Сонная Лощина

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Сонная Лощина
Лощина.jpg
Общая информация
Жанр
Страна производстваСША
Киностудия
  • Paramount Pictures
  • American Zoetrope
  • Karol Film Productions
РежиссёрТим Бёртон
Автор сценария
    Кевин Ягер
    Эндрю Кевин Уокер
Когда вышел1999 г.
Продолжительность106 минут
В главных ролях:
Джонни ДеппИкабод Крейн
Кристина РиччиКатрина Ван Тассел
Марк Пикерингюный Мэсбит
Миранда Ричардсонледи Ван Тассел
Майкл ГэмбонБалтус Ван Тассел
Джеффри Джонспреподобный Стинвик
Ричард Гриффитсмагистрат Филлипс
Иэн Макдайармиддоктор Ланкастер
Майкл Гофнотариус Харденбрук
Мартин ЛандауПитер Ван Гаррет
Каспер Ван ДинБром Ван Брандт
Кристофер Уокен/Рэй ПаркВсадник без головы
Питер Гиннесотец Икабода
Лиза Мэримать Икабода
Кристофер Либургомистр Нью-Йорка
« Вы можете запереть двери. Вы можете закрыть окна. Но сможете ли вы пережить эту ночь? »
— Слоган фильма

«Сонная Лощина» (англ. Sleepy Hollow, надм. «Дремлющая пустота») — готический фильм ужасов Тима Бёртона очень сильно по мотивам классической новеллы Вашингтона Ирвинга, один из наиболее ярких представителей недолговечной эпохи хоррор-блокбастеров.

Идея экранизировать классику «страшного рассказа» принадлежала мастеру по спецэффектам и режиссёру нескольких эпизодов «Баек из склепа» Кевину Ягеру, который с 1993 года разрабатывал её вместе с Эндрю Кевином Уокером, известным по знаменитому триллеру «Семь». Именно этим двоим принадлежит идея превратить долговязого школьного учителя из Коннектикута в нью-йоркского констебля. Согласно изначальному замыслу предполагалось снять не слишком дорогой слэшер, в котором убийства происходили бы примерно каждые пять минут, но времена на дворе стояли уже не те, и студийные боссы ответили в духе «Концепт — отстой, сын мой, но идея хороша!». Дабы развить её в нужном направлении, бюджет повысили, Ягера понизили (с постановщика до мастера по спецэффектам), а в режиссёрское кресло усадили отжигавшего все девяностые Тима Бёртона, который радостно ухватился за возможность снять, наконец, полноценный ужастик, отдав дань уважения готическим картинам Марио Бавы, Джеймса Уэйла, Роджера Кормана и студии «Хаммер», что вдохновляли его с детства.

Сюжет[править]

« Не ищите ад в другом мире. Он — в нас, и только мы способны его преодолеть. »
— Икабод Крейн

Конец 1799 года. Нью-Йорк на пороге нового столетия представлял собой мрачную клоаку, где царили грязь и беспредел, насаждаемые не столько уличными головорезами, сколько стражами закона, которые вязали и приговаривали за преступления любого бродягу, показавшегося им подозрительным. Единственным, кто пытался по-настоящему вести следствие, используя последние достижения науки, был молодой констебль Икабод Крейн, свято верящий в торжество разума и прогресса. Дабы избавиться от нахального выскочки, власти отправили его в деревушку под названием Сонная Лощина, где кто-то совершенно безбашенный повадился сносить головы жителям. Прибыв на место со своим верным чемоданчиком, полным диковинных инструментов, Икабод узнал от старейшин, что убийства совершает призрак кровожадного гессенского наёмника, обезглавленного в этих краях во время войны за Независимость.

«Настало время о%уительных историй!» — подумал Икабод, с трудом сдерживая досаду, и деловито принялся выяснять, какой собаке вздумалось изображать Стэплтона за сто с лишним лет до выхода повести Конан Дойля. Узрев Всадника в деле, он, впрочем, быстренько растерял весь свой скептицизм, но от первоначальной догадки не отказался — за потусторонним мочиловом определённо стояло заинтересованное лицо из плоти и крови, с которым Икабоду предстояло разобраться. А заодно и со своими чувствами к дочке деревенского головы Балтуса Ван Тассела, прелестной белокурой Катрине, которая вызвалась помогать ему в расследовании вместе с юным Мэсбитом, чей отец стал одной из жертв Всадника, и таинственной ведьмой, живущей в лесу…

Персонажи[править]

  • Икабод Крейн — констебль из Нью-Йорка. Несмотря на брезгливость, панический ужас перед паВуками и склонность бухаться в обморок отличается отвагой и дотошностью. Больше чем гурятину ненавидит разве что суеверия, чему есть веские причины — когда Икабод был ребёнком, его жестокий отец-фанатик безжалостно расправился с его матерью, обвинив несчастную в колдовстве (и таки да, она колдовала, но безобидно).
  • Катрина Ван Тассел — красавица-дочь богача Балтуса Ван Тассела, наивная и непосредственная. Была помолвлена с Бромом Ван Брандтом, но почти сразу обратила внимание на красавчика-констебля.
  • Юный Мэсбит — храбрый мальчик, сын Джонатана Мэсбита, убитого всадником. Набился в слуги к Икабоду, чтобы помочь ему разоблачить убийцу отца.
  • Бром Ван Брандт — молодой аристократ, жених Катрины. Задирист и чванлив, не слишком сообразителен (разве что на злые розыгрыши), однако впоследствии проявил себя настоящим храбрецом. Пожалуй, даже слишком.
  • Мэри Ван Тассел — жена Балтуса и мачеха Катрины. Приятная женщина, но себе на уме.
  • Старейшины
    • Питер Ван Гаррет — деревенский голова, собственной головы лишился довольно быстро;
    • Балтус Ван Тассел — богатый землевладелец и протеже Ван Гаррета, возглавивший деревенский Совет после смерти своего благодетеля;
    • Томас Ланкастер — сельский врач, престарелый ловелас;
    • Стинвик — святой отец (впрочем, не очень-то и святой, как и доктор);
    • Джеймс Харденбрук — деревенский нотариус. Трусоват.
    • Сэмюэль Филипс — деревенский судья, необъятных размеров толстяк.
  • Лесная ведьма — загадочная особа, живущая отшельницей в пещере.
  • Всадник без головы — жуткий оживший мертвец, бывший псих-наёмник, которому сорвало башню задолго до собственно усекновения оной. Несмотря на то, что является основным антагонистом, на самом деле он лишь дракон настоящего злодея.

Что тут есть[править]

  • Адский папаша, домашний тиран, религиозный фанатик, садист, тёмный судья и храмовник — батюшка Икабода. Обеспечил сына кошмарами, видимо, на всю оставшуюся жизнь[1].
  • Боевой топор используют как всадник, так и леди Ван Тассел.
  • Брюнет и блондинка + Мрачный мальчик, весёлая девочка + Нерешительный мальчик, решительная девочка + Он в чёрном, она в белом — Икабод, типичный бертоновский персонаж, застенчивый готический брюнет с трагическим прошлым, и жизнерадостная, непосредственная Катрина. 
  • Взять в ад компанию — реализовано как фигурально (гессенец дорого продал свою жизнь), так и буквально.
  • В каждой руке по оружию — Всадник еще при жизни использовал меч и топор одновременно и потом своих привычек не утратил.
  • Героический удар в спину — юный Мэсбит отоварил корягой по башке леди Ван Тассел, не дававшую Икабоду добраться до черепа гессенца.
  • Голову с плеч — умеем, любим, практикуем.
  • Даже у зла есть стандарты — убегая от погони и встретив двух девочек, собиравших хворост, гессенец, славившийся необычайной жестокостью и звериной яростью в бою, не тронул их, а только шикнул, прося не выдавать его. А ведь он, будучи умелым бойцом, мог бы с лёгкостью зарубить обеих, не дав им даже вскрикнуть.
  • Дыра в сюжете:
    • Каким образом леди Ван Тассел удалось бы заявить права на наследство, если официально она была мертва? Возможный обоснуй: она бы выдала себя за свою так вовремя убитую сестру, т. е. последнюю живую родственницу Ван Тасселов по супружеской линии.
    • Зачем леди Ван Тассел вообще понадобился Всадник для расправы над падчерицей, если она сама так лихо орудует топором? Ведь Всадник уже порешил достаточное количество народу, чтобы его хозяин не вызывал никаких подозрений, тем более покойный? Допустим, Всадник был задействован для того, чтобы подстраховаться, но тогда зачем было тащить падчерицу на мельницу? Устроить публичное обезглавливание было бы логичнее.
    • Да зачем было вообще инсценировать смерть? Головняка от этого явно больше, чем выгоды.
    • Ватсонианский обоснуй — план изначально пошёл по звизде. Она выманила своего благоверного к лесу, рассчитывая, что Всадник его быстренько обезглавит, но старик обосрался и дал стрекача, да ещё и успел громко и публично объявить свою жену убитой. Пришлось соответствовать, ведь появление живой и невредимой леди Ван Тассел неизбежно вызвало бы вопросы в духе «Как это вам, дамочка, удалось в длинном тяжёлом платье удрать от Всадника? Уж не связаны ли вы с ним? А не повесить ли нам клятую ведьму?»
    • А может быть, идея инсценировать смерть (и выдать себя за кого-то ещё?) все же входила в планы леди Ван Тассел: ведь единственный живой наследник неизбежно вызовет подозрения.
    • Дойлистский обоснуй: весь фильм — признание в любви старомодным готическим ужастикам, а там с логикой в принципе не заморачивались.
  • Жертва — козёл: все старейшины Сонной Лощины — не слишком приятные люди, но Питер Ван Гаррет — в особенности. Тайно обручившись с беременной от него вдовой Уингшип, собирался отписать ей и общему их ребёнку всё наследство, обделив при этом сына от первого брака, которого держал на положении кучера, а задолго до того изгнал из деревни другую вдову с двумя маленькими девочками (в результате несчастная женщина умерла), отдав их земельный надел Ван Тасселам.
  • Житель Страны Эльфов — мать Икабода. Это с таким-то супругом!
  • Зловещие растения — Древо Мёртвых, из-под корней которого вырывается Всадник, визитная карточка фильма.
  • Зловещие сестрицы — если лесная ведьма страшна только на вид, хоть и практикует довольно жуткую магию, то леди Ван Тассел не только колдует по-чёрному, но и ни перед чем не остановится ради своих целей.
  • Злодей поневоле — Всадник. Да, он был отбитым рубакой, но при жизни явно имел какие-то принципы. Да и то, что он до последнего не хотел убивать напавшего на него Брома, на ликвидацию которого у него прямого приказа не было, свидетельствует о том, что это был не столько «кровожадный мясник», как его характеризовали, сколько рыцарь крови, уважавший достойного противника. Он даже Икабода только ткнул мечом в плечо, чтобы угомонить (правда, доктор сказал, что не прижги раскалённый клинок сосуды, Икабод всё равно бы умер от кровопотери).
  • Злодей-прагматик — леди Ван Тассел движет не только желание отомстить Ван Гарретам и Ван Тасселам за то, что те жестоко обошлись с её семьёй, но и самая обыкновенная алчность.
  • И у злодея есть любимые — кровожадный гессенец и после смерти трогательно привязан к своему вороному скакуну.
  • Импровизированное оружие — пастор Стинвик убивает Ланкастера ударом распятия.
  • Казнь сделала его круче:
«

Юный Мэсбит: Он мёртв? Икабод: В том-то и проблема. Он был мёртв с самого начала.

»

Тропы и штампы вокруг фильма[править]

Наследие[править]

  • Французский фильм «Братство волка» во многом напоминает «Сонную Лощину», вплоть до того, что нападениями Жеводанского Зверя также управляет человек.
  • Уже упоминавшийся «Вий» 2014 года берёт основную концепцию «Сонной Лощины» и выворачивает её наизнанку — если Бертон, взяв за основу новеллу Ирвинга, в которой мистика была под большим вопросом, щедро её долил, то в «Вие» почти вся мистика оригинальной повести оказывается планом Стэплтона.
  • Сериал «Гоголь» копирует «Сонную Лощину» и вовсе беззастенчиво, вплоть до демонического Всадника (правда, с головой) и общей туманно-сырой атмосферы, как будто это не солнечная Украина, а тот же сырой осенний Нью-Йорк. От совсем уж раздражающего эпигонства спасает лишь толика юмора, хотя у Бертона ирония была намного тоньше.

Примечания[править]

  1. Наверняка он происходит из тех самых хардкорных пуритан, бежавших в Новую Англию во время реставрации Стюартов, и в душе которых всё ещё теплились отголоски Салемского процесса.