Крик

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Это статья о цикле ужастиков. Возможно, вы искали статью Перейти на КРИК?

Постер первого фильма

«Крик» (Scream) — серия фильмов о простой американской девушке Сидни Прескотт и её противостоянии с целой толпой маньяков-убийц в одинаковых масках призрака. Основными авторами франшизы стали режиссёр Уэс Крэйвен, к тому времени уже известный по работе над «Кошмаром на улице Вязов», и сценарист Кевин Уильямсон. На сегодня существует четыре фильма этой серии. Также с 2015 года выходит одноимённый телесериал по отдалённым мотивам «Крика», но о нём если и стоит поговорить, то отдельно. Первая картина франшизы получила в 1996 году премию «Сатурн» как лучший фильм ужасов, а Нив Кэмпбелл, исполнительница главной роли — «Сатурн» за лучшую женскую роль и титул «Королева крика».

Кроме привычной для таких сюжетов резни, беготни и детективной составляющей, фильмы серии «Крик» содержат много рассуждений о законах жанра ужасов в целом, слэшеров в частности и применимости этих законов к реальной жизни. По сути, «Крик» стал деконструкцией жанра ужасов с подробным разбором их особенностей и клише, а также с немалой долей стёба над ними. Ещё здесь содержится множество отсылок к классическим фильмам ужасов, а в первом фильме количество таких аллюзий просто зашкаливает — начиная от фамилий некоторых персонажей и заканчивая прямыми визуальными отсылками, вплоть до цитирования небольших сцен. Впрочем, «Крик» представляет собой вполне увлекательный ужастик и в отрыве от постмодернисткой составляющей, да и сам он стал источником цитат и объектом пародий, из которых наиболее известно первое «Очень страшное кино»[1].

Сюжет[править]

Призрачное Лицо — не конкретный монстр типа Джейсона Вурхиса или Майка Майерса, а кто-то из тех, кто в свободное от убийств время мелькает на экране вместе с другими персонажами и никак себя не выдаёт до поры до времени. Поэтому спрячем серой полоской имена тех, кто скрывается под масками — вдруг кто-нибудь не знает или не помнит сюжет и боится спойлеров.

Крик (Scream 1996)[править]

Итак, действие происходит в небольшом американском городе Вудсборо, Калифорния[2]. История сразу же начинается с длинной сцены убийства, причём, пожалуй, самого кровавого в фильме. Некий маньяк в чёрном балахоне и маске призрака звонит домой к старшекласснице Кэйси Бейкер, запугивает по телефону, заставляет играть в викторину по фильмам ужасов на жизнь её парня, которого заблаговременно связал и усадил во дворе, убивает парня, затем врывается в дом, вытаскивает девушку во двор, где зверски убивает и её. Многих зрителей ошеломило уже само начало: Дрю Бэрримор, сыгравшая беднягу Кэйси, на тот момент была известной и популярной актрисой, а авторы фильма уж постарались, чтобы зрители думали, будто она будет если не главной героиней, то хотя бы очень важной (см. на постер вверху страницы). Ан нет!

В Вудсборо наступает следующий день, и среди шокированных ночным происшествием горожан мы, наконец, видим главных героев. В первую очередь это Сидни Прескотт, ученица старшей школы, хорошая девушка, тоскующая по безвременно погибшей матери. Маму почти ровно год назад убил любовник, Коттон Уири. Злодей арестован, осуждён и ждёт отправки в газовую камеру, но это слабое утешение. Сидни как могут поддерживают её парень Билли Лумис и верная подружка Татум Райли, а также отец (впрочем, в начале фильма уехавший в командировку). Кстати, брат Татум, Дуайт или просто Дьюи, — молодой полицейский, помощник шерифа, и именно он занимается расследованием вчерашнего убийства. Кроме того, вокруг Сидни ошивается назойливая журналистка Гэйл Уэзерс, твердящая о том, что Коттон может быть невиновен в убийстве её матери, и что настоящий убийца до сих пор на свободе. Она настолько приставучая, что главная героиня на неё в прямом смысле с кулаками кидается.

Пока идёт расследование, школьники тоже пытаются понять, что происходит. Особенно усердствует с размышлениями любитель ужастиков, Рэнди Микс, который сравнивает происходящее с фильмом ужасов и пытается рассматривать ситуацию с точки зрения законов этого жанра. Тем временем преступления продолжаются. Злодей нападает на Сидни в её же доме, и девушке чудом удаётся спастись. По подозрению в этом арестовывают некстати оказавшегося возле дома Билли, однако вскоре становится ясно, что это не он, и его отпускают. Также установлено, что звонки поступают с мобилки отца Сидни, который до пункта назначения не доехал и где-то запропастился…

Вечером начинается кровавая баня: маньяк убивает директора школы и вешает его тело на флагштоке у школы в качестве отвлекающего манёвра. Подождав, пока с вечеринки, которую неосмотрительно устроили старшеклассники, большая часть уедет поглазеть, как висит директор, проникает в дом и убивает там ещё троих, в том числе Татум и Билли, затем нападает на фургон Гэйл и режет её оператора, снова возвращается в дом и наносит серьёзные ранения попытавшемуся вмешаться Дьюи, а потом исчезает в неизвестном направлении. Сидни находит уцелевших Рэнди и хозяина дома — их друга Стью Мэшера. Затем они с радостью обнаруживают, что Билли только ранен, но жив. И вдруг

Билли Лумис, завладев пистолетом, стреляет в Рэнди и демонстрирует опешившей подруге, что вовсе не ранен, а просто вымазан красным сиропом. Выясняется, что убийц двое, и второй — это Стью. Начинается злодейское глумление, маньяки объясняют Сидни, что их рук дело — не только нынешняя резня, но и убийство её матери в прошлом году. Оказывается, у Морин Прескотт был роман с отцом Билли, из-за чего мать парня бросила мужа. Отомстить только разлучнице Билли оказалось недостаточно, поэтому он решил расправиться ещё и с её дочерью. Мотивацией Стью было отомстить своей бывшей, той самой Кэйси из начала фильма. И ещё оба убийцы хотели вдоволь повеселиться. Себя они планировали выставить в виде чудом выживших жертв, а в убийствах обвинить… отца Сидни, которого, оказывается, они захватили ещё в самом начале и сейчас приволокли связанного на место преступления. Оставлять его в живых, естественно, никто не собирался.

Подкравшаяся Гэйл крадёт у маньяков пистолет, правда, по некоторым причинам воспользоваться им сначала не удаётся, и она получает ранение. Но в завязавшейся потасовке героиням сообща удаётся побороть и убить злодеев. К счастью, оказывается, что и Дьюи, и Рэнди живы, хотя и ранены. Приезжает полиция, всходит солнце, злодеи тихо остывают, а раненая журналистка, не отходя от кассы, делает долгожданный репортаж. Конец.

Фильм имел огромный успех и даже удостоился повторного показа в кинотеатрах, во время которого по сборам обошёл большинство свежих фильмов, которые шли в то время. Весьма закрученный для слэшера тех времён сюжет, яркие персонажи, впечатляющие злодеи, запоминающиеся диалоги и реплики, а также постмодернистская составляющая получили заслуженное признание со стороны зрителей и критиков.

Хотя Крэйвен не скрывал, что хотел этим фильмом поставить точку в, казалось бы, исчерпавшем себя и увядшем было к 1990-м годам жанре слэшеров, серия «Крик», фактически возродила этот жанр и влила в него, простите за каламбур, новую кровь. И стало очевидно: сиквелу — быть!

Крик 2 (Scream 2, 1997)[править]

Прошло два года после вышеописанных событий. Гэйл выпустила книгу о резне в Вудсборо, и по этой книге даже сняли фильм, названный «Удар ножом» (в оригинале звучит красивше, «Stab»). Дьюи продолжает трудиться помощником шерифа, хотя после полученного в прошлом фильме ранения остался хромым (ранили-то его в спину, но были задеты нервы). Рэнди, судя по тому, что он стал более стильно одеваться и причёсываться, поднабрался уверенности в себе, хотя по-прежнему остаётся фанатом ужастиков. Сидни теперь студентка Виндзорского колледжа, у неё новый парень, Дерек, и она старается залечить душевные раны при помощи психолога. Уири, ранее осуждённый за убийство её матери, был освобождён из-под стражи и теперь жаждет «попасть в телевизор».

Но ещё перед тем, как поведать зрителям описанное в предыдущем абзаце, авторы сразу дают понять, что не всё так гладко, и беда вернулась: на премьере фильма «Удар ножом» некто, притаившийся в толпе косплейщиков в костюмах маньяка-франшизика, прямо в кинотеатре убивает двух человек. Судя по всему, у душегубов из первой части завёлся подражатель. Дальше события развиваются вполне ожидаемым образом: маньяк режет мирных жителей, Дьюи и Гэйл ведут свои расследования и проявляют друг к другу всю палитру чувств, Рэнди рассуждает о правилах выживания в ужастиках, троллит маньяка по телефону и погибает, а Сидни пытается выжить. Однако же кульминация в плане неожиданности не уступает первому фильму.

Как и в прошлый раз, маньяков оказалось двое. Малоприметная журналистка, весь фильм сновавшая там и сям, оказалась на самом деле матерью Билли Лумиса, одержимой жаждой мести за смерть сына. Помогал ей некий Микки, одногруппник Сидни, на протяжении фильма особо не отсвечивавший. Впрочем, всё, что он получил от злодейки в благодарность, — пулю, когда стал больше не нужен. Дьюи и Гэйл, опять же, как и в прошлый раз, в ходе боевых действий получили ранения (забегая наперёд: выжили). Безумная тётка едва не прикончила героиню, но тут подоспел… Уири, который большую часть фильма выглядел ну очень подозрительно. Продолжая косить под злодея, он усыпил бдительность маньячки и застрелил её, а недобитого ею же «дракона» упокоили Сидни и до неприличия живучая Гэйл.

Второй фильм «Сатурнов» уже не нахватал, хотя номинировался. Но сборы получил очень достойные, а некоторые фанаты и критики считают, что он получился даже лучше, чем первый.

Крик 3 (Scream 3 или SCR3AM, 2000)[править]

Прошло ещё три года. Сидни уехала в калифорнийскую глубинку, спряталась ото всех, включая близких друзей, и под псевдонимом работает на телефоне доверия. Гэйл стала совсем успешной журналисткой и писательницей, по её книгам снимают уже триквел «Удара ножом». Они с Дьюи как раз консультируют киношников по поводу того, как всё было на самом деле. Коттон Уири таки добился успеха и ведёт на радио программу «100 % Коттона»[3]. Уже четыре маньяка гниёт в сырой земле…

…Но, как вы поняли, снова начинается резня. Во вступлении к фильму кто-то убивает Коттона и его подругу. Затем начинаются убийства актёров, снимающихся в третьем «Ударе ножом», причём в той же последовательности, в которой должны были погибать их персонажи в фильме. На месте каждого убийства маньяк оставляет фотографии матери Сидни. Узнав об этом, героиня решает разобраться в этом деле и мчится к Гэйл и Дьюи в Голливуд, где тут же попадает в почти мистическую обстановку. Маньяк, в распоряжении которого имеется устройство для имитации голосов, а также декорации и реквизит, весьма точно воссоздающие места реальных преступлений, старательно расшатывает и без того настрадавшуюся психику Сидни. Бедняга сама начинает сомневаться, изуверские ли это спецэффекты, сумасшествие, или правда ей является мёртвая мать. На этом фоне, естественно, продолжаются убийства, погибают даже продюсер фильма Джон Милтон и режиссёр Роман Бриджер. Дорезав актёрский состав, маньяк пленяет Дьюи с Гэйл и заставляет Сидни явиться к нему в логово.

И тут-то выясняется, что на самом деле режиссёр не погиб. Убийца — именно он. Оставшись с Сидни наедине, Роман рассказывает ей всю правду о её матери… вернее, об их общей матери. Оказывается, Морин Прескотт в молодости была актрисой и снималась во всяком ширпотребе. Однажды вышеупомянутый Милтон изнасиловал её, в результате чего она забеременела. Так на свет появился Роман, но мать оставила его в приюте и вышла замуж за отца Сидни. А когда сын уже во взрослом возрасте нашёл её — не признала и велела убираться прочь. Мало того, новоявленный братец рассказывает Сидни, что это лично он организовал убийство её (и своей же) матери, узнав, что она водит шашни с отцом Билли. Именно «благодаря» Роману разыгралось две кровавые бури, показанные в предыдущих фильмах, и вот, наконец, он решил убить и сестру. Но Сидни уже не в первый и даже не во второй раз оказывается с сумасшедшим наедине, поэтому нерадивый братец получает от неё сдачи подвернувшимся ножиком, а освобождённый Дьюи бонусом выдаёт ему контрольную пулю в лоб и предлагает Гэйл пожениться[4].

Фитилёк в плане резни в третьем фильме прикрутили: первые два фильма и так обвиняли в чрезмерном количестве насилия, а в 1999 году ещё и случилась бессмысленная и беспощадная резня в реальной жизни. Так что в «Крике 3» Крэйвен постарался перенести акцент с убийств на сатиру и обстёбывание особенностей национального кинематографа. Публика же восприняла фильм не особо воодушевлённо. Во-первых, история про то, «как всё было на самом деле» с матерью Сидни и её убийством, а также вписывание в сюжет соответствующего персонажа были справедливо восприняты как реткон. Во-вторых, третий фильм уже не выглядит такой пародией-деконструкцией, как два предыдущих — скорее он представляет из себя именно тот тип слэшеров, которые как раз в них и высмеивали. И, в-третьих, многим не понравился имитатор голоса — выглядел он совершенно фантастически. Смотрибельно, — сказали зрители и критики, — но уже не торт. На этом Крэйвен решил поставить точку в трилогии.

Крик 4 (Scream 4 или SCRE4M, 2011)[править]

Одна трилогия хорошо, а две — лучше, решили авторы и снова принялись терзать несчастную героиню, спустя десять лет после событий третьей части и пятнадцать после первой. Дьюи к тому времени дослужился до шерифа, Гэйл ведёт унылую домохозяйскую жизнь… в общем-то, семейная лодка разбилась о быт[5]. Сидни, жившая в другом городе, возвращается в Вудсборо на мероприятия по почтению памяти погибших в резне пятнадцатилетней давности и… да, успевает как раз к началу новой резни. Героиня живёт у своей тёти Кейт и кузины Джилл Робертс под охраной полицейских, но убийца ведёт себя крайне нагло, терроризирует по телефону Джилл и её подругу Кирби Рид, прямо у них на глазах режет их соседку в окне напротив и даже убивает тех самых охранников-полицейских. Чуть позже погибает тётя Кейт, а Гэйл, как это повелось, опять получает ранение. Похоже, в этот раз маньяк решил сделать очередной ужастик-в-реальности не «сиквелом», а «ремейком», по-новому воссоздавая события пятнадцатилетней давности. Так, он повторяет эпизод с телефонной «викториной», заставляя Кирби отвечать на вопросы по теме ужастиков, а в качестве «приза» во дворе привязан к стулу её парень, Чарли. Однако девушка оказывается круче своей предшественницы, проявляет недюжинные знания по теме и, ликуя, бежит развязывать возлюбленного…

…И получает от него ножом в живот. Он сообщник убийцы. Расправившись с Кирби, Чарли совместно со вторым маньяком (естественно, их снова двое) ловят Сидни, затаскивают в комнату, где уже находится связанный парень Джилл, и начинают раскрывать ей свои тайны. К удивлению Сидни, под маской второго убийцы скрывается… Джилл. Мотивом к таким нехорошим делам послужила безудержная зависть к славе двоюродной сестры. Джилл тоже хотелось стать «последней девушкой», выжившей в резне с маньяком, ну а коль никакой маньяк не спешил устраивать резню, пришлось всё делать самой. Убив своего парня, Сидни, а также Чарли (он больше ей не нужен), Джилл от души избивает и режет саму себя, имитируя следы страшной драки, после чего ложится рядом с мёртвой Сидни и принимается ждать прибытия «скорой» и полиции. Конец? Нет, не конец. В больнице злодейка узнаёт, что Сидни жива, поэтому пробирается к ней в палату и пытается добить. Снова начинается драка, Сидни и подоспевшей из соседней палаты Гэйл удаётся и в этот раз убить злодейку. Между тем ни о чём не подозревающие СМИ уже воспевают Джилл как героиню.

На этом завершается и франшиза. Фильм получился удачнее своего предшественника — возможно, потому, что им занимался Кевин Уильямсон, который написал сценарии для первых двух частей и без которого третья часть получилась не очень. Увы, вторая трилогия осталась незавершённой: этот фильм стал для Крэйвена последней полнометражкой — маэстро некоторое время ещё работал над телесериалами, но затем тяжело заболел, и в 2015 году его не стало. Ходят слухи о возможном продолжении или перезапуске — но, вспоминая, насколько «удачными» бывали многие другие подобные проекты, думается, не пора бы ли уже оставить Сидни в покое и поберечь нервы ей и зрителям.

Ещё пара штрихов к портретам[править]

Бессменная троица носителей «сюжетной брони». Слева направо: Гэйл, Сидни, Дьюи
  • Сидни Прескотт или просто Сид (Нив Кэмпбелл). С самого начала Сидни показана нам как типичная хорошая девушка, добрая и жизнерадостная, хотя, конечно, она тоскует по матери. Тем не менее, уже в первом столкновении с маньяком она проявила нехилые задатки бой-бабы, а в дальнейшем становилась всё круче. Троих маньяков она упокоила лично, а ещё троих — на пару с друзьями, и в этих случаях непонятно, чей удар или выстрел был смертельным. Но всё-таки заметно, что в свободное от уничтожения маньяков время чувствует она себя с каждым фильмом всё хуже и хуже — всё-таки подобные приключения в реальности бесследно не проходят. К четвёртому фильму её вовсе прозвали «ангелом смерти», поскольку так уж сложилось, что все, кто вокруг неё, находятся в опасности: каждый новый маньяк принимается сначала не за её саму, а за её друзей. И маньяки эти слетаются к Сидни, как пчёлы на мёд.
  • Гэйл Уэзерс (Кортни Кокс). Бесстрашная журналюга, умная, энергичная и до того настырная, что несколько раз получает по наглой физиономии от самой Сидни. Та ещё коза, хотя и с золотым сердцем, а в отношениях с Дьюи ведёт себя, как настоящая цундере. Впрочем, со временем немного исправилась. Да и с самого начала она плохой не была, просто характер у неё такой. Счастливая обладательница железной воли и распутинской живучести — во ВСЕХ фильмах получает ранение, но всегда встаёт и идёт помогать расправляться с убийцей.
  • Дуайт Райли, которого чаще называют просто Дьюи (Дэвид Аркетт). Помощник шерифа, со временем дослужился до шерифа. Отважен, честен и справедлив, но обычно толку от него маловато. Зато иногда он весьма мил в своей неуклюжести и вообще просто хороший парень. Носит усы. Его сестра Татум была лучшей подругой Сидни, но, к сожалению, её в первой же серии убил маньяк. Так что для Дьюи это личное, а его инстинкт старшего брата отчасти переключился на Сидни. Как и Гэйл, Дьюи в каждом «Крике» получает ранение, но выживает, хотя после первого фильма охромел. Вообще изначально авторы решили порешить доблестного полицейского, однако на тестовых просмотрах стало ясно, что персонаж нравится зрителям, поэтому Крэйвен доснял сцену, в которой оказывается, что Дьюи выжил. Если обратить внимание на сцены, где он лежит раненый, можно заметить, что актёр старательно изображает труп, задержав дыхание. Ну и, конечно, многим нравится наблюдать за отношениями Дьюи с Гэйл, варьирующими от несладкой парочки до боевой пары.

Что тут есть[править]

В первую очередь[править]

А когда-то это был простой хэллоуинский костюм
  • Персонаж-маска. Маньяков за четыре фильма тут было аж семеро, но все они носили один и тот же костюм и действовали по одному и тому же принципу. Этот образ в фэндоме прозвали «Призрачное Лицо» (в самих фильмах его так не называют) — карнавальный костюм призрака в чёрном балахоне с капюшоном и жутковатой маске призрака[6]. Искажённое в немом крике лицо маски сильно напоминает лицо персонажа картины Эдварда Мунка «Крик». Характерное для слэшеров злодейское обаяние есть именно у образа Призрачного Лица — без маски здешние маньяки ведут себя как обычные мрази.
  • Шоу внутри шоу. Немало внимания уделено серии фильмов «Удар ножом», снятых по книге Гэйл «Убийства в Вудсборо». Крэйвен от души постебался над родной индустрией ужастиков с её трэшовостью и вечным опуханием сиквелов. В итоге Сидни запретила муссировать её историю, поэтому авторы «Ударов», решив, что шоу маст гоу он, понасочиняли к реальному первоисточнику ещё и отсебятины на четыре фильма, включая серию про путешествия во времени. В ролях Сидни и Дьюи в «Ударе» снялись, соответственно… Тори Спеллинг и Дэвид Швиммер. В триквеле эти двое сниматься не захотели (и правильно сделали — вспомните, что было в третьем «Крике» с актёрами), потому были заменены менее известными исполнителями. Что интересно, в четвёртом «Крике» мы видим титры первого «Удара», где говорится, что его режиссёр — Роберт Родригес. Так вот: показанные нам фрагменты из «Удара» действительно ставил настоящий Родригес специально для «Крика»! Снято это всё нарочито плохо: безвкусно, кричаще, актёры то переигрывают, то недоигрывают, зато фансервиса добавлено от души. Особенно много сцен из фильма-в-фильме демонстрируют в фальшивом начале четвёртого «Крика». Мало того, это вообще фильм в фильме в фильме: героини «Крика 4» смотрят, как героини «Удара ножом 7» смотрят «Удар ножом 6»…
  • Во всём виновата Дока 2!. Из серии в серию регулярно обсуждается тема влияния насилия в кино в целом и в «Ударе ножом» в частности. Ещё в первом фильме убийца констатирует, что кино «не создаёт психов, а только делает их более изобретательными», а маньяк из второго фильма всерьёз собирался по завершении убийств сдаться полиции и обвинить во всём тлетворное влияние кино, объявляя себя невинной жертвой. В третьем и особенно четвёртом фильмах уже во всю говорят, что убийца подражает событиям «Удара ножом».
  • Жанровая смекалка и жанровая слепота. Разные персонажи очень и очень часто это обсуждают, буквально на каждом шагу, приводя в примеры различные фильмы, подобные тому, в котором сами находятся. Даже перечисляют правила, которые нельзя нарушать в ужастиках… и сами их тут же нарушают. Например: оставшийся наедине с телевизором любитель ужастиков укоряет кого-то из персонажей фильма, который смотрит. «Да обернись же ты! — говорит он. — Он [убийца] у тебя за спиной!». «Сам-то обернись! — говорим мы ему с нашей стороны экрана. — Вот удивишься…» Мало того, убийцы сами делают вид, что следуют тропам фильмов ужасов, чтобы в итоге заманить своих жертв в ловушку.
  • Красная сельдь. Вообще эти рыбы плавают тут косяками. В первом фильме сильные подозрения у незнакомого с франшизой зрителя вызывает отец Сидни: уехал в начале, да и пропал, к тому же звонки с угрозами поступают с его мобильного. Подозрительно выглядит и Дьюи, который постоянно куда-то исчезает, когда появляется убийца. Во втором маньяком кажется Коттон (у него поначалу и поведение какое-то маньяческое), к тому же, помня, как было дело в первом фильме, зритель подозревает нового парня Сидни. В третьем опасения вызывает Анджелина, также исчезающая во время появлений маньяка. Дело в том, что изначально авторы как раз её и хотели сделать сообщницей очередного маньяка, но передумали, и злодей третьего фильма — единственный маньяк франшизы, который действует в одиночку.
  • Бонус для пересматривающих. Зная, чем дело кончится, зритель при повторном просмотре начинает замечать некоторые особенности, которые становятся понятными в свете концовки фильма. Может быть, особо сообразительные зрители ещё при первом просмотре понимают, в чём дело. К примеру, становится понятной закадровая телепортация маньяка: конечно, не в меру шустрые убийцы — это обычная условность для слэшеров, но в данном случае всё становится на места, когда знаешь, что убийц тут двое. Сюда же и последняя загадка, которую задаёт маньяк Кэйси в начале первого фильма — мол, угадай, возле какого входа я стою. Да возле обоих вы стоите! И тому подобное — если знать, кто убийцы, то по-другому выглядит их поведение в течение фильма. А ещё есть бонус для внимательных: обратите внимание на сцену, где маньяк «убивает» Билли. На заднем плане за «умирающим» Билли видно, что на ноже нет крови, и убийца проводит по нему рукой. В следующем кадре он показывает Сидни «окровавленный» нож — вымазал его фальшивой кровью.

Прочее[править]

  • Ангст? Какой ангст?. На протяжении фильмов тупые студенты совершенно неадекватно реагируют на убийства себе подобных. Ребята, никто не просит вас скорбеть по незнакомому человеку, но нельзя ли хотя бы не так активно радоваться чьей-то смерти и не устраивать в честь этого костюмированные представления? Ведь завтра маньяк может приняться и за вас, благо среди ряженых идиотов ему будет легче затеряться. «Поехали посмотрим, как директор на флагштоке висит!» тоже характеризует персонажей не с лучшей стороны.
  • Бронебойный ответ. Когда один из маньяков второго фильма рассыпается в восхищениях по поводу маньяка из первого и сравнивает себя с ним, Сидни срезает душегуба одной фразой: «Ты забываешь одну вещь о Билли Лумисе: я его, блин, убила!». По совместительству это отчасти и мордобойная фраза.
  • Вторжение в дом. Любители кино знают, что США — страна незапертых дверей. Вот и в «Криках» убийца часто поджидает, пока жертва зазевается и забудет закрыть дверь. Во втором фильме подобное показано, как значимое событие на фоне (хоть и подсвеченное страшным резким эмбиентом), за спиной Баффи Сиси с подружкой, занятых телефонным разговором со вторым убийцей. В крайнем случае убийца, не дожидаясь, входит прямо сквозь входную дверь, не открывая, благо они там все стеклянные.
  • Жертвенный агнец. В первом фильме это Кэйси Бейкер (многие забывают, что вообще-то она вторая жертва — первым убили её парня), во втором — Сиси Купер в исполнении Сары Мишель Геллар (Баффи убили!!!), а в четвёртом, скажем, Оливия, соседка из окна напротив, которую злодей режет на глазах у героини. А вообще это ж слэшер — тут каждый фильм начинается с персонажей, которые нужны тут только для того, чтобы показать, что маньяк вернулся и полон желания убивать.
  • Жертвенный лев:
    • Крик-1: Татум Райли. Если бы она так поколотила маньяка в реальности, убивать бы он больше не смог (а возможно, и ходить). Но увы, ей попался голливудский маньяк, пришлось бежать, и отступление кончилось её гибелью.
    • Крик-2: Рэнди Микс. На прощание основательно потроллил маньячину. Конечно, это было несовместимое с жизнью хамство, кончившееся срабатыванием у убийцы кнопки берсерка, но выглядело это круто.
    • Крик-3: Коттон Уири. На сделку с врагом не пошёл, и хотя обрёк на смерть себя вместе со своей девушкой, но местонахождение Сидни злодею не выдал.
    • Крик-4: Кирби Рид в ходе интеллектуальной борьбы за жизнь парня была крута до несовместимости с жизнью. Многие зрители считают её лучшим персонажем четвёртого фильма. И сам Уэс Крэйвен в интервью заявил, что по замыслу она должна была остаться в живых: сцену, где её находят полицейские с медиками и обнаруживают признаки жизни, просто не сняли.
  • Застрял? Хе-хе…. Татум в гараже попыталась дать убийце отпор, но поняла, что силы неравны, и кинулась бежать. Пытаясь пролезть через дверцу для кошки, она попросту застряла в ней. Поразмыслив, убийца нажал кнопку, ворота поднялись вместе с жертвой и раздавили ей голову. Забавно, что Роуз Макгоуэн, сыгравшая роль Татум, на самом деле оказалась достаточно стройной, чтобы без проблем пролезть целиком через дверцу для кошки. Мало того, актрису пришлось как следует прикрепить, чтобы она не выскальзывала из дверцы в ходе подъёма.
  • Звукоимитатор — в третьем фильме Призрачное Лицо использует преобразователь голоса, чтобы имитировать голоса других людей. В других фильмах франшизы это устройство используется только ради того, чтобы искажать и маскировать голос маньяка.
  • Злодей, косящий под жертву. Убийцы в нескольких фильмах старательно косят под жертв ещё до кульминации, изображая смерть, а в кульминации и вовсе наносят друг другу и самим себе довольно серьёзные ранения, чтобы потом притвориться «чудом выжившими». Особенно старательно себя кромсает главгадина последней части. Больно, наверное.
  • Идиотский мяч бросили Сидни во втором фильме. Ну вот серьёзно: маньяк захватил полицейскую машину, в «обезьяннике» которой были заперты Сидни и её психотерапевтша, попытался их увезти куда подальше, но попал в аварию и потерял сознание. Героини выбрались, дрожа от страха перелезли через неподвижного маньяка, долго думали, не посмотреть ли, кто там под маской, или убежать. Пока они думали, маньяк ожил и убил докторшу. Ну, с неё-то взятки гладки, но Сид ведь ещё в прошлом фильме проявила себя лютой бой-бабой, почему было и сейчас, пока злодей в отключке, не подобрать даже не то что арматурину или кирпич — у самого убийцы при себе нож, и рядом вообще валялся убитый полицейский с пистолетом! Окончательно обезвредить недобитого вражину, а там уж можно хоть под маску заглядывать, хоть убегать, хоть хороводы водить вокруг дохлого маньяка. В итоге из-за её нерешительности погибли и её психолог, и ещё несколько человек.
  • Импровизированное оружие. В первом фильме Сидни отметелила одного из злодеев зонтиком (перед этим зачем-то сама нарядилась в костюм, который использовали убийцы). Причём изображавшему злодея каскадёру действительно досталось остриём зонта мимо защитной накладки, так что его вскрик, вошедший в фильм, вполне естественен. А второго маньяка она вообще убила, обрушив ему на голову телевизор, который выдал 220[7] в прямом смысле.
  • Инсценировать смерть. Что в первом, что в третьем фильме маньяки в ходе своей дьявольской игры старательно изображали опоссумов.
  • Исландская правдивость. Четвёртая серия: героине звонит очередной телефонный хулиган, проявляющий пугающую осведомлённость о том, чем она в данный момент занята. «Я стою в шкафу», — поясняет он. Девушка, не воспринимая опасность всерьёз, открывает шкаф, никого в нём не находит и упрекает собеседника во лжи. «А я не говорил, что я в твоём шкафу», — уточняет «шутник», и девушка видит, как в окне напротив из шкафа за спиной её соседки выскакивает убийца и приступает к любимому кровавому занятию. Из того шкафа ему, может, и было кое-как видно, что происходит в соседнем доме, но вообще-то уже под конец, узнав личность маньяка, мы поймём, откуда он всё знал.
  • Камео:
    • Школьного уборщика играет сам Крейвен. А ещё этот уборщик носит шляпу и полосатый красно-зелёный свитер, да и зовут его Фредди. С учётом того, что «Кошмар на улице Вязов» во вселенной фильма тоже существует, уборщик, видимо, поклонник франшизы и косплеит Крюгера.
    • Крейвен в одной из сцен сыграл и самого маньяка-в-маске — в один момент из начала первого фильма. Впрочем, Призрачное Лицо кто только из съёмочной группы не играл, и в основном это не были те актёры, которые сыграли его без маски.
    • Во втором фильме среди массовки на студенческой вечеринке можно заметить… Мэтью Лилларда, который играл Стью Мэшера, одного из убийц в первом фильме, и благополучно умер в финале. Он ещё и мило беседует с убийцей второго фильма.
    • В третьем же фильме на полминутки засветились Пыхарь и Хроник собственными персонами, в исполнении всё тех же Дж. Мьюза и К. Смита. Правда, непонятно, на кой чёрт.
    • В том же фильме актриса Кэрри Фишер играет… актрису, которую все принимают за Кэрри Фишер, что её очень раздражает. Она даже не побоялась пошутить над самой собой устами персонажа: мол, да эта ваша Фишер ради роли Принцессы Леи переспала с Лукасом (это же шутка, правда?).
  • Когда же ты сдохнешь. Здешним маньякам, конечно, до Джейсона далеко, но всё равно они живучие до неприличия. Убиваешь их, убиваешь — а они всё норовят вскочить и приняться за старое. Поэтому герои пару раз сделали контрольный, не дожидаясь, пока вражина снова оживёт.
  • Комическое непонимание сути. Один из убийц первой серии, когда Сидни убежала и вызвала полицию: «Мама с папой меня прибьют!» (импровизация актёра, кстати).
  • Маньячка. Две штуки: миссис Лумис во втором фильме и Джилл Робертс в четвёртом.
  • Мочить в сортире. В первом же фильме главную героиню подстерегает в туалете то ли настоящий убийца, то ли очередной ряженый придурок с больным чувством юмора, — так или иначе, сцена длится всего несколько секунд, и героине удаётся удрать. В сиквеле первое же убийство произошло в туалете — убийца ухитрился пробить жертве голову ножом прямо через перегородку (сквозь стены он видит, что ли…).
  • На хрена родня такая, лучше буду сиротой. Сидни с роднёй «повезло», нечего сказать. Что брат по матери, что любимая кузина оказались маньяками-убийцами.
  • Невиновный в тюрьме. Коттон Уири, приговорённый к смертной казни из-за показаний Сидни, на самом деле не убивал её мать. Впрочем, настоящие убийцы вовремя себя выдали, беднягу выпустили, и он даже стал телеведущим и сыграл самого себя в фильме по мотивам.
  • Незаметное публичное убийство. Во второй части девушку зарезали прямо посреди кинозала на премьере фильма о событиях первой части. Зал был полон ненормальных фанатов в костюмах Призрачного Лица, дурачащихся с бутафорскими ножами, и когда заметили неладное, было уже поздно — жертва при смерти, убийца затерялся в толпе. Позже в том же фильме разозлённый убийца затащил Рэнди в фургон и зарезал там средь бела дня. Мимо шли толпы студентов, и никто не обратил внимание на странно трясущийся автомобиль, из которого доносятся приглушённые крики. Мало ли что там делают?
  • Однострочник Бонда. Сидни такие регулярно выдаёт, начиная с первого фильма.
«

Рэнди: Осторожней. Сейчас тот самый момент, когда убийца обычно оживает. Для последнего удара.
Билли: (оживает)
Сидни: (стреляет в него) Только не в моём фильме.

»
— «Крик»
«

(после того, как ожил сообщник главгадины, но был расстрелян героинями.)
Сидни (подходит к самой главгадине, вроде как мёртвой, и делает контрольный выстрел в голову): На всякий случай.

»
— «Крик-2»
« (тут не будем скромничать, как официальные локализаторы, переведём настолько смачно, насколько оно в оригинале).

Сидни: Ты забыла главное правило ремейков: не изъёб█вайся над оригиналом!

»
— «Крик-4»
  • Опенинг не в начале серии. Название фильма показывают только по завершении вступительной сцены с первым за фильм убийством, а длится она 10-12 минут. Начало четвёртого фильма вовсе состоит из фальшивых вступлений, и до появления надписи «Крик 4» нам показывают вступления и названия «Удара ножом 6» и «Удара ножом 7».
  • Офигенно острое лезвие. Вообще у маньяков в слэшерах в целом и в «Криках» в частности всегда ножи острые до неприличия, но в четвёртом фильме продавили педаль в пол. Лобная кость — самая прочная в теле, её и пуля-то не всегда пробивает, а тут полицейскому всадили в лоб нож до середины клинка. Охотничий «Buck 120», который используют злодеи, на такое попросту не рассчитан.
  • Парочка на заклание. У маньяков будто такое правило хорошего тона: в начале каждого фильма убивать какую-нибудь парочку.
  • Пережил свою полезность. Во втором и четвёртом фильмах маньячки без зазрения совести убивали своих «драконов».
  • Подставить невиновного. Для начала, тот же Коттон, которого чуть не казнили за преступление, которого он не совершал. В первом фильме убийцы намеревались подставить отца Сидни, которого заранее припрятали у себя в плену. В третьем очередной маньяк в своей дьявольской игре при помощи изменяющего голос устройства убедил подружку Коттона в том, что это именно Коттон пытается её убить, а позже он же собирался свалить всё на режиссёра Милтона. А в четвёртом злодейка решила подставить своего бывшего. Во всех случаях оставлять подставленного в живых никто не собирается: планируется изобразить всё так, будто он и Сидни убили друг друга.
  • Посмертное сообщение. Рэнди Микс, большой знаток ужастиков и тот ещё Житель Страны Эльфов, воспринимающий жизнь как кино, был убит во второй серии. Однако его мы с героями фильма ещё увидим в третьей: оказывается, он успел оставить для друзей видеопослание с последним советом, как вести себя, если их приключения окажутся трилогией.
  • Потайное оружие. В третьем фильме предусмотрительный маньяк перед тем, как пустить героиню в своё логово, заставил её обыскать саму себя при помощи металлоискателя и сдать обнаружившийся пистолет, спрятанный в штанине. К счастью, злодей не додумался потребовать снова провести металлоискателем по той же ноге, — а у хитрой Сидни там был припасён ещё один пистолет.
  • Прочитать о себе книгу. Дьюи читал, что о нём понаписала в своей книге Гэйл. Потом сильно ругался, и его можно понять.
  • Прямая линия с врагом. У здешних маньяков, видимо, ещё одно правило хорошего тона — начинать преступление с телефонного хулиганства. Звонят жертве и жутким голосом спрашивают, какой её любимый фильм ужасов. В финале первого «Крика» Сидни отыгралась на убийцах и сама от души потерроризировала их по телефону.
  • Спрятано на виду — маньяк во втором фильме не прочь воспользоваться случаем затеряться в толпе. Сначала в кинотеатре затесался среди фанатов-косплееров и убил двух человек. Потом нагло терроризировал Сидни во время репетиции в театре в античном стиле, где все в плащах и греческих масках. Впрочем, правда ли в этом случае маньяк так обнаглел, или он просто померещился Сидни на нервной почве — одна из вечных загадок фильма.
  • Связали и заткнули. Естественно, маньяки на то и маньяки, чтобы время от времени кого-то вязать. Например, в первом в таком неудобном положении побывали парень Кэйси в начале и отец главной героини в конце. Во втором — Дерек, парень главной героини, причём связали его соратники по студенческому братству в ходе полушуточного ритуала, а вот заткнул уже маньяк. А в третьем фильме связанными побывали аж сами Гэйл и Дьюи.
  • Синдром внезапной смерти в сиквеле. Рэнди Микс во втором фильме и Коттон Уири в третьем. Впрочем, Рэнди ещё появился в третьем в качестве видеозаписи.
  • Сиротинушка. Маньяк третьего фильма из чувства обиды и мести организовал убийство матери и собственноручно убил отца. Маньячка же из четвёртого убила родную мать вообще «до кучи».
  • Смертельное приглашение. В первом фильме убийцы организовали вечеринку в доме одного из них с целью устроить кровавую баню. В третьем же резня происходила на празднике по поводу дня рождения злодея.
  • Снафф-видео. Во время кульминации четвёртого фильма выясняется, что убийцы транслировали свои убийства по Интернету через скрытые камеры в надежде стать знаменитыми.
  • Стрелять через заложника. Именно таким образом Коттон во втором фильме спасает Сидни от главгадины.
  • Убийство в больнице попыталась провернуть главгадина четвёртой серии, узнав, что, оказывается, не добила Сидни. К счастью, до Дьюи вовремя дошло, не без помощи жены, что пострадавшая как-то многовато знает о ранениях других жертв.
  • Целую, Тоска. Первый фильм: палец, от души воткнутый в свежую огнестрельную рану — эффективное средство против неунимающегося маньяка…
  • Шутка-бумеранг. В первом фильме приятель спрашивает Сидни, кто бы её сыграл, если бы про неё сняли фильм. Та предполагает в шутку, что с её везением скорее всего это будет Тори Спеллинг. И шо вы таки думаете, кто во втором фильме сыграл саму себя, играющую Сидни в «Ударе ножом»?

Примечания[править]

  1. «Scary Movie» было рабочим названием самого «Крика».
  2. В США есть два города с таким названием, но ни один из них в Калифорнии не находится.
  3. Игра слов: это можно понять как название ткани «Стопроцентный хлóпок»; впрочем, в разговорном русском языке хлопок коттоном тоже называют.
  4. Исполнители их ролей, Кортни Кокс и Дэвид Аркетт, поженились ещё раньше, и актриса взяла вторую фамилию. Поклонники «Друзей» могут помнить, как в честь этого в титрах сериала ко ВСЕМ фамилиям было добавлено «-Аркетт». Подружилась же эта пара ещё на съёмках первого «Крика».
  5. У Аркетта и Кокс к тому времени именно так и случилось.
  6. Если точнее, Смерти: упомянуто, что костюм называется «Father Death». Балахон изначально должен был быть белым, как положено призракам, но потом авторы поняли, что убийца подозрительно смахивает на участника Ку-клукс-клана и «перекрасили» его.
  7. На самом деле в два раза меньше — в США напряжение в сети всего 110 вольт.