Капитан Джек Воробей

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Dw-worker.jpgСтройплощадка, наденьте каску!
Эта статья сейчас в процессе написания. Автор планирует нечто объёмное и застрачивает сюда текст по частям. Пожалуйста, дождитесь завершения работы, и только потом редактируйте: не создавайте неудобства себе и автору.

(link)

Эпичному герою полагается эпичный выход на сцену!

Джек Воробей Капитан Джек Воробей — главный герой и фактически символ франшизы «Пираты Карибского моря», один из самых узнаваемых персонажей в массовой культуре, из созданных в XXI веке сопоставимый разве что с Гарри Поттером[1].

Внимание, розыск![править]

Капитан Джек обвиняется в преступлениях многочисленных и тяжких, список наиболее вопиющих из которых включает:

Фоторобот подозреваемого исключительно подробен. Это жгучий брюнет, среднего роста, жилистого телосложения. Волосы длинные, спутанные во множество кос, дредов и просто колтунов, в которые вплетено великое множество бусин, лент и прочей дребедени, собранной Джеком в странствиях по белу свету включая его регалию пиратского барона; обычно перехвачены ярко-красной банданой, со временем вместе с ними изрядно выцветшей на солнце. Усы подстриженные, бородка также заплетена в две косички. Глаза карие, бесстыжие, густо насурьмленные — не ради красоты, а от жгучего морского солнца. Татуирован на зависть стенам Серого Дома: полный текст поэмы «Desiderata» на спине, летящая на фоне закатного моря птаха неизвестной породы[2] на правом предплечье, с недавних пор также раскинувший крылья воробей на тыльной стороне правой ладони. Между двумя последними помещается ожог в виде буквы P — тавро, оставленное раскалённым концом трости Катлера Бекета. Одевается обычно в рубаху и синий камзол[3], подпоясан длинным отрезом красно-белой полосатой ткани и парой-тройкой ремней, поверх накинут тяжёлый (не исключено, что смоляной) кафтан. Венчает всё это великолепие кожаная треуголка, за состав пропитки которой даже современные химики удавились бы: в огне не горит, в воде не тонет, во чреве чудовища не переваривается. Такие мелочи, как бриджи и сапоги, подразумеваются просто по умолчанию.

Характер алчный, нескромный, неуправляемый, язвительный, но в первую очередь — свободолюбивый. Не женат именно по этой причине.

История и биография[править]

Жизнеописание капитана Джека с разрастанием франшизы и регулярным привлечением к этому благородному делу ретивых фанфикционистов начало неумолимо трещать по швам. Разобраться в нём без поллитры рома не представляется возможным, но надо, так что, приняв на грудь необходимые меры, попробуем…

Детство. Отрочество.[править]

О юных годах Джека нам известно в основном из серии книг для разной школьности возраста «Приключения Джека Воробья» за авторством коллектива спасённых аболиционистами с ямайских плантаций литераторов под коллективным псевдонимом «Роб Кидд». Среди них в числе прочих засветилась Туй Сазерленд - задняя правая лапа Эрин Хантер.

Джек родился в семье капитана Тига; считается, что это произошло в шторм. В неопределённый момент (возможно, даже непосредственно после) этого его мать скончалась. Из её головы Тиг извлёк череп, а кожу засушил, набил и всегда носил с собой. Неизвестно, заносило ли его во время странствий в Швецию, но идея сыграть на созвучии «mummy» и «mummy» была определённо здравая.

В своё первое плаванье Джек отправился около шестнадцати лет, уже заразившись своим знаменитым «смекаешь?» и имея целью отыскать шпагу самого Эрнана Кортеса. В приключениях его сопровождали:

Ходила вся эта шайка-лейка на рыбацкой шхунке под труднопереводимым в силу полисемантичности именем «Barnacle» (в официальной локализации — «Казарка», но это также и ракушка типа «морская уточка»). Фицик неоднократно с ехидцей высказывался, что Джек такой же капитан, как их скорлупка — пиратский корабль.

Подробно описывать произошедшие передряги, погони, драки, кровь, убийства и обман смысла нет, ибо они дружным скопом проходят по статье «теперь БАНАНОВЫЙ!»: случаются там и двойная (по сравнению с фильмами) норма пиратской нежити, и путешествия к динозаврам с неисправным Маховиком Хранителем времени[4], и много прочих событий, более присталых фанфику, нежели официальной (пусть и откровенно детской) части франшизы. Также явственно видно, что микротрещины в канве поползли уже тогда: так, пару раз героям приходится столкнуться с русалками, и они слегка не те, каких мы позже увидим в «Странных волнах», а один из финальных макгаффинов — Трезубец Посейдона, опять-таки не совсем тот, что в «Сказках». Однако нельзя не отметить наличие железобетонного обоснования: согласно предисловию, написанному от лица капитана Джека (как отрывок из его судового журнала), все эти истории записаны с его слов — а значит, он с близящейся к единице вероятностью брешет, аки Геральт Дийкстре.

Кстати, целых двое второстепенных антагонистов проходят по статье «непреднамеренное совпадение». Первый — пират Левоногий Луи, у которого таки действительно обе ноги были левые; вряд ли авторы читали «Вниз по волшебной реке», где такой особой приметой щеголял местный Соловей-разбойник, но не отметить нельзя. Второй — капитан Шквал, чьё имя в оригинале тянет на полноценную пасхалку: Captain Torrents.

Юность. «Чёрная Жемчужина»[править]

События этих времён известны в основном из романа «Пираты Карибского моря: Цена свободы», написанного знатной голливудской новеллизаторшей Энн Криспин. На предыдущий пункт она ни минуты не оглядывалась, а на неё, в свою очередь, не стали оглядываться, снимая последующие фильмы. Браво, мышенька, так дела и делаются.

Мы застаём Джека молодым и энергичным старпомом на торговом судне Ост-Индской торговой компании по имени «Попутный ветер». На судно нападают пираты, возглавляемые Эсмеральдой — старшей ровесницей и первой подростковой любовью Джека, которому именно в силу этого удаётся разойтись с ней относительно мирно, отделавшись ночью любви и кое-какими припасами. Почему именно ему? Потому что престарелый капитан его либеральных взглядов не разделял и так энергично ставил его на место, что допрыгался до апоплексического удара. Так что принимать командование и вести кораблик в порт Калабар пришлось именно Джеку да второму пому Робби Грину[5].

Периодически Джека посещают флэшбэки о детстве и юности в Бухте Погибших Кораблей, ухаживаниях за Эсми, встречах со знаменитыми пиратами. Среди последних дон Рафаэль — дед Эсмеральды и предыдущий барон Карибского моря, знакомые нам ещё по третьему фильму Эдуардо Вильянуэва и госпожа Цинь, а также Боря Палачник[6][7] — барон Каспийского моря, ходящий на шлюпе «Koldunya», носящий на Карибах valenki, глушащий с Барбоссой vodka и через слово вставляющий «da». Мы узнаём, что Джек нарушил Кодекс, дав сбежать обвинённому в его нарушении другу — тому вменяли сотрудничество с краснознамёнными пиратами, которые ходили под алым, а не чёрным флагом в знак того, что плевать хотели на Кодекс, вырезали экипажи захваченных кораблей и не брезговали топить суда собственных коллег. Вот только Кристоф-Жюльен де Рапьер оказывается действительно виновным в том, в чём его обвиняли, освобождает краснознамённых и берёт Джека в плен, чтобы пахал на его корабле, а потом высаживает в лодку на пару с Робби. Так что теперь путь обратно для него закрыт — отношение капитана Тига к нарушителям Кодекса известно.

В Калабаре тем временем разворачивает активность Катлер Бекет — ещё ни разу не лорд, а молодой и энергичный директор Ост-Индской торговой компании, ищущий к местному населению деловой подход. Находит он его и к Джеку: показывает ему свеженький, только что со стапелей, фрегат «Распутная Девка» (Wicked Wench), в который Воробей влюбляется с первого взгляда — и сходу назначает его капитаном, уже не без прицела когда-нибудь этим воспользоваться. На новом посту Джек проявляет себя выше всяких похвал.

Бекет тем временем подозревает, что одна из его рабынь, Айша, родом со скрытого туманами острова, именуемого Зерзура, и уговаривает Джека организовать ей якобы побег и втереться к ней в доверие, чтобы найти туда путь и прикарманить местные сокровища. Подозрения Бекета оправдываются: «Айша» оказывается молодой и энергичной наследницей ныне покойного стараниями де Рапьера зерзурского фараона[8] Тахарки по имени Аменирдис. Она ставит Джеку условие: она проведёт его на остров, если Воробей освободит её брата Шабако, который кукует в рабстве в карибском поместье непосредственного начальника Бекета — лорда Реджинальда Мармадюка Брейсгирдла-Пенуоллоу. Джек соглашается. Плаванье выдаётся непростым, и случившийся шторм оказывается ещё меньшей из проблем — на обратному пути на голову сваливаются пираты, причём краснознамённые. Однако их корабль Аменирдис посредством очень сильного колдунства пускает ко дну вместе с шедшим на нём Борей, а потрёпанную в бою «Распутную Девку» спасает корабль Эсмеральды.

Подлатав корабль, Джек отправляется на поиски де Рапьера — у него уже есть три браслета, необходимых, чтобы попасть в зерзурский лабиринт сокровищ, а третий принадлежит Кристофу. Тот принуждает взять себя в долю, и когда они с Джеком и Аменирдис достигают Сердца Зерзуры — самоцвета, обеспечивающего «питанием» полог тумана — пытается его прикарманить, однако волею Апедемаковой тырит вместо него обычный камень. Команда отказывается иметь с таким шлимазлом дело и высаживает его в лодку. Кристоф пытается напроситься на борт мимокрокодящей «Распутной Девки» и убивается об джекову саблю.

Бекету Воробей о том, что видел, вешает на уши густой ворох лапши, а вся команда дружно поддакивает, кивая головами, как китайские болванчики. Бекет, уже совсем было раскатавший губу на зерзурские сокровища, разумеется, подозревает, что Джек… как бы это помягче сказать… но доказательств у него нет, и в качестве наказания он назначает Джеку работу — отвезти-таки партию рабов, да не куда-нибудь, а на знакомую плантацию Пенуоллоу. Всю дорогу Джек колеблется между собственным аболиционизмом и теми плюшками, которые, если его переступить, выдаст Бекет. В итоге он таки решает: «Да пропади всё пропадом!» — и высаживает всех рабов на Зерзуре, а сам пытается удрать. Естественно, когда «Девка» выходит из-под защитного тумана, её тут же берёт в оборот патрульный HMS, и всю команду привлекают за пиратство. Месяц спустя Джека и Робби достают из темницы и притаскивают на, так сказать, показательную казнь: Бекет клеймит Воробья как пирата, а «Девку» расстреливает брандскугелями. Джек умудряется доплыть до корабля и идёт ко дну вместе с ним, по пути взывая к Дэйви Джонсу. Морской дьявол охотно откликается на зов, и в следующей главе мы видим Джека уже на Тортуге, набирающего команду на поднятый Джонсом со дна корабль, отныне носящий имя «Чёрная Жемчужина».

Существует ещё одна серия книг под заголовком «Легенды пиратского Братства» и за авторством опять-таки «Роба Кидда», посвящённая похождениям Джека уже на «Жемчужине» и знакомству с такими знаменательными личностями как Барбосса и Сяо Фэнь. Если кто читал — жаждем подробностей.

Капитан Джек, как мы его знаем[править]

Проклятие «Чёрной Жемчужины»[править]

Летом 1727 года, в 11:30, с юго-запада, со стороны бухты Портленд, в гавань Порт-Рояла вошёл молодой человек.

Сундук мертвеца[править]

На краю света[править]

На странных волнах[править]

Мертвецы не рассказывают сказки[править]

Подражания, аллюзии и пародии[править]

  • В «Епическом кине» капитан высмеян под именем Джек Водогрей. В оригинале игра слов: Swallow означает и «ласточка», и «глотать». А колесо от водяной мельницы, на котором он постоянно бегает — местный дьявол из машины.
  • «Assassin's Creed: Black Flag» — наряд и повадки Джека Рэкхема толсто намекают, а образ сильно деконструируется: капитан из него, по выражению Вэйна, аховый, а ещё он самоуверенный мерзавчик лёгкой степени мерзости, и ром потихоньку берёт над ним верх. Так что его полностью соответствующий исторической действительности конец немного предсказуем.

Слово сэру Артуру[править]

А благодарить за это вот всё дорогим зрителям следует почти единолично Джонни Деппа. Который (слава ему!) сыграл капитана Джека не так, как было написано сценаристами (в исходном варианте он был достаточно унылым напарником Уилла и выглядел куда как цивильнее), а, как это называется у отцов Церкви, «от ветра главы своея». Ветер оказался попутным: как ни отмахивались продюсеры от попугайской внешности Джека, как ни кривили нос на показавшиеся им гейскими повадки, Депп и вдохновившийся его видением режиссёр Гор Вербински неколебимо стояли на своём. Наутро своё распухало и мешало выполнять трюки, однако в результате получился герой, которого с полным правом можно назвать символом десятилетия, и франшиза, поднявшая угробленное Романом Полански и «Островом головорезов» пиратское кино со дна на гребень волны. Без него у нас не было бы ни Эдварда Кенуэя, ни Элеонор Гатри.

За Джека Воробья!

Примечания[править]

  1. Последний формально написан на излёте двадцатого, но самую-самую популярность обрёл уже в новом тысячелетии.
  2. Судя по раздвоенному хвосту и маленькому клювику — ласточка
  3. Причём с некоторых ракурсов видно, что от него остался только перёд, а вместо спины пришит обыкновенный кусок холстины. Портос был не один такой умный.
  4. Серьёзно, эти часики даже называются почти также — Timekeeper вместо Timeturner.
  5. Этот парень — одно большое камео. Так звали некоего мальчика, очень фанатевшего по ПКМ и ждавшего книги, но скончавшегося от лейкемии до того, как она вышла в свет, так что Криспин дала его имя самому светлому и доброму из героев.
  6. Фамилия, как водится, образована через ахтерштевень — в виду имелся, конечно, «палачик», или «little butcher», как между собой переводят герои его фамилию. Однако именно по такой парадигме, через «-ник», частенько образуются фамилии эмигрировавших в Новый Свет восточноевропейских евреев. Так что Боря с высокой вероятностью не Борис, а совсем таки даже Борух.
  7. И в таком случае его прозвание начинает сильно намекать на фамилию Палаччи, которую носил в XVII веке знаменитый пират-раввин.
  8. По идее, конечно, в районе Нигерии никаким фараонам быть не полагается, но по лору зерзурцы — кушиты, то есть эфиопы, пересёкшие в своё время Африку поперёк и воссоздавшие на острове свою египтоподобную цивилизацию.