The Merchant of Venice

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« У Мольера Скупой скуп — и только; у Шекспира Шейлок скуп, сметлив, мстителен, чадолюбив, остроумен. »
Пушкин, заметка

«Венецианский купец» — пьеса Уильяма Шекспира, написанная примерно в 1596—99 годах. Традиционно называется романтической комедией, однако из-за наличия там некоторых весьма мрачных эпизодов современные литературоведы предпочитают считать её комедией-драмой.

Сюжет[править]

Юный венецианец Бассанио, мечтающий жениться на богатой красавице Порции из Бельмонта, занимает для этого денег у еврея-ростовщика Шейлока, сделав поручителем своего друга, купца Антонио. Ростовщик соглашается со странным условием: если долг не будет уплачен, Шейлок вырежет фунт мяса из тела Антонио. Посчитав условие шуточным, Антонио даёт добро, Бассанио удаётся пройти испытание и завоевать сердце Порции, и он становится её женихом. Однако корабли Антонио пропадают в море, он оказывается не в состоянии выплатить долг, и тут выясняется, что Шейлок отнюдь не шутил…

Что здесь есть[править]

  • Буквально понятые слова — Порция в одежде юриста уточнила в суде: только мяса и ровно фунт! Если Шейлок прольёт хоть каплю крови, его имущество отойдёт государству; если он вырежет хоть на скрупул больше, его казнят [1]. В итоге у бедолаги забрали половину состояния и принудили принять христианство[2][3].
  • Возлюбленная-трикстер: Порция выжимает педаль в пол. Вначале подарила Бассанио кольцо и взяла с него клятву, что он его никому не отдаст, затем под видом адвоката-мужчины спасла на суде его друга Антонио и попросила себе перстень в благодарность. А когда он вернулся к ней как к жене, упрекнула его в неверности и нарушении клятвы; потом достала перстень и сказала, что ради него «спала с адвокатом»… И в конце концов призналась, что адвокатом была она сама.
  • Говорить пословицами и поговорками: Порция очень любит цветистые пословицы, и похоже, что она заразила этой привычкой свою служанку Нериссу. «Рассудок может предписать законы крови; но пылкий темперамент перепрыгивает через все холодные правила. Юность — сумасбродный заяц, который перескакивает через капкан калеки-благоразумия». Надо отметить, что в елизаветинскую эпоху такая манера выражаться считалась признаком остроумия и мудрости, и сама королева, которая предположительно была прототипом Порции, очень любила всякие поговорки.
  • Загаженный символ: из-за крайне неприятного персонажа-еврея произведение часто считают антисемитским, и в нацистской Германии пьеса пришлась очень кстати. Впрочем, вполне вероятно, что сам Шекспир антисемитом не был, и персонаж Шейлока не является однозначно отрицательным (в пьесе неоднократно подчёркивается, что он озлобился из-за антисемитизма и предвзятого отношения к себе: «Вы нас учите гнусности, — я её исполню»)[4].
  • Запутались в датах/Не в ладах с арифметикой — срок выплаты долга также проходит намного быстрее, чем был оговорен, и все включая должника, согласны что оговорённый срок истек.
  • На тебе! — Порция в язвительном ключе обсуждает с Нериссой всех своих женихов, высмеивая их национальные черты. В их числе немец, шотландец, француз, марокканец… и англичанин.
  • Они не геи — Бассанио и Антонио.
  • Роман шербета с молоком — сбежавшая от отца дочь Шейлока Джессика и Лоренцо. Бедный Йорик Шейлок!
  • Субретка: инверсия — Нерисса формально подходит под троп, но вот её госпожа ни разу не инженю, и именно она втягивает служанку в приключения, а не наоборот.
  • Торгаш — это плохо: Шейлок показан именно в таком ключе. А вот купец Антонио — наоборот.[5].
  • Язвительная возлюбленная — Порция; во всяком случае, имея в виду её характер в целом, вполне вероятно, что она проявит себя так же и в отношениях с Бассанио.

Примечания[править]

  1. На самом деле, тут есть противоречие с нормами, тянущимися еще с римского права, касательно сопутствующих условий обеспечения исполнения прав и обязательств и непрепятствования оному. Так, при наличии права пользоваться источником - владельцу земли вокруг запрещается полностью огородить источник забором; а например держатель залога не имеет права не принимать долг от должника, затянув тем самым срок отдачи и на основании этого присвоив залог. То есть, в данном случае, либо кровь как таковая не должна учитываться отдельной категорией (сопутствующее условие), либо обеспечение отдачи «фунта мяса без крови» должно лечь на плечи ответчика.
    Кстати, а еще там по тексту нельзя не только на скурпул больше, но и меньше! И если почему нельзя больше - еще понятно, то почему нельзя меньше - нет (в конце концов, может же кредитор просто простить часть долга?).
  2. На основании того, что Шейлок «прямо или косвенно покусился на жизнь христианина», за что по их законам полагалась смертная казнь и с разделом имущества виновного впополам между жертвой и государством. К счастью, с условием принятия христианства, дож его помиловал (но конфискацию оставил).
  3. И опять же: подтверждая законность и обязательность исполнения требований кредитора - суд подтверждает и законность последствий исполнения оных; то есть, даже если это приведет к смерти - суд согласился что эта смерть будет «законна», и инкриминировать убийство вроде как не должен (ближайший пример - если у должника по суду отберут последние средства к существованию, и такое ведь тогда не нечто из ряда вон). В противном случае вполне можно было указать на невозможность исполнения (по юридическим причинам - как противоречащие закону, это опять же еще с римских времен идет) и дать истцу возможность удовлетвориться тем что предлагали (а предлагали, на минуточку, в 2 (а потом в 3) раза больше суммы долга). Ну, а в наше время подобный договор просто признали бы ничтожным изначально. Но ведь это же Шейлок!
  4. Если говорить конкретно об Англии, то ростовщики-евреи числились... рабами Короны! То есть вся эта кредитно-финансовая деятельность реально осуществлялась под эгидой королевского двора, и приносила ощутимый доход казне. Ну и конечно все плевки доставались не королю а "этим гнусным жадинам-иудам", а вот король при случае мог и «простить» долги своих вассалов за полезную услугу, и войти в историю как «Добрый»... Потом ростовщичеством разрешили заниматься и христианам, евреев из Англии изгнали, а их нишу заняли итальянцы (но это уже другая история...).
  5. Если уж быть точным - то торгаш тут только Антонио, Шейлок - хуже.

Аллюзии в других произведениях[править]

  • Песня Регины Спектор «Pound of Flesh» — про то, как к ней приходил неприкаянный дух Эзры Паунда и просил дать ему фунт плоти, чтобы «укрыть его кости». Очевидно, отсылает к антисемитизму и коллаборационизму Паунда и тому факту, что он использовал образ Шейлока в целях пропаганды.