Ночь в музее

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Постер ко второму фильму. Живой человек по центру, остальные — статуи из воска, оловянные солдатики, чучела и ожившая мумия. В уменьшенный для удобства читателя кадр не влезли самолетающие самолёты (и ракета), ходячая статуя Линкольна и скелет динозавра

Ночь в музее (Night at the Museum) — серия американских фантастических комедий об оживающих музейных экспонатах и их друге-стороже. На сегодня выпущено три фильма, третий из которых, увы, стал последним в жизни Робина Уильямса, исполнявшего одну из главных ролей (скульптуры Теодора Рузвельта). Сценарий четвёртой части можно найти в интернете, но фильм в итоге решили без Уильямса не снимать. Возможно, когда-нибудь продолжение и будет снято, но когда именно и будет ли оно успешным, пока что неизвестно. Так или иначе, многим зрителям существующая трилогия полюбилась в качестве лёгкой, доброй и непошлой комедии для всей семьи.

Сюжет[править]

Первый фильм вышел в 2006 году. Он снят по мотивам одноимённой («Noć u muzeju») детской книжки хорватского писателя Милана Тренца, написанной в 1993. Главный герой Лэрри, устроившийся на работу ночным сторожем в Американский музей естественной истории, в первую же рабочую ночь обнаружил, что экспонаты по ночам оживают и бродят по музею. Сначала он, конечно, боялся их, но потом узнал подход к каждому из них при помощи инструкции, полученной от стариков-сторожей, которых сменил на этой должности, а также личной смекалки и спешного восполнения пробелов в знании истории. В итоге сторож подружился с чудесными экспонатами и даже совместно с ними одолел забравшихся в музей воров (которыми оказались вышеупомянутые бывшие сторожа). Причиной же происходивших чудес оказалась древняя золотая скрижаль, находившаяся в музее вместе с одним из экспонатов, мумией египетского фараона по имени Акменра. Собственно говоря, эту скрижаль и пытались похитить престарелые воришки — под её действием они ночам молодели и преисполнялись силы и ловкости.

В 2009 году вышло продолжение, озаглавленное «Битва за Смитсоновский институт». К этому времени Лэрри уже уволился с должности охранника, занялся бизнесом и стал весьма влиятельным человеком. В начале фильма он навестил музейных друзей впервые за два года — как раз когда многие экспонаты собрались заменить высокотехнологичными спецэффектами, а друзей Лэрри — увезти в запасники Смитсоновского института в Вашингтоне. Скрижаль должна была остаться в Нью-Йорке, но… её прихватили с собой загребущие лапки одной вороватой обезьянки. В общем, теперь по ночам принялись бродить экспонаты музейного комплекса института (а музеев там, надо сказать, будто опят на пеньке). Среди прочих экспонатов ожила ещё одна мумия — Камунра, брат уже известного нам фараона, но совсем не такой хороший. Этот злой брат, собрав себе подходящую компанию, решил завладеть скрижалью, с её помощью открыть портал на тот свет и выпустить оттуда армию мертвецов. Как вы уже догадались, герой правдами-неправдами пробрался в новый музей и при помощи союзных экспонатов задал злодеям трёпку. В финале он постарался, чтобы его волшебных друзей вернули в родной музей и организовал там ночные экскурсии с «шоу спецэффектов», где роли «спецэффектов» исполняли экспонаты, а сам продал свой бизнес и снова устроился охранником.

В 2014 была снята и третья часть под названием «Ночь в музее: Секрет гробницы». Ночное «шоу спецэффектов», к тому моменту прославившее музей на весь мир, однажды пошло не так: «спецэффекты» вдруг начали вести себя неадекватно и напали на зрителей. Никто не пострадал, экспонаты пришли в себя, но скандал получился знатный. Выяснилось, что золотая скрижаль начала «ржаветь», и чтобы узнать, как решить эту проблему, герой с друзьями-экспонатами отправился в Лондонский музей, где хранились мумии создателей скрижали — родителей Акменра. Пришлось и тут пройти через много приключений, хотя в этом фильме злодей, как таковой, отсутствует: разве что пришлось одолеть пару злобных тварей из числа экспонатов да образумить одного персонажа, который в целом хороший, но ступил на неправильную дорожку. Скрижаль решено было оставить в Лондонском музее у законных владельцев, но время от времени её будут выставлять в Нью-Йорке, чтобы старые друзья могли повидаться.

О волшебной скрижали[править]

Древнеегипетский кодовый замок. Тяжёлый, небось.

Из-за скрижали оживают мумии, всевозможные статуи (восковые, каменные, металлические), игрушки, чучела и скелеты разных животных. Кроме того, она умеет превращать и всякие игрушки/макеты в настоящую технику. В машинках, паровозиках и даже моделях ракет появляется настоящее топливо (и уж явно механизмы, способные от него работать, и материалы, способные при этом не сгореть). А бумажные крылья модели самолёта братьев Райт превратились в парусиновые, и он летал, как настоящий (вообще даже лучше, чем летал бы в таких условиях настоящий). И, как будто этого мало, оживают даже картины и фотографии, в которые можно войти или что-нибудь из них вытащить.

Побывавшие под воздействием скрижали экспонаты «заснут» уже только утром (если будут в стенах своего музея). И, что немаловажно, все экспонаты боятся солнечного света. Вернее, могут и не бояться, но для них он убийственен: застигнутый вне музея экспонат рассыпается в пыль.

Персонажи[править]

Постоянные[править]

Индейская следопытка, президент столетней давности, обезьянка, сторож музея, египетский фараон и временно окосевший гунн едут в лондонском метро. Чего уставились-то?
  • Лэрри Дейли. На начало повествования был тем ещё чудаком, растяпой и невезучим изобретателем. Его безделушки никто не хотел покупать, а бывшая жена, хотя они в целом и оставались в приятельских отношениях, подумывала уж запретить ему видеться с сыном, чтобы мальчик не знал, какой его отец неудачник. После приключений в музее Лэрри резко поднял уровень крутизны, причём по стремительности окрутения очевидно, что он изначально был крут, но сам об этом не знал. Обретя уверенность в себе, продолжил изобретать такие же безделушки и итоге стал богатым бизнесменом и уважаемым человеком. Правда, в дальнейшем решил отказаться от богатой жизни, так как едва не провалил «испытание медными трубами», за бизнесменскими делами едва не забыв о друзьях. Папа-волк, причём не только по отношению к сыну, но и к подопечным экспонатам.
  • Теодор Рузвельт, он же Тедди[1], восковая фигура крутого президента в мундире, шляпе, с усами и в пенсне. Мудрый советчик главного героя, жизнерадостный, обаятельный, склонен шутить и произносить пафосные речи. В музее выставлен верхом на своём мерине по имени Маленький Техас.
  • Сакаджавея, индейская проводница и переводчица из витрины «w:Экспедиция Льюиса и Кларка», возлюбленная Тедди. Пятьдесят лет президент вздыхал по индианке, и лишь благодаря стараниями главного героя они познакомились, после чего стали бета-парой на все три фильма (и самой долгоиграющей, с учётом того, что у главного героя спутницы, увы, долго не задерживаются). Спокойная и уравновешенная, но в случае чего может постоять за правое дело с оружием в руках.
  • Группа гуннов во главе с Аттилой. Поначалу вели себя как злобные варвары и терроризировали весь музей, гоняясь за всеми подряд с топором и норовя оторвать руки-ноги (хотя не похоже, чтобы кому-то правда оторвали). В итоге оказалось, что гунны все как один страдают от детских травм, так что Лэрри подружился с ними, немного поработав психологом, и они подобрели. Разговаривают гунны на импровизированной актёрами тарабарщине, хотя под конец третьего фильма Аттила выучил пару добрых слов по-английски. А ещё он любит фокусы, которые принимает за чудеса (первый раз герой пытался таким образом подружиться с гуннами, но попался на шарлатанстве).
  • Джедедайя и Октавиус, предводители махоньких солдатиков из диорам-миниатюр, изображающих ковбоев и римлян, соответственно. Эта парочка получились настолько колоритной и так полюбилась зрителям при пробных просмотрах, что авторы досняли побольше сцен с этими персонажами. Сначала ведут себя, как закадычные враги, но в дальнейшем это через «враг мой» переходит в крепкую дружбу. Нет, ничего такого.
  • Акменра, постоянный персонаж, неизвестный в реальности египетский фараон IV династии (четырёх тысяч лет от роду). Половину первого фильма ужасающе мычал в своём саркофаге и пытался вырваться наружу, как заправское заключённое зло. Но когда его выпустили, оказался хорошим парнем, добрым и рассудительным, и даже под бинтами, которые он так зловеще стаскивал под жуткую музыку, оказалась не страшное высушенное лицо, а нормальное человеческое. А из саркофага ломился просто потому, что чертовски душно там внутри, ещё и с завязанным ртом (он, бедняга, 54 года подряд каждую ночь там просыпался, хорошо хоть умом не тронулся).
  • Капуцин Декстер, милая обезьянка, хотя поначалу вёл себя агрессивно. Справедливости ради следует заметить, что дрессировщики потратили несколько недель, чтобы заставить обезьяну-актрису Кристал бить и кусать главного героя.
  • Скелет тираннозавра, прозванный Рекси. Воплощение тропа «Все животные — собаки»: любит бегать за косточкой (кстати, взятой из его же скелета), умеет вилять хвостом и ластится к людям как пёсик. Главное не забывать, что если он заиграется, то при его размерах это может стать не его проблемой.
  • Также нельзя не отметить такой групповой персонаж, как Неандертальцы. Тоже восковые фигуры, дикие и глупые, разговаривают хмыканиями, но в целом не злые. Хотя за ними стоит приглядывать: они очень любят огонь и временами из-за этого случаются пожары.

Второй фильм[править]

Третий фильм[править]

  • Сэр Ланселот. Патлат, бородат и крут. Типичный паладин с честью прежде разума и сильный до неприличия — умеет делать сальто в доспехах и любит побивать «драконов» (сгодится и скелет трицератопса или металлическая «гидра» из китайского зала. В итоге побыл часть фильма антагонистом, хотя и не злодеем, потому что принял Скрижаль за Св. Грааль и хотел увезти в Камелот. Но потом всё понял и исправился.
  • В третьей части один из неандертальцев поучаствовал в действе на правах полноправного персонажа. Примечателен тем, что директор музея, не иначе как ради стёба, добавил неандертальца с лицом Лэрри. Новенький троглодит назвал себя «Лааа», а Лэрри — папой. Как и подобает неандертальцу, силён и непроходимо туп, постоянно получает 220 от электроприборов и пытается лакомиться упаковочными материалами. Но такие мелочи не помешали возникновению взаимных чувств между ним и охранницей Лондонского музея Тилли, полноватой, но в целом милой.

Что тут ещё есть[править]

  • Product placement. После первого же фильма количество посетителей Американского музея естественной истории подскочило на 20 %. В самом фильме персонажи ненароком тоже ухитрились обеспечить музею рекламу. Хотя далеко не всё из показанного в фильмах имеется в соответствующих музеях в реальности (британцы даже на всякий случай отчитались, чего у них на самом деле нет, чтобы не разочаровывать посетителей).
  • А чего нас бояться?. Как уже говорилось выше, ожившие мумии выглядят как при жизни, и не скажешь, что это мертвецы. Хотя скелеты динозавров остаются скелетами.
  • Безликие головорезы — манекены, изображающие солдат Гражданской войны в США. Сначала по привычке продолжали воевать между собой, но помирить их оказалось не сложно.
  • Житель Страны Эльфов был прав / Правда Кассандры. В первом фильме на Лэрри даже родной сын смотрел, как на психа — что уж говорить о случайной знакомой. В итоге они, конечно же, воочию увидели ходячие экспонаты.
  • За себя и за того парня — самка капуцина Кристал сыграла и самца Декстера, и обезьяну-космонавта макаку Эйбл.
  • Злобный дед. Троица антагонистов первого фильма, бывшие охранники музея. Конечно, их можно понять: скрижаль каждую ночь омолаживала их, когда стариков сократили, те не захотели расставаться с такой драгоценностью. Но всё равно повели они себя плохо: побили Лэрри и хотели его подставить. Впрочем, как оказалось в третьей серии, герой их всё же пожалел и помог пораньше переселиться из тюрьмы в дом престарелых, и они вполне исправились.
    • Крутой дедуля — под действием скрижали они не просто омолаживались, а ещё и становились круты, выделывая трюки в стиле Чака Норриса. Впрочем, один из них и без скрижали остался весьма крут — танцевал он для своих преклонных лет весьма достойно.
  • Зловеще-пафосное песнопение. Хорошо смотрится во втором фильме в сцене явления войска мертвецов и финальной битвы Ларри со злым фараоном. Естественно, без бафоса и тут не обошлось.
  • Импровизированное оружие. Лэрри отлично применяет фонарик в фехтовальных целях (нет, это не фонарь-электрошокер). Хотя с фитильком: на самом деле, эти фонарики весьма прочные, так что охранники и в реальности их иногда используют в качестве дубинки.
    • Впрочем, это ерунда по сравнению с вилами, выхваченными… из картины «Американская готика». Надо сказать, Лэрри весьма уверенно ими фехтовал (пока Амелия всё не испортила, решив забрать вилы и «показать, как надо»).
  • Используй голову. Когда сторожиха заперла их в кухне, неандерталец Лааа что-то долго объяснял Лэрри указывая на дверь и на свою голову. Лэрри решил, что его восковой двойник пытается сказать «раскрой разум», и принялся размышлять вслух. Пока он размышлял, за его спиной неандерталец удачно выбил стекло двери лбом с разбегу.
  • Камео. Во втором фильме братьев Райт сыграли сценаристы фильма Томас Леннон и Бен Гарант. А в третьем Элис Ив и Хью Джекмен в роли самих себя, исполняющих роли Артура и Гвиневры в театральном мюзикле «Камелот», терпеливо пытались объяснить Ланселоту, что он прискакал в театр, а не в этот самый Камелот.
  • Книга по игре по книге. Как уже говорилось, фильм снят по детской книге. Для экрана сюжет сделали более взрослым, после чего в том же 2006 написали новеллизацию фильма. Конечно, книги друг на друга не очень похожи. И, кстати, да, игр тоже понаделали.
  • Комплекс роста. Конечно же, Наполеон тут, как это часто бывает показан комично-невысоким и комплексующим по этому поводу. Кроме него, комплексует из-за своих размеров Деджедайя, который вообще лилипут.
  • Кракены и спруты — огромный осьминог из второй части[3]. Был использован в роли чудовища Чехова, а потом и вовсе оказался милашкой.
  • Ложная тревога. Само собой, многие экспонаты тут выглядят пугающе, но вскоре оказывается, что они и не опасны совсем — например, скелет динозавра просто хотел поиграть, а Акменра страшно рычал из-под бинтов только потому, что там пыль лежала килограммами. И уж совсем забавно выглядит, как Лэрри пугается, когда ковбои в лучших традициях злодеев из старинных фильмов укладывают его на рельсы перед игрушечным поездом. Конечно, паровозик с кулак размером едва его стукнул и свалился с рельс.
  • Любовь и железяка (с поправочкой: в роли «железяк» — восковые фигуры). Отношения Лэрри с Амелией во второй серии и Тилли с Лааа в третьей.
  • Межвидовая романтика. Тилли и Лааа, с поправкой на то, что последний всё-таки не настоящий неандерталец. Согласно данным современной науки, неандертальцы, скорее всего, представляют собой отдельный вид, родственный хомо сапиенсам.
    • Тираннозавр Рекси и трицератопс Трикси в финале третьего фильма тоже ведут себя с намёком на романтику (она его на руках носит). Хотя оба являются скелетами.
  • Мобильник ловит где угодно. С одной стороны, предсказуемо не ловит из музейного спецхрана. С другой — отлично ловит изнутри фотографии «День Победы над Японией на Таймс-сквер», в которую забрались герои в ходе своих приключений. Главгерой даже подсвечивает, мол, а тут неплохой сигнал для 1945 года.
  • Не команда. Приспешники главгада второй части под конец передралась между собой в попытке завладеть скрижалью. От главного героя потребовалось просто сказать, что он отдаст скрижаль тому, кто среди них главный.
  • Ненамеренное коверкание имён. Во втором фильме глупого, но дерзкого охранника Брандона все называют Брэндоном, даже на бейджике так написали. Он, естественно, негодует.
    • Ну а Сакаджавее с её именем и вовсе повезло, его не все могут запомнить и/или выговорить.
  • Окатить из шланга. В первой Декстер так глумился над Лэрри, а в третьей он спас Джедедайю и Октавиуса, в стиле Гулливера потушив… вулкан.
  • Окрутеть в адаптации и Поумнеть в адаптации. Лэрри показан в фильме (и новеллизации) куда более сообразительным и склонным к обучению, чем в детской книге-первоисточнике.
  • Отупеть в адаптации. А вот «Мыслитель» Родена, ассоциирующийся с философией и размышлениями, вопреки ожиданиям героев, оказался не мудрецом, а тупым как пробка ловеласом и нарциссом (хотя в финальной драке вполне пригодился в качестве силача).
  • Поездить на монстре. В первом фильме сын главного героя вместе с фараоном пустились в погоню за грабителями на… скелете динозавра. А во втором отважный римский мальчик-с-пальчик Октавиус пафосно прискакал к герою на помощь верхом на самой ужасающей живых тварей — белке!
  • Помидор в зеркале. Как минимум Тедди и Сакаджавея уже к началу первого фильма отлично знали, что они восковые статуи, и вполне себе это принимали. Но бедный Ланселот! Случайно подплавив себе нос факелом, он узнал, что является не человеком, а его восковым изображением. Как будто этого мало, ему ещё и тут же в довесок объяснили, что и самого Ланселота никогда в реальности не существовало!
  • Прижигание ран — у восковых скульптур это работает ещё круче: воск ведь можно подплавить и залепить рану! Сакаджавея таким образом сплавила воедино разрезанного пополам Тедди.
  • Приключения в микромире. Для ковбоя Джедедайи и центуриона Октавиуса ввиду их размеров что угодно во внешнем мире превращается в приключения. Сами понимаете, для них выглядит, как гигантское чудище, даже пушистая белочка. Постоянная шутка — показать, насколько незаметной выглядела бы для людей сцена, когда лилипуты что-то героически превозмогают — например, они из последних сил сражаются с ревущим ураганом, вырывающимся из пробитой ими шины злодейского автобуса, а когда камера показывает этот автобус глазами человека, оказывается, что «тихо в ночи, слышен только тоненький свист». А уж до чего забавно смотрятся римско-лилипутские технические ухищрения, при помощи которых Октавиус в третьем фильме пишет комментарии к видео с котиками на Ютубе!
  • Раздаватель прозвищ. Сторож Гас постоянно норовит как-нибудь обозвать Лэрри. А сам Лэрри склонен называть своих друзей-экспонатов сокращёнными именами. В обратную сторону Лэрри получил кличку «Гигантер» от Джедедайи, сначала ругался, но потом смирился. А молодой фараон выдал ему прямо-таки титул: «Хранитель Бруклина».
  • Роман-учебник. Несмотря на некоторые неточности, фильм весьма доходчиво говорит: изучать историю — это круто. Ведь наш герой смог найти подход к экспонатам, изучив всё, что мог, об их прототипах — и слабости у Аттилы нашёл, и секретную команду для почтовых лошадей узнал, и ещё много чего. А зрителю просто может стать интересно что-нибудь почитать о прототипах показанных в фильме персонажей.
  • Ружьё Чехова. Когда проскакавший со скрижалью по Лондону Ланселот, сам того не заметив, оживил статуи львов, напоровшиеся на них герои было растерялись. Но вы же помните, как в начале фильма ковбой с легионером смотрели на Ютубе видео, из которого узнали, что котики любят ловить пятно света от фонарика?
  • Сладкоежка. Статуя-моаи любит гам-гам, то бишь, жвачку. В количествах, соответствующих размерам.
  • Смищной аксэнт. Наполеон и болванчики-Эйнштейны разговаривают с соответствующими акцентами. Озвучку Ивана Грозного замечательно обыграли в переводе: он тут глаголет окающим староломаннымъ.
  • Так просто, что уже сложно. Сакаджавея, разглядывая следы автобуса злодеев, устанавливает, что он далеко не уехал и попал в аварию. Восхищённый её мастерством чтения следов Лэрри интересуется, как она это определила. Индианка указывает в сторону — оказывается, авария случилась в паре десятков метров.
  • Химеры. Призванные из загробного мира воины Камунра выглядят, как египетские воины с птичьими головами. К сожалению, им не повезло нарваться на монумент Линкольна, который по понятным любому памятнику причинам всяких-разных птиц немного недолюбливает.
  • Цветное настоящее, чёрно-белое прошлое. Внутри чёрно-белой фотографии 1945 года герои и преследующие их злодеи тоже стали ч/б. А сошедший с ростового фото молодой Аль Капоне и его головорезы в цветном реальном мире остаются чёрно-белыми (хотя на постере Капоне показан в цвете).
  • Чёрный юмор. Амелия Эрхарт говорит Лэрри что-то вроде: «Уж с Амелией Эрхарт вы никак не потеряетесь!» («You won’t get lost following Amelia Earhart»). В реальности Эрхарт во время своего последнего полёта так потерялась, что до сих пор найти не могут.
  • Что стало с мышонком?. Куда девалась ставшая свидетелем чуда экскурсовод Ребекка из первого фильма? Наведывалась ли хотя бы в гости? В сиквелах о ней даже не упоминают.
    • А во втором фильме — успела ли всё-таки Амелия Эрхарт долететь до своего музея? От Нью-Йорка до Вашингтона — 365 км, для такого самолёта это заняло бы часа полтора. Будем надеяться, что Лэрри за кадром долго простоял на улице после её отлёта, прежде чем зайти в музей…
  • Чудесное обучение языку. С фигурок и статуй-то взятки гладки, они сделаны в Америке. А вот что настоящий египетский мумий ухитрился выучить язык, слушая из саркофага беседы учёных, — это очень сильное колдунство (а ведь он ещё и гуннский знает, очевидно, тоже оттуда наслушался). Моаи тоже уметь разговаривай английский, но хотя бы как дикарь. Что интересно, статуя Колумба по-английски не говорит, хотя всё понимает.
  • Эй, все сюда! — каждый фильм заканчивается тем, что все или почти все участвовавшие в нём экспонаты, собравшись под руководством Лэрри, сообща навешивают лещей злодеям каждый в меру своих возможностей.
  • Это встречный паровоз. Едва не сгинув в вентиляции, неразлучные ковбой с легионером выбрались в модель римского города, название которого поначалу прочитали, как «Iiepwop»… Оказалось, что это Pompeii, которым Везувий уже готов устроить их последний день[4].
  • Это часть представления. В финале первой серии свидетельства деятельности экспонатов на нью-йорскских улицах (такие как следы динозавра на снегу или неандертальцы с факелами на крыше музея) были приняты за отличную рекламную акцию музейных работников. А во второй и третьей Лэрри организовывал ночное шоу «со спецэффектами», в котором как раз никаких спецэффектов и не было.

Примечания[править]

  1. Надо сказать, в реальности мистер президент не любил это прозвище, но его всё равно называли, да и плюшевые мишки «Тедди» названы тоже в честь него.
  2. Что интересно, днём в «замершем» состоянии тоже.
  3. В Смитсоновском институте такого нет, но имеется чучело гигантского кальмара.
  4. В реальности, правда, лавовых потоков в городе не было, его просто завалило раскалённым пеплом.