Pathfinder: Wrath of the Righteous

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Pathfinder: Wrath of the Righteous — компьютерная игра в жанре CRPG, продолжательница Pathfinder: Kingmaker, проходящая в том же сеттинге, но не имеющая сюжетной связи с прошлой игрой. Проект был более чем успешно профинансирован на Kickstarter в 2020 году.

Сеттинг и Сюжет[править]

Немногим более 100 лет назад в городе Из королевства Саркорис ведьма Арилу Ворлеш, при поддержке своего покровителя — демонического лорда Дескари, открыла огромный портал в Бездну, откуда хлынули нескончаемые орды демонов. Позже эту созданную демонами сеть порталов назовут Мировой Язвой. Саркорис был уничтожен, а первый удар по соседнему королевству Мендеву был очень силен, но оно сумело выстоять, не без помощи огромного количества неравнодушных волонтеров, решивших проявить себя в борьбе с демонической угрозой. За последующие 100 лет Мендев четыре раза организовывал крестовые походы на Мировую Язву, но только самый первый поход был относительно успешен — посреди пустошей была возведена крепость Дрезен, но уже через несколько лет демоны взяли крепость, и единственный успехом Второго похода было возведение Страж-Камней вокруг зараженных земель, излучающих губительную для демонов ауру. Все же последующие походы были, топтанием на месте — крестоносцы не смогли продвинуться вглубь Язвы и понесли большие людские и материальные потери.

Но, несмотря на орды демонов, королевство Мендев продолжало жить. За сто лет местные привыкли к постоянной опасности, периодическим вторжениям демонов, подпольной работе демонических культов и прочим вещам, не свойственным обычной гражданской жизни. Постоянное балансирование на грани оставило отпечаток на образе жизни мендевцев — смерть неизбежна и внезапна, поэтому стоит радоваться даже кратковременному затишью.

Во время празднования дня города в Кенабресе — оплоте крестоносцев, в котором стоит один из Страж-Камней, на рыночную площадь приносят тяжело раненного незнакомца, на которого напали демоны прямо у городских стен. Ему успели оказать лечебно-магическую помощь и поставить на ноги, но сразу же после этого на Кенабрес нападает сам повелитель демонов Дескари, ведущий за собой огромную армию. Страж-Камень по непонятным причинам не может сдержать демонов, и Дескари его просто отламывает и закидывает прямо в городскую крепость. Земля дрожит, трескается и расходится в разные стороны. В одну из таких трещин и падает раненый незнакомец, попавший из огня да в полымя. Да, это главный герой, и ему предстоит переломить ход войны с демонами.

Персонажи[править]

Вынесены в подстатью — Pathfinder: Wrath of the Righteous/Персонажи

Мифические пути[править]

После окончания первой главы герой и его спутники смогут открыть в себе невероятную силу, позволяющую натурально творить чудеса. К концу второй главы герой сможет выбрать себе мифический путь — более конкретное проявление невероятной силы. Список доступных для выбора путей зависит от сделанных по ходу прохождения выборов и от мировоззрения самого героя. Выбранный мифически путь сильно меняет дальнейшее прохождение и определяет доступные виды войск в армии крестоносцев, а также открывает реплики в диалогах.

  • Ангел — воплощение добра и справедливости. Он может примирять заклятых врагов, и воодушевлять поникших духом на новые подвиги.
  • Демон — воплощение гнева и ненависти. Он вызывает первобытную ярость в сердцах страшащихся, и дает необходимую силу слабым.
  • Эон — это дух, воплощение абсолютного вселенского порядка. Эон взирает на мир непредвзято, и способен видеть вещи такими, какие они есть на самом деле. Он стремится, чтобы всё в мироздании находилось на своем месте.
  • Трикстер — воплощение хаоса. Шутник и балагур, для которого весь мир — цирковой манеж. Он абсолютно непредсказуем и никогда не знаешь, чего от него можно ждать.
  • Азата — дитя Элизиума, плана свободы, радости и творчества. Азата приносит беззаботность и веселье, дарит художественное вдохновение, и творит непредсказуемые, но приятные чудеса.
  • Лич — высшая нежить, преодолевшая ограниченность жизни и ведущая в бой бессмертную и покорную армию.

Но не все пути доступны командору сразу. Некоторые можно будет принять только после более поздних выборов, при уже взятом мифическом пути.

  • Дьявол — владыка Преисподней, и извечный враг Демона. Дьявол стремиться не разрушать, а подчинять, в том числе заключая договоры со смертными.
  • Золотой дракон — величественное существо, вставшее на защиту человечества. Он — воплощение надежды и самоотверженности.
  • Шагающий рой — ужасное существо, тело которого состоит из множества насекомых. Кто не станет частью роя, станет его пищей.
  • Легенда — субверсия мифического пути. Легенда — обычный человек, ну, или не человек, не обладающий никакими мифическими силами. Соответственно, вы не получаете никаких мифических уровней, однако увеличиваете свой максимальный уровень и изменяете прогрессию. Ведь чтобы стать настоящей Легендой среди людей, придется пройти через все трудности лишь своими силами.

Тропы[править]

  • А 220 не хочешь? — горгульи утащили немало народу из лагеря, но многие при посадке дали отпор и, как минимум, с честью погибли в бою, а то и смогли сбежать.
  • Ай, молодца! — Королева Голфри, завидуя успехам протагониста в Крестовом походе, отстраняет его от должности и фактически отправляет в ссылку, а за то время, что он в ней находился, теряет большую часть завоёванного героем. Ее решение относительно Стонтона тоже сомнительное.
  • Банда маргиналов — главный герой и его спутники. Классика.
    • Также — «войско», которое собирает Азата: ходячие древни, благородные разбойники, полурослики-берсерки, дети-сироты и сундуки-мимики.
  • Бастард — Камелия - незаконно-рожденная дочь Хоргуса Гверма.
  • Батальное порно — осада Дрезена.
  • Бафос — Айву и диалоги с её участием. И более общее путь Азата. Например, когда Вольджиф спрашивает, почему мы убили культистов. Можно позволить ответить Айву. Итак, за что мы убили культистов? За конфеты!
  • Бедный злодей — Стонтона Вейна настолько достали презрение и унижения от соратников и боевых товарищей, что он переметнулся к демонам.
  • Бездушный разум — у Регилла, который сравнивает себя с хорошо отлаженным механизмом.
  • Безнадежный бой — первое сражение у Страж-Камня в Кенабресе завершается очень быстрым разгромом крестоносцев.
  • Вам хорошо осуждать — Стонтон Вейн. 70 лет непрерывного унижения в штрафном батальоне, перекладывание вины за провал всего Крестового похода, презрение сослуживцев... Неудивительно, что он переметнулся на сторону Минаго, которая отнеслась к Стонтону более-менее по-человечески...
  • Верность до конца — Йоран Вейн не бросает брата, даже когда тот переходит на сторону демонов. И вступает в безнадежный бой с отрядом командора, хотя сам горячо поддерживает крестоносцев, и желает им победы.
    • Дейран, позиционируется как гедонист, который присоединился к игроку, лишь под давлением родственницы-королевы и которому не следует доверять. Оказывается верным соратником, который ни за что не предаст игрока и очень грустит если королева по ходу игры умрёт, чем противопоставляется ей же у которой отношение к Дейрану на уровне «когда уже этот позор династии сдохнет»
    • У Грейбора твёрдые принципы, никогда не предавать своего работодателя.
  • Бесполезное спецподразделение — ни Орлиный Дозор, ни инквизиция Мендева не смогли вовремя вычислить целую армию культистов, которую приходится убивать главному герою. Нуру тоже и те и те пропустили. У супруг Тирабейд хотя бы хватает честности признать, что они сделали недостаточно.
  • Видали мы вашего Х — чтобы был доступен мифический путь Лича, нужно этого лича найти. Однако при встрече его можно убить. Сложно, но можно. Все что нужно это ДД под магической аннигиляцией и защитой от паралича (высокие спасброски, как вариант). Ещё раз, ваша команда способна убить мифическую хтонь будучи лишь слегка усиленными индивидами.
  • Взаимоисключающие напарники — Ланна и Вендуаг нельзя одновременно взять в группу после прохождения пролога.
  • Вниз по наклонной — такое, понятное дело, может провернуть главный герой. А среди NPC такой путь проделал Тревер Винис, брат Зосиэля. Начинал как паладин Шелин, а закончил сошедшим с ума берсерком на демонической арене.
  • Война на уничтожение — бои между крестоносцами и демонами. Впрочем, с прикрученным фитильком — крестоносцы лишь хотят перебить демонов на своем плане и закрыть порталы, чтобы твари из Бездны больше не лезли на Голларион. А демоны лишь следуют своей хаотичной природе, и просто не способны поступать по-другому.
  • Гад-кукловод — Арилу Ворлеш плетёт свои собственные интриги, периодически оказывая незримую помощь крестоносцам.
  • Геймплей сочетается с сюжетом — получаемый паладинами иммунитет к болезням несколько раз прямо обыгрывается в сюжете.
  • Город Приключенск — Алушинирр.
  • Даже у зла есть стандарты — Дейран, являющийся гедонистом, постоянно смеющимся и издевающимся над людьми, не позволяет себе такого над Уголёк и пытается даже о ней заботиться. Когда один раз всё таки это делает, сразу одергивает себя, говоря, что это перебор даже для него. А ещё он сильно не любит лицемеров.
  • Дилетант широкого профиля — кто сказал бард? А вот и нет. Одержимый шаман имеет 3 навыка которые растут просто с его уровнем. Вкладывать очки туда даже не надо. Из него реально сдлеать всезнайку, который знает много, но не специализируется ни наком аспекте знаний. Однако пример все-таки с фитильком. У одержимого шамана полня прогрессия сакрального заклинателя. Так что перед нами сакральный-маг эрудит.
  • Добивать раненых — при первой встрече командора с рыцарями преисподней Регилл приказывает своим людям добить раненых, чтобы успеть увести отряд из-под удара горгулий. Точнее чтобы подранки не достались монстрам в качестве пленных, что не лишено смысла, с учетом дальнейших событий
  • Длинное имя — Дейрана полностью зовут Дейран Кейл Невис Арендей. У других мендевских дворян имена, наверное, примерно такие же.
  • Единственный проблеск совести — когда протагонист спасает похищенную Уголек, Дэйран хочет пошутить на эту тему в своей обычной манере… но сам себя обрывает, добавив, что даже ему такие шутки не нравятся.
  • Зависть — Успехи командора и обожание его крестоносцами вызывают у королевы Голфри чёрную зависть. Еще бы, она вот уже сто лет воюет с демонами и служит живым знаменем походов, а какой-то выскочка за просто так и силы божественные получает, и демонов сотнями истребляет, и солдатское обожание заслуживает.
  • Заклятые друзья — в рамках целых фракций — это взаимоотношения крестоносцев и рыцарей преисподней. Они союзники, и цель у них общая — победить демонов и закрыть Мировую Язву, но крестоносцы не приемлют методов черных латников, а рыцари преисподней презирают паладинов за щепетильность и неэффективные, на их взгляд, стратегии. Более частный случай — Зосиэль и Сиила «против» Регилла.
  • Заклятый враг — Длань Наследницы и Эхо Дескари считают себя такими друг для друга.
  • Затрахала! — Арушалай боится, что случайно сделает это с командором. Поэтому, если слишком активно с ней флиртовать, то она заблокирует возможность романа, так как боится сорваться.
  • Зло против зла — рыцарь-командор вполне может оказаться тем ещё злодеем, но всё же сражается против явно злых демонов. Педаль в пол, если выбрать мифический путь Демона или Лича.
  • Злодей-недотепа — некоторые культисты сами не понимают, зачем оно им надо, и после пары каверзных вопросов решают валить в родную деревню или перейти в крестоносцы.
  • Злобный прихвостень — Вендуаг примерно так себя и ведет.
  • И у злодея есть любимые — Камелия та еще маньячка и испорченная аристократка, но отца любит.
    • Скорее просто испытывает чувство благодарности за безбедное и беззаботное детство. Но, кстати, командира при романе она действительно может полюбить.
  • Катсценная некомпетентность — начинается с середины игры, а то и раньше, когда у магов и ко появляются мощные заклинания.
    • Например, зная заклинание «сталагмиты» любого противника можно банально заковвырять насмерть т. к. примение заклинания свободное действие. На драконе во время случайной встречи это не работает.
  • Кающийся грешник — Дариан Витт, по молодости, со страху и из зависти, выдал себя за погибшего Хоргуса Гверма, присвоив огромное состояние. Потом понял, что был не прав, но законных наследников не было, поэтому сейчас живет чтобы сохранить родовое имя и, хотя и поддерживает образ богатого козла, заботится о городе и тайно снаряжает крестоносцев.
    • Арушалай конечно же, кающийся суккуб.
  • Козёл отпущения — Стонтон Вейн.
  • Крутой вычислитель — Регилл именно такой. Его способность учитывать множество факторов и составлять оптимальную стратегию неоднократно подсвечивается.
  • Крутой инвалид — Уголёк и Ланн (т. к. монгрелы больны с рождения). Ланн при получении мифика даже отмечает, что у него впервые ничего не болит.
  • Крутой гей — Аневия и Ирабет — боевая пара боевых лесбиянок.
  • Крутой дедуля — Беренгер и Яниэль. Несмотря на почтенный возраст за 80, уверенно крошат демонов в капусту. Королева Голфри тоже недалеко, но она и читерит с зельем молодости.
  • Ктулху с побитой мордой — лорды демонов, невероятно сильны, практически божества с поклоняющимися им культами. Но у них всё же есть плоть и им можно накостылять, хоть и очень сложно.
  • Купить молодость — королева Голфри. Ей около ста лет, а молодость поддерживается с помощью дорогого и крайне редкого эликсила солнечной орхидеи, которое Голфри получает от церкви Иомедай.
  • Леди-воительница — королева Голфри, а вот в Камелии многовато снобизма. И вообще, у последней благородство - это маска, за который скрывается жаждущий крови маньяк-убийца.
  • Лимский синдром — Когда культисты похищают Уголёк, один из них раскаивается и сообщает об этом командору, и сам же признается в преступлении, призывая наказать по всей строгости. Позже, остальные культисты не только не убивают девочку, но и защищают её от демонов, а потом наперебой уговаривают героя или позволить им искупить вину кровью и вступить в крестоносцы, или вполне заслуженно казнить их.
  • Маньячка — Камелия, без всяких прикрас. Есть сырое мясо и пить кровь только что убитых ею людей, трахаться в паре метров от растерзанного трупа? Всегда готова!
  • Мерзкий улей — нижний квартал Алушинирра. Мешанина из узких улочек и подворотен, с стоящими друг на друге крошечными халупами.
  • Месть мертвеца — командор-Лич может воскресить Стонтона Вейна с такой целью - отомстить Минаго за сломанную жизнь.
  • Милашка — Айву, личный маленький дракончик Азаты.
  • Моральный питомец — для Арилу Ворлеш «питомцем» выступает маленький, хилый и больной демон Шов. Беспринципный экспериментатор ни за что не признается в привязанности к этому слабому существу, но на деле ради его спасения готова лично хоть целую армию положить.
  • Мортидо — прослеживается у Ланна. Считает свою жизнь и самого себя очень незначительным по цене ресурсом, и готов кидаться буквально в самоубийственные задания, лишь бы сделать что-то хорошее и принести пользу.
    • Стонтон, во время штурма Дрезена, бросается в атаку на героя, а не сдаётся именно потому, что хочет наконец-то умереть.
  • На 20 % круче — некоторые архетипы классов тупо круче базовых.
    • Гренадёр круче алхимика.
    • Лесной трикстер круче вора.
    • В случае мультикласса: монах-традиционалист круче монаха (т. к. +2 к спасброскам воли).
  • Нам не помешает лишний ствол — аверсия. Состав партии — целиком на усмотрение игрока, неугодных можно или выгнать, или не вербовать вовсе. Кроме того, сопартийцы, недовольные поступками командора, и вовсе могут покинуть партию.
    • Сами персонажи внимательно слушают то, что им говоришь. Например, Уголек в самом конце может вспомнить слова командора о том, что некоторые люди никогда не смогут перейти на светлую сторону, и начнет прибегать к более жестоким методам в своих проповедях.
  • Наёмный убийца — Грейбор.
  • Налево кругом — Закариус, ставший из прославленного крестоносца личем. Стонтон Вейн, перешедший на сторону демонов, когда осознал, что прощения ему не добиться никогда.
  • Направо кругом — суккуб Арушалай тайно помогает крестоносцам воевать против демонов.
  • Не команда — лорды демонов Дескари, Бафомёт и Ноктикула заключили соглашение о совместном вторжении в Голларион. Но в то же время постоянно друг под друга копают, строят друг другу козни и всё ждут, когда сосед оступится, чтобы его убить и забрать себе его силу.
  • Неправый суд — устраивает Шамира в Бездне. Например, осуждают на смерть телохранителя демона, потому что тот слишком хитер и ловок, и наемному убийце никак не удается завалить хозяина этого телохранителя. Для демонов такое — привычное дело.
  • Не читал, но осуждаю — К сожалению, произошло в реальности с игрой. Очень многие русские «критики» специально занижали оценки игре, за то, что в ней «много повесточки», что «русские разработчики прогнулись под Западные тенденции» и т. д., что сильно снизило реальную оценку игре.
    • Впрочем из самой «повесточки» в игре оказались только любовницы Ирабет и Аневия и гей Зосиэль. Но некоторым хватило уже одной лесбийской пары в игре, чтобы прийти в ужас и начать строчить гневные отзывы.
      • Ну да, остальное так, мелочи: единственная гетеросексуальная женщина (до кучи еще и белая) — отмороженная маньячка, без какой-либо возможности искупления, единственные люди в партии чернокожие, что характерно — сугубо положительные, женщины практически на всех руководящих постах (ну да, Инквизитор мужчина, но он маразматик и параноик), постоянные высказывания о том, как плохо дискриминировать тифлингов и монгрелов. Все это по-отдельности могло ничего не значить, но все сразу заставляет задуматься.
        • Впрочем и с женщинами тут аверсия. Одна из советниц предатель служащая демонам, другая проглядела целую кучу культистов у себя под боком, третья вообще закатила истерику в самый ответственный момент, королева проиграла уже 3 крестовых похода и из-за своего ущемлённого ЧСВ готова обречь на поражение ещё один. И есть Регилл с рыцарями преисподней, которых эта банда женщин откровенно недолюбливает, но именно они являются самыми компетентными в руководстве.
          • Первая как раз в своем поле деятельности весьма компетентна: чуть не развалила крестовый поход, ни разу не попав под подозрение.
  • Неумолимый преследователь — таким Минаго считает главного героя. Куда не спрячешься — везде достанет.
  • Обманул смерть, но всё равно помер — путь лича. Если в конце ритуала становления отказаться преклонить колени перед Закариусом, тот сломает филактерию неблагодарного ученика. А личи, как известно, без филактерии долго не живут.
  • Одним миром мазаны — когда оруженосец-дезертир описывает своего бывшего командира, брата Зосиэля, как чрезмерно жестокого и злобного человека, обычно тихий и мирный Зосиэль с криком «Лжешь, собака!» набрасывается с кулаками на обвинителя. И тут же получает от него характеристику «Ну точно брат, глаза гневом точно также сверкают».
  • Одушевленное оружие — Финнеан, бывший следопыт, обращенный ритуалом в живое оружие. Может «вступить» в партию героя и служить ему верой и правдой.
  • Он уполз — как-то слишком много уползших для одного произведения:
    • Маг Закариус, оказывается, пережил самопожертвование, и в подполье стал личем.
    • Яниэль не погибла в Дрезене, а попала в плен к демонам, где и провела последние 70 лет.
    • Ангел Таргона не погибла в первом крестовом походе - её спасла от смерти Арилу Ворлеш, а заодно и оторванное крыло подлечила.
    • Ангел Лариэль не погиб в пещерах под Кенабресом, а был пленен Эхо Дескари.
  • Оркестровая бомбежка — почти весь саундтрек. Наполовину — триумфальный хор, наполовину — зловеще-пафосное песнопение.
  • Осадный таран — Тараны используются крестоносцами во время штурма Дрезена, чтобы пробиваться через запертые ворота. Отряду командора нужно защищать обслугу тарана от демонов, пока ворота еще не выбиты. Ну или вообще не заморачиваться со сносом ворот, а пробраться окольными путями за ворота и открыть их изнутри.
  • Параноик был прав — Халран везде видит ересь и заговоры, но в Лабиринте они таки были.
  • Поведение вразрез с мировоззрением — Дейран Арендей выглядит больше не злым, а хаотичным: по настоящему плохого никому не делает и на добрые дела способен, например, готов был защитить сородича от инквизиции.
    • Позвольте не согласиться. Дейран более законопослушно-злой. Язвит, испытывает терпение окружающих, дарит издевательские подарки и иными способами гадит всем, при этом оставаясь в рамках законов Мендева. По сути только эти обычаи и удерживают Дейрана возле ГГ.
    • Законопослушно-злой это Регилл, живущий по уставу черного рыцаря, а Дейран на ту же инквизицию клал и их не боится. Удерживает его то, что если его выпрут с позором, то посмешищем станет уже он.
    • Дейран определенно злой, просто потому что получает удовольствие от причинений страданий другим людям. Да, это далеко не всегда убийство или физическое насилие, но он прется с того, что делает жизнь окружающих хуже. И определенно нейтральный, потому что весь свой троллинг он творит в рамках законово, боясь за них выйти, и в то же время, если бы этих законов не было — развернулся бы на полную катушку.
    • Арушалай в начале игры по мировоззрению хаотично-нейтральная, хотя по поведению больше хаотично добрая. Связано это с тем, что она не до конца переборола свою демоническую природу и, как можно будет увидеть в лаборатории Арилу, желает подчинить командора своей воле. Однако, если она сможет окончить своё искупление и не пасть обратно во зло, то и её мировоззрение сменится на хаотично доброе.
  • Поднял уровень крутизны — герой постоянно этим и занимается, приобретая всё больше мифических сил.
  • Пошёл ты, ученик! — Зантир Ванг ненавидит своих учеников, ничего не смыслящих в изысканиях учителя и максимум способных механически повторять его действия. Он пробовал их прогонять, унижать, избивать, пытать и убивать, но от этого охочих до запретных таинств меньше не становится.
  • По следам себя любимого — субверсия с Арушалай и её прошлой жизнью в Алушинирре. Суккуба всё помнит, но очень стыдиться своего прошлого, про которое окружающие постоянно ей напоминают.
    • Сказитель путешествует по миру в поисках своих же собственных записей, оставленных несколько тысячелетий назад.
  • Порочная раса — тифлинги в Кенабресе пользуются такой репутацией — считается что из-за родства с демонами их буквально тянет в Бездну.
  • Прибытие кавалерии — отряд протагониста приходит на помощь Региллу и его рыцарям в самый критический момент.
    • К отряду командора, окруженному в Костяной Ложе магически усиленными демонами, приходит на помощь Длань Наследницы и небесное воинство.
  • Причудливая чужая биология — могрелы, как раса — потомки первых крестоносцев подверженных демонической скверне. Ланн, например, наполовину хладнокровный.
  • Пытки — это серьёзно и Пытки портят характер — Побывав в плену у горгулий, Ирабет «ломается» и толкает гневную тираду про то, что крестовые походы обречены, а протагонист просто ведёт людей на убой. После победы просит прощения.
  • Работорговец — во множестве встречаются на Рынке Плоти в среднем квартале Алушинирра.
  • Рабский ошейник — рабы на Рынке Плоти носят их. Подобный ошейник получит и командор, если пробьется в «высшую лигу» на арене - все элитные гладиаторы являются собственностью учредителей боев.
  • Ради науки! — Нэнио ради науки пишет большую энциклопедию всего на свете, Зантир Ванг ради науки наделяет демонов сверхспособностями. Да и эксперименты Арилу Ворлеш тоже подходят под троп.
  • Роман однодневки с вечностью — игра позволяет завести роман с Голфри, которая уже вторую сотню лет остается вечно молодой.
    • Да и роман между суккубой Арушалай и протагонистом, отказавшимся от мифических сил, тоже подходит. Из-за своего демонического происхождения Арушалай будет жить ещё очень долго, тогда как командор за то же время состарится и умрёт.
    • Даже если героиня обычный человек, то она должна пережить Ланна.
  • Садистский выбор — когда на армию командора нападает огромная стая саранчи, герою придется выбирать, что будут жрать демонические насекомые — остатки погибшего здесь каравана с богатым грузом, или крестоносцев.
  • Свадьба не задалась — свадьба Элана и Кианы оборачивается очередным демоническим заговором и похищением душ многих участников торжества.
  • Светофор — присутствует в игре в виде выборы мифического пути. Субверсия светофора в том, что он выбирается в конце второй главы, а это едва ли первая треть игры, так что для открытия всех концовок придётся очень сильно постараться с перепрохождением всей игры. И это не считая возможности как провала своей миссии, так и героического самопожертвования
    • Так, ангел побеждает правителей Бездны, а впоследствии становится слугой Иомедай, ведущим её войска в битвы со злом.
    • Демон же становится владыкой демонов, а потенциально может расправится с Ноктикулой и стать правителем Алушинирра.
    • Лич просто и незатейливо создаёт одно из немногих некрократических государств на пространствах Авистана, готовясь отражать вторжение крестоносцев.
    • Азата исцеляет раны, нанесённые Мировой Язвой всему миру, превращая пустоши в вечно благоухающий край, связанный с Элизиумом.
    • Эон делает то, чего ожидаешь от мастера времени - отменяет сам факт появления Язвы, создавая новую временную линию. Одновременно с этим стирая также и себя, так как связан с Язвой.
    • Ну и трикстер открывает порталы на другие планы, помимо Бездны, что может превратить Голарион как в поле битвы, так и в центр планарной дипломатии.
    • Дьявол становится служителем Мефистофеля, делая Язву торговым центром между мирами, под контролем дьяволов, само собой.
    • Рой-что-ходит превращается в угрозу всему миру, создавая хайвмайнд под своим контролем.
    • Дракон делает бывший Саркорис землёй для себе подобных.
    • А можно отказаться от этого всего и остаться смертным.
    • Ну и есть последний путь - становление полноценным божеством с соответствующей мощью, а не просто полубогом.
  • Серийный убийца — Камелия. Есть у нее такое хобби..
  • Сила Мэджикарпа — меч Сияние, который ранее принадлежал Яниэль. Можно найти его в прологе, и на тот момент это самый обычный длинный меч из холодного железа, не имеющий вообще никаких особых свойств. Но если в первой главе показать оружие Йорану Вейну, то он согласится сделать для него особые ножны, которые и отдаст герою в конце второй главы. Ножны дадут мечу усиление +2, что на тот момент не бог весть что, но всё же сойдет. А если дотащить меч до конца третьей главы, и вручить его самой Яниэль, то она раскроет истинную силу оружия и вернет свой клинок герою.
  • Сиротинушка — субверсия: Камелия предлагает воспользоваться услугами демонического борделя и заказать специального метаморфа для убийства, который примет облик, того, чьей смерти жаждет привязанный к девушке дух. Когда перевертыш принял облик её отца, Камелия ненадолго впала в ГЭС, но быстро из него выбралась - приняла факт, что метаморф - не её отец, и что можно его спокойно резать. Деньги всё равно уже уплачены, а духу всё равно нужна жертва.
    • Впрочем, после встречи в борделе Камелия действительно захочет убить отца... Можно помочь, можно вмешаться и спасти жизнь Хогрусу.
  • Сменить пол в сюжете — трикстер может провернуть такое с Латверком, аазимаром, заманивающим аазимарских девушек в свой дом. Как выяснится позже, Латверк вовсе не собирался укрывать несчастных девушек, а заманивал тех в свой дом, где и реализовывал все свои фантазии. Командор-трикстер может сыграть с садистом злую шутку, превратив того в милую барышню и устроив в бордель.
  • Терминаторизатор — первое получение героем мифических сил. Сразу после этого на него сваливается маленькая армия демонов, которую будущий командор и его приятели буквально разрывают на куски чуть ли не тычками пальцев.
  • Поиграй пока вот этим — Когда Зосиэль выходит на арену Блаженства Битвы, чтобы сразиться со своим братом, именно мы будем выбирать то, что он может сказать. Пожалуй, единственный пример во всей игре.
    • Не единственный. После возвращения из Бездны Грейбор попросит командора об услуге и предложит встретиться на Сухом Перекрестке. В ходе задания придется играть за Грейбора и уже в его роли организовывать засаду для новой заказанной цели. Заказали, кстати, командора...
  • Топливо ночного кошмара — у нас тут всё-таки жестокая война на уничтожение с демонами, так что периодически встречается. Например, история про то, как демоны несколько дней варили заживо главу паладинского ордена в котле со святой водой, которая одновременно обжигала и исцеляла.
  • Тяжкий труд не помогает — Стонтон Вейн уже 70 лет сражается в крестовых походах и терпит издевки и унижения от сотоварищей, пытаясь заслужить прощение королевы и бога Торага. Заслужил? Нет конечно! Поэтому не выдержал, плюнул и ушёл к демонам.
  • Убить в адаптации — эльф Аварашниал, один из героев настольной игры, в компьютерной адаптации появляется в самом начале в виде трупа.
  • Убить того, кого любишь — необходимый шаг на пути к становлению личом.
  • Участь хуже смерти — демоны это дело любят. А Стонтону умудрилась организовать Королева. В результате, после 70 лет своего личного Ада на земле, он решил, что гори оно все синим пламенем.
  • Ушел достойно — Зантир Ванг после боя с облегчением встречает свою будущую смерть от рук героя. И доступно аргументирует: с одной стороны его окружают тупоголовые ученики, от которых как ни бегай, а всё равно найдут и доставать будут. С другой стороны — лорды демонов, которым плевать на исследования Ванга и которым от него нужен только бесконечный рутинный труд. И если от учеников еще как-то можно бегать, то лорды за отказ сотрудничать просто прикончат Зантира, так что лучше уж умереть от рук крестоносца.
    • Стонтон погиб в бою с Командующим (с учетом того, что тот уже сверхсущество, это был достойный бой), да еще и довел до истерики мерзкую демоницу, поломавшую ему жизнь.
  • Фанская кличка
    • Камелия — Камелька, Карамелька
    • Вендуаг — Венду, Паучиха, Паукобаба
    • Ненио — Ненька, Неня
    • Зосиэль — Зося, Сосиска
    • Арушалай — Аруша
  • Фильтр восприятия — жители деревни Зимнее Солнце попали под влияние Иеррибез, и теперь считают демонов людьми, а людей — демонами. Сами демоны приходят в деревню как на ролевой аттракцион, ради возможности побывать в людской шкуре. А вот людей местные просто убивают, считая их демонами-захватчиками.
  • Храмовник — прелат Халран профессионально деформировался в такого после многих лет службы инквизитором в кишащим культистами Мендеве.
    • Командор-Эон может отыграть храмовника.
  • Хроническое спиннокинжальное расстройство — этим страдает, а может, и наслаждается, Волджиф, постоянно «кидающий» своих товарищей.
  • Что за фигня, герой? — услышать такое в свой адрес рыцарь-командор может в куче разных ситуаций: Отправить отряд-приманку сражаться с вескарами, а самому в это время обшаривать остатки богатого каравана; отправить крестоносцев на убой, облив их феромонами всё тех же вескаров, дабы жуки сожрали вместе с ними и демонов; убить пришедших на помощь монгрелов «потому что уроды», и много чего еще.
    • Частый случай на многих мифических путях. Лич, например, может устроить резню в Дрезене, а позже поднять солдат как нежить. Аневия будет в шоке.
    • Если ГГ кицунэ, то он может предъявить троп Ненио.
    • Длань Наследницы высказывает это Голфри, когда она из-за чувства зависти к протагонисту ставит под угрозу успех всего Крестового похода.
  • Эмоциональные качели — О, да. На самом деле в игре довольно много юмора: персонажи регулярно шутят о происходящем, встречаются откровенно комедийные квесты (особенно у азаты или трикстера). Но не меньше тут и всякого гуро и топливо ночного кошмара. На самом деле мало в какой игре можно увидеть настолько детальное описание насилия, пусть даже и текстом.
  • Эффект Телепорно — разработчики очень постарались, чтобы английское имя Зосиэля Виниса не резало слух русскоязычным игрокам. Ведь в оригинале это… Сосиэль Веник.
  • Я тебя породил, я тебя и убью — Бафомет убивает свою дочь Хепзамиру, которая имела наглость призвать его на помощь в бою против окрутевшего рыцаря-командора.
  • Язык Эллочки-людоедки — в воспоминаниях Рассказчика, такими он видит уцелевшие после апокалипсиса сообщества. Одичавшие, со словарным запасом в полсотни слов…