Звёздный гамбит

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Звёздный гамбит» (фр. Le gambit des etoiles) — фантастический роман французского писателя Жерара Клейна. Есть вариант 1958 года и переработанная версия 1971 года с небольшими изменениями. На русский язык роман переведён в 1985 году.

Мир романа[править]

В книге повествуется о далеких временах, когда человечество уже использует межзвездные перелёты и потихоньку осваивает Галактику. Люди колонизировали разные планетные системы, в некоторых из которых, под влиянием местных природных условий, сформировались новые человеческие расы: «…торговцы с Ригеля, в тонких металлических одеяниях; высокие тощие звездоплаватели с Ультара — в условиях иной гравитации движения их были на удивление неловкими; крохотные ксьены, светловолосые люди с монголоидным разрезом глаз; зеленокожие жители Аро, чьи глаза без зрачков казались бездонными — у них были громадные лбы и лысые головы». Кое-где встречаются планеты, где обосновались потомки некоторых пропавших экспедиций, ныне живущих охотой и собирательством. Настоящих инопланетян, за исключением неких «полупримитивных рас», пока никому не удалось встретить, хотя… ну об этом чуть ниже. Несмотря на доступ к полётам на околосветовых скоростях и даже к тирьямпампации (наличие гипердвигателей зависит от типа корабля), человечество с трудом расширяет границы своей империи. Из трёхсот секторов, на которые астрономы поделили Галактику, земляне освоили лишь четыре.

Сюжет[править]

Главный герой, Жерг Алган, которому на момент начала истории успело исполниться 32 года, родился и живет в городе с мрачным названием «Дарк». Он является мегаполисом и, судя по всему, единственным населенным пунктом Земли, которая в версии романа за 1971 год переименована в Даркию. Все остальные города и страны к моменту начала событий уже давно стали достоянием археологов.

Земля находится в первом секторе Галактики, но уже давно не является столичным миром: страдающему гигантоманией правительству полюбилась звезда Бетельгейзе, в окрестностях которой и находится столица человечества. Алган привык жить на родной планете, которую весьма хорошо знает и иногда промышляет гидом для богатых туристов, желающих посмотреть на руины древних городов. Улетать куда-либо ему совсем не хочется, но однажды приходится. Зайдя вечерком в бар «Меч Ориона», где собирались звездолётчики с разных окраин, Жерг решает выпить с одним из космонавтов, которому надеялся навязать услуги проводника по старому городу. Перебрав лишнего он что-то подписал. Утром Алган просыпается в космопорте. Его препровождают к служащему, который доходчиво объясняет, что мелкий авантюрист, коим Жерг является, «добровольно согласился» служить на исследовательском звездолёте. Проходя курс спецподготовки, напоминающий череду пыток, Алган копит злобу на вербовщиков, межзвездные путешествия и, разумеется, на правительство.

В полёте корабль делает посадку для передышки на планете Эльсинор. Космонавтам, в том числе и Алгану, дают увольнительную в город. В лавке торговца разным инопланетным барахлом он натыкается на маленькую (умещается на ладони) шахматную доску, каждая клетка которой увенчана загадочными рисунками, напоминающими астрологическую ахинею. Торговец утверждает, что доске не менее 10000 лет. Жерг возражает, так как освоение космоса началось гораздо позже. Торговец утверждает, что доска изготовлена не людьми, а кем-то еще и рассказывает о видениях, которые возникают, если поставить пальцы на клетки доски и выпить напиток из корня зотла (некое инопланетное растение, которое в версии 1958 года вовсю добавляют в горячительные напитки даже на Земле, а в версии 1971 года он уже стал чем-то элитарным и редким). Алган решает купить доску, но торговец предлагает ему взять ее бесплатно взамен на то, что он поделится информацией о своих путешествиях на обратном пути.

Ногаро, «особист» экспедиции, уже знает о приобретении Жерга и, в свою очередь, предлагает ему имитировать угон малого разведывательного корабля, чтобы отправиться на планету Глания, где в ссылке живет пилот звездолёта, притащивший когда-то эту доску из неисследованного сектора Галактики. Алган соглашается.

Через несколько недель (по корабельному времени) он добирается до Глании, где находит старика, который и является тем самым пилотом. Он родился примерно за пару тысяч лет до Алгана, но, летая на околосветовых скоростях, дожил до времени действия романа. Эскадра звездолётов, на одном из которых он служил, была направлена в сторону центра Галактики для продолжительных исследований. Экспедиция открывала новые планеты. На двух из них исследователи обнаружили черные восьмиугольные цитадели, размером с большой город. На их стенах были высечены изображения той самой шахматной доски, что была теперь у Алгана. Участники экспедиции смогли войти в цитадель. Пилоту-рассказчику в тот день выпало быть дежурным офицером, и он стал единственным, кто не пошел внутрь. Через несколько часов створки закрылись, а затем пропала и радиосвязь с разведчиками. Все корабли по неизвестной причине взорвались. Вскоре за пилотом прилетел неизвестный корабль, управляемый экипажем из людей. На борту он понял, что эти люди не являются выходцами с Земли, хотя и сильно похожи. Пришельцы знали про игру в шахматы, которая позволила им наладить общение со спасенным пилотом. Еще они пили зотл, а также им был знаком секрет бессмертия, позволявший спокойно летать меж звезд, не беспокоясь, что родственники дома не доживут до их возвращения. Они высадили пилота на окраине земных владений, а сами улетели, не пожелав связываться с Бетельгейзе. Их мир, по словам пилота, находился в двенадцатом от Земли секторе Галактики.

Алган, выслушав рассказ, где упоминался зотл, решил, что этого самого зотла надо достать побольше и разом выпить — авось что-то будет. Выпив большую дозу напитка и поставив пальцы на клетки доски, он оказался в одной из черных цитаделей, где нашел кувшин с выжимкой из зотла. Он стал путешествовать между мирами, где находились цитадели, периодически прикладываясь к напитку, оставленному кем-то внутри циклопических структур. Однажды Алган попал на планету в центре Галактики, где кто-то невидимый приветствовал его низким и мелодичным голосом.

Двести лет спустя во дворце правительства на Бетельгейзе собрались восемь действующих на тот момент правителей. Они имели доступ к бессмертию, как и многие из их агентов-особистов. С некоторых пор в эту восьмерку входил и получивший повышение Ногаро.

У правительства возникли серьезные проблемы. Освоение замедлилось из-за больших расстояний, а колонии всё чаще стали выходить из-под контроля Бетельгейзе. Появилась необходимость в раздаче бессмертия, чтобы летать хоть к Андромеде, но власти опасались, что начнется перенаселение, война и самоуничтожение цивилизации.

Алган приходит на Бетельгейзе с посланием от «наставников», которые являются прародителями земного человечества, а также и других человеческих рас, рассеянных по периферии галактического диска. Он сообщает, что наставники рекомендуют раздать бессмертие всем членам общества и выбирать себе любое место жительства в Галактике, пользуясь зотлом и шахматными досками. Совет из восьми правителей, за исключением Ногаро, поддержавшего Жерга, принимает сообщение в штыки, но Алган показывает им свои способности по изменению гравитации всей планеты одним лишь взглядом и убеждает принять его предложение, заявляя, что человечеству пора войти в эпоху зрелости.

Что здесь есть[править]

  • Всего одна Галактика — действие происходит в галактике Млечный Путь, которую именуют просто «Галактика»[1]. С учетом того, что даже к ядру лететь очень долго, про иные галактики даже и не заикаются.
  • Виртуальная реальность — кресло-симулятор создает видения в мозгу для подготовки космонавтов-разведчиков перед заброской в какое-нибудь открытое ими пекло.
  • Город-государство — Дарк. Других на Земле-Даркии за ненадобностью уже нет: народы разлетелись осваивать космос. Упоминаются города (Тугар, Олнир) на других планетах, где в единственном мегаполисе обитает почти всё население планеты (обычно не более 50 миллионов человек).
  • Однообразная планета — Глания, покрытая розовыми мхами и болотами. Кое-где попадаются «газовые реки»: расщелины, заполненные прозрачным как воздух, но более плотным и непригодным для дыхания газом.
  • Люди с другой планеты — кроме потомков земных колонистов, здесь есть, как выясняется в ходе повествования, и другие человечества, рассеянные древним разумом-прародителем по галактике.
  • Тирьямпампация — переход в «подпространство» используется некоторыми кораблями, но многие обходятся и без этого, летая с околосветовой скоростью. Релятивистские эффекты для таких полётов у Клейна ограничены достаточно четкими рамками: 10 лет на корабле, летящем на околосветовой скорости, равны 1000 лет на планете (т.е. 1 к 100). Тирьямпампация в данном случае улучшает жизнь, но не намного, так как, видимо, позволяет лишь отойти от соотношения 1 к 100, превратив его в 1 к 1 (чтобы дети не стали старше родителей), тогда как до центра Галактики такими темпами получится дотянуть только за пару сотен лет. Из этого тоже, казалось бы, есть выход: известна технология биологического бессмертия, но власти, как водится, скрывают его от широких масс, опасаясь перенаселения, хотя сами вовсю пользуют эликсир вечной жизни.
  • Биологическое бессмертие — только для избранных: членов правительства и их агентов. Главный герой убеждает правителей поделиться секретом с народом, дабы это чудесное свойство помогло бесконечно путешествовать по Вселенной. Принцип действия технологии, которая позволяет достичь бессмертия, в сюжете не раскрывается.
  1. Ну так «Галактика с заглавной буквы» — это и есть Млечный Путь. Никак не придумка Клейна.