Prototype

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Prototype — игра 2009 года от Radical Entertainment в жанре песочницы с элементами hack-n-slash, симулятора супергероя и стелса. В 2012 году вышел сиквел, Prototype 2. В обоих играх мы играем за почти неуязвимого метаморфа с набором суперспособностей, которые по большей части сводятся к промышленной переработке простых смертных на фарш, забою супермутантов и усилению протагониста путем поедания врагов заживо. Также Prototype отличается ударной дозой очень черного юмора и довольно темненькой моралью, массой отсылок к различным теориям заговора и даже некоторыми размышлениями на тему «Что есть человек».

Сюжет[править]

Prototype[править]

2008 год, Нью-Йорк, Манхеттен. В морге корпорации «Гентек» идет вскрытие некоего Алекса Мерсера, когда вдруг пациент очухивается прямо под ножом. Патологоанатомы в ужасе убегают на двор, где прибывший взвод Черного Дозора всаживает по обойме сначала в них, а затем и в последовавшего за ними Алекса — но тот, ко всеобщему (особенно своему) удивлению и ужасу, не умирает, одним прыжком перемахивает пятиметровые ворота и улепетывает по улице, обгоняя автомобили. В ближайшие пять минут Алекс узнает о себе много интересного: он не помнит о себе вообще ничего, зато обладает колоссальной физической силой (достаточной, чтобы сбить вертолет пинком или метко брошенным автомобилем) и живучестью, может бегать по стенам и планировать в воздухе, а главное — способен поглощать людей заживо, после чего получает доступ к памяти съеденного и способность принимать его облик. Поглотив двух солдат Черного Дозора, он узнает, что у него есть младшая сестра Дана, и что за ней уже выехали. Алекс спасает Дану и переправляет ее в безопасное жилье, где девушка рассказывает ему, что месяц назад он пришел к ней с ноутбуком, содержащим какую-то информацию о его прежней работе на «Гентек». Изучая ноутбук, брат и сестра узнают, что в «Гентек» содержится некая Элизабет Грин. Надеясь узнать что-то новое, Алекс освобождает Грин, но она оказывается чем-то вроде матки и, сбежав, начинает превращать население острова в зомби и мутантов, а Черный Дозор объявляет карантин и отрезает Манхеттен от большой земли. Поглощая мутантов, Алекс совершенствует свои способности — теперь он может трансформировать свое тело, превращая его в кошмарное оружие или броню, окончательно превращаясь в армию из одного человека. Теперь ему предстоит распутывать загадку на фоне зомби-апокалипсиса, буквально прогрызая путь к истине.

Prototype 2[править]

2009 год, Нью-Йорк Зеро. Спустя почти год после того, как последня вспышка вируса «Черный свет» угасла, на том же места возникла новая, небывалого размаха. Военные и Черный дозор обвиняют Алекса Мерсера. Джеймс Хеллер, морпех, воевавший за морями во имя нефти и демократии, возвращается домой и находит раздолбанную квартиру, еще не остывший труп жены и окровавленную игрушку дочери. Уйдя от такого огорчения в ГЭС, Хеллер отправляется добровольцем в Красную зону (бывший Манхеттен) с единственной целью захватить с собой в ад побольше Зараженных. Весь его отряд погибает, а сам Джеймс, вооруженный лишь ножом, отбивается от нескольких мутантов, чем привлекает внимание Мерсера — и тот инфицирует Хеллера, наделяя его своими способностями. Придя в себя в исследовательской лаборатории «Гентек», Хеллер с большим шумом оттуда сбегает. На выходе его перехватывает Мерсер, проводит небольшой ликбез по пользоватию силой «Черного света» — в частности, как поглощать силу и память врагов — и уходит, заявив, что он тут не при чем, а во вспышке вируса виноваты «Гентек» и Черный дозор. Теперь Хеллеру предстоит выяснить, кто из них ему врет, разобраться, кто виноват, и наказать, кого под руку попадется.

Игровой процесс и способности[править]

Как было сказано выше, протагонист у нас тот еще реактивный громила с приличными навыками паркура, а его способность бегать по стенам и летать позволяет ему вырваться из Манхеттенской метрики и перемещаться к цели напрямик (а также в бою разделять врагов на вертолеты, не вертолеты и боссов в головорезьих шкурах, которые вас где угодно найдут). Однако основную фишку игры составляют способности метаморфа превращать свое тело в оружие, которыми протагониста наделяет вирус «Чёрный свет», из биомассы которого и состоит тушка player character’а. В первой игре большинство способностей и спецприемов нужно покупать за очки опыта, хотя некоторые открываются по сюжету. Во второй сюжетно открываются все, а за экспу качаются только числовые значения вроде урона или радиуса поражения.

В обеих играх[править]

  • Поглощение. Первая и главная способность. Протагонист, аки Ктулху, способен зохавать посредством вирусных щупалец любое условно живое существо, вместе с одеждой и аммуницией. Человекоподобные мишени можно поглощать, едва схватив, более крупных врагов нужно предварительно «размягчить». Поедание восполняет здоровье, а в случае с незазомбированным человеком дает полный доступ к его памяти и возможность принимать его облик, на чем строится примерно половина геймплея. К примеру, чтобы пробраться на базу, нужно «надеть» военного или дозоровца, а затем еще и тихо схрумать командира, знающего свежий код от цифрового замка; чтобы научиться водить танк, надо сожрать танкиста, вертолет — пилота, а сюжет можно размотать, поедая причастных ученых или офицеров.
  • Маскировка. По сути, полнценная способность, но лучше всего её рассматривать как очень крутой бонус к предыдущему пункту. Съедая военного и гражданского, персонажи получают не только его память и биомассу для лечения/девостатора, но возможность принять обличье жертвы. Вся стелс-система геймплея держится именно на этой фиче. Поедать заражённых особого смысла нет, так как с них облик не перепадает (не говоря уже про таковые добивания прочего вирусного бестиария и суперсолдат).
  • Когти — первая «боевая» способность. Отращивает вместо рук страхолюдные лапы с полуметровыми пальцами-когтями. Людей и зомбей шинкуют на ура, но против сильных монстров слабоваты, а против техники бесполезны. Есть, впрочем, вторичная способность — шипы из-под земли: с размаху засаженная в асфальт лапа стремительно «прорастает» сквозь грунт и выстреливает под жертвой в виде громадного каменно-вирусного шипа, протыкая ее снизу; с другой стороны, если врагов несколько, то оставшиеся радостно набросятся на укоренившегося Алекса. В сиквеле когти еще менее полезны, поскольку шипы переехали на…
  • Руки-молоты. Отращивает громадные, с ведро, чугунные кулачищи, которыми можно сильно бить, очень сильно бить, устраивать локальное землетрясение и с очень большим шумом бабахаться откуда-то сверху. Способность отлично подходит для того, чтобы отправлять в полет толпы мелких врагов за раз, или чтобы плющить бронетехнику. Также в первой части существует уморительный способ перемещения: Алекс с разбегу швыряет кулаком во врага или просто вперед метров на триста — после чего, естественно, летит за кулаком следом, как поплавок за грузилом. Отсылка к Тору или к Супермену, кому как нравится.
  • Хлыст. Не самая мощная, но практичная утилитарная способность, превращает правую руку в очень эластичное щупальце с подобием гарпуна на конце. Поначалу умеет только глупо хлопать вокруг да около, но с минимальной прокачкой учится сметать полную улицу зомбей одним взмахом, выстреливать гарпуном на огромное расстояние, позволяя затыкать насмерть сильного врага с безопасного расстояния, и хватать предметы и подтягивать их к протагонисту (или его к ним, смотря что тяжелее), что очень полезно для угона вертолетов.
  • Клинок. Вся правая рука протагониста превращается в кривое обоюдоострое лезвие с него самого ростом. В первой игре — царь-способность с самым большим DPS и самой мощной силовой атакой, разваливающей пополам танки и вообще все, кроме Лидеров и Суперсолдат (этих нужно дважды), единственный недостаток — уменьшение максимальной скорости бега (попробуйте привяжите к руке здоровенный кусок фанеры и быстро с ним побегайте). Во второй — несколько понерфлена и сделана менее полезной против танков (лезвие о броню тупится).
  • Щит. Защитная способность, очень сильно отличающаяся от игры к игре. В первой части левая рука Алекса превращается в смесь рыцарского щита со скотоотбойником. Эта конструкция полностью поглощает полученный спереди урон до определенного предела; выше этого предела — щит разбивается и отрастает обратно примерно за пол-минуты. Также, когда Алекс бежит со щитом наперевес, он не перескакивает через препятствия, а таранит их, сбивая к чертям пешеходов и автомобили, и кое-где можно даже ухитриться спихнуть в воду танк, с закономерным результатом. В сиквеле щиты парные, оба в рост Хеллера и являют собой легальную «кнопку неуязвимости», вне зависимости от того, чем и с какой стороны нас бьют. Позже они обзаводятся шипами, которыми можно контратаковать, а вовремя поднятые щиты еще и отражают снаряды; бегать с ними, правда, нельзя, но кому нафиг нужно бегать при таком раскладе?
  • Девастаторы. Что будет, если наш метаморф обожрется сверх меры? Его потянет сбросить лишний вес, с побочным эффетом в виде быстрой и мучительной смерти для всего в непосредственной близости. В первой игре девастаторов было три, первый представлял собой сотни черных щупалец, выстреливающих во все стороны из тела Алекса в поисках жертв, второй выращивал целый лес вирусных шипов примерно в том же радиусе, третий же запускал в выбранную мишень одним толстенным щупальцем и представлял бы собой самую сильную атаку в игре, если бы поменьше глючил. В сиквеле девастатор один, вызывается специальной кнопкой и представляет собой большой взрыв щупалец и каких-то осколков с Хеллером в эпицентре.

В Prototype[править]

  • Маскировка под военного. Мёрсер в своё золотое время, в отличие от Хеллера, мог получать ощутимые бонусы при маскировке под морпехов или дозорных. Во-первых, в их обличье ещё можно безопасно подойти к вирусодетекторам и выключить их - по гражданским сразу открывают огонь, а без этого противного сканера очень удобно устраивать стелс-зачистки в гарнизонах. Во-вторых, в облике военного Мёрсер может отвлечь мешающих противников, командным голосом выдав за себя другого служивого: пока все стреляют по незадачливому лже-Мёрсеру, можно тихо схрумкать командира или угнать танк. Ну и в-третьих, при соответствующей прокачке стелся-навыка, Мёрсер может бестыже обманывать военных, запрашвая артиллерийский обстрел по заданной точке. Не очень удобно против боссов, но помогает быстро уничтожать гарнизоны и ульи, а также плотные скопления военных. То бишь, арт-удар - ещё один вид девастатора, но вместо биомассы расходует одноразовые коды доступа, новые можно получить при поедании комендатов гарнизона.
  • Рукопашный бой. Как ни странно, морпех Хеллер умеет бить рукой и бить ногой, в то время как доктор Мерсер имеет приличный арсенал простых, но эффективных рукопашных приемов (впрочем, разницы по урону там нет). По мере прокачки можно докупать новые «сверхчеловеческие» приемы. Некоторые из них — просто красивые комбо, другие открывают доступ к девастаторам, третьи (типа топтания, могучего футбольного пенделя или серфинга на трупе) явно существуют чисто ради садизма, а некоторые («пушечное ядро») просто круты и практичны. Особняком стоит самый мощный и дорогой прием — «нырок пулей», во время которого Алекс переходит из планирования в вертикальное пике с ускорением и грохается на три точки с силой мощной авиабомбы, поднимая ударную волну, которая при попутном ветре может забросить автомобиль на крышу двадцатиэтажки.
  • Мышечная масса — отращивает гипертрофированные руки с дополнительными костями и мышцами. Сама по себе ничего не делает, зато удваивает (а по мере прокачки утраивает) урон от вышеупомянутой рукопашки, чем выводит оную на уровень других боевых абилок, а брошенные с Мускульмассой машины летят через пол-Манхеттена и бьют очень больно. С мышечной массой в комбинации с бросками или «пушечным ядром» запросто проходятся самые паскудные миссии.
  • Броня — вторая защитная способность, покрывает тело Мерсера сверхпрочным панцирем. В отличие от щита, снижает весь получаемый урон в несколько раз, но не блокирует полностью, а также мешает быстро бегать, высоко прыгать, летать и перекатываться.
  • Нечеловеческое зрение — их два типа, инфракрасное и вирусное. Первое подсвечивает цели, убирает дым и посторонний шум и вообще позволяет почувствовать себя Хищником. Второе нужно по сюжету, по сюжету же и открывается, дальше — только находить зараженные баки с водой для гринда.

В Prototype 2[править]

  • Щупальца. Не волнуйтесь, насилуют они только закон сохранения массы. Хеллер машет пучком щупалец, если пучок в кого-то попадает, он прикрепляется к жертве, а сами щупальца радостно срываются с клешни Хеллера, летят в белый свет, цепляются там за что попало и резко натягиваются, разрывая жертву (если это был человек) или обездвиживая и открывая для критического удара (если это монстр или техника). Игрок может провести время, украшая улицы гирляндами из кишок щупалец, можно даже подвесить между небоскребами башню танка и сделать из нее батут. Силовая атака — «черная дыра»: очень большой и дальнобойный пучок щупалец облепляет цель, дальше тентакли выстреливают во все стороны, хватают все, что попадется — людей, машины, мусор — и стягиваются к эпицентру, устраивая, так сказать, имплозию.
  • Био-бомба. Хеллер может заразить человека или зомби, превратив того в живую гранату, которая, если её оставить в покое или метнуть, взорвется таким же клубком щупалец, что и «чёрная дыра» выше. Ну, возможно, чуть меньше, зато не привлекает внимания врагов, позволяя устраивать скрытые диверсии.
  • Радар — реворкнутая абилка "Вирусное зрение" из предыдущей игры. При использовании на несколько секунд подключает разум сожранных Хеллером военных к телепатической сети заражённых, чтобы посредством триангуляции памяти найти местонахождение очередной сюжетной жертвы. Удобна ещё и при стелс-поедании, так как позволяет определить, под чьим наблюдением потенциальный ланч Хеллера, и чьё всевидящее око надо нагло выколоть.
  • Вожак стаи. Замена девастатору, призывает несколько монстров-Охотников, которые ходят за Хеллером и рвут на клочки всех, кто на него криво посмотрит. Если они вам надоели, можно взорвать их… правильно, как био-бомбы. Кто-то в команде разработчиков явно полюбил эти щупальца.

Какие тропы тут есть[править]

  • Автомобиль как оружие — кидаясь автомобилями, можно спокойно пройти всю игру: встречаются они практически везде (Нью-Йорк же!), летят далеко и точно и бьют больно, особенно с Мышечной массой. Ни для чего больше в игре они не нужны.
  • Антигерой — Алекс в первой части и Хеллер во второй. На лицо ужасные, внутри — герои-прагматики.
  • Антизлодей — капитан Роберт Кросс охотится на Зараженных, потому что они, как ни крути, опасны, а у него хорошо получается их убивать.
    • Полковник Рукс в сиквеле.
  • Армия воров и шлюх — в нее деградирует Чёрный дозор во второй части. Видно, у них из-за протагонистов и Зараженных сильный кадровый голод.
  • Боже мой, что же я наделал! — Алекс Мерсер, когда обнаружил, что выпустил Элизабет Грин и увидел, к чему это привело
    • Судя по всему, он же, когда понимает, что настоящий Алекс Мерсер и был причиной зомби-апокалипсиса
  • Выкинули на мороз — Роберт Кросс, крутой боец, почти победивший Мерсера один на один, и знатный кукловод, руками Алекса убравший Грин и собственное неадекватное командование, был зохаван Высшим охотником за кадром перед последней миссией в игре.
  • Генерал Потрошиллинг — генерал Питер Рэндалл в первой части.
  • Герой-социопат: Алекс Мерсер — социопат со справкой. В итоге таки субверсия: настоящий Алекс - ни разу не герой, а "Алекс"-Чёрный свет — не такой уж и социопат, особенно в конце.
  • Даже у зла есть стандарты — вирус, который Алекс Мерсер. Хотя его мало волнует жизнь отдельно взятого человека (надо восполнить здоровье или проникнуть на базу? Добро пожаловать на ужин!), он не хочет заражения всей Земли, против уничтожения Манхэттена атомной бомбой, и в целом он старается вести себя даже слишком "правильно" для чужеродного чудовища. Только ко второй части всё рвение куда-то ушло.
    • По финалу первой части складывается впечатление, что Алекс был готов не просто спасти город, но именно что пожертвовать собой — и очень не обрадовался, когда остался в живых. Возможно, его мучила совесть за устроенный геноцид жителей Нью-Йорка, да и просто не хотелось поглощать людей ради выживания.
  • Единственный нормальный человек — полковник Дуглас Рукс в сиквеле. Он жестокий, но по необходимости, а не по бессмысленной злобе, и от всей этой вирусной мути и безумных ученых он банально устал.
  • Злой двойник — Высший охотник поглотил Кросса и стал его злым двойником, а в финальном бою использует те же абилки, что и Алекс.
  • Зло уродуетАлекс Мерсер. В первой части у него совсем юношеское округлое лицо и непуганый взгляд, во второй лицо вытягивается, глаза становятся чёрными и слегка светящимися, да и взгляд у него почти всегда злобный или издевательский.
  • Зомби-апокалипсис — ай, молодца, Алекс!
  • Каждое утро делает зарядку — капитан Кросс за счет боевого опыта и подготовки почти начистил щупальца Алексу, при этом выдержал несколько ударов, которые любого другого человека располовинили бы. Возможный обоснуй — у Кросса специализированный бронежилет повышенной прочности, и при каждом пенделе он сильно отпрыгивает назад, гася удар.
    • Этим тропом прикрывается Хеллер в сиквеле, когда в облике дозорного использует в качестве оружия пушку с вертолета на глазах у «сослуживцев». «Ого, чувак, ты что, качаешься?» — «Я на высокопротеиновой диете
  • Козёл отпущения: Чёрный Дозор в первой игре планирует свалить вину за разрушение города на морпехов. Не вышло — морпехи стали народными героями.
  • Матомная бомба — ругаются все и всюду, но Дана может перематюкать любого морпеха.
    • Как выяснилось в сиквеле, любого, кроме Хеллера.
    • Термоматерная боеголовка — когда Джеймс думает, что потерял свою дочь второй раз и навсегда, он падает на колени и орет «БЛ*ДЬ!!!11» во всю силу легких, или что там у него.
  • Метаморф — Развитые, включая Мерсера и Хеллера, могут превращаться в тех (незараженных) людей, кого съели, а также могут преобразовывать свои руки в лезвия, шипы, кувалды и щупальца.
  • Награда, достойная предателя: Сабрина Галлоуэй предала Хеллера и вернулась к Мерсеру, а тот ее взял и съел. Фитилек прикручен: он съел и остальных своих Развитых, чтобы стать сильнее в преддверии генеральной драки.
  • Не в ладах с биологией — Если законы физики первый Prototype еще как-то пытается уважать, то на законы биологии обе игры кладут с, эээ, рукой-молотом.
  • Несовместимая с жизнью трусость: мирные жители чуть что впадают в панику и несутся куда глаза глядят, не разбирая дороги. В том числе — под гусеницы танка, под перекрестный огонь, в толпу зомби или в лапы протагонисту, которому трындец как срочно нужно поправить здоровье.
  • О, ужас!: Новость плохая, Алекс Мерсер был тем, кто разработал вирус «Черный свет». Новость очень плохая — Алекс был тем, кто украл пробирку с вирусом, а когда его поймали дозорные — грохнул ее об пол прямо на вокзале, пытаясь взять с собой в ад всё человечество. Новость хорошая: наш протагонист на самом деле не Алекс Мерсер. Почему? Новость вообще вне шкалы: наш протагонист и есть вирус «Черный свет», а Алекс — просто первый человек, вернее, труп, поглощенный вирусом, когда упал на им же разбитую пробирку. Сам Алекс Мерсер-вирус, узнав об этом, старается не подавать виду, будто его это сильно задело, но в диалогах между миссиями выдаёт: "Откровение. Оно освободило меня. И убило меня".
    • В сиквеле Рукс начинает подозревать своего зама в работе «на сторону» и вызывает его на личный разговор. О, ужас — под личиной заместителя бог знает сколько уже времени скрывался сожравший его Хеллер.
  • Опухание сиквелов — спорный случай. По геймплею и графике Prototype 2 бесспорно получше предшественника, а вот сюжет подкачал. Алекс без внятной причины из очень сильно анти-, но все же героя, превращается в злодея с комплексом Бога и манией величия, а Черный дозор больше озабочен отловом еще не отпинанных собак и зверскими экспериментами (запихивание живых людей в вольер к Охотникам показало, что люди кричат, бегают и рвутся на куски, очень ценные сведения), чем какой-то ощутимой борьбой с заразой. Как бы там не было, ощутимой прибыли сиквел не принес, и разработчики обанкротились.
  • Офигенно большая пушка — в сиквеле есть возможность отодрать ракетную установку или пулемет с танка или вертолета и вооружиться. Правило крутизны во все поля.
  • Офигенно большой меч — в него превращается предплечье протагониста при активном навыке «Клинок».
  • Очень твёрдое тело — настолько твердое и тяжелое, что любое резкое движение оставляет дыры в асфальте, а прыжок с небоскреба вызывает раскидывающую автомобили ударную волну и оставляет кратер на всю ширину улицы.
  • Паразит сверхспособностей — «ты то, что ты ешь». А в середине первой игры в Алекса вводят буквального паразита, блокирующего большую часть его способностей. А под конец — нагло копирующего их.
  • Пнуть сукиного сына — чем приходится заниматься большую часть сюжета.
  • Полное чудовище: длинный список
    • Генерал Рэндалл. Построить целый небольшой город только для того, чтобы иметь возможность протестировать на жителях биологическое оружие...
    • Настоящий Алекс Мерсер. Сделал и без того страшный вирус в десять раз сильнее, затем украл немного, а когда его поймали, выпустил его на людном вокзале. Блин, да вирус лично заявляет, что этому поступку нет прощения.
      • Альтернативное мнение: Алекс сбежал и похитил вирус, дабы остаться в живых самому и не допустить его применения, когда Чёрный Дозор начал заметать следы, убивая специалистов, работавших над биологическим оружием. Вирус на вокзале вырвался не по причине злого умысла Мерсера, а вследствие случайного разрушения ёмкости, его содержавшей.
    • Высший охотник. В отличие от других Зараженных, вполне способен думать и чувствовать, но при этом хладнокровно обрекает на гибель миллионы людей, чтобы иметь возможность слинять и начать новый зомби-апокалипсис в другом месте.
    • Внутримировой пример: троица ученых вызвала у Хеллера такое омерзение, что он отказался их жрать, а вместо этого поднял их вертолет на полкилометра вверх, а сам выпрыгнул.
  • Простой крутой смертный — Кросс в первой части, Джеймс Хеллер во второй, до того как подхватил инфекцию.
  • Птичку жалко — вертолеты доставляют больше всего проблем, но… черт, как же жалобно кричат пилоты, когда падают! Даже Алексу, по-видимому, жалко «птичек», по крайней мере ближе к концу игры — после миссии, включавшей массовое истребление вертолетов, дабы Таггарт не смог свалить на континент, он бормочет: «Будь ты проклят, Таггарт, из-за тебя мне пришлось это сделать.»
  • Сожрите друг друга — Кросс, давая задания Мерсеру, стравливает последнего, Грин и Рэндалла в надежде предотвратить ядерную дезинфекцию Нью-Йорка. Высший охотник, съевший Кросса, продолжает его дело, но с противоположной целью — сожрать Алекса, обеспечить дезинфекцию, пережить ее и под шумок свалить.
  • Сумасшедший ученый — в количествах, достаточных, чтобы прокормить одного крайне прожорливого метаморфа в течение месяца.
  • Так грубо, что уже смешно: серьезно, в этой игре можно есть зомби, кататься на трупах как на скейтборде и устраивать сеанс тентаклей всему живому и не очень в радиусе полсотни метров, а враги выдают перлы типа «у меня есть предписание пристрелить тебя и твою собачку и сжечь твой дом, если ты сейчас же не свалишь из охраняемой зоны».
  • Транс-человек — все Бегуны/Развитые. За исключением самого Алекса Мерсера — он никогда и не был человеком, хотя считал себя таковым большую часть сюжета, так что с прикрученным фитильком считается. Они же — люди массового поражения.
  • Только оболочка — Мерсер во второй части. Учитывая, что этот троп в обеих играх — вполне сюжетно-геймплейная фишка, неудивительно, что фанаты задаются вопросом «Это вообще Алекс или тот, кто съел Алекса?»
    • В комиксе, вышедшем вместе со второй частью, попытались объяснить: Алекс Мерсер за эти 14 месяцев сильно разочаровался в людях и пришёл к выводу, что нет смысла их спасать. Автор правки полагает, что на это наложились: социопатия настоящего Алекса Мерсера, предположительная депрессия от осознания, что именно он стал причиной зомби-апокалипсиса и гибели стольких людей, при этом он даже не человек, или даже воспоминания тысяч людей, которых он убил и поглотил, а теперь вынужден пересматривать раз за разом. При этом в финале первой части Мерсер уже как будто пытался убиться (см. выше)...
  • Укушен собственной собакой — Рэндалл, в буквальном смысле. Когда он приказал унести новрожденного сына Элизабет Грин, та, хоть и связанная, извернулась и цапнула его зубами за руку. Вояка, испугавшись заразы, немедленно обкорнал пострадавшую конечность мясницким ножом по локоть.
  • Физическая суперсила — педаль в асфальт, вместе со всей машиной, которая была брошена с крыши небоскреба, пролетела три квартала и сбила вертолет.
  • Хороший, плохой, злой: протагонист и те, кто ему помогают — (условно) «хорошие». Черный дозор — «плохие», они ублюдки, разрабатывавшие биологическое оружие, но когда вирус вырвался, они же кое-как сдерживают его распространение, и пару-тройку миссий мы будем им помогать. Зараженные — «злые», воплощенная чума, мор и боди-хоррор.
  • Черно-серая мораль — Дана Мерсер, пожалуй, единственный персонаж, которого по завершению обеих игр не хочется стукнуть. Ну разве что, вымыть ей рот с мылом.
  • Чужеродное чудовище — мы за него играем! Впрочем, Грин в первой части — нечто еще более чужеродное.