Десять негритят

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Для тех, кому лень читать многабукафф
«

Десять негритят решили пообедать. Один вдруг поперхнулся, их осталось девять[1]. Девять негритят, поев, клевали носом. Один не смог проснуться, их осталось восемь. Восемь негритят в Девон ушли потом, Один не возвратился, остались всемером. Семь негритят дрова рубили вместе, Зарубил один себя — и осталось шесть их. Шесть негритят пошли на пасеку гулять, Одного ужалил шмель, их осталось пять. Пять негритят судейство учинили, Засудили одного, осталось их четыре. Четыре негритенка пошли купаться в море, Один попался на приманку, их осталось трое. Трое негритят в зверинце оказались, Одного схватил медведь, и вдвоем остались. Двое негритят легли на солнцепеке, Один сгорел — и вот один, несчастный, одинокий. Последний негритёнок поглядел устало, Он пошёл, повесился, и никого не стало.

»
— Английская народная песенка
Обложка русского издания, в точности копирующая зарубежную (но неполиткорректная)

«Десять негритят» (англ. Ten Little Niggers) — классический детективный роман английской писательницы Агаты Кристи, написанный в 1939 г. Пожалуй, это самый знаменитый из её романов, затмевающий собой даже серии про Эркюля Пуаро и мисс Марпл, и своё место в сотне лучших детективов всех времён и народов он занимает не зря. Кстати, роман считается возможным предшественником жанра слэшер — характерное методичное истребление группы жертв налицо.

Сюжет, пожалуй, хотя бы вкратце знает каждый: некто заманил на зловещий остров десять человек, которые, по его мнению, сами совершили убийства, но остались безнаказанными, после чего начинает этих десятерых одного за другим убивать ради восстановления справедливости. Все знают, что ключевую роль в сюжете играет считалочка про десять негритят (на постсоветском пространстве всё-таки этот вариант известнее), в которой эти самые негритята гибнут от всяких случайностей, и убийца примерно такими же способами умерщвляет своих жертв. Также известно, что в особняке на острове имеется десять фигурок в виде негритят, одну из которых маньяк убирает после очередного убийства. И, конечно же, все знают, что убийцей был один из присутствовавших на острове, но, по наблюдениям автора статьи, не все помнят, кто именно это был, так что стоит принять противоспойлерные меры в данной статье.

Название романа несколько раз менялось, и в соответствии с ним менялись злополучные персонажи считалочки и облики фигурок, использованных убийцей для запугивания жертв, а также очертания и название острова. Сначала это были негритята, но в 1940 г. переименовали в «И никого не стало», тем самым заранее рассказав, чём всё закончится. Дело в том, что ключевой стишок, который в Британии всегда была про ten little niggers, в Штатах имел множество вариантов (ten little indians — индейцев, ten little soldiers — солдатиков и пр.). В ливанских экранизациях фигурируют некие «рабы» без указания расовой принадлежности, а в видеоигре по мотивам романа — матросы. Поэтому, чтобы не путать читателей, в название вынесли последнюю строчку, которая во всех вариантах одинакова.

Позднее смену названия стали трактовать в «политкорректном» духе. Сегодня правообладатели даже российским издателям запрещают выпускать роман под привычным заголовком — «Мало ли, что ваши читатели к нему привыкли! Чтобы никаких негров в названии не было!». Но в странах, где с политкорректностью в отношении негров не заморачиваются, используется первый перевод, хотя и остальные могут иметь место — во Франции книга издаётся под названием «Dix petits nègres», в Испании — «Diez Negritos».

Сюжет[править]

Перескажем вкратце, соблюдая спойлеробезопасность. Вас предупредили, что тут будут спойлеры, так что если не хотите знать, как и в какой последовательности умирали «негритята», то пропустите этот раздел, да и всю остальную статью тоже — скрывать подробности гибели персонажей трудно. Но личность убийцы и то, как ему удалось провернуть такое замечательное преступление, дополнительно скрыты серыми полосами (опрос, проведённый автором статьи, показал, что те, кто давно читал книгу или смотрел фильм, с вероятностью примерно в четверть принимают за настоящего убийцу «красную сельдь»).

Восемь человек прибывают на остров близ английских берегов, куда каждого из них в письме под тем или иным предлогом пригласил отдохнуть или поработать какой-то знакомый или смутно знакомый человек или просто неведомый работодатель. На острове есть особняк, где ждут ещё двое слуг, в спальнях развешаны листки с дурацкой считалочкой про уменьшающуюся компанию негритят/индейцев/солдатиков, а в столовой на столе расставлены фигурки этих персонажей. Экипаж доставившей сюда гостей лодки желает им счастливо отдохнуть и уплывает обратно в Англию. Вечером за ужином гости знакомятся и пытаются разобраться, кто такой тот загадочный человек, который их тут собрал, и тут — как гром среди ясного неба, откуда-то раздаётся голос, зачитывающий всем присутствующим обвинения в убийстве. Вот наши персонажи в алфавитном порядке и их грехи.

  • Хирург Эдуард Джордж Армстронг обвиняется в непреднамеренном убийстве пациентки Луизы Мэри Клиис, которую он оперировал, будучи нетрезвым.
  • Частный детектив Уильям Генри Блор, бывший полицейский, солгал в суде и отправил невиновного Джеймса Стивена Ландора в тюрьму, где тот и умер.
  • Эмили Каролина Брент, старая дева и религиозная фанатичка. Она выгнала из дома горничную Беатрис Тейлор, которая посмела забеременеть вне брака. Родители тоже отказались помогать бедняжке. «Никто не может сказать, что я потворствую разврату. Но когда все от неё отвернулись, она совершила грех ещё более тяжкий — наложила на себя руки». Никаких мук совести. Девчонке, если что, было 16 лет.
  • Вера Элизабет Клейторн, секретарша и учительница физкультуры, бывшая гувернантка. Умышленно позволила воспитаннику Сирилу Огилви Хэмилтону, маленькому родственнику её возлюбленного, заплыть одному далеко в море, после чего «не успела спасти» мальчика. Это было сделано, чтобы возлюбленный получил наследство и смог на ней жениться.
  • Капитан Филипп Ломбард, бывший наёмник, обрёк на смерть двадцать человек из восточноафриканского племени — сбежал, прихватив с собой весь провиант.
  • Джон Гордон Макартур, герой Первой мировой войны, старый отставной генерал, отправил на гибельное задание подчинённого офицера Артура Ричмонда — любовника своей жены Лесли. «По воскресеньям — церковь… (Но одно воскресенье он пропускал — то, когда читали, как Давид велел поставить Урию там, где „будет самое сильное сражение“)».
  • Антони Джеймс Марстон, красивый и тщеславный молодой человек, склонный к нарциссизму. Виноват в том, что он переехал автомобилем двоих детей, Джона и Люси Комбс. Это, конечно, был несчастный случай, но Марстона убили за то, что не раскаивался. Горе-водитель поражает своей бездушностью: в произошедшем его больше всего волнует то, что… у него на год отобрали права.
    • В эпилоге упоминается, что его друзья дали показания в его пользу, так что, видимо, и в наезде его вина была (он любил превышать скорость).
  • Супруги Томас и Этель Роджерс, дворецкий и повариха, выполняющие на острове роль слуг. Обвиняются в том, что ради наследства умышленно не оказали своевременную медицинскую помощь своей предыдущей работодательнице, больной старушке Дженнифер Брейди.
  • Лоуренс Джон Уоргрейв, отставной судья. Обвиняется в том, что отправил на эшафот невиновного Эдварда Ситона. Судья доверился своим интуиции и опыту, а не уликам, и сумел убедить присяжных, что Ситон совершил убийство и заслуживает смертной казни.

Вот такая милая компания собралась на острове. Когда проходит шок, оказывается, что голос был записью с пластинки, которую слуги получили приказ поставить по время ужина — письменный приказ от всё того же загадочного владельца острова, которого они сами никогда не видели. Персонажи, естественно, никаких обвинений в свой адрес не признают (кроме Ломбарда, который вообще не видит ничего плохого в том, что сделал — главное было самому выжить, а на тех негров — плевать). Также до них постепенно доходит, что фамилия того, кто их сюда позвал, сложенная с вариантами его/её инициалов — А. Н. Оуэн, звучит, как «Unknown», Неизвестный (в переводах это хорошо адаптировано, как А. Н. Оним). Что ж, решают гости, пошутили и хватит, завтра убираемся отсюда. Но… Считалочка уже предписала первому негритёнку поперхнуться. И молодой водятел Марстон вдруг захлёбывается напитком и падает замертво. Присутствующий врач обнаруживает, что в его бокале оказался цианистый калий.

Гости в шоке, но кое-как ложатся спать, успокаивая себя тем, что парня замучила совесть, и он отравил себя сам. Но следующему негритёнку в считалочке суждено не проснуться — и наутро не просыпается повариха, Этель Роджерс (впоследствии персонажи поймут, что виной всему подстроенная передозировка снотворного). Эту смерть тоже ещё можно списать на самоубийство или несчастный случай, но до некоторых гостей начинает доходить, что дело тут совсем нечисто, а до особо сообразительных — что смерти подозрительно напоминают текст той глупой считалочки. Пока персонажи обыскивают остров в поисках возможного убийцы (негритята из считалочки пошли погулять…), старик-генерал сидит на берегу, приготовившись достойно встретить смерть… и таки встречает: кто-то убивает его ударом по голове. И после каждого убийства исчезает одна из стоявших на столе статуэток, изображающих персонажей считалочки.

Герои понимают, что убийца действует в соответствии со считалочкой, и что на острове кроме них никого нет, а значит, убийца среди них. Мало того, начинается буря, а это значит, что лодка за ними в ближайшее время не приплывёт. Убийства продолжаются: овдовевший Роджерс, продолжая выполнять свои обязанности, отправляется нарубить дров, забыв о том, что гибель четвёртого негритёнка была как раз связана с топорами. Смерть следующей жертве должен был причинить шмель, и убийца хитро выкрутился, использовав шприц с отравой. В довершение куда-то исчезает револьвер, который был при себе у Ломбарда. Вечером ломается генератор, в темноте неведомый убийца устраивает отвлекающий манёвр, повесив в комнате Клейторн мокрые водоросли, которых она до визга пугается, остальные бегут узнать, что случилось, а по возвращении находят раненого в голову судью Уоргрейва. Доктору Армстронгу остаётся лишь проконстатировать смерть. Пистолет же, как ни странно, снова обнаруживается в комнате Ломбарда.

Оставшиеся четверо «негритят» баррикадируются в комнатах, однако ночью доктор Армстронг куда-то уходит из дома. Будучи уверены, что именно он и есть убийца, троица героев пытается утром подать сигнал на большую землю, в итоге Блор безрассудно возвращается в дом за едой, и ему на голову из окна кто-то сбрасывает мраморные часы в виде медведя. Негритёнка в считалке как раз съел медведь.

Вера и Ломбард находят Блора, а потом — и плавающий у берега труп Армстронга. Теперь очевидно, что убийца — кто-то из них. Ломбард соглашается на уговоры Веры помочь вытащить труп из воды, та ворует у него из кармана револьвер, и когда вояка пытается отобрать оружие, девушка убивает его несколькими выстрелами. Вернувшись в дом, Вера с окончательно сломленным духом галлюцинирует, видя рядом с собой утонувшего по её вине мальчика, и когда находит в своей комнате кем-то заботливо сплетённую и закреплённую на потолке петлю, даже не удивляется, а покорно встаёт на стул и вешается.

Эпилог. Приехавшие на остров следователи в растерянности. Им достоверно известно, что кроме десяти мертвецов здесь никого не было. По дневникам, которые вели некоторые из жертв, можно установить хронологию и обстоятельства гибели первых шестерых. Итак, круг подозреваемых сужается до четверых последних «негритят». Точно определить время смерти каждого из них уже не получится, но кто-то из них всех поубивал и покончил с собой. Но кто же это был?

Армстронг — всех убил и утопился, а потом его тело выбросило на берег? Нет. Во-первых, пробыл в воде слишком долго, чтобы быть убийцей (умер за день до того, как были убиты Блор, Вера и Ломбард), а во-вторых, кто-то вытащил труп достаточно высоко, куда забросить его приливом никак не могло бы. Блор? Ну, допустим, сбросил себе на голову медведя, как-то дёрнув за верёвочку… Но зачем изобретать такой сложный способ? Да и не было там никакой верёвочки. И вообще это совершенно не в его духе — при жизни был тем ещё прохвостом без всякого стремления к справедливости. Ломбард? Пистолет, из которого его убили, лежит в доме, а тело — на берегу, с такой раной он не дошёл бы туда. Плюс на оружии отпечатки мисс Веры… Так может быть, это Клейторн перебила всех, после чего повесилась? Но стул, который она использовала для повешения, кто-то потом аккуратно поставил подальше к стене. Тогда что же, чёрт побери, тут произошло, и кто в этом виноват?

Через некоторое время к берегу прибивает бутылку с письмом, проясняющим суть дела. Убийце всё же захотелось признания, и он оставил свою исповедь. Итак, вот как было дело. Убивал всех судья Уоргрейв. Какая у него была мотивация? Он с детства мечтал убивать людей, но чувство справедливости мешало ему, ну а когда на старости лет у него началась некая смертельная болезнь (возможно, рак), он и придумал свой план: при помощи помощника собрал мерзавцев на острове и методично истребил. Как же он ухитрился выжить с дырой в голове? А она просто была нарисована красной глиной. Как этого не заметил доктор? Доктор был… невольным сообщником. Уоргрейв заморочил ему голову, мол, если инсценировать свою смерть, это собьёт с толку убийцу, и можно будет незаметно его выследить. Доктор помог судье с инсценировкой, ночью явился на назначенное место встречи на берегу и был сброшен в штормящее море. Ну а дальше осталось только убить Блора и предоставить оставшихся самим себе, а там Вера сделала всё сама. После этого убийца лёг в свою кровать, привязав пистолет резинкой к дверной ручке и держа его платком, да и выстрелил себе в голову. Резинка выбросила пистолет в коридор, и никто даже не заподозрил, что это было самоубийство. Убийца, конечно, много где понадеялся на удачу (и на своё знание психологии — почти на всё нижеперечисленное в тексте есть обоснуй). Мог ли он быть уверен, что все приглашённые соберутся на острове? Что доктор поведётся на его уловки? Что Веру удастся настолько сломать (или он надеялся, если что-то пойдёт не так, задушить её?) Что не придётся разбираться со здоровяком Ломбардом вместо Веры? Что недобитые жертвы точно не смогут договориться между собой и спать в одной комнате (хоть они и англичане со всеми вытекающими, но тем не менее!), выставляя половину в качестве часовых? Что его, изображающего мертвеца, не разоблачат? И, наконец, что Ломбард вообще возьмёт с собой оружие и при этом не притащит с собой слишком мощный пистолет, который при попытке убийцы застрелиться не испортит всю интригу, вышибив ему весь затылок в подушку? Но, несмотря на такую условность, роман всё-таки шедеврален, и не в последнюю очередь из-за такого неожиданного финала.

Пьеса[править]

Адаптацию V.1.0 для постановки в театре написала лично Кристи. Сначала она также называлась «Десять негритят», позже была переименована в «И никого не стало» / «И не осталось никого» (And Then There Were None). Фанаты заставили Кристи кардинальным образом изменить финал, и два самых «чёрных» негритёнка романа были заметно осветлены. Филипп Ломбард и Вера Клейторн на самом деле не виноваты в том, в чём их заподозрил убийца. Максимум, что им можно предъявить — халатность, да и то с натяжкой.

В книге Вера — убийца, отпустившая мальчика в море, зная, что он утонет, а потрясённый этим Хьюго Хэмилтон разрывает с ней отношения, в пьесе — всё наоборот. Несчастного мальчика Питера Огилви отпустил плыть к скале его дядя Хьюго, и он же задержал Клейторн, которая бросилась его спасать. Ребёнок утонул, Хьюго получил титул и наследство и начал наслаждаться жизнью по полной. Думаете, он получил приглашение на Остров? Чёрта с два. За всё пришлось отдуваться несчастной Клейторн (очевидно, встреча судьи и Хьюго Хэмилтона произошла не только в романе, но и в пьесе, и судья наивно поверил версии Хьюго).

Ломбард же взял приз «Сусанин года», заведя свой отряд из двадцати негров в неведомые дали африканского буша, но далее, к своей чести, сделал что мог: отправился напрямую через буш в одиночку за спасателями, а туземцам оставил ружьё, боеприпасы и всю провизию. К сожалению, этого оказалось недостаточно, и туземцам до прибытия спасателей продержаться не удалось. В финале Клейторн и Ломбард выживают, потому, что Вера — скверный стрелок, а Ломбард — очень даже наоборот. Уоргрейв уже накинул петлю на несчастную Клейторн, но меткий выстрел Ломбарда сзади навсегда обрывает все попытки судьи добиться торжества справедливости в этом грешном мире. После этого Вера и Филипп целуются, все счастливы.

В военные годы в измученной ежедневными бомбардировками Великобритании хэппи-энд понравился зрителям. Пьеса имела колоссальный успех, её ставили даже английские военнопленные в немецком плену для поднятия духа. Хотя ещё в 1944 году с разрешения писательницы была предпринята попытка поставить пьесу по сценарию оригинала, оставшаяся незамеченной. Пьеса до сих пор не сходит с подмостков театров, а все попытки отдельных энтузиастов вернуть ей изначальный финал романа (последний — в 2005 г.) терпят неизменный крах. Долго на сцене в таком варианте она не задерживается. Только хэппи-энд, только хардкор. Про большой экран и говорить не приходится (последняя британская экранизация — не фильм, а телесериал). Вот такая она, публика!

Адаптации[править]

Стоит ли говорить, что настолько успешная книга была не единожды воплощена в других видах искусства? По её мотивам снимали фильмы, телесериалы, рисовали комиксы и даже сделали видеоигру. Почему-то в адаптациях чертовски любят менять имена персонажам, об этом будет подробнее сказано ниже.

В киноверсиях многим персонажам меняют состав преступления — так, Клейторн и её переименованные аналоги обвинялись в убийстве любовника сестры (в пьесе всё-таки речь шла об утоплении мальчика). Время от времени персонажей меняют на совершенно других — чего только стоит замена старой девы Брент на актрису в экранизациях 1965, 1974 и 1989 годов (собственно, вторая — это явный ремейк первой). Время от времени меняется место действия: в 1965 году вместо оно переместилось в Альпы, в 1975 — в древний дворец посреди пустыни в Иране, в 1989 — на африканское сафари, ждём версии в космосе (уже есть — «ДеВять негритят» Ильина).

И, наконец, персонажей регулярно переименовывают, не всегда ясно, зачем. Всю ситуацию запутывает то, что последующие фильмы подражают предыдущим, а не пьесе — так, линия о том, что Ломбард на самом деле самозванец, пошла из первого фильма. Вообще в том или ином виде роман на сегодня экранизировали четырнадцать раз, существует даже индийская версия (впрочем, с оригиналом ничего общего не имеющая, тут скорее «вдохновились»), а также ливанский и японский телесериалы. И все адаптации, кроме говорухинской и сериала, снимались по пьесе.

1945[править]

«И никого не стало», США, режиссёр — француз Рене Клэр. Первая экранизация почему-то сделана в духе чёрной комедии. Юмора добавляет то, что в русскоязычной озвучке персонажей считалочки упорно называют негритятами, хотя ясно видно, что фигурки и особенно картинки изображают индейцев. Изменён состав преступления некоторых из персонажей. Именно из этого фильма появилось то, что Вера обвинялась не в утоплении мальчика, а в убийстве любовника сестры. Вторая находка фильма 45, использованная в версиях 65, 74 и 89 года — в том, что Ломбард на самом деле самозванец, друг настоящего Ломбарда по имени Чарльз Морли, желающий разобраться в ситуации, почему тот покончил с собой после получения письма (совершал ли он то, в чём его обвиняет убийца, мы так и не узнаем). Марстона по совершенно непонятным причинам заменили на русского эмигранта, «профессионального гостя», как он себя рекомендует, князя Никиту Старло[2], умеющего играть на рояле «Отвори потихоньку калитку», в качестве русской экзотики. Впрочем, фильм изображает ведь 1930-е годы, такие эмигранты и впрямь были «модными» гостями в английских компаниях. Убийца же почему-то превращается в хвастливого маньяка, какие обычно выкладывают перед жертвой все свои планы перед тем как её не убить.

1965[править]

«Десять маленьких индейцев» (Ten Little Indians), Великобритания, режиссёр Джордж Поллок. Местами похоже на ремейк предыдущего фильма (есть некоторые визуальные отсылки, даже кошка тоже присутствует). Действие перенесли во времени и в месте — убийства происходят на горном курорте в Австрии, куда жертв доставляют при помощи канатной дороги. Многие персонажи переименованы, некоторые виновны не в таком преступлении, как было в оригинале. Нескольких персонажей переделали в совершенно других: так, старую деву Брент заменили вообще противоположной по характеру и внешности актрисой Илоной Берген. Слуги, которые тут носят фамилию Громанн, ведут себя совершенно не похоже на пару из оригинала — постоянно ссорятся между собой, муж разок бьёт жену по лицу, а позже — устраивает драку с Ломбардом. Марстон стал певцом Майклом Рейвеном (в его роли снялся певец Фабиан, который, конечно, играет и поёт, прежде чем «поперхнуться»). Многие убийства изменены в соответствиями с условиями гор (см. в разделе о тропах).

1974[править]

Снова «И никого не стало», совместного производства Германии, Италии, Франции и Испании под режиссурой Гарри Тауэрса. По сути, это ремейк фильма 1965 года (да, ремейк на ремейк фильма, который адаптирует пьесу, адаптирующую книгу…), только действие перенесено в соответствующую современность, а место действия — во дворец посреди иранской пустыни. Вообще самое примечательное в этом фильме — Шарль Азнавур в роли Мишеля Равена (Майкл Рейвен тут сменил национальность), который, опять же, исполняет в фильме пару песен. Вместо старой девы снова актриса, генерал же куда круче, чем в оригинале (и куда круче, чем в первой экранизации, где он представлен совсем уж старым маразматиком). Опять же, некоторые убийства совершены абсолютно другими способами — с применением местных традиций, фауны и погодных условий.

Советская экранизация[править]

Десять негритят.jpg

Да, лишь к 1987 году стараниями режиссёра Станислава Говорухина мир увидела экранизация не пьесы, а самого романа, снятая в «старинном» замке Ласточкином Гнезде в Крыму. И под названием «Десять негритят», которое совершенно адекватно переводится на английский как «Ten Little Negroes». Естественно, получилось темнее и острее, хотя бы за счёт того, что это единственная экранизация, где сохранён изначальный мрачный финал. Отчасти её можно отнести к жанру джалло. Да ещё и кровавее, и первая же смерть порадовала непуганных советских зрителей: отравленный персонаж Александра Абдулова мало того, что задыхался реалистичнее и страшнее, чем в предыдущих версиях[3], так ещё напоследок упал головой на стол, разбив лицом бокал и залив скатерть кровью. В целом снято близко к тексту книги, не считая мелочей и ставшей у тому времени традицией любовной сцены между Верой и Ломбардом (правда, он её вообще-то насилует, но разум Веры достаточно повреждён, и она быстро принимает случившееся, как должное). Хотя концовка была значительно изменена: убийца в своём финальном монологе не упоминает ни о смертельной болезни, ни о своих маньяческих мечтах, ни о желании устроить идеальное преступление. Вместо этого он говорит о том, что сыт по горло коррумпированными судами и хотел провести собственный справедливый суд, а затем, высказав желание теперь покарать и самого себя, просто стреляет себе в голову безо всяких ухищрений с резинкой, так что любой следователь сразу поймёт, кто во всём виноват. Может быть, это изначально задуманный ход — сделать честного вигиланта из маньяка, для которого вина жертв была самооправданием (и вигиланту ни к чему было бы устраивать ещё и цирк для полиции). Или же авторы просто поняли, что не уложатся в хронометраж, если снимут ещё сцену с полицией и то, о чём рассказывало послание из бутылки. Так или иначе, на Западе эту версию, судя по впечатлениям на TVTropes, весьма котируют.

1989[править]

Снова «Десять маленьких индейцев», снова Великобритания, режиссёр — Алан Биркиншоу. И снова персонажей закинули куда подальше, на этот раз — в Африку на сафари. За неимением особняка, живут они в палатках, трупы по понятным причинам хоронят. И оружие тут не у одного Ломбарда, тут у всех ружьё имеется (вот только патроны им подменили на холостые). Эмили Брент и в этот раз заменили на актрису, Мэрион Маршалл, ещё и сделали лесбиянкой. Тело доктора тут находят вскоре после его убийства, а не подозревают его в том, что это он убийца, до последнего. Кстати, Герберт Лом, играющий генерала, снимался в предыдущем фильме в качестве доктора. По мнению автора статьи, фильм слабоват. По мнению большинства зрителей, автор статьи ещё очень мягко выразился.

Мини-сериал 2015 года[править]

«И никого не стало», трёхсерийный мини-сериал, США. Первая англоязычная экранизация именно по книге. Расхождений с оригиналом достаточно, но в целом близко. Забавно видеть Тайвина Ланнистера Чарлза Дэнса в роли Уоргрейва. Интересно также то, что в подробностях показаны и обстоятельства совершения гостями преступлений, в которых их обвиняет убийца, причём в большинстве случаев (и здесь слабость данной версии) нарушен главный принцип: генерал лично застрелил Ричмонда, Ломбард лично вырезал сотоварищи негритянскую деревню, Роджерсы лично задушили хозяйку подушкой, а Блор лично забил арестованного до смерти; словом, если в книге убийца истреблял людей, чью вину невозможно доказать в принципе, то здесь преступникам просто повезло удачно замести следы. Кому-то подкорректировали характер — например, Армстронга сделали истериком, а богобоязненная мисс Брент явно испытывала к той своей служанке не материнские чувства. Финал ближе к оригиналу, чем даже советская версия, хотя и здесь можно предположить, что полицейские быстро догадаются, что на самом деле произошло.

Мини-сериал 2020 года[править]

«Их было десять», режиссёр Паскаль Ложье, создатель «Мучениц» и «Страны призраков». От романа остались только название и концепция — восемь виновных в чьей-то смерти гостей и двое виновных в чьей-то смерти слуг оказываются на острове, где их начинают выпиливать в рамках реалити-шоу. Остров, кстати, теперь тропический.

Видеоигра[править]

«И не осталось никого», 2005 г., по мотивам романа. Главный герой — племянник капитана Нарракота, которому не повезло застрять на острове вместе с гостями. Убийцей в игре сделали совсем другого персонажа.

Что тут есть[править]

Основное[править]

  • Благородный маньяк. У здешнего душегуба всё-таки мотивация вполне достойная. Он маньяк на всю голову, но держит себя в руках, невиновных не убивает. Фактически это вигилант и зло воздающее.
  • Взрослый сюжет из детского фольклора — убийца придумал весьма занимательный сюжет из кровожадной детской считалочки. Возможно, кодификатор.
  • Гамбит Танатоса / Злодей, косящий под жертву / Смерть — лучшее алиби. Уоргрейва «убили» шестым, т. е. пятым с конца, и он ушёл таким образом из-под подозрения остальных участников. По завершении гениального преступления-мести он действительно убил себя, причём так, чтобы его приняли за жертву. В эпилоге детективы, рассматривавшие в качестве подозреваемых последних четырёх жертв, не приняли во внимание именно его.
    • Менее известно (для тех, кто не читал) то, что доктор был в сговоре с «убитым». Правда, он не подозревал об истинной цели «спектакля», поскольку доверял судье и думал, что тот хочет сбить убийцу с толку — а судья убил подельника.
    • В театральной версии и её адаптациях была инсценирована смерть Ломбарда (вернее, лже-Ломбарда): они с Клейторн догадались, в чём дело, и сделали вид, будто она его застрелила, чем сбили убийцу с толку. В версии 1989 г. она, кстати, просто промазала.
  • Жертва — козёл / Пнуть сукиного сына. Тут у каждого рыльце в пушку (или почти у каждого, если речь о пьесе и её экранизациях). «Мистер Оуэн» составил себе список, по которому будет убивать — в начале поставил тех, чью вину считал меньшей, а самых злодейских злодеев оставил под конец, и наконец «отпинал» самого себя.
    • По книге он не считал себя виновным — приговаривал к смерти только за дело, в том числе и Ситона, которого упоминал голос на пластинке. Он покончил с собой, так как был смертельно болен и терять уже было нечего, а полиции создал головоломку «Кто убийца».
  • К чёрту закон, я делаю добро! — в отношении к своим жертвам убийца руководствуется именно этим тезисом. Педаль в пол в случае с Брент — её убийца покарал за злостное нарушение норм КЗоТа, приведшее к смерти уволенной.
  • Множество способов умереть — даже в самой книге убийца проявляет завидную изобретательность в плане воплощения считалки в жизнь. А уж если посчитать варианты из адаптаций!
  • Непрямое убийство — педаль в пол. О, чего «негритята» только не делали! С оказанием помощи не спешили, без еды бросали, на верную смерть посылали, невиновных в тюрьму отправляли, поплавать в опасном месте разрешали… Карающий их убийца и сам ближе к концу использует подобный метод.
    • Есть точка зрения, что и Хьюго Хэмилтон, присутствующий лишь в воспоминаниях, был таким непрямым убийцей и вполне заслужил место на острове: он мог вполне целенаправленно спровоцировать Веру на преступление, сказав, что женился бы на ней, если б у него были деньги, и что деньги бы у него были, если бы не его племянник. А когда Вера убила племянника, наследство перешло к Хьюго, а она стала больше не нужна — он изобразил, что потрясён её поступком, и разорвал с ней отношения[4].
  • Смертельное приглашение / И поэтому всех вас собрал сегодня я! — неплохо наши «негритята» съездили в гости / на вечеринку / поработать, или кого чем ещё заманили на остров. Хороший тамада, и конкурсы интересные…
  • Убийцей был главный герой (точнее, одним из POV-ов) кодификатор.
    • «…Я придерживаюсь того мнения, что мистер Оним (будем называть его так, как он сам себя именует) — на острове. Никаких сомнений тут быть не может. Если считать, что он задался целью покарать людей, совершивших преступления, за которые нельзя привлечь к ответственности по закону, у него был только один способ осуществить свой план. Мистер Оним должен был найти способ попасть на остров. И способ этот мне совершенно ясен. Мистеру Ониму было необходимо затесаться среди приглашённых. Он — один из нас…» (Уоргрейв. Счёт трупов)
    • «Здесь, в комнате, нас пять человек. Один из нас — убийца. Положение становится всё более опасным». (Он же озвучивает счёт менее чем через сутки)
  • Убийства в театральном стиле — пожалуй, кодификатор. Ну и вот скажите после такого, что «мистер Оуэн» не полный псих. Зачем ему понадобилось устраивать всё это шоу со считалочкой, статуэтками и прочими спецэффектами? Жертвы и без того быстро одурели бы от страха.
  • Умереть может каждый. Если это не театральная версия, то умрут все. Это общеизвестный спойлер.
  • Шоу в бутылке — всё действие развивается на острове у южных берегов Англии. В романе дом совершенно современный, и в книге упоминается что от этой современности узникам на острове только хуже. Они менее бы боялись, будь то скрипучий старый дом с потайными ходами и тёмными углами, а от этой новой, отлично освещённой современности им ещё более не по себе. А еще в таком доме постороннему совершенно негде спрятаться, а это значит…

Тропы в адаптациях[править]

  • Адаптационная любовная линия — Вера и Ломбард в пьесе и её экранизациях.
  • Бонус для внимательных. В советском фильме можно заметить момент, когда убийца, махнув рукой, подбрасывает яд в бокал Марстона. Да и по тому, где находится отравитель, можно понять, кто это.
  • Вопиющий неканон — экранизации 1965, 1974 и 1989 г. От первых двух сама Кристи пришла в ужас, до третьей (вообще самой слабой) просто не дожила. Половине персонажей поменяли фамилии, многим изменили биографию и возраст. Больше всего досталось Брент — из старой девы она превратилась в ослепительную красавицу-кинозвезду. Ломбарду устроили драку с Роджерсом (в экранизациях это крепкий и сильный мужчина). Ну должен же Ломбард показать наглядно свою крутость! Объективности ради — экранизации 1965 и 1974 сами по себе достаточны неплохи. Первая — классическая голливудская картина с голливудским красавцем и красавицей в роли Ломбарда и Веры, вторая — типичная европейская 1970-х с экзистенциональными мотивами (действие картины происходит в самом сердце безлюдной пустыни в Иране). Но с оригиналом создатели картин обошлись весьма и весьма вольно. И разумеется, у всех этих фильмов хэппи-энд.
    • А вот говорухинская версия, как отмечено в английской Вики, «сохранила мрачное повествование и концовку, которые были в романе Кристи». Только постельная сцена между Клейтон и Ломбардом неуместна. Под троп эта любовная линия попадает потому, что в романе к этому моменту все оставшиеся «негритята» уже смертельно боялись друг друга: вечером находились все в одной комнате, а ночью закрылись в своих спальнях на все замки. К тому же тёртый Ломбард не позволил бы себе «попасться на приманку». Впрочем, эта сцена скорее напоминает изнасилование, так что говорить именно о любовной линии тут можно с большой натяжкой.
  • Героизм в адаптации — в советском фильме чуть обелён убийца: не указано, что он в первую очередь хотел убивать людей и успешно это желание в себе подавлял, а вигилантство стало для него способом совершить убийство без особых мук совести.
  • Давайте разделимся — экранизации 1965 и 1974. После гибели второй жертвы оставшиеся «индейцы» решают обыскать особняк (действие фильмов происходит не на острове, а в австрийских Альпах и в иранской пустыне соответственно). Сначала разбиваются на пары, но в ходе поисков все эти пары распадаются (дурной пример подала пара «генерал — кинозвезда»: генерал намекнул кинозвезде, что догадывается о некоем неблаговидном поступке из её прошлого, и та в негодовании убегает). Финал подобного розыска очевиден: к двум жертвам присоединяется третья — вышеназванный генерал.
  • Другая смерть в адаптации — почему-то сплошь и рядом.
    • 1945 — генерала закололи ножом, в книге — ударили по голове тяжёлым тупым предметом. На Блора обрушили не медведя, а стоявшее на стене кирпичное украшение. Убийца не стреляется, а травится, перед этим чистосердечно раскрыв свой план Вере и внезапно оказавшемуся не убитым Ломбарду.
    • 1965 — генерала снова режут. Повариха Эльза Громанн пытается сбежать из рокового шале по канатной дороге и разбивается вместе с кабинкой, поскольку кто-то подрезал трос (её книжный прототип, Этель Роджерс, была отравлена). Её муж погибает не от удара топором по голове при рубке дров, а от удара топором по альпинистскому тросу при попытке в одиночку спуститься из проклятого лагеря. Блора убивают медведем, но не часами, а просто скульптурой. Армстронга не утопили, за неимением водоёма, а столкнули со скалы. Убийца в конце снова травится.
    • 1975 — повариха опять же не отравлена, а задушена верёвкой. По словам одного из персонажей, так древние персы казнили женщин-убийц (действие происходит в Иране). Её муж и вовсе погибает то ли от солнечного удара, то ли обезвоживания, когда пытается дойти по жаркой пустыне до ближайшего города (да, прошагать двести миль). Для убийства актрисы вместо шприца-шмеля использована змея, Блора безо всяких медведей банально столкнули с высоты, генерал привычно зарезан, а доктор снова умер непонятно от чего, а не утонул (тут-то тем более тонуть не в чем). Убийца травится и тут.
    • 1989 — доктора, похоже, задушили, а Блора убили ножом, приколов к телу плюшевого мишку. Убийца… да, вы правильно поняли, травится.
    • В сериале 2015 Брент не колют яд шприцом, а закалывают вязальной спицей. Кроме того, другая смерть — у закадровых персонажей. Так, в оригинале и всех остальных адаптациях Блор подставил невиновного, и тот умер в тюрьме от туберкулёза, здесь же он лично забил заключённого до смерти. Роджерсы в оригинале просто «забыли» дать лекарство хозяйке, здесь же — задушили подушкой. Генерал не отправляет любовника жены на верную смерть, а лично стреляет в него. Служанка мисс Брент не утопилась, а бросилась под поезд. Ломбард же не бросил отряд без припасов, а вырезал африканскую деревню, чтобы завладеть алмазами.
  • Жуткие увеселения. Авторы версии 2015 года добавили от себя «пир во время чумы» оставшихся четверых жертв после смерти Уоргрейва. Жутко смотрится, как они, занюхивая алкоголь кокаином, танцуют под… обвинительную речь с пластинки. Армстронг ещё и рассказывает развесёлые истории о том, как был на войне и проводил ампутации.
  • Здорово, убивец! — в экранизации Говорухина мисс Брент зачитывает убийце, с которым осталась наедине, строку из Библии: «Послушайте, как это верно…»
  • Злодей, молящий о пощаде. Вера в сериале именно такова. Уговаривала убийцу её пощадить, мол, давайте вместе всё свалим на Ломбарда. Не помогло.
  • Злодейство в адаптации. С переподвывертом в видеоигре: в сторону большего или меньшего злодейства. Например, Уоргрейв из игры ни в одном варианте не оказывается тем самым маньяком, зато выясняется, что он и правда отправил на виселицу невиновного. И, сами понимаете, в его проделках на острове будет виноват кто-то, на ком в оригинале висело преступление помельче.
    • Ситон, которого судья отправил на виселицу, в оригинале совершил только одно убийство (да, как раз этот преступник, Эдвард Ситон, действительно не был невинной жертвой). В сериале 2015 года же Ситон — маньяк-убийца.
    • Хьюго Хэмилтон (возлюбленный Веры) в театральной версии был настоящим виновником гибели своего брата Сесила, в которой убийца, не разобравшись, обвинил Веру.
    • А ещё Роджерса и его переименованные варианты часто делают домашним тираном, избивающим жену.
  • Знаменитые последние слова. «Теперь, когда долг мой выполнен и правосудие, очищенное от скверны, торжествует, я сделаю шаг, совершить который под силу только величайшему судье, ибо истинное величие судьи — в способности покарать… себя!» — Уоргрейв у Говорухина.
    • А ещё он говорит: «Множество оправданных преступников, множество невинно осужденных. Я и есть правосудие!». И неизвестно, за что он осудил себя: за все эти ошибочные приговоры, за десятку «негритят» или какой-то собственный проступок.
  • Кавайная неко. В варианте 1945 Эмили Брент привезла с собой на остров кошку. В фильм 1965 пушистый персонаж также перекочевал. В обеих версиях убийца во время своей финальной речи эту кошку гладит.
  • Кастинг-агентство «WTF?». Никто не спорит, что в советской экранизации играют великолепные актёры, только… уж очень похожи между собой Анатолий Ромашин (доктор Армстронг), Алексей Жарков (Блор) и Александр Кайдановский (Ломбард). И если учесть, что характерами играемые ими персонажи серьёзно различаются, то сходство это очень плохо влияет на зрительское восприятие.
  • Ложная инвалидность — в театральных постановках часто любят сажать убийцу в инвалидное кресло. Конечно, оказывается, что это маскировка, и ходит он отлично.
  • Непрямое убийство: в книге убийца сбросил тяжёлые часы на голову одной из жертв собственноручно, в фильме Говорухина — поставил часы на окно, привязав верёвкой к дверной ручке, так что открывший дверь немедленно получил часами по кумполу.
  • Окрутеть в адаптации. Генерал был в книге просто подряхлевшим воякой, в фильме же 1974 года он выглядит крутым дедулей. И погибает он тут не сидя в кресле и смирившись с судьбой, а активно участвуя в обыске дворца наравне с остальными «негритятами».
  • Он действительно злодей! — у Говорухина педаль выжата в пол в отношении Уоргрейва, так как создатели его намеренно «подставляют». Для начала судья отражается в подносе, на котором собственноручно расставляет фигурки негритят (в этом эпизоде снялся не Владимир Зельдин, а сам режиссёр, но общие черты — небольшие усы и лысина — у них схожи). После первой смерти судья, ложась в постель, зловеще ухмыляется. Перед убийством генерала мы видим, как судья складывает газету и поднимается из кресла, а подмышкой у него трость (генералу пробили череп). Судья наблюдает за Роджерсом из окна, а вскоре того находят с разрубленной топором головой. Единственное алиби судьи — это его смерть. Фальшивая. И вдобавок, именно он призывает всех подозревать и не верить друг другу, нагнетая атмосферу паранойи.
    • А некоторые зрители, в том числе и автор данной правки, смотря в первый раз, искренне недоумевали, как при прослушивании пластинки «негритята» не почуяли неладное. Ну явно же Зельдин (судья) читает! А потом узнавали: нет, это ушки так глючат, пластинку озвучил Игорь Ясулович. Хотя сходство настолько сильное, что, может, так и было задумано. (В оригинале пластинку через подставных лиц заказали в студии звукозаписи).
  • Поумнеть в адаптации. В японском мини-сериале 2017 года тупой лоботряс Энтони Марстон (вернее, тут его зовут Гомио Таку), стал писателем и, кто бы мог подумать, первым догадался, что А. Н. Оуэн звучит как «Неизвестный» ещё до того, как прозвучала запись. Правда, всё равно умер первым.
  • Похорошеть в адаптации — фильм Говорухина. Брент в романе — сухая, маленькая некрасивая старая дева 65 лет; её играет Людмила Максакова, и мисс Брент превращается едва ли не в светскую львицу. Намного благообразней также стали Уоргрейв в исполнении Владимира Зельдина (в романе Уоргрейва постоянно сравнивают с черепахой, змеёй или в целом с рептилией) и инспектор Блор, которого играет симпатичный Жарков (в романе у Блора крупные и грубые черты лица, а его самого часто сравнивают с кабаном и медведем).
    • Талант превыше внешности — ни Алексей Жарков, ни Александр Кайдановский совершенно не похожи внешностью на книжных Блора и Ломбарда. Но как же они играют! Диалоги между ними — это лучшее, что есть в фильме. Кому какое дело, что в романе Блор — могучий широкоплечий мужик с грубыми чертами лица, а Ломбард — дочерна загорелый, темноволосый усач. У Жаркова получился самый симпатичный и обаятельный Блор из всех его экранных воплощений, а уж западные Ломбарды нашему Ломбарду просто в пупок дышат. Особенно этот последний, который гномик. Хотя как раз он по внешности больше всех похож на оригинал.
  • Прибытие кавалерии. В версии 1989 года именно так выглядит прибытие «Ломбарда»: Вера уже висит в петле и пытается удержаться, хватаясь за верёвку. Девушке повезло, что он не обиделся на неё за то, что она пять минут назад пыталась его застрелить.
  • Светлее и мягче — вообще пьеса и её адаптации с их хэппи-эндом выглядят полегче оригинала и его экранизаций. Но фильм 1945 с его несерьёзным тоном и милым злодеем выглядит совсем лёгоньким.
  • Сменить ориентацию в адаптации. В сериале 2015 года, во-первых, сказано, что Джеймс Ландор был задержан по обвинению в гомосексуализме (да и убит на этой почве), а во-вторых, очевидно, что богомольная Эмили Брент относилась к служанке не совсем так, как предписывают священные писания.
  • Сменить пол в адаптации. В японском телесериале 2017 года женщиной стал доктор Армстронг (тут её зовут Эрика Конами). Вообще именно Армстронгу часто меняют пол в театральных постановках, когда надо добавить ещё одного женского персонажа.
  • Темнее и острее. Экранизации непосредственно романа по сравнению с пьесой и её воплощениями. Что советский вариант, что сериал смотрятся как напряжённый психологический триллер, и они куда более кровавы: чего стоит только разрезанное лицо Марстона в советском фильме или то, как порубили Роджерса в сериале. Вера Клейторн в сериале тоже не просто вешается, а успевает ещё побалансировать на перевёрнутом стуле и поумолять о пощаде разглагольствующего убийцу, и смотрится это жутковато.
  • Теперь Джульетте не 13 лет!. В экранизации 1974 сбитых первым «негритёнком» детей сделали взрослыми, мужем и женой. Видимо, не хотелось делать совсем уж мерзким персонажа, которого играет сам Азнавур (он и высказывает куда большее сожаление, чем его бездушный прототип). В экранизациях 1965 и 1989 возраст погибших просто не назван.
  • Удобная цензура — в кульминации фильма 1945 года, когда Вера уже видит настоящее лицо убийцы, от зрителей его по-прежнему скрывают при помощи абажура висящей над бильярдным столом лампы.
  • Цветное настоящее, чёрно-белое прошлое — в фильме Говорухина события на Негритянском острове сняты в цвете, воспоминания Клейторн и сон Ломбарда (также о прошлом неприглядном поступке капитана) сняты в сепиевой гамме.
    • В конце фильма идет реконструкция — Когда Вера с облегчением возвращается в свою комнату и обнаружив приготовленную виселицу, она, съедаемая собственной совестью, видит свою пляжную прогулку с ребенком. Ранее в фильме её демонстрировали черно-белой, а в этот момент она становится цветной, а вот реальность становится черно-белой.
  • Целую, Тоска (у Говорухина) — что значит вовремя стащить пистолет.
  • Шатен с тёмной душой — Марстон в исполнении Александра Абдулова.
  • Это встречный паровоз — преступление Блора в экранизации 2015 года. Явился в камеру арестованного гомосексуалиста (тогда это была ещё криминальная статья), сказал ему, мол, ну ладно, преступление у тебя мелкое, в общем, я тебя отпускаю, иди и больше с мужиками ни-ни. А потом посмотрел на обрадованного парня и добавил: «Чё, надеялся, что я тебе так скажу?» — и начал избивать…

Сменить имя в адаптации[править]

Это постоянно делается в экранизациях, основанных именно на пьесе. Лишь в советском фильме и сериале ВВС, основанных непосредственно на романе «Десять негритят», имена персонажей оставили неизменными (разве что у Говорухина Вера Клейторн стала Верой Клейстерн — это так «th» в фамилии озвучили).

  • 1945:
    • Генерал Джон Гордон Макартур стал генералом сэром Джоном Мандрейком. В данном случае персонаж переименован по политическим соображениям, дабы не задеть другого генерала Макартура, который как раз в это время воевал на Тихоокеанском театре военных действий. Да и в вышедшей в 1943 году пьесе, кстати, его звали Маккензи.
    • Судья Лоуренс Джон Уоргрейв стал судьёй Фрэнсисом Дж. Куинканноном.
    • Энтони Марстон стал Никитой Старловым.
  • 1965:
    • Вера Элизабет Клейторн стала Энн Клайд.
    • Филипп Ломбард стал Хью Ломбардом.
    • Судья Лоуренс Джон Уоргрейв стал судьей Артуром Кэнноном.
    • Энтони Марстон стал Майклом Рейвеном.
    • Томас и Этель Роджерс стали Иосифом и Эльзой Громанн.
    • Генерал Джон Гордон Макартур стал генералом сэром Джоном Мандрейком.
    • Эмили Брент была заменена совершенно новым персонажем (даже фактически вообще противоположным!), актрисой по имени Илона Берген.
  • 1974: единственное имя, которое оставили без изменений — доктор Армстронг.
    • Генерал Джон Гордон Макартур стал генералом Андре Сальве.
    • Энтони Марстон стал Мишелем Равеном.
    • Вера Элизабет Клейторн стала Верой Клайд.
    • Филипп Ломбард опять стал Хью Ломбардом.
    • Судья Лоуренс Джон Уоргрейв снова стал судьей Артуром Кэнноном.
    • Уильям Генри Блор стал Вильгельмом Блором.
    • Томас и Этель Роджерс стали Отто и Эльзой Мартино.
    • Эмили Брент была снова заменена актрисой по имени Илона Морган.
  • 1989:
    • Фамилия генерала теперь Роменски.
    • Доктора Армстронга переименовали в Ганса Вернера.
    • Дворецкий Роджерс не Томас, а Элмо.
    • Вместо мисс Брент опять другой персонаж, актриса Мэрион Маршалл.
  • И что уж говорить об индийской или японской адаптации! Там и национальность все сменили.

Остальное[править]

Судья Уоргрейв
  • Антиреклама спиртного.
    • Армстронг убил пациентку, потому что оперировал с похмелья (в оригинале) или вовсе пьяным, и в итоге за это сам поплатился жизнью. В фильме 1945 года он, кстати, с самого своего появления постоянно прикладывается к бутылке, чего в книге не наблюдалось (более того, в книге он как раз после этого случая и бросил пить).
    • Есть предположение, что Блор (бывший полицейский!) и Ломбард (военный!), повидавшие за свою карьеру много настоящих мертвецов, не распознали уловку мнимого покойника именно потому, что в тот день неплохо так напились.
    • Тони Марстон (особенно в фильмах 1965 и 1974, хотя там его зовут не так) довольно сильно налегает на спиртное, так что не удивительно, что смерть подстерегала его именно в очередном бокале. Можно подумать, что из-за опьянения он не обратил внимание на характерный запах цианида, но тут дело в том, что этот запах на самом деле действительно способны почувствовать только 40 % людей. В некоторых вариантах упомянуто, что и детей он задавил, будучи пьяным за рулём.
    • В фильме 1945 года Роджерс, стремясь показать, что он не травил спиртное, продегустировал всё, что было, и довольно-таки наклюкался. Может быть, поэтому он потерял бдительность.
  • Бедный злодей!. Генерал Макартур всё-таки вызывает сочувствие. Скорее даже он кающийся грешник, несмотря на то, что в начале петушился. Под конец он просто сел на берегу, выговорился Вере, что его поступок изъедал его всю жизнь, и что смерть примет, как облегчение. Пожалуй, то, с каким спокойствием он сидел и ждал убийцу, можно считать смертью с достоинством.
    • В сериале 2015 Блор выглядит довольно жалко под конец, рыдает и явно раскаивается в том, что сделал. В оригинале он сохранял самообладание до самой смерти и вообще был тем ещё сухарём.
  • Великолепный мерзавец — главгад, судья Лоуренс Уоргрейв. Особенно крут в книге, но во многих экранизациях тоже производит впечатление, особенно в советской и BBC-шном сериале. Ломбард также выглядит чертовски крутым, при том что свою гадскую натуру не то что не скрывает, а даже выпячивает, см. ниже.
  • Вешалка для собак — Ломбард. Из всех, собравшихся на острове — самый коварный, опасный и безжалостный человек, даже не скрывающий мерзопакостности своего характера и не выражающий ни малейшего раскаяния в содеянном. Выглядит подозрительно, всё время «скалит острые белые зубы». Да ещё, как бы мимоходом, разводит остальных на откровенность относительно совершённых ими преступлений. Особенно в отечественном фильме, где он получился очень хорошо — вроде и не писаный красавец, но обаятельный в своей зловещести.
    • Он вообще даже выглядит, как хищный зверь: Кристи сравнивает его с ягуаром, а Вера подумала: «На волка — вот на кого он похож… У него совершенно волчий оскал…»
  • Водит, как псих. Тони Марстон. В сериале даже два раза показано, как именно он водит.
  • Возьми себя в руки!. После четвёртого убийства Вера, вспомнив, о чём идёт речь в считалочке дальше, начинает истерично хохотать, спрашивая, откуда на этом острове возьмутся пчёлы, и доктор Армстронг приводит её в чувство при помощи пощёчины. Что интересно, в сериале 2015 года наоборот: истерит Армстронг, а Вера его бьёт.
  • Голос. Звучащий с пластинки голос, конечно, не принадлежит убийце, тот ради конспирации через подставное лицо нанял актёра, которому наврали по поводу того, зачем он это читает. В англоязычных озвучках этот голос принадлежит не абы кому: так, в 1965 году текст читал Кристофер Ли, а в 1974 — Орсон Уэллс.
  • Даже у зла есть стандарты. Многие из жертв, не особо страдая от мук совести по поводу своих собственных преступлений, проявляют отвращение к поступкам остальных. Так, грех Ломбарда вызывает негодование генерала и Эмили Брент — первый возмущён недостойным офицера поступком, вторая — его расизмом. Самому Ломбарду было противно узнать, что Вера и правда убила ребёнка, а Вере жаль служанку мисс Брент.
  • Злодейский суицид:
    • Судья пускает себе пулю в лоб как последний штрих своего плана по созданию идеального преступления.
    • С учётом содеянного под троп подходит и его последняя жертва Вера Клейторн. Пополам с смерть равносильна искуплению — она вешается во многом из-за угрызений совести. «Нет ничего проще убийства! Но потом… потом воспоминая о нем никогда не покидают тебя…» Веру убийца старательно доводит, в пьесе и её экранизациях вовсе прямым текстом говорит ей, что её, как единственную выжившую, и так повесят, так что… В 1974 году уже пугает просто пожизненным заключением и «берёт на понт», уверяя, что самоубийство круче.
    • Настоящий Ломбард в нескольких экранизациях.
  • Злой полицейский — Блор, подставивший невиновного. А уж в экранизации 2015 года он совсем злой, собственноручно и собственноножно забил до смерти гомосексуалиста.
  • Кающийся грешник. Армстронг после своего преступления очень раскаивался и бросил пить (в первой экранизации об этом забыли, и доктор постоянно навеселе). Генерал также явно переживает из-за своего поступка.
  • Красная сельдь — в английском тексте считалки написано, что одного из негритят проглатывает красная сельдь. Этим негритёнком оказывается Армстронг, который доверился Уоргрейву и поверил его «красной сельди», что настоящий убийца — Ломбард. Очень изящно подсвечено в самом романе — прорезиненый занавес, из которого делают судейскую мантию, в которую облачён Уоргрейв в момент своей мнимой смерти, именно алого цвета. Красная сельдь, которая проглотит Армстронга. В сериале он смотрится ещё подозрительнее: незадолго до отравления Марстона тот ссорится с доктором.
  • Любовь делает злодеем. Вера совершила своё преступление, чтобы выйти замуж за возлюбленного. Правда, он что-то заподозрил, и ничего у них не сложилось. Также из ревности непоправимый поступок совершил генерал. В версии 1989 года преступление актрисы было совершено тоже из ревности — она позволила утонуть своей любовнице. В сериале и мисс Брент выгнала служанку в припадке ревности.
  • Мучитель животных — врождённая жестокость сочеталась у убийцы с железным чувством справедливости. Поэтому, начав, как многие маньяки, свою «карьеру» с животных, он истреблял исключительно вредителей.
  • Он действительно злодей! — практически все считали, что жестокий судья Уоргрейв отправил на казнь невиновного в убийстве Ситона, то есть, как и остальные, совершил ненаказуемое с точки зрения закона убийство по каким-то личным мотивам. В конце, однако, совершенно определённо говорится: впоследствии нашлись неопровержимые доказательства, что Ситон действительно совершил это убийство, но строил из себя невинную овечку, и Уоргрейв был абсолютно прав (что, по иронии, прямо указывает на его ответственность за убийства на острове!).
    • Поправка: не нашлись впоследствии, а были изначально. Ситон мог рассчитывать только на своё обаяние и хорошего адвоката. Присяжным и репортёрам («негритята» могут знать об этой истории только из газет) получилось запудрить мозги, судье — нет
    • В фильме Говорухина этот момент опущен, и нельзя исключать, что Судья «карает себя» не только за учиненную на острове бойню, но и за смерть Ситона.
  • Не буду я тебя спасать — преступления четы Роджерс и Клейторн. В экранизации 1989 года и в сериале 2015 года подобным образом ведёт себя и «мистер Оуэн» в финале.
«

— Наверное, все было гораздо проще, — сказал Армстронг. — Я спросил сегодня утром Роджерса, чем болела мисс Брейди. Ответ пролил свет на многое. Не буду входить в медицинские тонкости, скажу только, что при некоторых сердечных заболеваниях применяется амилнитрит. Когда начинается приступ, разбивают ампулу и дают больному дышать. Если вовремя не дать больному лекарство, это может привести к смерти. — Уж чего проще, — сказал задумчиво Ломбард, — а это, должно быть, огромный соблазн. Доктор кивнул головой. — Да им и не нужно ничего делать — ни ловчить, чтобы раздобыть яд, ни подсыпать его — словом, им нужно было только ничего не делать.

»
  • Незаметное публичное убийство — в присутствии еще девяти человек убийца ухитрился подбросить яд в бокал первой жертве.
  • Не знает матчасти. Из досье, которое наниматель выдал Блору, тот сделал вывод: «Южная Африка — вот что нужно! Никто из этой компании там не был, а я только что прочел рекламный проспект туристского агентства и смогу поддержать разговор. К счастью, жители колоний занимаются чем угодно. Так что я вполне могу сойти за дельца из Южной Африки». «Вера Клейторн задавала ему дельные вопросы о Южной Африке. Он бойко отвечал. Ломбард прислушивался к их разговору». А потом сказал: «Вы утверждаете, что жили в Южной Африке, и в частности в Натале. Я знаю Южную Африку и знаю Наталь, и готов присягнуть, что вы в жизни своей там не были».
  • Неполиткорректный злодей. Ломбард презрительно высказывается о неграх и евреях. Вера в советской экранизации поддакивает ему, мол, это ведь были всего лишь негры. Эмили Брент в сериале 2015 года не любит евреев, а Блор совершает своё преступление на почве лютой гомофобии.
  • Не щадить детей — Вера Клейторн, особенно в экранизации 2015 года, где её преступление было показано не импульсивным, а тщательно спланированным. Тони Марстон не специально задавил детей, но никаких раскаяний по поводу их гибели не испытывает.
  • Неправдоподобно убедительная маскировка. Всё-таки удивительно, что ни военный, ни полицейский не поняли, что судья жив, — уж они-то настоящие трупы наверняка видали. Ладно уж, было темно, доктор не подпустил их к «застреленному» убийце, но потом они ведь все вместе тащили тело в комнату. Впрочем, это можно объяснить тем, что Блор и Ломбард к тому времени были достаточно пьяны. А вот как ухитрились не заметить подвоха персонажи фильма 1989 года, которые рассматривали «труп» с фонарём, — удивительно.
  • Оборотень в погонах. Блор солгал в суде, подставив невиновного, не просто из сволоты душевной, а за взятку, полученную от настоящих преступников.
  • Откровение у холодильника. Письмо от лица судьи в конце — красивый, неожиданный финал. Но почему тогда Филипп практически открыто признал перед Верой свою вину (диалог про «Как вам удался этот фокус с мраморным медведем»)? А если Филипп виновен, тогда… Вывод: письмо подделано! Кем подделано? Скорее всего, заказчиком всего произошедшего, который нанял Филиппа всё это провернуть. Ведь такая находка — прекрасный отвод внимания, а тот последний разговор на острове никто не слышал.
    • Не всё так однозначно, ибо тонкости перевода. На самом деле Вера сказала: «How was it worked — that trick with the marble bear?», имея в виду именно то, что описал переводчик (как вам это удалось?). Однако её слова можно также понять как «как вам этот трюк с мраморным медведем?», что очень подходит для убийцы-психопата, которым считал её Ломбард. И ответ его соответствующий: «A conjuring trick, my dear — a very good one…» (очень ловкий трюк, моя дорогая, тем самым как бы даёт оценку её изобретательности и ловкости, конечно же). В результате, будучи уверенными, что убийца — другой, они оба слышали то, что хотели слышать.
    • На самом деле указанным образом её фраза с английского языка не переводится. Это именно и исключительно вопрос: «Как это было сделано — этот трюк с мраморным медведем?» Вопроса оценки этого Ломбардом тут нет, и даже контекст не поможет.
    • Не переводится — это если дословно. Вопрос «Как это было сделано?» можно понять и буквально, и как «Ну, видал, чего умею? Что скажешь? Как сделано — круто или нет?»
  • Парад кровавых мальчиков. Некоторых персонажей ещё в книге глючит их собственными преступлениями, особенно Веру и Эмили. Момент из советской экранизации, когда за Ломбардом гоняется зомби-негр — один из самых страшных. А в сериале 2015 года кровавые мальчики мерещатся вообще всем.
  • Подставить невиновного. Блора и Уоргрейва в оригинале убийца обвиняет именно в этом. Вообще вину за свои развлечения на острове он также свалил на других, хотя и не на кого-то конкретного. В сериале Вера в попытке спасти свою жизнь прямым текстом уговаривая его всё свалить на Ломбарда.
  • Последняя девушка — Клейторн.
  • Псевдомилый злодей. Так выглядит Клейторн в оригинале и его непосредственных экранизацях, другие персонажи и не пытаются казаться милыми. А фильме 1945 года сам маньяк весьма улыбчив и вежлив, возможно он скорее даже милый злодей.
  • Самозванец — Блор приехал на остров под фамилией Дейвис. В некоторых адаптациях и под видом Ломбарда на самом деле действует его друг Чарльз Морли.
  • Сожрите друг друга — именно так Уоргрейв расправился с двумя последними «негритятами».
    • Аналогично в советском фильме и британском сериале 2015.
  • Ствол — великий уравнитель — револьвер в руках Клейторн не оставил Ломбарду ни единого шанса. А ведь она — обычная учительница физкультуры, в то время как Ломбард — «человек, весьма полезный в опасной переделке».
  • Устрашающее имечко — Уоргрейв (Wargrave). Grave — «могила», war — как «война». Звучит немного зловеще, не находите?
  • Чёрно-красный — для всех опасный — судья-вешатель и на работе-то носил красную мантию и чёрную шапочку. На острове, имитируя свою смерть, он наряжается в эти же одежды, сделанные из подручных материалов.

Отсылки[править]

  • Аллюзия — в видеоигре Touhou Project музыкальная тема Фландр Скарлетт называется «U.N.Owen was her».
    • Эрик Фрэнк Рассел, повесть «И не осталось никого…» (…And Then There Were None) — название совпадает с названием пьесы.
  • Кто первый разозлится — в Oblivion в квесте по мотивам 10N спровоцировать человека на нападение можно только тогда, когда выживших осталось трое, и каждый гадает, кто из двух других убийца.
  • Сергей Ульев, «Шерлок Холмс и десять негритят» — пародия-кроссовер с другими детективными персонажами, от Огюста Дюпена до комиссара Мегрэ.
    • Джек Кент, «Шерлок Холмс и все-все-все» — издевательская пародия на 10N, а заодно на многие классические детективы.
      • Это он же и есть, а не другая работа в том же жанре.
  • «Плохие времена в отеле „Эль Ройял“» — вариация 10N: в (почти) изолированном месте собралось несколько незнакомых друг с другом людей, каждый из которых хранит какую-то тайну.
  • Убийца — я! — Маски-шоу, серия, пародирующая 10N. В конце в живых остался только герой Георгия Делиева. Он сделал вывод — «Раз все умерли, а я один жив, значит, убийца — я!» Впрочем, герой ничуть не расстроился, а восхитился своей догадкой и спокойно попрощался со зрителями.
  • Алексей Смирнов, «Центр Роста» — главного героя встречает куча странных персонажей, которых затем начинают убивать одного за другим в духе 10N.
  • В телесериале «Приключения Бриско Каунти-младшего» есть серия, сделанная по образу и подобию «Негритят» — некто созвал охотников за головами на остров и принялся методично убивать одного за другим. И инсценировку собственной смерти он в качестве военной хитрости применил.
  • Песня и клип «Zehn Kleine Jagermeister» немецкой группы «Die Toten Hosen». А также пародия на этот клип «Десять дохлых енотов» из мультсериала «Масяня».
  • «Дьявол» 2010 года — только тут виновных в лифте собрал не обычный вигилант, а сам Сатана.
  • Голландский хоррор «Резня на мельнице» — демонический мельник через своего приспешника собирает вместе группу виновных и расправляется с ними.

И напоследок[править]

Существует перевод считалочки от Самуила Маршака. В лучших традициях советской школы перевода Самуил Яковлевич пожертвовал точностью ради художественности, так что по сути он являет собой самостоятельное произведение и к употреблению в романе Кристи и её экранизациях категорически не годится. Судите сами:

«

Купались десять негритят; Нельзя шалить в реке ведь! Но так шалил упрямый брат, Что братьев стало девять. Однажды девять негритят Охотились за лосем. Попал на рог девятый брат, И вот их стало восемь. Гуляли восемь негритят. В лесу стояла темь, Пропал без вести младший брат, И братьев стало семь. Спекла семерка негритят Пирог – и села есть. Объелся самый жадный брат, И братьев стало шесть. Пошли шесть братьев-негритят Законы изучать. В суд поступил речистый брат, И братьев стало пять. Пятерка братьев-негритят Ловила пчел в квартире, Ужален в ухо пятый брат, И стало их четыре. В лесу четверку негритят Настигли дикари; Был съеден следующий брат, И братьев стало три. В зверинце трое негритят Забрались в клетку льва. Растерзан насмерть третий брат, И братьев стало два. Топили двое негритят В ненастный день камин. В огонь один свалился брат, И уцелел один.

»

Примечания[править]

  1. Автор правки слышала другой перевод в духе «сказки про белого бычка»: «Десять негритят пошли купаться в море, Десять негритят резвились на просторе, Один из них утоп, Ему купили гроб, И вот вам результат: Девять негритят…»
  2. Никита — не такое уж «насквозь крестьянское имя», как может показаться. Во время съемок этого фильма в Париже жил князь Никита Александрович Романов, внук императора Александра III по материнской линии. Его сына звали князь Никита Никитич Романов. Еще известны князь Никита Лобанов-Ростовский, князь Никита Юрьевич Трубецкой, князь Никита Иванович Одоевский и т. д.
  3. Смерть от паралича дыхательного центра мозга (одно из возможных последствий отравления цианидами), так и выглядит. Не «страшно закричал и умер», не «тихо упал и умер», а как в том дурацком анекдоте. «Забыл, как дышать».
  4. Например, текст на эту тему