S.N.U.F.F.

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

S.N.U.F.F. — роман-антиутопия Виктора Пелевина, изданный впервые в декабре 2011 г. По неясному стечению обстоятельств наш сайт является настоящим сборником тропов по этому роману, так что справедливость требует наконец завести о нём статью.

Сюжет[править]

Точно не установленное время в далёком будущем. Постапокалипсис, на фоне которого разворачиваются отношения двух стран — сверхотсталого Уркаинского Уркаганата на земле, населённого «орками» — и сверхразвитого висящего над ней в небе офшара Бизантиум, он же Биг Биз. Несмотря на формально провозглашённую вражду, страны эти друг от друга сильно зависят, а постоянные войны — часть системы по поддержанию порядка. И если на землях Уркаины постоянен вопрос «как вообще выжить», то в Биг Бизе, несмотря на всё благополучие, недостаток места и сверхвысокий (46 лет) возраст сексуального согласия, что вынуждает жителей заводить секс-роботов («сур») в качестве суррогатных партнёров.

Главный герой — Демьян-Ландульф Дамилола Карпов — работает в Биг Бизе оператором беспилотного боевого дрона-кинокамеры, снимающей «снаффы» — видео военных действий как основного способа развлечения и получения удовольствия. И однажды его сура, Кая, втягивает его в интригу при участии пары орков и высших кругов Биг Биза…

Что тут есть[править]

  • Casus belli — организация casus belli входит в обязанности главного героя и его напарника:
« Итак, все началось с того, что нам с Бернаром-Анри дали поручение заснять для новостных роликов формальный видеоповод для войны номер 221 — так называемый «casus belly» (экранные словари уверяют, что это церковноанглийское выражение происходит от древней идиомы «надорвать [врагу] животик»). Заснять на самом деле означает «организовать». Мы с Бернаром-Анри понимаем это без слов, поскольку начали вместе уже две войны — номер 220 и номер 218. Девятнадцатую начали наши творческие конкуренты. »
— Работа такая
  • Антиутопия по Хаксли — Биг Биз, населённый потомками мировой финансовой элиты и тех, кому хватило денег вовремя купить билет с гибнущей в пожаре мировой войны земли. Внутренние интерьеры голографически декорированы под красивейшие виды планеты в прошлом, население живёт в сытости, развлечениях и благостном отупении, объедаясь элитным хлебом и наслаждаясь «зрелищами» в виде дозированных и прилизанных новостей и «снаффов» — репортажей о кровавых военных бойнях, происходящих на земле, в Уркаине.
  • Борьба нанайских мальчиков — всё противостояние между Уркаганатом и Биг Бизом старательно поддерживается этим самым Биг Бизом, ибо взаимное культивирование образа врага позволяет закрывать глаза на мерзости обоих режимов. «Следует помнить, что непримиримая борьба с диктаторией — одна из важнейших функций современной продвинутой диктатории, нацеленной на долгосрочное выживание. Подельники уркагана могут пустить на самотёк образование и медицину, но никак не эту чувствительнейшую область, иначе может произойти непредусмотренная ротация власти».
    • Вот только однажды бигбизовцы с ужасом обнаружили, что доигрались…. Дискурсмонгеры развязали очередную маленькую победоносную войну и предсказуемо выигрывали её. Однако сфабрикованный ими повод для войны — план подкопа и взрыва газовых бомб — внезапно осуществил их ставленник-уркаган. В результате взрыва оказалась необратимо повреждена система, удерживающая Биг Биз в воздухе. А починить её нельзя (для ремонта её надо выключить, что сразу обрушит Биг Биз на землю), равно как и нет возможности провести нормальную эвакуацию оборудования и технологий за то время, пока антигравитационный привод не развалится окончательно.
    • А загеноцидить многочисленных, но слаборазвитых орков, покуда технологическое преимущество у них ещё сохраняется, отчего-то не догадались. Впрочем, тут можно найти и обоснования: от отсутствия ресурсов для ведения полноценного геноцида до практически утраченной способности к самостоятельному размножению — на Биг Бизе вовсю забирали уркаинских младенцев и воспитывали из них полноценных граждан.
  • Война по правилам — войны между Биг Бизом и Уркаинским Уркаганатом ведутся по извращённым, но правилам. Битвы проходят в строго отведённом месте — арене, именующейся Слава; оркам (жителям Уркаины) категорически запрещёно убивать жителей Биг Биза — только их роботов; кроме того, в этой битве происходит «вознесение» орочьего правителя — уркагана забирают на Биг Биз, сымитировав его пафосную смерть.
  • Всё пошло слишком так — «Там был показан разрез подкопа, якобы подведенного оркской охранкой под дом умученного пупараса. Очень хороший чертеж, тщательный, и показывали его долго — видно, жалко было, что такая работа пропадает. Ну вот и не пропала. Сами орки до такого в жизни бы не доперли. А тут задумались — почему бы их репрессивному режиму действительно не бросить вызов мировому сообществу? Раз про это и так без конца твердят все новости, а сам режим уже на полном серьезе сливают из Лондона вниз…»
  • Вымышленное ругательство — любителей секс-кукол называют ласково и изящно «пупарасы».
  • Вымышленные марки автомобилей — мопед Уркаина, производимый орками. Качество соответствующее. В реальности существовали велосипед «Украина» и мопед «Карпаты».
  • Высокое наречие — пародия. И орки/урки, и жители Биг Биза говорят в быту на верхнерусском, но в Биг Бизе делопроизводство ведется на церковноанглийском, а в Оркланде/Уркаине на верхне-среднесибирском, безумном конланге. «Это были времена всеобщего упадка и деградации, поэтому верхне-среднесибирский придумывали обкуренные халтурщики-мигранты с берегов Чёрного моря, зарплату которым, как было принято в Ацтлане, выдавали веществами. Они исповедовали культ Второго Машиаха и в память о нём сочинили верхне-среднесибирский на базе украинского с идишизмами, — но зачем-то (возможно, под действием веществ) пристегнули к нему очень сложную грамматику, блуждающий твердый знак и семь прошедших времен. А когда придумывали фонетическую систему, добавили „уканье“ — видимо, ничего другого в голову не пришло». Язык таков, что без специально обученного урка правильно составить документ невозможно.
  • Гомосексуализм — это смешно — роман изрядно стебёт современное западное общество с его толерантностью, в т. ч. к геям, но «Дао Песдын» делает это особенно искусно.
  • Добру необходимо зло — для этого Биг Биз создал культуру «отвратительных и гнусных во всех проявлениях» орков. «…Чтобы кто-то мог быть хорошим, другой обязательно должен быть плохим. Поэтому пришлось объявить часть людей плохими. После этого добру уже нельзя было оставаться без кулаков. А чтобы добро могло своими кулаками решить все возникающие проблемы, пришлось сделать зло не только слабым, но и глупым».
  • Книга судеб и пророчеств — священная книга орков Дао Песдын, по которой они устраивают гадания.
  • Красно-буржуазная сволочь — офшар Биг Биз. Вечная борьба меньшинств с разными «угнетениями», жуткая политкорректность и тотальное лицемерие. Достаточно просто сказать, что официальный возраст сексуального согласия Биг Биза — 46 (!!!) лет. И по признанию одного из героев, это ещё неплохо — дали бы волю старым лесбиянкам и планку бы подняли до 60. На фоне этого даже омерзительный режим в Уркаинском уркаганате смотрится получше — даже без учёта того, что многие мерзости Уркаине навязал Биг Биз.
  • Лицемер — педаль в асфальт: весь Биг Биз живёт и дышит этим. Взять хотя бы возраст сексуального согласия в 46 лет при активно действующем принципе «Не спрашивай, не говори»…
  • Любовь и железяка — в Биг Бизе любой желающий (при наличии средств) может приобрести искусственного «спутницу или спутника жизни» (т. н. «сура») различной степени реалистичности (от простых «резиновых женщин» до класса «high-end», неотличимых от людей). Впрочем, внешний вид и характеристики сур зависят лишь от фантазии заказчика и его вкусов: помимо искусственной женщины или мужчины любого возраста, можно также заказать животное, вроде собаки или овцы, а то и вовсе некое существо, которого в природе не существует. Так, Карпов, главный герой книги, живёт с роботом Каей. Что касается взаимоотношений между людьми и сурами, всё зависит от владельца. Но чаще всего он непроизвольно «втягивается в игру» и начинает воспринимать свою «резиновую женщину» именно как партнёра в отношениях, а не просто как секс-игрушку, которая умеет разговаривать. По словам того же Карпова, «…больше всего в жизни я люблю две вещи — мою камеру и мою суру…»
  • Назван в честь знаменитости — на Биг Бизе выжимают педаль в асфальт: имена состоят из нескольких элементов, и почти все в честь кого-нибудь знаменитого (пример: Бернар-Анри Монтень Монтескье).
    • На тебе! — в адрес Бернара-Анри Леви. Да и деятельность у него сходная с одним из самых мерзких персонажей книги.
      • В ту же копилку и «верхнесреднесибирский язык», который с одной стороны отсылает к пресловутой «сибирской Википедии», а с другой — напоминает мову. К Украине же отсылает и название страны орков.
  • Непреднамеренное совпадение. Мир-помойка, где каждый мечтает попасть в роскошный город на небесах, жители которого притесняют жителей помойки. Роман Пелевина — не единственное произведение с таким сеттингом.
  • Не справился с властью — именно это происходит в развязке. Воротилы Биг Биза проглядели подрывные действия очередного уркагана Уркаины — более того, они даже невольно подсказали ему план действий! В результате Рван Котекс (наверное, даже сам того не зная) нанёс смертельный удар по ахиллесовой пяте Биг Биза, обрекая его на гибель.
  • Несколько госбезопасностей - ганджу-берсерки и правозащитники. Сочетают функции гебни с полицией и личной охраной уркаганов.
  • Ниндзя-пират-зомби-робот — сыграно сознательно. Например, дискурсмонгер — гибрид наводчика ударной авиации, философа, репортёра и разжигателя войны.
  • Пнуть сукиного сына — Бернар-Анри ещё тот зоонекропедофил, поэтому расправа Хлои над ним не вызывает никакого возмущения. Просто Хлое, выросшей с отцом-тираном, ОЧЕНЬ не хотелось стать очередным черепом из коллекции Бернара-Анри, а высокое начальство предпочло «слить» дискурсмонгера.
  • Последний город — к моменту действия Биг Биз остался последним офшаром на планете: китайский унесло в космос из-за бракованных деталей, европейский утопили в океане.
  • Предзнаменование — в истории Биг Биза сказано, что из-за использования фрагментов других офшаров его форма приобрела некоторую асимметрию, а антигравитационный привод оказался перегруженным. В финале романа даже сравнительно небольшое повреждение привода, что устроил уркаган Рван Контекс, оказывается фатальным — привод нельзя отключить для ремонта, а без ремонта он неизбежно откажет через месяц.
  • Революция не по-детски — подсвечивается прямым текстом: «Ну ликвидируете вы своего уркагана (вместе с остатками сытой жизни, ибо революции стоят дорого), и что? Не нравится слово „Контекс“, так будет у вас какой-нибудь другой Дран Латекс. Какая разница?»
  • Рыхлый пухлик — боевой лётчик Карпов. Учитывая, что в описываемом мире «лётчик» — это оператор беспилотного летательного аппарата, то вес и состояние здоровья не играют особой роли. Впрочем, сам он из-за веса в 150 кг не слишком переживает, ибо «ваша масса — это ваше присутствие во Вселенной».
  • Самодостаточный журналист — весь медиа-бизнес в книге держится на грамотном лавировании между «кино» и «новости». При этом журналисты-дискурсмонгеры ещё и старательно ищут поводы для очередной войны между Биг Бизом и Уркаиной (попутно являясь наводчиками для авиации), а операторы беспилотных видеокамер ещё и выполняют функции авиационной поддержки.
  • Секс — это плохо — возраст согласия в Биг Бизе поднят до 46 лет (скажите спасибо, что не до 60!), так что спариваться с живой особой противоположного пола — очень так себе идея. Впрочем, если прямо-таки очень хочется, можно удочерить/усыновить какую-нибудь приятную на вид особу из Уркаины.
  • Снафф-видео — открытым текстом говорится, что секс и смерть — две вещи, которые нельзя сделать «невзаправду» (а «старый мир» по их представлениям погиб из-за того, что перестал отличать выдуманное кино и реальные новости). Ну и снимают эти штуки на целлулоидную киноплёнку, дабы не было возможности подделки.
  • Снобы против жлобов — понятно, кто в какой роли выступает.
  • Хороший плохой конец — в развязке Дамилола гибнет вместе с Биг Бизом, дальнейшая участь населения офшара незавидна. Но Грым и Кая спаслись, да и у Уркаины теперь есть шанс жить самостоятельно.
  • Я богатый, мне всё можно - дискурсмонгер Бернар Анри-Монтескье имеет слабость похищать несовершеннолетних оркских девушек (которым обещает удочерение и сладкую жизнь на офшаре), спать с ними, а затем убивать и оставлять черепа и скальпы себе на память.