Pink Floyd

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« — Эта мне нравится. А вот еще другую помню — двойную, где они во дворе сидят, и на стене картина с этим же двором, где они сидят…

— «Ummagumma».
— Может быть. Так это, по-моему, вообще не музыка.
— Правильно! Говно, а не музыка! — рявкнул в трубке чей-то голос, и мы на несколько секунд замолчали.

»
— В. О. Пелевин «Омон Ра»
Сверху вниз, слева направо: Гилмор, Барретт, Мэйсон, Уотерс, Райт

(link)

Так они начинали

(link)

А так закончили

The Pink Floyd Sound (1965-2014) — знаковая британская прогрессив-рок группа, известная, в первую очередь, размахом и зрелищностью концертных выступлений. Прочие достоинства у коллектива также наличествуют, но подробнее об этом ниже. Как и многие другие рок-коллективы того времени, прошла долгий эволюционный путь — от простых поп-песенок про яблоки с апельсинами (и не очень простых о трансвестите-бельекраде, например), до грандиозных нервических рок-опер с битьём стен из пенопластовых кирпичей. Были страшно любимы студенческой молодёжью из хороших семей, а вот простые парни с рабочих окраин над двадцатиминутными композициями «Флойдов» посмеивались (Джонни Роттен соврать не даст). Как это ни странно, пользовались некоторой степенью официального одобрения в Советском Союзе, мол, ребята молодцы и обличают загнивающее капиталистическое общество. Советские же космонавты сделали группе неплохую рекламу, слушая кассету с одним из концертных альбомов на борту «Союза ТМ-7».

Люди[править]

  • Роджер Кит «Сид» Барретт — первый фронтмен и основной генератор психоделии раннего творчества группы. Собственно, с его подачи мы знаем группу именно под тем названием, под которым знаем, а не под каким-нибудь, простихоспаде «Meggadeaths». Просто у Сида была пластинка блюзмена Блайнда Боя Фуллера, в выходных данных к одной из песен которого он увидел звучное: Pink Anderson, Floyd Council. Любил всячески издеваться над своим «Телекастером» (до него — «Эсквайром» и «Данэлектрой»), извлекая из его нутра совершенно нечеловеческие созвучия и страшные фидбэк-завывания. Сид был личностью крайне творческой, мечтательной и весьма нестойкой ко всякого рода веществам. Свалившейся на группу популярности душа поэта вынести не смогла, и после череды милых чудачеств, вроде кормления котофеев диэтиламидом, или внезапной кататонии прямо посреди концерта, Сида из группы ушли. Записал с основным составом ворох синглов и полтора альбома, после чего со скрипом пробовался в сольном творчестве...Точнее, пока ещё мог добираться до студии, записал под бренчание акустической гитары подборку песен и заготовок, на которую потом наложили другие инструменты остальные участники группы (получилось 2 сольных альбома). В конце концов решив для себя, что музыка — это хорошо, но не для него (а может, просто уже не мог понять, где находится студия, а где он сам), замкнулся и просычевал до 2006 года, после чего навсегда ушёл к вратам зари, где Пан играет на свирели. Имел годную гранжевую внешность, был страшно любим фанатками и, как это ни парадоксально, панками (которые восхищённо говорили что-то вроде: «Наш человек. Так чудить мало кто умеет.»).
  • Роджер Джордж Уотерс — поэт-песенник, басист и вокалист. Вдобавок ко всему, обладатель воспалённой гражданской позиции и неукротимого желания быть в группе САМЫМ ГЛАВНЫМ. Так, в принципе, и продолжалось до 1983 года, после которого воспоследовал шкандаль, разрыв отношений и гордый уход в одиночное плавание. Закончилось всё, правда, хорошо — на текущий момент в копилке Уотерса несколько приличных сольных альбомов, регулярные выступления с шоу «The Wall» и нормализовавшиеся отношения с бывшими коллегами по группе.
  • Дэвид Джон Гилмор — взятый на замену поехавшему Барретту гитарист (изначально должен был просто страховать того на концертах; по одной из версий, именно Дэйв обучил Сида гитаре), внезапно оказавшийся виртуозом, красавчиком и обладателем отличного голоса. Регулярно попадает во всяческие топы, как собственно, исполнитель, так и сыгранными гитарными партиями (соло из Comfortably Numb признано лучшим в истории рока, так-то). В результате, одной из популярных тем гитарных форумов стала: «чем накрутить звук как у Гилмора?». Практически весь творческий путь прошёл в обнимку со «Стратокастером», один из экземпляров которого нещадно тюнился и модифицировался сорок лет кряду. В плане же песен и сольного творчества несколько уступает Уотерсу — обычно получается красиво и мелодично, но до скрежета зубовного скучно.
  • Ричард Уильям Райт — пианист, электроорганист, вокалист, прокрастинатор и эпицентр доброты и няшности в группе. На заре группы пел вторым вокалом, играл соло ориентального колорита и писал песни двух категорий: а) буколические пасторали про ушедшее детство; б) «зачем я вчера так нажрался и как зовут эту группи рядом?» Предпочитал «Хаммонды» и «Фарфисы». На одной из песен времён шоу «Человек и путешествие» даже играл на тромбоне (да и вообще, как и прочие члены группы, был мультиинструменталистом). Со временем потихоньку ушёл на третий план, замкнулся и к моменту написания «Стены» практически ушёл из коллектива. Помог записать пост-Уотерсовскому «Флойду» пару альбомов, записал три сольника. В 2008 году тихо скончался от рака лёгких. После этого Гилмор сказал: «Вот теперь про воссоединение можно забыть окончательно».
  • Николас Беркли Мейсон — автогонщик, барабанщик и несколько раз вокалист. Единственный из группы написал мемуары о своём пребывании в оной. Имеет в гараже с десяток раритетных автомобилей, на коих не гнушается гонять по трекам. Однажды получил восхитительный титул «Самый быстрый барабанщик из группы, чьё название начинается с буквы П». Бедный Стюарт Коупленд…

В группе порой поигрывали и другие люди, такие как Боб Клоуз, Боб Эзрин, Гай Пратт и протчая, но про них в этой саге не поётся.

История и музыка[править]

Доисторический период (1965-1967)[править]

Самое начало. Студенты Политеха играют несложное, сыгрываются и присматриваются друг к другу. Название группы сменяется раз за разом. Сид выходит на передний план. Пять треков этого периода не так давно официально вышли альбомом «Cambridge St⁄Ation».

Психоделический период (1967-1968)[править]

«Флойд» выстреливают синглами про пресловутого трансвестита (Arnold Layne) и девочку-тусовщицу «не в теме» (See Emily Play). Решив ковать железо, пока горячо, парни идут на Эбби-Роуд, заваливаются в соседнюю с Битлами студию и пишут:

The Piper at the Gates of Dawn — альбом, который сделал для психоделического рока если не всё, то очень многое. Здесь и крышесносяще-космические «Astronomy Domine» с «Interstellar Overdrive», и фолково-толкиеновские (да, Барретт весьма котировал Профессора) «Scarecrow» с «Gnome», и бодрые «Lucifer Sam» с «Pow R. Toc H.»… Завершает альбом широкая в своей непосредственности композиция «Bike», от концовки которой лиц с педиофобией может неслабо покорёжить.

Безоговорочный успех, Барретт признаётся живым гением, начинает рваться фанатами на марки и стремительно катится в пучины неадекватности. Группа усиливает состав Гилмором и записывает:

A Saucerful of Secrets — неровный и шаткий альбом, в котором Уотерс начинает потихоньку концентрировать своё влияние. Космическая тема продолжает развитие, в «Let There Be More Light» исполняется вековая мечта агента Малдера, а в «Set the Controls for the Heart of the Sun» описывается экзотичный космосуицид с вкраплениями китайской философии. В заглавной двенадцатиминутной композиции уже можно проследить будущее экспериментаторство группы со всяческими шумами (а ещё в ней страшно красивая кода). Финальная барретовская «Jugband Blues» продирает до костей ощущением надвигающегося звиздеца. Так оно, в принципе и случилось, больше Барретт в группе не играл. Поговаривают, что на обложке альбома, помимо всяческих эзотерических образов, где-то прячется марвеловский Доктор Стрейндж.

Экспериментальный период (1968-1970)[править]

После потери фронтмена группу начинает потряхивать метаниями. Записав пару синглов разной степени годности («It Would Be So Nice»/«Julia Dream» и «Point Me at the Sky»/«Careful with That Axe, Eugene»), «Флойд» пробует себя в сочинении саундтрека:

More — звуковая дорожка к унылому французскому фильму про хиппи и героин. В целом приятно слушается и создаёт необходимое настроение. Отдельные треки (Cirrus Minor, Cymbaline) так и вовсе хороши, безо всяких скидок.

В 1969 году группа решает поиграть в сольное творчество и пишет двойник с заумью вместо названия:

Ummagumma — тот самый альбом из эпиграфа с фрактальной обложкой. Имеет две части: в одну помещены живые (и очень занятные) версии некоторых старых композиций, а в другой каждый член группы попробовался в одиночном плавании.

Райт написал четырёхчастный опус «Сизиф», претенциозный и тяжеловесный. Ещё и с крайне подлым «страшным аккордом» в четвёртом куске. Мэйсон считерил и позвал на запись жену, которая сыграла коротенькие соло на флейте. Всё остальное время барабанщик упражняется с перкуссией и ревером. Гилмор сделал крепкую трёхчастную гитарную вещь, к которой прилагался не слишком убедительный текст. Наконец, Уотерс выступил лучше всех. Милый гитарный номер «Гранчестерские луга» оканчивается беготнёй с газетой за мухой, а безумная «Несколько видов мелких пушистых зверушек, которые собрались в пещере и тусуются с пиктом» радует слушателя лютой тарабарщиной (имеется мнение, что автором текста является небезызвестный шотландский самородок Макгонаголл), декламирующейся с тяжёлым шотландским акцентом.

Примерно в это же время «Флойды» колесят по миру с сюитой «The Man and The Journey», во время которой распивают на сцене чаи, грохочут молотками и всячески импровизируют. Зрелищности шоу добавлял хитрый прибор для управления аудиопанорамой «азимут-координатор», позволявший звуку «гулять по залу». Также, несколько музыкальных номеров группы берёт в свой фильм «Забриски-пойнт» Микеланджело Антониони.

Теперь о коровках. Коровки — это хорошо. Многие группы в определённый период своей деятельности решаются сыграть с симфоническим оркестром. Давний приятель Уотерса Рон Гисин (с которым они записали восхитительно физиологичный альбом «Music from The Body») взялся помочь с аранжировками разрозненных кусков, названных поначалу «Тема из несуществующего вестерна». Аранжировки склеивались туго, классические музыканты откровенно скучали и ерепенились, качество записи оставляло желать лучшего. В итоге, полученный результат не устроил, похоже, никого из участников (хотя, по скромному мнению автора статьи, вещь достойная и интересная). Двадцатичетырёхминутная сюита вместе с ещё четырьмя треками (написанными, соответственно, Уотерсом, Райтом, Гилмором и всей группой) составила альбом:

Atom Heart Mother. С коровкой на обложке. Коровку звали Лулабель III. Живите теперь с этим. Винил, к слову, засветился в фильме про старое доброе ультранасилие.

Прогрессивный период (1971-1977)[править]

Наконец, в начале семидесятых, всё начало вертеться в правильном направлении. Следующий альбом, несмотря на ряд проходных песен, содержал в себе два железобетонных хита:

Meddle открывает динамичная, яростная и жутковатая «One of These Days». Именно в ней Мэйсон впервые со времён ранних записей (где он говорил бабке заорать в последний раз) исполнил лид-вокал. Через вокодер. Одной фразой. Всю вторую сторону пластинки заняла величественная и эпичная «Echoes». Райт развернулся во всю синтезаторную мощь, Гилмор выдал потрясающее соло, а Уотерс придумал нисходящий басовый рифф, из-за которого потом долго ругался на Эндрю Ллойда Уэббера. Ещё там имитируют гитарой крики чаек, а в начале звучит писк сонара, который записали один раз, а больше такого звука добиться не удалось.

И снова саундтрек. И снова унылое французское кино.

Obscured by Clouds — в принципе, та же история, что и с прошлым саундтреком. Крепко звучит, задачу выполняет.

До поворотного момента в истории группы происходит одно примечательное событие — концерт без зрителей в Помпеях, записанный на киноплёнку. Помимо всяких интересных интервью и записей из студии, можно, например, воочию увидеть, как Ник Мэйсон не теряется, потеряв в разгар барабанного рубилова один из элементов исполнительского процесса.

Тем временем студийные куски, которые можно увидеть на вышеупомянутом лайве, складываются в концепцию. Уотерс, обеспокоенный всем на свете: от tempus fugit до боязни самолётов, конструирует:

The Dark Side of the Moon. Альбом-рекордсмен. Альбом-бестселлер. Альбом с одной из самых узнаваемых обложек. Альбом, который надо ставить с «Волшебником из страны Оз» и воскуривать всякое. Альбом, который кончается едва слышимой битловской «Ticket to Ride».

Маховик of awesomeness уже было не остановить, и в 1975 году группа готовит один большой трибьют Сиду Барретту.

Wish You Were Here — альбом обрамляют две части этого трибьюта, на запись которого… явился сам адресат. Лысый, растолстевший и никем до поры не узнанный, он мимокрокодилил по студии и прикидывался ветошью. Прослушав готовую запись, он тихо встал и ушёл. Больше никто из группы его не видел. Прочие же треки как раз обеспечили группе благосклонное отношение за железным занавесом. «Welcome to the Machine» и «Have a Cigar» именно что про бездушный шоубиз. А bittersweet-трек «Wish You Were Here» стабильно переводился: «Жаль что тебя нет».

К 1977 году в старушке Британии на волне кризиса подняли голову панки. Влияние Уотерса расповсюдилось уже настолько, что начало приобретать слегка болезненные черты. Группа пишет один из самых своих сильных альбомов:

Animals — да-да, очень вольная интерпретация Оруэлла. На обложке надувная розовая хрюша (позже ставшая важным элементом живых шоу группы) парит на фоне мрачной громадины электростанции Баттерси. Альбом получился назло трендам — крохотные вступление и финал, и три громадных трека посередине. Печальная «Dogs», повествующая о винтике репрессивного механизма, который со временем износится и потеряет полезность, ядовитая «Pigs (Three Different Ones)» с очевидными насмешками над британским правительством, и горький гимн бунту бессловесного большинства «Sheep» с очень злой пародией на 23-й Псалом.

Уотерс-единоличник (1979-1983)[править]

Во время одного из концертных туров, связанных с «Животными» Уотерс плюёт в лицо одному из разбушевавшихся фанатов. Из рефлексии совершённого поступка рождается психологический триллер:

The Wall. Антивоенные темы уже всплывали в творчестве группы, так на втором альбоме есть песня об одноногом капрале-ветеране. Здесь же горечь Уотерса об погибшем во время Анцио-Неттунской операции отце прорывается во всю мощь. Собирательный персонаж альбома — рок-музыкант Пинк, сидя в гостиничном номере вспоминает свою жизнь (безотцовщина, гиперопекающая мать, неудавшаяся семейная жизнь), постепенно теряет связь с реальностью и представляет себя фюрером, командующим скинхэдами и марширующим по улицам Лондона. В конце концов, осознав творящийся в собственной голове бардак, Пинк устраивает самому себе показательный театрализованный суд и приговаривает себя к принятию внешнего мира. Правда, здесь музыканты подкладывают в карман фигу, жирно намекая в самом конце, что процесс выстраивания вокруг Пинка стены, и её уничтожение — процесс циклический. Через три года Алан Паркер снял по альбому тот самый фильм с марширующими молотками и фаршем из безликих детей.

После записи «Стены» остался ворох «запасных кирпичей» — текстов и ауттейков. Райт к тому моменту самоустранился, Мэйсон и Гилмор по большей части занимались чем угодно, кроме «Флойда». Уотерс же осознал, что ещё не всё высказал, тем более, что в то же время Великобритания отважно победила Аргентину в драке лысых за расчёску:

The Final Cut: A Requiem for the Post War Dream by Roger Waters, performed by Pink Floyd — музыкально альбом получился слабоватым, зато с единой концепцией. Печальные размышления ветерана об утраченном прекрасном послевоенном мире перемежаются фантазиями о том, как хорошо бы взять всех политиков и запихнуть их всех в одну камеру (The Fletcher Memorial Home). Желательно газовую. Именно после одной из песен, в которой «Брежнев взял Афганистан» (Get Your Filthy Hands Off My Desert), в Союзе группу признали идеологически вредной. Кончается опус просто и со вкусом: герой, едущий на автомобиле, видит на закате ещё одно солнце.

Без Уотерса (1987-2015)[править]

После записи «Окончательного монтажа» довольный собой Уотерс объявил, что группа написала всё, что было можно написать и более не нужна. Надо сказать, глядя на то, что происходило дальше, не так уж он был и неправ... Участники разошлись по соло-проектам и мирно жили до поры. Вот только, когда барабанщик, гитарист и клавишник вдруг решили собраться под старым названием и поиграть вместе, началась юридическая канитель. В итоге, дело решили компромиссом — Уотерс получил «Стену» в безраздельное пользование, а трое его бывших коллег снова смогли собраться под именем «Pink Floyd».

A Momentary Lapse of Reason — группа набрала со стороны добрую дюжину сессионщиков и попыталась в модный саунд восьмидесятых. Результат попытки вышел коммерчески успешным, но довольно беззубым в целом. Тем не менее, пару хороших треков наскрести с альбома можно. Уотерс же, услышав пластинку, ядовито бросил: «на Флойд не похоже».

Примерно через год выходит двойной концертный альбом «Delicate Sound of Thunder» (тот самый, где на обложке мужик с лампочками). Его официально выпускает «Мелодия», а группу приглашают в СССР (где, как поговаривают, музыкантов даже свозили на Байконур).

Наконец, в 1994 году Гилмор сотоварищи пишут последний полноценный альбом группы: The Division Bell. В отличие от предыдущего, здесь уже прослеживается некоторая концептуальность — мотив мискоммуникации и непонимания людей друг другом. В треке «Keep Talking» слышен металлический голос Стивена Хокинга. Космическая «Marooned», как и когда-то на первых альбомах, уносит слушателя за пределы земной атмосферы. Печальная «High Hopes» подводит итог всему творчеству группы. Уотерсу по-прежнему не нравится.

После этого был ещё один концертный альбом «P*U*L*S*E», одноконцертный реюнион на Live 8, а так же целая галактика разноцветных переизданий, ремастеров, бокс-сетов и компиляций.

Наступает середина двухтысячных. С интервалом в пару лет умирают Барретт и Райт. Мечты поклонников об нормальном реюнионе разбиваются вдребезги. В 2014 году выходит инструментальный альбом The Endless River, частично состоящий из записей Рика Райта. Группа «Pink Floyd» окончательно перестаёт существовать.