Разрушенная империя

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« Пятнадцать! Вряд ли, когда мне стукнет пятнадцать, я все еще буду совершать набеги на деревни. К тому времени, когда мне исполнится пятнадцать, я стану королем! »
— Йорг целеустремлённый
« Я сказал Бовиду Тору, что к пятнадцати стану королём. Сказал прямо над его вспоротым брюхом. А вам говорю, что к двадцати стану императором. И скажите спасибо, что сказал всего лишь над этой страницей »
— Йорг пишет мемуары
«Я не из тех, у кого за одним плечом ангел, за другим — демон. У меня за каждым плечом по демону», Онорис Йорг Анкрат

«Разрушенная империя» (The Broken Empire) — трилогия авторства Марка Лоуренса, посвящённая в основном жизни Онориса Йорга Анкрата, наследного принца Анкртанского королевства. Впрочем, из-за множества причин герой является скорее варлордом, проходящим путь от главаря разбойничьей шайки в 38 человек до почти законно избранного императора. Само произведение — тёмное фэнтези с чёрно-чёрной моралью, тёмные Века, под маской которых прячется давно затёршийся и ставший легендарным постапокалипсис. Добавить ещё чернухи? Её тут есть. Герой — малолетний злодей с тяжёлым детством, в подростковом возрасте ставший жестоким и кровожадным головорезом. Остальные феодалы — в основном, ничуть не лучше протагониста, а его отец так вовсе вдавливает педаль в пол. Религия, лицемерная и прогнившая. Орды нежити под командованием таинственного тёмного властелина, который даже не некромант, а восставшая из мира мёртвых нечисть. Цифровые копии людей предыдущей цивилизации, которые, конечно, умерли, но продолжают действовать и даже не против геноцида своих выживших соплеменников. И, наконец, надвигающийся настоящий конец света, который медленно, аки полярный лис, подкрадывается ко всем вышеперечисленным. Трилогия была бы полна настоящей безнадёги, если б главные герои не были достаточно психопатичны, чтобы считать свой мир нормальным и просто разгребать проблемы по мере поступления, иногда отвлекаясь на грабёж и мародёрство.

Мир произведения[править]

Альтернативная Европа

Несмотря на средневековый, фэнтезийный сеттинг, когда-то давно на планете властвовала техногенная цивилизация, многократно превосходящая нашу. Ко времени действия её представителей называют Зодчими и рассказывают о них легенды. Зодчие могли многое: они построили стоящие до сих пор дороги и здания, закопались в недра планеты, создав там целые машинные города, освоили оцифровку и создание неотличимых от людей андроидов, научились делать самое разнообразное оружие и аварийно останавливать время. Последним большим проектом Зодчих и их фатальной ошибкой было изменение самих законов мироздания. Планировалось, что мир станет больше считаться с человеческими желаниями, позволяя преобразовать волю железную в героическую, изменять законы физики под желания человечества, а то и творить чудеса силой мысли. Всё получилось. Вот только образовалась положительная обратная связь. В масштабах личности чем больше человек прибегал к магии, тем легче это становилось, тем больше сил он приобретал и тем больше искажалось его сознание (в какую сторону — зависит от школы магии). В масштабах планеты чем больше люди шатали законы физики, тем легче их становилось шатать и тем меньше усилий требовалось для первого магического акта. Так мир покатился от знакомой нам физики куда-то в Варп, а цивилизация рухнула. Сокращение количества пользователей магии затормозило процесс, так что оставшийся мир оказался фэнтезийным, с магией, достаточно сильной, чтобы с нею считаться, но недостаточно сильной, чтобы окончательно всё перекрутить. Часть людей выжила на поверхности и деградировала; другая часть успела оцифроваться и сохраниться в виде электронных сознаний, исполняющихся на подземных машинах. Так цивилизация Зодчих закончилась. Их электронные наследники за поверхностью наблюдают, но явно на неё не выходят и, похоже, не хотят.

Какое-то время наземное человечество последовательно деградировало. Так, стены Высокого замка построены не Зодчими, но ещё из бетона с арматурой; сто королевств когда-то были империей а-ля Священная Римская, и даже до сих пор проводят съезды правителей в надежде избрать императора, но по факту давно отчаялись сойтись на одной кандидатуре. Ныне эта территория (на наши деньги — бывший Евросоюз) известна как Разрушенная Империя и представляет собой множество мелких феодальных государств, ведущих постоянные войны, слившиеся в одну Войну Ста. Даже арбалет уже — чудо древних технологий. Помимо этого голову всё сильнее поднимает разделённая по направлениям магия, как контролируемая волшебниками, так и стихийная. Что крайне не радует цифровые копии людей из подземных городов: если мир и дальше будет становится всё более магическим (а он будет, пока есть колдующие люди. И чем их больше, тем быстрее. И чем больше, тем проще колдовать…), то рано или поздно это уничтожит даже механизмы под землёй. Сами же наземники о наследстве предков знают мало: древние артефакты хранятся в подземельях многих замков, но считаются просто старыми реликвиями, некими волшебными, культовыми вещами. Даже обычные бытовые предметы времён Зодчих превратились в артефакты, которые влиятельные феодалы хранят в сокровищницах, но смысла которых понять уже не могут.

Завязка первой книги[править]

Главная история начинается с того, что люди графа Ренара нападают на карету с женой Олидиана Анкрата, короля соседней страны и брата графа. Королева и один из детей гибнет, но старшего, Йорга, успевают выбросить из кареты на полном ходу. Йорг падает в терновый куст и нападающие, не найдя его и не пожелав скитаться в колючках, да ещё и ночью, признают его сбежавшим. Герой выживает, но теряет мать и брата, которых убили на его глазах. Смерть королевы разрушает союз Анкрата с королевствами Лошадиного Берега, угрожавший усилить позицию Олидиана в регионе, одновременно несколько его соседей угрожают напасть на королевство. Оказавшись в таком положении, Олидиан принимает от Ренара щедрую виру в обмен на перемирия, тем самым утверждая статус-кво (чего Ренар, собственно, и добивался). Но принц не принимает такой исход: едва оправившись, он сбегает из замка, чтобы отомстить. Но он не знает, что над феодальной распрей ведётся другая, магическая игра. Спустя четыре года принц, едущий к деду в Веннит, что на Лошадином берегу, решает завернуть к отцу, в Крат, где сталкивается с одним из игроков, ведьмаком Сэйджесом.

Завязка второй книги[править]

Армия принца Стрелы, сильнейшего претендента на императорский престол, стоит под стенами Логова — а король Йорг вертит в руках шкатулку, в которой заключена тайна, когда-то чуть не лишившая его рассудка, посматривает на призрак мальчика и собирается жениться. Чтобы понять, что это всё значит и как Йорг намеревается сохранить жизнь и корону, нужно заглянуть назад, в момент, когда хозяин Логова отправился в путешествие, чтобы утихомирить выходящий из-под контроля огонь Гога, поискать уздечку для собственной души и навестить родню.

Завязка третьей книги[править]

Пришло время конгрессии — проводящегося каждые четыре года собрания правителей Разрушенной империи, на которых они пытаются большинством голосов выбрать императора. Йорг едет на конгрессию в надежде получить корону — а за ним следует поднятая Мёртвым Королём армия нежити. Мертвецы хотят захватить Анкрат и по мёртвым землям пробраться до самой Виены, чтобы там короновать своего властителя. Сам же Мёртвый Король имеет претензии лично к Йоргу. В дополнение к этому сильнейшие предсказатели считают, что эта конгрессия — лучший шанс мира на спасение от огня Зодчих…


Тропы[править]

  • Антиклерикализм — во все поля. Начиная с отвратительного морального облика служителей церкви и кончая отцом Гомстом, которой, став епископом, начал куда больше сомневаться в вере.
  • Апокалиптический маньяк — точнее, пироманьяк. Взрывал горы и разжигал магму просто потому, что мог.
  • Артефакт — кольцо древних, полученное Йоргом от Феслера, и его меч Гог, вобравший часть силы пироманта Гога. Арбалет нубанца, когда-то зачарованный Корионом, тоже подойдёт.
  • Аура невидимости — молчаливая сестра стирается из памяти. Даже видеть её тяжело.
  • Балканизация — на примере Разрушенной империи, которая не избирала императора уже лет сто.
  • Банда маргиналов — Братство. Потому что это на самом деле банда, собранная из всяких маргиналов, силой Йорга припаханная к мести и спасению мира. Сами братья о своей роли до поры не знают, и больше озабочены отрубанием пальцев у трупов.
  • Бей своих, чтоб чужие боялись — Йорг с удовольствием казнит как братьев, так и попавших под его командование опальных аристократов, чтоб поддерживать свой авторитет.
  • Беспощадная справедливость — практикуется Римом. Проливать королевскую кровь нельзя, но и не казнить человека, покалечившего ехавшего принимать сан кардинала епископа — тоже нельзя. Выход? Убьём его беременную жену.
  • Беспредел — это круто — девиз главного героя, да и не только его. Прокатывает в основном потому, что в рушащемся мире, в рушащейся империи троны в принципе весьма хлипко держатся. Да и, если проследить за судьбой остального Братства, идущего по тому же пути, становится ясно: у каждого беспредельщика везенье когда-нибудь, да заканчивается. Да и сам Йорг имеет столь хорошую репутацию, что даже люди его деда ему на слово не верят.
  • Бой-баба — Катрин. От острой на язык принцессы до магессы, голыми руками свежующей нежить.
  • Буквально понятые слова — Йорг состязается со здоровяком-кузнецом в поднимании наковальни: никаких правил, кто дольше продержит её над головой, тот и победил. Кузнец берётся за груз… и получает мечом в живот.
  • Великолепный мерзавец — всё произведение о противостоянии мерзавцев разной степени великолепности. Собственно, разница между героями, за которых читателю предлагается болеть и прочими в том, что первые — зло великолепное, а вторые — куда более простое и избитое.
  • Вернулся не таким — древесные люди, со смолой вместо крови и зелёными глазами. Любая поднятая нежить. Упыри, делаемые из ещё живых, но закопанных в землю людей. Да и маги, которые со временем теряют человечность.
  • Виды магии:
    • Ветродуй — родом из славянских стран. Один позже захватывается некромантами.
    • Игра с огнём — один крайне сильный колдун, устраивающий извержения лишь потому, что может. Также Гог, мутант-левкрот из-под Красного замка: от рождения был затронут огнём, потом «зарядился» от уничтожившего замок взрыва, а дальше сила пошла расти сама, пока не начала выходить из-под контроля во сне.
    • Предсказание — несколько сильных предсказателей тут есть. Многие предсказывали воцарение принца Стрелы, но, поскольку тут пророчества не гарантируют победы, не получилось. А вот то пророчество, которое обещало Йоргу счастье в случае, если он не сломает стрелу — сбылось. Йорг стрелу сломал, жил потом недолго и несчастливо, зато с шиком.
      • Было ещё одно пророчество — о том, что два Анкрата, объединившись, положат конец великой игре магов. И оно сбылось.
        • Откровение у холодильника: а не потому ли Анкраты — самая тёмная ветвь Стюардов, что целая свора магов постоянно стравливает их друг с другом?
      • Пророчества о надвигающемся тёмном приливе, предшествовавшие нападению Мёртвого Короля на земли империи.
    • Некромантия — множество их в армии мёртвых. Из наиболее заметных — Челла, прошедшая через всё три книги. Включая и (посмертно) принца Уильяма, хотя он не манипулирующий мёртвыми человек, а ровно наоборот.
    • Сноходец — Сэйджес. Был придворным магом при отце ГГ, пытался хитро манипулировать, но в итоге нарвался. То же искусство со временем осваивает принцесса Катрин
    • Принудительный сон — Сэйджес умеет делать это. Также может не давать проснуться уже спящим, в том числе и на расстоянии.
    • Адская косметология — Челла умеет принимать облик прекрасной волшебницы. Только держится он до первого удара по лицу, а для обновления нужно выпить крови.
    • Телепатия — стандартная способность местных магов.
    • Манипуляция воспоминаниями — Корион стёр воспоминания Йорга и нубанца об их первой попытке убить Ренара.
    • Дальновидение — Ещё одна стандартная способность:
      • Корион умеет так. В последнем бою показывал Йоргу гибель его людей, чтоб поиздеваться перед смертью.
      • Сэйджес может заходить в чужие сны, а то и присутствовать где-то на грани воображения, на самом краю поля зрения, и подглядывать за жертвой.
      • Король Мёртвых видит и общается через трупы.
      • А повелитель огня Ферракайнд — через пламя.
  • Вклиниться в чужой спеллкаст — Челла вызывает призраков, используя как якорь память Йорга. А тот, применив свой невеликий талант к некромантии, вклинивается и тоже призывает призраков — тех, которых когда-то сжег во взрыве бомбы древних. Для живых приведения эфемерны и доставляют лишь психологические страдания, а вот мёртвых могут извести вместе с телом. А ещё призраки сохраняют облик, который приобрели во время смерти. Так, призраки жертв взрыва всюду бросают отсветы превратившего их во взвесь раскалённой пыли света, и сжигают другую нежить в радиоактивный пепел пепел.
  • Вместе мы сможем править Галактикой — Челла предлагала Йоргу вместе править подземельем Красного замка в первой же книге. Получила стрелу из арбалета в живот.
    • И снова на болотах Кантанлонии. На этот раз обгорела в призрачном огне.
  • Во сне без штанов — Сэйджес насылает на Йорга сон, в котором тому снится, будто он проснулся. Но проснулся голым, безоружным и в незнакомой комнате. А потом приходит очередь явиться убитой матери и Уилу.
  • Вымышленное ругательство — «Христос на велике!». Дополнительные балы за то, что никто уже не помнит, что такое велик.
  • Генерал Потрошиллинг и Генерал-рубака — главный герой. Хотя по масштабу действий до генерала не дотягивает. Однако для сеттинга — вполне себе военачальник. В общем, Военный социопат.
« Война, друзья мои, прекрасная штука. Несогласный - проигрывает »
— Принц Йорг после зачистки одной деревеньки
  • Героическая сила воли — ГГ любит этот троп. К примеру, одним упрямством пересиливает магическое внушение (уже в 10 лет!), или выжигает из себя изменяющую его магию. В тринадцать демонстрирует свой внутренний мир восставшей из болот нежити — да так, что нежить бежит. А в конце, став императором, вовсе меняет законы мироздания.
    • Брат ГГ, принц Уильям, давит педаль в земную кору. Совсем ребёнком был убит. Попал в мир мёртвых, подмял его под себя, связался с живыми некромантами, подчинил их, пошёл войной на весь остальной мир и прошёл в самый центр обжитых земель (попутно прибив папашу). И да: это не Йорг надумал законы мира менять: Уильям пытался сделать это куда раньше, просто сил в одиночку не хватало.
    • Мартен, которому герой дал возможность отомстить за убитую семью, тоже кое-что умеет. Так. он законтрил усыпляющую магию, тыкая сам в себя кинжалом.
  • Герой-подпорка — Горгот удерживает ворота, чтобы Лесной Дозор успел войти в замок.
  • Гнусный клан — семейство Анкратов. Одновременно и круты. Даже по меркам других феодалов Анкраты — самая мрачная ветвь Стюартов. А сами Стюарты претендуют на власть, поскольку происходят от рода управляющего, фактически захватившего власть при последних императорах, и славятся именно коварством. Нет, на самом деле: если Йорг кажется злой Сью, то его отец не хуже, а брат — вообще давит педаль в ядро планеты.
  • Грозная репутация — у протагониста. Особенно после того, как он устроил взрыв а-ля ядерный в средневековом сеттинге. Собственно, зачастую грозная репутация — единственная причина, по которой его подчинённые не устраивают бунта во время очередной авантюры. Ну и, конечно, грамотное дозирование информации.
  • ГЭС — случилось с протагонистом после того, как он, всю жизнь горевавший о своём брате, Уильяме, по тщательно подстроенной случайности убил другого своего брата, младенца Дергана. Ну и Сэйджес помог, тотчас наполнив щель в ментальной броне Йорга своим ядом. Сначала помог Лунтар, изолировав опасное воспоминание, а потом — дружеская оплевуха от Мианы и враг, ломящийся в ворота Логова.
  • Джинн-телепат — Сэйджес напирает на то, что некромантия, убившая Дергана в миг, когда Йорг коснулся его, подчинялась тайным желаниям сердца принца. Так это или нет — большой вопрос.
  • Дороги и тропы — Зачастую. Даже Братство полностью — «Братство дороги», банда шатающихся вдоль торговых путей разбойников.
  • Достойный противник — принц Оррин для Йорга. Один из немногих, кого протагонист искренне уважал. Йорг даже думал сдаться принцу стрелы миром, но Иган убил брата до второй встречи героев.
  • Её зовут Вера — меч Гог, названный в честь левкрота Гога и впитавший часть его огненной магии.
  • Живая часть тела — нежить может расчленить людей так, что они останутся живы и продолжат чувствовать отрезанными частями тел.
  • Заболтать до смерти — Йорг убивает Ярко, спровоцировав его на нападение в присутствии гвардейцев, следящих за нейтралитетом по время конфессии.
  • Законопослушный злой — король Олидиан. Подданными считается суровым, но справедливым монархом. На деле — отмороженный социопат вообще без эмоций, но законы своего королевства на самом деле чтит.
  • Зло воздающее — зла тут много, и раздаёт оно знатно и всем. Львиная часть получивших по заслугам преступников попали под этот троп. Особо хочется отметить монаха Глена и его помощника.
  • Зло против зла — почти любой конфликт тут именно таков. Сколько-то серые только предки Йорга по матери, жители дальних стран, кое-кто из мутантов Красного замка и кучка эпизодических персонажей.
  • Зло против небытия — люди с поверхности против древних, желающих уничтожить белковую разумную жизнь. Или, если посмотреть по-другому, наоборот: остатки Зодчих против отребья с поверхности, которое своей магией расшатывает миропорядок.
  • Золотая шевелюра зла — голубоглазый и златокудрый (когда не красит волосы) брат Сим, одновременно скрытный и опасный головорез.
  • Инцидент с кошкой — произошедшее в Векстенском соборе. Там Макин совершил какое-то преступление, но подробностей нам так и не расскажут, несмотря на частые упоминания того случая в книге. Предположительно, именно там захватили епископа для экспериментов, а собор просто разграбили.
  • Каннибализм — спорно, но ГГ отведал сердца свежеубитого некроманта. И сам стал некромантом, пусть и слабеньким.
  • Конфликт поколений — мало кто может напомнить Йоргу о том, что он сын Олидиана, и не пожалеть об этом. Учитывая характер обоих — не удивительно.
  • Кнопка берсерка — Йорг очень не любит, когда кто-то оскорбляет нубанца. Самого принца обозвать трусом ещё можно, а вот за его недавно погибшего товарища Райку пришлось отвечать в кулачном бою, даром что тот на две головы выше.
  • Комическое непонимание сути — Катрин уверена, что Красный Кент получил своё прозвище за умение краснеть.
  • Кошмары — насылает на Йорга Сэйджес. Впрочем, герою и без него иногда снится всякое. А Сэйджес докучает не ему одному.
    • Позже тоже делает Катрин. А потом Йорг во сне показывает ей свою память.
  • Крутая лошадка — кони главного героя, сначала Геррод, а потом Брейт.
  • Крутой генерал — по всем трём подстатьям. К примеру, в день своего четырнадцатилетия разгромил превосходящий отряд врага, устроив засаду на уже зачищенной противником территории, и при этом не обнажил своего меча. Разве что, опять-таки, масштабом до генерала не дотягивает: людей хватит, в лучшем случае, на взвод.
  • Круто, но непрактично — подручный Сэйджеса и его арбалет. Конечно, разбудить врага и продемонстрировать ему поблескивающий на ложе болт — весьма круто. И о снятии брони со спящего можно не заботиться. И вообще, «когда ты работаешь по приказу повелителя снов — времени у тебя хоть отбавляй». Но если б он просто прирезал врага ножом вместо того, чтобы заряжать своё крутое орудие, был бы жив. И не отдал бы артефакт врагу.
  • Ксенофобия и толерантностьшутки ради. Один раз Йоргу приходится судить своих крестьян. Так вот: дело началось из-за личной неприязни одного горного козопаса к другому. А всё из-за того, что этот другой был чужаком: родился на восточном склоне долины, а потом переехал на западный!
  • Культурный мерзавец — Оба активно действующих Анкрата, Йорг и Олидиан. У первого меньше ресурсов, и потому менее заметно, но всё же: из всех радостей обретённого титула принц упоминает прежде всего библиотеку. А вот у короля-отца всё куда круче: роскошная библиотека, планетарий и дендрарий в замке.
  • Любовный треугольник — Принц Оррин, принцесса Катрин и брат принца, Иган.
  • Магия уходит — в конце, не без участия ГГ.
  • Маньчжурский агент — что Корион, что Сэйджес любят использовать свои пешки в тёмную, промывая им мозги магией. Да и другие колдуны не отстают. В качестве агента успел побывать и протагонист, и Катрин, и, скорее всего, брат Прайс. Катрин при этом смогла вернуть Сэйджесу должок его же оружием.
  • Меня боялся сам Флинт — попав в разорённую нежитью деревню, Райк отказался грабить пустые дома. И это Райк, прославившийся своей жадностью и тягой к мародёрству! А всё из-за глаз жителей, разложенных в самых интересных местах. Живых глаз.
  • Метаморф — способности Челлы весьма невелики, но всё же: её наполненная кишащими червями плоть может принять вид и милого женского лица, и лица падающего наёмника.
  • Мёртвые земли — много их:
    • Тар, земля обетованная (в смысле — когда-нибудь она станет процветающей, но не сейчас) — выжженная оружием Зодчих пустыня.
    • Ещё одну такую же сделал лично Йорг, взорвав Красный замок.
    • Нижние склоны гор Аупс поражены древней войной настолько, что там до сих пор мало что растёт.
    • Затонувшие острова — дом мертвецов, некромантов и упырей, а для живых людей самый настоящий сабж.
  • Микротрещины в канве:
    • Йорг подарил отца Гомста левкротам в обмен на проход, а затем взорвал гору вместе с левкротами. Даже способная к предсказанию провидица Джейн была убита падающими камнями в какой-то пещере — но священник объявился в следующей же книге, живой и здоровый.
      • Обоснуй — человеческие желания в сеттинге более реальны, чем в нашем мире, а вера — вполне значительная сила. Так:
        • Умирающий Йорг видел ангела
        • Сэйджес говорил, что присутствие священника в отряде могло ослабить магический контроль над принцем.
        • Король мёртвых говорит Йоргу, что на Бога тому нечего надеяться: вера не поможет такому грешнику. То есть для более набожного человека она могла помочь.
Итак, если вера настолько реальна, то у священника вполне мог быть ангел-хранитель за плечом. Он его и вывел по рушащимся пещерам.
    • В первой книге Йорг говорит, что забивал гвозди в голову кардинала, и что тот жив, но стал другим человеком. В третьей - что Мурильо был епископом, и сто он умер.
    • Обоснуй — Мурильо ехал, чтобы стать кардиналом; возможно, назначение уже было одобрено, но епископ его ещё не получил. Зато получил позднее, когда уже был не в себе. Что касается смерти, то Мурильо остался жив и был жив на момент первой книги, а к третьей (через шесть лет) умер.
  • Молитвы — пища богов — вера отдельных, крайне способных людей дает им магические способности. А власть остальных созидает посмертные миры и обеспечивает религиозные чудеса.
  • Молодец против овец — Йорг хорошо фехтует — для разбойника. Но в честном бою с профессиональным рыцарем не сравнится. Правда, тут ещё и возраст нужно учитывать.
  • Моя судьба в моих руках! — Йорг, во второй книге сражающийся с принцем Стрелы, которому ещё сотни лет назад была напророчена победа. И вообще Йорг, которого по всем предсказаниям в живых в принципе быть не должно.
  • Мрачная беременность — беременность Катрин от изнасилования. Однако Сэйджес говорил Йоргу, что никакой беременности и не было: колдуну удалось через сны убедить принцессу и вызвать ложную беременность, а потом — подтолкнуть её вытравить «плод» весьма токсичным снадобьем.
  • Мутанты — левкроты, мутировавшие под воздействием оружия Зодчих, заразившего местность вокруг Красного замка. На вид напоминают прислужников Нургла: искажённые, покрытые язвами и опухолями твари, с каждым годом преобразующиеся всё больше. Но некоторые получили и полезные навыки. Так, Горгот куда сильнее и прочнее любого человека, а его сестра Джейн обладает псионическим даром.
  • Мы переросли эти глупые суеверия — Зодчие.
  • Неизвестность пугает больше — как получил своё прозвище Красный Кент и что скрывает Лжец, читатель так и не узнает. Но исповедовавший их священник очень просил больше такого ему не рассказывать.
  • Несовместимое с жизнью позёрство - много кто:
    • подручный Сэйджеса, решивший расстрелять беглого, но усыплённого магией Нубанца вблизи из крутого арбалета. Получил остриём промеж ног от Йорга и подарил нубанцу арбалет.
    • брат Челлы, решивший внезапно вылезти из-под костей перед Братством и замогильным голосом сообщить, что эта лестница не для смертных. Получил мечом от Йорга и умер, одолжив ему свою магию.
    • Корион, начавший показывать Йоргу гибель его солдат вместо того, чтобы по-быстрому убить принца. Был случайно надет на ножик лягающейся лошадью.
    • Ферракайнд, начавший рассказывать о своей крутости и непотопляемости в духе типичного тёмного властелина. Миг спустя был смыт водой. Бонусные очки за то, что он умел телепортироваться через достаточно сильный огонь — но то ли не успел, то ли не додумался разжечь для себя «точку выхода» заранее.
    • Сэйджес, появившийся, чтобы поговорить с Йоргом перед его смертью от армии Оррина/Игана. Он посылал только проекцию… но это не помешало Йоргу оторвать колдуну голову.
Что прекрасно иллюстрирует губительное влияние магии на личность. Сильнейший маг из описанных, Ферракайнд — просто безумец, не способный сопротивляться фрустрации дольше секунды. Другое дело, что сильный маг сродни носорогу: его близорукость — уже не его проблема. Но рано или поздно всё-таки нарывается.
  • Справедливости ради, у большей части перечисленных были причины считать, что прокатит. Подручный Сэйджеса знал, что жертвы магически усыплены и, вполне возможно, не знал никого, кто бы мог преодолеть такой сон (за всю книгу было 3-4 человека). Некромантам обычно глубоко фиолетово на удары мечом (возможно, потому, что не каждому хватит дури есть сердце только что стукнутого некроманта?). Корион сражался с Йоргом — и одолел его без шансов, просто про лошадь забыл. Наконец, Сэйджес погиб, получив удар в спину от овладевшей магией Катрин, а до того фокус с проекциями работал без сучка и задоринки.
  • Неуправляемая сила — любая магия. Чтобы колдовать определённую магию, нужен особый характер. Чем больше колдуешь — тем больше характер заостряется, и тем проще и приятнее колдовать. В результате — сверхсильный и безумный волшебник в конце пути. Некоторым везёт умереть раньше. Другие, как Гог, один из спутников Йорга, начинают страдать ещё при здравом рассудке.
  • Низведён до крутого смертного — Йорг, после того, как выжег свою же магию. Челла, лишённая сил Йорговыми горящими призраками.
  • Ничего личного — модус операнди Кассади и Олидиана. Они не особо злобствуют — просто используют людей в своих интересах, убирают препятствия с пути.
  • Но если уметь им пользоваться… — нежить. Не плодится, гниёт, о голоде заботится больше, чем о своей «жизни» и дисциплине, лишена всех лучших качеств покойного. Однако не дышит и не ест, а, значит, любая топь с её помощью превращается в укрепление.
  • Но я должен кричать — люди, освежеванные нежитью. С них сняли кожу, им вырвали зубы и глазные яблоки — но оставили в живых и сохранили чувствительность в оторванных частях тела.
  • Обречённая любовь — Йорг и Катрин. Катрин — сестра королевы при дворе в чужой стране, Йорг — сначала нерадивый наследник, после — беглец и вражеский монарх. Он убил её служанку и её рыцаря, она сначала не дала придушить его, умирающего, а потом пошла на него с ножом… А потом и Сэйджес со своими снами подсуетился, убеждая Катрин, что Йорг не только вырубил её и сбежал, но и изнасиловать успел, и вкладывает в её руку нож. А затем Йорг пробирается в замок и карает настоящего насильника. Но убивает также и новорожденного племянника Катрин. А сама она выходит замуж за принца стрелы, который в итоге осаждает Логово. В общем, причин ненавидеть друг друга у персонажей в конце концов становится намного больше, чем причин любить. Но «химия» между героями никуда не исчезает.
  • Обыденность зла — десятилетнего Йорга удивило, что палачи — обычные люди, ничем не отличающиеся от других. У них просто работа такая.
    • Чуть позже:
« На кухне очень быстро понимаешь, что в смерти нет красоты и утонченности. Понимаешь, что она уродлива, но приятна на вкус. »
— Принцы наблюдают за убийством цыплят
  • Отвратительный толстяк — папа Пий CXII, монументальная старая толстуха, усиливающая власть церкви и отправившая убийц к Миане.
  • Отказаться от Рая — Йорг, с шансами — его брат.
    • относительно протагониста толстяк Барлоу — хороший парень, но для тех, кого Братство успело ограбить — вполне тянет на троп.
  • Отрава — воды Стикса, сначала лишающие речи, потом — движения, и лишь под конец убивающие. Также яд используют гули Кантанлонии и похитившие их оружие разбойники с Лошадиного Берега.
  • Парад кровавых мальчиков — устраивает Челла для Йорга, поднимая в виде призраков всех, кого он убил. Получилось весьма много.
    • Катрин тоже показывает ему что-то похожее во снах.
  • Пастырь недобрый — монах Глен и епископ Мурильо. Верой заниматься и не пробовали, зато использовали своё положение как законную синекуру и прекрасную возможность для разнообразных сексуальных утех. Изнасиловал принцессу Катрин, воспользовавшись тем, что Йорг, убегая, вырубил её, второй ранее приставал к самому принцу. Кончили (хе-хе!) оба одинокого плохо: обоих Йорг прикончил вскоре после преступления.
  • Пастырь нерадивый — отец Гомст. Фактически вовсе не плохой священник, но ни при безэмоциональном властолюбивом психопате Олидиане, не при чересчур горячем Йорге особой роли сыграть не мог, поскольку его, несмотря на формальный чин религиозного главы феода, к власти не подпустили бы. А между этими двумя состояниями Гомст и вовсе больше заботился о сохранности своей шкуры, чем о чьём-то духовном спасении. Даже принимать исповедь оказалось для него слишком сложной задачей: что бы ни рассказали отцу братья, для него это было слишком.
  • Педофил — мельком упоминается, что Лжец и Роу при жизни любили маленьких девочек. А вот у Йорга с двенадцатилетней Мианой ничего не получилось. Что оказалось вовсе некстати, потому как Миана Йоргу — законная жена, а консумация брака необходима для заключения союза с Лошидиным берегом.
    • Епископ, а после и кардинал Мурильо, опаивавший молоденьки мальчиков наркотой и использующий их в постельных утехах.
  • Персонаж-призрак — Брат главного героя в первых двух книгах. Вспоминает о нём герой часто, и действует он, вопреки своей смерти, весьма активно. Но «вживую» появляется только в последнем томе.
  • Пнуть собаку — король Олиддиан — буквально. Наказывая сына (по-хорошему, было за что), заставил его сначала сломать три лапы любимому псу, а после сжёг животное живьём.
  • Подставить невиновного — Сэйджес залез в сны Катрин, чтобы привить ей мысль о том, что Йорг не просто вырубил её вазой и сбежал, но и изнасиловал принцессу, сделав ей ребёнка. Вот только Катрин — весьма здравомыслящая особа, и весьма быстро начинает сомневаться в том, что едва стоящий раненый мог сделать такое.
  • Политическая свадьба — обе женитьбы Олидиана Анкрата. Первая принесла ему союз с королевствами Лошадиного берега, вторая — со Скорроном.
  • Полночь без пяти — маги вот-вот раздербанят мир (особо выделяется Мёртвый король, грозящий превратить весь мир в один могильник), а цифровые призраки Зодчих — вот-вот убьют всех людей во избежание.
  • Послать на верную смерть — отец отсылает Йорга штурмовать Красный замок с двумя сотнями лесного дозора. В замке 900 обученных бойцов гарнизона, а высечен он в горе, аки Орлиное Гнездо. Просто Олидиан уже пытался прибить сына раза три, и понадеялся, что враги справятся лучше союзников. Ну, или появится весомый повод объявить об изгнании принца, при всём дворе отказавшегося следовать приказам короля.
  • Признание на камеру — Сэйджес выговорился перед смертью. Не то, чтобы о его роли нельзя было догадаться.
  • Пришёл с ножом на перестрелку — инверсия. Йорг пришёл на поножовщину с «Кольтом», а точнее, вызвал вражеского командующего на «честный» бой и пристрелил.
  • Пришествие магии — было до начала книг. Сделано руками старого человечества-Зодчих, их же и погубило. Именно из-за него мы имеем средневековый фентези-сеттинг с магами стихий, а не зарождавшуюся уже сингулярность.
  • Против биохимии не попрёшь — герой утверждает троп, и даже подтверждал его экспериментально в прошлом, когда забивал гвозди в голову захваченному епископу. Собеседник, которому рассказали об этом, так проникся, что даже пытать не пришлось.
  • Псих-наёмник — протагонист, воспевающий звук рассекаемой плоти и крики врагов. С той разницей, что поработать на кого-то официально ему пришлось всего ничего, а в основном он свободная пташка. Но если считать, что приключения братьев до начала первой книги шли под прямым контролем Кориона, то вполне подойдёт. И, как положено психу-наёмнику, своему нанимателю доставил куда как много проблем.
  • Психологические эффекты магии — первая причина, по которой магия в этом сеттинге так себе дар.
  • Путь наверх — Йорг и так был первенцем короля, но сбежал от отца и захватил свой трон сам. А потом и императорский титул заработал своим мечом.
    • Отчасти поспособствовал этому Корион, сделавший малолетнему принцу соответствующее внушение.
    • Принц Стрелы тоже прошёл подобный путь: в самые кратчайшие сроки от государя мелкой страну до мини-императора, собравшего под своеё властью всех соседей и паровым катком идущего от одного мелкого феода до другого.
  • Пытки — это серьёзно — судьба графа Ренара, каждый день умоляющего о смерти.
    • Позже Йоргу и его спутникам довелось самим оказаться под пытками.
  • Реальная политика — вся политика в этой книге.
  • Реальность нереалистична — Йорг пытался объяснить Кенту, что такое вулкан, и нарвался на этот троп.
  • Реклама наркотиков — гвоздика. Реалистичный вариант: снимает боль, вызывает привыкание, в большой дозе может убить.
  • Родные братья противоположны — Принцы Оррин и Иган
  • Рыцарский турнир — Йорг использует такой, чтобы проникнуть в замок Ренара.
  • Самозванец — Йорг убивает сына барона Кенника на дороге, чтобы под его видом проникнуть на турнир к Ренару. Маскарад сработал дважды: уже раскрывшись, посражавшись в зрительских рядах и, наконец, сбежав с манежа, Йорг натолкнулся на солдат Ренара, спешащих от донжона к месту происшествия… и, назвавшись преследуемым сыном Кенника, спокойно прошёл мимо них.
  • Серый кардинал — колдуны при феодалах играют именно эту роль: им не хватает легитимности, чтобы занять престол лично, но хватает силы, чтобы управлять дворянином на престоле. Обычно.
  • Синие, как лёд, глаза — У короля Олидиана. В его взгляде вообще ничего невозможно причитать, кроме холодного расчёта — и это прекрасно отражает суть монарха.
  • Смерть с небес — размышления Йорга о том, что никто не любит лучников. Оба манёвра с заваливанием армии принца стрелы тоже подходят, разве что смерть с небес не падает, а катится.
  • Стрелять через заложника — Йорг стреляет по Челле через нубанца, причём из его же арбалета.
  • Такова моя натура — Йорг. О себе. Выпуская льва из клетки.
  • Так просто, что уже сложно — Йорг нашёл катакомбы Зодчих, по старой карте провёл отряд до хранилища оружия, вот только оно оказалось закрыто. Братья пробовали пробиваться сбоку — без толку, бетон Зодчих не так-то сложно пробить. Пробовали простукивать стены. Йорг нашёл местный искусственный интеллект, разговорил его, понял, что тот за тысячелетия обезумел и упокоил беднягу с миром… А тем временем электромагнитные болты, на которые была закрыта дверь, давно разрядился, и дверь всё это время была открыта. Нужно было только как следует потянуть на себя!
  • Тени былого величия — весь цикл. У Зодчих была полноценная сингулярность, а у их потомков — разбавленная редкими артефактами феодальная раздробленность. Даже бомба, способная обратить в пыль целый утёс вместе с замком — всего лишь взрыватель от настоящей бомбы древних (давно деактивировавшейся от времени).
  • Торговец информацией — Тэпрут, хозяин бродячего цирка.
  • Тролли вообще не такие — тролли, живущие в пещерах у северных вулканов. На самом деле — биологическое оружие, то ли Зодчих, то ли более поздних времён. Искренне хотят воевать, способны к телепатическому общению… Вот только общаться с ними мало кто умеет, а люди предпочитают их истреблять без разговоров. Так что тролли прячутся в необжитых уголках у вулкана.
  • Тюнибё — брат Сим — тёмный вариант. Безусый подросток, считающий себя асассином — и на самом деле научившийся многому из арсенала заправского ниндзя. Атакует исподтишка, переодевается, чтобы скрытно подобраться к жертве, а убив — что-то шепчет на ухо трупам.
  • У нас страшнее призраки — некроманты призывают призраков после того, как братство пробивается с боем через Челлу и другого некроманта. Выглядят они как невидимые простому глазу наброски людей, будто нарисованные мелом. Физически вредить не могут, но пытают и сводят с ума. После уже сам Йорг использует призраков для того, чтобы разогнать солдат Ренара. Затем Челла вызывает целую призрачную деревню и получает Йорговых призраков в ответ.
    • Нежить — призраки плюс, похожие на скелеты трёхпалые фигуры. Никогда не были живыми, обычных приведений носят, как кожу на костях. Простому глазу не видимы, непростым на них смотреть больно. Способны легко и непринуждённо убивать людей, насылать на них мороки, как-то поддерживать жизнь в расчленённых телах.
  • Убить того, кого любишь — Мёртыый король предлагает Йоргу свободно уйти, оставив мертвецам сына и жену. Получает 220 в ответ.
  • Уронить челюсть — Марко, когда мимопроходящий дворянчик оказался в курсе о существовании цифровых копий Зодчих.
  • Флэшбэк — очень любим автором. Значительная часть книг представлена в главах-вставках «Четыре года назад». Во второй книге совмещается с флэшфорвардом, поскольку действий «в настоящем» оказывается куда меньше, чем в прошлом, и уже цепочка флэшбеков начинает восприниматься как настоящее время повествования.
  • Хаотичный злой — герой, как минимум на начало серии. То подчинённого в назидание другим прирежет, то древнюю реликвию вместе с запасом редкого наркотика умирающей девочке подарит. После движется ближе к нейтральному. И всё братство, за редким исключением.
  • Ходячий спойлер — Брат протагониста, Уильям.
  • Хорошие сапоги, надо брать — Йорг, педаль в пол. Всю первую часть книги идёт как по линии против действия сил, пытающихся влиять на него.
    • Как и его подданные из Ренары. Протагонист подчеркивает, что сдаться милостивому и разумному принцу Стрелы для них было бы куда лучше, чем сражаться за своего короля-социопата. Но принц Стрелы пришёл в их землю с армией как захватчик, и потому ренарцы сопротивляются — исключительно потому, что их пытаются принудить подчиниться силой.
  • Хрустальный дракон Иисус — формально мир наш, только в будущем, и католичество с Иисусом тоже наше. Вот только после апокалипсиса и пары столетий феодальной раздробленности догматы веры исказились настолько, что понять, как стыкуются текущие церковные порядки с бытовавшими при Зодчих никто уже не может. Так, папа римский — женщина, а монах живёт вне монастыря и занимается в числе прочего и врачеванием, папский престол в открытую подсылает убийц, а на кресте вместо Христа — алая точка, символ его крови.
  • Эгополис — Анкрат носит название, совпадающее с фамилией королевской семьи. Также и Скоррон, и Ренара, и Геллет. Львиная часть осколков Разрушенной империи названа в честь тех, кто сумел их захватить.
  • Эффект глухого телефона — в бытность королём Йоргу приходилось являть правосудие в деле о кровавой потасовке в горной деревне. К приезду на место событий оказалось, что во время спора из-за свиньи какой-то бабе оторвали ухо. А потом молва пошла…
  • Я всё понял — Йорг пришёл в город, разорённый войсками Ренара, обнаружил кучу сваленных для сожжения трупов и никого больше. И тут он всё понял. Впрочем, у разбирающегося в местной политике и обычаях принца есть зацепки, чтобы угадать — а вот не шибко умные братья и сами читатели до поры недоумевают.
    • То же повторяется и в сцене с вулканическим озером, и в сцене с «взятым на прогулку камнем». Если читать достаточно быстро и подмечать детальные описания, можно заметить, как на сцену вешается чеховское ружьё. В противном случае придётся недоумевать вместе с персонажами, а после удивляться очередной грязной игре от протагониста.
  • Язвительная возлюбленная — Катрин весьма остра на язык, но с Йоргом у неё так ничего и не случилось. А вот от законной жены принца, Мианы, такого поначалу не ожидаешь, однако смелости ей тоже не занимать. «И потом они будут петь песнь о быстром Йорге и о его молниеносно разящем меча», — говорит она, желая задержать принца на «брачном ложе» в разгар битвы. И это девочка двенадцати лет!