную силу. Все его атаки неприцельные и бьют по области, потому что ему стыдно поднять глаза на своего противника. Даже когда он попадает по человеку, то даёт ему шанс выжить и продолжить сражаться. Андайн говорила, что в спарринге он уклонился от всех её атак. Его реальная статистика отличается от той что указана при проверке в самой игре, к примеру его защита имеет отрицательное значение. А мы знаем из внутриигровой литературы, что это прямо указывает, что монстр не готов сражаться. В игре есть намёки на то, что другие дети, возможно, тоже получили способность к перезапускам упав в подземелье. Если это так, то сражались они, очевидно, совсем не с тем Асгором что предстал перед нами, раз утратили решимость в бесконечных попытках его победить. И наконец Флауи, он пытался заполучить души убеждением и, наверняка, силой, но Асгор не позволил ему этого сделать.
  • Крутой металл — MEGALOVANIA Тоби Фокса была крутой задолго до Андертейл, но именно вместе с новой игрой автор создал особенно колоритный ремикс, который запомнился многим и значительно больше популяризировался.
  • Крутой мимо проходил — Ториэль, проходившая мимо агрессивного цветочка, докопавшегося до «бедного, беспомощного дитя» ©.
  • Крутой, но ленивый — Санс. Обладает способностью искривлять потоки времени, плюс в бою с ним в конце «геноцида» он безостановочно пускает в ход трудноуворачиваемые атаки. Но в несерьёзной обстановке Санс постоянно отлынивает от работ, которые поручает ему Папирус, плюс ходит на несколько подработок сразу, ведь так ему будет положено больше времени на перерыв.
    • Есть причины считать, что лень — всего лишь маска, пополам с разочарованием от жизни. Сам Санс замечает, что назвать его ленивым будет так далеко от правды, как только возможно.
  • Круто, но непрактично/Бесполезный артефакт — Изношенный Кинжал (Нейтрал/Пацифист) и Настоящий Нож (Геноцид). Первый бесполезен даже при битве с Асгором, ибо ощутимой разнице в силе атаки как таковой нет, на Пацифисте — тем более, ибо цель этого пути полностью обесценивает его. Второй же бесполезен же по причине того, что финальный босс в лице Санса… просто уклоняется от ваших атак, а в конце боя ему наносится фиксированный урон в девятизначное число вне зависимости от экипированного оружия (то есть, у вас может быть хоть палка из начала игры, и от этого ничего не поменяется).
  • Крутой пацифист — Азриэль мог бы, технически, разметать напавших на него людей уже с двумя душами, но предпочёл молча танковать их атаки, и даже так продержался до возвращения домой. Где благополучно скончался от ран. Впрочем, нам неизвестно, что там произошло на поверхности, но как минимум уровень живучести и выносливости впечатляет. «Целый взвод меня бил, аж два раза устал…» (с)
    • Король Асгор же! Во время первого боя с Андайн она даже попасть по нему ни разу не смогла, при том, что он не бил в ответ.
    • Протагонист. Если он проходит игру на одноимённую концовку.
  • Крутой робот — хором: Мет-та-тон!
  • Крутой шкет (или бой-девка, это уж как посмотреть) — Фриск же! В одиночку справляется со всеми проблемами, что на него/неё сваливаются.
  • Куда ни кинь — всюду клин — что было делать Ториэль, когда она, королева по должности, мать по зову сердца, узнала о том, какая судьба будет ждать каждого ребёнка, упавшего в подземелье? Молча смотреть на то, как невинное дитя убивает Азгор? Драться со своим собственным мужем, и этим самым провоцировать если не чью-то смерть, то точно разлад в королевстве и гражданскую войну? Убежать в Руины и попытаться спасти упавших людей, забыв о собственных обязанностях и бросив монстров на произвол судьбы?.. Неизвестно, какое из решений было бы наихудшим, но точно известно, что Тори предпочла выбрать последнее.
    • Фриск тоже сталкивается с дилеммой выбора: наконец-то покинуть подземелье и вернуться к людям ценой жизни короля или же добровольно остаться под землёй, больше никогда в жизни не увидев солнечного света? Здесь с фитильком, ибо Азриэль, если можно так сказать, подкидывает третье решение и фактически решает вопрос за него/неё.
  • Культурный мерзавец — внезапно, Чара. Вне зависимости от того, хуже или лучше для конкретного фаната это крайне спорное дитя-мизантроп, из геймплейных самостоятельных комментариев известно, что Чара предпочитает только определённый шоколад, хорошо разбирается в сладостях и холодном оружии, в битве со страж-братанами при геноцидном прохождении цитирует отрывок из «Кухни» Йошимото, регулярно иронизирует над смертельными опасностями для протагониста и даже осуждает его за нагло уничтоженную халяву тех самых сладостей, что может намекать ещё и на этикетность данного персонажа.
  • Лечение через питание — все лечилки в игре представлены в виде продуктов различной степени аппетитности. Исключение — пластырь, который снимается при надевании любой брони, и при повторном использовании восстанавливает немного здоровья. Странно, что при общей темы обстёбывания жанра RPG напропалую, Тоби решил оставить этот момент нетронутым. Впрочем, один интересный момент всё же есть. А именно возможность сожрать… свои собственные мечты или плохие воспоминания!
  • Ложная тревога — в истинной лаборатории Альфис при прохождении «пацифиста» можно лечь на одну кровать, и если пролежать на ней достаточное время, то за спиной протагониста появится зловещая фигура, которая будет угрожающе медленно протягивать к нему руку. В этот момент игрок обычно ожидает очередную битву, но нет, эта фигура просто накрывает протагониста одеялом, ласково гладит по голове и исчезает с миром.
    • После того, как наш главный герой смог-таки покинуть относительно уютные и безопасные Руины и выйти под своды пока-ещё-чёрт-знает-какого мира Подземелья, за ним в тревожащей тишине начинает красться какая-то зловещая чёрная тень. Что это? Оно хочет нас поймать? Съесть? Расслабьтесь, господа: ничего страшнее подушки, издающей неприличные звуки, нам от этого товарища не светит.
      • Субверсия со вторым явлением означенного чёрного силуэта — снова в напряжённый момент, снова в новой локации. В прохождении Пацифиста нас опять ждёт всего лишь дружеская беседа. Но на пути Геноцида…
    • См. «Забота перед убоем»
  • Любимый фанский пейринг — среди фанатов популярна парочка «Санс и Ториэль» (из-за их общей любви к плохим каламбурам и многочисленных свидетельств взаимного влияния). С небольшим отставанием идёт «протагонист (как женского, так и мужского пола) и Азриэль». А вот «протагонист и Санс» из-за его популярности многих выводит из себя.
    • Тащемта тут таких много. Что разумеется выливается в холивары разной степени масштабности, и такое количество пятидесятиэтажного мата, которым оппоненты друг друга осыпают…. Отдельный камень преткновения (глубокий вдох; людям с тонкой душевной организацией под плашку не смотреть!): Санс/Папирус и... Санс/Санс. Даже не спрашиваете.
  • Любитель каламбуров — Санс, очевидно же. Ториэль тоже любит так отшучиваться. И Сноудрейк, правда, его шутки мало кто оценил. Да и Папирус, если приглядеться, произносит кучу каламбуров, в течение игры, вероятно даже больше чем его брат.
  • Мама-медведица — здесь на сцену, конечно же, выходит не мама-медведица, а мама-монстр (под фанской кличкой «мама-коза») способная дать прикурить абсолютно всем, покушающимся на её приёмное дитя — начиная от не такого уж безобидного цветочка и заканчивая грозным королём подземелья. Естественно, это Ториэль.
  • Маменькин сынок (Положительная версия) — с поправкой на то, что он непонятного пола, главный герой в концовке пацифиста. И, да — его вообще не волнует, что его мама ему не родная, и вообще не человек.
  • Мастер невероятного оружия — протагонист. Гонять монстров рваной тетрадью, парой балеток или стрелять по ним из пистолета БЕЗ ПУЛЬ? Могём, умеем, практикуем…
  • Манчкин — игрок, в некоторых нейтральных и, особенно, геноцидном путях. Метафорически, Чара, в финале геноцида, предстаёт как некое ожившее воплощение манчкинизма игрока, вышедшее из-под контроля…
  • Ментор-трикстер — Санс. Постоянно разыгрывает и подкалывает героя, однако порой даёт полезные советы, иногда оказывает посильную помощь, продавая еду, а его «суд», перед финалом, по его собственному признанию, не более чем попытки подтолкнуть героя в правильном направлении. В финале Геноцида пытается спасти не только мир, но и героя от себя самого, поскольку единственное, что может угрожать бессмертному человеку — потеря собственной души.
  • Милашка — практически каждый встреченный протагонистом обитатель подземелья. А, возможно, и он тоже.
  • Милая и дружелюбная семья — именно такой и была семья Дриимуров до всем известных событий
  • Милый родитель и мерзкий ребёнок — если в спекуляциях на тему «Злодей — игрок / злодей — Чара» принять сторону последних, то получается троп в чистом виде; по крайней мере, если речь идёт о приёмных родителях Чары — ведь вопрос об истории его/её кровных родственников до сих пор остаётся открытым.
    • Впрочем, и без этих спекуляций вполне резонно упрекнуть человеческого дитя Чару в человеконенавистничестве в то время как её приёмные родители, всяко больше пострадавшие от древних людей, всё равно не исповедовали таких взглядов на тот момент; а кое-то — даже на момент событий игры.
  • Милый жадина — Маффет, ну хоть бога-то побойся, 9999 монет за пончик — это грабёж среди бела дня!
  • Мне на самом деле семьсот лет — Асгор и Ториэль правили королевством монстров ещё до времён войны и изгнания монстров в подземелье, с которого прошёл как минимум век, раз отстроено целое королевство со всей инфраструктурой, утеряны истинные значения некоторых рун, а герой своего времени, черепаха Герсон, сильно постарел. Да и сам Герсон заявляет, что, когда их родные дети мертвы, они физически не стареют, и если протагонист был бы их приёмным ребенком, то они и его пережили бы.
  • Молодец против овец — Флауи. Как запугивать перепуганного ребёнка в самом начале, или в виде громадного чудовища в конце Нейтрального пути, так он герой. Но когда пленённые души восстают против него — начинает истерить.
  • Молчание волков — при злом прохождении каждый первый антагонист начинает с чтения игроку морали, но персонаж все разговоры игнорирует и молча идёт им навстречу. Выглядит довольно зловеще.
  • Моральный горизонт событий — да, тут есть и такое:
    • Фактически, на пути геноцида главный герой переходит горизонт уже после убийства своей приемной матери, но даже после этого игра дает еще несколько шансов на искупление. И только после смерти Меттатона, Фриск окончательно становится погибелью для Подземелья.
      • На самом деле только после убийства Флауи. Игра до последнего даёт возможность «сбросить» прогресс и отменить последствия сделанного выбора. В момент когда Флауи умоляет не убивать его, игрок всё еще способен выйти в меню и нажать кнопку «reset».
    • В глазах Ториэль Азгор тоже переступил эту черту сразу после смерти Азриэля и Чары и последующего объявлением врагом любого человека — даже ребёнка. Особенно ребёнка.
  • Моральный питомец — в каком-то смысле — Папирус для Андайн. Без него мы бы никогда не увидели менее жестокую сторону бесстрашной воительницы. «Просто, он… слишком невинный и хороший! Я бы не смогла отправить его сражаться!..»
  • Названые братья — Чара для Азриэля. Сугубо технически, в истинной концовке пацифиста для него таковой становится и Фриск (как-никак, а мама всё-таки одна).
  • На тебе! — в предпоследнем диалоге с Флауи на Геноциде, цветок поведает, что за ними наблюдают некие слабые духом люди, которым слабо сделать то, что сделал сейчас игрок. Это более, чем жирная отсылка на фанатов летсплеев, что вместо самостоятельного перепрохождения решили узнать о альтернативной концовке на Ютубе.
  • Нам не помешает лишний ствол — выбор в диалогах мало на что влияет, максимум поменяется несколько фраз, но исход будет тем же. Всё тут определяют именно действия игрока относительно того или иного персонажа.
    • Злая версия — Если в конце «геноцида» отказаться от предложения Чары стереть мир, то тот с вопросом «С каких пор ты здесь главный?» устроит натуральный скример и всё равно сотрёт мир.
  • Непрактичная броня — броня Андайн и стражников 01 и 02, не рассчитанная на ведение боевых действий в жарких условиях Хотленда, что очень странно — монстры сидят под землёй далеко не первый год, и у них была уйма времени разработать броню для погодных условий их же территорий. Так в чём же дело?
    • Сюда же — и внушительные доспехи Его Величества, которые, тем не менее, пробиваются навылет простой палкой, перчаткой или тетрадью. Здесь с фитильком, ведь нанесение урона монстру зависит не сколь от оружия, а от человеческой решимости, но тем не менее…
    • По вышеописанной причине, сюда также попадает и Пёс-побольше, и прочие монстры, носящие доспехи — и всё также с фитильком.
  • Непонятного пола — протагонист и Чара собственно. Из-за того, что спрайты этих персонажей не дают чётко определить, мальчик ли это или просто девочка-сорванец, а никто из персонажей не упоминает их пол, дискуссия среди фанатов идёт почти безостановочно.
    • Персонаж из игры — Лодочник(-ца) (англ. River Person), который даже по поводу своего пола отклоняет это как неважное фразой: «Tra la la. I am the riverman. Or am I the riverwoman…? It doesn’t really matter.» (русск. «Тра-ла-ла. Я — лодочник. Или я лодочница…? Не важно.»)
    • С фитильком — Альфис: другие персонажи её всё-таки называют «she», но многих игроков она запутала по этому вопросу.
    • Не меньше запутывает детская внешность Монстрёнка. Хотя характер и манера речи указывает на то, что это всё-таки мальчик.
  • Неведение — блаженство — уж очень сильно не хочет Ториэль говорить Фриск, где находится выход из Руин. Корысть или вредность? Отнюдь; это, по мнению самой Ториэль, на благо приёмного дитя, которого за пределами Руин ждёт только смерть.
  • Невысокий крутой — Санс, кажется низким и пухлым скелетом с широкой улыбкой на лице. Но на пути Геноцида он является самым сложным боссом. Хотя свою крутость он показывает и в мирное время: телепортация, работает на нескольких работах, ещё и снимает крупный дом в Снежнеграде.
    • Фриск, с фитильком, ибо все ещё ребёнок. Имеет достаточно решимости, чтобы перезагружаться к точкам сохранения. Способен(-на) сделать всех монстров друзьями, даже тех, кто ВСЕЙ ДУШОЙ СТРЕМИТСЯ убить его/её.
  • Несовместимая с жизнью доброта — Undertale очень любит этот троп и содержит сразу четыре таких персонажа
    • Ториэль, любящая главного героя как родная мать. Во время боя с ней, она будет намеренно избегать попаданий по игроку в случае, если у последнего мало HP — и она продолжит это делать даже если главный герой будет её атаковать с явным намерением убить.
    • Папирус. В отличии от Ториэль, атакует в полную силу, но, искренне желая подружиться, не убивает игрока, когда у него почти заканчиваются HP, а всего лишь отправляет на несколько локаций назад. И это совсем не мешает протагонисту во время следующей попытки убить этого дружелюбного скелета.
      • Во время прохождения пути геноцида Папирус сразу щадит главного героя, даже не желая сражаться и надеясь на то, что внутри протагониста проснётся человечность. Зря.
      • А на пути Пацифиста, доброту Папируса подсвечивает Андайн. Она прямо говорит, что он слишком добрый, чтобы причинить кому-то реальный вред, и окажись Папирус в настоящем бою, то он бы непременно погиб.
    • Сам главный герой при, как бы это не было парадоксально, прохождении пути геноцида и соответствующем выборе игрока во время боя с Сансом. Хитрый скелет, предлагая протагонисту, убившему почти всё живое в подземелье, мир и дружбу, на самом деле собирается убить обезоруженного героя — и убивает его, если Фриск поддаётся на взывания к совести.
    • Азриэль. В предыстории, получив душу Чары, он отправляется на поверхность, где его атакуют люди, решившие, что убийца Чары — он и есть. Несмотря на свою огромную силу, он отказывается поднимать руку на людей даже для самообороны, и в результате чего погибает.
  • Неудачная басня. В игре поощряется пацифизм, но некоторые посчитают его чрезмерным, если игрок будет прощать всех монстров, напавших первыми. С другой стороны, не совсем понятно, что значит «поощряется». Игру легче всего пройти, убивая умеренное количество монстров, чтобы получить LV, при этом Санс не будет судить игрока за случайные убийства при первом прохождении игры. Всё, что он скажет: «Have you really done the right thing?… …truthfully, it doesn’t really matter what you said. all that’s important is that you were honest with yourself.»
  • Недопонимание/Это не то, что ты думаешь! — откуда было обычным людям знать, что стррррашный клыкастый монстр, несущий куда-то тело маленького ребёнка, на самом деле его лучший друг, и всё совсем не так, как выглядит со стороны? Даже к человеку в этой ситуации возникли бы, кхм, вполне себе определённые и однозначные вопросы — а уж к очевидному Чу-Чу… Говоря короче, проблемы с коммуникацией действительно убивают, и это уже третий троп.
  • Неприемлемый финал — многим поклонникам очень не понравился тот факт, что в финале Пацифиста Азриэль должен превратиться обратно в цветок, после разрушения барьера. Фанаты даже петицию писали, но безрезультатно: Тоби просто сделал вид, что ничего не видел и не слышал.
  • Непроходимая забагованность — нарочная игра с тропом от Тоби Фокса, который предусмотрел возможность сразу пощадить Ториэль в режиме разработчика и, главное, последующую реакцию на это Флауи.
  • Не в ладах с биологией — внутримировой пример: Папирус свято уверен в том, что люди произошли от скелетов.
  • Не умеет давать имена — подсвечивается, что король Асгор не умеет давать имена и названия. Собственно, названия для старой и новой столицы Подземелья — «Дом» и «Новый Дом» — были его идеями.
    • Небезосновательно среди фанатов бытует мнение, что имя для своего сына, Азриэля (Asriel — по факту составное от Asgore и Toriel) тоже придумывал Асгор.
    • Предположительно, Азриэль тоже перенял эту привычку Асгора, поскольку, когда он был в форме цветка, он называл себя «Flowey» (дословно, «Цветик»).
  • Никакой не босс: Меттатон НЕО. Ломается с одного удара и не атакует.
    • Инверсия и деконструкция с Сансом. Его характеристики показывают, что он слабейший персонаж в игре. Но на деле он является сложнейшим боссом в игре
  • Новая игра+ — переход на путь пацифиста после нейтральной концовки, через письмо Андайн.
    • С прикрученным фитильком — вообще всё прохождение игры и любые перезагрузки.
  • Ну прямо как родитель — так ведёт себя король Азгор при встрече с Фриск, но надо сказать, здесь субверсия — Его Величество всё-таки не злодей, а как минимум антизлодей
  • Няшные монстры — собственно, комментарии излишни.
  • Но я должен кричать / Участь хуже смерти — Азриэль умер из-за весьма спорных решений приёмного/-ой брата/сестры Чары, затем возродился в виде бездушной мерзости по имени Флауи и, по причине отсутствия сопереживания, начал творить… Всякие нехорошести. Когда же к нему наконец вернулась возможность испытывать эмоции, он ради счастья остальных обрёк себя на вечное одиночество, и даже отказался от встречи с любящими его и любимыми им родителями.
    • В геноциде его же брат/сестра обходится с ним ещё хуже. Флауи, искренне скучая по Чаре и считая, что только он/-а способен/-на вернуть ему эмпатию с вновь сделать счастливым, до последнего верит в то, что человеческое дитя тоже радо его видеть. Страшно подумать, какое же он испытал разочарование, когда получил по себе несколько ножевых ударов, изрубивших его в капусту (и это при том, что других монстров Чара убивает с одного). С полной уверенностью можно сказать, что это было для Азри даже большим ударом, чем сама смерть, ведь в нейтральном пути Флауи умирает от руки Фриск более чем достойно, полностью принимая поражение.
  • Обнять и плакать — именно это хочется сделать с двумя персонажами. И что интересно, такая возможность в игре есть, правда непонятно, плакал ли при этом протагонист.
    • Ториэль в один день потеряла двух своих любимых детей, затем, будучи шокированной жестоким решением Асгора, развелась с ним, отказалась от трона и отправилась в добровольное изгнание в руины. Через неопределённое количество времени она находит в руинах протагониста, которого она решает приютить у себя дома и заботиться о нём как родная мать, тем самым избавившись от одиночества. Но тот несмотря на все уговоры рано или поздно решит покинуть руины и попытаться выбраться на поверхность, даже не представляя, что её гложет чувство вины за то, что она раньше не смогла уберечь от опасности внешней части подземелья шестерых таких же детей.
    • Азриэль; см. предыдущий троп.
  • Общеизвестный спойлер — несмотря на дичайшую спойлерофобию, каждый, кто хотя бы краем уха слышал об это игре, наверняка знает, что…
    • …для хорошей концовки нужно всех щадить
    • …если убить всех и вся, то Санс устроит BAD TIME!
    • …после Санса появится Чара и уничтожит мир
    • …Флауи — это Азриэль
    • …Ториэль — бывшая королева
    • …Андайн и Альфис — ЛГБТ!
    • …☝✌💧❄☜☼✏
  • Один хитпойнт — Санс. Только он единственный, кто уклоняется от атак.
    • Это не точно, так как он после получения 9999999 урона умудряется встать и выйти за кадр, да ещё и с улыбкой на лице.
  • Одноглазый крутой — Андайн. Помимо виртуозного обращения с копьём и невероятной силы, уровень её DETERMINATION столь высок, что в критический момент даёт ей силы не умирать в бою. А также делает битву с ней в «нейтральном» прохождении особенно драматичной: при достижении нуля здоровья Андайн под грустную музыку начинает медленно слабеть и расплываться, погибая через несколько ходов.
  • Одной смерти мало — Флауи, поглотив шесть людских душ в конце «нейтрала», становится дьявольски могущественным и имеет все шансы убить протагониста раз и навсегда. Но вместо этого он решает, что убить его всего лишь один раз будет не в удовольствие, а поэтому он «играется» с ним, убивая его и перезагружая сохранение. Вот только он не учёл того, что протагонист после нескольких смертей[9] и перезагрузок рано или поздно сможет попросить у кого-нибудь помощи, на что откликнутся поглощённые им души и взбунтуются против него. Ай молодца, Флауи!
  • Однокрылый ангел — несколько сюжетных персонажей имеет усиленную форму, в котором они становятся намного опаснее: Андайн (Undyne the Undying), Меттатон (Mettaton EX) и Флауи (Photoshop Flowey, он же Omega Flowey у некоторых фанатов).
    • Тем не менее некоторые усиленные формы персонажей абсолютно бесполезны: Меттатон в его боевой форме (Mettaton NEO) уничтожается буквально с одного удара.
      • С прикрученным фитильком: поглотивший много душ Флауи (не только те самые шесть людских, но и души других монстров) к концу «пацифиста» сначала возвращает свою истинную форму, Азриэля, затем почти сразу же превращается в злую повзрослевшую версию себя, а затем и вовсе в нечто демоническое (Asriel the God of Absolute Hyperdeath). И дело вовсе не в том, что в этих формах он становится менее опасным — наоборот, от его атак сложно уклониться, просто уровень РЕШИМОСТИ протагониста достигает таких вершин, что он просто-напросто отказывается умирать от его руки.
  • Ой, бл... — реакция Ториэль на смерть протагониста от её рук.
    • Такая реакция возможна у неподготовленного игрока при виде Омега Флауви, Бессмертной Андайн, или Санса.
  • Осторожно, доброта! — Ториэль учит протагониста хорошему поведению и искренне заботится о нём как родная мать. Но если кто-нибудь, не дай Бог, угрожает протагонисту или его друзьям, то она в лучшем случает пробуравит обидчика своим грозным взглядом, в худшем же — закидает фаерболами. Да и Тоби Фокс отметил, что в плохом настроении она совсем не стесняется крепких выражений.
  • Оммаж — невероятные количество тематических отсылок к Homestuck. Заснеженный лес, в котором живут белые собаки. Подземелье, полное лавы и механизмов (и два рыцаря, которые не признаются в любви друг другу). Тёмный водопад, полный ярко-голубых грибов. Санс и Папирус, визуально основанные на роботах Дирка. Схожесть Андайн, Напстаблук, Аарона и Темми, с Вриской, Арадией, Эквиусом, и Мьюлин. Мегалования, играющая как на фоне одержимого жаждой силы злодея[10]. Сила души влиять на временные линии, и ужас перед их стиранием. Бог двойной смерти. Ребёнок с красными румянцами на щеках, любящий сладости, чьё имя начинается на С, стремящийся в одном из путей уничтожить мир. И связанный с этим ребёнком режим игры, инициируемый абсолютной безжалостностью, скучный и монотонный, как «наказание от мироздания», но дающий в награду силу уничтожить мир. Таинственное существо с чёрными пятнами вместо глаз, страшное, но вроде не злое, находящееся за пределами мира, которое все пытаются найти.
  • Опасный и запретный приём — инверсия. Санс предупреждает игрока о специальной атаке. Многие игроки подумают о супер-мега убийственной атаке, так как Санс является сложнейшим противником в игре, при этом пытается остановить полное чудовище. Но эта специальная атака — это ничего. В буквальном смысле ничего, тем самым он не даёт игроку выполнить свой ход. Однако его атака перед «специальной атакой» является наиболее продолжительной (40 секунд) и самой опасной, после чего он выдыхается.
  • Отсутствие эмпатии — Флауи как минимум способен на эмоции вроде презрения, злости и страха, но не способен к сопереживанию.
    • Вероятно, в пути геноцида Чара тоже лишен(-а) эмпатии, поскольку у него/неё тоже нет души.
  • Отсылки на ДжоДжо — как минимум трижды:
    • Злобная нежить в неродном теле, пафосно толкающая речи о БЕСПОЛЕЗНЫХ[11] попытках протагониста победить и кидающаяся в него ножами. Разве что время останавливать не умеет. Есть.
    • Внушительного вида и невероятной силы крутой величественно стоит на вершине и благородно бросает вызов протагонисту. Есть.
    • Смазливый красавчик сменяет одну вычурно-«биззарную» позу за другой, до трёх и более за минуту. Есть.
  • Папа-волк — ну разумеется, Его Величество король Пушистик, пообещавший хорошенько всыпать всему человечеству за смерть родного сына.
  • Параллельные миры — фанаты в этом плане просто продавили педаль… нет, не в магму и даже не в ядро Земли, а вообще на другой край Вселенной. Если попытаться сосчитать количество всех созданных АВ, то список получиться длиной в два-три экватора. И это как минимум! Тут будут как АВ с «косметическими» изменения, затрагивающие только внешний облик персонажей и меняющий место действия, при этом оставляя завязку и сюжет нетронутым, так и вселенные, чей сюжет, сеттинг и облик персонажей переписывается просто подчистую и до неузнаваймости, что одни лишь имена и остаются (и то не всегда!). И это ещё не считая различных кроссоверов как с другими произведениями, так и между самими АВ! В общем, выбирается на свой вкус и цвет!
    • Сам Тоби додавливает педаль в минус бесконечность, во-первых, подсветкой от Альфис о параллельных мирах и существовании игрока, и во-вторых, созданием своей собственной, канонической альтернативной реальности, плетя целую паутину её связей с оригиналом.
    • Ещё педаль в пол от фанатов: вселенная Underverse, которая вся буквально о противостоянии разных альтернативных вариаций знакомых героев (но преимущественно Сансов, ибо любимчик(и) публики, да).
  • Пережить своих детей — бедные Асгор и Ториэль Дримурры в один день лишились и родного сына Азриэля, и приемного дитя Чары.
    • Ториэль жаль даже сильнее, чем Азгора. Ведь после вышеописанных событий, она становилась свидетелем смерти шестерых детей, убитых королём Азгором. Доподлинно об отношениях этих детей с Ториэль неизвестно, но судя по её репликам, она любила их искренне, так что случай, пусть и фитильковый, всё равно засчитывается.
    • Старое дерево перед её домом, которое теряет листья вскоре после того как они отрастут — очевидный символ самой Ториэль, которая теряет детей вскоре после их появления.
  • Перехватить пулю — в руте Геноцида Андайн заслоняет собой Монстрёнка от удара протагониста. И тратит на это все HP.
  • Повар-катастрофа — инструкция по приготовлению спагетти от Андайн: размазываем мощным ударом овощи для соуса об стол и стену, смешиваем пасту копьём (попутно порядочно продырявив кастрюлю), затем не перестаём прокручивать ручку управления конфоркой плиты до упора, сжигаем свой дом.
    • Да и Папирус не особо хорош в готовке — протагонист прокомментирует, что его спагетти просто «неописуемого» вкуса, а Санс скажет, что, «может, к следующему году он научится готовить что-нибудь съедобное».
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — почти перед самым входом в Снежнеград, герой снова встречает Санса и Папируса. Последний приготовил очередную ловушку — опасные предметы. Туда входят два копья, пушка, горящий факел, булава на цепи, и надоедливая собака.
  • Потрясающий повар — Ториэль. Искусно готовит домашнюю выпечку с начинкой, кондитерскую и кулинарную (протагонисту, в зависимости от режима игры, перепадёт кусок корично-ирискового, либо улиткового пирога), способную восстановить любой запас HP. Королю Азгору до сих пор приятно вспомнить, насколько душистой и вкусной была стряпня его жены…
  • Плохие люди — ладно, допустим, на войне как на войне, и заточить врага в малопригодное для жизни подземелье, обрекая на вырождение и вымирание — не такая и плохая идея. Допустим, напасть на монстра, несущего человеческий труп — это логично, скорее всего он же его и убил… хотя почему он вам улыбается и не сопротивляется, когда вы лупите его чем попало, непонятно. Допустим. И пыль на некоторых предметах, оставшихся от упавших людей, вроде ленточки или балетной пачки — это необязательно прах умерщвлённых монстров и может быть просто пылью. Но почему в описании балеток от той же пачки появляется надпись типа «Вы чувствуете себя опасным»? Неужели упавшие люди вроде этой «балерины», испугавшись за свою жизнь, с определённого момента начинали убивать монстров направо-налево, и это передалось их вещам в виде ауры? В конце концов, Настоящий нож тоже отличается от Старого кинжала характерным красноватым блеском клинка…
    • С другой стороны, странно что люди не извели монстров под корень, учитывая что глифы которые повествуют о той войне говорят довольно однозначно — монстры проигрывали и проигрывали войну и проигрывали подчистую. В тот день не удалось поглотить ни одной человеческой души, и многие сотни монстров встретили свой конец. Встаёт вопрос — почему людские маги решили запечатать монстров, оставив их в живых? Это было опасно и едва не кончилось катастрофой, в конечном итоге. При этом никаких выгод с этого человечество не получало.
      • На эту тему возможны только спекуляции, но сама игра говорит, устами персонажей, «не стоит судить поспешно о ситуации, в которой до конца не разбираешься.»
  • Плохой хороший конец — даже лучшую концовку «нейтрала» (если игрок не убил никого за всю игру и подружился со всеми) можно считать таковой, а дальше будет только хуже. Флауи повержен и протагонисту удалось выбраться из подземелья, но Асгор убит, собранные шесть людских душ пропали без следа, из чего следует, что монстры ещё надолго застряли в подземелье и почти потеряли надежду выбраться наружу (хотя есть шанс того, что Альфис сможет что-нибудь придумать, но очень мизерный).
    • И даже счастливую концовку омрачает факт того, что вернувшийся в прежнее состояние и раскаявшийся в своих грехах Азриэль обратно превратится в бездушный цветок и так и останется в подземелье навечно без желания выбраться наружу. Причём некоторым это настолько не понравилось, что есть петиция с просьбой Тоби Фоксу выпустить DLC с полноценной счастливой концовкой, где Азриэль окончательно возвращается к жизни и воссоединяется со своей семьёй.
  • Полное чудовище — именно им может стать протагонист в «геноциде», причём некоторые в нём и человека-то распознавать не будут («Что за монстр ты такой?» — напрямую спросит Асгор к концу сценария).
    • А также противоположная версия Азриэля — Флауи.
  • Посмертный героизм — Андайн на пути геноцида, вернувшаяся с того света лишь с одной целью — отвесить увесистого леща полному чудовищу, убивающему всё живое на своём пути.
  • Посмертный рассказчик — сразу два таких!
    • Чара. На это намекают «Its me, Chara» на «Геноциде» и «Still just you, Frisk» на «Пацифисте», произносимые рассказчиком при проверке зеркал. Так же при проверке левой кровати в бывшей комнате Азриэля и Чары рассказчик выдаёт «My bed» на пути Геноцида и пугающее «What a comfortable bed. If you laid down here, you might not ever get up.» на пути Пацифиста. При битве с Дриимурами и на всём Геноциде рассказчик почти ничего не комментирует, хотя в остальное время весьма словоохотлив. Самая же его эмоциональная реакция была на звонок Азриэля — буквы появлялись очень медленно, а расстояние между ними увеличилось. В итоге получаем, что рассказчик — некто, любящий очень странно шутить о смерти Чары, в большинстве случаев замолкающий при встречах с Дриимурами, эмоционально реагирующий на Азриэля и ссылающийся на себя фразой «Я, Чара», а на Фриск — «Ты, Фриск».
    • Внутримировой пример, Азриэль/Флауи, рассказывающий в конце пацифиста или геноцида о неудавшемся исполнении плана. В конце геноцида, к тому же, Флауи рассказывает о своей второй смерти и возрождении с помощью решимости.
  • Почему ты отстой — Ториэль весьма доступно и доходчиво разъясняет королю Азгору, в чём именно он неправ. Санс же раскрывает тему протагонисту в случае, если последний предпочитал пробираться через подземелье при помощи силы.
  • Прагматичный боец — Санс. Один из самых ярких примеров в видеоиграх.
    • Атакует первым, чего не делает ни один другой противник. При этом его первая атака абсолютно разрушительна и использована с явным намерением убить вас в первый ход. После её использования он замечает, что никогда не понимал, почему другие люди не используют самую сильную атаку первой.
    • Причина по которой его атаки столь разрушительны, невзирая на его ужасные характеристики, настолько низкие, что он может лишь поцарапать врага, заключается в том что его атаки не дают игроку неуязвимости после удара. Это означает, что он может наносить 1 урона за кадр, истощая ваше здоровье очень быстро. Более того, он вешает «отравляющий» эффект, который становится хуже, с каждым ударом.
    • Когда вы наконец поймёте паттерн его первой атаки, достаточно чтобы уклониться от неё, он попытается прервать свой собственный диалог, после которого следует эта самая атака, чтобы застать тебя врасплох.
    • Переживите его первую атаку и попробуйте атаковать — он начнёт уклоняться, нечто на что не способен ни один другой противник, и он продолжит уклоняться от каждой следующей атаки.
    • Выживайте достаточно долго и он прекратит атаковать и начнёт диалог о том, что он чувствует проблески хорошего человека внутри вас, взрывая к вашей способности сопереживать видеоигровым персонажам, и позволит использовать опцию пощады, которая, во всех боях до этого, заканчивала их. Если вы выберете её, он мгновенно убьёт вас, атакой от которой нельзя уклониться, и закончит всё не-стандартным экраном Конца Игры, насмехаясь над вашей легковерностью.
    • После этого он начинает использовать трюки с интерфейсом — прерывая собственную атаку и моментально начиная другую, чтобы сбить вас с толку. Еще он начинает атаковать душу игрока прямо в меню выбора.
    • Переживите всё это, включая финальную последовательность безумно сложных атак и он покажет вам свою Специальную Атаку, которая… буквально ничего не делает. Он отказывается заканчивать свой ход, объясняя это тем, что если ты не сможешь атаковать его, то рано или поздно заскучаешь и закончишь игру. К сожалению он засыпает, но всё еще остаётся способен уклониться от еще одной атаки, прежде чем уступить уже вашему прагматизму, позволяющему вам атаковать дважды за ход, убивая его.
  • Приглаженная помойка — именно ею может стать подземелье в одной из нейтральных концовок, где стараниями протагониста правителем монстров становится Меттатон, который промывает всем мозги своим телешоу и строит свой личный рай. «Экономический коллапс? Проблемы с образованием? Всё покрыто золотым блеском, никаких проблем нет!» — заявляет Меттатон.
  • Приключения в Комаляндии — ну, приключениями это, конечно, не назовёшь, но побывать там можно, разложившись на полу дома у Напстаблука.
  • Принцессы не какают — монстры, населяющие подземелье горы Эббот, состоят из магии и, по сути, являются энергетическими существами. Автор правки не может сказать, как именно энергетическая сущность обитателей подземелья помогает им на 100 % усваивать всю пищу, но факт есть факт — один из монстров в баре Гриллби прямо говорит о том, что не понимает и сильно удивляется тому, что человеческая еда может проходить сквозь организм.
  • Приторная парочка — это не только постоянно целующиеся, даже во время боя, псы Догамий с Догарессой. Это ещё и… да-да, пока король с королевой не поссорились, как отмечает Герсон, они выглядели именно так.
  • Проблемы с коммуникацией убивают. Два примера.
    • Первый пример описан вместе с тропами Недопонимание и Это не то, что ты думаешь!, смотри выше.
    • Второй пример — сам протагонист на протяжении всей игры. Почти все обитатели подземелья просто не понимают, что он человек, и пытаются общаться с ним при помощи магии, которая является атакой и, в большинстве случаев, смертельна для человека.
  • Пришёл с ножом на перестрелку — Его Величество, если протагонист начинает бой, предварительно вооружившись у Кэтти и Бретти ковбойским револьвером.
    • Здесь инверсия, ибо трезубец Азгора выглядит таки опаснее, чем пистолет без пуль, и тут же зигзаг — Фриск таки побеждает короля.
  • Прятаться за улыбкой — многие персонажи в игре в разные моменты своей жизни. Похоже для Тоби, автора игры, эта тема была очень важна, по какой-то причине.
    • Санс. Судя по тому, что он рассказывает в пути геноцида и тому что проскальзывает в его фразах, в качестве потерянной души, его вечная улыбка во всех путях скрывает апатию и разочарование собственной неспособностью что-то исправить. В том числе и из-за «аномалии». Хотя, если верить его собственным словам, он всё еще пытается. Сохраняет улыбку даже в момент гибели.
    • Папирус в Нейтральной концовке со своим воцарением. В своём совместном с Сансом сообщении он говорит, что пытается сохранять силу духа для управления Подземельем, но потеря близкой подруги всё равно давит на него тяжёлым грузом.
    • Ториэль начинает смеяться, когда осознаёт, что протагонист куда большее чудовище чем монстры, от которых она пыталась его защитить.
    • Андайн в геноциде умирает с улыбкой на лице, стараясь не показывать слабость.
    • Асгор, как король, пытается сохранять видимость того, что он в порядке, его дневник заполнен одной и той же записью, раз за разом — «какой прекрасный денёк», но на самом деле он сломлен, застрял в прошлом и похоже отчасти желает смерти. Даже попытку Чары обратить всё в шутку, после того как они с Азриэлем отравили Асгора пирогом, можно трактовать не как «злодейские насмешки», но как попытку скрыть боль от ошибки и разрядить обстановку.
    • Бургерпентс, чья улыбка меняется от натянуто дружелюбной до откровенно безумной. По ходу диалога с ним мы узнаём, что ему восемнадцать, «и его жизнь разрушена».
    • Наконец, один из рядовых монстров, в ходе диалогов с ним, может прямо заявить: «Laughter hides the pain».
  • Псевдоприключенческая история — игра представляет собой вроде бы классическую RPG, стилизованную под старые восьмибитки для консолей, про ребёнка, провалившегося в подземный мир монстров… Но фишка как раз в том, чтобы не убивать монстров, даже когда они нападают на тебя, а, наоборот, пытаться с ними подружиться; в самой лучшей концовке, где ни один монстр не убит, люди и монстры успешно мирятся. А вот если вести себя как классический герой RPG и убивать всех монстров ради прокачки, ГГ «прокачается»… до полного чудовища.
  • Псоглавцы — костяк королевской гвардии составляют антропоморфные псы.
  • Разрушение четвёртой стены — в Undertale четвёртая стена не ломается, а просто опрокидывается на голову игрока[12]. Вот пара особо ярких моментов:
    • Некоторые персонажи ясно дают понять, что они осведомлены о своём нахождении в игре. Помимо этого, они также откровенно стебутся над геймплейными элементами RPG, где персонаж становится сильнее, убивая кого-нибудь, а также над игроком, убивающих ни в чём неповинных монстров лишь чтобы узнать, что же скажут об этом главные персонажи, или чем же закончится «геноцид».
    • Сохранение и сброс текущего прогресса является не просто функцией игры, а особой способностью существ, владеющих высоким уровнем DETERMINATION. Причём некоторые персонажи могут в каком-то смысле ощущать изменения в таймлайне, к примеру посчитав количество неудачных попыток игрока победить босса или тонко намекнув на то, что игрок сделал в предыдущем прохождении игры.
    • В конце «нейтрала» Флауи поглощает шесть человеческих душ и становится настолько могущественным, что он просто перехватывает контроль над игрой, после чего меняет название игры на FloweyTale, удаляет старые файлы сохранения, использует сохранения во время боя (тем самым заставляя игрока, только что увернувшегося от града пуль, попасть туда обратно) и самолично выключает игру.
    • Пара боссов безуспешно пытаются заточить игрока в бесконечном бою с ними, просто отказавшись заканчивать свой ход и не дав управление игроку.
    • А Чара в конце «геноцида» стирает весь мир игры, уничтожив саму игру и сохранения игрока.
  • Родитель-одиночка — именно такой и пытается стать Тори, уговаривая Фриск остаться с ней в Руинах. А в концовке пацифиста у неё таки это получается!
  • Рыхлый пухлик — Альфис. Маленькая антропоморфная ящерка округлых пропорций.
    • Санс, насколько это вообще можно сказать про скелета.
  • Серо-серая мораль во весь рост. Папирус по-детски наивен и просто не понимает, чем грозит герою его поимка и встреча с Андайн, которая, в свою очередь, уже одним своим чётким намерением убить протагониста полностью оправдывает серый цвет. Альфис помогает ему же преодолевать созданные ей же препятствия не от доброты душевной, а из желания потешить своё ЧСВ, Меттатона, по большому счёту, заботит лишь его шоу-бизнес, а об Азгоре и древних людях в этой статье не писал только ленивый. Ах, да: лентяй № 1 в подземелье — вообще буревестник, мораль которого уже окрашена фендомом во все оттенки и белого, и чёрного. Словом, однозначно отрицательных героев среди основных персонажей нет как таковых за исключением Чары и цветка Флауи, впрочем, тоже довольно спорных и неоднозначных, да и абсолютно белый и пушистый (буквально) всего одинИ даже ей, страдая от травмы и неприемля решений мужа, не пришло в голову ничего лучше, чем самоизгнаться и запереться в Руинах, ради спасения новых человекопопаданцев оставляя свои важнейшие полномочия на долю Азгора.
  • Символическое имя — ой неспроста главный босс пути Пацифиста назван в честь ангела cмерти Азраила… Ой как неспроста…
  • Совпадающая неверная аббревиатура — каждый житель подземелья знает, что УР — это Уровень Резни, а ОП — это, разумеется, Очки Пыток — но какой же это сюрприз для игрока!..
«Нет! Я не хотела этого!»
  • Стоп-кадровый бонус — именно это ждёт внимательного игрока, умудрившегося погибнуть в бою с первым боссом (См. скриншот)
  • Сила против магии — монстры из магии СОСТОЯТ. Это позволяет им легко пользоваться магией… Тела людей физические, поэтому могут выдерживать Решимость их душ. Именно за счёт силы своей души люди, настроенные враждебно, могут легко разрушать тела монстров, а учитывая, что у монстров от желания сражаться (причём не только своего, но и наличия такового у противника) зависит вся боевая мощь, включая уязвимость к атакам, случись человеку (даже восьмилетнему ребёнку) набраться решимости убивать — и мы имеем настоящую машину для истребления монстров.
  • Синдзи — Напстаблук, меланхоличный призрак с низкой самооценкой и привычкой часто извиняться без особых на то причин, у которого также есть традиция «после перекуса лечь на пол и чувствовать себя мусором».
  • Сиротинушка — Undertale очень любит этот троп, и Ториэль вместе с Асгором могут погибнуть от рук…
    • …родного сына Азриэля. При прохождении нейтрального пути Азриэль, будучи в этот момент Флауи, убивает Азгора.
    • …приёмного/ой сына/дочери Чары. Путь геноцида, где в конце главным героем управляет Чара, не подразумевает других выходов, кроме убийства королевской четы. И хотя, формально, до самого конца «геноцида» Чара лишь даёт советы, не нажимая кнопку атаки самостоятельно, убийство Асгора первый упавший ребёнок берет в свои руки, забирая контроль у игрока. На самом деле в итоге это теперь убивает Флауи, когда душа Азгора только-что начинала разрушаться.
    • …приёмного/ой Фриск (для Ториэль). Несмотря на то, что, при соответствующем выборе игрока, Фриск называет Ториэль мамой, он/а всё равно может её убить в конце Руин.
  • Скверная мамочка — отнюдь не чуждая конструктивной самокритике Ториэль именно так и отзывается о себе любимой, памятуя о том, что ни один из детей, упавших в подземелье после Чары, спасён ей не был.
    • Впрочем, это её самомнение может быть весьма спорно, но вот в том, что объективно Тори, наоборот, является не просто инверсией данного тропа, а инверсией в квадрате, кубе, или даже в четвёртой степени, сомневаться точно не приходится.
  • Скелет — Папирус и Санс. По некоторым данным, доктор Гастер тоже.
  • Слаб, но удал — Санс имеет 1 ОЗ, 1 защиту, и всегда наносит только 1 урона. Но даже невзирая на его худшие характеристики, он является сложнейшим боссом в игре, за счёт скорости (уклоняется от атак, нивелирует требование к ОЗ и защиты), скоростью атак (~30 ударов в секунду) и эффектом отравления (хотя бы одно касание отравляет определённое количество ОЗ, которое постепенно пропадает, увеличивая итоговый урон в секунду).
  • Стеклянная пушка — субверсия с Сансом. Так как все его характеристики стоят на единице (из-за чего он считается слабейшим персонажем в игре) он может лишь поцарапать игрока. Но в отличие от других монстров, он наносит урон 30 раз в секунду и помимо этого, ещё и может отравить каждым ударом. Благодаря этому он способен опустошить запас здоровья игрока (на тот момент 92 ОЗ) за парочку секунд. Хотя его не стоит называть примером стеклянной пушки. Tак как он умеет уклоняться от ударов (чего другие не могут сделать), а последний удар наносит ему 9999999 урона. Но он выходит за кадр после ранения, из-за чего мы не можем сказать умер он или нет (количество убийств не меняется после боя с Сансом)
  • Стоять насмерть / Ты не пройдёшь! — Андайн, Меттатон и Санс на пути геноцида. Последний давит педаль в пол, отлично понимая, что возрождающийся раз за разом протагонист рано или поздно всё равно его достанет, но не желая сдаваться или убегать.
  • Слезогонка — множество сюжетных моментов, особенно отличаются этим смерти главных персонажей от рук игрока: резкое обрывание музыки, трагический предсмертный монолог с дрожащим в агонии текстом и рассыпание погибшего в прах.
  • Слепой самурай — Догго, крайне комический вариант: брутальный пёс-наёмник, никогда не расстающийся с ножами, но при этом видит только то, что движется. Герой побеждает его, просто погладив.
  • Смердяков — Чара. Сам человек, но при этом проворачивает хитрый план, чтобы монстры выбрались из заточения и взяли у человечества реванш. Сопряжённый с его последующим уничтожением либо порабощением. И если бы не несовместимая с жизнью доброта Азриэля…
    • Хотя, на самом деле, стоит отметить, что никто и никогда не говорил, что «хитрый план» Чары включал в себя уничтожение человечества. Это предположение фанатов, которое может быть верным, а может и не быть. Вполне возможно, что этим всё бы закончилось, но планировал ли Чара подобное изначально — вопрос открытый.
  • Смерть равносильна искуплению — ещё одна печальная разновидность нейтральной концовки. Подсветив душевное сходство протагониста с собственным погибшим приёмным ребёнком и веря в то, что он найдёт способ исполнить Пророчество, многострадальный король вскрывается.
  • СПГС — как и в случае с другими популязировавшимися Ютубом играми, присутствует вагонами. Особенно игроков волнует личность Гастера.
  • Спокойный шаг в сторону — что и делает Санс, уходя от атаки игрока.
  • Счастливое домашнее видео — пара кассет с оным точно завалялась где-то в районе лаборатории Альфис…
  • Техника безопасности — вне условностей JRPG, нарушена на многих локациях:
    • Прогулочные дорожки в Хотленде прямиком над раскалённой лавой, которые никто не додумался обнести по периметру даже элементарной оградкой. О джамперах там же автор правки просто тактично промолчит, иначе наговорит об их инженере-проектировщике много нехорошего и, преимущественно, нецензурного.
    • Вотерфолл с его камнепадом с, пардон за каламбур, водопада, тоже вызывает ряд вопросов. Какой гений плюнул на сыпящиеся сверху булыжники размером с человеческую голову, позволяя им спокойно падать на дорогу и, главное — на головы идущих по ней?
    • На этом фоне загадка в Сноудвине с X и 0 посреди льда и головоломка с дырявым полом в Руинах, с которых легко упасть с порядочной высоты и сломать себе что-нибудь, уже не выглядят таким уж нарушением ТБ…
  • Технический пацифист — довольно циничный вариант: для получения хорошей концовки вам нужно не убивать нападающих на вас монстров. Но никто не запрещает вам хорошенько их отпинать (как вариант — прописать оздоровительную порку особо наглым товарищам)… чтобы после невозбранно пощадить. И таки да, это довольно действенный метод. Только не перестарайтесь и помните, что этот способ годится для рядовых монстров, но далеко не для всех боссов.
    • Сюда же можно отнести и битву с Асгором. Ибо игра именно что вынуждает игрока сражаться с ним, так как Асгор буквально ломает кнопку пощады.
    • Битва с Флауи тоже особого выбора не даёт, кроме как варианта «мутузь гада!».
  • Техномагия — вся техника монстров практически идентична человеческой, но с тем условием, что всё у них (начиная с кухонных плит, заканчивая местным аналогом Интернета) работает с помощью магической энергии.
  • Топливо ночного кошмара — хотя и на первый взгляд Undertale кажется милой сказкой про дружбу и любовь, в ней есть не только до слёз печально-трогательные моменты, но и вовсе откровенно жуткие, которые как минимум лишат сна особо впечатлительных игроков:
    • Самое начало игры — мило улыбающийся цветок учит основам игры и просит поймать несколько «пилюлек дружбы», а затем незамедлительно показывает свой жуткий череповидный оскал и раскатывается не менее жутким смехом, если игрок попался на ловушку. Если специально уворачиваться от «пилюлек дружбы», то музыка будет постепенно замедляться, усиливая зловещий эффект.
    • (link)

      Фанатская анимация конца «нейтрала»
      Конец «нейтрала» — Флауи поглощает шесть душ и превращается в нечто неописуемое. Ещё более жуткий смех и отлично дополняющая происходящее хаотичная музыка прилагаются.
    • Истинная лаборатория Альфис в «пацифисте» — туда Альфис отправилась «встретиться со своими ошибками лицом к лицу», а именно с Амальгаметами, группой монстров, которым Альфис попыталась привить РЕШИМОСТЬ, но они в итоге расплавились и слились в нескольких жутковато-причудливых существ.
    • При инициации «геноцида» почти вся музыка заменяется на замедленно-искажённую версию.
    • Конец «геноцида» — Флауи, понимая, что его «лучший друг» является угрозой и для его жизни, пытается добиться его расположения и попросить пощады. Дальнейшая расправа даже над ним покажется чересчур жестокой, особенно если знать предысторию персонажа.
    • Ну и наконец, появление Чары, первого человека, который заявляет, что именно действия игрока привели к финалу Геноцида, после чего он предложит уничтожить «этот бессмысленный мир». И если вы слабонервный или же страдаете сердечными заболеваниями, то ради всего святого, лучше согласитесь на его предложение!
  • Торчащие клыки — Ториэль, имеющая угрожающего вида два клыка, но кусаться вовсе не собирающаяся. А вот её бывший муж или сын…
  • Точка невозврата — есть в пацифистском и геноцидном путях. И если на пацифисте спуск в лабораторию Альфис — лишь внутриигровая условность, позволяющая легко загрузить предыдущее сохранение и вновь оказаться в игровом мире, то смерть Азриэля в геноциде топит педаль через земное ядро в Австралию или даже Новую Зеландию. Этот момент — точка невозврата не только для игрового сюжета, но и для самой программы undertale.exe вообще, после которой игрок не только навсегда теряет возможность получить хорошую концовку независимо от количества сбросов и переигровок, но и просто не сможет играть дальше без определённых манипуляций, даже после переустановки игры видя перед собой лишь чёрный экран.
    • Педаль из Новой Зеландии в стратосферу и космос до Плутона: в лицензионной версии это не лечится даже прямыми манипуляциями с файлами игры (а конкретно: удаление файла system_information_962, что заставит игру «забыть», что геноцид был пройден) и сносом и повторной установкой, так как Steam Cloud восстанавливает данный файл.
  • У нас страшнее призраки — местные привидения это не души умерших, а разновидность монстров. Они бестелесны и ищут подходящие тела (вроде манекенов или роботов), в которые они могли бы вселиться и стать материальными.
  • Убить всех человеков — по очевидным причинам, в подземелье весьма популярны реваншистские взгляды и планы на Человечество. В том числе радикальные.
    • Одним из примеров может быть Андайн в собсвенной концовке нейтрального пути.
    • Иногда такую мотивацию предписывают Чаре. Не сказать, что безосновательно, учитывая, как Чара сильно ненавидел/а человечество.
  • Убить того, кого любишь — Ториэль, которую при соответствующем выборе может убить главный герой. Справедливости ради, в данном случае возможен и обратный результат: Ториэль тоже может убить любимого ею протагониста, но только лишь по чистой случайности.
  • Убить того, кто тебя спас — как и в предыдущем случае, убийство Ториэль на все 100 % попадает под троп
  • Удар в спину — и опять Тори! На этот раз речь идёт об её убийстве одним ударом на нейтральном пути, когда она уже готова отпустить протагониста и перестаёт атаковать.
    • Убийство Азгора Флауи на нейтральном пути/пути геноцида тоже полностью попадает под троп
  • Убийственный взгляд — Тори отыгрывает и этот троп. Когда на протагониста впервые нападает Фроггит, он, наткнувшись на взгляд хранительницы Руин, предпочитает тактично удалиться.
  • Убей их всех — простое и единственное условие пути геноцида
  • Убили друг друга — случай с бессмертной Андайн во время пути геноцида. Убитая ещё до начала боя с протагонистом, она, держась на одном лишь честном слове и остатках своей решимости, пытается остановить Фриск. И если у неё получится это сделать, будет именно этот троп, ибо в таком случае уже фактически мёртвая Андайн всё равно не проживёт дольше пяти минут.
  • Убойная фраза — фраза Андайн о важности человеческой души для монстров, завершающаяся словами «…и я собираюсь покончить с этим прямо сейчас!». Здесь — инверсия, потому как её окончание («…прямо сейчас!») она повторяет несколько ходов, каждый раз думая, что теперь-то она станет действительно убойной. Не стала.
  • Удар из могилы — под троп попадает весь путь геноцида и Чара, в конце которого безжалостно убивает всех на своём пути, несмотря на свою уже состоявшуюся смерть.
  • Умереть с улыбкой — почти каждый босс в «геноциде».
  • Умышленно слабый — Ториэль. Весьма высокие характеристики (80 атака 80 защита 440 ХП) и крайне трудноуворачиваемый, хотя и однообразный характер атак нивелируется тем, что: 1) на самом деле урон от её атак намного слабей. Защита тоже, что в сочетании с невозможностью пощадить её, предварительно ослабив, может сыграть с вами ОЧЕНЬ злую шутку. Да-да, и даже сброс не до конца поможет, у игры все ходы записаны… 2) сняв вам ХП до двух единиц, она начинает умышленно кастовать фаерболлы в белый свет, как в копеечку, лишь бы не в вас.
    • Но ладно скромная домохозяйка, в прошлом крутая королева Тори! В конце концов, её материнская любовь к протагонисту очевидна. Но ведь и Асгор, вас, на самом деле, убивать хочет немногим больше Ториэль. А учитывая его характеристики (те же 80 атака 80 защита при 3500 ХП), по гамбургскому счёту он даже прокачавшегося на монстрах главгероя должен раскатывать в блин с пары ударов, а самого его ковырять придётся до-олго. На практике — хрен там плавал, и игромеханически как босс Асгор — действительно не из сложных. Это даже если опустить, что Асгор в своё время в тренировочном бою спокойно увернулся от всех атак Андайн, а тут спокойно стоит и танкует ваши атаки. И ко всему прочему он за ход не даёт вашим ХП опуститься ниже 1, давая вам возможность отхилиться. Эм… ваше величество, стесняюсь спросить, а с людьми вы тоже так воевали?
      • Обоснуй: сила монстра прямо пропорциональна от желания монстра сражаться. И потому если Асгор действительно хотел бы убить Фриск(а), то да, он бы раскатал его/её об асфальт как нефиг делать. Но он не хочет этого делать, потому и получается, что он не самый сильный босс.
      • Обоснуй № 2: Статы монстров которые отображаются внутри игры не имеют ничего общего с настоящими, которые записаны в файлах игры. Эти цифры ничего не значат и ни на что не влияют. Вероятно тот, кто озвучивает эти цифры выдаёт их произвольно, оценивая силу монстров «на глазок» так, как, по его мнению, будет правильно. Можно было бы возразить, что статы монстров в игровых файлах не связаны с сюжетом, но Тоби оставил там статы Гастера, специально чтобы показать, что это не так.
    • А вот с Сансом полная инверсия. 1 атака и 1 защита. Казалось бы, чего сложного? Этот улыбашка устроит вам настолько тяжёлые времена, что Андайн Бессмертная, Омега Флауи и Азриэль на его фоне покажутся рядовыми мобами. Разгадка проста — осознавая себя последней преградой на пути свершения непоправимого, он использует все грязные трюки, которые есть у него в рукаве, пытаясь фрустрировать противника и заставить его сдаться.
  • У нас не такие души — души в этой вселенной — вещь вполне материальная. Все они имеют форму сердечка, и они либо варьируются по цвету, как у людей (семь цветов радужного спектра), либо они перевернутые и белые, как у монстров. Это во-первых. А во-вторых, это источник, содержащий в себе ту самую пресловутую Решительность, которой и решаются многие проблемы здесь. А ещё человеческая душа может преспокойно находиться вне тела своего хозяина, чего не скажешь о монстрической, которая уничтожается сразу вместе с телом носителя.
    • Впрочем, души монстров-боссов [13] достаточно сильны, что бы жить вне тела… пару секунд.
  • Упитанный ловкач — Санс. Маленький, коренастый и явно полноватый, как бы странно это ни звучало применительно к скелету. Но попробуй по нему попади…
  • Упитанный силач — Асгор Дриимур. Даже без плаща и доспехов выглядит весьма впечатляюще.
  • Фанат ножей — Чара в Новом Доме первым делом ищет ножи…
    • Пёс-гвардеец Догго держит два здоровенных боевых ножа.
    • Безумный манекен. Правда у него один нож.
  • Фанатское утрирование — больше всех досталось Чаре (но вообще можно писать отдельную статью на этот счёт, по большей части персонажей). В хорошей концовке Азриэль говорит герою, что его друг Чара не был(-а) великим человеком, в частности ненавидел человечество. Многие считают, что Чара не просто нехороший человек, а настоящий злодей. Злобность варьирует от автора к автору — от просто жуткого дитя до кровожадного демона.
    • Момент из бездушного пацифического пути с Чарой тоже многим ударил по мозгам — теперь его/её дружно изображают красноглазым(-ой), как заядлого линуксоида. Порой глаза ещё и светящиеся — а если нет, то очень яркие. Ужасная криповая харя — кто во что горазд, добавить по вкусу.
    • Осторожный и терпеливый Санс, который переживает на тему того, должен ли он вмешиваться в события или нет, и рассуждает о значении справедливости, в фанатском творчестве часто превращается в эмоционального персонажа который готов устроить «Плохое Время» кому угодно, за что угодно, в любом месте.
    • Папирус в игре наивен и верит в лучшее в каждом, но всё равно осознаёт, что на геноциде человек опасен и скорее всего убьёт его, как видно из его диалога после битвы. В фаноне он буквально не знает, сколько будет 2+2 и не понимает, что такое смерть. И готов избить за плохие каламбуры.
  • Фанатская кнопка берсерка — хотя игра Undertale имеет рейтинг T, она нравится многим взрослым, так что если вы назовёте её детской, на вас только посмотрят с непониманием. Но горе вам, если вы скажете, что это сопливая сказка про любовь и дружбу. За такие слова разъярённые фанаты разорвут вас в клочья. Решительно и беспощадно.
    • Если вы фанат «геноцида» или даже «нейтрала», то приготовьтесь к травле. Ведь «единственно правильный» стиль игры — это пацифист, и некоторые фанаты люто истерят, если кто-то, не дай бог, заработал хотя бы 1 EXP.
      • Однако же, Геноцид — единственное место в игре, где играет самая известная композиция саундтрека «Megalovania», поэтому некоторые фанаты готовы с удовольствием смотреть прохождение Геноцида на YouTube, несмотря на свой только что пройденный Пацифист.
    • В русскоязычном сообществе идёт постоянный срач на тему того, как произносить имя скелета Papyrus — «Папирус» или «Папайрус».
    • Если при первом прохождении вы не поняли, как пощадить Ториэль, и убили её, то фанаты и вас не пощадят.
    • Аверсия с половой принадлежностью Фриска и Чары. Одни считают, что это мальчики, а другие — что это девочки. Между собой эти лагеря ссорятся крайне редко. Но даже их можно разозлить — достаточно сказать им, что Фриск и Чара — это бесполые персонажи. За такие слова вас самого/саму/само лишат всех половых признаков.
      • Но играется прямо с моральной принадлежностью. Любой вброс в духе «Чара — добрый персонаж, злодей — игрок» и наоборот приведёт ко второму Геноциду в обсуждениях и долгих изысканиях в различных теориях в поисках доказательств. Чёрт бы побрал этих неоднозначных персонажей!
    • Если вы в конце пути Пацифиста не простили Азриэля и не утешили его, то ненависть фанатов вам обеспечена.
    • Но самое страшное преступление, которое вы можете совершить — проспойлерить игру.
  • Фанатский обоснуй — фендом Undertale из этого только и состоит: начиная от причин войны между людьми и монстрами, и заканчивая тем, почему Санс пристрастился к кетчупу, а Догго курит собачьи лакомства.
  • Фанская кличка — пока остальные обходятся обычными уменьшительно-ласкательными версиями своих имен (типа «Санси» и «Альфи»), Ториэль же большая часть поклонников ласково кличут «Мамой-козой» («Goatmom»).
    • Автору правки попалось видеопрохождение, где Санса называли «Саньком». По скромному мнению — вполне может прижиться.
      • И таки прижилось. Хотя при этом больше вызывает ассоциации с Саньком из Подзёмкино (aka Undertale в реалиях современной России).
    • А автор этой правки смотрел видеопрохождение от одного довольно известного российского летсплейщика, где Папируса прозвали Папиросычем. Вроде как, кое-где даже прижилось.
      • Монстрёнок — динозаврик, пе***к.
  • Фирменная любимая еда — спагетти у Папируса[14] (скорее по той причине, что это единственное, что он может приготовить). И неважно, что у него нет желудка, зато у него есть стандарты!
    • У Ториэль — явно улитки. Недаром у неё есть книга, где описаны 72 блюда из улиток. Но в отличие от Папируса, она готовит хорошо.
    • А у пауков — пауки. Особенно маффины и сидр из пауков.
    • Вообще, практически все персонажи что-то готовили, но не у всех есть ярко выраженная любимая еда.
  • Хватит в меня тыкать! — Флауи раздражается, если постоянно перезапускать игру около самого конца, чтобы послушать его речь (или если вы будете постоянно ему проигрывать). Также он раздражается, если постоянно входить в кольцо пуль в битве с его Фотошоп-формой.
  • Хороший плохой конец — для этой концовки придётся убить всех монстров-боссов: Андайн, Меттатон, Асгор, Ториэль и Папирус должны быть убиты. Но нельзя убивать НИ ОДНОГО другого монстра. Но последствия этой пародийной концовки весьма приятны: через какое-то время Санс через телефон сообщает протагонисту, что маленькая белая собачка стала президентом подземелья. Она ничего не делает и только спит на троне. Кажется, что это лучшая жизнь для всех. На этом фоне Санс благодарит протагониста. Что странно — это то, что Санс не напоминает о смерти кого-либо.
  • Цареубийца — ох и достаётся же бедному королю Азгору! Кто его только, в зависимости от варианта прохождения, не убивает — и родной сын в обличии Флауи, и Фриск, и даже руководящий/-ая им/ей покойный/-ая приёмный/-ая сын/дочь Чара.
    • С прикрученным вдвойне фитильком убийство Ториэль Фриском в самом начале игры тоже попадает под троп. Во-первых, она уже n-ное количество лет как добровольно сняла с себя корону. А во-вторых, Фриск об этом даже не догадывается.
  • Цундэрэ — Андайн, несмотря на свой пылкий характер, весьма мило относится к своим друзьям.
    • Также в Хотленде можно встретить Цундэрлет (Tsunderplane), представительницу вида механических монстров, пародию на этот типаж.
  • Чёрно-белая мораль/Протагонист-злодей/Героический антагонист — соответственно весь путь геноцида, протагонист и Санс. К слову, к последнему можно отнести вообще всех геноцидных антагонистов-боссов, начиная с Андайн как минимум.
  • Чёрт с рогами — конечно, никаких чертей тут нет, но первое впечатление от Ториэль именно такое.
    • Асгор от супруги недалеко ушёл, хотя рога у него дай бог.
    • А вот их сынишка Азриэль, в его взрослой форме и форме Ангела Смерти — точно чёрт и точно с рогами (точнее, рожищами). Но истинная натура принца потом всё равно взяла вверх.
  • Что за фигня, герой? — почти любой неподобающий поступок вам припомнят рано или поздно, уж поверьте! Кроме, разве что, воровства конфет в начале игры.
    • Из-за одного такого непонимания кое-кто на много лет в Руинах поселился.
  • Чудо одной сцены — собственно, многие потянут на него, но перечислим только самых «чудесных» и запомнившихся.
    • Lesser Dog — один из рядовых, но встречающихся в единственном экземпляре противников. Его удлиняющаяся от ласканий шея — чуть ли не главный мем Undertale. В той же локации есть ещё несколько противников-собак, но они не так запомнились.
    • Temmie — вид простых противников, встречающихся в одном небольшом месте и имеющих секретную деревушку рядом с этим местом, но они стали одним из самых запомнившихся образов благодаря странному «человеколюбию» (а у людей на них аллергия), манере речи на ломаном английском и общей придурковатости (хотя бытует мнение, что они просто притворяются тупыми, так как две Темми в деревушке умеют разговаривать по-нормальному, но торговка всё-таки притворяется тупой, чтобы не выделяться).
    • Мисс Маффет[15] — единственный босс, почти не играющий роли в сюжете, но производящий приятное впечатление благодаря своему внешнему виду, манерам, музыке и битве с нею.
    • Бургерпентс, продавец в отеле («Мне девятнадцать лет, а моя жизнь уже разрушена!»), а также две забавные продавщицы в тёмном переулке за углом отеля, косвенно связанные с ним.
  • Энергетическая форма жизни — формально-магическая разновидность у монстров, чьи тела состоят из магии с небольшой примесью обычного вещества. Умирая, теряют магию и рассыпаются в прах.
  • Экзамен по сольфеджио — в водопаде есть необязательная головоломка, где для открытия запертой двери комнаты с артефактом нужно на пианино повторить мелодию одной музыкальной шкатулки.
    • С фитильком, т. к. можно добиться не только звуковой, но и визуальной подсказки.
  • Этот гадкий босс — последний босс геноцида, желающий спасти не только подземелье, но и протагониста от самого себя, и не гнушающийся в методах. Объективно — с первого раза практически не проходим.
    • Андайн на том же геноциде тоже ушла недалеко, и о неё тоже сломал зубы не один геймер.
  • Я остаюсь — в истинной концовке Ториэль спрашивает, что намеривается делать дальше протагонист. Выбор игроком варианта ответа «Я хочу остаться с тобой» и знаменует собой троп. К слову, другой ответ как раз-таки знаменует собой противотроп.
    • Отыгрыш тропа наблюдается и в концовке нейтрального пути, когда герой делает выбор оставить в живых короля Азгора и добровольно остаться в подземелье. С фитильком, ибо Флауи всё равно убьёт короля и уничтожит его душу И, как и в предыдущем случае, убийство Азгора знаменует собой всё тот же противотроп, правда, тоже с фитильком.
  • Я хороший, мне всё можно — Андайн и повествование игры в целом будет осуждать игрока за убийство, при этом игнорируя тот факт, что почти ВСЕ в этом подземелье атакуют игрока первыми. При этом за попытки убийства ребёнка большинству из монстров ничего не будет и даже Асгор отделывается просто ссорой с женой.
    • Однако, нельзя не заметить, что большая часть монстров «атакующих» протагониста даже не видит в нём человека (с первого взгляда, но немногие это делают либо интуитивно, либо совсем олды, заставшие людей ещё до войны — это Фроггиты, Санс, Герсон и, соответственно, Дриимуры). Судя по внутриигровой литературе обычаи монстров таковы, что для них подобное — часть общения и не все они понимают, что наносят собеседнику вред. Другая культура-с. В значительной части таких битв опция побега доступна, и протагонист может спокойно уйти из битвы — монстры не будут его преследовать, да и самых агрессивных из них убедить перестать атаковать игрока примерно настолько же просто, насколько и убить. Для тех же, кто в курсе и вступает в битву намеренно, было бы естественно атаковать одного из тюремщиков, кто запер их в подземелье навечно. Да, они неправы, но их можно понять.
  • Я пришёл договориться — именно то, чему Ториэль учит протагониста.
  • Я тебя породил, я тебя и убью — испытав ужас у холодильника, можно осознать, что именно это чуть не произошло в начале игры, когда Ториэль спасла протагониста от Флауи. Как же сильно повезло возродившемуся в обличии хрупкого цветочка Азриэлю, что стограммовый фугасище его мамы, валящий со всех ног даже крутого короля подземелья, вообще его не испепелил?
  • Я — это ты — в конце Геноцида оказывается, что персонаж, которого игрок называет собственным именем (Чара), перехватывает управление, становясь метафорой воплощённого манчкинизма, который вышел из-под контроля.
  • ACME — помимо того, что фирма Меттатона MTT владеет как минимум одним курортом и целым телеканалом, под их маркой также выпускается фирменная еда и одежда.
  • Hammerspace — сундуки, что стоят рядом с точками сохранения. Вне зависимости от того, где вы положите вещи, вы всегда найдете их в другом сундуке. Там же — пространственные сундуки, что Альфис встраивает в телефон Фриск. Не спрашиваете, как.

Примечания[править]

  1. Так называется шутер, но не простой, а когда на экране НУ ОЧЕНЬ много пуль/снарядов/разрядов, летящих в тебя.
  2. Формально игра не относится ко вселенной undertale, однако имеет с ней общих персонажей.
  3. Undyne, каламбур от англ. undine — «ундина» и un-die-n, т. е. «бессмертный», «неумирающий». Согласно самому Тоби, произносится именно так: http://undertale.tumblr.com/post/130612313840/how-is-undynes-name-pronounced
  4. Если верить варианту трактовки, что Chara — сокращение от Character или Characteristics, то правильный перевод на русский вообще по идее должен быть Хара (Кэра — всего лишь транслитерация), исходя из того, что все эти слова имеют греческое происхождение. Но за всё время автор правки не встречал подобного варианта трактовки.
  5. «… Psst… <Name>… Please… Wake up… I don’t like this plan anymore. I… I… … no, I said… I said I’d never doubt you. Six, right? We just have to get six… And we’ll do it together, right?» Да, Азриэль знал, что они собираются пойти наверх и собрать там ещё шесть душ, хотя ему не очень нравилась эта идея и он окончательно передумал в последний момент. «Chara! Let’s finish what we started! Let’s free everyone!» — он же, как Флави, в Геноциде.
  6. Флави, который высказывает это мнение, считает, что общается с Чарой, который вернулся после смерти таким же, как он.
  7. За исключением геноцида.
  8. Либо более десяти, либо в их числе Папирус/Андайн.
  9. Вообще-то необязательно умирать в этой битве, достаточно продержаться нужное количество времени, но для этого нужна быстрая реакция и сказочная удачливость.
  10. В Хоумстаке их было сразу два в одном клипе, но это не принципиально.
  11. То самое кратное «MUDA!» в японском переводе.
  12. Стоит отметить, что многие случаи лишь кажутся разрушением четвёртой стены, а на деле игрок может быть обманут перспективой обзора, которая для него совпадает с перспективой одного из персонажей. Ситуация идеально описывается как троп «Опора на четвёртую стену». Характеристики же монстров, LOVE, SAVE — тоже часть игровой вселенной. Они имеют названия, схожие с игровой терминологией, но монстры воспринимают их как часть естественного порядка вещей.
  13. В данном случае речь не о игромеханических боссах. Это подвид монстров такой. Чета Дримурров как раз к ним относятся
  14. На самом деле любимая еда Папируса — вовсе не спагетти. Если верить последнему Q&A, он их даже никогда не пробовал и готовит лишь потому что считает, что все другие их любят. http://undertaleqa.tumblr.com/post/150441392278/papyrus-whats-your-favorite-food В том же Q&A говорится, что его любимая еда — овсянка с динозавровыми яйцами. https://undertaleqa.tumblr.com/post/150442381178/papyrus-whats-your-favorite-food
  15. Её имя является отсылкой к персонажу английских детских потешек. Там мисс Маффет — благовоспитанная маленькая девочка, до полусмерти испугавшаяся паука.