Лавкрафтианские ужасы

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Lovecraft»)
Перейти к: навигация, поиск
TVTropes.pngTV Tropes
Для англоязычных и желающих ещё глубже ознакомиться с темой в проекте TV Tropes есть статья H. P. Lovecraft. Вы также можете помочь нашему проекту и перенести ценную информацию оттуда в эту статью.
« Все мои истории основаны на фундаментальном допущении, что обычные человеческие законы, интересы и чувства в масштабах космоса не имеют какого-либо веса и значения. С моей точки зрения, чистое ребячество – писать, что уроженцами других миров или вселенных могут быть человеческие существа, с их ограниченными людскими страстями и стандартами. Чтобы достичь пика в описании того, что выходит за пределы пространства, времени или иных измерений, следует совершенно забыть, что существуют органическая жизнь, добро и зло, любовь и ненависть, а также прочие малозначительные атрибуты ничтожной и недолговечной расы людей. Человеческими качествами могут обладать лишь человеческие персонажи и человеческое общество. Их следует изображать с беспощадным реализмом (без всякого грошового романтизма) – но едва мы пересекаем границу неведомого, зловещего и бескрайнего – кишащего тенями Запределья – мы должны не забыть оставить нашу человечность и все земные представления на пороге. »
— Говард Ф. Лавкрафт в письме Фарнсуорту Райту, 5 июля 1927.
Склизкий шоггот

Лавкрафтианские ужасы — вид литературы ужасов, вдохновлённый писателем Говардом Филлипсом Лавкрафтом. Последователи Лавкрафта развили (а некоторые — исказили) его идеи, в итоге породив межавторскую вселенную Мифов Ктулху, но общая атмосфера осталась той же, что в классических рассказах ГФЛ: ужас неизведанного, что дремлет за пределами привычной картины мира. Иногда, намеренно или случайно, атмосфера улетучивается при прежнем наборе ингредиентов: тогда получается Лавкрафт-лайт. Несколько особняком в творчестве автора стоит так называемый Цикл Снов, о котором читайте в соответствующей статье, но он по сути является частью того же сеттинга.

Корни подхода Лавкрафта к литературе лежат в произведениях Эдгара Аллана По, Артура Мейчена, М. Р. Джеймса и Алджернона Блэквуда. В рассказах описываются сверхъестественные явления, порожденные причинами, о которых людям лучше никогда не узнать: древние культы, инопланетные демоны и прочие подобные вещи.

Основные мировоззренческие предпосылки[править]

Лавкрафт был человеком очень специфическим, идущим в ногу со временем, но по очень кривой дорожке и в архаичной одёжке. Свою натуру он описывал как состоящую из трёх частей:

  • Любовь к древнему и неизменному;
  • Любовь к отвлечённой истине и научной логике;
  • Любовь к странному и фантастическому.

Здесь — корни всего, что мы знаем под именем лавкрафтианских ужасов. Первое пристрастие ответственно за вездесущее присутствие следов прошлого, будь то семейные тайны или же археологические чудеса, уходящие в бездну времени. Генеалогия, старинные дома, древние цивилизации, вымершие (или не очень вымершие) виды и руины старше человечества — всё это сюда. Второй пункт прибавляет значительную примесь НФ и общую дотошность в обращении с фактами. Сюда же в копилку — непреклонные материализм и атеизм. Третий же пункт прибавляет, собственно, элемент ужасного: Лавкрафта всегда завораживала мысль о приостановке кажущихся незыблемыми законов реальности, порождающей благоговение, неприятие и вывих мозга. Люди нужны сугубо как фон, чтобы созерцать всё это и испытывать подобающие случаю эмоции: автор честно писал в корреспонденции, что «единственные герои, о которых я могу писать — это явления».

Дополняет картину философия индифферентизма. Лавкрафт не считал себя ни оптимистом, ни пессимистом. Он просто полагал, что Вселенной пофиг, а человечество (и вся Земля) настолько мало и эфемерно, что закончится прежде, чем это хоть кто-то заметит.

Особенности стиля[править]

Закономерно вытекают из вышеизложенного и включают в себя следующее:

  • Архаичная манера изложения. Пункт необязательный, и даже самому Лавкрафту свойственный не во всех рассказах. Фишка здесь в том, что вырос он на литературе на пару-тройку веков старше себя и долго изживал архаичность, которая для него была естественной нормой.
  • Подавление недоверия:
    • Тяжеловесная наукообразность, изредка переходящая в технотрёп.
    • Повествование крайне редко идёт в реальном времени. Обычно история подаётся через несколько рук, наподобие «один человек пересказывает другому загадочное письмо, в котором говорится, что…» — и количество таких слоёв может быть весьма внушительным.
    • Монстр чаще всего либо не показывается прямо, либо же предстаёт в таких обстоятельствах, что всё легко списать на обман чувств и помрачение сознания.
    • Если вдруг нет, то он описывается с биологической дотошностью, иногда вплоть до точных измерений отдельных органов в дюймах.
    • На самом деле одна вселенная, что стало сюрпризом для самого автора, пока не подметили друзья: куча самоотсылок и камео, общих мест действия, персонажей и вымышленных книг, что придаёт лору дополнительную живость. Когда игру подхватили другие, началась полномасштабная мистификация.
    • Дело, как правило, происходит через недельку нашей эры, но из-за проволочек с публикацией это редко замечали даже современники.
  • Протагонисты:
    • Герои-одиночки, как правило, широко образованные скептики, которые в конце концов поневоле проникаются ужасом происходящего.
    • Нередко мрачный секрет кроется в наследственности главного героя. Если его предки были колдунами или жрецами древних культов — то это ещё не худший вариант.
  • Философские предпосылки крайне противоположны гуманистическим:
  • Элементы антуража:
    • Собственно зло из иных миров и древние, мерзкие дочеловеческие апокалиптические культы, пытающиеся это зло пробудить.
    • Слизь, щупальца и вонь в противовес более ранним (бряцающим цепями призракам, вампирам и вервольфам) и более поздним (кровь, трупы, маньяки) клише.
    • Монстры безумного облика, который трудно вообразить или изобразить. Хотя многие стараются.
    • Место действия нередко самое заурядное, чтобы оттенить необъятный кошмар. Например, сельская глубинка или города Новой Англии, хорошо знакомой Лавкрафту: вымышленные Аркхем и Инсмут или вполне реальный Бостон. Иногда — более экзотические регионы вроде Антарктики или знойных пустынь, где скрываются зловещие руины.

Тропы и штампы[править]

Лавкрафтовские ужасы кодифицировали очень много вещей:

И к тому же дали название некоторым тропам на этой вики:

Где-то на границе с Лавкрафт-лайтом живут такие явления, как Разбудить Ктулху, Сломал руку о Ктулху и Ктулху с побитой мордой.

P.S. А ещё не забываем, что Лавкрафт писал правду! Ха-ха-ха! Нет.