Заповедник гоблинов

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Заповедник гоблинов (англ. The Goblin Reservation) — классический научно-фантастический роман Клиффорда Саймака. Вышел в 1968.

Как и многие другие произведения Саймака, посвящен взаимодействию человечества и внеземных культур. В нём также много красивых идиллических американских пейзажей. Но, в отличие от многих книг Саймака, это не столько грустно, сколько очень смешно.

Кратко о сюжете[править]

В далёком будущем Земля стала галактическим образовательным центром, где представители различных цивилизаций обмениваются знаниями. Среди прочего в Висконсинском университете имеется факультет сверхъестественных явлений, изучающий магию и существ, ранее считавшихся мифическими. Профессор Питер Максвелл дружит с гоблинами (которые здесь шкодливое, но дружелюбное племя) и мечтает найти доказательства существования дракона. В конце концов, почти все создания из человеческих легенд науке известны, а вот драконы ускользают…

Во время очередной командировки в поисках следов драконов Максвелл попадает не туда. Поскольку межзвёздный транспорт — это супернадёжная система телепортации, такого просто не может быть. Загадочная Хрустальная планета, на которой он оказался, ставит множество загадок, прежде чем вернуть Максвелла домой. Там он выясняет, что месяц назад вернулся из командировки, не найдя следов дракона, а три недели назад умер в результате несчастного случая.

Его должность на факультете занял другой преподаватель, завещание передано для исполнения другу-юристу, а в квартире поселилась симпатичная сотрудница Института времени Кэрол Хэмптон с очень дружелюбным саблезубым тигром Сильвестром.

Решив, что без немалой порции спиртного в происходящем не разобраться, Максвелл приглашает Кэрол в свой любимый кабачок. Вместо романтического свидания у него получается воссоединение с друзьями — неандертальцем Алле-Опом и Духом, который не помнит, чей он, собственно дух, а потом — грандиозная политико-детективная интрига, исход которой может решить судьбу всей известной людям части Вселенной. С большим количеством забавных происшествий и выпитого спиртного в процессе.

Что здесь есть[править]

  • Библиотека — содержит знания двух Вселенных. Колесники об этом знают, а вот люди, кроме профессора Максвелла — нет.
  • Всё пошло слишком так — да, универсальный переводчик с Хрустальной планеты работает с Артефактом. Только вот никто не умеет пасти дракона, захотевшего погулять по Музею времени И да, Дух вспомнил, чей он дух А кто Шекспира ловить теперь будет?
  • Дефективное бессмертие — достаточно развитые технологии позволяют пережить тепловую смерть Вселенной и рождение новой. Только существование получается каким-то совсем унылым и печальным.
  • Деконструкция некоторых сказочно-фольклорных тропов. Мистер О’Тул несколько раз попрекает профессора Максвелла в том, что люди до сих пор следуют собственным шаблонам относительно Маленького народца.
  • Коллаборационист — Монти Черчилль, юрист, представляющий интересы колесников на Земле. То, что колесники не страдают, мягко говоря, излишним дружелюбием к землянам, Черчилля волнует мало — достаточно того, что ему хорошо платят.
  • Коллективный разум — колесник, живой улей на колёсиках. Является коллективным разумом живущих там насекомых.
  • Комический толстяк — мистер О’Тул исключительно толстый, но крайне темпераментный гоблин. Хотя страдает одышкой, но стремится прибыть первым на место любого происшествия. А когда твои соседи — кучка обидчивых и ворчливых троллей, то происшествия разной степени нелепости происходят часто.
  • Кнопка берсерка — Хэмптон очень обидчивая особа, особенно когда дело касается Сильвестра. Отходит, впрочем, она быстро, а на общем фоне её гнев обыгрывается исключительно для комедии.
    • Если кто-то или что-то по-настоящему угрожает Хэмптон, то Сильвестр рассуждать не будет. Он тигр, он убивает.
  • Машина времени — используется в основном в научных целях, чтобы спасать из прошлого исторически и культурно ценные артефакты. Или привозить Уильяма Шекспира на лекцию «Писал ли я шекспировские пьесы», чтобы заработать денег для Института времени.
    • У художника из XXI века Ламберта она имплантирована в мозг. Решение очень изящное, как признает главный специалист по таким вещам Шарп, но сама конструкция ненадежная. Из-за неисправности Ламберт не может задать желаемое время путешествия, и его бросает от юрского периода до довольно далекого (относительно его родного XXI века) будущего.
  • Мне на самом деле семьсот лет — Маленький народец живёт невероятно долго по человеческим меркам. О’Тул застал ещё времена Римской империи. Они смертны, но рождение и смерть у Маленького народца — явления очень редкие.
  • Насмешник с мордой кирпичом — декан Института времени Харлоу Шарп. Конечно, «сверхъестественник» Максвелл — отличный друг, Алле-Оп — уникальный ученик, Хэмптон — неплохая сотрудница, а Дух — интересный феномен, но когда эта компания объединяется с единой целью, бедному Шарпу остаётся только с серьёзным выражением лица выдыхать сарказм с каждым словом. Как ещё реагировать на происходящее в Музее времени?
  • Неуправляемый питомец — Сильвестр ни разу за всю книгу не послушался свою хозяйку. Его можно только удерживать силой, да и то нужно быть здоровенным Алле-Опом. А дракона вообще ничем не удержишь.
  • Пейзажное порно — педаль в земное ядро, как всегда у Саймака. Профессор Максвелл в любой ситуации находит время полюбоваться осенними пейзажами.
  • Проклятие — излюбленный метод троллей обратить на себя внимание. Едва не угробили Максвелла, заставив безотказный автолёт пойти на вынужденную посадку посреди густого леса. И эль у гоблинов из-за них скис. Хорошо хоть они умеют снимать собственные проклятия.
  • Светская львица — Нэнси Клэйтон, знаменитая своими приемами. Совершенно пустоголовая особа, которую всё равно все любят, пусть и высмеивают.
  • Странный макгаффин — таинственный Артефакт, вокруг которого разворачивается действие романа. Человеческая наука абсолютно не способна понять, что это такое. По всей видимости, является чем-то вроде области стазис-поля. Зато колесники готовы отдать за него огромные деньги.
  • Тролли (сказочные) — живут под мостом, вечно вредничают и оскорбляют гоблинов. Зато знают могучие вредные чары, которые остальные представители Маленького народца позабыли за ненадобностью.
  • Тролль (как характер) — Алле-Оп. По ситуации — или выжимает в режиме «педаль в пол» стереотипы о неокультуренном дикаре, или же удивляет своей реальной сущностью докторанта Института времени. Цель одна — удивлять и дразнить окружающих.
  • Ужас у холодильника пополам с вам хорошо осуждать — а ведь если подумать, то с колёсниками поступили предельно свински. Мало того, что они — искусственно созданная раса рабов и незнамо сколько миллионов лет горбатились на создателей-рабовладельцев, так ещё и наследниками Хрустальной Планеты после всего этого объявлены какие-то выскочки! Озвереешь тут. Причём, по словам О'Тула, колёсники «всегда плохие». По определению.
  • Укипаловка — совершенно жуткий по воздействию на организм самогон, который гонит Алле-Оп. Что характерно, пьёт его и почти привыкший Максвелл, и привередливая Хэмптон. Несмотря на прозрачность, вкус как у самой типичной табуретовки.
  • Утопия — идеальный университетский городок, в котором происходит большая часть действия романа.
  • Холодное и пенное — в культуре гоблинов важную роль играет октябрьский эль. Варить его гоблины успевают ровно в таком количестве, чтоб самим на год хватило — из этого произрастает конфликт с троллями, которым очень хочется, чтобы и с ними поделились.
    • И не вздумайте просто так всыпать туда жуков, слышите? Жучки сами в него падают с дивной избирательностью!!!
  • Чудеса от науки — магия Маленького народца на самом деле инопланетная технология, разработанная в предыдущей Вселенной.

Стенатроповдляразбора[править]

  • Ниндзя-пират-зомби-роботквантовые клоны, неандертальцы, путешествия во времени, призраки, роботы-животные, гоблины, тролли, гномы, инопланетные разумные ульи. При этом всё вполне гармонично.
  • Бездна времени — старейшине гоблинов, мистеру О’Тулу, никак не меньше 2 тысяч лет, судя по тому, что он ещё помнит падение Римской империи. А возраст его заклятого друга (ныне покойного) баньши вообще исчисляется миллионолетиями — он был в числе колонистов, обосновавшихся на Земле ещё в мезозойскую эру.
  • Большая крутая кошка — биомех (животное-киборг), биоробот Сильвестр, питомец Кэрол Хэмптон. Его сконструировали студенты отца Кэрол и подарили ему при выходе на пенсию. В переводе его обозвали саблезубым тигрёнком, в оригинале это взрослый смилодон. Внешне выглядит и ведёт себя как вполне живой ручной тигр.
    • Накормите его до отвала — и он навсегда станет вашим другом. Он любит большие бифштексы, с кровью. И много. При этом даже на Питера напал при первой встрече, только чтобы облизать лицо в знак приветствия. Но разорвать колёсника — это очень сильно.
  • В будущее своим ходом — Уильям Шекспир, будучи приглашен на лекцию в будущее, познакомился и подружился там с Духом Уильяма Шекспира.
  • Вонючка — в определённый момент выясняется, что защитный механизм колесников совпадает с защитным механизмом скунсов… Причём колесники используют его отнюдь не только для защиты: оригинальный Питер Максвелл был отравлен именно их «защитным» газом, да и другим героям довелось испробовать эту гадость на себе — и если бы не своевременное вмешательство Сильвестра, им пришлось бы ой как несладко.
  • Гордая и мудрая раса — Хрустальная планета (и земные банши, которые суть одно и то же).
  • Два тебя — главного героя дублируют достаточно развитые инопланетяне. Один из экземпляров был убит.
  • Добрый призракпризрак, которого все называют просто Призрак, потому что он не помнит, кем он был при жизни (в конце всё-таки скажут, кем, но это сюрприз).
  • Домашний варвар — лучший друг главного героя, неандерталец Алле-Оп. Сотрудники Института времени перенесли его из каменного века в не-столь-отдаленное будущее, буквально вытащив его из котла, когда оголодавшие соплеменники собрались им перекусить (как он любит рассказывать). Субверсия: хотя Оп действительно выглядит и (нередко демонстративно) ведёт себя как попавший в высокоцивилизованное общество пещерный человек, по большей части это — насмешка как над образом тупого дикаря, так и над теми, кто в него верит. Совершенно не скучает по палеолиту, вобрал в себя огромный объем научных знаний, и работает над докторской диссертацией. Впрочем, о том, что Оп — без пяти минут доктор наук, знают немногие, а что этот «дюжий варвар» умён даже по меркам хомо сапиенс — и того меньше.
  • Забросить на плечо — Максвелл так тащит Кэрол из отравленной комнаты. Очнувшись, она начинает возмущаться подобным методом транспортировки, на что он ехидно отвечает, что мог бы по-джентльменски оставить её на полу. Впрочем, Кэрол ему нравится, просто после газовой атаки у него небольшое помутнение в мозгах, и другим способом он её, скорее всего, уронил бы.
  • Земля — центр Вселенной: Земля — признанный центр большой части космоса. Но где-то есть и колесники, и что там у них — одному Ктулху известно.
  • Кабацкая драка: драки в «Свинье и свистке» — обычное дело.
  • Хронокаша — такая ещё хронокаша, начиная от раздвоившегося при телепортации главного героя и заканчивая привезённым из прошлого Шекспиром…
  • Чудесная смерть:
«

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Максвелл. — Могу ли я чем-нибудь тебе помочь? Может быть, ты чего-нибудь хочешь? — Нет, — сказал баньши. — У меня больше нет ни желаний, ни потребностей. Я почти ничего не чувствую. В том-то и дело, что я ничего не чувствую. Мы умираем не так, как вы. Это не физиологический процесс. Энергия истекает из меня, и в конце концов её не останется вовсе. Как мигающий язычок пламени, который дрожит и гаснет. — Мне очень жаль, — сказал Максвелл. — Но может быть, разговаривая, ты ускоряешь… — Да, немного, но мне всё равно. И я ни о чём не жалею. И ничего не оплакиваю. Я почти последний из нас. Если считать со мной, то нас всего трое, а меня считать уже не стоит. Из тысяч и тысяч нас, осталось только двое.

»
  • Шкажошные пришельцы — вся книга об этом.
    • Фантастические эмигранты — как поведал последний баньши перед смертью, весь «малый народец» был экипажем колонизационного корабля, в незапамятные времена прибывшего на Землю. Но все, кто выжил, являются потомками простого технического персонала, а из «высшего звена», что-либо помнящего и знающего о целях, остались только трое (после его смерти — двое).
    • Банши (книга и советский телеспектакль): весь Малый Народец — колонисты с погибшей «старшей планеты». Но гоблины-тролли-феи — это бывшие рабочие, а банши — инженеры; поэтому банши наособицу и от прочего Малого Народца, и от (ненавистных в прошлом) людей. На начало романа в живых остаются только три банши.
    • Раса слуг — гоблины, эльфы, тролли… все они, оказывается, были посланы на Землю (и другие планеты), чтобы обустроить их для расы ещё из прошлой вселенной (до Большого Взрыва). Ещё одна раса (вообще рабов) построила межзвёздную цивилизацию и является главными злодеями романа. «Они способны сотворять из своих тел разные приспособления, которые ни назвать, ни вообразить невозможно. Трубки, чтобы выбрасывать гнусный газ, пистолеты, чтобы поражать врагов смертоносными громами, реактивные двигатели для мётел, что движутся с дивной быстротой. И всегда они замышляют только подлости и зло. Сколько ни прошло веков, а они, всё ещё полные злобы и мести, затаились в глубинах вселенной, лелея и вынашивая в своих смрадных умах планы, как стать тем, чем им никогда не стать, ибо они всегда были только слугами и слугами они останутся».