Red Sea Diving Resort

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Постер фильма

«Дайвинг-курорт на Красном море» — фильм израильского режиссера Гидеона Раффа (сериал «Военнопленные», переснятый в США как Homeland) об операции «Братья», проведенной МОССАДОМ в начале 1980-х годов. Вышел на канале Netflix. В ролях — Крис Эванс, Бен Кингсли, Хейли Беннетт.

Суть[править]

Во время гражданской войны в Эфиопии евреи подвергались преследованиям и геноциду. Соседние страны, где они пытались укрыться, были тоже опасны: мусульмане не жалуют евреев, даже если те тоже чёрные. Премьер-министр Израиля дает согласие на операцию по спасению эфиопских евреев.

Агент Ари Левинсон разрабатывает дерзкий план: купить разорившийся итальянский курорт в Судане, и оттуда переправлять эфиопских евреев из лагерей беженцев морем в Израиль. Он подбирает команду из агентов МОССАДа, выдающих себя за европейцев и американцев, и они открывают «дайвинг-курорт».

Персонажи[править]

  • Ари Левинсон. Сердце группы, агент, полностью преданный работе (настолько, что от него ушла жена, а дочь рисует картинки «Моя семья» без него). Отважен до безрассудства, за что его ругают начальство и лучший друг, но при этом сообразителен и умеет выкрутиться из самого сложного положения.
  • Сэмми Навон. Друг Ари, врач, занимавшийся спасением эфиопов вместе с Ари, но после ареста решивший уйти в отставку и заниматься только медициной. Не получилось.
  • Рахиль Рейтер. Бой-баба, работавшая под прикрытием стюардессы. Отличается высокими организаторскими способностями.
  • Джейк Вольф. Дайвер и страшный бабник.
  • Макс Роуз. Снайпер.
  • Кебебе Бирмо. Эфиопский еврей, одержимый миссией спасения соотечественников.
  • Абдель Ахмед, полковник суданской армии. Редкостная сволочь.
  • Уолтон Боуэн, «культурный атташе» в Судане. На самом деле — агент ЦРУ.
  • Этан Левин, начальник Ари, поначалу воспринявший план в штыки, но потом давший «зелёный свет».

Что здесь есть[править]

  • Всё пошло слишком так — на фальшивый курорт явились настоящие туристы.
  • Гиллигановский монтаж — Этан: «Туристы? На нашем перевалочном пункте для беженцев? Да никогда!» Следующий кадр: Рахиль провожает немецкую группу и встречает японскую.
  • Заявленная способность — Макс снайпер, причем вроде бы крутой снайпер: снимает цель в людном месте без сучка и задоринки. Но во время операции эта его способность никак не пригождается.
  • Мистер Фансервис — Ари и Джейк. А поскольку у нас тут дайвинг-курорт, показать их во всей красе впадает масса случаев. И Ари даже спит голым, что тоже с удовольствием показали.
  • Мама, у нас в подвале партизан — четыреста с лишком эфиопских евреев скрываются в бунгало для туристов, в то время как суданские военные пируют в столовой.
  • Окрутеть в адаптации — в реальной истории операции «Братья» не было силовых столкновений и заклятого врага вроде Абдель Ахмеда: местная военная и полицейская верхушка ела у держателей курорта с руки. Но правило драмы такое правило драмы, и в фильме агентам МОССАДа пришлось окрутеть физически и выдержать несколько силовых столкновений.
  • Основано на реальных событиях — операция «Братья» действительно была, через «курорт для ныряльщиков» удалось спасти 12 тысяч человек.
  • Реальность нереалистична — эпизод, когда суданские погранцы обстреляли лодку с беженцами и израильскими спецназовцами, действительно был, и спецназовца ранили. Вот только в реальности агент МОССАДа просто наорал на погранцов и выгнал нафиг с пляжа. Гидеон Рафф, видимо, решил, что публика этго не купит, и в фильме Ари и Сэма арестовали.
    • Кажется нереалистичным финальный побег на самолете с заброшенной базы времен Второй Мировой? В реальности таких рейсов было 17.
  • Страшный негр — полковник Абдель Ахмед.
  • Хумус, киббуцы и хайтек — фильм об израильтянах, шо неясно?
  • Хуцпа — открыть отель во враждебной исламской стране? Ночью переправлять беженцев, а днем как ни в чем не бывало принимать туристов? Даже МОССАДовцы, которых не удивить наглыми операциями, считали, что Ари слишком круто забирает к ветру.
    • В реальности градус хуцпы был еще выше: отель принимал не только зарубежных туристов, но и высших чинов Суданской армии, полиции и госаппарата, а также дипломатов из «дружественных» исламских стран. И беженцев протаскивали буквально у них под носом.