Сёстры Магдалины

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Полагаю, я был бы хорошим христианином, но церковь сделала все, чтобы превратить меня в законченного безбожника. »
— Фридрих Шиллер
«

Здесь нет ни одной персональной судьбы: все судьбы в единую слиты.

»
Владимир Высоцкий, «Братские могилы»

«Сёстры Магдалины» (The Magdalene Sisters) — ирландско-британская драма 2002 г., рассказывающая о судьбах трёх девушек, оказавшихся в приюте Магдалины (Magdalene laundry) — исправительном учреждении для «падших» женщин, находившемся под попечением католической церкви. Основано на реальных событиях. Выход фильма сопровождался бурным сопротивлением Ватикана.

Сёстры Магдалины
Magdalene sistersaphisha.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваИрландия, Великобритания
КиностудияScottish Screen, The Film Council, The Irish Film Board
РежиссёрПитер Маллан
Автор сценарияПитер Маллан
Когда вышел2002 г.
Продолжительность104 мин.
В главных ролях:
Энн-Мари ДаффМаргарет
Нора-Джейн НунБернадетта
Дороти ДаффиРоза (Патрисия)
Джеральдин МакьюэнСестра Бриджит, настоятельница приюта

Сюжет[править]

Ирландия, 1960-е годы. В центре внимания — судьбы трёх молодых девушек, попавших в приют Магдалины в один день. Маргарет, Бернадетта и Роза — жертва изнасилования, красавица-сиротка и незамужняя мать — грешницы в глазах строгой церкви, обязанные с момента поступления в приют и до конца дней своих смывать свои «грехи» работой в прачечной.

Приют оказывается местом, где о Боге говорят много и высокопарно, но где его самого катастрофически мало. Девушки повсюду сталкиваются с несправедливостью, побоями, равнодушием и тяжелым трудом.

Больше всех негодует Бернадетта — она решительно не признает себя «падшей» и собирается покинуть приют любой ценой. По иронии судьбы, именно монахини толкают её в объятья Брэндона — туповатого и наглого местного водителя. Бернадетта испытывает к нему отвращение, но надеется соблазнить его и сбежать с ним из приюта. Не прокатило: в самый последний момент Брэндон трусит и даёт заднюю. Бернадетту ловят монахини, избивают и остригают её волосы. С этого момента она будет рассчитывать исключительно на свои силы.

Параллельно Маргарет и Роза, переименованная здесь в Патрисию, знакомятся с ещё одной товаркой по несчастью — Криспиной, слабоумной дурнушкой, попавшей сюда после рождения ребёнка вне брака. Бернадетта решает её «встряхнуть» [1], похитив у неё образок со св. Кристофером, а Маргарет подсыпает семена ядовитого плюща в бельё священника, насилующего Криспину, тем самым опозорив его на публике. Своим вмешательством они делают только хуже, и Криспина окончательно сходит с ума и попадает в сумасшедший дом.

Проходит четыре года. Неожиданно судьба поворачивается лицом к Маргарет: младший брат все эти годы помнил её, и теперь, достигнув совершеннолетия, забирает её из приюта. Она внезапно начинает скандалить с братом — так прорываются в её душе незалеченные обиды и годы подавления личности, — но Имон молча сносит её поведение. Под тоскливые взгляды других воспитанниц они покидают приют.

Своего шанса покинуть это место Розе и Бернадетте приходится ждать еще несколько лет. Они случайно узнают, где настоятельница прячет ключ от входной двери. Ночью они пробираются в кабинет, но их настигает сестра Бриджит. Начинается драка, в ходе которой разъярённая Бернадетта приставляет к шее противницы ножницы и угрожает перерезать ей глотку. Та, шокированная, отступает, и беглянкам удается выбежать наружу.

Они отправляются в Дублин, к Руби, кузине Бернадетты. Та оказывается человеком порядочным и решает помочь им, одалживает вещи и деньги на первое время. Бернадетта начинает учиться на парикмахера, а Роза покупает билет в Ливерпуль. Девушки улыбаются, делятся планами на жизнь и готовятся к новым поворотам своей судьбы.

Основные персонажи[править]

Слева направо: Маргарет, Роза, Бернадетта
  • Маргарет Магвайер — первая (по хронологии появления на экране) главная героиня фильма. Была изнасилована своим кузеном Кевином на свадьбе её сестры. Дальнейшие события похожи не на киношные [2], а, внезапно, на реальные последствия насилия: поначалу Маргарет выглядит просто уставшей и задумчивой, не сразу решается обвинить насильника — близкого родственника — в совершённом преступлении, и родители узнают обо всем не первыми. Возможно, имело свой смысл молчать и дальше: любящие папа с мамой решили замять скандал и отправили дочь в приют Магдалины. Кузену ничего не было[3]. Несправедливость общества, разрыв с семьей, одиночество, тяжелый физический труд — всё это не могло не отразиться на психике, превратив её в невротичку и мужененавистницу. Приют Маргарет покинула самой первой. Впоследствии стала учительницей, личную жизнь так и не устроила.
« Я совершу любой смертный грех, чтобы выбраться отсюда! »
— Бернадетта
  • Бернадетта Харви — вторая ГГ, сирота, выросшая в приюте св. Атрактиса — другом католическом заведении. Настоящая кельтская красавица: голубоглазая, черноволосая, со светлой фарфоровой кожей и энергичным характером. Она нравилась парням — этого уже хватило, чтобы руководство приюта заклеймило её шлю легкомысленной (это не так: Бернадетта девственница) и перенаправило в «Магдалину». В обоих приютах пользовалась особой любовью начальства и всё время норовила сбежать из приюта, и со второй попытки получилось. Выучилась на парикмахера и переехала в Шотландию, где открыла свой салон красоты. Три раза была замужем, и все три — неудачно.
  • Роза Данн — третья ГГ, судя по всему, старшая из них. Забеременела и родила вне брака. Для неё беременность не была нежеланной, но вот мама с папой не обрадовались — ребенка, как Роза ни умоляла, у неё забрали на усыновление, а её саму — в приют. Её душевное состояние отличается от двух предыдущих: Роза действительно чувствует себя виноватой и «падшей», молчаливо переносит монотонную работу, тоску по сыну и даже потерю собственного имени (в приюте уже была Роза, поэтому эту переименовали в Патрисию). Психологически оказалась самой сильной из всех троих: все годы заточения жила мечтой воссоединиться с сыном, заботилась о слабых и не затаила обиды на католиков и мужской пол. А как только представилась возможность — сбежала вместе с Бернадеттой. Единственная из троих создала свою семью, выйдя замуж за англичанина и родив двух дочерей. Сына в итоге тоже нашла, правда, ему было уже 33 года.
  • Криспина — ещё одна «Магдалина», умственно отсталая девушка. Как и Роза, родила ребёнка вне брака. Самая несчастная из всех героинь: она психически нездорова и не осознаёт безнадёжности своего положения; у неё нет здравомыслия Маргарет, храбрости Бернадетты или христианского долготерпения Розы, она беззащитна перед окружающим миром и подвергается регулярным изнасилованиям местного священника, отца Фицроя. Окончательно сошла с ума и попала в психиатрическую лечебницу, где скончалась от анорексии.
  • Сестра Бриджит — настоятельница приюта. Лицемерная, жёсткая и жадная до денег женщина. Вечная дежурная улыбка придает её лицу психопатическое выражение.
  • Брэндон — водитель грузовика, привозивший бельё в приют, в хамской форме пристающий к Бернадетте. Та никаких иллюзий на его счёт не питает и просто надеется на его помощь в побеге. Как позже выяснилось, просчиталась: Брэндон оказался редким трусом и подлецом, в последний момент побоялся открыть дверь и оставил Бернадетту на расправу монахиням.
  • Имон Магвайер — брат Маргарет, добрый католик и единственный положительный мужской персонаж фильма. Как только повзрослел и встал на ноги — вытащил сестрёнку из приюта. К несчастью, за эти четыре года в её характере произошли непоправимые изменения: некогда разумная и честная Маргарет ожесточилась на весь мир и особенно на мужчин, а свою злость начала часто срывать на брате — единственном человеке, которому она дорога.
  • Кэти — старожилка приюта. Тронутая на голову старушка, попавшая сюда лет сорок назад после какого-то случая с солдатом. Сплетничает, ноет, присматривает за молодыми и лебезит перед начальством. Так и не покинув приют, померла от старости, всеми забытая и никому не нужная.
  • Сестра Клементина — одна из монахинь приюта, грузная немолодая женщина с красным лицом. Определенно с лесбийскими наклонностями: устраивает своеобразные «конкурсы красоты», выставляя в ряд обнажённых воспитанниц и определяя, у кого самая большая грудь/задница и т. д. [4]
  • Руби — парикмахер из Дублина, двоюродная сестра Бернадетты. Помогла ей и Розе с вещами и деньгами после побега.

Тропы и штампы[править]

Пятиминутка истории[править]

Идея создания подобных работных домов первоначально принадлежала англичанам. Первый приют открылся в Лондоне в 1758 году и был, что интересно, протестантским. Чуть позже свои открыли католики и иудеи. В Ирландии первый был открыт в 1767 году в Дублине, опять же, протестантами. Позже все ирландские заведения перешли под управление католических общин. Первые приюты назывались «Госпитали Магдалины», так как подразумевали в первую очередь реабилитацию и лечение проституток. Последующие заведения же сконцентрировались не на благотворительности, а на извлечении прибыли

Задумка, быть может, была и прекрасна, но создавалась людьми, бесконечно далекими от реальности. Желающих наесться и подлечиться за чужой счет женщин оказалось слишком много, и на проповеди и уроки арифметики им было откровенно плевать. Покидание приюта было совершенно добровольным, и проститутки, отказавшись от работы и нагуляв жирок, беззастенчиво возвращались на панель. Тогда устроители определили строгие критерии отбора воспитанниц: предполагался отбор в пользу молодых женщин, не страдающих серьёзными заболеваниями и, желательно, ставших проститутками не по своей воле. Но таких оказалось, наоборот, немного, и в итоге ЦА приютов сместилась в сторону девушек из бедных семей, никогда проституцией не занимавшихся, часто — сирот, выпускниц детских интернатов, мелких преступниц и т. п. В основной массе — не старше 23 лет. Приюты начали удерживать рабочую силу, и Бог окончательно покинул их стены.

Паёк, первоначально выделенный благотворительными фондами, был весьма недурен: предполагалось, что воспитанницы будут получать мясо каждый день. На подобное меню могла рассчитывать не всякая учительница или жена офицера. Естественно, продукты начали разворовываться на местах, и «Магдалины» начали банально недоедать.

Сперва предполагалось, что женщины будут заниматься стиркой и шитьём. Но профессия швеи была легче и «элитнее», требования к обучению серьёзнее, и в итоге приюты не справились с конкуренцией и стали специализироваться на стирке белья. Работа была исключительно тяжелой: женщины проводили на ногах весь день, дыша чадящим паром, портя кожу на руках и перетаскивая тяжелые корзины. Обычные пятновыводители — щелочь, уксус, керосин. Через пару лет в таких условиях даже молодые девушки начинали страдать легочными болезнями, варикозом и дерматитом. В отличие от вольных прачек, самих распоряжающихся своим временем, рабочий день в приютах определялся объемом работы — при возвращении флота с учений смены составляли до 19 часов.

К физическим страданиям добавлялись психологические: женщинам запрещалось говорить друг с другом, под запретом находились зеркала и календари, одежда предполагалась самая закрытая и невзрачная. В своих интервью освободившиеся жаловались на нехватку ярких красок, отсутствие сведений о своей внешности, оторванность от остального мира. Добавьте к этому естественную напряженность закрытого однополого коллектива (привет, армия и тюрьма). При поступлении в приют воспитанницам стригли волосы — для борьбы с педикулёзом, но при попытках побега стригли вновь и вновь — женщины не решались бежать в столь позорном виде. Если побег всё же удавался, беглянка автоматически оказывалась обвинённой в воровстве — одежда на ней-то принадлежала приюту. Британские законы XIX в. не отличались гуманностью.

Вторым одним способом покинуть приют было вмешательство какого-нибудь родственника, способного поручиться за воспитанницу и забрать её домой «на поруки». ИРЛ это было весьма непросто: фамилии в приютах не афишировались, так что приходилось разыскивать нужную Джейн или Элизабет в нескольких десятках приютах исключительно по имени. Которое, кстати, могли изменить при поступлении. Некоторые заведения шли ещё дальше и оставляли жертвам лишь номера.

Шли годы, Ирландия обрела независимость. Отгремели Мировые войны. Человечество отправило в космос первых людей. По всему миру гремели рок-концерты, расцвели левые движения. В 1973 в Ирландии даже появилась своя феминистская организация — The National Women’s Council of Ireland (NWCI).

Некоторый урон приютам нанесло изобретение стиральных машин, сделавшее содержание толп прачек менее рентабельным, но, чуть потеряв в количестве, они заключили новые контракты с колледжами и армейскими частями и… спокойно продолжили своё существование

Развязка наступила в 1993 г. и оказалась весьма короткой и безыскусной. Местный монастырь, некая «Конгрегация сестёр Пресвятой Девы», продал принадлежавший ему участок земли частным лицам, позабыв о располагавшемся на нем кладбище с могилами воспитанниц приюта. В маленькой, небогатой на события Ирландии разгорелся огромный скандал: открылось, что часть захоронений принадлежала детям. Возраст младшей погребённой составлял всего пятнадцать лет. Как так, ведь приют объявлял себя благотворительным местом для проституток! Журналисты принялись осаждать заведение с вопросами, разыскали бывших воспитанниц, и постепенно у тех развязались языки.

Правда оказалась шокирующей. Одной из рассказчиц на момент попадания в приют было всего 14, но она припоминала девочек даже меньшего возраста. Большинство — выходцы из неблагополучных семей. Все, как одна, твердили про садистское обращение монахинь, в качестве наказания заставлявших есть пищу с пола и спать в холодном помещении. Про измучивающие условия труда, домогательства священнослужителей, и многое ещё.

Руководство республики оказалось в некрасивом положении: получается, в европейской стране в конце XX в. действовали мракобесные учреждения, а правительство снабжало их госконтрактами! Заминать скандал дальше было невозможно, и приюты наконец-то начали запрещать.

Последний из них был закрыт осенью 1996 г. Всего через них прошло 30 тысяч женщин. Ирландское правительство выплатило бывшим «Магдалинам» более 10 млн евро.

Примечания[править]

  1. Честно говоря, психолог из неё так себе.
  2. Когда потерпевшая горюет десять минут экранного времени, а в следующей серии ведёт себя как обычно.
  3. Правда, в фильме напрямую это не говорится, лишь предполагается из реакции родни, так что тут скорее Штаны Арагорна.
  4. Кстати, этот эпизод был не выдуман режиссёром фансервиса ради, а полностью взят из откровений одной из бывших «Магдалин».
  5. Это видно по её обращению с младшими девочками в детском приюте