Mo Dao Zu Shi

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья Mo Dao Zu Shi. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
« Потому что я хочу чтобы вы знали: даже не используя меч, не имея при себе ничего, кроме того, что вы называете «Кривой дорожкой Пути Тьмы», я всё равно останусь на недосягаемой высоте, а вы будете смотреть мне в спину. »
— Вэй Усянь
Mo Dao Zu Shi
MoDaoZuShi.jpg
Общая информация
Название«Магистр дьявольского культа»
Оригинальное названиеMódào Zǔshī/魔道祖师
АвторМосян Тунсю
Иллюстратор
ИздательствоJJWXC (КНР), PINSIN STUDIO (Китайская республика), Истари Комикс (Россия)
Подразделение издательства
Языккитайский (оригинал)
Первая публикация31 октября 2015 года
Типвеб-роман
Жанрсанься, даньмэй
Томов1 (веб-формат), 4 (печатный формат)
Возрастное ограничение18+

Mo Dao Zu Shi (кит. 魔道祖师; пиньинь: Módào Zǔshī; оф.рус. «Магистр дьявольского культа», неоф.рус. «Основатель Тёмного пути») — веб-роман в жанрах санься и даньмэй, написанный китайской писательницей Мосян Тунсю. Первоначально публиковался сайте веб-романов JJWXC с 31 октября 2015 года по 1 марта 2016 года. 7 сентября 2016 года там же была опубликована исправленная и дополненная версия романа, включившая в общей сложности 113 глав. Кроме того автором было написано 13 дополнительных глав. 12 декабря того же года роман был выпущен в книжном формате издательством PINSIN STUDIO.

Популярность романа привела к многочисленным адаптациям: в декабре 2017 года начался выпуск маньхуа, в июле 2018 года стартовала аниме-адаптация (первый сезон шёл с 9 июля 2018 года по 6 октября 2018 года; второй сезон — с 3 августа 2019 года по 31 августа 2019 года; третий сезон был анонсирован) и, наконец, с 27 июня 2019 года по 20 августа 2019 года транслировалась live-action адаптация романа «The Untamed» (кит. 陈情令; пиньинь: Chén Qíng Lìng; неоф.рус. «Неукротимый: Повелитель Чэньцин»), к которой позже было снято два спин-оффа: «The Living Dead» (кит. 生魂; пиньинь: Shenghun; неоф.рус. «Живая душа») и «Fatal Journey» (кит. 乱魄; пиньинь: Luanpo; неоф.рус. «Душа в смятении»). Кроме того по роману была поставлена аудио-драма.

Именно благодаря адаптациям и без того достаточно популярный роман стал настоящим хитом, причём не только в Китае.

Сеттинг[править]

Сеттинг данного произведения опирается на мир Средневекового Китая и учение даосизма (что принципе характерно для жанра санься). География романа охватывает Северный и Центральный Китай: основные события происходят на восточном побережье Жёлтого моря в провинциях Цзянсу, Шаньдун и Хэбэй, часть событий переносит читателя восточнее, в провинции Хубэй и Шэньси.

Основой концепции мира является так называемое совершенствование тела и духа, то есть процесс накопления светлой энергии заклинателем путем следования даосским практикам, целью которого является обретение бессмертия. Люди, занимающиеся совершенствованием, называются заклинателями и являют собой магов данного мира, которые, благодаря использованию светлой энергии, способны уничтожать тёмных существ, опасных для обычных людей. Именно поэтому заклинатели являются элитой данного мира, а их организации — так называемые Ордена — представляют собой основные властные структуры в подчинённых им землях. Наиболее могущественные из них — Великие Ордена — фактически являют собой правительство, каждый из них непосредственно управляет большими территориями и имеет в подчинении некоторое количество малых Орденов. Наконец, на вершине политического устройства стоит Верховный Заклинатель. Сами же Ордена являются объединением так называемых кланов заклинателей — объединения кровных родственников, носящих одну фамилию, один из которых является главенствующим в Ордене и приглашённых заклинателей, не относящихся ни к одному из кланов внутри Ордена.

Однако помимо «правильного» пути совершенствования существует ещё один — «тёмный» путь. Если традиционный путь основан на том, что заклинатель путём медитаций формирует в теле «золотое ядро», которое становится источником его магических сил, то тёмный путь использует ненависть и ярость неупокоенных духов. Данный путь порицается остальными заклинателями, но при этом намного проще в освоении и гораздо разрушительнее. Именно размышления по поводу этого пути и являются завязкой всего сюжета (хотя появляются они, что, впрочем, характерно для автора не в самом начале, а во флэшбеках, которые раскрывают события прошлого), главным героем которого является собственно основатель тёмного пути — Вэй Усянь.

Сюжет[править]

Те же лица, но в дораме «Неукротимый: повелитель Чэньцин». Чэньцин — флейта Вэй Усяня, игрой на которой он контролирует духов

Давно отгремела разрушительная война между кланами, после которой закатилось солнце Ордена Цишань Вэнь. Одним из героев той войны стал Вэй Усянь — первый заклинатель, которому подчинилась тёмная энергия. Могущество Вэй Усяня, позволявшее ему поднимать в бой целые армии нежити, после войны стало причиной беспокойства мира заклинателей, тем более, что он сам становился всё более заносчив и надменен. В конце концов окончательно потерявший человеческий облик Вэй Усянь выступил против всех, однако на его пути встал союз Великих Орденов, которым удалось остановить своего противника, а он сам пал от руки своих же собственных солдат, вышедших из-под его контроля. Тем самым мир заклинателей был спасён и на земли Поднебесной сошли покой, порядок и спокойствие.

Именно так для людей выглядят события, которым минуло уже тринадцать лет, наполненных миром и покоем. Однако многому предстоит измениться, и многим тайнам предстоит перестать быть таковыми, когда душу Вэй Усяня сможет призвать неприметный деревенский парень и когда переродившийся основатель тёмного пути встретит своего давнего знакомого, одного из самых выдающихся заклинателей мира — Лань Ванцзи.

Почему стало популярно?[править]

На то есть несколько причин.

Во-первых, яркие персонажи. Особенно Вэй Усянь. Благородными некромантами уже никого не удивишь, но даже среди них Усянь выделяется редкостным жизнелюбием, весёлым нравом, и умением пользоваться не только магией, но и мозгом. При этом недостатков он, мягко говоря, не лишён: именно его самоуверенность и нежелание играть по правилам общества во многом обусловили его кончину и стали косвенной причиной гибели нескольких персонажей.

Во-вторых, сама структура романа. Главы, где описывается жизнь Вэй Усяня после воскрешения, чередуются со флешбеками, где описывается, как он пришёл к тёмному пути и как умер. Иначе говоря, главная интрига — не «Кто главный гад?» (он выясняется уже в первой половине книги), а «Как Вэй Усянь получил репутацию тёмного властелина (и насколько она заслужена)?».

В-третьих, органичное сочетание смешного и трагичного. В книге (а вслед за ней — в дораме и аниме, пардон, дунхуа) есть множество грустных и тяжёлых моментов — но не меньше и гомерически смешных. Жизнь Вэй Усяня превратилась в трагедию, однако нежданное воскрешение становится своеобразной эвкатастрофой, дающей герою исправить хотя бы часть ошибок (при этом осознание уровня этой эвкатастрофы приходит уже у холодильника, когда все флешбеки прочитаны).

Ну и яой. Логичная и трогательная история любви, которая побеждает даже смерть… В какой-то мере.

Персонажи[править]

Основная статья: Mo Dao Zu Shi/Персонажи

Тёмный путь[править]

Традиционно заклинатели совершенствуют дух, создавая внутри тела энергетическое образование — золотое ядро, которое становится источником магии, повышает живучесть, а в теории позволяет стать бессмертным. На тёмном пути некромант черпает энергию извне, а поскольку самый мощный источник энергии — гнев и ненависть умерших, тёмный путь так или иначе связан с использованием неупокоенных духов различных мастей. По сути дела, это некромантия. При этом использование останков умерших не обязательно: Вэй Усянь вселяет призванных духов в бумажные манекены или бумажные фигурки. Также к тёмному пути относят опасные манипуляции с собственной душой: ритуал жертвоприношения тела и временный перенос души в бумажную фигурку.

Несмотря на то что Вэй Усяня называют «основателем тёмного пути», многие тёмные ритуалы существовали задолго до него. Он же, по-видимому, собрал их, изучил, усовершенствовав некоторые, и сформировал целое учение — «тёмный путь».

Надо заметить, что тёмный путь не является злым сам по себе. Хоть и считается, что он извращает душу заклинателя, по Вэй Усяню этого не видно (а другой практик тёмного пути — Сяо Ян — стал отморозком совсем по другим причинам). Тем не менее, он даёт заклинателю в руки немалую силу, не требуя совершенствования духа, в результате чего получается обезьяна даже не с гранатой, а с атомной бомбой.

Тропы и штампы[править]

  • GAR — Не Минцзюэ является типичнейшим представителем тропа.
  • Hammerspace — в наличии имеется простенькое заклинание, которое позволяет создавать подобные вещи. Наибольшей популярностью в качестве объектов пользуются мешочки-цянькунь и рукава ханьфу.
  • А мальчик и не знает — основная причина столь долгой безответности любви Лань Ванцзи к Вэй Усяню.
  • Адский папаша — Цзян Фэнмянь для Цзян Чэна, Цзинь Гуаншань для Цзинь Гуанъяо (даже после признания) и Мо Сюаньюя.
  • Ай, молодца, злодей! — во флэшбеках отличился Вэнь Чжао, в основной истории — Су Шэ.
  • Ай, молодца! — действия Цзинь Цзысюаня и Цзян Яньли в конце флэшбеков вполне тянут на троп, учитывая к какому бардаку и жертвам они привели.
  • Амбиции — это плохо — Цзинь Гуанъяо отличный пример тропа. Сумел добиться исполнения всех своих амбиций, превратившись по дороге в законченного подонка.
  • Бастард — Цзинь Гуанъяо, Мо Сюаньюй и Цинь Су. Все незаконнорожденные дети Цзинь Гуаншаня.
  • Бафосное имя — Лань Цзинъи. Само по себе имя вполне нормальное, но, учитывая значение иероглифов в нём, у человека с подобным характером оно выглядит до крайности смешным.
Орден Гусу Лань. Светлые, используют музыкальные инструменты для заклинательства, обучают заклинателей из других кланов. Слева направо: Лань Цзинъи, Лань Сичэнь, Лань Цижэнь, Лань Ванцзи, Лань Сычжуй, Лань И
  • Безответная любовь — с подобным столкнулись Лань Ванцзи (в немалой степени из-за того, что Вэй Усянь так толком и не понял, что в него влюблены) и Цзян Яньли (тут сыграли роль обстоятельства помолвки из-за которых Цзинь Цзысюань был весьма недоволен подобным союзом и вообще не обращал внимания на чувства девушки). И там, и там закончилось хорошо — чувства, в итоге, стали ответными.
    • Родители Цзян Чэна и Лань Ванцзи. Куда более печальные варианты.
  • Безумно изощрённая жестокость — с «нехорошей» стороны отличились Сюэ Ян и Цзинь Гуанъяо, с «хорошей» — Вэй Усянь.
  • Бесполезная кавалерия — троп отыграл Цзян Чэн в храме Гуаньинь. Справедливости ради — в немалой степени из-за того, что прикрыл Вэй Усяня.
    • Во время Второй Осады Луаньцзан троп сыгран зигзагом: прибывшее на помощь ополчение кланов внезапно теряет духовные силы, став бесполезным, однако позднее они всё же помогают отбить вторую атаку. Но во время третьей вынуждены спасаться бегством.
  • Бессмысленное самопожертвование — Вэнь Чжулю во время сцены на почтовой станции, Лань Ванцзи в пещере после Безночного города и Вэнь Цин с Вэнь Нином после второго инцидента на тропе Цюнци. В последнем случае троп сыгран с особым цинизмом.
  • Биологическое бессмертие — по всей видимости именно такого результата можно добиться при помощи совершенствования. Во всяком случае относительно единственного упоминающегося примера заклинателя достигшего бессмертия нет никаких сведений о физической неуязвимости[1].
  • Бисёнэн — практически все персонажи, кроме Лань Цижэня (ибо возраст и бородка) и Не Минцзюэ (этот проходит по тропу выше).
  • Блеф — именно блефом Вэй Усянь заставил раскрыться предателя во время Второй Осады Луаньцзан.
  • Буквально понятые слова — не стоило Вэнь Жоханю вот так просто кидать слова «Делай, что хочешь», ох не стоило…
  • Буревестник фанатского сообщества — в данной франшизе Цзян Чэн однозначный король этого тропа. Немногим ему уступает и Цзинь Гуанъяо.
  • Был никем, стал героем — Вэй Усянь во время восстания. Сразу после к нему присоединяется Цзинь Гуанъяо.
  • Был никем, стал кошмаром — Вэй Усянь же после первого инцидента на тропе Цюнци. Плюс сюда же можно отнести Вэнь Нина и Сюэ Яна.
  • В каждой руке по оружию — Цзян Чэн, Лань Ванцзи, Сюэ Ян, Цзинь Гуанъяо. Интересно, что все они, кроме Сюэ Яна, используют радикально разное оружие для этого: Цзян Чэн меч и кнут, Лань Ванцзи меч и гуцинь, а Цзинь Гуанъяо меч и струны.
  • Вам хорошо осуждать — отношение Цзинь Цзысюаня к Цзян Яньли и, в особенности, инцидент в Лан Я дружно осуждаются, как внутри произведения Вэй Усянем и Цзян Чэном (впрочем, второй позднее несколько смягчился), так и читателями. Однако, по здравому размышлению, у него были основания для такого поведения. Да и свои ошибки он осознал.
  • Великолепный мерзавец — Цзинь Гуанъяо, Сюэ Ян и Вэнь Жохань.
  • Верните мне язык! — отрезание языков — любимая фишка Сюэ Яна.
  • Верность до конца — Лань Ванцзи и Вэнь Нин (а подспудно и все Вэни, спасённые на тропе Цюнци) по отношению к Вэй Усяню, Вэнь Чжулю по отношению к Вэнь Жоханю, Су Шэ по отношению к Цзинь Гуанъяо, с оговорками Вэй Усянь по отношению к семье Цзян.
  • Вернулся не таким — все варианты возвращения после смерти являют собой пример тропа, каждый по своему.
    • В случае Вэй Усяня — с большим фитильком. Учитывая обстоятельства его смерти и то, что этому предшествовало, можно было ожидать глубоко травмированного человека… Но после возрождения он словно молодеет на десяток лет и возвращает прежнюю жизнерадостность. При этом он точно знает, что сколько лет прошло после его смерти, а также вскользь размышляет о том, что был мирным духом… По-видимому, загробный мир — не самое ужасное место, хоть никаких подробностей своего пребывания там Усянь не раскрывает.
  • Вечная загадка — каково же точно влияние Не Хуайсана на сюжет и сколько притворства в его попытках «откосить» от тренировок тела и духа? И как, чёрт побери, он пережил «тренировочный лагерь» Вэней (или как откосил от него)?!
    • Сколько было правды в слухах о Мо Сюаньюе?
    • Как же трактовать действия Цзинь Гуанъяо по отношению к Лань Сичэню в развязке событий в храме Гуаньинь?
    • Почему душу Вэй Усяня так и не удалось обнаружить после его смерти?
  • Вечный ребёнок — Вэй Усянь до разрушения Пристани Лотоса и после перерождения.
  • Власть — это сила — главы Орденов зачастую как раз пример тропа.
    • Более масштабный вариант являет собой Орден Цишань Вэнь прямо перед восстанием.
  • Воин и музыкант — коллективными примерами являются Ордена Гусу Лань и Молин Су, чьи техники помимо меча завязаны на гуцинь. Из индивидуальных примеров можно выделить прекрасных флейтистов Вэй Усяня и Лань Сичэня и отличного гуциниста Цзинь Гуанъяо.
    • А вот Не Минцзюэ является полной инверсией, что для сюжета оказалось весьма важной деталью.
  • Всё пошло слишком так — создание Вэй Усянем Стигийской печати — определённо отличный пример тропа.
    • Отчасти шутки ради — попытка Вэй Усяня отвязаться от Цзян Чэна и Лань Ванцзи на горе Дафань. В отношении первого всё прошло, как по маслу, а вот в отношении второго получился троп, причём ещё и с подсветкой: «Ты сам это сказал».
    • Действия Цзинь Гуанъяо во время Второго инцидента на тропе Цюнци.
  • Вся слава досталась не тому — с фитильком — смерть Вэй Усяня, которую отнесли на счёт Цзян Чэна.
    • Без фитильков — смерть Цзинь Гуанъяо. Формально слава нашла героев — Вэй Усяня, Цзян Чэна и Лань Сичэня, но, по существу, настоящими причинами стали братья Не.
    • Педаль в пол и одновременно субверсия с черепахой-губительницей. Формально героем объявили Вэнь Чжао, но уж слишком много людей знало кто убил её на самом деле.
  • Герой с плохой репутацией — Вэй Усянь.
Орден Юньмэн Цзян. Маленький, но гордый. Слева направо: Цзян Фэнмянь, Цзян Чен, Вэй Усянь, Цзян Яньли, Юй Цзыюань
  • Гнусный клан — главный клан Ордена Цишань Вэнь на момент действия романа определённо является примером тропа, хотя и с фитильком — хорошие люди в нём тоже встречаются.
    • Несколько более спорным примером (ибо мы знаем о четверых представителях из которых под троп подпадают двое — с другой стороны их двоих можно посчитать за сотню разом) является главный клан Ордена Ланьлин Цзинь.
  • Говорящее имя — многие названные поимённо персонажи.
  • Голливудский адвокат — Орден Ланьлин Цзинь отыграл троп во время суда над Сюэ Яном.
  • Горизонт отчаяния — не повезло Вэй Усяню, Лань Ванцзи и Сяо Синчэню. Первые двое в итоге оправились, а вот для третьего всё кончилось очень печально.
  • ГЭС — Цзян Чэн после разгрома Пристани Лотоса и, по свидетельству Лань Сичэня, Вэй Усянь после Безночного города.
  • Двойной агент — Цзинь Гуанъяо во время восстания блестяще отыграл данную роль.
  • Девственность — это сила — по словам Вэй Усяня некоторые ритуалы таки требуют наличия девственника.
  • Дети-солдаты — во время восстания четвёрка кланов задействовала в боевых действиях даже подростков. А некоторые ими вообще возглавлялись.
  • Диалектика Льда и Огня — главные герои.
  • Добро — это выгодно — вопрос о добре тут несколько открытый, но Сы-Сы явно имела основания (хотя и не знала об этом) благодарить себя за своё отношение к матери Гуянъяо, поскольку именно оно спасло её от гарантированной смерти.
  • Дойти до самоубийства — самоубийством по разным причинам и разными способами закончили Ван Линцзяо, Вэй Усянь, Сяо Синчэнь, Мо Сюаньюй и Цинь Су.
  • Докажи, что ты злодей — с тропом доводилось сталкиваться Цзинь Гуанъяо во время своей шпионской работы в Ордене Цишань Вэнь.
  • Драко в кожаных штанах — Цзинь Гуанъяо и Сюэ Ян.
  • Дракон (персонаж) — Вэнь Чжулю для Вэнь Жоханя, Су Шэ для Цзинь Гуанъяо и (исключительно внутримировой пример) Вэнь Нин для Вэй Усяня.
  • Думать о красе ногтей — Не Хуайсан и Цзинь Цзысюань.
  • Её зовут Вера — давать своему оружию имена — совершенно стандартная практика. Причём под оружием тут не обязательно подразумевается именно меч.
  • Забыли первую встречу — неромантический пример с Вэй Усянем и Лань Сычжуем.
  • Закадровый момент крутости — преследование Вэнь Чжао и Вэнь Чжулю Вэй Усянем.
    • Всё расследование и интрига Не Хуайсана.
    • Пребывание на Луаньцзан и освоение Тёмного пути Вэй Усянем.
  • Заклятые друзья — Цзинь Лин и Лань Цзинъи. В молодости таковыми были Вэй Усянь и Цзян Чэн.
  • Запоздалая кавалерия — Цзинь Цзысюань во время второго инцидента на тропе Цюнци. Именно по этой причине его действия там переходят в категорию «Ай, молодца!».
  • Засланных казачков не бывает — то как реагируют на переродившегося Вэй Усяня Мелкие Лани — однозначный троп.
  • ЗАТКНИСЬ! — забавно отыграно во время Второй Осады Луаньцзан, когда Лань Ванцзи затыкает Су Шэ.
  • Зловещему месту — зловещее имя — гора Луаньцзан.
  • Зловещий музыкант — Вэй Усянь. В определённые моменты и Цзинь Гуанъяо.
  • Злодей с хорошей репутацией — Цзинь Гуанъяо.
  • И у злодея есть любимые — таковыми были мать, жена и Лань Сичэнь для Цзинь Гуанъяо.
    • Правда если учесть как и почему закончила жена и каким образом Гуанъяо использовал свою дружбу с Лань Сичэнем возникают резонные сомнения в «любимых».
    • Сяо Синчэнь и А-Цин для Сюэ Яна. Что, впрочем, не помешало ему их угробить.
  • Идише мамэ — мадам Мо для Мо Цзыюаня.
  • Из двух зол ни одно выбирать не стоит — ситуация после первого инцидента на тропе Цюнци для Вэй Усяня и Цзян Чэна и ситуация с анонимным письмом для Цзинь Гуанъяо. Что характерно в обоих случаях третий выбор оказался явно неудачным.
  • Изменившаяся мораль — отношение Цзинь Гуаншаня к своим бастардам: по меркам периода, на который опирается сеттинг, абсолютная норма. Для читателя — «ну и сволочь же он!»
  • Инфернальный соус чили-халапеньо — любимый ингредиент Вэй Усяня.
  • Инцест — Цзянь Гуанъяо и Цинь Су. Абсолютно случайный и потому весьма трагичный.
  • Ирония судьбы — ээх, знал бы основатель клана Вэнь кем станут его потомки на излёте истории клана, так сам бы, наверное, посмеялся от грустной иронии, связанной с одним из его мудрых изречений.
  • Йопт in translation — перевод названия как «Магистр дьявольского культа». Никакого культа, тем более дьявольского (откуда вообще дьявол в условно средневековом Китае?) в сюжете нет.
    • За это, как это часто бывает, нужно благодарить английский (The Grandmaster of Demonic Cultivation). Иероглиф 魔 можно перевести как «дьявольский/демонический», но это действительно не соответствует содержанию сюжета.
    • Сами авторы этого, теперь уже официального, перевода объясняют данное название так: "Обратимся к Шанхайскому словарю (большой такой бумажный кирпич, им и убить можно): 魔 — имеет значение «дьявол», 道 — имеет значение «религиозное учение», 祖师 — имеет значение «основатель секты». Что в общей сложности в адаптированном варианте и даёт нам название «Магистр дьявольского культа». Логику можете оценить сами. Учитывая, что у каждого из этих слов есть несколько значений, примерно c таким подходом можно и The Lord of the Rings как «Бог Рингов» перевести.
  • Каков родитель, таков и супруг — Вэй Усянь весьма похож на госпожу Лань, мать Лань Ванцзи, если судить по тем обрывкам информации, которые о ней даются. А вот с Цзян Ченом инверсия — его требования к потенциальной супруге складываются в образ девушки, максимально НЕ похожей на госпожу Юй. Учитывая тяжёлый характер последней (который сын унаследовал в полном объёме) и то, в какой ад она превратила собственную семейную жизнь, не удивительно.
  • Каков родитель, таково и дитя — Цзян Чэн и Вэй Усянь явно пошли в своих матерей.
    • А вот Цзян Яньли, Цзинь Лин, Цзинь Гуанъяо, Лань Ванцзи и Лань Сычжуй больше похожи на своих отцов (в случае с Сычжуем — приёмного отца).
  • Кармическая справедливость — обе речи «Почему ты отстой!» адресованные Цзян Чэну и судьба семейства Мо очень тянут на троп.
    • Чисто внутримировым примером является смерть Вэй Усяня.
    • Примерами со знаком «плюс» стали Лань Ванцзи и Мянь Мянь, которым карма воздала за их поведение на совете после первого инцидента на тропе Цюнци. Пусть и очень не сразу.
  • Кнопка берсерка — для Цзян Чэна и Цзинь Лина — любая критика родителей второго, Вэнь Нин с Вэй Усянем и всё что с ними связано. Для первого, в дополнение — любые угрозы в отношении второго и любые намёки на то, что кто-то в чём-то лучше него.
    • Для Цзинь Гуанъяо — любое напоминание о том, чем занималась его мать.
    • Су Шэ достаточно просто надменного отношения к нему. Плюс любые намёки на копирование Лань Ванцзи.
  • Козёл с золотым сердцем — Цзинь Цзысюань и Цзян Чэн (этот после Безночного города и Первой Осады Луаньцзан).
    • Цзинь Лин. Как-никак сын первого и племянник второго.
    • У Цзян Чэна все-таки в сердце не золото, а сплав с другими металлами с золотом в маленькой пропорции. Единственное хорошее в нем — любовь к своей семье, в частности, к племяннику и сестре. Даже с годами он искренне не понимает, что мешало Вэй Усяню оставить Лань Чжаня на съедение Черепахе и продолжает считать спасение Ванцзи причиной нападения Вэней на Пристань Лотоса.
  • Колдун и воин — любой заклинатель более-менее продвинувшийся по пути совершенствования.
  • Красный Барон — титулы некоторых персонажей (например Вэй Усяня, Вэнь Нина, Юй Цзыюань и Вэнь Чжулю) вполне тянут на троп.
  • Крепкий середнячок — как заклинатель Цзинь Гуанъяо вполне себе пример тропа.
  • Кругом одни красавцы — пожалуй из всех персонажей в красавцы нельзя записать только Лань Цижэня. И то не факт.
  • Крутая похвальба — фраза Вэй Усяня из эпиграфа.
  • Крутое и символическое оружие — в принципе всё именное оружие из романа подходит под троп.
  • Крутое семейство — кланы заклинателей являются таковыми по определению. Касательно романа наиболее ярким примером станет клан Лань.
  • Крутой в дурацком колпаке — Не Хуайсан. Причём дурацкий колпак ни в коем случае не маска, а вполне себе часть его личности.
    • Вэй Усянь в общем-то тоже.
  • Крутой гей — Лань Ванцзи. К концу истории и Вэй Усянь (хотя он скорее би или пансексуал).
  • Крутой король — Не Минцзюэ.
  • Крутой лучник — Вэй Усянь после потери Золотого Ядра.
  • Крутой фехтовальщик — поскольку любой заклинатель более-менее продвинувшийся по пути совершенствования в принципе является хорошим фехтовальщиком то имеет смысл выделить особо крутых: это, как минимум, Вэй Усянь, Лань Ванцзи и Не Минцзюэ. О степени умения Вэнь Жоханя судить сложно, но если она не уступает его силе заклинателя, то он однозначно самый крутой.
  • Куда заводит месть — Цзян Чэн и Не Хуайсан едва не пересекают моральный горизонт во имя мщения.
  • Легко пьянеет — коллективный пример с кланом Лань.
  • Лицемер — очень ярким примером является Цзян Чэн.
    • В принципе основа конфликта Вэй Усяня с другими заклинателями кроется в дичайшем лицемерии со стороны вторых.
  • Лучник и рубака — собственно подходит любой заклинатель более-менее прилично управляющийся с луком. Из конкретных примеров — Вэй Усянь, братья Лань и Цзинь Цзысюань.
  • Любимчик в семье — в семье Цзян таковыми являются Вэй Усянь для Цзян Фэнмяня и Цзян Чэн для Юй Цзыюань. Цзян Яньли, судя по всему, любима всеми.
Орден Ланлин Цзинь. Богатые и высокомерные. Слева направо: Цзинь Цзысюань, Цзинь Гуаншань, Цзинь Гуанъяо, Цзинь Цзысюнь, Цзинь Лин
  • Любимый дядюшка — с некоторыми оговорками оба дяди Цзинь Лина.
    • Лань Цижэнь для Нефритов.
    • В случае кровного родства — дядюшки клана Вэнь для Вэнь Цин и Вэнь Нина.
    • К концу истории Вэй Усянь для Цзинь Лина.
  • Любимый фанский пейринг — Безусловно Лань Ванцзи/Вэй Усянь. Дополняют фаворита целая куча слэш-пейрингов и два гет-примера: канонный Цзинь Цзысюань/Цзян Яньли и полный неканон Цзян Чэн/Вэнь Цин.
    • Не совсем полный: намёки на него есть в дораме.
    • Интересный внутримировой пример. В реальной жизни называние пейринга обычно составляют из двух слогов имён пары. Лань Ванцзи/Вэй Усянь называют «Вансянь». И именно так Лань Ванцзи называл мелодию, в которой он выражает свои чувства к Вэй Усяню. По-китайски это к тому же складывается во фразу «Забыть о сожалениях».
  • Магия — фэнтезийная наука — в принципе заклинательское искусство можно отнести к этому тропу, поскольку для становления заклинателем необязательно рождаться в семье заклинателей (яркий пример — Сюэ Ян: босяк, ставший весьма неплохим заклинателем), а вот упорная учёба и тренировки наоборот более чем обязательны (яркий антипример — Не Хуайсан: наследник одного из Великих Орденов и абсолютный ноль, как заклинатель).
  • Магнит для неприятностей — Вэй Усянь. Подойдут так же Цзинь Лин и Сяо Синчэнь (последний ещё и с подсветкой).
  • Магократия — данный сеттинг яркий пример тропа.
  • Мама-медведица — Юй Цзыюань.
  • Матомная бомба — А-Цин адресует подобную речь Сюэ Яну перед смертью от его руки.
  • Меня штырит, мне всё можно — Лань Ванцзи, когда напьётся. Даже получил специальное прозвище для таких моментов (Лань Пьянь).
  • Метательные мечи — одно из базовых умений заклинателя.
  • Милашка — группа младших учеников клана Лань, возглавляемая Лань Сычжуем и примкнувший к ним сборный детсад из других Орденов. Наиболее ярко выражено в маньхуа, где генерация кавай-моментов — их основной род деятельности.
  • Милая черта крутого — Лань Ванцзи и его любовь к кроликам.
    • Вэй Усянь и его любовь к супу из корней лотоса со свиными рёбрышками.
    • Сюэ Ян и его любовь к сладостям.
  • Много имён — согласно китайским традициям именования персонажи могут носить до трёх имен: детское (мин), второе (цзы) и титул (хао). Все три имени названы у шести персонажей.
  • Мои родители мертвы — именно используя этот троп Цзян Чэн напоминает Вэй Усяню, что и почему случилось с родителями Цзинь Лина.
  • Молодец против овец — Вэнь Чжао и Ван Линцзяо.
  • Момент характеристики — для Вэй Усяня это его бенефис в поместье Мо, для Цзян Чэна и Цзинь Лина ночная охота на горе Дафань.
  • Моральный горизонт событий — неоднократно его пересекают Цзинь Гуанъяо и Сюэ Ян. Как минимум на грани пересечения побывали Не Хуайсан и Цзян Чэн (существует резонное мнение, что своей охотой на тёмных заклинателей он его таки пересёк).
    • Внутримировым примером стал второй инцидент на тропе Цюнци для Вэй Усяня.
  • Мужчины не плачут — антипример с Цзинь Лином, который плачет дважды. Оба раза более чем обоснованно.
    • Цзян Чэн в храме Гуаньинь во время объяснения с Вэй Усянем и — только в «The Untamed» — во время морального отлупа от Вэнь Нина в Пристани Лотоса.
    • Сам Вэй Усянь после второго инцидента на тропе Цюнци.
  • Музыкальный символ — композиция «Zui Meng Qian Chen» для дунхуа, инструментальная версия композиции «Wu Ji» для дорамы.
  • На этот раз не я — хотя Цзинь Гуанъяо и была выгодна смерть Цзинь Цзысюаня, автор заявила, что он был честен, когда сказал, что не планировал такого исхода.
  • Названые братья — «Достопочтимая троица»: Не Минцзюэ, Лань Сичэнь и Цзинь Гуанъяо.
  • Начало конца — отправка приглашения Вэй Усяню на торжество в честь полной луны Цзинь Лина для событий прошлого, получение анонимного письма Цзинь Гуанъяо и раскрытие Вэй Усяня для событий настоящего.
    • Смерть Не Минцзюэ для Цзинь Гуанъяо и соревнование лучников для Цишань Вэнь, а также Первый инцидент на тропе Цюнци для Вэй Усяня.
Орден Цинхэ Не. Известен горячим нравом своих адептов. Слева направо: Не Минцзюэ и Не Хуайсан
  • Не было гвоздя — неудержимая похоть Цзинь Гуаншаня и его скотское отношение своим бастардам. Именно отсюда растут основы личности Цзинь Гуанъяо, которые привели к убийству им Не Минцзюэ, которое спровоцировало интригу Не Хуайсана, которая включила в себя возрождение Вэй Усяня.
    • И махоньким гвоздиком стало спасение Вэй Усянем Су Шэ, который позже спровоцирует второй инцидент на тропе Цюнци и станет драконом Цзинь Гуанъяо.
  • Не рой другому яму — забавный эпизод с подменой Вэй Усянем вина из тайника Лань Ванцзи водой. Один из двух кувшинов, в которых он подменил содержимое, значительно позднее ему самому и достался.
    • Попытка Цзинь Гуанъяо обескровить Ордена заклинателей и свалить всё на Вэй Усяня трудами этого самого Вэй Усяня обернулась эпичнейшей подставой для самого Цзинь Гуанъяо.
  • Не умеет давать имена — Цзян Чэн. От него эту черту унаследовал Цзинь Лин (а он сам, походу, унаследовал её от Цзян Фэнмяня).
  • Не щадить детей — сразу несколько примеров имеется у Цзинь Гуанъяо и Сюэ Яна.
    • В дораме, во время разгрома Пристани Лотоса, прямо показана смерть ребёнка от рук Ван Линцзяо.
  • Неадекватное возмездие — отличились Сюэ Ян и Цзинь Гуанъяо.
  • Неведение — блаженство — именно так рассуждали Сун Лань с А-Цин в отношении Сяо Синчэня и Вэй Усянь с Цзян Чэном в отношении друг друга. Надо ли говорить, что ни там, ни там ни к чему хорошему это не привело?
    • Примером из второй категории стал Лань Сичэнь в отношении Цзинь Гуанъяо.
  • Невероятно отстойный дар — путь заклинателя в клане Не вполне подходит.
  • Невыносимый гений — Вэй Усянь в первой жизни.
  • Невысокий крутой — Цзинь Гуанъяо и Не Хуайсан. В принципе их нельзя назвать совсем карликами (170 и 172 сантиметра), но на фоне других героев…
  • Непохожие друзья — Лань Сычжуй в отношении Лань Цзинъи, а впоследствии и Цзинь Лина. Так же «Достопочтимая троица».
    • Лань Ванцзи и Вэй Усянь во всех адаптациях. Ибо цензура.
  • Непрактичная грива — постоянно сражающиеся герои тем не менее щеголяют распущенными волосами до поясницы и носят ханьфу с длинными рукавами.
  • Непрямое убийство — именно так Вэнь Жохань убил предыдущего главу Не. Сюда же некоторые из преступлений Цзинь Гуанъяо и зачистка окрестностей города И Сюэ Яном.
  • Несладкая парочка — Сюэ Ян и Сяо Синчэнь.
  • Несовместимая с жизнью жестокость — оптовый пример с Орденом Цишань Вэнь.
  • Несовместимая с жизнью крутость — Не Минцзюэ и Вэй Усянь.
  • Несовместимое с жизнью любопытство — субверсия в арке «Зелень»: детсад не пострадал, но только потому, что детишек защитили Вэй Усянь и Лань Ванцзи.
  • Несовместимое с жизнью хамство — Цзинь Цзысюнь и субверсия с Не Минцзюэ.
  • Нечаянное пророчество — слова Цзян Чэна касательно перспектив обучения Вэй Усяня у Лань Цижэня, слова Лань Цижэня касательно перспектив в подчинении тёмной энергии, слова Не Минцзюэ касательно будущего Цзинь Гуанъяо.
  • Низведён до простого смертного — любой заклинатель, потерявший Золотое Ядро.
    • Ближе к финалу выясняется, что есть парочка техник с помощью которых тоже можно добиться подобного результата, правда временно.
  • Нулевой рейтинг — Орден Цишань Вэнь прямо перед восстанием, Вэй Усянь перед Безночным Городом, Цзинь Гуанъяо в финале.
  • OOC — это серьёзно — Лань Ванцзи после Первой Осады Луаньцзан.
  • Обезглавленная армия — троп отыгран во время восстания, когда одним из факторов победы восставших стало убийство главы Цишань Вэнь.
  • Обнять и плакать — подавляющее большинство персонажей, в особенности Вэй Усянь.
  • Обречённая любовь — Цзинь Гуанъяо и Цинь Су действительно любили друг друга, но в силу некоторых причин эта любовь была заведомо обречённой, что, увы, выяснилось слишком поздно.
  • Одним миром мазаны — Цзян Чэн и Цзинь Гуанъяо, он же и Вэй Усянь, Не Хуайсан и Цзинь Гуанъяо, Цзинь Цзысюнь и Су Шэ, Вэй Усянь и Сюэ Ян, Вэй Усянь и Цзинь Гуанъяо.
  • Одушевлённое оружие — по всей видимости своей волей, в теории, может обладать любой меч в принципе, но наиболее ярко троп отыгрывают сабли Ордена Цинхэ Не.
  • Они выкололи мне глаза — не повезло Сун Ланю, Сяо Синченю и А-Цин.
  • Они не геи — главные герои в адаптациях.
  • Окончательное решение — восстание против Ордена Цишань Вэнь фактически вылилось в геноцид клана Вэнь под лозунгами справедливости.
  • Опошленная ситуация — пару раз случается с Вэй Усянем после перерождения при встрече с теми, кто знал Мо Сюаньюя (в первую очередь с Цзинь Лином).
  • Отличница и хулиган — гендерная инверсия и взрослый пример с Лань Ванцзи и Вэй Усянем.
  • Отложенное возмездие — история Сюэ Яна и клана Чан как раз об этом.
  • Оттенить героя мерзавцем — в пещере под горой Муси Вэнь Чжао противопоставлен сразу трём героям: Вэй Усяню, Лань Ванцзи и Цзинь Цзысюаню.
  • Оттолкнуть, чтобы спасти — в финале играется в буквальном смысле с Цзинь Гуанъяо и Лань Сичэнем.
    • Разрыв между Вэй Усянем и Орденом Юньмэн Цзян по факту был именно тропом.
    • После раскрытия своей личности в Башне Кои Вэй Усянь попытался оттолкнуть Лань Ванцзи — с предсказуемым результатом.
  • Офигенные герои — Лань Ванцзи и Вэй Усянь во время Второй Осады Луаньцзан.
  • Ошибка в ритуале — из-за неполных записей Мо Сюаньюй выпускает одну деталь ритуала пожертвования, забыв конкретизировать что именно должен сделать призванный дух. Благо угадать его желание оказалось несложно.
  • Папа-волк — Цзян Чэн для Цзинь Лина.
    • Цзян Фэнмянь для своих детей.
  • Пейзажное порно — дунхуа давит педаль в пол. В дораме этого тоже в достатке.
  • Первая любовь — Вэй Усянь для Лань Ванцзи, Цзинь Цзысюань для Цзян Яньли. В обоих случаях любовь не только первая, но и единственная.
  • Пережил свою полезность — Вэй Усянь в первой жизни.
  • Пережить самопожертвование — Вэй Усянь в финале Второй Осады Луаньцзан.
  • Печальный символ — конфета для Сюэ Яна, Суйхуа (отцовский меч) для Цзинь Лина, Цзыдянь (плеть-молния) и, возможно, Чэньцин (флейта Усяня) для Цзян Чэна, тайник с вином и песня для Лань Ванцзи.
  • Плохой хороший конец — финал арки «Зелень». Да и финал романа в целом тоже вполне тянет на троп.
  • По нарастающей — история Сюэ Яна: началось всё с мелочной, жестокой шутки богатея, а вылилось в один из худших кошмаров мира заклинателей.
    • Собственно весь сюжет романа идёт по нарастающей, прерываясь на флэшбеки.
  • Подлый трус — Су Шэ. Причём как в романе, так и в адаптациях — правда по разному.
  • Полное чудовище — если в отношении Цзинь Гуанъяо ещё существует двойственность мнений (наворотил он реально много, но часть фэндома считает, что всё же недостаточно для чудовищности), то вот Сюэ Ян однозначно пример тропа.
    • Внутримировым примером является Вэй Усянь.
  • После такого не выживают — именно в этом был уверен Вэнь Чжао, когда скинул Вэй Усяня на Луаньцзан. Впрочем, для читателей интрига тут отсутствует.
  • Последний выживший — Цзян Чэн и Вэнь Юань.
  • Потому что вы были добры ко мне — именно на этом фундаменте зародилась дружба Цзинь Гуанъяо с Не Минцзюэ и Лань Сичэнем и верность Вэнь Нина и Су Шэ к Вэй Усяню и Цзинь Гуанъяо соответственно.
  • Потрясающий повар — по всей видимости таковым можно счесть Лань Ванцзи. Во всяком случае научиться готовить еду, которую никогда раньше не готовил, так, что тот кто такую еду обожает даже не поймёт, что съеденное не куплено в харчевне — это явно талант.
    • Одно из достоинств Цзян Яньли — потрясающие навыки готовки.
  • Почему ты отстой — эпичнейшая реакция Вэнь Жохана на начавшееся восстание по факту была констатацией того, почему восставшие — отстой.
    • Дважды подобное пришлось выслушать Цзян Чэну. Что характерно, оба раза за дело.
  • Пошёл ты, ментор! — именно на такой ноте закончились тренировки Не Хуайсана старшим братом.
  • Появление кавалерии — Лань Ванцзи в деревне Мо и ополчение кланов во время Второй Осады Луаньцзан.
  • Предзнаменование — замечание Лань Цижэня о том, что никто не может быть уверен в своём полном контроле над тёмной энергией и в том, что она не ударит по самому заклинателю.
    • Светлый пример. Кролики, подаренные Вэй Усянем Лань Ванцзи. А точнее их цвет и то, чем они занимались.
    • Выстрел в солнце впервые упоминается в провокационных речах Ван Линцзяо в Пристани Лотоса.
  • Прикинуться шлангом — Не Хуайсан и Цзинь Гуанъяо мастерски владеют данным приёмом.
  • Природа отдохнула — Вэнь Чжао.
  • Проблемы с коммуникацией убивают — общая проблема почти всех персонажей романа. Кучи смертей можно было бы избежать, если бы персонажи взяли за труд спокойно всё обсудить.
  • Псевдомилый злодей — Цзинь Гуанъяо и Сюэ Ян.
  • Путь наверх — Цзинь Гуанъяо.
    • В исторической хронике — основатели кланов Лань и Не.
  • Разобщённая семья — семья Цзян весьма яркий пример тропа.
    • Семья Цзинь, в принципе, тоже.
  • Разобиженный — если у Цзинь Гуанъяо, Сюэ Яна и Цзян Чэна хотя бы есть более-менее веские причины для своего поведения, то вот Су Шэ — однозначное попадание в троп
  • Ребёнок в память о нём — с фитильком Вэнь Юань для Лань Ванцзи.
  • Ребёнок от изнасилования — Цинь Су.
  • Рефлексы подвели — аверсия во время проверки, которую Сюэ Ян устроил для А-Цин.
  • Родные братья противоположны — дофига примеров — братья Не, два Нефрита клана Лань, сыновья Цзинь Гуаншаня, дети четы Цзян, Вэнь Цин и Вэнь Нин.
Орден Цишань Вэнь. Главный антагонист во флешбеках. Слева направо: Вэнь Чжао, Вэнь Жохань, Вэнь Цин, Вень Нин

Отличия дорамы от романа[править]

Отличие, лежащее на поверхности — весь яой заменён крепкой мужской дружбой. А что вы думали — цензура. При этом получилось эпичное они не геи пополам с они будут или нет, так что даже те, кто не читал роман, заподозрят, что не только в дружбе дело. А благодаря балансированию между цензурой и фансервисом получилось забавное изменение сюжета: в оригинальном романе Вэй Ин имел все основания не догадываться о чувствах Лань Чжаня, более того, долгое время он обоснованно считал, что тот его терпеть не может. В сериале же Лань Чжань изначально куда более открыто проявляет симпатию к нему (дружескую, разумеется дружескую), а Вэй Ин тормозит, не доверяя ему.

Практически всех мертвецов убрали, заменив их «марионетками» — одержимыми злыми духами людьми. Впрочем, ведут эти люди себя, как зомби, и исцелить одержимость не всегда возможно — в итоге вышли те же упыри, только в профиль. Как следствие, Призрачный Генерал отнюдь не мертвец, а просто марионетка, которой смогли вернуть разум (что пару раз подчёркивается). Если в оригинале Вэй Усянь поднимает орды нежити и разоряет могилы, чтобы получить войско — словом, ведёт себя как классический некромант — в дораме он максимум призывает духов и перехватывает контроль над чужими марионетками.

Героя вообще обелили — если в романе смерть Цзинь Цзысюаня была его виной — потерял контроль над Призрачным Генералом — то в дораме Вэнь Нина взял под контроль Су Шэ, по приказу Цзинь Гуанъяо, который увидел прекрасный шанс избавиться от брата и свалить вину на некроманта с дурной репутацией. Смерть Яньли и бойня в Безночном Городе, произошедшие после этого — тоже результат усилий Гуанъяо. В результате Гуанъяо как раз резко очернили, при том, что он и в оригинале-то вполне себе тянул на полное чудовище.

Прибыло злодейства и у клана Вэнь — они тут изначально практикуют некромантию и используют для создания марионеток куски тёмного железа — артефакт, созданный злым колдуном, и разбитый на части. Иначе говоря, «Основателем тёмного пути» тут Вэй Усяня уже не назовёшь, более того, если в романе он однозначно сильнейший из известных тёмных заклинателей, то в дораме Вэнь Жохань вполне может дать ему фору. Именно вокруг поиска Вэнями недостающий кусков артефакта и закручен сюжет почти всей первой трети дорамы.

Из соображений цензуры изменили и «главный квест» героев после воскрешения Вэй Усяня — если в романе они собирают части тела расчленённого покойника, надеясь таким образом успокоить его душу (ибо по отдельности части тела стали очень злобной нежитью) и понять, кто он вообще был, то в дораме их ведёт дух меча этого покойника.

Серьёзно изменили сюжетные линии нескольких персонажей. Особенно стоит отметить полностью исчезнувшую интригу в отношении Не Хуайсана — о его причастности к происходящему можно догадаться чуть ли не после первого же его появления, а в финале авторы и вовсе заявили о ней чуть ли не прямым текстом.

Многие изменения продиктованы «бюджет пишет сюжет» — оживление полусотни бумажных манекенов? Извините, мы не Голливуд, будет отдуваться Вэнь Нин... Трёхтысячная армия заклинателей в Безночном Городе и тысячная на Луаньцзан? Извините, мы не Голливуд, хватит и пары сотен... Да и брать разных актёров на роли Вэй Усяня до воскрешения и после воскрешения — запутает зрителей, поэтому ритуал пожертвования тела изменил тело Мо Сюянъюя и Усянь для маскировки носит маску.

Некоторые сюжетные ходы смотрятся откровенно странно — например, местоположение кусков артефакта патриарху Вэней указывает... Сюэ Ян (которому в романе на тот период и вовсе лет 5-7, но в дораме он ровесник Вэй Усяня). Откуда рядовой головорез об этом знает, так и остаётся загадкой, есть лишь туманный намёк, что он потомок того самого тёмного мага, что артефакт создал. Но в целом изменения позволили ввести в сериал многих героев уже в начале флешбека — Вэнь Цин с Вэнь Нином, в частности, учатся в Гусу Лань вместе с Вэй Усянем (на самом деле Вэнь Цин ищет кусок тёмного железа, спрятанный где-то в Гусу), Вэй Усянь встречается с Сюэ Яном ещё до своей смерти и даже принимает участие в его поимке, и так далее.

Тропы в дораме[править]

  • Character Song — для «The Untamed» было записано четырнадцать песен про персонажей семь из которых были исполнены соответствующими актёрами.
  • А ты не староват для школьника? — если исполнение ролей Лань Сычжуя, Лань Цзиньи и Цзинь Лина актёрами которым по 21-24 года ещё можно списать на увеличившийся таймлайн из-за чего их героям от 17 до 19 лет (а не 14-17 как в романе), то вот исполнение ролей 15-летних Вэй Усяня, Лань Ванцзи, Цзян Чэна, Не Хуайсана и Цзинь Цзысюаня основным актёрским составом, который на 6-10 лет старше — как раз троп.
  • Блестящий неканон — дорама при следовании общему сюжету романа заметно расходится во многих конкретных сюжетных поворотах и деталях. Что, однако, ничуть не помешало её бешеной популярности (фактически именно она принесла франшизе по-настоящему мировую известность), на волне которой она уже обзавелась двумя спин-оффами.
  • Героизм в адаптации — Не Минцзюэ в «The Untamed» представлен намного более приятным человеком за счёт чего несколько «осветлели» и некоторые моменты в сюжете.
  • Злодейство в адаптации — эпизод с приглашением Вэй Усяня на торжество в честь полной луны Цзинь Лина в «The Untamed». По сравнению с аналогичным эпизодом из романа в этом Цзинь Цзысюань выглядит намного темнее.
  • И часовню тоже он! — в «The Untamed» Цзинь Гуанъяо приписали несколько преступлений, которых в романе он не совершал, плюс ещё в одном (которое в романе было) его роль сделали намного более подлой.
    • Из-за чего «часовен» прибавилось и у его «дракона» Су Шэ.
    • Да и в целом Ордену Ланьлин Цзинь приписали полную вину в трагедиях на тропе Цюнци и в Безночном Городе — в романе же ответственность за них с равной вероятностью можно возложить не только на них, но и на банальную случайность. И самого Вэй Ина.
    • В дунхуа к выходу сил Вэй Усяня из-под контроля тоже приложил руку орден Ланьлин Цзинь.
  • Кастинг-агентство «WTF?» — Вэнь Жохань и нефриты в «The Untamed». В первом случае актёра подвёл возраст, во втором — явная внешняя несхожесть.
    • Цзинь Гуаншань и Не Минцзюэ. Цзинь Гуаншань еще ладно, но Не Минцзюэ занимает 7 место в рейтинге красавчиков Китая. Единственное красивое в Не Минцзюэ из дорамы — его волосы. И выглядит он как минимум на 40, а никак не на 20 с небольшим.
  • Корона в конце пути — в дораме троп играется в отношении Лань Ванцзи, который становится новым Верховным Заклинателем. Впрочем, последние минуты последней серии оставляют простор для фантазии: а уж не отказался ли Ванцзи от этой «короны», чтобы отправиться в путешествие с Вэй Усянем?
  • Не такая уж фоновая музыка — в фильме «Fatal Journey» (второй спин-офф «The Untamed») троп играется во время первой вспышки ярости Не Минцзюэ.
  • Обречённая любовь — Цзян Чэн и Вэнь Цин.
  • Проснулся знаменитым — с фитильком: актёры игравшие в дораме по большей части уже засветились в шоу-бизнесе, но выход дорамы однозначно поднял их известность на новый уровень.
  • Что за идиот! — именно так выглядит Вэй Усянь во время конфликта с Вэнь Чжао в Облачных Глубинах.
  • Что за фигня, автор? — если в романе Цзинь Лин, хоть и находился в Пристани Лотоса на совете после Второй Осады Луаньцзан, но на сам совет не попал, то в «The Untamed» авторы его туда поместили… 17-летнего парня… после серьёзнейшего потрясения, связанного со Второй осадой Луаньцзан и Вэнь Нином… на совет, где вскрылось, что его дед был похотливым мудаком и насильником, а его дядя — инцестником (да, случайным, но как раз об этом-то на совете ничего сказано не было), отце- и сыноубийцей и распоследней сволочью… авторы, вы серьёзно?!
  • Шрамы от цензуры — причём, как ни странно, не в той части что про гомосекс — её таки как раз ампутировали достаточно аккуратно. А вот решение убрать мертвецов и всё с ними связанное из истории, которая завязана на некромантию…

Примечания[править]

  1. Что, впрочем, характерно для всего жанра Сянься. Каждая стадия на пути духовного совершенствования замедляет старение и повышает продолжительность жизни, а финальный прорыв позволяет переродиться в бессмертного и вознестись на небеса к божественности. Ну или на следующий уровень и пустить всё по второму/третьему/сотому кругу, если произведение хорошо продаётся и заканчивать его не хочется.
  2. Впрочем, формальности в виде трёх поклонов они, по словам Лань Ванцзи, всё же соблюли, а приглашение Вэй Усяня на семейное пиршество Лань Цижэнем вполне может считаться свидетельством того, что в Ордене Гусу Лань его де-факто признали спутником Лань Ванцзи на тропе самосовершенствования.