Дарт Вейдер

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Darth Vader.jpg

Когда-то его звали Энакин Скайуокер (Anakin Skywalker), он жил на планете Татуин, был рабом и сыном рабыни Шми (Shmi) Скайуокер (достоверной информации об отце нет). Их хозяин, тойдарианец-инсектоид Уотто (Watto), торговавший запчастями и разным старьём, обращался с рабами хорошо — у Скайуокеров был свой личный дом-землянка. Но мальчику всё равно приходилось трудиться с младых ногтей, хоть и не с рассвета до заката — закончив работу, он спокойно мог уйти домой. Энакин был вундеркиндом и выдающимся техником, он лично собрал гоночный кар, и Уотто позволил ему участвовать в гонках, а когда Эни разбил машину — похоже, ничего страшного ему за это не было.[1]

Квай-Гон Джинн встретил Энакина, когда тому было девять лет, распознал в нём Избранного и выиграл у хозяина, сделав ставку на него в тотализаторе. (Воздействовать напрямую на Уотто он не мог: «Я — тойдарианец, на нас такие фокусы не действуют»). Так мальчик стал джедаем. Но его мать оставалась рабыней. Он построил дроида C-3PO, чтобы он помогал матери.

Через несколько лет Уотто продал Шми фермеру Клиггу Ларсу, который освободил её и женился на ней. Позже у Энакина появилось дурное предчувствие насчёт матери, он нашёл её мужа и узнал, что Шми похищена таскенскими рейдерами. Энакин нашёл её, но изнасилованная мать не вынесла мучений и умерла на руках у сына; её последними словами были «Я люблю». В отчаянии Энакин истребил всё племя.

Трудное детство, страх за свою мать, а потом и за жену, а также дружба с сенатором Палпатином привели джедая Энакина Скайуокера на Тёмную сторону, где было даровано ему имя, на веки вечные отпечатанное на третьем месте в списке «100 лучших героев и злодеев по версии AFI». В категории злодеев. Энакин Скайуокер в некотором роде был мессией — по мнению джедаев, являлся Избранным, призванным восстановить баланс Силы, был зачат без отца, самой Силой. По материалам Расширенной вселенной, Дарт Плэгас Мудрый взялся за голову, когда об этом узнал. Он сказал своему ученику, что Энакин является ответным ударом Силы по зарвавшимся ситхам, КПД действий которых стремительно приближался к единице. Дарт Сидиус сделал выводы и решил, что если этот парень перейдет на Тёмную Сторону, то бояться будет нечего. История показала, что он ошибся. Облаченный в чёрные доспехи, восставший из обожжённого и искалеченного тела Энакина Скайуокера зловещий киборг стал символом безжалостности и неотвратимой смерти для всех — кроме своего сына, Люка, который верил, что где-то в глубине души, в Дарте Вейдере живет любовь, и в конечном итоге оказался прав.

Суть

Дарт Вейдер, будучи искалеченным, прекрасно понимал, что травмы и броня налагают большие ограничения на его могущество в Силе, и что он никогда не сможет ни победить Императора в поединке, ни как-то иначе до него добраться, потому что его присутствие не скроешь ничем. Он также понимал, что если найдется некто физически здоровый и могучий в Силе, Император без колебаний заменит его на нового ученика, и во время дуэли на второй Звезде Смерти это стало очевидно. Возвращение Энакина к Светлой Стороне было обусловлено мотивом, с которым он швырнул Сидиуса в шахту — он это сделал не потому, что Сидиус предал его, попытавшись заменить Люком, не потому, что хотел уничтожить его и стать единственным владыкой ситхов (а потом, взявшись за воспитание отбившегося от рук Люка, вырастить из него такое же чудовище) — хотя мог это сделать, как подтверждает опыт Дарта Сиона, Тёмная Сторона Силы может сохранить жизнь своему могущественному адепту, а Вейдер был отнюдь не слабак. Он вернулся к свету потому, что хотел защитить сына. На этом краткое резюме пограничного расстройства личности Дарта Вейдера заканчивается.

Ученики[править]

Согласно Расширенной вселенной, у Энакина Скайуокера было два ученика: как бы светлая Асока Тано и как бы темный Старкиллер, который всё же перешёл на светлую сторону. Вейдер готовил Старкиллера втайне от Палпатина, надеясь на победу над ним (ложь Вейдера), но спалился и пошло-поехало…

В новом каноне оставили только первую. Второго похерили, и скатертью дорожка: уж больно Марти Сью он был.

Примечания[править]

  1. Через много лет Уотто, встретив Скайуокера-старшего, был искренне рад увидеть своего бывшего раба живым и здоровым. Да и сам Энакин никак не показал, что ему эта встреча была чем-то особенно неприятна — целоваться не лез, но и особой злобы он к своему бывшему владельцу не выказывал. Общался вполне доброжелательно.