Собор Парижской Богоматери

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Notre-dame.jpg

«Собор Парижской Богоматери» (фр. Notre-Dame de Paris) — исторический роман, одно из наиболее известных и популярных произведений классика французской литературы Виктора Гюго. Опубликованный в 1831 году, «Нотр-Дам» стал первым историческим романом на французском языке, в какой-то мере явившись предшественником романов Александра Дюма, Мориса Дрюона и др. По замыслу Виктора Гюго, главным героем романа должен был стать именно знаменитый готический собор Нотр-Дам в Париже. Он и писать-то книгу начал, чтобы привлечь общественное внимание к великолепному, но в то время заброшенному памятнику архитектуры. Эту задачу писателю удалось выполнить: после публикации романа, имевшего огромный успех, резко возрос интерес к готической архитектуре. Но в дальнейшем, как ни иронично, обычные читатели длинные сцены описаний собора предпочитали пропускать, увлекаясь страстями, бушующими вокруг красавицы-цыганки Эсмеральды. Что неудивительно: архитектура архитектурой, но с точки зрения сюжета это просто вода, отвлекающая от основной сюжетной линии. Хотя место действия в виде роскошного собора с витражами и горгульями, конечно, получилось зачётное, чем вовсю пользуются различные визуальные адаптации.

Основные персонажи[править]

Трон для короля французской литературы

Четыре героя — четыре темперамента — четыре воздыхателя Эсмеральды: Фролло — холерик (поначалу очень хорошо контролирующий себя), де Шатопер — сангвиник, Квазимодо — флегматик (угадайте, кто в самую отчаянную минуту, не зная заранее, что Эсмеральда осуждена на смерть, не потерял головы, продумал рискованный план и исполнил его как по нотам?), Гренгуар — меланхолик.

  • Эсмеральда, юная цыганка (на самом деле нет, но она об этом не знает). Зарабатывает на жизнь танцами и фокусами на площади, в чём ей помогает ручная козочка Джали. Добра и удивительно наивна для воспитанной в цыганском таборе. Хранила девственность, считая, что иначе она не сможет найти свою мать. Носит в ладанке, на которой нашита зелёная бусина, свой детский башмачок. Cчитает, что её назвали как раз в честь этой бусины (она знает, что «esmeralda» значит «изумруд», но думает, что это цыганское слово, а не испанское).
    • Фебу никак не давалось «бусурманское имечко» Эсмеральды, и он стал называть её «Симиляр» («похожая», «подобная», «приравненная»). Та уже было предложила возлюбленному звать её французским именем Готон (Маргарита): видимо, Феб был не первым, кто обломал язык о её имя. Почему Готон? Тут игра смыслов. «Маргарита» — жемчужина (и вообще в широком смысле «драгоценность». «Эсмеральда» — смарагд, изумруд.
    • Настоящее имя Эсмеральды, которое дала ей ее мать, Гудула — Агнесса.
    • Потрясающе красива, но красота (а вернее, соперничество двух потерявших голову мужчин вкупе с её безответной влюблённостью в третьего и откровенным тупизмом четвёртого) привела к трагедии огромного масштаба. А ей важней всего на свете было найти свою родную мать. Нашла. За полчаса до гибели.
  • Клод Фролло, архидьякон и настоятель собора Нотр-Дам. Учёный и священник, причём учёный-схоласт — см. главы-рассуждения Клода Фролло об архитектуре, алхимии и таком прочем. Вырастил и воспитал своего младшего брата Жеана, ради счастья которого (как-то очень своеобразно понятого) отказался от мыслей о браке и стал священником, и уродливого подкидыша Квазимодо. Жертва, впрочем, оказалась напрасной, а, как показал роман, к детям моложе студенческого возраста Фролло было бы лучше не подпускать вовсе. Строго соблюдал обеты, пока не встретил Эсмеральду и не воспылал к ней греховной страстью. Доносчик — стукнул на Эсмеральду, да так оперативно, что за ней пришли ещё до того, как она пришла в себя, причём от неё этого не скрывал. А вообще он не любит цыган.
  • Квазимодо, уродливый кривоногий глухой горбун, кривой на один глаз. И хромой — в тексте подсвечено: при виде Клода Фролло и следующего за ним звонаря школяры отпускали дежурную шуточку: «Eia! eia! Claudius cum claudo!». Ну а что вы хотели — чтобы человек с таким страшным искривлением позвоночника ещё и не хромал? При этом невероятно могуч (работает звонарём в соборе — чтобы сдвинуть огромные колокола Нотр-Дама, требуются усилия десятка мужиков — и способен убить человека голыми руками) и ловок. Звонарь Нотр-Дама и воспитанник Фролло. Вырос глубоко несчастным и забитым; по-собачьи преданно любит приёмного отца, готов ради него на все. На втором месте для него колокола Собора, заменившие ему и друзей, и просто любое человеческое общество. К колоколам обращается не иначе как по именам. Лишь любовь к Эсмеральде заставила его проявить характер.
  • Пьер Гренгуар, поэт, философ и раздолбай, из-за своего раздолбайства вынужденный вести образ жизни бродяги. Имеет реальный исторический прототип. Забрёл в Двор чудес, и там бы этого чужака прикончили, но добрая Эсмеральда согласилась взять его в мужья, чтобы спасти от смерти. Однако когда Гренгуар хотел осуществить своё законное супружеское право, она продемонстрировала ему кинжал невинности.
  • Феб де Шатопер, капитан королевских стрелков. Красавчик, ловелас и пустоголовый козёл. Эсмеральда по ошибке сочла Феба своим спасителем, а он не стал это опровергать.
  • Флёр-де-Лис де Гонделорье — знатная девица, невеста Феба.
  • Клопен Труйльфу — предводитель парижских бродяг и нищих, «король» Двора Чудес. Судя по короткому, но красноречивому эпизоду во время штурма собора, бывший крестьянин, подавшийся в город не то из-за неурожая, не то в поисках лучшей доли.
  • Жеан Фролло по прозвищу «Мельник» — нерадивый школяр, младший брат Клода Фролло, избалованный старшим. Ничуть не похож на своего старшего брата, хотя и смышлен, чем неизменно вызывает умиление последнего. Единственный, кого по-настоящему, хотя и в довольно своеобразной форме любит Клод Фролло. Примечателен Жеан ещё и тем, что генерирует немалую часть шуток, тем самым в немалой степени оттеняя происходящие вокруг мрачные события.
  • Пакетта Шанфлери, более известная как Гудула — живущая в полуподвальной келье полусумасшедшая затворница-«вретишница», которая люто ненавидит всех цыган вообще и Эсмеральду в частности, потому что когда-то цыгане похитили у неё маленькую дочь. Ирония в том, что Эсмеральда и есть её дочь.

Сюжет[править]

Эсмеральда даёт напиться Квазимодо, прикованному к позорному столбу

Тропы и штампы[править]

  • Анахронизм — присутствие Пьера Гренгуара (Gringoire) в качестве «молодого человека лет тридцати». Реальному сатирику Пьеру Гренгору (Gringore) в 1482 году было лет семь.
    • И, справедливости ради, реальный был вполне себе обласкан Людовиком ХІІ.
    • Более ярко бросающийся в глаза анахронизм — маисовая (т. е. кукурузная) лепёшка, которую три добрых дамы (необузданная догадка: неужто аллюзия на жён-мироносиц?) несут затворнице Роландовой башни. Напомним, на дворе 1482 год. До открытия Америки Колумбом остаётся ещё десять лет (и в одной из начальных глав этот факт прямо подсвечен).
  • Ангел и демон — Феб и Эсмеральда, козёл на грани злодейства и воплощённая доброта.
  • Антизлодей — Клод Фролло. Из эпизодических персонажей — король Людовик XI, черствый, жестокий и скупой старик, железной рукой и пинками загоняющий Францию в светлое будущее (прогрессивность его абсолютистских реформ и борьбы с феодальной вольницей подсвечивает сам Гюго).
  • Босоногий поневоле — Эсмеральду приговаривают к казни босой. Позже Квазимодо спасает её и приносит одежду взамен тюремной мешковины, но про обувь текст ничего не упоминает.
  • Влюбиться в спасителя — аверсия: спас Эсмеральду Квазимодо, а она всё равно влюбилась в Феба.
    • С точки зрения Эсмеральды — никакая не аверсия: в начале романа Квазимодо (пусть и не по своей воле) пытался девушку похитить, а Феб её спас. А к тому моменту, как Квазимодо спас её от виселицы, её сердце уже принадлежало Фебу. Да и внешность Квазимодо не надо сбрасывать со счетов.
  • В общем, все умерли — изо всех действующих лиц к концу книги остаётся в живых лишь поэт Гренгуар. С козочкой. Ах да, ещё Феб, но он тоже плохо кончил (он женился). И Флёр-де-Лис.
  • Всеобщий любимец — Эсмеральда. По крайней мере, для Двора Чудес. Вызволять её из собора отправились все его обитатели. Да и ближе к началу романа автор подсвечивает, как у прожжённых бродяг и попрошаек светлеют лица, когда она просто проходит рядом.
  • Деконструкция — по отношению к штампам романтической литературы (притом, что сам Гюго считается одним из столпов романтизма). Рыцарь спасает даму и влюбляется в неё? Спасает — по долгу службы, а в дальнейшем просто хочет трахнуть, и вообще он, несмотря на красоту, тот ещё козёл. Романтическое Средневековье? Ага, во все поля. Урод с прекрасной душой? Взаимности ему не видать.
  • Единственный нормальный человек — Эсмеральда в толпе парижских обывателей и в толпе парижских бродяг. Также — единственная полностью положительная героиня.
  • Ирония судьбы — затворница Пакетта Шанфлери ненавидит цыган лютой ненавистью, потому что когда-то они украли её дочь. Поэтому каждый раз, когда Эсмеральда танцует на площади, Пакетта шлёт ей всяческие проклятия. В итоге выясняется, что Эсмеральда и есть дочь Пакетты.
    • Когда бродяги пытаются прорваться в собор и спасти Эсмеральду (ну и собор разграбить, как же без этого), Квазимодо в одиночку защищает собор от них и многих убивает. Когда королевские войска разгоняют бродяг и ищут Эсмеральду, чтобы забрать её из собора на виселицу, Квазимодо им помогает её искать. А он-то думал, что это солдаты хотят спасти его возлюбленную, а бродяги — враги…
    • Если бы Фролло не похитил Эсмеральду из собора, всё было бы гораздо хуже: или бродяги бы разграбили собор и убили Квазимодо, или Квазимодо передал её солдатам, невольно оказавшись предателем. И в обоих случаях Эсмеральда не узнала бы родной матери, к которой Фролло её невольно и доставил.
    • В начале книги Фролло и Квазимодо пытаются похитить Эсмеральду на улице, действуя в паре. Потом Квазимодо похищает её у Фролло и уносит в собор. И, наконец, Фролло похищает её у Квазимодо из собора.
    • Квазимодо утром проезжает по площади с почетом (как «папа шутов», самый уродливый на карнавале), а вечером того же дня его везут к позорному столбу по той же самой площади, и та же самая толпа бросает в него гнилыми овощами. Подсвечено самим автором.
    • Эсмеральда тем же утром невольно портит Гренгуару всё представление (от него зрители уходят к ней) и обрекает его на голод, холод и угрозу расправы во «Дворе чудес». Она же через несколько часов его там спасает, и у неё Гренгуар и находит крышу и пищу.
    • Гренгуар безуспешно пытался спасти Эсмеральду от похитителей — Фролло и Квазимодо, потом Эсмеральда успешно спасла его самого. А он потом помог Фролло похитить Эсмеральду у Квазимодо.
      • А если бы не он, учёная козочка Эсмеральды отправилась бы палачу на жаркое. А если бы не она, Эсмеральда могла бы и не уйти из собора с Гренгуаром и его спутником, которым оказался Фролло.
  • Йопт in translation — оригинальное название двусмысленно: «Notre-Dame de Paris» одновременно является названием собора Парижской Богоматери и дословно переводится как «Наша парижская дама», намекая на Эсмеральду, то есть одновременно указывает на ключевую деталь сеттинга и ключевого персонажа сюжета. При переводе что-то неизбежно потеряется. А в английском переводе роман вообще обозвали «Горбуном из Нотр-Дам» в честь Квазимодо, важного, но не главного героя.
  • Ложная инвалидность — трио «калек», за которыми увязался Гренгуар.
    • Позднее, уже во Дворе Чудес (месте, где собираются все нищие и воры Парижа) Гренгуар видит и других лжекалек, которые даже делятся друг с другом способами симуляции увечий. Есть там и мнимые больные.
    • Да и сам Двор Чудес называется так именно потому, что здесь ежевечерне «чудесно исцеляются» многочисленные нищие «калеки»: среди своих притворяться незачем!
    • Также Пьер узнал от нищих немало способов симулировать болезни. Например, пожевать мыла, чтобы вызвать пену у рта для симуляции эпилепсии.
  • Ложное обвинение:
    • Эсмеральду осудили за убийство Феба де Шатопера (который, во-первых, выжил, а во-вторых, ножом его всё-таки ударил Фролло), колдовство (экю превратился в сухой лист не без посторонней и совершенно немагической помощи) и проституцию (она девственница).
    • Квазимодо, которого судили за попытку изнасилования (что само по себе уже неправда: Эсмеральду он по указке Фролло пытался похитить, но не изнасиловать), получил ещё и дополнительное наказание за оскорбление суда (ответил невпопад), богохульство (господне брюхо помянул Жеан Фролло) и за то, наконец, что глух. Судья был тоже глух. Вообще сцена с судом над Квазимодо отлично смотрелась бы в какой-нибудь черной комедии.
  • Любовь делает злодеем — один из классических примеров. И вообще целибат вреден для психического здоровья…
  • Мерзкий Улей — Двор Чудес.
  • Момент характеристики — Клопен Труйльфу, Король Алтынный, во время штурма собора профессионально орудует косой: «Распевая гнусавым голосом песню, он то поднимал, то опускал косу. При каждом взмахе вокруг него ложился широкий круг раненых. Так, спокойно и медленно, покачивая головой и шумно дыша, подвигался он к самому сердцу конницы, мерным шагом косца, починающего свою ниву». И этот момент куда лучше любимых Гюго многословных описаний и пространных монологов характеризует Клопена и объясняет, при каких обстоятельствах тот оказался среди парижских бродяг.
  • Монстр на карнавале — парижская толпа развлекается выборами шутовского папы, которым должен стать скорчивший самую невероятную гримасу. Случайным участником и бесспорным победителем становится Квазимодо.
  • Навозные века — во все поля. Один из первопримеров, между прочим.
  • Не было гвоздя — мальчишка, который служил старухе Фалурдель, вытащил у неё из ящика монету в один экю и положил на её место сухой лист. Ему ничего не было. А вот что с Эсмеральдой из-за этого было…
  • Неправый суд — над Эсмеральдой, а до того над Квазимодо.
  • Несовместимая с жизнью красота — Эсмеральда. Не будь она так прекрасна, на нее не обратил бы внимание архидьякон Клод Фролло. Бедняжка не только погибла из-за собственной красоты, но и послужила косвенной причиной смерти Квазимодо, Клода Фролло, собственной матери, а также почти всех обитателей Двора Чудес, включая брата Фролло Жеана, во время штурма собора.
  • Пастырь недобрый — Клод Фролло скатывается до этого тропа.
  • Популярное заблуждение — Феб женился на Флёр-де-Лис? Возможно, но не факт. В романе не сказано, кто была невеста.
    • Мета: произведение часто причисляют к готическим романам. Никаких признаков жанра, кроме готического собора как основного места действия, здесь нет.
  • Порка — Квазимодо за похищение Эсмеральды наказывают плетью у позорного столба.
  • Потайное оружие — Эсмеральда носит где-то на теле кинжал невинности, причём достаёт и прячет его так ловко и быстро, что никто не успевает понять, куда. Один из судей упоминает, что «на обвиняемой был найден кинжал», но не уточняет, где конкретно.
    • В некоторых адаптациях, не мудрствуя лукаво, показывают, что кинжал заткнут за подвязку (и чтобы Эсмеральде было легче доставать его, её одевают в юбку с высоким разрезом — а цыганкам почти во всех странах «цыганский закон» прямо запрещает демонстрировать колени и то, что между коленями и поясом). Где-то на середине бедра, да-да. Опустим тот факт, что в описываемое в романе время чулки обычно подвязывались под коленом или чуть выше него, сразу за коленным суставом. Но во многих адаптациях Эсмеральда не любит обувь и чулок, соответственно, тоже не носит. А кинжал на подвязке (который, кстати, адски мешает танцевать, потому что всё время норовит сползти) — носит. В экранизации 1956 года Эсмеральда носит кинжал уже открыто, в ножнах на поясе (серьёзная заявка на то, чтобы отправиться в кутузку, но парижская стража почему-то на этот факт закрывает глаза). И юбку с разрезом до середины бедра, которая сюжетно уже не оправдана ничем.
  • Проституция:
    • Проституцией промышляет (до того, как податься в Париж замаливать грехи) Пакетта «Шанфлери» Гиберто, мать похищенной цыганами Агнессы Гиберто, более известной как Эсмеральда.
    • Заведение старухи Фалурдель «Валь-д’Амур» (загадка, почему в единственном существующем русском переводе это название — «Долина любви» — оставили без перевода) — важная локация: туда постоянно наведывается брательник Клода Фролло Жеан (есть у него среди тамошних девиц и любимица, Изабо-ла-Тьери) и там же происходит роковое свидание Эсмеральды и Феба.
    • Эсмеральду, в числе прочего, дважды «официально» обвиняют в занятии проституцией: когда судят Квазимодо за попытку её похищения и когда судят её саму за убийство Феба. (Феб выжил, ранил его Клод Фролло, а Эсмеральда погибла девственницей, но когда это волновало парижский суд, самый неравнодушный и непредвзятый суд в мире?)
    • Ну и, разумеется, среди обитательниц Двора Чудес немало уличных проституток.
  • Родные братья противоположны — Клод Фролло, глубоко верующий, образованный и аскетичный, и его брат Жеан, гуляка, повеса и прогульщик.
  • Роман-учебник — очень много страниц посвящено французской архитектуре XV в.
  • Слезогонка — в количествах. Судьба Эсмеральды, Гудулы (плохо быть женщиной в навозные века среди средневековых дебилов и дебилок), Квазимодо, многих жителей Двора Чудес…
  • Страшная мстя — Гренгуар, которого окатили водой мельницы епископа Парижского, упоённо строчит памфлет против негодяя. О чём сам епископ, разумеется, ни сном ни духом.
  • Хочу, чтобы любимый был счастлив — Квазимодо по просьбе спасённой им Эсмеральды безрезультатно пытается привести к ней Феба.
  • Фальшивый протагонист — поначалу может показаться, что протагонистом должен стать Гренгуар: из всех основных персонажей именно он открывает повествование, и какое-то время сюжет действительно крутится вокруг него… но лишь до того момента, пока автор не представляет читателю настоящих главных героев. А Гренгуар довольно быстро становится вспомогательным персонажем, связующим сюжетные линии главных действующих лиц.
    • Объясняется это, скорее всего, первоначальным замыслом Гюго, согласно которому Гренгуар должен был играть в романе более значительную роль, в том числе и совершить героическое, но напрасное самопожертвование — спасти Эсмеральду и пойти на виселицу вместо неё. (Бессмысленное — потому что Клод Фролло всё равно должен был разыскать её в цыганском таборе и передать палачам.)

Адаптации[править]

Адаптаций «Собора» огромное количество. Одних только кинофильмов больше десяти штук, начиная с 1905 года. Общим для всех адаптаций является некоторое урезание и «выпрямление» сюжета, потому что переносить на экран или сцену во всех подробностях этакий кирпич с огромным количеством персонажей и сюжетных линий крайне сложно, да и никто такое смотреть не станет. Чаще всего выбрасывают сюжетную ветку с затворницей Гудулой и происхождением Эсмеральды, и непутёвого брата Фролло, Жеана. Также, поскольку оригинал чертовски мрачен и кончается плохо, многие адаптации делают светлее и мягче. Перечислим наиболее примечательные.

  • Персонажам часто меняют цвет глаз и волос:
    • Экранизация с Джиной Лоллобриджидой и Энтони Куинном:
      • Феб и Гренгуар из блондинов стали шатенами. Для Гренгуара потеря невелика, а вот образ Феба и теряет лишнюю отсылку к солнцу, и выпадает из тропа Золотая шевелюра зла.
      • А Квазимодо, согласно тексту, был огненно-рыжим. А стал шатеном.
    • В разных постановках мюзикла Коччанте и Пламондона Квазимодо обязательно сохраняет красные волосы, Фролло — тёмные с проседью, Эсмеральда — не светлее каштановых, а Флёр-де-Лис остаётся блондинкой (после постановки театра «Могадор» «каноничным» для неё стал соломенного цвета парик с чёлкой). Цвет волос Клопена, Феба и Гренгуара может быть каким угодно.
  • Эсмеральду обычно делают настоящей цыганкой, и, как все цыганки, она не любит обувь. В отличие от первоисточника, где её разули только перед казнью, в адаптациях она ходит босиком сама, почти всё время, и с удовольствием.

Театр[править]

  • Опера Луизы Бертен «Эсмеральда» на либретто самого Виктора Гюго. Несмотря на это, никакого успеха не имела и более на сцене не исполнялась, кроме концертного исполнения на фестивале в Монпелье в 2008 году.
  • Опера А. С. Даргомыжского «Эсмеральда» (1847). Имела больше успеха, но сейчас вы её всё равно нигде не услышите.
Фролло (Сирил Атанасофф) в балете «Нотр-Дам де Пари»; и чего, спрашивается, этой Эсмеральде не хватало?..
  • Балет Жюля Перро «Эсмеральда» (1844). Типичный романтический балет: вся суть романа сведена к банальному любовному треугольнику, а конец, разумеется, счастливый. Примечателен разве что живой козой на сцене (в том числе в постановке Большого театра 2009 г.), но в XIX веке был популярен в России.
  • Балет Ролана Пети «Собор Парижской Богоматери» (1965) на музыку Мориса Жарра. В отличие от предыдущего, сохраняет готическую атмосферу и сюжетную канву романа, хоть и в значительно урезанном виде (в балете всего 4 персонажа — Квазимодо, Эсмеральда, Фролло и Феб), и умело использует визуальные мотивы собора Нотр-Дам в сценографии. Финал тоже полностью соответствует Гюго. Как ни странно, это одна из наиболее верных по духу и атмосфере адаптаций романа. Хотя здесь неизменно очень хорошеют Квазимодо и Фролло, которых танцуют молодые и красивые артисты балета, в другое время исполняющие всяких там романтических принцев.
  • Хореографический спектакль севастопольского Театра танца Вадима Елизарова на музыку всё того же мюзикла Коччанте и в примерно похожей эстетике. Здесь неожиданно окрутела Эсмеральда, которая после гибели Клопена сражается с королевскими стражниками и погибает в бою.

Мюзикл[править]

  • Мюзикл Риккардо Коччанте «Нотр-Дам де Пари», бешеный хит конца 1990-х-начала 2000-х. Сознайтесь, у вас в голове уже заиграла песня Belle? Или «Времена соборов»? Даже те, кто не читал книгу Гюго, знают, что это про горбуна Квазимодо, цыганку Эсмеральду и «Я душу дьяволу отдам за ночь с тобой».
  • Амбивалентная песня (пополам с Песня про хотение) — «Belle» и «Beau comme le soleil».
  • Анахронизм — по всему мюзиклу разбросаны приметы нашего времени: в начале второго акта бродяги переодеваются в худи, королевские стрелки вооружены резиновыми палками, во Дворе Чудес из мебели — одни грузовые палетты (деревянные поддоны-ящики), на пути во Двор Чудес горят костры в металлических бочках… Сделано это, конечно, намеренно — чтобы параллель между средневековыми бродягами и современными мигрантами, легальными и не очень, была яснее.
    • В первом дуэте второго акта Гренгуар поёт: «Корабли уже отправились за океан, чтобы найти ворота, за которыми путь в Индию». Фролло не отстаёт: «Лютер собирается переписать Новый Завет» (в официальном русском переводе — педаль в пол: «Кто-то Новый Завет так дерзко перевёл»). На дворе 1482 год: до первой экспедиции Колумба осталось ровно десять лет, а Мартин Лютер ещё не только не родился, но даже не зачат. Однако уже вынашивает коварные, с точки зрения Фролло, планы.
    • Публичный дом «Долина любви» в мюзикле почему-то назван кабаре. Первое кабаре в Париже появилось только в 1881 г. (не говоря о том, что это всё-таки совсем другое заведение). При этом само слово «кабаре» фиксируется во французском аж с ХІІІ или даже конца ХІІ века и, внезапно, означает не заведение, где дрыгают ногами, а «маленькую комнату», «постоялый двор/таверну» (т. е. место, где имеются небольшие комнаты), что соответствует происходящему в романе: старуха Фалурдель, названная шлюхой, сдаёт комнатушки для любовных утех. С натяжкой можно сказать, что «Долина любви» названа кабаре, поскольку её посетителям предоставляются отдельные комнатки, как на постоялом дворе, да и перечисление ходящих туда не местных (арабы, испанцы и т. д.) наводит на мысль о том, что там не только предаются радостям плотской жизни, но и (ради разнообразия) могут после этого поспать.
  • Бетти и Вероника/Светлая женственность и тёмная женственность — в отличие от романа, здесь субверсия: в первом акте (ария «Déchiré») Феб поёт о том, что Флёр-де-Лис — для дня, рая и сладости, а Эсмеральда — для ночи, ада и горечи. Тем внезапнее во втором акте становится ария Флёр-де-Лис «La monture», в которой эта «Бетти» срывает маску — и оказывается настоящей «Вероникой».
  • Герои в позе пьеты — Квазимодо во время финальной арии прижимает к груди тело Эсмеральды.
  • Герой в распятой позе — в сцене допроса Эсмеральду тянут за руки в стороны двумя верёвками. (Штамп пошёл кочевать по национальным версиям мюзикла, основанным на постановке театра «Могадор». В классической французской постановке эта сцена решена иначе, и «распятия» в ней нет.)
    • А вот в финале трио «Belle» Эсмеральда ложится на пол, раскинув руки, и в «классической» постановке тоже — о-очень толстый намёк на первый шаг к трагическому финалу.
  • Два в одном и три в одном — Клод Фролло руководит судом над Эсмеральдой, приказывает ее пытать и приговаривает к повешению на Гревской площади. Так как процесс над Эсмеральдой квалифицировался как ведовский, Фролло и в романе-первоисточнике входил в судейскую коллегию и присутствовал при пытке (благополучно скрываясь за натянутым на лицо капюшоном)- но председательствовал на суде не он, не он вёл допрос и оглашал приговор.
  • Зловещая долина: «Мой тяжкий крест — уродства вечная печать».
  • Злодейская серенада — «Être prêtre et aimer une femme». Да и «Tu vas me détruire» под троп подходит, но серенада получилась оч-чень своеобразной.


  • Изменить возраст в адаптации:
    • В романе Флёр-де-Лис 22 года (вопреки распространённому заблуждению, по тем временам — нормальный брачный возраст). В мюзикле она поёт: «Мои 14 вёсен — для тебя», так что капитан Феб выглядит едва ли не педофилом. Может быть, это числительное просто хорошо пелось, но всё же — что за фигня, товарищ Пламондон? 18-летняя на момент премьеры исполнительница роли в оригинальной версии мюзикла Жюли Зенатти никак на четырнадцать не тянула. В переводах возраст Флёр-де-Лис обычно или опускают, или увеличивают — например, в русской версии ей 17 (из известных автору правки национальных версий только в испанской он был сохранён).
    • Большинство Эсмеральд выглядят намного старше 16 лет, положенных героине по тексту романа. Педаль в пол давят актрисы оригинальной версии мюзикла — 29-летняя Ноа (Ахиноам Нини) и 27-летняя Элен Сегара. Во многих других постановках эту партию также исполняли довольно взрослые актрисы. Самые молодые Эсмеральды, кстати, были в российской постановке: Теоне Дольниковой на момент премьеры было 17 лет, а Светлане Светиковой — 18. Хотя в либретто мюзикла возраст Эсмеральды не упоминается, и у постановщиков формально руки не связаны, но Эсмеральдина непрошибаемая наивность больше подходит как раз этому возрасту плюс-минус два года. К тому же 16 лет — возраст согласия во многих странах, в том числе и в современной России, поэтому особой нужды делать её старше не было).
      • По некоторым данным ([1], [2]), вышеназванная Зенатти пробовалась как раз на роль Эсмеральды за несколько месяцев до кастинга по всей Франции, но продюсеры решили, что для столь юной, пусть и талантливой, девушки эта партия окажется слишком сложной, и утвердили её как Флёр-де-Лис. Уже потом, набравшись опыта, Жюли стала исполнять роль Эсмеральды, чередуясь с Сегара.
  • Колокол звонит по тебе — повсеместно (всё-таки главный герой — звонарь). Но колоколам посвящена целая ария Квазимодо «Les cloches». А в ещё одном номере — дуэте «Les oiseaux qu'on met en cage» бубен Эсмеральды (который, кстати, она на сцене в руки не берёт, но в музыке он остаётся и её символизирует) и колокол Квазимодо ведут диалог не хуже самих героев.
    • В сцене, когда Фролло приходит к Эсмеральде утром перед назначенной казнью, тоже звонит колокол — то есть троп играется максимально буквально.
  • Крутой баритон — Клод Фролло: баритон, учёный и антизлодей.
  • Переодеть в адаптации — Эсмеральда одета в простенькое зелёное платье и ходит босиком, в то время как Гюго свою Эсмеральду одел (и обул, кстати, хотя почти во всех адаптациях, кроме, пожалуй, балетных, Эсмеральду «разувают») не просто как положено цыганке, но и с дальним прицелом: когда в романе подруги Флёр-де-Лис из зависти поднимают цыганку на смех, они цепляются именно к тому, что она плохо (с их точки зрения) одета.
    • Все остальные герои тоже носят костюмы, мягко говоря, далёкие от исторических. Педаль в пол — во второй половине второго акта живописные лохмотья Клопена и бродяг сменяют спортивные брюки и худи (чтобы аллюзия стала понятна даже тем, кто до сих пор её не уловил).
  • Окозлиться — Флёр-де-Лис же. Одна ёмкая ария прекрасно показывает, во что превратился этот нежный цветочек, узнав об измене жениха.
  • Песня о нём — дуэт Эсмеральды и Флёр-де-Лис о Фебе «Il est beau comme le soleil». Да, в общем-то, и «Belle».
  • Песня про меня — «Bohémienne» и отчасти «L'enfant trouvé». (Вот парадокс, кстати: поёт Квазимодо вроде бы о себе, но на самом деле о Фролло — в песне чуть ли не каждая строчка начинается со слова «Ты».)
  • Песня толпы — много их: «Les sans-papiers», «La Cour des miracles», «Condamnés», «Libérés», «L'attaque de Notre-Dame».
  • Плач одинокой женщины — «Lune». За исключением того, что это плач одинокого мужчины и об одиноком мужчине.
  • Поступь рока — «Les sans-papiers». После слов Гренгуара «Предсказано, что этот мир погибнет в двухтысячном году» звучит особенно впечатляюще (и вдвойне впечатляюще это звучало для первых зрителей и слушателей: премьера мюзикла состоялась в 1998 году).
  • Предсмертная песня, она же Песня про ГЭС — «Danse, mon Esmeralda».
  • Секс — это плохо, но очень хочется — снова Клод Фролло.
  • Снобы против жлобов — Квазимодо в арии «Dieu que le monde est injuste», а Клопен и бродяги — в хоре «Condamnés» раскрывают тему противостояния снобов и жлобов в полной мере.
  • Эй, вы, там, наверху! — ария Квазимодо «Dieu que le monde est injuste» (в русской версии — «Боже правый, почему») и ария Эсмеральды «Ave Maria païen» (в отличие от книжной Эсмеральды, героиня мюзикла всё-таки чует что-то неладное).
  • В русской версии из-за не шибко точного перевода под этот троп попала и ария Фролло «Être prêtre et aimer une femme» — «Боже правый, моя вина!».

Кинофильмы[править]

  • «Собор Парижской Богоматери» (1956, Франция, реж. Жан Деланнуа). Роскошно снятое кино в лучшем стиле золотого века Голливуда, хоть фильм и не голливудский. В роли Эсмеральды Джина Лоллобриджида — канонично красива, к тому же она весьма сексуально ходит босиком (как и полагается настоящей цыганке: в этой адаптации она отнюдь не невинная француженка, украденная цыганами в детстве, а самая что ни на есть). Также значительно похорошели Клод Фролло, которого играет Ален Кюни, и Квазимодо — Энтони Куинн (его загримировали, но ужаса он всё равно не вызывает). А вот с Гренгуаром и Фебом ситуация обратная — их играют какие-то невнятные мордатые мужики. Одна из редких адаптаций, где полностью сохранён финал Гюго, разве что Эсмеральда погибает не на виселице, а от случайной стрелы во время штурма собора. Умирает с улыбкой и словами: «Жизнь прекрасна».
    • Сальма Хайек (см. ниже) тоже красавица, так что Лоллобриджида явно не единственная адекватная Эсмеральда.
  • «Горбун» (1997, США, реж. Питер Медак, в переводе обычно «Горбун из Нотр-Дама»), римейк «Горбуна из Нотр-Дама» 1939 года (реж. Уильям Дитерли). В обоих случаях история Гюго является поводом порассуждать на ту же тему, что и Пламондон: все ли «понаехавшие» являются абсолютным злом? Как и в мюзикле, из-за этого нет ни слова о французском происхождении Эсмеральды; встречаются и перекликающиеся сцены: так, в фильме 1939 года некрещёная Эсмеральда молится в соборе. Противопоставляются косность церкви, ратующей за старое, и неизбежность прогресса (в частности, в лице Фролло и Квазимодо, которого в фильме 1997 года делают автором книги о комете (в романе это был Гренгуар), вдобавок научившимся работать на печатном прессе, конфискованном его опекуном). Эсмеральде резко прибавляют ума и заставляют её разочароваться в красавчике Фебе и влюбиться в Гренгуара, который подрастерял каноничные пофигизм и аморфность и вполне активно её спасал, в том числе с риском получить по голове. Отличается финал: в обоих случаях Квазимодо произносит душераздирающую фразу, обращаясь к химерам: «Почему я не сделан из камня, как вы?», но в раннем фильме он бормочет это вслед радостным Эсмеральде и Гренгуару, удаляющимся в закат под ликующие крики толпы; в римейке же их только трое, и это — предсмертные слова. В общем, финал надо смотреть, и желательно — не в овервойсе, за эту сцену можно и выжившую Эсмеральду простить.
    • При красоте финала сцена из фильма 1997 года, где толпа с листовками в руках идёт к королю требовать освобождения Эсмеральды, вызывает у автора правки нервный смех. То, что образованного по меркам своего времени Фролло сделали противником прогресса, всеобщего образования и закосневшим в невежестве, ещё можно списать на издержки адаптации. Но, во-первых, по тем временам во Франции грамотными были хорошо если 15 % (и немалую их часть составляли именно церковники, сюрприз). Во-вторых, из этих 15 % писать и читать на французском умела где-то треть, все остальные грамотные знали только латынь. В общем, поздновато Фролло спохватился в удержании монополии на грамотность за церковью. На этом моменте знающие историю французского языка занимаются аутотренингом и напоминают себе, что главная идея фильма не состоит в точном следовании историческим реалиям.

Мультфильмы[править]

Прочее[править]