Красная жара

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Красная жара
RedHeat.jpg
Общая информация
ЖанрБоевик
Комедия
Страна производстваСША
КиностудияCarolco Pictures
Tristar Pictures
РежиссёрУолтер Хилл
Автор сценарияОн же
Когда вышел1988
Продолжительность103 минуты
В главных ролях:
Арнольд ШварценеггерКапитан Иван Данко
Джеймс БелушиСержант Арт Ридзик
Эд О'РоссВиктор «Роста» Руставили

«Красная жара» (англ. «Red Heat») — американский полукомедийный боевик 1988 года о приключениях советского милиционера в США и его сотрудничестве с американскими правоохранителями в поимке опасного преступника.

На самом деле, название фильма скорее означает «Красный мент», кроме того его можно перевести и как «Раскалённый докрасна», и как «Красный „ствол“», и ещё несколькими способами. Русские переводчики не так-то и «наотсебячили»: в Италии этот фильм назвали просто «Данко», во Франции — «Двойной курок», а в Греции — «Миссия вдали от дома». У немцев с испанцами фильм называется тоже «Красная жара», а венгры с норвежцами всё-таки додумались до «Красного полицейского».

Картина хорошо отражает тогдашнее потепление отношений между США и СССР — советских граждан в Голливуде стало принято изображать не как злобных «орков» из некой «Империи Зла», а как таких же людей. Мол, вчерашние «злые комми» на самом деле просто воспитаны в другой культуре (и потому часто ведут себя забавно), но всё же не лишены всё того же набора хороших качеств, что и у «добрых американцев».

Фильм не то чтоб особо выделился в Америке, но стал поистине культовым в СССР и на постсоветском пространстве, где Шварценеггер уже на момент выхода картины был полуофициальным любимцем публики благодаря подпольным видеосалонам. Во-первых, согрело душу, что советский гражданин в кои-то веки показан хорошим парнем, а не как обычно (вспомним, например, Ивана Драго из «Рокки» с повадками урук-хая). Во-вторых, очень повеселил «русский» язык в фильме (который чаще более понятен по английским субтитрам), особенно однострочники Шварца — например, «Кокаинум!», «Капитализьм…», «Хулигани!». Ну и русские матюки в исполнении американских актёров. Официального проката «Красной жары» в СССР, кстати, тоже не было, фильм смотрели всё в тех же видеосалонах, а на российских телеэкранах он появился аж в 1995.

Сюжет[править]

Конец 80-х, в СССР — Perestroika and Glasnost. На этом фоне бравый капитан милиции Иван Данко с напарником Юрием Огорковым выслеживают банду наркоторговцев под предводительством грузина Виктора Роставили по прозвищу «Роста». Милиционерам почти удалось накрыть бандитов, однако главарь ухитрился улизнуть, в перестрелке убил напарника Данко и сбежал аж в Америку.

В США злодей снова принялся за наркоторговлю и начал было налаживать поставки кокаина и героина в СССР, однако был схвачен местными копами за мелкое правонарушение. Преступника было решено депортировать обратно в Союз, и забирать его прилетел в Чикаго всё тот же Данко, благо он хорошо выучил английский язык в киевской школе милиции. Однако в ходе передачи Росты его подельники нападают на правоохранителей, устраивают стрельбу и освобождают главаря. Данко хотят отозвать обратно на родину, но он не намерен возвращаться, не поймав злодея, живого или мёртвого — тем более, что это личное.

Что ж, американцы выделяют милиционеру в напарники-провожатые своего полицейского, сержанта Арта Ридзика (у которого Роста тоже убил напарника в ходе побега). И начинается… ну, собственно, начинается то, чего и следует ожидать от боевика со Шварценеггером. Стрельба, драки, разрушения, погони на автобусах, а также забавные ситуации, связанные с разницей в характере главных героев и культурными различиями между СССР и США. Как это водится, выпустив сотни пуль и разломав кучу декораций, герой всё-таки достаёт злодея, убивает его и отправляется на родину.

Что здесь есть[править]

  • В первую очередь тут есть клюква, за что этот фильм в постсоветских краях и любят. Тонны сочнейшей клюквы! Одна только форма Данко чего стоит (приглашаем специалистов, чтобы наконец-то объяснили, из каких пресловутых «шести родов войск» надёрганы её элементы). Среди орденских планок на груди у Данко замечены аж два генеральских ордена Кутузова, а также медаль за взятие Берлина, значок же на удостоверении у него почему-то КГБшный.
    • Известный иностранный иностранец. Консул Мусорский в исполнении Савелия Крамарова (предки композитора Мусоргского как раз и носили такую фамилию) и, собственно, грузин Роставили (очевидно, от фамилии Шота Руставели).
    • Лжерусские. Ивана Данко играет австриец Шварценеггер, грузина Роставили — американец чехословацкого происхождения О’Росс (на самом деле он Оросс). Хотя снялись в фильме и уроженцы СССР — Олег Видов в роли Огоркова и Савелий Крамаров в роли советского консула Мазурского, а также некоторые эпизодические актёры.
    • По поводу имён. У Ивана Данко ну очень необычная фамилия — в честь горьковского персонажа его назвали, что ли? Такая существует и в реальности, но она венгерская; лучше звучали бы «Данько» или «Данков». По мнению Савелия Крамарова, в этой фамилии ударение ставится на последний слог, хотя остальные персонажи ставят на первый[1]. Странно звучит и фамилия его убиенного напарника Огоркова (хотя, опять же, такая фамилия есть и в реальности, а если предположить, что это «Огарков», то вообще нормально). А вот неведомый оружейник Подбырин — это уже что-то необычное.
    • Смищной аксэнт. Большинство «русских» персонажей разговаривают так, что русскоязычный зритель обычно уползает от хохота под стол. Ну, при должной фантазии можно представить, что у Росты акцент не американский, а клюквенный грузинский «вай, дарагой, слющий, да?». У Шварценеггера же акцент забавный и когда он говорит по-английски. Что характерно, грамматика ещё куда ни шло, хотя фразы, мягко говоря, странные, и некоторые реплики становятся понятны только благодаря английским субтитрам — в основном из-за жуть какого неразборчивого акцента.
«

— (показывает удостоверение) Пошли. Всэ вмэстье.
Поцему ти свэгда грузим придьераешса? Потому что муы такие прастыя луди… И за этова мые такая глухайа добьича.
Что буде́т щ нащей страной?! Прямо как в старие времена! Мы ж ни в чём… не виновати!
— Какьие ваши доказательства?!
— (кидает головореза о пол, отрывает ему протез, высыпает на пол содержимое) Кокаинум![2]

»
— Меметичная беседа в кабаке.
  • Атака голым фронтом. В самом начале фильма Данко побивает врага в banya, будучи облачён в один фартук и сверкая голым задом.
  • Бесконечный боезапас. Убивая напарника Данко, Роста ухитряется выстрелить трижды из однозарядного дерринджера BTJ DA38. А шестизарядный Smith & Wesson Model 29 в руках Данко стреляет восемнадцать раз.
  • В каждой руке по оружию. В гостиничной перестрелке Роста палит из двух пистолетов одновременно.
  • Великолепная пошлость. Именно так выглядит исполняемый в кабаке шедевр «русского шансона». «Я нальйётчик Бенья-хулиган, / Пусть вас не смушшает мой наган…», и чем дальше, тем лучше. Кажется, это даже не пародия на жанр.
  • Власти скрывают. Советские власти поначалу не стали открывать американцам подробности деятельности Роставили в СССР (мол, у нас нет не только секса, но и наркотиков) и просто отправили милиционера забрать «нерадивого соотечественника». В итоге пришлось всё рассказать.
  • Водит, как псих. Данко водит так и легковушку, и автобус (в киевской школе милиции научился). Виктор Роста ему в психованности вождения не уступает, так что в ходе погони эта парочка нанесла заметный ущерб достопримечательностям Чикаго.
  • Жуткий слепец. Абдул Элайя, негр-глава чикагской наркомафии. Причём руководит он ею из тюрьмы, в которой является коренным обитателем — из 38 лет отсидел 26. Ещё и считает себя «политическим» — в принципе, преступления он совершает вполне себе уголовные, но при этом руководствуется ненавистью к белым за то, что они много лет делали с неграми.
  • Знают именно за это — кокаинум, конечно.
  • Иду на таран!. Данко и Роста попытались это провернуть на автобусах. Неизвестно, чем бы это закончилось, но Ридзик в последний момент вырвал руль у Данко и избежал столкновения. Неудавшийся «Талалихин» даже впервые за фильм вышел из себя и заявил, что Ридзик — «дýрак!» (трижды).
  • Издалека сойдёт. Московские сцены, включая погони, снимали в основном в Будапеште. В самой Москве, кстати, одну сцену снимали, но наполовину тайком: советская сторона дала добро на съёмки в Москве, но как раз на Красной площади-то снимать кино и не разрешили, поэтому съёмочная группа притворилась туристами и старательно делала вид, что снимает не фильм, а так, видео на память.
  • Каков родитель, таково и дитя — Роста толком и не знал своего отца, но удался весь в него. Папенька будущего бандита был повешен за то, что творил в годы Великой отечественной — а он со своей бандой, ни много, ни мало, жёг деревни и насиловал женщин[3]. Сынок вырос «достойным» — в СССР его разыскивали за убийства, изнасилования, грабежи, наркоторговлю и спекуляцию валютой (в СССР последнее было достаточно серьёзным преступлением).
  • Королева бреется. В банде Росты имелся самый настоящий трансвестит, причём с остальными бандитами общался на равных. Да, американцам трудно понять, что собой представляет «петух» в советск-постсоветской блатной среде.
  • Крутой в пальто и шарфе — главгад при первой встрече с Данко именно так и выглядит.
  • Мать городов русских — «Где ты английский учил?!» «В Кыеве…» «Где ты так водить научился?» «В Кыеве…»
  • Неловкое прозвище. У Данко в родном отделении милиции было вполне лестное прозвище «Железная Челюсть», пока коллеги после сцены в бане не увидели его голым. После этого он был прозван «Круглоголовым» («Roundheaded») — оказалось, что он… обрезан. Скорее всего, по медицинским обстоятельствам (фимозом страдал) — в СССР обрезание официально не запрещали, но на иудея или мусульманина Данко не похож, а по гигиеническим или эстетическим соображениям эту операцию не делали. Впрочем, герой на такую ерунду, как прозвища, не обижается.
  • Открытые глаза умершего. Огарков умер именно так, уставившись в хмурое московское небо своими голубыми глазами (кстати, умер он как-то слишком мгновенно, ещё и бескровно, но чего вы хотели от боевика восьмидесятых?).
  • Пистолетище — знаменитый вымышленный 9,2 мм пистолет Подбырина, переделанный из «Desert Eagle». По словам режиссёра, он хотел видеть «Walther P38 на стероидах». Получившееся чудо техники прозвали «Голливудским Орлом».
  • Правило Миранды. Ридзик объясняет брутальному советскому менту, что это такое. Данко впоследствии оригинально применяет знание такого аспекта американской жизни к не в меру наглому бомжу, имевшему неосторожность к нему придраться:
«

— Миранду знаешь?
— Первый раз слышу про эту суку.
— (нокаутирует бомжа одним ударом) Хулигани…

»
  • Страшный негр. Банда «Cleanheads». Бритоголовые негры-наркоторговцы во главе с вышеупомянутым жутким слепцом.
  • Тактичный перевод. Когда арестованный Роста принялся язвить, Данко максимально корректно перевёл то, что злодей сказал в адрес Ридзика, мол, он говорит, «поцелуй свою маму в задницу». Ридзик и от этого разозлился, но вообще-то бандит предлагал не поцеловать, а сделать кое-что другое.
  • Только не по пальцам!. Данко демонстрирует брутальный советский «допрос с пристрастием», просто ломая допрашиваемому палец.
  • Туча фзнамзнон. Самый фзнамзноновый фзнамзнон наблюдается в титрах, где A, R и N заменены на Л Λ, Я и И, соответственно.
  • Убийство в больнице. Так погиб бандит Адамóвич — вышеописанный трансвестит, переодевшись медсестрой, ввёл ему внутривенно полный шприц воздуха.
  • Фансервис. Начальная сцена в бане. Голые женщины, голые мужчины, короче, фансервис на любой вкус.
  • Целомудренный герой. При всех своих достоинствах, физических, интеллектуальных и моральных, Данко девственник. Как знать, может потому и стал таким крутым, что не отвлекался ещё и на барышень.
  • Чего нет, то не отнять. Запугивая Абдула Элайю, Данко угрожает выковырять ему глаза (после того, как предыдущая угроза не сработала). В ответ негр снимает очки и демонстрирует свои слепые бельма.

Примечания[править]

  1. В гостинице, когда Данко называет свою фамилию, клерк отвечает как на «спасибо» — «You’re welcome». Видимо, он принял фамилию героя за немецкое «danke» (со внешностью Шварценеггера-то немудрено).
  2. Вообще в фильме Шварценеггер вполне чётко выговаривает «Кокаином», а вовсе не называет кокаин латинским названием. Согласно распространённому мнению, это осталось от предыдущего варианта беседы, где перед этим звучала фраза наподобие «Чем докажете?!».
  3. Собственно, если его именно повесили, то очевидно, что в годы войны или вскоре после неё (согласно указу «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев…», по которому был именно так казнён тот же Власов) – в дальнейшем расстреляли бы. Отсюда и вывод, что, во-первых, родившийся в 1944 году главгад отца в глаза не видел, а во-вторых, его отец был не просто бандит, а коллаборационист. Конечно, возможно, что американские авторы не знали матчасти.