Гончие Тиндалоса

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Но они меня почуяли. Люди пробуждают в них космический голод. Мы спаслись ненадолго от скверны, что окружает их кольцом. Они жаждут нашей чистой, непорочной составляющей, которая берёт начало в незапятнанном деянии. Некая часть нас осталась незатронута деянием, её-то они и ненавидят. Но не воображай, что они — зло в буквальном, прозаическом смысле этого слова. Они — за пределами ведомого нам добра и зла. Они — то, что в начале начал отпало от чистоты. Через деяние они стали воплощением смерти, вместилищем всего нечистого. Но они не есть зло в нашем представлении, потому что в сферах, в которых они обитают, нет мысли, нет морали, нет правды и неправды в нашем понимании. Есть лишь чистое и нечистое. Нечистое находит выражение в углах; чистое — в кривых. Человек — точнее, та его часть, что непорочна, — восходит к кривизне. Не смейся. Это я буквально. »
— Ф. Б. Лонг, «Гончие Тиндалоса», 1929
Hound of Tindalos by KingOvRats.jpg

Гончие Тиндалоса (Псы Тиндала, Hounds of Tindalos) — одни из наиболее меметичных представителей бестиария лавкрафтианских ужасов. Выдуманы, что характерно, не самим Лавкрафтом (так что адрес статьи в некоторой степени обманчив), а его другом и корреспондентом Фрэнком Белнапом Лонгом в одноимённом рассказе. Эта короткая история, однако, так впечатлила самого ГФЛ, что он с радостью вставил упоминание о Гончих в «Шепчущего во тьме», вместе с подобающими намёками на «космос углов и дуг», и позже несколько раз возвращался к этой концепции.

Исходная история Лонга довольно проста: визионер по фамилии Чалмерс под присмотром рассказчика-скептика принимает мистический наркотик, рассчитывая выйти за пределы времени и разгадать тайну появления жизни. Как водится, всё пошло слишком так: заглянув дальше, чем следовало, он увидел некую неизмеримо жуткую правду, стоящую за мифом о Грехопадении, а потом прервал опыт в ужасе, когда его почуяли порождения этого начального деяния — те самые Гончие. Дальше Чалмерс лихорадочно пытался обезопасить себя, но, поскольку у нас тут вселенский ужас, конец немного предсказуем.

Так что же это за Гончие такие? Чужеродные чудовища, которые обитают в додревней тьме до начала самого времени и за пределами пространства, отделённые от нашего континуума некими непостижимыми «углами». Впрочем, почуяв запах человека, каким-нибудь неосторожным образом попавшего в их края, они вполне могут встать на след и преследовать его в родное пространство-время, скажем, нашу с вами современную Землю. Настигнув жертву, они её убивают — неизвестно, одинаковым ли способом или всякий раз разными; Чалмерс был найден голым, обезглавленным и покрытым голубоватой слизью, с выложенным вокруг его тела правильным треугольником из обломков гипса. Гипсом он пытался защитить свою комнату — поскольку Гончие Тиндалоса способны двигаться лишь через углы и отпугиваются изогнутыми линиями, он постарался превратить свою комнату в подобие шара, скруглив все стыки плоскостей. Увы, землетрясение разрушило с таким трудом возведённую оборону.

Облик Гончих — вечная загадка. Исходная история говорит лишь о «поджарых, изголодавшихся телах», появлении в облаках дыма и упоминает «их языки», да ещё сообщает, что слизь, которую они оставили на трупе, является протоплазмой, не содержащей энзимов. Позже было нарисовано бессчётное множество иллюстраций, где нередко сохраняется собачья морфология тела со всякими гротескными дополнениями. Мало кому в голову приходит очевидная мысль: если Гончие ненавидят кривые, отчего они должны содержать их в собственных телах? Гораздо логичнее, если они сами состоят из углов, представляя собой нечто вроде живых кристаллов. Другая вечная загадка — само имя «Тиндалос» и его значение; неясно, персонаж это, место или вообще что-то за пределами понимания. Продолжатели Мифов Ктулху давали этому различные трактовки.

В других мирах[править]

  • «The Unspeakable Vault (of Doom)» — здесь сабж выведени под именем Тиндалу — бледно-голубой тощей собаки типажа «до старости щенок», питомца Великих Древних. Судя по одному стрипу, пёс не единственный в своём роде.
  • «Мефодий Буслаев» — «псы», упомянутые в «Лёд и пламя Тартара», по описанию похожи на сабж слишком сильно, чтобы это можно было назвать совпадением. Они — стражи границы миров, о которых Меф узнал в заглоте — междумирье, возникшем при случайном пересечении магических полей миров. Их не показывают, так что облик неизвестен даже стражам. Способны за секунду отгрызть полголовы стражу света, который случайно залез головой на границу между заглотами.