Близкородственное явление

Перейти к: навигация, поиск

В детективах часто, даже чаще, чем сабж статьи, встречаются случаи, когда убийца инсценирует не свою смерть, а покушение на себя (разумеется, неудавшееся) или даже целую серию покушений. Например, портит тормоза своей же машины. При очередном покушении по "случайному" стечению обстоятельств пуля или яд достаются другому человеку - на самом деле, именно тому, кого и задумал убрать преступник. Или немного по-другому (бывает с отравлениями, буду признательна, если кто-нибудь подскажет другие варианты): пострадали несколько человек, кто-то помучился, но выжил, а кого-то спасти не удалось. Преступник - один из выживших пострадавших, он принял заведомо нелетальную дозу яда и/или ввёл себе антидот. В обоих случаях преступника по умолчанию начинают считать жертвой (одной из жертв), что и отводит от него подозрения. Это отдельный троп или нет?

Примеров полно у Агаты Кристи: "Эндхаус" (он же "Загадка Эндхауса"), "Зеркало треснуло", "Печальный кипарис" (там отравитель вызвал у себя рвоту), "После похорон"... В последнем примере даже один из персонажей, полицейский инспектор, говорит, что самоотравление мышьяком - настолько избитая уловка, что именно из-за этого он начал подозревать... того, кого следовало. В "16.50 из Паддингтона" - такие подозрения появились, когда вся семья слегла с отравлением, но... дальше - спойлер.

46.249.64.22600:39, 11 сентября 2018

Тут надо отдельную статью.

Jack Frost (обсуждение)19:05, 13 сентября 2018