Райя и последний дракон

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

(link)

Трейлер, которому для разнообразия можно доверять.

«Райя и последний дракон» (Raya and the Last Dragon) — 59-й полнометражный мультфильм студии Disney. Снят в технике компьютерной анимации на оригинальный сюжет, вышел на экраны в 2021 году.

Сюжет[править]

Пасторальное царство Кумандра, где бок о бок живут люди и драконы, раскинулось по берегам великой реки, с высоты птичьего полёта имеющей форму дракона. В один не очень прекрасный момент оно подверглось нападению друунов — хтонических чудовищ в виде живого дыма, обращающих всех, кого коснутся, в камень. Сису-Дату, последняя из драконов, собрала свою силу в магический кристалл, а затем высвободила. Это изгнало друунов и освободило заключённых в камень людей — но не драконов. Сама Сису пропала. Люди же вместо единой Кумандры поделились на пять племён, названных по расположению их земель вдоль реки-дракона — Клыка, Когтя, Хребта, Хвоста и Сердца. В последнем, собственно, и хранится чудесный самоцвет.

Прошло пятьсот лет. Вождь Сердца Бенджа учит единоборствам для защиты кристалла свою наследницу Райю, а также планирует большой съезд вождей и пир, на котором хочет убедить их воссоздать единую Кумандру. Однако вожди исповедуют закон джунглей в редакции шакала Табаки и не доверяют ему. Дальше всех идёт Вирана, вождь Клыка, которая подсылает свою наследницу Намаари втереться к Райе в доверие. Помешанные на драконах девочки быстро находят общий язык, и Райя показывает новой подруге путь к драгоценности. Намаари приводит к кристаллу свои войска, которые пытаются его похитить, Бенджа с дочерью встают на защиту, остальные вожди тоже не остаются в стороне — в итоге кристалл трескается и высвобождает друунов. Жители Сердца окаменевают почти поголовно, спасается только Райя, которую Бенджа бросил в реку (друуны боятся воды), а монстры отправляются кошмарить остальную Кумандру. Вожди растаскивают себе по обломку кристалла, которые по-прежнему способны отгонять друунов, и за счёт этого благополучно возвращаются в родные земли. Осколок Бенджи остаётся у Райи.

Однако Намаари успела проговориться об одной важной вещи: Великая Сису всё ещё жива, и последующие шесть лет Райя проводит в её поисках, обшаривая каждую реку, покровительницей которых была драконица. Логика понятна: если она победил друунов однажды, значит, может сделать это снова. Поиски заканчиваются в Хвосте, где окончательно павшая духом девушка взмаливается о помощи — и Сису действительно появляется перед ней! Райя просит её создать новый кристалл — и выясняет, что прежний содержал силы не только и не столько самой Сису, сколько её братьев и сестёр, последних выживших драконов, она же только «нажала на спуск». Однако можно воссоздать старый кристалл, благо Райя чувствует силы родичей, а прикоснувшись к содержащим их осколкам, может и использовать. Один из осколков уже у Райи, ещё один как раз неподалёку — вождь Хвоста на старости лет спятила и стерегла кристалл не хуже Голлума, забаррикадировавшись в храме и окружив себя десятками ловушек. Новоиспечённые напарницы забирают кристалл из её мёртвой руки (сама давно померла и усохла в скелет, вы не подумайте), и тут оказывается, что на него есть ещё один претендент — Намаари. После короткой схватки Райя и Сису, которая теперь может превращаться в человека, сбегают на корабле-ресторане, которым заправляет Бун. Договорившись с пацаном, уже втроём направляются вниз по течению в Коготь, при этом недоверчивая Райя пока воздерживается от раскрытия того, кто такая Сису.

В Когте у дам случается конфликт: Райя хочет разыскать местного вождя Дань Хая и потребовать его осколок, тогда как Сису убеждена, что лучше преподнести ему подарок и договориться добром. Они разделяются. Райю мгновенно обжуливает мелкоуголовная триада онгисов — существ, похожих на гиббонов с сомовьими мордочками, и их воспитанница человеческого роду-племени. Девушка бросается в погоню, а настигнув жуликов, высоко оценивает их умения и подбивает их проникнуть во дворец вождя… вот только в результате оказывается, что тот давным-давно пополнил собой число окаменевших. Вождём же вместо него стала Дань Ху, на которую как раз натыкается блуждающая по рынку и набирающая кредиты Сису. Райе приходится спасать драконицу, благо доставшийся Когтю осколок позволяет ей создавать туман, под покровом которого они и ускользают. Онгисы и их девочка пополняют собой команду корабля-ресторана, чему Бун совсем не рад.

Следующая остановка — столица Хребта. Там Райю и Сису ловит Тонг — но пока решает, что с ними делать, вламываются остальные, навешивают ему горячих и освобождают подруг. Также становится понятно, что истина Лёлик Намаари где-то рядом — мимо шастают солдаты Клыка. Тонг соглашается провести честную компанию на борт корабля, а Райя остаётся прикрывать отход и чуть не гибнет, но Сису (снова в драконьем обличье) возвращается за ней. Охреневают все: Намаари убеждается, что её кумир действительно жива (в людском обличье она Сису не узнала), а зритель впервые видит на умильной мордашке драконицы неиллюзорную решимость убивать. Но Сису всё же сдерживает гнев и просто уходит с Райей. Вернувшись домой, Намаари восторженно рассказывает матери о встрече — и та велит ей не только добыть осколки кристалла, но и постараться привлечь драконицу на свою сторону. Потому что Клык не Москва — не резиновый и не вмещает даже всех местных, не говоря о беженцах, которых внутрь просто не пускают, а Сису могла бы решить эту проблему, вновь очистив Кумандру. И лучше бы это было сделано с подачи клыкарей, на которых и так лежит стигмата вины за второй прорыв друунов в мир.

На борту ресторанчика Райя наконец раскрывает всем, кто такая Сису. Тонг отдаёт ей свой осколок, что позволяет драконице призывать дождь, а заодно сообщает имя Крошки Нои, воспитанницы онгисов — он единственный, с кем она согласилась поговорить. По пути в Клык Райя и Сису снова спорят по поводу того, отобрать осколок силой или выторговать. Девушка упорствует, и тогда драконица берёт её на руины столицы Сердца, в зал, где раньше хранился кристалл, и показывает ей то, чего она там раньше не замечала — заросших плющом окаменелых драконов. Сису рассказывает, что её братья и сёстры доверяли ей и именно поэтому вручили ей кристалл. Райя соглашается и посылает Намаари подвеску в виде дракона, которую та подарила ей ещё в детстве, с предложением встретиться.

Намаари приходит — но с арбалетом, и под его прицелом требует собранные осколки. Попытки Сису договориться не приводят ни к чему; Райя, видя, что палец противницы прямо-таки дрожит на спусковой скобе от предвкушения, хочет ударить первой — и наследница Клыка таки стреляет, но стрелу перехватывает драконица и замертво падает с обрыва. Намаари в ужасе сбегает домой, а канал, окружающий столицу Клыка, начинает пересыхать буквально на глазах.

Естественно, друунов не нужно дважды просить этим воспользоваться, и они тут же вламываются в столицу, окаменяя всех на своём пути. Под водительством Тонга Бун, онгисы и даже Нои вооружаются осколками кристалла и, отпугивая ими друунов, выводят из города уцелевших. Райя же отправляется мстить Намаари; какое-то время та успешно отбивается, но потом перестаёт: её мать уже окаменела, всё, ради чего она сражалась, пошло по медному тазу, и теперь ей всё равно — «пришла убивать, так убивай». Райя ужасается себе самой, под защитой осколка девушки выбираются из рушащегося дворца и присоединяются к товарищам. Осколки начинают тускнеть, кольцо, в которое друуны взяли команду, становится всё плотнее. Райя понимает, что нужно сложить осколки обратно в кристалл, однако прошедшие с нею сквозь огонь спутники отказываются сотрудничать с Намаари, которая так долго была их врагом. Тогда Райя первой отдаёт Намаари свой осколок и первая обращается в камень, пожранная друунами. Понимая, что терять уже нечего, Бун, Тонг, Нои и онгисы тоже отдают ей куски кристалла и окаменевают один за одним; впечатлённая Намаари складывает все осколки, включая свой, на сломанной колонне, отступает от неё и тоже окаменевает.

Несколько томительных секунд — а потом кристалл срастается воедино, выжигая друунов подчистую, а с неба обрушивается очистительный дождь, возвращающий к жизни всех обращённых в камень, и на сей раз не только людей, но и драконов. Те поначалу недоумевают, где их сестра — а потом посредством несложного колдунства возрождают её из вод реки, которой Сису, как оказывается, повелевает. Искатели осколков расходятся по домам, где встречают оживших родных, а через некоторое время снова собираются в Сердце на пир, теперь уже без подлян. Хэппи-энд.

Действующие лица[править]

Тропы и штампы в мультфильме[править]

Тропы вокруг мультфильма[править]

  • Любимый фанский пейринг — Райя/Намаари (опционально при участии Сису в роли Сирано или третьей-нелишней). Разумеется, ничего, что позволило бы однозначно сказать (а не предположить), что они стали чем-то большим, чем просто подруги, нет — китайские шекели юани дороже любой политкорректности и уж тем более шиппинга. Но фанаты верят и ждут сериала или какого-нибудь комикса в качестве продолжения — раз уж у Дома Совы получилось, то Райамаари (Намайя? Райаари?) сам Будда велел осуществиться хотя бы в рамках тропа «Они не геи».
  • Плагиат/Эпигонство (зависит от отношения к произведению) — фэнтезийный Утай, разделённый на четыре пять враждующих наций; легендарная персона прошлого, потерянная много-много лет назад, но случайно найденная, которой предназначено стать объединителем; морально-неоднозначный антагонист, подручный несколько менее неоднозначного злого правителя, сомневающийся, правильно ли он поступает, и в конце совершающий поворот направо кругом. Всё это не считая внешность главной героини в открывающей сцене, один в один перерисованная с кое-какой другой героини... Дисней, ты кого пытаешься нашутить?
  • Проблема противоположных оценок — «Райю» любят попинать за сомнительную мораль относительно доверия а-ля «что, получается надо доверять врагам и всяким преступникам?». Как сказал один англоязычный юзер — «needs less Akwafina and more Catradora». Впрочем, любой пинатель мгновенно переобувается в прыжке, стоит ему самому побывать в качестве не героя в белом пальто, а того самого «врага», которому предлагается довериться.
    • Вообще-то истинная мораль данного мультфильма объясняется в эпиграфе тропа Дом разделённый, а именно «При возникновении крупной угрозы надо перестать искать друг у друга подводные камни, и уж тем более самим их подкладывать. Вместо этого надо совместными усилиями бороться с этой угрозой».
    • Ещё Сису не любят за излишнюю инфантильность (хотя это вроде как и было задумкой) и посредственный юмор.
  • Фантастический расизм — не в смысле «относительно фэнтезийных рас и видов», а в смысле «каким сказочным елбодабом нужно было быть, чтобы такое придумать»: одним из самых маразматичных предметов критики стало то, что-де в мультфильме не хватает репрезентации народов Юго-Восточной Азии, потому что срисованных с них героев озвучивают представители народов Восточной Азии — китайцы и иже с ними.
    • Настолько ли фантастический? Говорят, будто бы "срисовывали" настолько по мотивам, что жители Юго-Восточной Азии просто не узнают в этой мешанине родные страны. Как если бы сказали, что снимают про Россию, а там четники против крылатых гусар борятся. Какая уж тут репрезентация? И к актёрскому составу такие же вопросы - мол, белым плевать, какая там Азия - Восточная или Юго-Восточная. Другой вопрос, конечно, было ли вообще у них столько актёров озвучки соответствующего происхождения...
      • По актёрам озвучки: если только не ставится задача изобразить именно за счёт этого аутентичный акцент (чего нет практически никогда, и для чего американцы непервого поколения с ЮВА-предками все равно бесполезны) - белым, синим, в полосочку и каким угодно не-расистам и до́лжно плевать, какие этнические корни у актёра, лишь бы голос к персонажу и его характеру подходил и дело знал. Полинезийцы для "Моаны" постарались хорошо, афроамериканка (правда все равно из Коннектикута, а не Орлеана) для "Принцессы и лягушки" тоже, но ни на озвучку эскимоской Ирен Бедард восточноамериканской алгонкинки Покахонтас (расстояние между центрами Аляски и Виргинии примерно как между тем же юго-восточно-азиатским Вьетнамом и Дели в Индии, культурная разница между народностями - тоже не меньше), ни на озвучку филиппинкой Леа Салонгой китаянки Мулань и арабки Жасмин ни один нормальный человек не жаловался. Остальное - от лукавого.