Остров сокровищ

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

И вот покуда дождь на крышу сыпал Из ожиданья, как из сундука, Вдруг буквой «Y» [вай] костыль у Флинта[1] выпал, А в месте с ним и книга на века.

»
Олег Митяев, «Стивенсон» (Обман вполне оплачен и оправдан)
« Через час те из вас, кто останется в живых, будут завидовать мёртвым… »
— Джон Сильвер, эксперт по переговорам

«Остров сокровищ» (англ. Treasure Island) — самый известный приключенческий роман Роберта Льюиса Стивенсона, написанный им для своего пасынка Ллойда Осборна и впервые изданный в виде книги в 1883 г. (до того в 1881-82 гг. отрывками с продолжением публиковался в журнале Young Folks за авторством некоего «капитана Джона Норта» (псевдоним Стивенсона). Традиционно считается романом воспитания, то есть посвящён психологическому, нравственному и социальному взрослению героя. «Остров сокровищ» — одно из самых экранизируемых произведений на свете.

Эта книга оказала огромное влияние на формирование имиджа пиратов в массовой культуре: карта сокровищ, тропический остров, трубка, попугай на плече, «чёрная метка» и одноногий моряк — все оттуда. В вышедшей через 30 лет повести Джеймса Барри «Питер Пэн» главным злодеем был однорукий капитан Крюк — видимо, в качестве оммажа, не говоря уж о том, что там косвенно упоминается сам Джон Сильвер. Можно сказать, что «Остров сокровищ» для пиратов — то же, что LotR для эльфов и магов. Например, пиратов реконструируют по Стивенсону. Канонический переводчик на русский язык — Н. К. Чуковский.

Интересный факт: в детстве Стивенсон прочитал «Рассказы путешественника» Вашингтона Ирвинга, но забыл о книге. Вспомнил лишь через несколько лет после написания «Острова сокровищ» и мучился, что стал плагиатором. Очень похожая завязка сюжета – отставной пират в трактире, таинственный сундук, ещё много общего.

Персонажи[править]

Положительные[править]

  • Джим Хокинс — главный герой и основной POV-персонаж (исключение: три главы в середине официально передаются Ливси, потому что Джим в это время на корабле отсутствовал). «Очень, очень хороший и вежливый мальчик, слушает маму». ©[2]
    • Кодификатор тропа Каждое утро делает зарядку, благодаря чему в сюжетные неважные моменты может избивать в месиво пиратов вчетверо больше себя и так бить им в морду, что они или уходят в песок по уши или вылетают из здания вместе с противоположной стеной. [3] «Даже опытный пират будет схватке с ним не рад…» ©
    • Сюжетная броня — произведение написано в виде мемуаров Джима, так что вполне очевидно, что Джим переживет все приключения.
  • Его мама, чья честность едва не стоила ей и сыну жизни. Вот-вот нагрянут злодеи, а она… «Я покажу этим разбойникам, что я честная женщина. Я возьму только то, что он мне был должен, и ни фартинга больше. — И она начала отсчитывать деньги. Это было трудное дело, отнявшее много времени. Тут были собраны и перемешаны монеты самых разнообразных чеканок и стран. Гиней было меньше всего, а мать моя умела считать только гинеи». Фитилёк сильно прикручен: к счастью, и мать и сын успели спастись.
    • В оригинале, мать Джимми имеет проблемы с подсчётом иностранных золотых монет — дублонов, луидоров (louis d’ors), и пиастров (pieces of eigh), от чего предпочитает считать отечественные золотые гинеи. Но, в переводе этот момент полностью утерян, и перевод звучит так, будто его мать не умеет считать серебро и медяки, а умеет считать лишь золотые («мать моя умела считать только гинеи»).
  • Его папа, владелец трактира; умер в начале книги, так что Джим — сирота.
  • Сквайр Джон Трелони, богатый дворянин, невероятное трепло и отличный стрелок.
    • Trelawney (правильное ударение на средний слог, а вовсе не на первый) — обычная английская дворянская фамилия, означающая «владетель трёх лугов». В «Гарри Поттере» Роулинг дала её Сивилле, преподавателю прорицаний в Хогвартсе.
    • Отупеть в адаптации: обычно это происходит именно с ним, сквайра фландеризуют до толстого бесполезного дурачка. В книге он был, конечно, наивен, но по крайней мере энергичен и не дурак подраться.
      • Да и стрелял действительно очень хорошо.
    • Фанатское утрирование: Фанаты мультсериала склонны апеллировать к нелестной характеристике Трелони в его «личному деле» («Туп. Жаден. Прожорлив. Ленив. Труслив. Надменен.» ©), которая, мягко говоря, не совсем справедлива. Вспомнить хоть, как ловко и быстро (по-мультяшному, конечно) почтенный сквайр соорудил ловушку, с помощью которой отправил к морскому дьяволу сразу пол-десятка пиратов.
    • Торговец и воин — сквайр не профессиональный торговец, естественно, однако выступил в качестве инвестора. Фитилек: сквайр прямо описан как человек непрактичный, его больше увлекло приключение, чем возможность заработать.
  • Доктор Дэвид Ливси, друг сквайра (может, дворянин, но возможно, он учился в университете на доктора, имея пометку S.Nob.). Крутой ботанне только оказывал медицинскую помощь, но и стрелял по врагам. Давит педаль в пол в советском мультфильме. Кроме того, занимает должность судьи — об этом в адаптациях обычно забывают.
  • Капитан Александр Смоллетт, нанятый Трелони (дворянин). Грубый и прямой, что отлично контрастирует с обаятельным, обходительным и насквозь лживым Сильвером. «Старый моряк и солдат. Говорит правду в глаза, отчего и страдает. Характер прескверный. Не женат». © Завершает квартет главных положительных героев.
    • Склонность к правдорубству подсвечена в мультике Черкасского. «Я буву говор-р-рить ф Вами откр-р-ровенно! Мне не нр-р-равитфя эта эксп-п-певиция! Мне не нр-р-равятфя эти матр-р-рофы!» — сами слова почти дословно списаны из книги, но как он их произносит!
      • Это проявление главного комедийного эффекта мультфильма: слова, которые говорят персонажи, являются практически идеально точной копией книги. Но вот как они это это говорят и как при этом что-то делают…
    • Небоевой товарищ/Слаб в бою, но отличный тактик — отличный моряк, командир и организатор (что дружно признали повоевавший Ливси и попутешествовавший Трелони) и в каком-то смысле дипломат (даже Сильвера выбил из колеи), но стрелок никуда не годный. Прекрасно это понимает и, расставляя бойцов по позициям, сам отправляется заряжать им мушкеты. В ближнем бою себя проявить не смог, поскольку на тот момент получил по пуле в спину и в ногу, но продолжал руководить до конца боя (это при том, что первая пуля прошла лопатку насквозь и задела лёгкое). В экранизациях, правда, умеет сражаться холодным оружием (впрочем, было бы странно, если бы офицер в XVIII в. этого не умел). После событий книги — крутой в отставке.
  • Бен Ганн. Был набожным и послушным мальчиком, пока не начал играть на кладбище в орлянку. Встал на скользкую преступную дорожку, но потом ушёл от людей капитана Флинта. Три года назад оставлен на острове товарищами по экипажу, которым надоело искать клад невесть где. В общем, Алибабаевич (по крайней мере, в мультфильме 1988 г.).
    • На вкус как дружба — очень любит сыр. За годы на острове сильно тосковал по этому продукту, потому что не умел его делать из молока прирученных коз. Встретив Джима, Бен начал ему полностью доверять не раньше, чем тот пообещал ему «вот такую головку сыра» из запасов соратников.
  • Массовка из слуг Трелони и честных матросов, таких, как Том и Алан, которые предпочли бунту смерть.
    • Абрахам Грей — единственный, кто из этой массовки выжил, получил свою долю сокровищ и распорядился ею умно.

Отрицательные[править]

  • Билли Бонс, пират на покое, поселившийся в трактире Хокинсов. У него в сундуке и была та сама карта. В трезвом виде вполне спокоен и адекватен, однако после того, как выпьет, превращается в гнусного алкаша. Умер от неумеренного употребления алкоголя, но перед смертью успел натравить Джима на конкурирующую группировку. Любимое присловье — «мёртвые не кусаются».
    • Правда, в советской адаптации Бонс скорее нейтрально-положительный персонаж, невольно осложнивший жизнь Хокинсу, но обращавшийся с ним достойно.
    • Трусу оружие не впрок — вид ножа в руке Бонса не напугал доктора Ливси, и тот задавил старого пирата авторитетом. Не то чтобы Бонс был труслив, просто Ливси оказался твёрже.
  • Джон Сильвер (Долговязый Джон), главарь пиратов, бывший квартирмейстер (I was quartermaster, along of my timber leg — «я был первым помощником, несмотря на деревянную ногу») в команде покойного Флинта, нанявшийся коком. И кок он явно неплохой, потому что на берегу содержал трактир «Подзорная труба». «Джон Сильвер, он же »Барбекю" «Окорок», он же «Одноногий». Самый страшный пират, но удачно притворяется добрым. Характер скрытный. Не женат". ©
    • На самом деле у него есть жена, которая «не принадлежит к белой расе» и которой он в полной мере доверяет. По крайней мере, доверяет продать трактир и ждать его с деньгами в совсем другом порту, возможно, совсем другой страны.
    • Выдающаяся личность: великолепный мерзавец, злодей с хорошей репутацией, крутой инвалид, серый кардинал. С теми, кто ещё сможет подчиняться ему и быть полезным, обращается вежливо, по-доброму, хотя и заметно, что доброта эта «выученная»: собственно, Джим заподозрил, что с ним что-то неладно, когда подслушал, что Сильвер, начиная уговаривать одного из людей Трелони примкнуть к мятежу, называет его точно таким же оборотом, каким при знакомстве назвал самого Джима. А вот с врагами не церемонится: «Через час те из вас, кто останется в живых, позавидует мёртвым», и так же легко переходит обратно к лести, когда понимает, что проиграл…
    • …И к тому же сбежал с корабля, да ещё и прихватил часть сокровищ. «Бен признался, что сам помог ему сесть в лодку, так как был убеждён, что нам всем угрожает опасность, „пока на борту остаётся этот одноногий дьявол“. Но корабельный повар удрал не с пустыми руками. Он незаметно проломил перегородку и похитил мешочек с деньгами — триста или четыреста гиней, которые, несомненно, пригодятся ему в дальнейших скитаниях». Вдобавок Сильвер знает, где лежат оставшиеся части клада — серебро и оружие (Бен Ганн их не трогал, они лежат именно там, где указано на карте Флинта).
      • В сериале «Возвращение на остров сокровищ» утверждалось, что клад серебра не окупит затрат на экспедицию, поэтому никто не хотел возвращаться на остров. Вернулись по другой причине — бриллианты. И репутацию кармического Гудини Долговязый Джон (хотя в тут он довольно коренастый) подтвердил.
      • Кстати, на конец мая 2019-го 400 гиней — $96 040,67. Отличный довесок к проданному трактиру.
        • С квартирмейстером всё тоже очень и очень не просто. Джон Сильвер — квартЕрмейстер, то есть начальник квартердека, то есть командир абордажников. Поэтому крутая похвальба «Меня боялся сам Флинт», скажем так, не лишена реализма. Да и по поводу надавать по шеям тем, кто пытался сместить его с капитанского кресла, Сильвер тоже явно не шутил, и его явно испугались. К тому же, первый фанфикер в мире Дердельфилд утверждал, что ногу Сильвер потерял ещё при Флинте (на неё упала пушка, ногу пришлось отрезать), но квартермейстером быть не перестал. Крутой как он есть, в общем.
    • Злодей с тростью — метнув костыль, Сильвер перебил повернувшемуся к нему спиной матросу позвоночник.
    • Крутая похвальба — Сильвер выдаёт их пачками (при этом — абсолютно обоснованно):
      • «Одни боялись Пью, другие — Билли Бонса. А меня боялся сам Флинт». Тот факт, что Сильвер после потери ноги продолжал наводить ужас на пиратов, говорит сам за себя Подробный разбор того, почему Флинт боялся Сильвера.
      • «Кто попробует отпустить канат, чтобы старый Джон брякнулся, недолго проживёт на этом свете».
      • «Если кто из вас хочет потягаться со мной, пусть выйдет. Пусть вынет свой кортик, и я, хоть и на костыле, увижу, какого цвета у него потроха, прежде чем погаснет эта трубка».
    • Чем больше гад, тем меньше пушка — Сильвер не утруждает себя ношением пистолетов, а тем паче мушкетов. Убийство может совершить и при помощи собственного костыля. Правда, когда стало ясно, что команда пойдёт против, всё-таки обвешался пистолетами и винтовками со всех сторон. И из чего же он в итоге застрелил Джорджа Мерри? Из пистолета!
  • Слепой Пью с клюкой, который передал Джиму чёрную метку для Бонса. Тоже крутой инвалид, а также зловещий бродяга. Даже Сильвер отзывается о нем с ноткой уважения, хоть и упрекает при этом за расточительность.
    • Чёрный Пёс и другие его приятели.
  • Массовка из пиратов под предводительством Сильвера.
    • В реальной жизни бродягой закончил свои дни Израэль Хэндс. Да-да, этот пират существовал на самом деле! Только служил не под началом Сильвера и Флинта, а аж у самого капитана Чёрной Бороды.
    • Очень похожий по описанию на Сильвера пират также был в реальной жизни замечен в экипаже у Инглэнда, уже без ноги, но явно в чинах. Уговорил своего капитана отпустить автора мемуаров, где упоминался.
  • Капитан Флинт, любимец Сильвера — пожалуй, кодификатор для всей современной литературы. Хотя его словарный запас совсем не оксфордский, он разряжает обстановку, может напомнить о своём прежнем хозяине и поднимает тревогу, как сторожевой пёс. Пиастр-р-рры!!! В оригинале — женского пола.

Сюжет[править]

River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
Карта, с которой всё началось

Действие происходит в середине XVIII в. (точный год не указан — в разных изданиях упоминаются 1750-й, 1754-й, 1765-й…). В трактир «Адмирал Бенбоу» прибывает новый постоялец, бывший пират Бонс, который вскоре умирает от инсульта. Джим находит среди бумаг покойного карту сокровищ, спрятанных на тропическом острове[4] знаменитым пиратом, капитаном Флинтом. Джиму едва удаётся спастись из-под носа других членов команды Флинта, которые пытаются завладеть картой. Он передаёт её Трелони, который решает отправится в путешествие за сокровищами в 700 000 фунтов, взяв с собой Джима и Ливси.

Все вместе они отправляются в Бристоль, где Трелони покупает шхуну «Испаньола»[5] и нанимает Смоллетта, а также Израэля Хэндса, Тома и Алана. Остальную команду он доверяет набирать одноногому Сильверу, бывшему моряку, — никто не сомневался, что он потерял ногу, храбро сражаясь за английскую корону. В трактире Сильвера Джим встречает Чёрного пса, но владелец развеивает его подозрения. Несмотря на скептическое отношение капитана Смоллетта к команде и всей затее в целом, судно выходит в Карибское море. Джима официально устроен юнгой.

Незадолго до прибытия к точке назначения Джим подслушивает разговор Сильвера и других членов команды. Выясняется, что Сильвер и многие матросы с «Испаньолы» служили под началом Флинта. Джон вербует остальных членов команды, чтобы поднять бунт и забрать сокровища себе. Джим предупреждает Трелони, Ливси и Смоллетта об опасности.

Добравшись до острова, команда сходит на берег. Несмотря на желание Сильвера сначала добыть сокровища, а затем поднять бунт, пираты начинают действовать немедленно, но Смолетту, Ливси и Трелони вместе с сохранившими верность матросами удаётся спастись. Забрав карту и оружие, они отправляются в старый форт на берегу. В это же время Джим сбегает от Сильвера и обнаруживает Ганна, который радушно принимает юношу.

Сильвер предлагает Смоллетту сдаться и отдать карту, но тот отказывается. Тогда пираты идут на штурм форта, который заканчивается неудачей. Под покровом ночи Джим режет якорный канат «Испаньолы», и её уносит в море. Днём юнга забирается на шхуну и берёт в плен единственного оставшегося там живого пирата — рулевого Хэндса. С его помощью Джим уводит судно в укромную бухту[6], после чего рулевой пытается прикончить Джима, но погибает сам.

Под покровом ночи Джим отправляется в форт, где его берут в плен пираты, которые теперь расположили там свой лагерь. Сильвер запрещает пиратам пытать и допрашивать Джима, что приводит их в ярость. Они присылают Сильверу чёрную метку, которая означает, что ему предстоит объяснить свои действия или быть убитым. Сильвер показывает им карту, добытую у Ливси, и восстанавливает порядок.

Наутро все вместе отправляются за сокровищем, но обнаруживают, что сундук Флинта опустошён. Разъярённые пираты пытаются убить Джима и Джона, но Ганн и Ливси обращают их в бегство, а Сильвер сдаётся. «Испаньола», гружённая золотом, которое Ганн прятал в своей пещере, отплывает назад в Англию, а пираты остаются на острове. На родине Трелони делит сокровища поровну между всеми членами команды. Участь Сильвера — виселица, но запуганный им Ганн помогает тому сбежать.

Тропы и штампы[править]

Важные[править]

Роман — кодификатор тропов Карта сокровищ, Сюжетное подслушивание и Чёрная метка (для последнего — ещё и первоисточник).

Прочие[править]

  • Антиреклама спиртного — пираты постоянно пьют, и ничем хорошим это для них не заканчивается. «Пей, и дьявол тебя доведёт до конца!» В ту же степь — результаты обследования приболевшего не вовремя Билли Бонса доктором Ливси: «…Слово „ром“ и слово „смерть“ для вас означают одно и то же!»
    • А вот это, внезапно, неправда. Свои «наркомовские сто грамм» пираты, ясное дело, каждый день получали, в качестве профилактики от разновсяких болезней, но вот бухалово на борту пресекалось на корню, как и азартные игры.
  • Большой начальник: и капитан Смоллетт, и Джон Сильвер — оба высокие и широкоплечие.
  • Брутальный брит — книга полна таких персонажей, что и неудивительно.
  • Вечная загадка — так что же всё-таки случилось с Эрроу? Упал ли он сам по пьяному делу ночью за борт или ему помогли? И если помогли, то кто и почему?
    • Каким образом Билли Бонс всё-таки получил карту у Флинта — на самом ли деле капитан передал её штурману вопреки желанию остальной команды, или Бонс врёт не краснея, а на карту просто наложил руки сразу же после смерти капитана? И, всё-таки, для кого Флинт её рисовал?
    • Каковы настоящие имена Чёрного Пса и Слепого Пью? Как звали третьего пирата (не Тома Моргана и не Дика Джонсона), которого оставили на острове сокровищ, что с ними стало потом, смог ли хоть кто-то выжить до следующего корабля? Как, в конце концов, поживает Джон Сильвер с женой и попугаем после того, как сбежал с «Испаньолы»?
    • В финале Джим пишет: «одни распорядились полученным богатством мудро, а другие глупо». Однозначно глупым выведен один Бен Ганн, растративший всё за девятнадцать дней. Но раз речь о «других», то был ещё как минимум один, кто «распорядился глупо». Так кто же? Грей стал штурманом и совладельцем «одного прекрасно оснащённого судна»[7]. Смоллетт ушёл в отставку, и по описанию капитана очень трудно предположить, чтобы столь умный джентльмен пошёл бы по стопам Бена Ганна. О судьбе Сильвера (и утащенных им монет) ничего не известно, новые нанятые матросы, не подозревающие о золоте Флинта, ничего с него, естественно, и не получили. Остаются сам Джим, Трелони и Ливси, о которых не сказано ничего… Возможно, это не столько объективный факт, сколько собственное восприятие Джима («можно было потратить деньги и получше»).
  • Во лошаки! — Ганн пробрался в лагерь пиратов, которые завалились спать пьяными, не выставив часовых, и пришиб одного насмерть ганшпугом [рычаг для подъёма и передвижения тяжестей на корабле].
  • Гамбит Бэтмена — Ливси сдаёт Сильверу форт и карту, потому что осведомлён об истинном положении с сокровищами.
  • Голова — уязвимое место — педаль в пол. Во время штурма форта Хантер получил прикладом своего же ружья в грудь и, упав, ударился головой. Умер к концу дня, не приходя в сознание.
  • Еловая субмарина — состряпанный из козьих шкур и палок челнок Бена Ганна, который Джим охарактеризовал одной меткой фразой: «Из всех самодельных лодок, которые я видел, это была, так сказать, самая самодельная». Тем не менее, благодаря исключительной лёгкости и подвижности прекрасно держится на волне, Джим проплавал в нём целый день и даже выспаться сумел.
  • Злобный плевок — разозлённый Сильвер, видя, что переговоры с защитниками блокгауза сорваны, плюёт в ручей и уходит, напоследок пригрозив Смоллету, Ливси, Трелони и прочим, что те ещё позавидуют мёртвым.
  • Зловещее болото — доктор Ливси: «Это случается с тем, у кого не хватает ума отличить свежий воздух от заразного, сухую почву от ядовитого и гнусного болота. Вполне вероятно, что все вы схватили малярию, и много пройдёт времени, прежде чем вы от неё избавитесь. Расположиться лагерем на болоте!..»
  • Капитан Очевидность — капитан Сильвер в разговоре с Джимом отыгрывает Капитана Очевидность: «А ты убежал от него, ты бросил своего капитана. Даже доктор недоволен тобой. „Неблагодарный негодяй“ — называл он тебя».
  • Коварный француз — в числе поджидающих искателей сокровищ опасностей сквайр Трелони упоминает дикарей, пиратов и проклятого француза. Причем в оригинале ясно, что опасен не какой-то конкретный мерзавец, а гнусная Франция в целом.
  • Команда предателей — половина членов команды, отправившейся за сокровищами пирата Флинта, оказалась из числа его бывших коллег.
  • Крутой загар — пираты. Как и в реальной жизни. Бледнолицые только Сильвер, Чёрный Пёс и Слепой Пью.
  • Лирой Дженкинс — в планах Сильвера было дать капитану и его людям найти сокровища, погрузить их на корабль и довести его хотя бы до пассатов, а затем уже поднимать бунт. Но удержать своих буйных подчинённых ему так и не удалось — те начали мутить, едва высадившись на остров, оставив на корабле минимум людей.
    • Позже играется с эксплуатацией. Пираты требовали вынести блокгауз, в котором засели герои, но Сильвер их удерживал, понимая, что крепость легче взять измором, чем силой: в конце концов, в ней почти не было припасов, да и близлежащее болото воздуха не озонировало. Понимал это и капитан Смоллетт — и поэтому на переговорах намеренно взбесил Сильвера: мол, чем раньше они придут нас штурмовать, тем лучше для нас. Так и вышло: пираты тут же напали и были отбиты с заметным сокращением их численного перевеса.
      • Да, но на болоте-то обосновались сами пираты!
  • Минимальный экипаж — в финале гружёная золотом «Испаньола», два раза попав в шторм, доковыляла до ближайшего порта Америки с экипажем в пять человек, считая юнгу и не считая раненого капитана и Сильвера. При этом матросов, которые привыкли обращаться с парусами, было только два — Абрахам Грей и Бенджамин Ганн. В порту наняли новых матросов — пересекать в таком составе океан было бы самоубийством. Точинов подсчитал, что нормальный экипаж для шхуны — около 10 человек: 3 вахты по 2 работающих с парусами матроса, капитан, старпом, боцман, кок.
    • С прикрученным фитильком — «Испаньола» таки шхуна, у неё только косые паруса и нет такого понятия, как «верхняя команда» (все снасти управляются с палубы), с минимальным экипажем управлять ей — вполне посильная задача. С постановкой парусов управился даже Джимми в одиночку — правда, ему помогал указаниями Израэль Хендс, опытный моряк.
    • Во всех существующих экранизациях у «шхуны» есть реи и, как следствие, прямые паруса. В этом случае угон «Испаньолы» Джимом исключён — прямые паруса невозможно поставить силами одного человека.
      • Что, впрочем, означает лишь то, что создатели всех существующих экранизаций плохо разбирались в парусниках. Возможен, правда, и другой вариант — разбирались и понимали, что у шхуны по определению нет и не может быть прямых парусов, но учитывали, что оные паруса куда лучше выглядят для обычного зрителя.
  • Ой, бл… — реакция пиратов, когда они обнаружили, что сокровищ нет. У Сильвера троп проявился не так очевидно, но явно присутствовал.
    • А также надо видеть лицо пирата, когда он попытался остудить не в меру раскалившегося товарища…
  • Опосредованная передача ругательств — речь Бонса была очень грубой и сопровождалась большим количеством ругательств. «А брань, которая вылетала из его рта после каждого слова, пугала наших простодушных деревенских людей не меньше, чем преступления, о которых он говорил».
  • Отказ от рукопожатия — когда Сильвер приходил для переговоров к Смоллетту-Ливси-Трелони и пр., никто не захотел дать ему руку, чтобы он смог подняться.
    • Небезосновательно, Сильвер легко мог бы сломать руку тому, кто ему бы её подал.
  • Парад кровавых мальчиков — лежащий раненым в постели Бонс уговаривает Джима принести ему рома, жалуясь, что, если он трезв, то ему является капитан Флинт. С прикрученным фитильком, поскольку сам Бонс его не убивал, однако после его смерти хотел присвоить сокровища.
  • Пока двое дерутся, третий побеждает — О’Брайен по пьяни убит Хэндсом, который и сам после этого ранен.
  • Полное чудовище — таким из описаний персонажей предстаёт ныне покойный капитан Флинт. Одновременно с этим и великолепный мерзавец, если сумел сколотить вокруг себя такую опасную команду пиратов.
    • Он же и капитан-отморозок — взял с собой прятать сокровища шестерых человек, а вернулся один — мертвецы не болтают. Да ещё и превратил труп одного из убитых в компас. Из описания того, как он умирал, можно предположить, что Флинт страдал каким-нибудь психическим заболеванием. Возможно, именно это и повлияло на его личность.
    • Возможно, пираты такого беспредела не потерпели бы и вздернули капитана на рее. Только сначала нужно найти ему замену со знанием навигации — хотя бы штурмана.
      • Штурман Билли Бонс разве не подойдёт?
      • Дело не только в знании навигации. Умеющий выбирать цель для нападения и толковый руководитель в бою — человек совершенно незаменимый, а среди пиратов (по объективным причинам состоявших в основном из плохо образованных и не слишком интеллектуально развитых людей) подходящих кандидатов на эту роль было крайне мало. Так что при отсутствии альтернатив попросту выгоднее терпеть капитана-«отморозка», изредка убивающего отдельных членов экипажа, чем заменять его неумелым командиром, который в первом же бою отправит уже всех сразу на корм рыбам или на виселицу.
    • Прототип Флинта, Эдвард Тич, был совсем не отморозком, а умным и дальновидным пиратским капитаном, старательно распускавшим и поддерживающим слухи о своей жестокости, чтобы суда сдавались без боя, и его команда могла завладеть ценной добычей, не повреждая ее. Не сохранилось ни одного свидетельства об убийстве или пытках пленных или членов экипажа на его корабле.
  • Поступай неправильно — Джим поступил опрометчиво, ускользнув из форта и угнав «Испаньолу», однако это сразу изменило положение в пользу героев. Ведь остров только кажется маленьким — это примерно 200 км береговой линии, а прогулочные тропинки в зарослях серрады (типичный для данных островов вид растительности, густой колючий кустарник, сплошь покрывающий прибрежные территории) вдоль побережья не проложены.
    • Вот только на острове ровно две якорные стоянки. В одной шхуны нет. Следовательно…
    • А угнать удалось, потому что оставленные сторожить её пираты передрались. Обоснуй: такая уж у пиратов дисциплина, да и вряд ли кто хотел оставаться на судне, когда остальные ищут сокровища.
  • Почему ты отстой — обращение Сильвера к остальным пиратам после получения им чёрной метки.
  • Секрет Полишинеля — стоило сквайру лишь слегка намекнуть, что корабль отправляется на поиски сокровищ — и вот уже «самый последний матрос знает о цели путешествия больше, чем я [капитан корабля]». Что за идиот!
  • Тупой злой — практически все пираты. Именно их нетерпеливость, пьянство, глупость и жадность разрушили практически все планы Окорока и немало помогли Хокинсу и его друзьям.
  • Халява не впрок — все пираты из команды Флинта по окончанию карьеры получили приличные состояния, но прокутили. Только Сильвер вложился в свой трактир, да у Бонса кое-что осталось ввиду скромных потребностей (или дикой скупости).
    • Даже Ганн от них в этом не отличался: «Он получил свою тысячу фунтов и истратил их все в три недели, или, точнее, в девятнадцать дней, так как на двадцатый явился к нам нищим» (среднестатистический работяга тех времён получал примерно один фунт в месяц). При этом Хокинс с компанией отнеслись к своим долям бережно, как и положено пристойным джентльменам. А ведь происхождение богатства было одинаковым!
  • Чтобы ты задолбался — положительный пример. После сбора в блокгаузе Джим замечает, что, если бы герои сидели сложа руки, то быстро пали бы духом. Но опытный капитан Смоллетт припахал к чему-нибудь полезному всех и каждого.
  • Что за идиот! — Ганн отличился в финале, когда его оставили на корабле без присмотра. Желая поскорее отделаться от Сильвера и обезопасить остальных, он сам помогает тому бежать. Бену ещё повезло, что Сильвер его не прибил, пока они вдвоём на «Испаньоле», и не взял побольше сувениров на память.
  • Шантаж — гадкое слово — пираты называют себя джентльменами удачи (или богатства, у слова «fortune» два значения), так что Джим даже не сразу понимает, о чем разговор.

Тропы вокруг романа[править]

  • Бонус для гениев: среди прославленных капитанов по меньшей мере трое носили фамилию Хокинс, а мать самого известного из них — урождённая Трелони! И он отличился ещё и в присвоении не принадлежащих ему средств. А главные герои (Джим, из-за которого всё началось, и сквайр, организатор и спонсор плавания) как раз этим и занимаются. По сути, разве они имеют хоть какое-то отношение к сокровищам Флинта — в отличие от бывших пиратов, рисковавших жизнями, чтобы их добыть? И, что ещё важнее, настоящих хозяев этих сокровищ, у которых они были украдены пиратами! Подсветка: матушка Джима отсчитывает из сундука Билли Бонса ровно то, что ей причитается, рискуя попасть в лапы пиратам.
    • Причём Испаньола могла увезти вообще весь клад, не только золото — 700 000 фунтов в монетах весит около 6 тонн. Тоннаж «Испаньолы» — 200. Просто золото уже выкопано Бен Ганном, а серебро и оружие ещё откапывать надо и перетаскивать силами всего пятерых человек (не считая раненого капитана, Сильвера и пиратов).
  • Бонус для современников — то, что главный герой стал именно юнгой на корабле, современникам очень наглядно показывало, что он из простых. Был бы он из благородных, то стал бы мичманом.
    • На военном корабле. «Испаньола» же — частное судно, по сути дела — яхта. Никаких мичманов (кандидатов в офицеры) на ней быть не может по определению. Более того, даже в самом Роял Нэви мичман — это уже вполне взрослый юноша, готовящийся к экзамену на офицера, а то и уже сдавший его, но ещё не купивший офицерский патент. Не забываем, что офицерские звания в Британии в те годы покупались и продавались, причём стоили они довольно дорого и было их не так уж и много. Так что даже сдавший уже офицерский экзамен моряк мог проходить в мичманах и десять, и двадцать лет, пока не сложатся вместе а) наличие у него денег, и б) наличие свободного лейтенантского патента. Начинали же карьеру даже вполне благородные моряки именно юнгами.
      • А как же Хозяин морей, где мичманы — по возрасту почти дети?
        • Это на самом деле юнги (boys), которые исполняют обязанности мичманов в порядке обучения. Переводчики в такие тонкости явно не вникали. Сам Джек Обри, кстати, тоже начинал именно так.
          • Для того чтобы стать мичманом (midshipman), даже благородный юнга (young gentleman), должен был несколько лет обучаться под надзором старших товарищей и исполнять ряд довольно грязных обязанностей младшего персонала (но не пороховых мартышек и боев). На военном же корабле Джим Хокинс стал бы мичманом лет через семь, без протекции офицеров и благотворителей.
      • Из всех участников экспедиции точно благородными являются лишь двое — сквайр Трелони и капитан Смоллетт, а доктор Ливси под вопросом. Возможно, он учился в университете на доктора, имея пометку «S.Nob.».
  • Визуальный разрыв канвы — шхуна «Испаньола» в иных иллюстрациях успела побывать галеоном! Со «шхуной» вообще у всех проблемы — воспринимают как просто «корабль». Во всех существующих экранизациях у «шхуны» есть реи и, как следствие, прямые паруса (а у реальной шхуны — только косые). Причем то, что это шхуна, важно для сюжета — угон «Испаньолы» Джимом в ином случае был бы исключен, прямые паруса невозможно поставить силами одного человека.
    • Одному человеку (а точнее — подростку Джиму) и штурвал не удержать. А шхуна управляется румпелем, без штуртросов. Трудно, но осуществимо, особенно если нарастить рычаг любой подручной вымбовкой, если держать курс к ветру станет уж слишком тяжело. Однако этот несчастный штурвал присутствует во всех без исключения экранизациях и иллюстрациях.
  • Говорящее имя:
    • Сильвер — Серебро. У англичан есть выражение «silver-tongued» («красноречивый», дословно «серебряноязыкий»). А кто из персонажей книги может похвастаться таким красноречием, как Долговязый Джон?
    • Флинт — Кремень.
    • Мерри — «весельчак», Бонс — «кости» (в смысле «кожа да кости» — ироническое прозвище здоровяка), Хэндс — «руки» (обычное в Англии прозвище карманника).
  • Диссонирующее имя — Джоб Эндерсон носит библейское имя Иов, а переводится оно как «Преследуемый», «гонимый», «терпеливый». А у самого Джоба качества диаметрально противоположные.
  • Кельты в килтах — Пират по фамилии О’Брайен по национальности ирландец, Бен Ганн — вероятный шотландец по фамилии, а Ливси — согласно Точинову (сама фамилия у Ливси не шотландская, Точинову вопреки). Сам Роберт Льюис Стивенсон, автор книги, тоже по национальности шотландец.
  • Крутая косичка — хотя по тексту романа косичку носил только Бонс и безымянные моряки в трактире Бристоля, иллюстраторы и адаптаторы наделили ими Ливси и Трелони, а некоторые — заодно Хокинса и Смоллетта.
  • Лёгкое золото — зигзаг: больше двух золотых слитков за раз человеку не унести. Но! «Испаньола» — небольшое трёхмачтовое, однопалубное судно с оснасткой шхуны, а вовсе не каравелла Колумба или испанский галеон! Если такой, весьма скромный (у него даже нет штурвала и штуртросов, и экипаж обходится румпелем, что отлично описано в эпизоде, где Джим угоняет корабль у пиратов [8]), кораблик загрузить золотом Флинта, он ляжет на дно прямо в Бухте Скелета. А ведь Стивенсон худо-бедно, но владел «матчастью»…
    • С другой стороны, если считать напрямую, что в кладе было 500 000 фунтов-стерлингов, то получается не так уж и много — что-то около 4,5 тонн. Причем где-то 1.5 тонны уже компенсируются исчезновением большей части команды. Плюс — балласт за борт и в целом уволочь можно.
      • 700 000, около 6 тонн, тоннаж шхуны 200.
    • Кроме уже изложенных выше соображений, есть еще одно. Для маленького однопалубного судна попросту не нужна команда такой численности. С небольшой шхуной управились бы 5-6 человек, включая капитана, и даже сквайр Трелони не нанял бы в четыре-пять раз больше народу, чем нужно.
      • И самому сквайру копать?!! Щаз. Потому и навербовал команду с запасом — и золотишко выкапывать, и на обратном пути, при нужде, от потенциальных охотников за кладом отбрехаться. Не учёл только Трелони, что именно этих конкурентов он сам и навербовал…
  • Музыкальный символ — «Пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хо-хо и бутылка рома! Пей, и дьявол тебя доведёт до конца, йо-хо-хо и бутылка рома!»
  • Не в ладах с биологией — в то время считалось, что малярия вызывается болотными испарениями (собственно mala aria и переводится как «плохой воздух»), и пираты в книге заболели малярией от того, что разбили лагерь рядом с болотом.
    • В реале связь болезни с местом стоянки явная, хотя и непрямая: малярию разносят малярийные комары, которых возле болота, как легко догадаться, было чуть более, чем дофига! Но переносят малярию они между людьми, которых на острове было до появления пиратов… один Бен Ганн.
      • Или кто-то отправился в путь уже хворым…
  • Не в ладах с геологией — кладоискатели перебираются с корабля в форт, где «прозрачный ключ бил из земли почти на самой вершине небольшого холма». При этом неоднократно упоминается, что холм песчаный — очередное ядро корабельного орудия то «взрывало песок возле самого сруба», то «зарывалось в песок» из высокого прицела; сам форт «возвышался на фут или на полтора над песком»; слой почвы на холме «снесен дождями, обнажившими чистый песок»; по песку с трудом ковылял одноногий Сильвер, и на нём же ему пришлось сидеть во время переговоров с капитаном Смоллеттом. Внимание, вопрос — с каких пор ключи забили из песчаных холмов, если доселе такое наблюдалось только при наличии водонепроницаемой породы, между которой зажат водоносный слой?
    • Теоретически, холм каменный, песок лишь снаружи… Но обоснуй так себе.
  • Не в ладах с оружием — на шхуне стоит пушка, «вертлюжная девятифунтовка», ядра к которой катят по палубе. Вертлюжная пушка не может стрелять ядрами в девять фунтов (размером с детский мячик), и катить такое ядро по палубе глупо, куда проще донести в руках.
    • Есть и другое объяснение — описание ведётся от первого лица, для которого всё кажется немного больше, чем есть, и который видит несколько иную причинно-следственную связь — например, там, где он видит, как от ударной волны летящего ядра едва не переворачивается лодка, на самом деле не ожидавшие такой подставы матросы просто перепугались и отшатнулись.
    • И, да, «We had entirely forgotten the long nine; and there, to our horror, were the five rogues busy about her, getting off her jacket, as they called the stout tarpaulin cover under which she sailed. <...> I could hear as well as see that brandy-faced rascal Israel Hands plumping down a round-shot on the deck. <...> They had the gun, by this time, slewed round upon the swivel (вертлюжная пушка), and Hands <...> was in consequence the most exposed. However, <...> the ball whistled over him, and it was one of the other four who fell». «The long nine» — девятифунтовая длинноствольная носовая (или кормовая) пушка. Plumping down — это «уронил ядро на палубу», а не катил ядро по палубе. «slewed round upon the swivel» — переводчик по «swivel» решил, что тут вертлюг, но имеется в виду место в фальшборте для пушки, которой требуется наводиться по горизонтали).
    • Ещё одно мнение: на «Испаньоле» две пушки — маленькая вертлюжная на палубе, задача которой — экстренно угомонить картечью вражеских абордажников/взбунтовавшихся матросов — и крупнокалиберная «отбойная» на кормовой надстройке, которая при нужде угомонит нагоняющий корабль-преследователь.
  • Не в ладах с логикой — как-то некоторые читатели-математики решили подсчитать, за сколько времени Флинт сотоварищи смог бы перенести и спрятать такой огромный клад. Получилось не только долго. К месту клада оказалась бы протоптана заметная тропа. Кстати, не на неё ли рассчитывал Бен Ганн, когда вернулся с отрядом искателей сокровищ?
  • Откровение у холодильника — в конце книги мы узнаём, что капитан Смоллетт оставил морскую службу. Сказались последствия схватки с пиратами? Задетое лёгкое и разорванная пулей икроножная мышца — это не шутки. Как минимум, вторая рана могла закончиться хромотой… Полностью залечить такие ранения при тогдашней медицине было непросто, а быт моряка, даже капитана, легким отнюдь не был. А денег он получили немало. Бен Ганн получил тысячу фунтов, доля Смолетта явно была гораздо выше
    • Могла быть и другая причина. Капитан — наёмный работник, нанятый Трелони, но при этом несущий ответственность за свой экипаж, и с этой стороны экспедиция на остров сокровищ — совершенно провальная, показавшая профнепригодность Смоллетта. То, что капитан меньше всего виноват в бунте матросов (хоть в классическом прочтении, хоть в прочтении Точинова), утешает слабо: в убийстве своего экипажа участие косвенно принимал, ещё и присвоил награбленное капитаном Флинтом. Смоллетт, как человек чести, мог не простить себе этого. Такой вот ПТСР. Кроме того, попытайся он набрать команду ещё раз, с такой-то славой у него могло ничего не выйти (ему явно пришлось в соответствии с судовым журналом оправдываться перед законом за потерю почти всей команды).
  • Реальность нереалистична — лучшим стрелком в команде героев является изнеженный Трелони. Про него так все говорят, и это подтверждается делом: смертельно ранил одного из пиратов, стреляя с качающейся лодки с весьма дальней дистанции (метил в Хэндса, но и тот факт, что пуля не ушла на метр выше, впечатляет, к тому же он не мог предсказать, что тот нагнётся прямо в момент выстрела). Худшим же оказывается как раз профессиональный военный, Смоллетт. В сцене обороны форта он сам себя называет никудышным стрелком и помогает заряжать мушкеты мальчишке Хокинсу (хотя и грамотно организовал оборону и проявил себя в рукопашной). Современному читателю это кажется дичью, однако такое распределение ролей ничем нереалистичным не является. Сквайр, как и положено дворянину-землевладельцу, постоянно практикуется на охоте, а стрелять по мелкой крылатой дичи сложнее, чем по пиратам (к слову, слово снайпер дословно и значит «охотник на бекасов»). Ну, а капитанов, естественно, ценят за умение командовать экипажем и навигацию в море (в чём упрекнуть Смоллетта нельзя), а не за умение стрелять. К тому же Смоллетт а) морской (на флоте в основном использовались пистолеты и укороченные мушкетоны, а не длинные собственно мушкеты) б) офицер: даже младший командный состав находился позади стрелков, отдавая команды и пресекая дезертирство. Всё логично? А вот авторам многочисленных киношных и мультипликационных экранизаций так не кажется. Хорошим тоном считается выставлять сквайра в качестве стереотипного недотёпы, а капитана, напротив, грозы супостатов.
    • Капитанов ценили прежде всего за навыки управления кораблем и командой во время боя, тактическое и стратегическое мышление и за умение держать в узде экипаж, но никак не за навыки навигации. Для этого существовали штурманы и рулевые, сам же капитан мог быть полным профаном в навигации. Теоретически — лишних людей возить и платить им накладно, пущай учится лучше.
  • Тени былого величия — эпоха флибустьеров и абордажных сражений прошла, ушли в прошлое такие прославленные морские разбойники, как Олонэ, Морган, Тич, Робертс и капитан Флинт. И лишь остатки команды Флинта во главе с Сильвером, прибыв на чужом корабле, которым они даже не умеют управлять (вернее, прокладывать курс), безуспешно бродят по проклятому острову в поисках сокровищ, терпя поражение за поражением от значительно меньших по численности сил противника.
  • Убить в адаптации:
    • Израэль Хендс был реальным пиратом и не последним человеком в иерархии Чёрной Бороды. Но, в отличие от своих коллег по цеху, он закончил жизнь простым нищим, а не погиб от профессиональных рисков пирата.
    • В советской экранизации 1982 г. Сильвер был убит.
    • В некоторых адаптациях гибнут Трелони и другие персонажи.
  • Устоявшийся неточный перевод — многабукаф (см. основную статью).

Адаптации[править]

Их так много, что рассказ даже о самых значительных перегружает статью. Чтобы сделать её удобочитаемой, вся информация о них вынесена в отдельную подстатью.

Но здесь уместно упомянуть, что в рассказе К. Булычёва «Секрет чёрного камня», повестях «Пашка-троглодит» и «Чулан Синей Бороды» в Институте Времени вахтёром работает сбежавший из прошлого пират Сильвер Джонович. Является ли он Джоном Сильвером либо изображает его из себя — большой вопрос. Также при каких обстоятельствах он сбежал из своего времени — история тёмная. Сам вахтёр-пират — большой любитель приврать.

Кроме того, в 1964 г. Джон Леннон сочинил пародию на роман. Название перевели на русский как «Осип Сокрович».

Виктор Точинов, «Остров без сокровищ»[править]

  • Полемизирующее произведение, в котором роман Стивенсона тщательно анализируется с точки зрения исторического контекста, а многим неясностям даётся достаточно логичное объяснение: например, неточности перевода Н.Чуковского, где вместо коротких «кортик» на самом деле фигурировали «катлассы», по сути тесаки или абордажные сабли[9]. Но не без своих же ляпов и регулярного натягивания сов на глобусы, из-за чего книга периодически уподобляется самым нелепым теориям заговора из нашего родного мира.
    Примеры:
  • Хокинсы жили контрабандой и сотрудничали с шайкой контрабандистов Слепого Пью, а трактир на отшибе держали для отвода глаз.
    • И вовсе не просто так Джим упоминает, что его мать умела считать только гинеи…
  • Джим — ненадёжный рассказчик. Он не мог с такой лёгкостью, какую он сам описывает, кидаться телами здоровенных мужиков, и т. п. Да и вообще, он далеко не столь чист и невинен, как пишет о себе.
  • Слепой Пью, Чёрный Пёс, Дэрк, Джонни и др. относятся к совсем другой банде (по очевидным причинам, Пью «завязал» с пиратством гораздо раньше Сильвера и потому о карте Флинта ни сном, ни духом), нежели головорезы Сильвера, промышляют контрабандой, а о знаменитой карте ни сном, ни духом. Хокинс-старший — их пособник, сквайр Трелони — крышеватель. Чтобы решить свои финансовые проблемы, сквайр поднимает тариф, и в день стычки Бонса с Чёрным Псом между последним и Хокинсом-старшим идут переговоры:
«Деловой партнёр м-ра Хокинса, мистер Чёрный Пёс, уже поджидал в условленном месте и после обмена приветствиями задал главные вопросы, послужившие причиной и поводом для данной встречи. Если более-менее вежливо изложить суть вопросов, то состояла она в следующем: не случались ли в последнее время с уважаемым м-ром Хокинсом тяжёлые травмы черепа, вызванными падениями с лестницы или иными внешними воздействиями? Не пил ли уважаемый м-р Хокинс в последнее время некачественные спиртные напитки, способные нарушить мозговую деятельность? <<…>> В ответ м-р Пёс предложил консенсусный вариант: он, м-р Пёс, займётся с рекомыми лицами плотской любовью в извращённой форме, а тарифы пусть останутся прежними. М-р Хокинс предложенный вариант отверг как контрпродуктивный».
  • Ливси на самом деле — подпольный доктор. И вообще далеко не факт, что он действительно доктор — для этого он делает слишком много медицинских ошибок! А на самом деле он — агент свергнутых Стюартов).
    • Верность до конца и честь прежде разума — по версии Точинова, свою долю Ливси полностью потратил на спасение Молодого Претендента уже в тот момент, когда дело якобитов было безнадёжно проиграно и можно было спокойно свалить с деньгами.
  • Трелони — алкаш. И самоуверенный мерзавчик. Очень самоуверенный, очень мерзавчик! Например, он планировал оставить доктора Ливси на берегу, так как Ливси был лишним кандидатом на золото Флинта, а Джима Хокинса вообще хотел убить. А ещё он зиц-председатель, управляющий чужим поместьем — иначе каким образом он так богат и знатен, будучи сквайром, низшим дворянином? Это примерно как если в России коллежский регистратор начнёт вести себя как важная шишка и корабли снаряжать.
    • Вам хорошо осуждать — Точинов предполагает, что Трелони самовольно вложился в «Компанию Южных Морей» (эдакая МММ 18 века), но вполне возможно что он сам предложил своим кураторам-якобитам «поднять бабла по-быстрому» (например, в попытке отблагодарить за синекуру, на которой оказался). Потом «пирамида» лопнула, но Трелони честно признал себя добросовестным платёжеспособным должником («отдам сколько смогу») и кураторы прагматично предпочли синицу в руках. Ну а когда началось второе якобитское восстание, Трелони действительно не мог оказать мощную финансовую поддержку, почему и влез в авантюру. Что же до алкоголизма — не стоит забывать, что современная санитария и гигиена — продукты второй половины 19 века, а до этого всевозможные спиртные напитки и в самом деле были куда более безопасной альтернативой той же воде или молоку. Так что в той или иной мере, бухали очень многие. Ну да, сквайр в итоге не удержался — но сколько времени-то прошло, тем паче что ему явно около 50 (со времён краха Компании Южных Морей прошло 25 лет) — довольно солидный возраст по тогдашним временам. Тем более, во время смуты страшнее вдвойне — вдруг лоялисты разнюхают о серьёзных шашнях сквайра с якобитами (а за помощь мятежникам по головке отнюдь не погладят — скорее всего прикончат без суда и следствия, оформив задним числом это как попытку к бегству и вооружённое сопротивление) или сами кураторы посчитают Трелони бесполезным (якобиты как один ходят под виселицей, так что к сантиментам и гуманизму совсем не склонны) — а жить-то хочется… Как тут не заливать горе?
  • Не команда и сожрите друг друга — за клад Флинта по факту схватились три, а не две стороны. Просто Ливси и Хокинсу удаётся сыграть на алкоголизме Трелони и потихоньку проредить ряды его людей.
    • Борьба нанайских мальчиков — Сильвер и Ливси сговорились: одноногий получает хорошие отступные за «Испаньолу», отправив туда самых негодных людей с кучей рома — дабы наши «урождённые джентльмены» не испытывали проблем с захватом корабля. Ну а Сильвер при таком раскладе, разумеется, не сбежал, а просто получил свою долю наличными + надёжными ценными бумагами и спокойно сошёл в одном из портов.
    • Гадский подручный хуже хозяина — Том Редрут испытывает к Джиму жгучую неприязнь (возможно, потому что папаша отбил любимую зазнобу или сама зазноба предпочла Редруту Хопкинса-старшего), которая быстро становится взаимной. А потом на острове старого слугу Трелони находит «случайная пуля» — и Джим тут разумеется не при чём!
    • Глупость или измена? — план Джима и Ливси по побегу «стрекулистов» с «Испаньолы». По здравому размышлению, они сильно ухудшают своё положение и дают мятежникам много козырей, — но в том и смысл, без временного объединения против общего врага, позиции Хопкинса и доктора весьма шаткие (ибо у сквайра трое слуг, да и Смоллетт с верными матросами пока доверяют Трелони как работодателю). В свою очередь, Сильвер не препятствует (а то и поощряет) лиройство при штурме блокгауза — ибо сокращение поголовья претендентов на золото только в плюс (большого экипажа шхуна, по счастью, не требует, а доли каждого вырастут). А если учитывать что при штурме полегла в основном не шибко лояльная одноногому публика (включая сильного, но не особо умного Джоба Эндерсона, вовсю метившего в главари), так и вообще выходит одна сплошная выгода.
  • ПТСР — действия Джима в романе не прошли для него даром: с годами он всё активнее злоупотребляет лаунданумом[10] дабы прогнать неприятные воспоминания.
  • …а по существу — в книге Стивенсона действительно много сюжетных дыр и неладов с матчастью (что логично для книжки, которую автор писал просто чтобы развлечь любимого пасынка; в более серьёзной прозе Стивенсон продумывал всё гораздо обстоятельнее). А как неоромантик, Стивенсон мог «забить на матчасть» совершенно сознательно. Точинов пустил их в дело, создав довольно интересную литературную игру.

Спорные моменты[править]

    • Вообще, Точинов много фантазирует, да еще и опирается не на оригинал. Например, когда доказывает, что отец Джима совершенно точно был контрабандист:
  • В примере выше на самом деле всё притянуто за уши. В книге не сказано об убыточности трактира (хозяин только говорит Бонсу, что посетителей немного[11]), отсутствует там и странное поведение: хозяин не был «отчего-то недоволен наплывом посетителей» и вовсе не собирался закрывать трактир. В оригинале он повторяет «трактир будет погублен (разорен)» («the inn would be ruined»). А «нам придется закрыть наш трактир» это из перевода Николая Чуковского[12]. Как можно строить гипотезы, опираясь на перевод и даже не проверив, что там в подлиннике? И хозяин боится разорения вовсе не «под надуманным предлогом»: перед этим описывалось, как Бонс пугал посетителей, заставляя их петь, стуча кулаком по столу, впадая в гнев по пустякам и не отпуская домой, пока сам не уйдет спать. Отец Джима справедливо опасался, что такое тиранство и запугивание может отвадить посетителей. Другой вопрос, что не отвадило, но у Стивенсона об этом говорится ПОСЛЕ слов хозяина. А Точинов пересказывает все в другом порядке и еще риторически замечает: «в то время как мы видим совершенно обратную картину…» Нет, в книге в этот момент мы еще никакой обратной картины не видим, а потом-то ее, может, и отец Хокинса увидел. Впрочем, у Стивенсона она не настолько заметная. Ни о каком «наплыве посетителей» и «козыре в конкурентной борьбе» речи не идет. Не говорится, что в трактир начал ходить кто-то, кроме обычных посетителей, и даже не говорится, что они стали ходить чаще. Последнее можно лишь предположить по фразе Джима «but I really believe his presence did us good», и то по ней видно, что это не нечто, бросавшееся в глаза любому (раз он добавляет I really believe, а не пишет просто как о факте).
  • Почти в самом начале появляется фраза: «Наметанным писательским взглядом еще легче увидеть в любимой книжке, представлявшейся в детстве шедевром, много нового и неприятного: стиль тяжеловесный; сюжет толком не проработан и зияют в нем логические провалы с каньон Рио-Гранде размером <...>». Но Рио-Гранде (что бразильская, что американо-мексиканская) не славятся своими каньонами, а Гранд-Каньон действительно потрясающих размеров является часть долины реки Колорадо.
    • Точинов долго разбирает вопрос, почему же все годы в романе (кроме одной-единственной даты в дневнике Бонса) указаны с точностью до века, 17.., и приходит к сложной теории о сознательном сокрытии дат происходящего. При этом в другом месте книги говорится, что рукопись «Острова сокровищ», в рамках этой вселенной написанная Джимом и отредактированная Ливси, была изначально создана явно не на потеху читателям XIX—XXI веков, а как всё-таки документ, пусть и своеобразно изложенный. Только в результате получается известное «а власти скрывают!» в масштабе всей Британской Империи: мало того, что о датах были прекрасно осведомлены все герои романа, так ещё и восстановить их (в рамках вселенной, конечно) не составило бы никакого труда. Достаточно найти в архивах, например, дату смерти мистера Хокинса-старшего или даты покупки-отправления-прибытия HMS Hispaniola. А будь события романа историческими, ещё и судовой журнал Смоллетта должен был сохраниться. Если только в архивах не потеряли или журнал не погиб уже в 1940-е в ходе Битвы за Британию.
      • Из диапазона дат 1746—1748 (последние годы Войны за Испанское наследство) Точинов выбирает 1746 год лишь потому, что мотивация некоторых персонажей вписывается в «якобитскую теорию». Если перечитать оригинал «на свежую голову», не думая о якобитах, то в нём не найдётся ни единой детали, которая бы однозначно свидетельствовала бы о том, что это могло произойти до изгнания якобитов, но никак не после. Всё это «очевидно» только в рамках самой «якобитской теории», которую ну никак нельзя назвать на 100 % достоверной, на то она и теория. Если Стивенсон очень уж хотел бы связать события на острове сокровищ с якобитами, он мог добавить гораздо более явные отсылки к происходящему. Точинов совершает типичную ошибку конспирологов: утверждения вроде «с вероятностью 60 %, X является Y» или «с вероятностью 70 %, Z — не Z» мысленно подменяются на «это истинно», и вот эти «события» далее используются в одной логической цепочке как «истинные», хотя элементарная математика выдаёт нам вероятность одновременной истинности этих событий в 0,6*0,7 = 42 % (а мы рассмотрели всего лишь два события)…
        • К вопросу о дате. Точинов указал ещё один довод в пользу именно его варианта. Доктор Ливси участвовал в битве при Фонтенуа (об этом говорит на острове капитан Смоллетт). Битва была в 1745 г.
          • Это говорит лишь о том, что Билли Бонс не мог прибыть раньше осени 1745, а основные события книги могли развернуться не ранее февраля-августа 1746. Только в романе не сказано, как давно была эта битва при Фонтенуа. Сам же Точинов говорит: доктор вполне мог в двадцать лет сразиться, получить рану, изучить медицину (а может, заодно и юридические науки) и уже в сорок пять все ещё бодрым мужчиной в 1770 году сходить к острову сокровищ на «Испаньоле». Разве это само по себе доказывает, что события были именно в 1746, а не 1747 или 1748?
      • Иногда Точинов «обвиняет» персонажей в том, в чём они вряд ли могли быть «виноваты» даже согласно его реконструкции. Характерный пример: «Самая известная историческая личность из упоминаемых в тексте — английский король Георг. Хокинс и не скрывает особо, что дело происходит в царствование этого монарха… Беда в том, что имя правящего короля мы знаем, а его порядковый номер среди прочих Георгов остается неизвестным. Маленькая хитрость не то Хокинса-мемуариста, не то Ливси-редактора — датировать события таким образом всё равно что не датировать их вообще». А почему, интересно, Хокинс и Ливси обязаны были указывать нужного короля, если ни для кого в рамках вселенной романа (см. выше) дата их приключений не была и не могла быть тайной за семью печатями? Любой читатель их произведения, узнав год и сопоставив его с известными годами правления Георга II (1727—1760) и Георга III (1760—1820), тут же смог бы определить порядковый номер монарха.
        • Точинов постоянно допускает и вторую типичную ошибку конспиролога: Джим Хокинс, который выставлен самим Точиновым как законченный лжец, тем не менее, «служит» для Точинова же единственным источником сведений. Как? Точинов всего лишь отбирает те высказывания Джима, которые ему нравятся, и «выкидывает» те, которые не укладываются в его теорию, которая сама по себе чрезвычайно умозрительна.
  • Чёрного Пса, бегущего из трактира, в книге спасла от смерти деревянная вывеска, висевшая по тогдашней моде на небольшом кронштейне перпендикулярно входной двери — за неё зацепился занесенный тесак Бонса. Бонс прямо перед открытой дверью размахнулся и выскочил, а вывеска болтается перед дверью — головой не заденешь, а саблей в поднятой руке — запросто. Точинов же представил себе вывеску, приколоченную над входом, и доказывает, будто Чёрный Пёс гнался по улице за убегавшим домой Хокинсом-старшим и сам оставил зарубку на вывеске. В сети легко найти старые иллюстрации — Н. К. Уайета или Луи Рида, там видно, как было дело (на сайте Гутенберг текст с картинками).
  • Точинов там еще недоумевает, как это бочка с яблоками стояла посреди палубе, ничем не закреплённая. На тех же иллюстрациях Луи Рида видно, где стоит бочка и чем крепится.
  • В рассказе о координатах из тетради Билли Бонса (которым Точинов хочет показать, что эта история лжива) не рассматривается вариант, в котором долготу с широтой поменяли местами — а тогда точки, где мог происходить рейд корабля Билли Бонса, попадают в такие «пиратские» районы, как окрестности Мадагаскара, Аравийское и Карибское море (не повезло одной Боливии).
  • Точинов считает, что Билли Бонс не мог быть штурманом (а был лишь «первым помощником капитана»), но чуть позже приходит ко мнению, что штурманом — точнее, навигатором, — Бонс всё-таки был.
  • Точинов полагает, что «Ливси» — не более, чем компиляция имён шотландских равнинных кланов Лесли и Ливингстонов (или Лесли и Ливен), потому как «персонажи с такой фамилией в английской и шотландской истории не встречались». Вот только люди с фамилией «Ливси» в истории как раз были, а сэр Майкл Ливси был среди тех, кто казнил Карла I Стюарта (учитывая, что доктор Ливси со Стюартами, по мнению Точинова, связан очень даже прямо, получается крайне иронично). Кстати, и Смоллетты были. В книге у Стивенсона нет ни одной вымышленной фамилии, просто русскоязычному фамилии Трелони, Ливси и Смоллетты в жизни не встречаются.
  • Точинов выставляет Ливси в качестве доктора Поца, который скорее «лечит, чем калечит», приводя в доказательство список… в котором многие люди умерли ещё до того, как Ливси начал их лечение (или умерли во время лечения, но никак не в результате него — от пули, например), а ещё часть, учитывая трактовку Точинова, сам Ливси просто обязан был «залечить» до смерти, чтобы остаться в живых самому. Вопросы вызывает лишь лечение Смоллетта… но, быть может, Ливси не знал или забыл, как именно делать на долгое время повязки: он мог получить врачебные навыки для сугубо прикладных целей, как офицер (кстати, Смоллетт говорит о Ливси в первую очередь как о военном, а не о враче). Или просто тогда счёл нужным уйти и оставить другим указания, как перевязывать Смолетта.
  • Ещё о врачебных навыках Ливси. Точинов считает, что Ливси слишком «обывательски» осматривает Билли Бонса: «для начала Ливси ставит диагноз: удар. Ставит с лету, не осмотрев больного, даже пульс не пощупав». Но картина апоплексического удара слишком уж характерная и вряд ли вызовет трудности даже у начинающего врача. Простой совет «бросай пить, не то скоро загнешься» от Ливси Билли Бонсу здесь оказывается как раз предельно уместным и полностью подтверждается дальнейшим сюжетом, не было никакого смысла произносить то же самое на заумной медицинской латыни. Более того, его фраза, что Билли Бонс не переживёт второй удар, оказывается совершенно пророческой. Сведущ Ливси и в малярии на уровне развития науки тех лет, когда её источником полагали болотный воздух, и помощь врачебную он оказывает пиратам, как может. Всё это говорит скорее о том, что Ливси врачевать скорее умел.
  • К тому же Ливси не мог быть одновременно профаном в медицине и пытаться изображать доктора, чтобы прикрывать свою роль якобитского эмиссара. Рано или поздно могло случиться так, что Ливси и вправду вызовут лечить больного. Причём не сельские нищеброды, кому можно заговаривать зубы, пускать кровь, ставить пиявки, и кого можно поить касторкой под видом «чудодейственного лекарства», а кто-нибудь вроде сквайра Трелони. «Гуглом» бы Ливси не спасся, в отличие от героя сериала «Alien Resident», а таскать с собой медицинские книги на все случаи жизни и лечить с ними в руках — слишком подозрительно. И что, сразу подаваться в бега или пытаться придумывать новую легенду?
  • Про яблоки Точинов пишет, что сушёные тогда хранились долго, сухофрукты как раз и придумали от цинги. А узнать об опасности Хокинс (который в реале по матери имел фамилию… Трелони!) мог, подслушав при уборке помещений. Хотя в тексте сказано: «бочка с яблоками, чтобы каждый желающий мог лакомиться ими, когда ему вздумается (глава 10)». Как, интересно, можно «лакомиться» сушёными яблоками?
  • В 11-й главе Сильвер просит одного матроса достать ему яблоко… Представляете сушеное яблоко, которое жуёт человек 50 лет, полжизни продававший по морям-океанам? Страшно за его зубы становится… Это во-первых. Но есть и «во-вторых» — бочка стоит не в холодильнике магазина, а на палубе корабля, плывущего по Атлантике, причём незакрытая (иначе как можно в любой момент взять яблоко?). Влажность воздуха представили? А как быстро сухофрукты размокнут/заплесневеют/вберут запахи окружающей среды? Это свежему яблоку фигли будет — достали, пошоркали о бушлат, да и схрумкали.
  • И Точинов напрасно пишет, что в начале марта на английском корабле не могло быть свежих яблок. Зимние сорта яблок, которые плодоносят осенью, могут храниться до апреля и даже до мая (некоторые сорта). И хранили их раньше, переложенными соломой, хотя Точинов рассуждает, что, мол, без консервантов не протянули бы. Но в России антоновкой до мая торговали, а в Англии были свои зимние сорта.
  • Львиная доля «доказательств» в книге Точинова основана на труде «Всеобщая история грабежей и смертоубийств, учинённых самыми знаменитыми пиратами», написанном в 1724 году неизвестным под псевдонимом «Чарльз Джонсон». То, что авторство Даниэля Дефо (того самого, что написал «Робинзон Крузо») — это всего лишь гипотеза, но Точинов везде указывает это как несомненный факт — это ещё цветочки. Использовать художественное произведение в качестве исторического документа, в принципе, тоже не страшно, ведь Точинов хотя бы не претендует на правдивость в качестве историка и архивиста. А вот ягодки:
  • В «Острове сокровищ» Сильвер говорил: «Мы не меняли названия „Кассандры“, и она благополучно доставила нас домой с Малабара, после того как Ингленд захватил вице-короля Индии», а чуть позже утверждает, что сам плавал с Инглендом. В описанной книге от якобы Дефо рассказана сама история, в которой одного из капитанов, Макрэ, пощадили только из-за протекции некоего грозного вида моряка на одной ноге. Даже если утверждать, что Чарльз Джонсон не соврал ни в одной детали, написав книгу «по горячим следам» — почему Точинов настолько уверен, что это не совпадение, и Роберт Льюис Стивенсон, говоря о Сильвере, отсылал именно к этому пирату из той книги?
  • Точно так же Точинов говорит и о дележе добычи между пиратами, делая вывод, что Чёрный Пёс, Слепой Пью и Сильвер были среди тех пиратов, которые именно после захвата вице-короля Индии получили в награду даже не золото, а алмазы. Уже на этом основании следует длинный рассказ о том, как пираты это всё прокутили (кроме Сильвера), и почему Сильвер сам остался без больших накоплений. И снова: откуда уверенность, что «автор именно это имел в виду»? Нам достоверно известно, что Стивенсон писал роман в спешке, начался он «несерьёзно», с набора устных рассказов пиратских историй. С такой же вероятностью он, пытаясь «сшить» весь набор историй в единое произведение, мог понаделать ошибок и дыр в сюжете, что нисколько не умоляет значимости романа.
  • Точинов утверждает, что атака форта пиратами состоялась на третий день пребывания «Испаньолы» у Острова Сокровищ, а не второй, предлагает «вернуться к этому вопросу позже», но так и не возвращается. Аналогично он оговаривается, что позже «разберёт, для кого Флинт сделал карту», но забывает рассмотреть этот эпизод.
  • По мнению Точинова, вся история с захватом «Испаньолы» была придумана — но лишь потому, что Ливси, захвативший корабль и перебивший оставленных на «Испаньоле» пьяных пиратов, не хотел остаться в истории «убийцей спящих». Ещё раз: вместо того, чтобы оставить эту историю «как есть» (по мнению Точинова, уже написанную Джимом перед редактурой Ливси), только изменить всего лишь один абзац, описав схватку Ливси с пиратами (между прочим, такая история выставляла бы Ливси невиданным смельчаком и героем, а он заслуживал этих эпитетов), он — или Джим, или они оба — зачем-то сочинили масштабную историю, и согласно Точинову же, сделали это настолько неумело, что поверить в описанное можно лишь с большим трудом!

Фанфикерство[править]

  • Телесериал «Чёрные паруса» (Black Sails) — вольный приквел к книге.
  • Кроссовер — в рассказе К. Булычёва об Алисе Селезнёвой «Секрет чёрного камня» и повестях «Пашка-троглодит», «Чулан Синей Бороды») в Институте Времени вахтёром работает сбежавший из прошлого пират Сильвер Джонович. Является ли он Джоном Сильвером, его тезкой/однофамильцем, либо изображает его из себя — большой вопрос. Также при каких обстоятельствах он сбежал из своего времени — история тёмная. Сам вахтёр-пират — большой любитель приврать. И время от времени отыгрывает разницу в морали, пытаясь хитрить. Причем в его родном времени его обман «прокатил» бы в его же корыстных целях, а в светлом будущем все его потуги обыватели воспринимают как шутки.
  • В книге Андрея Уланова «Колдуны и капуста» герои ненадолго навещают некоего шотландца Роберта и его супругу. Они мельком наталкивают его на мысль написать книгу о поисках сокровищ. Назвать книгу автор планирует «Судовой повар»… В реальной жизни Стивенсон последние годы жизни провёл как раз на Самоа — там же, где герой Уланова.
  • Олег Дивов «Мы идем на Кюрасао». В ходе своих приключений главный герой Петя, двигающийся по Волге на Кюрасао в пираты, встречает настоящих речных пиратов во главе с капитаном Иваном Серебровым. Плохо бы ему пришлось, если бы дед Шугай не оказался старым знакомым капитана… «А помнишь, как Черный Пёс тогда орал — где карта, Билли?! Гы-гы-гы!». По-видимому, потом Пётр, вместе со своей верной командой: здоровяком Волобуевым, канониром Оглоедовым, штурманом Еремеем Питухом - и сам неплохо зажёг.

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. Почему именно у Флинта, а не у Сильвера? Ну... Наверно, по размеру не подходило.
  2. Все цитаты, помеченные значком ©, взяты из мультфильма 1988 г.
  3. Только в мультфильме, в книге боец из него в силу возраста так себе.
  4. Есть мнение, что в романе выведен реальный остров Пинос (ныне Хувентуд) чуток южнее Кубы. Или тихоокеанский Кокос возле Панамы.
  5. с ней связан отдельный нюанс: изначально «Испаньола» была бригом, отсюда и некоторые странности с оснасткой и вооружением. А всё от того, что на тот момент Стивенсон умел ходить на шхуне и не умел на бриге. Когда научился ходить на бриге — написал другое произведение, где бриг успешно сел на мель (причем посажен на мель он был крайне грамотно) — таким образом Стивенсон самоиронично показал работу над ошибками.
  6. и снова про причины, по которым Испаньола стала шхуной: если шхуной управляться посредством экипажа из полутора человек ещё можно, то вот бриг меньше чем вчетвером с места не сдвинуть. Нужды сюжета-с. И прямые паруса, чтоб их…
  7. Самое забавное, если этим судном оказалась «Испаньола». При такой оплате натурой ему даже денег на руки можно не давать! Вдвойне забавнее, если вторым совладельцем оказался Смоллетт. Да, «капитан оставил морскую службу», но сидеть в конторе на берегу, заниматься кадровой и финансовой работой и учить Грея в моменты возвращения в порт — почему бы и нет? И совсем не смешно становится, если допустить, что «Испаньола» и стала окончательной долей обоих, получивших на руки, кроме неё, в лучшем случае, тысячу-другую фунтов «на подъём». Судиться при таком раскладе с уважаемыми и знатными владельцами 700 000 — самоубийство. …
  8. Там написано «So he issued his commands, which I breathlessly obeyed, till, all of a sudden, he cried, „Now, my hearty, luff!“ And I put the helm hard up, and the Hispaniola swung round rapidly and ran stem on for the low, wooded shore.»
    танкеров У англичан в свое время была очень большая проблема с командами: они всё ещё использовали румпельную, когда все вокруг уже перешли на штурвальную (они противоположны). Helm означает и румпель, и штурвал, отсюда и путаница. Так что выкиньте этот пассаж к чертовой матери. Куда более важно, что в самой сцене знакомства Стивенсон пишет устами персонажа что это — двухсоттонная шхуна. Трёхмачтовая. А ещё Стивенсон пишет, что размер клада — « seven hundred thousand pounds in gold» (семьсот тысяч фунтов золотом), однако далее говорилось о составе клада, где помимо слитков были и монеты (it was a strange collection, like Billy Bones’s hoard for the diversity of coinage, but so much larger <...> English, French, Spanish, Portuguese, Georges, and Louises, doubloons and double guineas and moidores and sequins, the pictures of all the kings of Europe for the last hundred years <...>"
    Определить, сколько конкретно весил этот клад — нереально, номинальная ценность монет и цена золота — разные вещи, но если взять буквально «фунт за фунт» — уже получится 317514 кило, что много. Ещё одна проблема — «Испаньола» не однопалубная, а двухпалубная, марсельная (иначе бы у неё были охрененные проблемы на маршруте) шхуна. Так что пассаж про зигзаг выглядит спорно. Доверьтесь автору, в его времена золото было дорого
  9. Николая Корнеевича можно понять: в 1930-е годы, когда переводилась книга, советскому читателю слово «катласс» не сказало бы ничего. Варианты вроде «абордажная сабля», «абордажные тесак» длинны и неуклюжи, учитывая, сколько раз пришлось бы их употреблять. Просто «сабля» вызывала бы ассоциации не с пиратами и моряками, а скорее с кавалерией, царскими временами, Гражданской войной и комдивом Чапаевым. Поэтому решено было поступиться точностью ради благозвучности и лучшего понимания. Хотя, слово «тесак» вполне бы подошло.
  10. опий в спирту прописывавшийся тогдашними врачами как «универсальное лекарство»
  11. Если хозяева не гребли золото лопатой, из этого еще не следует, что они едва сводили концы с концами, а тем более терпели убытки. Джим предположил, что Билли Бонс пришел к ним не только из-за уединенного положения трактира на берегу, но и из-за хороших отзывов. Неподалеку селение, Точинов про него пишет: «там имеется аналогичное заведение, о чем Хокинс-младший упоминает. Есть ли смысл тащиться из деревни в „Бенбоу“, а затем обратно, — и все лишь для того, чтобы опрокинуть стаканчик горячительного? Если можно сделать то же самое без лишней ходьбы?» Но, простите, откуда он взял, что Royal George, о котором упоминал Джим, находится именно там? Джим писал, что Бонс приехал на почтовой карете к трактиру (или гостинице) Royal George, потом там же берут почтовую карету Джим и его спутники, чтобы ехать в Бристоль. Нигде не говорится, что это место находится в той соседней деревушке. Там такая дикая глушь, что поблизости больше не может быть никаких поселений? В Англии XVIII в., неподалеку от Бристоля, в это время ведущего порта? Кроме того, про жителей той соседней деревеньки говорится, что они работали в поле неподалеку от «Адмирала Бенбоу». Вот, видимо, и заходили туда после работы, да и в выходные нетрудно было прийти, раз близко. Могли приходить и из других мест, если матушка Джима неплохо готовила или трактир еще чем-то выделялся в хорошую сторону.
  12. Не то чтобы это был крайне неверный перевод, но небольших неточностей хватает. В этом же абзаце «People were frightened at the time, but on looking back they rather liked it» переведено как «Правда, посетители боялись его, но через день их снова тянуло к нему». Здесь о желании вернуться через день речи вообще не шло, люди просто, вспоминая об этом через какое-то время («on looking back»), находили во встречах с Бонсом что-то тёплое и приятное им. Даже не сказано, через какой срок у них менялось мнение о Бонсе — может, через день, а может, лишь сильно после его смерти.