Star Wars/Han Solo

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Хан Соло в классической трилогии

Хан Соло — один из главнейших персонажей вселенной Звёздных войн, примкнувший к восстанию против Империи контрабандист. Обаятельный мошенник и скептик, поначалу не веривший в Силу и старательно убеждавший всех вокруг, что его интересуют только мыши деньги, со временем Хан, тем не менее, показал, что не так уж плох, как пытается себя выставить.

До битвы при Явине[править]

Основная статья: Star Wars/Solo: A Star Wars Story

Хан Соло родился и вырос на Кореллии. Это уже хорошо различимый диагноз, потому что поговорка, согласно которой быстрой езды не любит только тот русский, на котором ездят, применима к кореллианам на все сто. В этом смысле Хан — типичнейший уроженец своей планеты[1].

Старый канон утверждает, что он осиротел в два года и был дальним потомком главы кореллианских первопоселенцев, тоже носившего фамилию Соло; новый — что он осиротел в десять лет, а фамилию ему пришлёпнули только в имперском вербовочном пункте, куда Хан пришёл, чтобы не мытьём так катаньем свалить с остоситхевшей родины. Так или иначе, ранние годы у парня не задались, и ему довольно долго пришлось шестерить на местного авторитета. Как его звали — версии опять-таки разнятся, причём не только между канонами, но и внутри них: по ДДГ ходит не меньше десятка автобиографий, приписываемых Хану. Достоверно известно лишь то, что именно в эти годы он научился водить спидер (даже принимал участие в гонках) и понимать многие языки Галактики, включая язык вуки (по старому канону, его научила ему старушка-вуки Дьюланна).

В имперской учебке Хан стабильно получал высокие оценки за пилотаж и катастрофические — за дисциплину. Согласно старому канону, он всё-таки кое-как закончил академию и выпустился в звании лейтенанта, но не больше пяти лет спустя оказался замешан в деле с освобождением рабов-вуки, одним из которых был Чубакка. Согласно новому, парня банально выперли из академии и сослали в штрафбат, откуда Хан почти сразу попытался дезертировать, примкнув к группе контрабандистов, маскировавшихся под солдат. Контрабандисты его брать с собой предсказуемо не захотели и сдали командованию, которое даже заряд бластера тратить пожадничало, а вместо этого кинула Соло в бункер на съедение зверю. «Зверем» оказался опять-таки Чубакка, который немало прифигел, когда Хан заговорил с ним на самом что ни на есть литературном ширивуук. Так или иначе, пораскинув вместе мозгами, парочка сделала ноги и в дальнейшем приключалась уже вдвоём: Чуи считал себя должником по гроб жизни, и именно поэтому Хан был единственным, кто мог успокоить его в гневе.

Произошли передряги, погони, драки, кровь, убийства и обман, в ходе которых Хан выиграл у Лэндо Калриссиана в сабакк кореллианский транспортник YT-1300 «Сокол Тысячелетия» и пролетел на нём по дуге Кесселя (по новому канону последовательность действий была обратная), намотав на кардан всего лишь 12 парсеков, чем потом неустанно тыкал нанимателям в нос. Манера вождения Соло не пошла звездолёту на пользу, в результате чего его регулярно приходилось дорабатывать напильником, подкрепляя это дело высокопарным кореллианским словом и дружескими кашиикскими люлями. В частности, Хан и Чуи расширили трюмы, понапихали под палубу тайников, а главное — догнали гипердрайв до класса 0,5[2], что позволяло уходить от любой погони, но превращало каждый прыжок в ту ещё рулетку — кастомные гиперприводы порой капризничают похлеще тви’леккских куртизанок. В общем, заниматься на такой скорлупке чем-то рисковым, романтичным и не всегда законным сам Джордж велел.

От Явина до Эндора[править]

Во время очередного рейса «Сокол Тысячелетия» нарвался на имперскую таможню, пожелавшую досмотреть звездолёт. На беду, как раз в этот момент в трюмах у Хана бултыхался нехилый груз дури. Тайники годились дурить чиновников провинциальных СПО, но никак не сканеры, закупленные на государственные деньги, так что Соло, покочевряжившись, швырнул груз за борт и сказал, что так и было. Имперцы, прекрасно понимая, что ничего не докажут, были вынуждены дать контрабандисту уйти.

Заказчик, выслушав обстоятельства дела, пригорюнился и повелел Хана наказать — чего-то иного от Джаббы Десилийджика Тиуре ожидать было бы сложно. Первым желающим получить куш от хатта стал родианин Гридо, которого в результате и вынесли ногами вперёд из той кантины, где Соло подрядился доставить на Алдераан пару пассажиров — местного ОЯШа, старпёра-просветленца и пару их дроидов. Аванс они предложили некислый, маршрут был простейший, и даже Джабба милостиво согласился повременить с долгом, хоть и поставил Хана на счётчик, пригрозив в случае просрочки прислать более компетентного коллектора. В общем, привычная рутина контрабандиста, что могло пойти не так?

Как оказалось, кое-что всё-таки могло. Вместо Алдераана героев встретило свежее астероидное поле, а вместо благодарного и платёжеспособного сенатора Органы — подозрительно активное небесное тело. По его жестяным недрам Хану с пассажирами и пришлось побегать в попытках (к счастью, успешных) отключить луч, удерживающий «Сокола» в ангаре. Попутно они убедились, что у имперских штурмовиков худо не только со стрельбой, а надежды на оплату ещё не потеряны: счастливо обретённая принцесса Лея пообещала накинуть два счётчика за доставку её на, собственно, четвёртую луну газового гиганта Явина, где ныкались остатки повстанцев.

Оттуда Хан, получив обещанное, делает было ноги, очень уж неравным кажется предстоящий бой. Но в какой-то момент, уже отчалив, кореллианин, по-видимому, сказал: «Да пропади всё пропадом!» — и развернул корабль, чтобы как раз успеть разогнать личную эскадрилью будущего тестя и даже слегка подбить его самого. Благодаря этому Люк успешно положил пару протонных торпед в реактор «Звезды Смерти», как в копеечку. Хану за это дали медаль[3], но утешение было слабое, потому что поставленные Джаббой Хаттом сроки он из-за своего героизма благополучно прохлопал.

Впрочем, какое-то время Соло был в безопасности, ибо мёрз вместе с повстанцами на стылом шарике под ироничным именем Хот, куда была эвакуирована запаленная явинская база. Однако всё хорошее когда-нибудь кончается: планету нашли имперские силы, и повстанцам пришлось оперативно разбегаться в разные стороны. Хан тоже разбежался в разные стороны и вместе с Чубаккой и опять навязавшейся на шею принцессой Леей направился к старому товарищу Лэндо Калриссиану. Тот за минувшие годы успел подняться до барона-администратора громадной газодобывающей платформы, парящей над газовым гигантом Беспином и имеющей статус порто-франко, и Хан рассудил, что сочувствовать Империи в подобном месте некому, а значит — никто их и не сдаст.

Вот только имперцы явно перечитали старые досье на Соло и догадывались, куда он может направиться, а потому явились в Облачный Город с опережением. Лэндо так и эдак делал хорошую мину при плохой игре, но променять жизнь хоть и друга, но всего одного на жизни сотни с гаком тысяч подданных не мог. Поэтому Хана окунули в морозилку для газа и в виде аккуратного бруска вручили Бобе Джанговичу Фетту. Перед этим Лея успевает признаться Соло в любви, причём взаимно (ну, как сказать «взаимно»…).

Боба увёз «трофей» на Татуин, где Джабба выставил Хана на публичное оборзение обозрение в своём дворце. Однако Люк, Лея, Лэндо и дроиды, проникая во дворец по отдельности, сумели в итоге освободить товарища, чего хатт уже не пережил. Заморозка даром не прошла: Хан потом долго восстанавливал зрение, и даже на операцию по устранению Звезды Смерти 2.0. пошёл в составе планетарной зондеркоманды, передоверив «Сокола» Калриссиану. Когда операция увенчалась успехом, кореллианин, видя недвусмысленную химию между Люком и Леей, даже заявил принцессе, что если Люк нравится ей больше, то Хан готов, как в той песне: «уйду с дороги, таков закон: третий должен уйти». В ответ Лея без обиняков заявила, что фамилия у неё не Ланнистер, так что она открыта к предложениям. Хэппи, как водится, энд.

Сушите вёсла: всё, финал![править]

«А вот вам птичку, а не хэппи-энд!» — сказал Джа-Джа Абрамс. Если верить «Пробуждению Силы», Хану быстро надоело валяться по запечьям да бабиться с женой, так что он снова принялся за старую работёнку, успев даже в очередной раз лишиться «Сокола», а потом вернуть обратно (ну му же помним, у Диснея ничто не пропадает…). Как следствие, воспитанием сына особо не занимался — ну и стоило ли удивляться, что когда всё-таки попытался, тот его молча продырявил?

Справедливости ради, в старом каноне творилась не меньшая санта-барбара. Начнём с того, что на руку и сердце принцессы периодически возникали другие претенденты — от одного из них, хейпанского принца Айсольдера, Хану пришлось её буквально умыкать. Во-вторых, детей у них в итоге народилось аж трое: близнецы Джейна (вышла замуж за имперского офицера и стала вместе с ним основательницей новой императорской династии) и Джейсен (перешёл на Тёмную сторону под именем Дарта Кейдуса и был пришиблен сестрицей), а также младшенький Энакин (совершил героическое самопожертвование в ходе отражения вторжения юужань-вонгов). В-третьих, здесь Хан Чубакку пережил: верный вуки помогал эвакуировать жителей планеты, на которую надвигался экстерминатус, и не успел вернуться на корабль.

Примечания[править]

  1. Наряду с ещё одним повстанческим асом Веджем Антиллесом и крутым генералом Гармом бел Иблисом.
  2. То есть примерно вдвое быстрее в гиперпространстве, чем средний военный корабль (гипердрайв класса 1) и вдесятеро, чем средний пассажирский транспорт (класс 5). Как это соотносится со скоростями в реальном пространстве — ситх бы его знал.
  3. А вот Чубакке, что характерно — нет; есть, конечно, обоснуй, что «половичок»-де сам отбоярился: мол, это и правда всё Хан, а я с ним просто по долгу жизни и ничего героического не сделал… но вы это толерантным критикам скажите.