Спасти рядового Райана

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск


Спасти рядового Райана
SPR-poster.jpg
Общая информация
ЖанрВоенная драма
Страна производстваСША
КиностудияDreamWorks Pictures
Paramount Pictures
РежиссёрСтивен Спилберг
Автор сценарияРоберт Родэт
Когда вышел1998
Продолжительность169 минут
В главных ролях:
Том ХэнксКапитан Джон Миллер
Том СайзморСержант Майкл Хорват
Мэтт ДэймонРядовой Джеймс Райан

«Спасти рядового Райана» (англ. «Saving Private Ryan», в другом переводе — «Спасение рядового Райана») — военная драма Стивена Спилберга. Фильм получил пять «Оскаров», место в Национальном реестре фильмов США, а также похвалу от американских ветеранов, которые там были и видели показанное своими глазами (редкая похвала для голливудского фильма).

Фильм любят, в частности, за то, что война в нём показана во всей её красе, а не романтизированно, как это типично для военных фильмов. Пафос, опять-таки, привычный для фильмов на эту тему, задвинут куда-то глубоко, основное внимание уделено скорее тому, как война влияет на характеры тех, кто столкнулся с ней — и, собственно характеры персонажей и их изменение прописаны интересно. Хотя многим кажется странной завязка сюжета — мол, с чего бы вдруг отзывать солдата с войны, кого волнует, сколько там у него погибло братьев. Тем не менее, подобная история имела место на самом деле; другой вопрос, что в реальности никто не отправлял восемь человек искать «иголку в стоге иголок».

Также отмечают операторскую работу[1], создающую эффект присутствия. Нередко можно услышать от зрителей, что при просмотре долгой и кровавой сцены штурма пляжа возникает впечатление просмотра документального фильма — оператор, пригнувшись, бегает вместе со штурмующими, объектив время от времени заляпывает кровью и землёй, а уж как трясётся камера во время взрывов! Спилберг долго гордился придуманным им устройством для тряски, сооружённым из обычной дрели, пока оператор не рассказал ему, что вообще-то давно существует специальное приспособление для этих целей. Также впечатляет работа над звуком: реалистичность зловещего ворчания и лязганья приближающегося «Тигра» высоко оценили те, кто своими ушами слышал этот звук на войне (а потом ещё некоторое время после неё в кошмарных снах). Кстати, самая известная из звуковых находок — то, как слышит окружающие звуки оглушённый взрывом герой — была вдохновлена подобным решением в советском фильме «Иди и смотри».

Что интересно, «Райан» — один из немногих фильмов с возрастным рейтингом R (для телевидения это TV-MA), которые крутят по американским телеканалам без купюр — со всей кровищей и матерщиной (обычно такое цензурят), хотя, конечно, телезрителей заранее предупреждают, что зрелище предстоит суровое. Спилберг не собирался ничего вырезать из фильма даже с учётом риска снижения рейтинга до NC, и когда перед прокатом в Индии режиссёра попросили прикрутить фитилёк в плане гурятины, он сказал, мол, что ж, тогда проката в Индии не будет. Индийский премьер-министр лично посмотрел фильм и разрешил его показывать в первозданном виде.

В общем, эта картина надолго заложила эталон эпичности для сюжетов на военную тематику, и авторы последующих фильмов о войне часто подражают Спилбергу с его «Райаном». То же и с игроделами — шутеры-про-войну™ частенько любят цитировать эпизод с высадкой в Нормандии вплоть до блюющих солдат в катере или, скажем, сцену на поле с убитыми коровами.

Сюжет в общих чертах[править]

Действие происходит в 1944 году, во время высадки cоюзников в Нормандии. В то время в США действовала директива о «последнем выжившем», предписывающая в подобных случаях освободить от призыва или отозвать из места ведения боевых действий оставшегося в живых из семьи, уже потерявшей родных на войне. Таковая директива была принята после истории с семьёй Салливанов, у которой в 1942 году погибли все пятеро сыновей, служивших на одном корабле — правительство решило, что это уж слишком много горя на одну семью, и постаралось предотвратить подобные случаи в будущем.

Итак, после кровавой бани на «Омаха-бич» выясняется, что в ходе высадки погибли двое из четверых братьев Райанов. Третий был убит на Тихоокеанском фронте, четвёртый же, воздушный десантник, в данный момент высажен в тылу противника. В соответствии с директивой командование решает отозвать последнего из братьев на родину и отправляет за ним отряд во главе с капитаном Миллером. Поскольку воздушный десант тогда раскидало по всей Нормандии, большую часть фильма герои, собственно, ищут рядового Райана по всем нормандским закоулкам, время от времени натыкаясь на бои и неся потери.

Наконец, потрёпанный отряд находит Райана. Тот, конечно, убит горем после того, как узнал о гибели всех братьев, но заявляет, что не оставит позицию — его подразделение должно удерживать мост, и он не может бросить соратников перед лицом опасности. Отряд Миллера остаётся у моста вместе с десантниками, а вскоре прибывают и немцы… Не всем из героев суждено вернуться домой.

Всё это показано в обрамлении в виде пролога и эпилога с одним из участников этих событий, предающимся воспоминаниям над могилами павших товарищей на Американском кладбище и мемориале в Кольвиль-сюр-Мер во Франции.

Персонажи[править]

Миллер, Хорват, Райбен;
Джексон, Меллиш, Капарзо;
Уэйд, Апхэм, Райан
  • Капитан Джон Миллер (Том Хэнкс). Командир поискового отряда. Поначалу человек-миф для подчинённых, которые даже делают ставки на то, кто он и откуда (шутят, что «его собрали прямо на офицерских курсах из частей тел погибших солдат»). В итоге выясняется, что в мирное время был школьным учителем литературы и, как человек с высшим образованием, был призван сразу в лейтенантском звании. На войне давно, в боях получил контузию, из-за которой в момент волнения у него дрожит рука. Довольно добродушный и заботливый, отец солдатам.
  • Техник-сержант[2] Майкл Хóрват (Том Сайзмор). Суровый Сержант Кремень, напарник и близкий друг Миллера, с которым прошёл уже много боёв в Африке и Италии, и которому он верен до конца. В отличие от уравновешенного Миллера, иногда выходит из себя и прибегает к насилию и угрозам — особенно если кто-то пытается проявить неуважение или непослушание по отношению к капитану. Миллер часто с ним советуется и прислушивается к его советам. Время от времени Хорват обменивается с капитаном шуточками (иногда очень мрачными). Коллекционирует баночки с землёй из стран, где воевал.
  • Рядовой Стэнли Меллиш (Адам Голдберг). Еврей. Больше всего запомнился троллингом пленных немцев: (демонстрирует нашейную «Звезду Давида») «Юден! Юден! Я еврей, слышите? Юююден!». Ну и ещё кой-каким моментом.
  • Техник[4] Ирвин Уэйд (Джованни Рибизи). Медик, готов помочь любому, даже раненым нацистам. Хотя и стрелять умеет. Обычно невозмутимый и может работать под градом пуль (хотя однажды от души разразился матом, но по весьма уважительной причине). Умник.
  • Капрал Тимоти Апхэм (Джереми Дэвис). Переводчик, взят в команду, поскольку знает французский и немецкий, а штатный переводчик некстати погиб. Необстрелянный салага, никогда не видевший боя, вчерашняя штабная крыса, немного наивный идеалист. Пишет книгу о взаимоотношениях солдат на войне. Как бы тоже умник, но чаще «выполняет функцию» балласта, потому как в бою от него толку мало, а услуги переводчика требуются не столь часто. Остальные относятся к нему большую часть фильма, как к пятому колесу в телеге.
  • Рядовой первого класса Джеймс Райан (Мэтт Дэймон). Тот самый ходячий макгаффин из некогда многодетной семьи, которого все вышеперечисленные ищут. К тому времени они все его уже успели возненавидеть, думая, что это какой-то маменькин сынок. А Райан оказался хорошим парнем. Показательный штрих к портрету: узнав, что из-за него погибло два бойца, он не просто принимает этот факт, а спрашивает, как их звали. К тому же он всё-таки не стал эвакуироваться и остался сражаться со своим отрядом, и в итоге у Миллера и компании порицание сменяется уважением.

Как уже говорилось, до победы доживут не все — погибнет две трети этих персонажей, так что тут впору прикрывать спойлером не погибших, а выживших. Чтобы не раскрашивать статью в серую полоску, просто поставим предупреждение о спойлерах на въезде.

River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

Ложка дёгтя[править]

Как уже говорилось выше, фильм посвящён психологическим аспектам солдат на войне. На самом деле у режиссёра хватало хороших консультантов, но несколько недочётов было допущено умышленно — ради пущего драматизьму. Уважим коллег-«заклёпочников» и разберём некоторые из этих ошибок.

  • Кино и немцы — в первую очередь, фильм достоин упоминания как фактический родоначальник жанра: чего греха таить, большинство КиН-фильмов снимались как «наш ответ СРР», шоб как у ентого вашего спилберга. Тем не менее, и сам фильм стоит отметить за несколько особо примечательных моментов:
    • Стрельба в мехвода сквозь смотровую щель. Ничего, что у «Тигра» там стоит бронестекло толщиной 94 мм? Ничего, что в боевой обстановке щель закрывается бронезаслонкой, а наблюдение ведётся через перископ? Да и про пулемёты на своём танке немцы забывают.
    • Кстати, забавляет фраза Миллера, мол, наводчик ещё жив! А с чего бы ему или вообще кому-то умирать в танке, с которого просто сшибли гусеницу?
    • См. ниже также про нелады с военным делом.
Танк из фильма, Т-34, «Тигр». Обратите внимание на траки.
  • Издалека сойдёт.
    • Кое-как замаскированные Т-34 в роли «Тигров» (кстати, если копнуть глубже, то «Тигров» в этих местах вообще не должно было быть, и особенно не должно было быть в сером окрасе, который к тому времени не применялся уже более года). Что поделать, если настоящих «Тигров» на ходу осталось крайне мало (вроде бы один).
      • Канистры, прикреплённые по одной штуке к каждому борту танков, вызывают откровенное недопонимание даже не в разрезе исторической достоверности: интересно было бы узнать, а что, собственно, по мнению ответственного за реквизит, в этих канистрах должно находиться? Бензин? Очень умно: ничем не защищённая ёмкость с легковоспламеняемым топливом в количестве, которого «Тигру» на один зуб. Вода? Так в башенной укладке «Тигров» есть три канистры с водой для пополнения системы охлаждения. Исторически канистры с водой размещались на танках снаружи, но только в Африканской кампании, где были трудности с пополнением запаса, и было их побольше, чем две на машину. В Нормандии по очевидным причинам таких проблем не стоит.
    • В роли САУ «Marder III» снялись «переодетые» чехословацкие танки LT vz.38 (что, впрочем, исторически достоверно — именно так часть настоящих «Мардеров» и сделали).
    • Самое смешное — мотоцикл, к которому прислонился Миллер, отстреливаясь из пистолета от танка: это советский «Урал» аж 1964 года выпуска.
    • Ах да, в роли французского пляжа снялся ирландский. В Нормандии вообще снимали в основном сцены на Американском мемориале.
  • Не в ладах с военным делом.
    • Эпизод со штурмом пулемётного гнезда выглядит не то чтоб совсем неправильно… Перебежками от укрытия к укрытию, на расстояние броска гранаты. Рискованно, но что делать… особенно при отсутствии снайпера. А ведь в отряде был Джексон, который мог бы запросто отстрелять пулемётчиков с безопасного расстояния (тем более, что чуть ранее в фильме он так и сделал), но Миллер предпочёл дать ему M1 Garand и отправить на штурм. Впрочем, в фильме подсвечено, что это ошибка Миллера — когда после гибели Уэйда несдержанный на язык Райбен высказывает командиру, что о нем думает.
    • Обсуждая бой у моста, консультант отметил, что в реальности просто взорвал бы мост вместо того, чтобы впустую тратить солдат, пытаясь его удержать. Цель была как раз не в том, чтобы уберечь мост, а в том, чтобы помешать переправиться немцам. Но в фильме решили взорвать мост лишь в крайнем случае и предпочли потерять целую толпу личного состава.
    • Позиция, на которую Миллер отправил Джексона под конец фильма — самоубийственна для снайпера. Во-первых, колокольня — это первое место, где его будут высматривать (скорее всего, немцы в реальности бы сразу по ней пальнули, как раз на случай, если там кто-то засел). Во-вторых, менять позиции после выстрелов здесь нереально — в колокольне всего одна маленькая комнатушка, в отличие от большого дома, где можно перемещаться из комнаты в комнату, с этажа на этаж. Конец немного предсказуем. Немецкий снайпер, который убил Капарзо, тоже, кстати, сидел в колокольне.
    • Противотанковые носки. Просто противотанковые носки. Что с ними не так, спросите вы? Помимо очевидной бафосности такого противотанкового средства, чтобы оно сработало, необходимо сочетание благосклонной архитектуры и фатальных тактических просчётов у немцев. Что имеем:
      • Применение танков против пехоты в условиях плотной городской застройки.
      • Отсутствие пехотного сопровождения у танков (без него они превращаются в большие и страшные, но при этом неповоротливые и очень уязвимые коробки, что, собственно, и можно видеть в фильме).
      • Полное игнорирование пулемётного вооружения: экипажи о нём не вспоминают и даже не пытаются применить против американских «пихотов», маячащих прямо перед танками.
    • Кстати, если в 13-местный планер Waco CG-4 напихали 22 солдат и джип, то не дивно, что он плюхнулся, даже без учёта неудачного решения с импровизированной бронёй.
  • Не в ладах с историей:
    • На сцену высадки ругнулись британцы: первыми на этом пляже высаживались именно их войска. На самом деле Спилберг никак не пытался занизить роль союзников, но попросту не нашёл ни одного британского десантного катера LCA, и смастерить ничего похожего ответственные за реквизит тоже не смогли.
    • Спасать Райана отправляют почему-то группу с «Омахи», хотя воздушные десантники высаживались в тылу у плацдарма «Юта». От «Юты» пришлось бы идти примерно вдвое меньше и не через занятые немцами районы.
    • Немцы в этом фильме совсем уж бритоголовые, в реальности стрижки были куда длиннее. Спилбергу об этом говорили, но он сделал по-своему.
    • На 13 июня 1944 года в данной локации ещё не могло быть Второй танковой дивизии СС: она на 6 июня находилась в южной Франции и прибыла на фронт только к концу месяца (к тому же, первая боевая группа уехала под Кан, к англичанам)[5]. Не было к тому времени в дивизиях СС и «Тигров» (два эсэсовских отдельных тяжёлых танковых батальона тоже были под Каном).
    • В бой идет какая-то сильно импровизированная немецкая боевая группа: несколько танков, противотанковые самоходки, пара БТР, зенитка… Все-таки на середину июня немцы еще не понесли таких потерь, чтобы отправлять в бой подобные группы вместо нормальных батальонов (а на важный мост могли бы послать и кого покруче простой пехоты — разведбатальон, например)

Что ещё здесь есть[править]

  • В первую очередь, впереди всего алфавита: Война — это кошмар. Весь фильм этим пропитан, разве что кроме пафосных пролога и эпилога (да и там все эти ряды могил не особо воодушевляют). Всё остальное время наблюдается сочное батальное гуро, особенно в начальной сцене высадки на «Омаха-бич», представляющей собой кровавый суп с фрикадельками. Продемонстрировано множество способов умереть, часто абсолютно нелепых, нередко мучительных или быстрых, но от этого выглядящих не менее ужасно. В общем, хорошо подумайте, готовы ли вы видеть кучи выпущенных кишок (опционально их обладатель ещё жив) или, скажем, солдата, с удивительной невозмутимостью ищущего собственную оторванную руку. Остальная часть фильма не такая насыщенная и смотрится даже контрастно, но фактически каждая батальная сцена настойчиво напоминает, насколько кошмарная штука война. Да и не только батальная — сцены с ранеными или с разбором кучи жетонов убитых тоже те ещё зрелища.
  • Безымянный герой. На самом деле никакой это и не «герой», но безымянность его примечательна, и он стоит того, чтобы упомянуть его в начале. Речь о взятом в плен немецком пулемётчике, который, умоляя, чтобы его не убивали, рассказывает, как он ненавидит Гитлера и как ему нравится американская культура — и в доказательство последнего упоминает мультфильм «Пароходик Вилли»[6]. Пароходиком Вилли он и в титрах подписан, так будем дальше называть его и мы. Почти вся группа категорически за «пристрелить его, да и дело с концом» (от его пулемёта погиб один из их товарищей), но по просьбе доброго Апхэма законопослушный Миллер отпускает пленного. Запомните Пароходика, он ещё появится
  • Бафос. Довольно забавно смотрится момент, когда немецкий пропагандист через рупор увещевает противника, мол, бла бла бла, Статуя Свободы капут!!! Конечно, на противоположной стороне это вызывает только смех и замечание «о, как это грустно».
  • Бронебойный ответ: Миллер требует, чтобы Райан отправился домой и бросил остальных десантников. Райан спорит и противится. «Эй, мудило! — не выдерживает грубиян Рейбен. — Два наших парня погибли, пока мы тебя искали, ты понял?». Райан замолкает (временно).
  • ГЭС. С учётом описанных выше ужасов войны, в BSOD тут вылетают неоднократно и многие.
  • Даже у зла есть стандарты.
    • У немецкого снайпера весьма удобный момент для выстрела, когда Капарзо держит на руках девочку. Но снайпер стреляет только тогда, когда нет вероятности попасть в ребёнка.
    • Эсэсовец, только что зарезав американского солдата, обнаруживает на лестнице его скорчившегося от ужаса напарника, который мог бы спасти товарища, но струсил. Немец брезгливо протискивается мимо и не причиняет ему вреда — и уж точно не из милосердия, просто мерзко руки марать.
  • Жертвенный лев — Капарзо. Хотя и до того очень даже немало людей полегло, но именно эта смерть настраивает зрителя на соответствующий лад.
  • Знаменитые последние слова. Миллер: «Джеймс… Заслужи это. Заслужи это…». Именно так («Earn this. Earn it»), а не меняющее смысл наизнанку «Ты заслужил это». Имелось в виду напутствие Райану прожить достойную жизнь, которую ему с таким трудом спасли. Бедняга до самой старости задавался вопросом, достаточно ли достойно живёт.
  • Из пушки по воробьям. Метать миномётные снаряды по одиночным пехотинцам — это тот ещё оверкилл. Со своей же стороны немцы выкатили двадцатимиллиметровую пушку FlaK 38, предназначенную вообще-то для сбивания самолётов[7], и принялись отстреливать упрямых янки из неё. Что происходит с пехотой при прямом попадании, продемонстрировано во всех красочных подробностях.
  • Имитация языка. Солдаты называют своё задание словечком «Fubar», якобы немецким, и подтрунивают над переводчиком Акхэмом, который этого слова не знает и не находит в словарях (хотя оно смахивает на немецкое «furchtbar», что означает что-то вроде «ужасный»). В итоге оказывается, что это не немецкое слово, а аббревиатура английского «Fucked up beyond all recognition» (или «…beyond all repair» или «…beyond all reason»; а начало можно приличия ради поменять на «Fouled up…»). Это реально существующий армейский прикол.
  • Импровизированное оружие. С фитильком, потому что миномётные мины всё же и так оружие. Но герои, оставшись без патронов, нашли способ сделать так, чтобы мины взрывались без миномёта, и метали их вручную, в качестве гранат (самое смешное, что в этой сцене у Миллера на поясе висит аж три гранаты — видимо, киноляп).
  • К этому привыкаешь. В числе прочих жутких вещей продемонстрирован и цинизм, постепенно вырабатывающийся у участников боевых действий. Чего стоит сцена, где герои, перебирая жетоны убитых солдат в поисках Райана, увлеклись и устроили с этими жетонами игру, похожую на покер, пока их не одёрнул Уэйд.
  • Красная сельдь. В прологе фильма показан некий старик-ветеран, блуждающий по кладбищу, однако не сказано, кем именно из героев он является. Поскольку POV большей части фильма — Миллер, легко подумать, что это он. Но Миллер тут ни при чём. Впрочем, тут есть стоп-кадровый бонус (хотя требуется знание матчасти): у старика ещё в начале видна нашивка воздушно-десантных войск с орлом, а из главных героев десантник один — Райан.
  • Крутая похвальба. Джексон: «Мне представляется, сэр, что Господь наградил меня особым даром, превратив в превосходное боевое оружие. То есть я имею в виду, сэр, если бы я и эта винтовка оказались на расстоянии одной мили от Гитлера при хорошей видимости, — пакуйте вещи, парни, война окончена. Аминь!».
  • Кусака. Меллиш, борясь с эсэсовцем, так впился ему зубами в руку, что кровь полилась ручьём. Правда, помогло не особо…
  • Матомная бомба. Медик Уэйд, глазом не моргнув, под обстрелом перевязывал раненого. А когда закончил, потратив кучу перевязочного материала, времени и усилий, — обернулся и увидел, что раненому тем временем уже давно ещё одна пуля прилетела в голову. Тут-то добрый доктор и высказал немцам, что о них думает, не стесняясь в выражениях (из нематерного было только «да дайте ж вы нам хоть один шанс!» — видимо, уже не первого раненого так потеряли под этим градом пуль).
  • Мексиканское противостояние произошло между американскими и немецкими солдатами, которые до того находились по разные стороны стены, не подозревая друг о друге. Когда стена неожиданно обвалилась, обе стороны некоторое время стояли, наставив друг на друга стволы и требуя сдаваться. Американцам повезло: на верхнем этаже появились десантники, которые изрешетили немцев из автоматов.
  • Название-цель. В варианте перевода «Спасти рядового Райана». Вообще название больше похоже на «Спасая рядового Райана».
Кстати, где же ещё мы могли его видеть?
  • Нет, не тот. Наконец найдя Джеймса Ф. Райана, Миллер, скрепя сердце, рассказывает тому о смерти братьев. Парень начинает рыдать, наконец, спрашивает, как они умерли и приходит в изумление, узнав, что они погибли в бою. Оказывается, его братья ещё совсем маленькие дети, а он — не искомый Джеймс Фрэнсис Райан из Айовы, а Джеймс Фредерик Райан из Миннесоты! Обознатушки получились, напугали беднягу зазря.
  • Не называй меня «сэр». Апхэму напоминают, что нельзя отдавать честь капитану, поскольку поблизости может оказаться вражеский снайпер, для которого это будет сигнал, в кого стрелять. Иронично, поскольку капитана играет Том Хэнкс, сыгравший роль Форреста Гампа, приключения которого во Вьетнаме начались как раз с выговора за то, что отдал офицеру честь.
  • Не смотрел, но осуждаю. Многие отечественные горе-патриоты уверены, что «Спасти рядового Райана» — гламурненькая агитка американских ВС, как те легко и непринуждённо побивают фрицев и побеждают в войне.
  • Неожиданно жестокая смерть. Смертей тут хватает разных, но хуже всего, пожалуй, пришлось Меллишу. Дюжий эсэсовец, поборов его в рукопашном поединке, пытается поглубже всадить ему нож в грудь, а Меллиш как может удерживает входящий в него нож, лишь продлевая свои мучения, и всё зовёт на помощь Апхэма (который совсем рядом, но парализован страхом и не может заставить себя подняться). Ещё страшнее, если вслушаться в то, что эсэсовец шепчет жертве по-немецки — почти уговаривает, мол, ты не сопротивляйся, всё хорошо, скоро всё закончится, тише, тише… Сделав своё кровавое дело, эсэсовец проходит мимо скрючившегося снаружи Апхэма и удаляется. Вообще во всей этой кошмарной сцене усматривают горький символизм: жертвой, тщетно звавшей на помощь, не зря стал именно еврей.
  • Несовместимая с жизнью доброта.
    • Как мы помним, Миллер отпустил восвояси «Пароходика Вилли», хотя вся команда (кроме наивного добряка Апхэма) была против. Естественно, Пароходик доплыл до своих, получил оружие и при первой же встрече всадил в доброго капитана пулю.
    • Капарзо также проявил жанровую слепоту, полез помочь французским детям и в итоге домелькался на открытой местности до того, что его тяжело ранил коварный снайпер.
    • Снайпер именно ранил Капарзо, а не сразу убил, потому что рассчитывал, что другие тоже попадут под этот троп и полезут спасать раненого. Те оказались умнее и сначала отправили своего снайпера устранить угрозу, но пока Джексон выследил и пристрелил немца, Капарзо уже истёк кровью.
  • Ой, бл…
    • Джексон, увидев направленное на его укрытие дуло танковой пушки.
    • Уэйд, осознав насколько серьёзно ранен.
  • Пейзажное гуро. Французские города, в которых происходит часть действия, естественно, разбомблены в хлам. А по ходу сюжета их ещё и доламывают в уличных боях.
  • Пиррова победа. Что ж, Райана спасли и мост отстояли, но изо всей объединённой группы отряда Миллера и десантников выжило всего трое бойцов.
  • Подлый трус.
    • «Пароходика Вилли» иначе и не назовёшь. Ковром стелился перед врагами, ругал Гитлера, хвалил мультики, кое-как выпросил помилование. А потом застрелил своего спасителя и после этого, когда дело опять запахло керосином, принялся было снова лебезить перед Апхэмом (зря).
    • Сам Апхэм тоже. Не смог побороть страх и позволил зверски убить товарища. Зато потом отважно застрелил безоружного и сдающегося Пароходика за то, что тот его узнал. Некоторые зрители Апхэма откровенно ненавидят, некоторые — оправдывают.
Слева — «Пароходик Вилли», справа — эсэсовец, ещё более безымянный
  • Популярное заблуждение. Как ни странно, очень многим как минимум при первом просмотре показалось, что Пароходик не только застрелил Миллера, но и что это тот же тип, который зарезал Меллиша. Хотя как-то трудно представить, чтобы такой трусишка мог столь хладнокровно резать человека, глядя ему в глаза. Наверное, сбивает с толку то, что Пароходик при виде Апхэма радостно кричит его фамилию, — а прямо перед этим эсэсовец вдоволь наслушался криков жертвы и тоже наверняка эту фамилию запомнил. Также запутывает то, что тот немец не тронул Апхэма, которого легко мог убить. Посмотрите на иллюстрацию: не очень-то и похожи, к тому же один из вермахта, второй — из SS… Пароходика играет Йорг Штадлер, а эсэсовца — Мак Штайнмайер, не указанный в титрах (видимо, его отсутствие в титрах окончательно сбивает с толку).
  • Приход кавалерии. В роли кавалерии выступает авиация. Сцена даже забавная (если забыть, что Миллер на тот момент смертельно ранен): капитан от безысходности раз за разом стреляет из пистолета в надвигающийся танк, и после очередного выстрела тот вдруг взрывается. Прежде чем увидеть самолёт, Миллер весьма недвусмысленно выражает на лице один большой вопрос «КАК?».
  • Проблемы с коммуникацией убивают. В начале фильма выскочившие из траншеи с поднятыми руками гитлеровцы вообще-то кричат по-чешски: «Пожалуйста, не стреляйте в меня! Я не немец, я чех, я никого не убивал! Я чех!». Неизвестно, пощадили ли бы их, если бы поняли, что они говорят, но чешского никто из американцев не знал. Застрелив чехов, они предположили, что те показывали, как чисто вымыли руки.
  • Пуленепробиваемый картон. Аверсия — показано, что тонкую стену можно прострелить (например, так Меллиш убивает кого-то из врагов в своём последнем бою). Зато есть пуленепробиваемый труп: Уэйд под обстрелом оказывает помощь раненому, отгородив того от града пуль телом какого-то солдата, которому повезло меньше.
  • Распутинская живучесть. В Хорвата в ходе последней битвы всадили несколько пуль, которые, казалось бы, никак на него не повлияли. Достала его лишь та, которую он получил в спину, перебегая через мост.
  • Рыть себе могилу — Пароходика заставили вырыть могилу для погибшего Уэйда и ранее убитых десантников. Похоже, что и для остальных немцев тоже, и что последнюю могилу он рыл именно для себя. И всё пытался отсрочить конец, кидаясь расширить и углубить яму, мол, не готово ещё. Но в итоге его всё равно отпустили, к чему это привело, сами знаете.
  • Скупая мужская слеза. Герои, пережив описанные выше и ниже ужасы не то что роняют скупую слезу, а вовсе тихо рыдают в три ручья.
    • После завершения первой битвы Меллиш садится на краю захваченной траншеи и начинает плакать. Капарзо уважительно отворачивается.
    • После гибели Уэйда Миллер уходит в сторонку, чтобы никто не видел его, и плачет.
    • В финале старик Райан плачет над могилой Миллера, спрашивая жену, прожил ли достаточно хорошую жизнь, чтобы «заслужить» эти жертвы.
  • Сломать милашку. На первых порах Апхэм выглядит наивным и невинным идеалистом, угощавшим пленного папиросами, но в итоге сначала, поддавшись панике, проявил себя невероятным трусом (что его окончательно доломало), и после этого без зазрения совести выстрелил в безоружного, того самого бывшего пленного. Впрочем, последнее можно рассматривать как подъём уровня крутизны — смотря с какой стороны смотреть и что считать нормальным.
  • Снайперская дуэль. Имела место между Джексоном и подстрелившим Капразо немецким снайпером. У немца, кстати, даже есть имя, оно не упоминается в фильме, но указано в титрах — Вольфганг Готберг. Немец проиграл, но, по словам Джексона, тоже был крут, раз попал так метко с 450 ярдов.
    • В таком случае смерть «Готберга» показана нереалистично: ему не могло выбить глаз сквозь прицел, так как на таком расстоянии пуля уже летит, снижаясь по параболе, так что она бы попала или в прицел, или в лицо, но никак не и туда, и туда. Понятно, конечно, что снято ради эффектного кадра.
  • Сражение под дождём — вышеупомянутая снайперская дуэль происходит именно в дождь, что вдвойне повышает крутизну снайперов (с такого расстояния-то и при хорошей видимости поди попади).
  • Ты не пройдёшь!. Финальная битва. Немцы так и не прошли, хотя активно пытались.
  • Удар милосердия. Когда подстреленный медик Уэйд понял, насколько серьёзна его рана и какая смерть ему предстоит, он успокоил товарищей, мол, я знаю, что делать, только дайте ещё морфия, больно же. Двух шприц-тюбиков морфия достаточно, чтобы остановилось сердце (судя по всему, как минимум капитан понимал, что происходит).
    • А вот горящие заживо немцы, выбросившиеся из подожжённого огнемётчиком бункера, удара милосердия от противника не дождались. «Не стреляйте! Пускай горят!».
  • Форсированный метод Станиславского. Спилберг отправил всех актёров, исполнявших главные роли, в армейскую учебку, где с них сгоняли по семь потов. Всех, кроме Мэтта Дэймона. Таким образом режиссёр добился несколько предубеждённого отношения к Дэймону со стороны других, что было заметно и в кадре, — точно так же относились поначалу товарищи к Райану.
    • Кроме того, спустя пару недель съёмок в полном обмундировании и с настоящим оружием, грим для изображения вымотанности и утомлённости актёрам уже не требовался.
  • Что стало с мышонком?. Состарившегося Райана нам показали. А вот сколько прожили Райбен и Апхэм и дотянули ли они вообще до конца войны, — осталось неизвестным.
  • Шибболет. Реальный факт: слово «гром» использовалось в качестве отзыва (а не пароля, как в фильме). Немцу было бы крайне сложно произнести «thunder» без акцента.
  • Шлем — это не круто. Наглядно продемонстрировано, зачем нужны шлемы, в сцене, где в каску одного из бойцов вскользь попадает пуля и не пробивает. Тот, не веря своему счастью, даже не пригнувшись, снимает каску, чтобы посмотреть на отметину от пули, и тут же ему в уже не защищённую голову попадает вторая пуля.[8]
    • Не в ладах с военным делом — шлемы нужны в первую очередь для защиты от осколков. На реальных дистанциях применения шлемы времён ВМВ при некотором везении могут защитить от пистолетной пули, а вот от винтовочной — только на дистанции около километра. Но ради драмы реализмом в этой сцене пожертвовали.
    • Впрочем, также много сцен, в которых показано, что шлемы — это не панацея, и пули их могут и пробить.
    • Зато ими можно лихо бросаться друг в друга, что и продемонстрировали Хорват с неизвестным немцем, когда у них синхронно вышли из строя винтовки в ближнем бою.

Примечания[править]

  1. Януш Камински на тот момент уже был счастливым обладателем «Оскара» за «Список Шиндлера»
  2. Ныне это звание называется «сержант первого класса».
  3. Примерно как ефрейтор.
  4. Звание уровня капрала для небоевого персонала; ныне называется «специалист».
  5. Первой встреченной американцами дивизией СС стала 17-я панцергренадерская, в которой танков не было вообще, только самоходки.
  6. Если кто не в курсе, это один из первых мультфильмов про Микки Мауса, ещё 1928 года.
  7. К 1944 году 20-мм зенитки уже прописались в средствах непосредственной поддержки пехоты: во-первых, их штамповали десятками тысяч и в куче вариантов, во-вторых, у немцев просто не было своего аналога ДШК, «Виккерса 0.5» или М2.
  8. К слову, этот же самый парень уже умирал от пули в голову при десантировании с катера (в него стреляют сразу после открытия рампы). Кенни, ты ли это?