Приключения капитана Алатристе

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
« Нет, он был не самый честный и не самый милосердный человек на свете. А вот потягаться с ним в отваге смогли бы немногие. »
— Рассказчик о заглавном персонаже
Алатристе в иллюстрации к книге
Алатристе в экранизации
Алатристе (Aitor Luna) из сериала
Анхелика де Алькесар в исполнении Карман Санчес из сериала. Натурально дьявол с ангельским личиком
... И её бледная копия из фильма в исполнении Нади де Сантьяго. Разница видна невооруженным взглядом
кастинг из сериала. Слева направа: сверху - Малатеста, Кеведо, Каридад, Алатристе, Мария де Кастро (в исполнении Наташи Яровенко), Оливарес, Анхелика. Внизу Иньиго Бальбоа

Приключения капитана Алатристе (исп. Las aventuras del capitán Alatriste)— серия исторических романов, за авторством Артуро Переса-Реверте. Заглавный герой — испанский солдат/наемник/головорез по имени «Капитан» Диего Алатристе-и-Тенорио (настоящим капитаном он не был, но вот прозвище получил). Алатристе — ветеран войн во Фландрии, весело живущий в Европе XVII века. То подыскивает себе сомнительную работенку, то сражается на фронте, то вовлекается в заговоры испанской монархии или инквизиции. Также Алатристе обучает оруженосца, Иньиго Бальбоа, сироту старого друга, который вытащил в свое время капитана с поля боя, и погиб защищая флаг. От лица Иньиго и ведется повествование. Серия книг — гремучая смесь классического приключенческого романа с нуаром в прекрасно проработанном историческом сеттинге плаща и кинжала. Да-да, нуара. Видите ли, в этом мире у маленького человека лишь одна судьба - жить одним днём, и либо подохнуть с голоду, либо умереть, сражаясь, а те, кто этого не желает - лезут вверх по трупам. Никто из них не будет счастлив, и никто не получит желаемого.

Уже написано и переведено семь книг, две в процессе написанияна состояние "когда"?:

  • «Капитан Алатристе» ((El capitán Alatriste, 1996): 1623 год. Алатристе принимает на воспитание молодого Иньиго. Живет в Мадриде, поправляясь после очередного ранения. Чтобы свести концы с концами, подряжается на сомнительные (а то и вовсе криминальные) работенки. Наконец, ему предлагают хорошую сумму за убийство двух еретиков-англичан, которые скоро должны прибыть в город. А напарником выступает Малатеста, со своим фирменным посвистыванием. Тайны Мадридского двора, какие есть, а что до англичан… Мы их ещё увидим у Дюма, как раз после этих событий. Что до главного кукловода, то (шедевральная сцена в сериале, чего естественно не было в книге) — «я — Ришелье. Я двигаю фигуры». Правда, он ну никак не ожидал что в дело впутаются старый рубака и его оруженосец, которые порядком попротят красивую партию и выйдут при этом сухими из воды. В наличии также главное украшение и книги и сериала, но, к сожалению, очень сложное для перевода — дон Франциско де Кеведо, местный сатирик, поэт, алкаш и драчун, чьё любимое выражение — «значит, придется подраться». К слову говоря, Кеведо может быть и выглядит близоруким увальнем, но шпагой владеет отменно — без этого умения поэты в Испании долго не живут (если это не его заклятый соперник-виршеплёт, окруженный толпой фанатов). Кроме того, Иньиго встречает свою роковую любовь, Анхелику.
  • «Чистая кровь» (Limpieza de sangre, 1997): Алатристе наняла семья conversos (потомки евреев, принявших католицизм), чтобы выручить дочь, которую силой заточили в монастырь. Иньиго же впутывается в дела инквизиции. Не смотря на отмороженность фра Эмилио Боканегра, правила инквизиции тот всё же блюдёт, а Иньиго, запуганный до полузомбированного состояния, еле-еле выпутывается, хотя даром им этот фокус не прошел. Да тут ещё и Малатеста коршуном вьется и всё обдумывает как бы ему поудачнее скрестить шпаги с Алатристе. Ну и конечно же Анхелика, кого хлебом не корми, а дай поизмываться над Иньиго — и самое страшное в том, что она по своему его любит.
  • «Испанская ярость» (El sol de Breda, 1998): 1625 год. Алатристе и Иньиго отправляются во Фландрию на войну. Действие разворачивается вокруг осады мощной крепости Бреда.
    • Некоторые фанаты критиковали книгу за смену жанра — были классические приключенческие романы, а эта — вполне себе военная драма. И очень зря, тактика подкопов, контрподкопов, гниения в окопах, дерзких вылазок и прочего показана куда лучше чем у коллег по перу. В сериал не вошло (потребовалось бы бабла как на Игру Престолов, причем сразу за пару сезонов — на одну серию), а жаль, потому что именно там Иньиго помогает человеку, который в дальнейшем сыграет большую роль в его судьбе.
  • «Золото короля» (El oro del rey, 2000): Вернувшись из Фландрии в Севилью, Алатристе поручают возглавить банду маргиналов для атаки на фламандский корабль, который под покровом ночи занимается контрабандой золота. Казалось бы, что могло пойти не так? Да буквально всё! Ах да, а ещё там как обычно команду противника представляет Малатеста. Пришпилить его к мачте не вышло и на этот раз.
  • «Кавалер в желтом колете» (El caballero del jubón amarillo, 2003): в Мадриде Алатристе решил приволочиться за знаменитой театральной актрисой Марией де Кастро, но вскоре впутывается в разборки с таинственным соперником. Тут с сериалом имеется расхождение в судьбе Марии, в книге всё закончилось плохо. Любовные истории, театр, интриги — с одной стороны, и Анхелика, которая впутывает Иньиго в очередную авантюру (а также пытается спастись от монастыря, куда попытался её засунуть её дядя) — с другой. И всё это на фоне эпидемии, когда даже король раздумывает, а не свалить ли ему на дачу. В общем-то тут Алатристе опять умудряется выкрутиться из чреватой очень большими проблемами ситуации, когда он этого самого кавалера в желтом колете чуть не пришпилил к стенке, но для этого пришлось совершить подвиг спасти от покушения одно из самых первых лиц государства. Которое он до этого чуть не пришпилил к стене шпагой, потому что у этого кадра есть отвратная привычка ходить по шлюхам в маске, а заодно избавиться от Луиса де Алькесара (дяди Анхелики, сферический бесхребетный слизняк в вакууме), который после этого впал в немилость. Последняя книга, до которой добрались сериальщики (фильм лучше вообще не вспоминать, не было его, тут и мискаст, и слишком сильно сжатое повествование, и тому подобное), а жаль.
  • «Корсары Леванта» (Corsarios de Levante, 2008): Алатристе и Иньиго служат морскими пехотинцами на галерном флоте в Средиземноморье, где Испания воюет против турок-османов. Хотите морских баталий с пиратами? Их есть, и пираты там злые. В наличие имеется героический подвиг рыцарей Мальтийского ордена (всю отмороженность — в хорошем смысле — которого описывает тот факт, что они атаковали превосходящие силы противника и полегли все до единого, дав тем самым остальным шанс спастись, вот только не в принципах солдат оставлять товарищей в беде, да и потом — никто не погиб зря, пираты надолго запомнят, что воевать с испанцами — себе дороже), а также подвиг самих главгероев, умудрившихся выжить в кровавой мясорубке абордажного боя, когда солдаты Терции показали, что их и на море не сломить никому и никогда. В наличии и таранные удары, и драки на обездвиженных и поливаемых пушечными залпами галерах, и освобождения рабов и опять драки по колено в крови. Одна из лучших книг серии.
    • Еще одна «боевая» книга серии. Фанаты поняли, что автор иногда может себе позволить вольности, и большую бузу на этот раз не подняли. Тем более — пираты же!!!
  • «Мост Убийц» (El puente de los asesinos, 2011): 1627 год. Алатристе участвует в заговоре против дожа Венеции. На этот раз тайны Венецианского двора. Хотите знать особенности местной правящей элиты, и почему у них там дожи мёрли как мухи? А вот как раз поэтому. Заговор провалился с дичайшим треском и грохотом, а Алатристе и Иньиго пришлось уносить оттуда ноги. А ещё там… Правильно, Малатеста которому после Желтого Колета пришлось спешно удирать из Испании. И вот наконец, в обстановке ну никак не располагающей к дуэлям, солдат и убийца скрещивают шпаги. Гранд-финал? Да нихрена!

И две неизданные:

  • «Месть Алькессара»: не издана. Повествует о том, как дядя Анхелики, дон Луис Алькесар после «желтого колета» с подачи Алатристе оказавшийся в немилости потому что оказался замазан в госизмене катится колбаской по Малой Спасской улетает мячиком в Латинскую Америку, типа в ссылку. Но так как ему хочется богатства и почета, а Анхелике — снова добраться до Иньиго, то появляется хитрый план…
  • «Задание в Париже»: не издана. О чем она — тоже хрен его знает, но есть мнение, что Каса де Контратасьон решила припомнить Ришелье его участие в заговоре в первой книге, тем более что после описываемых событий там как раз должен адово веселиться некий д’Артаньян. Ну а что ещё может делать испанский солдат, отлично владеющий шпагой в Париже?


Все изданные книги объеденины в гранд фолиант "Todo Alatriste", с биографией капитана и каментами историков.

Еще есть фильм «Капитан Алатристе» и провалившийся (?!) сериал «Алатристе».

Об этом подробнее. Фильм является полнейшим мискастом, в него ужали события практически всей жизни Алатристе вплоть до последней битвы, основное бабло ушло на батальные сцены. Сериал — диаметральная противоположность — адов многосерийник, куда вошли книги вплоть до «желтого колета», с великолепнейшим кастингом, отменной игрой актеров, замечательными диалогами, но — практически без батальных сцен и того, что так мило фанатам «игры престолов» (гуро и сиськи). Да ещё и на испанском, долгое время (upd: в 2018м у кого-то дошли руки сделать русскую озвучку, так что теперь можно наслаждаться фандабом, удовольствие ниже среднего, но хоть что-то). Испанским ни у нас, ни в англоязычных странах никто кроме латиносов не владеют, а им на срачи в бывшей метрополии как-то поифигу. Так что может быть в прокате сериал и провалился, но он хорош, он — эталон того, как надо снимать подобное кино.

Это же является проблемой противоположных оценок. Обычно те, кто смотрели первым фильм - хвалят его (или плюются и не знакомятся с серией, потому что фильм реально уныл). Те кто начали знакомство с сериала - хвалят его. Те кто сначала читал книги - как карта ляжет.

Персонажи[править]

« Иньиго: если ты не расскажешь, мне придется бежать из Мадрида. Но прежде я убью тебя

Анхелика: Это так ты меня любишь? Иньиго: Так любишь ты

»
— диалог из сериала в приблизительном переводе. Как раз после "несчастного случая" с ружьем инфанты
« Немка: как здорово что нас защищают два испанских кабальеро!

Алатристе: я не кабальеро, у меня даже коня нет. Малатеста: а я итальянец

»
— ещё пример изящной словесности
  • Диего Алатристе, по прозвищу «капитан», неформальный лидер солдат Терции из полка Картахенского формирования. «С латынью ты пойдешь дальше, чем с мечом»
  • Иньиго Бальбоа, протагонист, сын солдата, отправившийся по стопам отца — в армию. По национальности баск, что добавляет крутизны. Поначалу наивен, но отважен. Несколько раз выручал Алатристе, буквально спасая ему жизнь — то шпагу подаст, когда надо, то из пистолета выстрелит и не попадёт, но внимание отвлечет. Лучшее, что смог сделать для него капитан — это приказать научиться читать, а дальше само пошло, в итоге Иньиго стал знаменосцем, и особо славой себя не увенчал, но по карьерной лестнице продвинулся знатно. Ну а пока он «сын полка». И мочилеро (деньщик) Алатристе.
  • Каридад «Непруха» из Лебрихи, бывшая шлюха, ныне содержательница таверны «У Турка» и любовница Алатристе. Спит с ним, лечит его раны, кормит его и его банду солдат, ждёт его, страдает по нем, бьёт тарелки, отвешивает капитану пощечины, злится когда он ходит по шлюхам (кнопка берсерка — Мария де Кастро), заботится об Иньиго. «Ты что, хочешь чтобы этот мальчик закончил как вы? Да вы бы все с голоду подохли если бы не я!»
  • Себастьян Копонс, старый сослуживец Алатристе и Лопе Бальбоа (отца Иньиго). Прожженный ветеран, невысок ростом и неразговорчив. По уровню крутизны, видимо, занимает в команде капитана второе место, после самого Алатристе. Сам же Алатристе всецело ему доверяет (степень доверия можно оценить в «Золоте короля») и, при возможности, охотно берет с собой на самые отчаяные авантюры. Едва не застрял на остаток жизни в североафриканском гарнизоне, куда загремел из-за неладов с законом, кабы счастливый случай не занес в тот же гарнизон Алатристе с Иньиго, сбережений с корсарского промысла которых аккурат хватило на взятку сержанту гарнизона. В фильме роль Себастьяна еще больше расширена — он находится рядом с Алатристе с самого начала фильма и до самого финала под Рокруа. И тут уже он отдает свои сбережения, что бы выпутать Иньиго, попавшего в лапы карточным шулерам. В сериале к шулерам попал сам Копонс, но выкрутился.
  • Курро Гарроте — еще один сослуживец Алатристе, чья роль была расширена в фильме. Вернее, объединена с еще один персонажем под началом Алатристе, которого капитану пришлось зарезать, потому что увидел лишнего. И если тот персонаж был типом, в общем-то, довольно неприятным, то Гарроте… мягко говоря, тоже не ангел, но все-таки старый боевой товарищ, что придает еще больше драматизма этому эпизоду.
  • Бартоло Типун, представитель криминального дна Мадрида, проникнувшийся к Алатристе уважением, когда того занесло на пару недель в мадридскую тюрьму. Каковое уважение сменилось искренней благодарностью после того, как Алатристе, как раз набирающий лихих людей для одного опасного, но прибыльного дела, сумел вытащить из-за решётки Бартоло, едва не угодившего на галеры. Каковая благодарность потом спасла Алатристе жизнь, когда того очень крупно подставили, и пришлось в срочном порядке залегать на дно.
  • Хуан Вигонь, однорукий ветеран. Служил не в пехоте, как Алатристе, а в кавалерии, но с сражался ним вместе в битве под Ньипортом, о чем вспоминает на посиделках в таверне «У Турка». Нынче содержит игорный дом, в который захаживает Гуадалмедина и где может найти убежище Алатристе, если дела пойдут неладно.
  • преподобный Перес, иезует. По настоящему добрый пастырь, что на то время скорее исключение. Занимался образованием Иньиго — учил его чтению, правописанию и латыни.
  • дон Франциско де Кеведа, поэт и воин, тролль, сатирик и алкаш. В свободное время щеголяет орденом, дерётся с альгвасилами на лестнице а-ля д’Артаньян в исполнении Боярского, редактирует творения МТА (редактирует, а не сжигает, потому что МТА — король Испании), помогает ставить пьесу (накрывшуюся медным тазом из-за несчастного случая под названием «Анхелика де Алькесар»), зависает в театре, без попкорна (его тогда ещё не было), но ловя дикий кайф от разборок бесталанных поэтов.
  • Гонгора, Кальдерон, Лопе де Вега и т. п. — непосредственно появляются редко (точнее, Гонгора и Кальдерон вообще не появляются, а Лопе де Вега появляется эпизодически в двух книгах), но в бэкграунде Кеведа на ножах с Гонгорой и даже купил его дом, чтобы позлить. Пьесы Лопе де Веги ставят в театре, где постоянно тусуется весь местный высший свет. Кальдерон остался без головы. Всё это имеет отношение к бытовавшему тогда срачу старой школы с новой, а разборки поэтов — это надо не просто видеть, а читать. Причем в оригинале с субтитрами и пояснениями, ибо троллинг заключен в двусмысленности формулировок и игре языка.
  • Лопито Феликс де Вега Карпьо — внебрачный, но признанный, сын Лопе де Веги. делающий военную карьеру. Приехав в Мадрид, первым делом случайно нарвался на дуэль с Алатристе — которую, понятное дело, проиграл, но сумел достойно принять свое поражение, чем заслужил расположение капитана, которому из-за это не пришлось портить отношения с отцом юноши. Ну а капитан с друзьями потом помогли Лопито умыкнуть невесту из-под надзора ее злобного дядюшки (благо, к последнему у Алатристе были и личные претензии).
  • дон Луис де Алькесар — дядя Анхелики, секретарь во дворце, слизняк, тюфяк и мямля, грезящий о величии и богатстве, а потому впутывающийся в интриги и авантюры. А что он делает когда узнает что его жена трахается с герцогом Бэкингемом? Позволяет ей с ним спать, обязуя стучать о каждом его чихе. Племянницу ненавидит и пытается то выгодно выдать замуж, то сплавить в монастырь, но в конечном счете именно благодаря ей обретает шанс выкрутиться из опалы.
  • Тереза де Алькесар — жена Луиса. Анхелику люто, бешено ненавидит и стремится уничтожить, но нашла коса на камень.
  • Анхелика де Алькесар — фрейлина инфанты, дьявол в юбке, возлюбленная Иньиго. После смерти отца, оставившего ей наследство, попала под крылышко дядюшки, которому интересны её деньги, а не она сама. Думаете, тут прокатит вариант с Золушкой, и прочими девами в беде под гнетом злобной мачехи? Да щас, ага. Девочка читает «Государя» на досуге и применяет знания на практике. Тонко издевается над Терезой и Луисом. Вертит инфантой как хочет. Устроить адскую подставу, чуть не приведшую к войне, ради того чтобы избавиться от конкурентки? Да как нехрен делать! Являясь доверенным лицом инфанты, сдает её со всеми потрохами дяде. Выдает на-гора такие идеи, что даже Боканегра в шоке и жалеет что Алькесар её умом не пользуется. Дает слово что ничего не скажет об интрижке Терезы с Бэкингемом, и тут же гаденько улыбаясь требует перо и бумагу, после чего записка уезжает Кеведо, который такой пище для слухов только рад и моментально ославляет Луиса как рогоносца, а потом предлагает Луису на полном серьёзе отравить жену, ибо нужно блюсти облико морале. И всё это — за пощечину, которую Тереза ей отвесила! Постоянно палится Иньиго, и большей части проблем у Алатристе можно было бы избежать, если бы он её сдал — но он молчит как партизан. И очень ей за это качество нравится. Один из самых сложных персонажей для кастинга (см. картинки), потому что не будь она столь же прекрасна, сколь коварна, влюбившийся в неё Иньиго выглядел бы идиотом. В фильме показана плохо, в сериале — отменно. В книгах давит педаль в пол.
  • Луиза, фрейлина инфанты. Пыталась отжать у Анхелики фавор инфанты, в результате каза болду прямо во время спектакля по сценарию короля под «легкой 99 % редактурой дона Кеведо», что послужило причиной ГЭС у инфанты, гонениям на Иньиго и сопутствующим потерям.
  • Оливарес — один из первых мужей государства, самый главный интриган, заруливающий в ноль весь мадридский двор, но в силу кучи дел государтсвенной важности, не всегда узнает некоторые вещи первым, что замедляет реакцию. Главный скилл — умение с покерфейсом слушать переменчивые капризы Его Величества, и лёгким движением руки разворачивая всю политику государства в нужном направлении. Прекрасно знает что из себя представляет госсекретарь, дон Луис де Алькесар, и постоянно очень тонко над ним издевается — то в директивном порядке взвалив на того организацию маскарада (что способно разорить любого денежного мешка), то (прочитав стихи Кеведо и — на пару с Гуадалмединой — с наслаждением взирая в театре как Алькесар краснеет и бледнеет, заметив что этой сладкой парочки в театре нет, а возвращаются они одновременно, причем у обоих донельзя довольные лица) намекает что близкие отношения Терезы с Бэкингемом угодны Его Величеству и он лично дает добро дабы гости были удовлетворены, то находит другой способ изящно дать понять этому слизняку, что он дно. Недолюбливает Боканегру, и не упускает возможности показать тому его место. Хоть какое-то развлечение. «Министр Испании не угрожает. Он требует.»
  • Гуадалмедина — ещё один понторез из высшего дворянства, гранд Испании, красавчик, фехтовальщик, интриган и сводник. По большей части играет за «хороших», подпевая Оливаресу, однако он и сам довольно крут. Алатристе его в свое время спас, так что Гудалмедина время от времени выплачивает долг чести, помогая ему вылезать из разных отвратных ситуаций. Или не помогая, он же в конце концов гранд, а Алатристе — просто солдат. В свободное время трахает Марию де Кастро, чем бесит Алатристе. «Да, я трус, подлец, циник, транжира, бабник и сволочь. Я же гранд Испании, чёрт возьми!»
  • фра Эмилио Боканегра. Сферический инквизитор в вакууме. Еретиков ненавидит и стремится уничтожить. Фанатик. С особой нежностью относится к Анхелике, потому что это мелкое чудовище весьма помогает в его планах по расстройству брачного союза между английским принцем и испанской инфантой (самое смешное, что по сути того же хотят вообще все — Бэкингем, Оливарес, король, кардинал Ришелье — и если бы Боканегра был поумнее, то не мешал бы Оливаресу, который успешно развалил дело без чьей либо помощи). Выглядит очень зловеще (Инквизиция: +100 к страху), интригует, но… При ближайшем рассмотрении оказывается, что он дилетант, поскольку в процессе дела его феерически опускают вообще все (см. эпиграфы).
  • Филипп IV, король Испании — вислогубый, как и положено в его Габсбургском роду, бабник и редкий тупица с большим ЧСВ. Вести себя по королевски пытается, но получается плохо. Тем не менее, иногда способен на Поступки, с большой вероятностью эпик фэйла. В свободное время трахает шлюх, и Марию де Кастро, что печалит и Алатристе и Гуадалмедину.
  • Изабелла, королева Испании — вынуждена отдуваться за мужа, пока тот шатается по шлюхам, чем недовольна, так как власти, даже номинальной, у неё не особо-то и есть. В итоге стучит каблуками и сваливает все государственные дела на Оливареса, который привычно тащит за весь госаппарат на пару с Гуадалмединой.
  • Мария-Анна, инфанта Испании — малолетняя восторженная романтическая дурочка… Ну, или точнее, тепличная девушка (наглядный пример того, что представляет собой девушка, огражденная вообще от всего, кроме мыслей о благе государства, собственной ничтожности и католической вере), дико страдающая в своей золотой клетке, грезящая о большой любви и подвигах Человечности. Очень доверчива, имеет продвинутый скилл патетично и утонченно страдать, а также драматично падать в обморок от избытка чувств. Идея выйти замуж за принца Уэльского ей очень по нраву — он красив, отважен, пылок, но увы — еретик. Но и это с её точки зрения проблемой не является, и она даже была бы готова впасть в ересь — лишь бы облегчить положение католиков в Англии, где их гнобят. То есть как видите, со всех точек зрения инфанта — девушка благороднейшей души, которой сильно мешают сковавшие её по рукам и ногам цепи традиций и предрассудков. В общем, её идея восторженного отклика ни у брата-короля, ни у Церкви не нашла, так что в дело пошел план Б — заставить принца стать католиком, против чего уже были Бэкингем и вся Англия (у них там король — глава англиканской церкви. Ну то есть это примерно как если бы в угоду любви Папа Римский стал бы протестантом). Тем не менее, чуть не заставила принца принять ислам католицизм, пока тот пытался не принять ислам смерть от воспаления легких. В итоге истинную веру никто из них не принял, хотя мотивы были у обоих. Что стало с ней дальше? Ну, после фэйла с Чарльзом, она в итоге стала известна как императрица Священной Римской империи, королева Германии, Венгрии и Чехии, эрцгерцогиня Австрийская. Что она там делала? Ну, как ни странно, дела у неё шли сильно лучше чем у принца Уэльского — благодаря ей Германия получила такую дозу испанского влияния, что две ветви одного семейства снова сблизились. Кроме того, муж часто оставлял на неё дела государственные (таким образом Мария-Анна являлась регентом в его отсутствие), так что у неё появилось то, чего не было в годы юности — власть. Ну и на что же она её расходовала? Ну а как вы сами думаете, на что будет расходовать власть романтичная и утонченная девушка? Она стала покровительницей искусств, при ней в Германии впервые зазвучала гитара, бурно цвели театр, музыка и живопись, и это хорошо. Также хорошо то, что она поддерживала хорошие отношения и со своими испанскими родственниками, и с семьёй мужа. Не очень хорошо то, что Германию вскоре накрыли сразу две напасти — чума и шведы, а к этим вещам сложно быть готовым. Мария-Анна умерла при родах, впрочем, её дочь не надолго её пережила. В общем, эталон прекрасной принцессы, что лишь подчеркивает тот факт, что Мария-Анна до сих пор красуется на средневековом аналоге сэлфи с айфона — на портрете кисти Веласкеса, что очень круто. И является персонажем некоторых театральных пьес работы знаменитых мастеров слова того времени, что тоже круто.
  • Чарльз, или Карл, принц Уэльский — юноша с взором горящим ломанувшийся за тридевять земель к любимой, из-за чего чуть не случился дипломатический скандал с поводом для войны. Но мудрые дяденьки Ришелье и Оливарес аккуратно разрулили ситуацию к вящему удовольствию тех, кому служат. Мира между Англией и Испанией не вышло… А что дальше с ним было? Король Англии Карл Первый управлять государством не умел, и в итоге после резрушительных реформ (в т. ч. религиозных), двух проигранных войн (с Испанией и Францией) и смерти Бэкингема, получил на выходе Революцию и был казнён. Это, мягко говоря, неудивительно. Good night, sweet prince…
  • герцог Бэкингем — помимо своих адских отжигов ИРЛ (чего стоит только донельзя дурацкое ТЗ для флота[1]) — фаворит короля, близкий друг принца и помощник в делах сердечных. Ну а ещё он там умудрился трахнуть жену Луиса Алькеара, чем того унизил сверх всякой меры. Что с ним было дальше? Ну, когда Карл I Стюарт стал королём, Бэкингема обвиняли в том, что он являлся главным оружием королевского произвола и требовали суда над ним, и заслуженно. Не добившись справедливости, некто Джон Фельтон, по профессии военный, просто зарезал Бэкингема, прилюдно (что характерно, в романе упоминается, что Фельтона, по слухам, подстрекала именно небезызвестная леди Винтер). Печальная история.
  • кардинал Ришелье. Фигурирует редко, посылает свою верную помощницу, мадам де Бриссак, разрулить кризис в Мадриде. Та лихо трахает Бэкингема (чем обламывает интрижку жены Алькесара), и утаскивает принца во Францию (из-за этого чуть не разразилось ещё одно побоище, которое бы разразилось, если бы принц принял католицизм, но он всё же остался идейно-стойким). Махача между королевскими мушкетёрами и солдатами Терции на этот раз не вышло. В свободное время трахает мадам де Бриссак.
  • Мария де Кастро — была любовницей, стала актрисой, но осталась любовницей и Алатристе и Гуадалмедины и, даже, короля Испании. Понятное дело что для неё это всё очень плохо кончилось. Из-за неё мужчины убивали друг друга. Из всех мужчин любила только Алатристе. В сериале носит чокер чтобы прикрыть шрам от его шпаги — нанесенный в ответ на выстрел из пистолета. Вот такая вот у них странная любовь.
  • лейтенант альгвасилов Салданья — удачно вышел замуж и получил патент офицера — поскольку устал от нестабильной жизни солдата. Друг Алатристе, не смотря на некоторые иногда возникающие проблемы — то по службе, то в личной жизни (его жена удачно наставила ему рога и подставила Алатристе. Когда тот об этом узнал из уст Салданьи, пришедшего за сатисфакцией — было очень грязно. в итоге женушка, совершив ещё один реально жуткий косяк - попыталась травануть Салданью - была выставлена на мороз и последний раз когда мы её видим - она работает шлюхой и загибается от болезни, без дома и без перспектив).
  • Гуалтерио Малатеста. Итальянец, обдалатель шикарного акцента и фирменного свиста. Бабло, полученное от Алькесара за убийство Алатристе после того как тот прикончит принца Уэльского, отрабатывает до последней книги честно и, временами, достойно. Играет на стороне плохих, но если бы всё сложилось иначе, возможно они бы с Алатристе подружились, после чего всё равно подрались на шпагах. У них это не считается чем-то плохим.
  •  ???

Тропы и штампы[править]

River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

Мир[править]

« Я весь - словно руина

Я весь - словно разруха Зловещий обличитель тех влюбленных Что наслаждение своё ткут из печалей Те, кто сейчас, и те, кем были Спасенье в моих ищут скорбных строках А сами боли жаждут непрестанно

»
— дон Франциско де Кеведо морализаторствует
  • Плащи и шпаги: то самое время.
  • Загнивающая аристократия: хватает не только с избытком, но и с прикрученным фитильком. Почти все, даже самые-пресамые загнивающие, успели на фронте побывать, кроме совсем уж немощных и козлов. Просто потому что такая страна и такое время. Ну а что ещё прикажете делать, когда Испания владеет одной половиной мира и воюет с другой, а благородных донов, которые считают, что раз они благородные, то за лопату и грабли им браться западло — хоть отбавляй, и плодятся они как тараканы? Правильно, грести в армию и — куда Родина пошлёт. Об этом чуть подробнее, по испанским традициям кабальеро де сангре — это означает что если благородный дон трахнул вообще любую женщину и она умудрилась родить сына — то он обязательно кабальеро. На то, что он — бастард — всем обычно глубоко по барабану (особенно учитывая, что этот самый кабальеро первым делом учился владеть шпагой и выдавать горячих тем, кто сомневаетс в том, что он — кабальеро. Поэтому всем и по барабану). Но чтобы заслужить привелегии — нужно во-первых доказать что ты не врёшь, а во-вторых совершать подвиги во славу отечества. Как-то так, например, бастард по имени дон Хуан, сын дочери бургомистра в какой-то заштатной дыре, был фактически первым лицом государства (во флоте), и не сказать, чтобы был плохим человеком, даже скорее наоборот, по меркам распущенного мадридского двора он был офицером и джентльменом. Возвращаясь к книге — в Испании некому было сеять — потому что практически большая часть Испании была населена Благородными Донами, а не крестьянами. Впрочем, это никого особо не волновало — пока есть золото, еду можно купить. А золота в Америке пока что много.
  • Черно-серая мораль: во все поля. Начиная с главного героя и далее по списку. Рассказчик, Иньиго, говорит, что его взросление фактически стало путем рассеивание иллюзий об идеалах и морали того времени. С другой стороны, когда продаешь свой меч — мораль оставляешь дома. Здесь благородный дон между войнами выживает, потому что сутенёрит свою подругу (или сестру, или сразу обеих). Здесь всадят фут стали в живот даже не спросив, для порядка, закурить. Здесь союзник и покровитель запросто сдаст тебя при малейшем косяке, чтобы не запачкаться, потому что солдат вокруг много, а хлебных должностей мало. Здесь считается нормой, когда муж позволяет спать благородным господам с его женой, если это приносит театру прибыль. И в этом мире Алатристе, отказавшись убивать того, за кого ему заплатили, потому что почувствовал подставу — отнюдь не самый плохой человек. Да и Малатеста, по правде говоря, тоже (он не простой головорез, он не трогал Иньиго, потому что хотел подраться только с Алатристе, по своему честно. И своего добился).
  • Умирающая империя: место действия. Причем это все понимают, но хорошие стараются оттянуть смерть, а плохие — урвать свой кусок, пока не поздно. Лет так через сто с гаком испанцы будут заглаза называть свою королеву шлюхой, и тем не менее идти за неё умирать на войну. Об этом, кстати, автор тоже писал, но в другой книге.
  • Навозные века вперемешку с драматической помойкой: романы показывают нам все великолепия Испании начала XVII века во всем ее военном, литературном и театральном великолепии… во всем ее политическом, экономическом и моральном убожестве…
  • Коррумпированные бюрократы: частенько являются объяснением плачевного состояния Испанской империи. Ольмедилья в «Золоте короля» особо упоминается как некоррумпированный, что еще больше подсвечивает общую ситуацию. На самом деле всё ещё хуже: в Испании не воровал только нищий. Все — от писаря и тюремного стражника до первых лиц государства — брали взятки. А сколько воровали в колониях — это просто странно что до Испании хоть сколько-то доходило. Чуть позже (не в цикле, и не у автора) случилось одно дельце, которое заставило французов устроить ревизию у испанцев, с позволения самих испанцев. Ревизия показала, что воруют не просто много, а очень много. И в этот самый момент король Испании изящно обул французов на два лимона дукатов. Nuff said.
  • Романтика парусов: в «Корсарах Леванта». Ну как — романтика. Аверсия. Такую кровавую мясорубку вы даже в «чёрных парусах» не увидите.
  • Сеньорес, амигос и чикос: разумеется.
  • Смертоносный распущенный двор: забит шпионами, заговорщиками и полон интриг. Просто шагу нельзя ступить, чтобы не влипнуть в чей-то заговор! А спиннокинжальное расстройство затрагивает даже фрейлин (особенно учитывая что одна из них — Анхелика).
  • Изменившаяся мораль: кто-то оскорбил тебя? Убей его! Тебе показалось, что кто-то оскорбил тебя? Убей его! Ты делаешь вид, что кто-то оскорбил тебя, потому что тебе заплатили за убийство этого «кого-то»? No queda sino batirnos! Добро пожаловать в общество нищего дворянства и побирающихся отставных ветеранов.
  • Честь прежде разума: сбиться со счету можно. Разум, правда, в те времена работал исключительно на честь — потому что кроме неё у человека обычно ничего не было. А то единственное, что у тебя есть — бережешь, даже ценой жизни. Вам, живущим в теплых квартирах и имеющих кусок хлеба с маслом на завтрак, этого не понять.
  • Инквизиция. В количествах, причем которую nobody expects.
  • Война — это кошмар: постоянные ссылки и прямо в «Испанской ярости» и «Корсарах Леванта». Когда у рассказчика спросили о войне, он ответил, что она «серая и грязная». Репетиция битвы при Пашендейле при осаде Бреды, иными словами. Кстати, автор видел войну своими глазами - с 1971 года Перес-Реверте работал военным репортёром, освещая зарубы на Ближнем Востоке, Африке, Балканах и много где ещё. Двадцать лет работал. Знал о чём пишет, потому что война... Война никогда не меняется. И это вы ещё не видели его зарисовки о реальной жизни, где боли, мрака и ненависти столько, что весь цикл про Алатристе кажется волшебной сказкой про розовых пони. И для справки: военный журналюга - это, по последним исследованиям, самая опасная профессия в мире - и это в наш гуманный XXI век, что уж говорить о тех временах. Хороший писатель, в общем.

Типажи[править]

« Боканегра: Сталь не говорит

Оливарес: Говорит, когда приказываю я

»
— Оливарес показывает, кто тут альфа-самец
  • Антагонист: Гвалтерио Малатеста и Диего Алатристе по отношению друг к другу.
  • Антигерой: Алатристе. Наемный головорез, который старается держаться собственных моральных устоев, причем довольно строгих.
  • Аристократ: строго говоря, большая часть персонажей, даже самого бомжеватого вида, дворяне. Ну да, мелкие и нищие, но дворяне крови. Впрочем, под троп идеально (пополам с золотой молодежью) попадает граф Гуадальмедина. Он очарователен, богат, знатен, умен, известен, популярен, щедр и достаточно хороший фехтовальщик, настолько хороший, что смог на некоторое время задержать даже самого Алатристе.
    • Один английский принц, решивший инкогнито пробраться в Мадрид, дабы поближе познакомиться с наречённой по переписке, устал ждать, пока их встречу подстроят политики. В итоге вместе со своим корешем герцогом Бэкингемским чуть не вызывает политический скандал пополам с поводом для войны, но благодаря Алатристе всё устаканивается, а дальнейшее разруливает уже Ришельё (про дальнейшие злоключения этого принца, правда, придется читать уже у Дюма, где, правда, его выручают уже совсем другие люди).
  • Девушка из лагеря противника: Анхелика для Иньиго в большинстве случаев. Стоит ли упоминать что Алькессар ненавидит всё связанное с Алатристе и с удовольствием сгноил бы его в застенках инквизиции? А вот Анхелика Иньиго очень по своему, по БДСМному любит — то подставит, то порежет, то прижжет кочергой, то поцелует и спасет ему жизнь, даже дорогой для неё ценой. И скажет при этом, что поскольку она спасла ему жизнь, то именно ей решать, когда и где он умрёт. Любовь, как говорится, зла. С другой стороны, она в меру сил защищает Иньиго от особо тяжелых последствий их с Алатристе закидонов, но — она хоть и фрейлина, но всё же девочка, что она может в мире политики? Как оказалось, очень даже многое, ибо с ранних лет усвоила принципы женской политики (правда она не имела ввиду яд и пальбу из мушкета, но так всегда бывает, когда плохо формулируешь капризы)… А ещё она читает "Иль Принципе", в то время как Иньиго забивает на уроки латыни, что уже говорит о многом.
  • Доктор Ватсон: Иньиго по отношению к Алатристе. Играется умеренно — о событиях, в которых сам Иньиго непосредственно участия не принимал, он повествует просто от третьего лица.
  • Закадычный враг: Малатеста, который тащится с этой закадычности. Таковым он рассматривает Алатристе и искренне считает, и не без оснований, что при иных обстоятельствах они бы с капитаном стали бы близкими друзьями. Алатристе же, не без оснований, так не считает, и постоянно норовит выяснить, чья школа шпаги круче. Причем в свои разборки посторонних они вовлекают крайне редко (Малатеста немножко попугал Иньиго, а Алатристе — сожительницу Малатесты, при этом! никто никого не убил — принципы — дело святое, пугать можно — мочить — нет). В итоге всё же сходятся в смертельной битве и получают то, чего давно желали — удовлетворение. Теперь цимес: Малатеста использует итальянскую школу уколов, Алатристе — испанскую дестрезу пополам с грязными трюками. Более подробно вопрос шпаг раскрывается, когда Иньиго расписывает что из себя представляет толедская сталь, а вот драки лучше всё таки смотреть в сериале.
  • Красивый — не значит хороший: Иньиго без конца поминает эту особенность Анхелики. Сокрушается, но непоколебим в верности. Постоянно называет её белокурым дьяволом, но непоколебим в верности. В фильме — мискаст, в сериале — стопроцентное попадание — этакий белокурый ангелочек (правда, с карими глазами, но это можно списать на художественную вольность, и да — в Испании блондины тоже встречаются, и часто, особенно среди высшей аристократии, регулярно заключавшей браки с немцами и французами). Это даже удачно подчеркивает её качества.
  • Крутой гей: присутствует в «Золоте короля». Шпоры в кость: за это тогда полагался костёр.
  • Крутой усач: посмотрите на картинку, черт подери! Иньиго, будучи ребенком, мечтает о таких же усах, как у Алатристе. Пожилым человеком сокрушается, что так и не выросли.
    • Внезапно Граф-Герцог Оливарес тоже является счастливым обладателем крутых усов в реальности. Оливарес не просто усы носит, он ещё и крут в политическом смысле — практически ни одно дело в Испании не делается без его участия. Гуадалмедина по сравнению с ним — заигравшийся ребёнок, Боканегру он загибает в бараний рог, а Алькессар — вообще дежурная груша для битья.
  • Крутой с ребёнком — в принципе, первая пара книг подходят под троп. Дальше Иньиго уже понемногу взрослеет. А Анхелика там же умудряется проворачивать собственные комбинации и даже набила пару фрагов, умудрившись не замарать руки.
  • Крутой фехтовальщик: почти все главные герои. Самый крутой — Алатристе. Может расправиться один на один практически с любым. Нескольких противников может как минимум задержать, даже если ранен. А причина одна: испанская школа фехтования — самая лучшая в мире (ибо опирается на геометрию и тактику, а не на заученные комбо как французская, и догмы как итальянская), а у Алатристе — дофига практики и опыта. Причины угасания этой супершколы — совершенствование оружия. Если во времена Алатристе шпага ещё походила чем-то на меч, то сильно позже она выродилась в иглу с чашкой, а единственно возможной тактикой стала итальянская школа уколов, в этом она на голову превосходила французскую шаблонную и дубовую догматическую школу фиксированных стоек и ударов с контратаками. С другой стороны, испанская школа ещё могла за себя постоять, вот только после того эпохиального поражения наступил закат эры шпаг, и началась эра пистолетов.
  • Культурный крутой: Алатристе — большой поклонник театра, и практически никогда (даже во время военных кампаний) не расстается с книгой. Эта же черта, кстати, характерна для очень многих крутых личностей в реальном мире. Проще говоря, хотите быть нереально крутым? Будьте культурным, образованным человеком, который может забыть в туалете автомат, но книгу на столе — никогда.
    • Малатеста, как выяснилось, тоже книжки почитывает.
  • Нейтральный злой: Анхелика. Просто у ее семьи есть интересы. Просто у нее есть друзья, которые враги ваших друзей. И которой нужно пробить локтями путь наверх.
    • Малатеста сюда же, да ещё и заклятый враг Алатристе. Он постоянно кажется гадким, подлым и временами садистом (хотя если поглядеть на его методы — таковым и является. Правда если вспомнить как Алатристе обошелся с его сожительницей… С другой стороны, кузину жены немца Малатеста запытал насмерть). Но по сути его цели — не хуже целей Алатристе. Он просто наемник, который исполняет приказы нанимателя, потому что ему за это платят деньги. К тому же Малатеста — итальянец, и свои понятия о чести у него тоже есть. С Алатристе он сражается не по причине неприязни, или конфликта заказов, а просто чтобы выянснить, чьё дзюцу круче. Иногда проявляет задатки рыцаря крови. Точнее, не иногда проявляет, а постоянно, иной раз отказываясь от драки дабы продолжить её в другое время и в другом месте, где не будет конфликта интересов и кучи левых людей.
  • Солдат и джентльмен: Алатристе пытается сделать из Иньиго именно такого. Поначалу просто джентльмена, но пацан упорно хочет следовать по стопам капитана. Латынь ему не нравится, падре нудит, и хотя Кеведо доставляет, это всё равно не то же самое что пырнуть кого-нибудь кинжалом… Несмотря на это, кроме фехтования, Иньиго получает нечто вроде поверхностного образования, даже с латынью и греческим. И любовь к чтению (это сыграет свою роль во время спасения библиотеки, после чего у Иньиго появится реальный шанс стать достойным человеком). В итоге старый Иньиго признается, что это сослужило ему добрую службу. Учитывая, кто воспитывал Иньиго (солдаты Терции, монах, шлюха и крайне эксцентричный поэт) — результат очень даже достойный.
  • Поэт и воин: дон Франциско де Кеведо (который к тому же ещё и редкий тролль). В буквальном смысле, несмотря на хромоту. Правда, не на фронте, а на дуэлях (от которых многие отказываются, как заметил в сериале Гуадалмедина - потому что из этой дуэли выходят либо мёртвыми, либо с персональным сонетом - и неизвестно ещё что больнее). Иньиго, пописывающий стихи, тоже попадает под этот троп. Да и весь немаленький список их коллег по ремеслу, появившийся или упоминавшийся в книге как минимум дрались на дуэлях, а то и воевали. Но именно Кеведо давит педаль в пол: обладая плохим зрением, склонностью к алкоголизму, а также пламенной любовью к сатире и политическим шпилькам, тем не менее успешно дрался на дуэлях со всеми, кого доводил до белого каления, и побеждал. Любимая фраза — «… придется подраться». В сериале пьяный в мясо и блюющий Кеведо рубился на шпагах с мужем Марии (МТА и режиссёром театра в котором она играет), который драться вообще не умел. Этот спектакль имел аншлаг. Причина - он написал пьесу и решил что она недурна, а пьяный Кеведо разбомбил её беспощадной критикой, что донельзя возмутило Марию. "Гитара возомнила о себе, что она композитор!".
  • Прагматичный боец: все. Алатристе — в особенности, стараясь научить Иньиго всевозможным грязным трюкам. А Иньиго просто с детских лет понимает что судьба солдата — убивать и быть убитым, а в промежутках отхватить порцию обычных человеческих радостей. И лучшей судьбы не хочет (но получает).
  • Роковая женщина: снова Анхелика. Субверсия — ведь Иньиго неоднократно убеждался, какова Анхелика на самом деле, но увы, он верный до гроба романтик. Первая любовь и всё такое прочее… Будь они обычными детьми — всё было бы иначе, но обоих гнетёт принадлежность к сословиям. Иньиго — солдат, понимающий и осознающий свою судьбу и участь, а Анхелика — рафинированная аристократка, чей отец — жалкий слизняк, а потому методы у неё очень даже взрослые. Но она не волк в овечьей шкуре, по-своему любит Иньиго и бережёт его. Как вырастает — по полной программе раскрывает суть тропа.
    • Мария де Кастро. Для неё это не особо хорошо кончилось, а точнее, кончилось очень даже плохо. В книге она вообще умерла, но перед этим Алатристе успел помотреть на её изуродованное болезнью лицо. So sad..., в сериале с ней обошлись чуточку помягче.
  • Серый кардинал: Боканегра, Оливарес, даже Гуадальмедина. Вообще таких немало, ибо мадридский двор. Включая Ришельё, сидящего в Париже, но играющего в Мадриде часть музыки руками своей верной помощницы, ну вы помните эту мадам. Из всей толпы настоящих кардиналов только два - Боканегра и Ришелье.
  • Сутенёр — в сериале показана суть проституции в средневековой Испании. Когда банде беспризорных мальчишек открывается, что один из них переодетая девчонка, самый старший сразу говорит, что теперь они будут торговать ею на улицах и так займутся честным делом. Девчушка имела на это своё мнение и нож, да и Иньиго со своим кинжалом не отстаёт. А всё потому что в те времена нередко бытовал закон, запрещающий корнетам Шурочкам одеваться в мужское платье под страхом виелицы. Сцена где девчонка ворует еду в таверне Каридад, а падре троллит Иньиго, который её покрывает - одна из самых забавных в сериале.
    • Мужчины из бедноты часто являются сутенёрами своих сестёр. А вообще там сутенёрят все и всех, время такое. Оливарес так вообще засутенёрил жену Луиса де Алькесара, попутно всласть насладившись выражением лица дона Луиса! Это же ради государственного блага!
  • Циничный ментор: Алатристе и все прочие, кто тем или иным боком воспитывают Иньиго. Не от злости или природной суровости, просто время такое.
    • Особенно ярко подсвечено на «Испанской ярости», где Иньиго находит тяжело раненого вражеского солдата, почти своего ровесника (ему тогда примерно лет 13-14). Он зовет на помощь Алатристе, а тот без лишних слов перерезает раненому пареньку горло. Иньиго было начинает возмущаться, на что капитан говорит: «хотелось бы, чтобы и мне оказали в подобном случае такую услугу».
  • Человек за занавеской: фра Эмилио Боканегра.
  • Шлюха с золотым сердцем: Каридад Непруха Лебриха (ибо это топоним). Стала жертвой довольно странного заскока, в принципе, довольно нормального переводчика, но кликуху оправдывает (с перспективами семейной жизни у неё явно непруха - детей нет, Алатристе шляется по бабам и войнам, одна отрада - таверна, и Иньиго, к которому она привязалась). Содержит таверну, шлюхой была в прошлом, а сейчас кормит разношерстную ораву солдат и спит с Алатристе по старой памяти, а заодно выносит ему мозг и устраивает сцены с битием посуды. Заботится о детях - в частности Иньиго.
    • В сериале под троп попадают также натуральные шлюхи с золотым сердцем, выручившие одного английского принца, оказавшегося в крайне затруднительном положении. Фактически спасли ему жизнь, пока с одной стороны за ним охотился Малатеста с подачи нанимателей, а с другой — его искали Алатристе и Гуадалмедина чтобы избежать международного скандала. Ну а чо, валяется бесхозный мужик, да ещё и красавчик - как не подобрать и не приголубить? Это Испания!
  • Няня Анхелики де Алькесар в сериале Алатристе. При первых поялениях кажется странной женщиной, с улыбкой смотрящей на интриги воспитанницы. Позже раскрывается как женщина, готовая убивать и подставлять любого, кто, по её мнению, угрожает воспитаннице. Даже Анхелика ужаснулась такому подходу. Ну, как ужаснулась... Скорее, она ужаснулась тому, что из-за её косяка влетели инфанта (шлёпнувшая из ружья соперницу Анхелики) и Иньиго (которого обвинили в этом, так как за подготовку холостого выстрела отвечал он). И спасла жизнь Иньиго, сдав няню дяде. Няне, в благодарность за долгую службу, было позволено вскрыть себе вены. Иначе за убийство высокородной фрейлины испанской инфанты её ждали пытки и казнь на костре, а семье Алькесар, в том числе и горячо любимой Анхелике, потеря остатков и так подпорченной репутации. С ними это всё равно случилось, но позже. Самый цимес в том, что Анхелика сама по сути дела это устроила, а потом с невинным личиком оказалась не при делах. Сцены с ядом (не прокатило из-за того, что её заметил Иньиго и помешал), и мушкетом - одни из лучших, по полной раскрывающие спиннокинжальное расстройство мадридского двора. Чего стоят только каменты короля и Оливареса на эту тему!

Приемы[править]

« Супружеская честь - такая цитадель

где штурмовой отряд всегда отыщит щель

»
— дон Франциско де Кеведо морализаторствует
  • Боливийский финал: битва при Рокруа в фильме в нагрузку к слову Божьему из книг. Впрочем, в книгах этой сцены еще не написано, так что тело не нашли пока…
    • В книгах Иньиго иногда рассказывает, как там всё было. По его словам, Терция стояла до конца, Алатристе погиб, а сам Иньиго на вопрос французского генерала «сколько вас было?» гордо отвечает «сочтите мёртвых».
    • В самом что нинаесть прямом смысле — в сериале (шестая серия), в сцене где в результате хитрого плана Оливареса поручить Кеведо спланировать и провести тайное венчание инфанты и принца, не сказав Кеведо что свадьбы не должно быть, ибо всё сделано для того, чтобы отвлечь вознамерившегося вернуться домой принца, пока тот пытается выжать из папистов буллу инфанта, принц и Алатристе оказываются в жилище отшельника, а перед дверьми стоит Малатеста с пистолетом, выдающий ультиматум — или те выдают инфанту, чтобы он вернул её во дворец, или будет грязно. Алатристе его посылает, после чего следует сцена, один в один повторяющая «боливийский финал» из «Бутча Кэссиди и Санденса Кида», правда с заменой пистолетов на шпаги, и боливийской армии на посланного Боканегрой Малатесту с его головорезами. Принц и Алатристе выскакивают из дверей прямо на целящихся в них из пистолета Малатесту и… Планы съемок, позы и движения — один в один. Оммаж засчитан? Защитан. Ок, а дальше по сюжету Малатеста получает пулю — кавалерия в лице трёх десятков солдат, посланных Оливаресом вернуть инфанту, Бэкингема и Копоноса с аркебузой - прибыла вовремя.
  • Говорящее имя: Таковых очень много, как-то:
    • Председатель Трибунала Святой Инквизиции, фра Эмилио Боканегра. Фамилия дословно переводится как «черный рот». Вполне себе заслужено.
    • Алатристе дословно можно перевести как «к скорби».
    • Малатеста с итальянского «дурная голова/бедовый».
    • Шутки ради: Бартоло Кагафуэго, фамилия означает «срущий огнем». В нашем переводе Бартоло Типун — тоже говорящее имя. Он шепелявит.
    • Уже упоминавшаяся Каридад Непруха (повторюсь, это Йопт In Translation). Как не странно, кликуха прижилась, в основном потому что Каридад хронически не везет с Алатристе, который то по бабам шляется, то притаскивается весь в ранах. Сидеть во френдзоне, когда ты красивая женщина — это неприятно. Остается только спать с Алатристе, бить тарелки, и надеяться на лучшее.
  • Гордая и воинственная раса: вполне годится для Мавра Гурриато. Этот кадр вообще отражает довольно интересный исторический момент: технически он мавр, но при этом христианин. В будущем именно эти ребята приведут к появлению очень интересного сплава христианства с исламом, на который будут смотреть как на говно фанаты и того, и другого. Мавр появляется в сюжете, когда Алатристе попадает в крепость, населенную защитниками, которые годами не видели зарплаты и подкреплений, и от нечего делать занимались взращиванием огородов, а также грабежами и разбоем в отношении местных племен, а так как там были племена «своих» и «чужих», но разобраться кто есть кто в силу того что это по сути одна нация, с первого взгляда было нереально, то никто этим не парился. Типа нам не нужны неудачники. Прилагается также куча баек из жизни и даже участие в набеге, когда Алатристе опять показывает, что у него есть принципы.
  • Даже у зла есть стандарты: несмотря на то, что Малатеста позиционируется как напрочь подлая личность, он не хочет убивать 13-летнего Иньиго (и его подругу). Да и когда он сдаёт Иньиго инквизиции, он явно не в своей тарелке. Кстати, инквизиторы тоже не применяют к Иньиго пытки по малолетству (ибо не по уставу). Впрочем, от допроса с пристрастием и подзатыльниками ему отвертеться не удалось, а в перспективе, просиди он там ещё год, его начали бы пытать уже по-взрослому.
    • Речь не о зле, но все же: Алатристе хладнокровно убивает своих товарищей по оружию, застав их при попытке изнасилования. Ударами в спину. Когда они вместе совершили налёт на лагерь женщины, убив ее семью (см. выше про Гурриато). Позже оказалось, что даже с лагерем напутали. Чтобы понимать ситуацию: дело происходило в стране победившего ислама, зверства творились с обеих сторон (о паре случаев в книге даже рассказывалось), и единственным способом пополнить припасы и отвести душу для заброшенных в старой крепости солдат без платы и перспектив были вот такие вот варварские налёты. А кто, свои или чужие — разобраться сложно, местные все на одно лицо. И всё же Алатристе такие вот штуки не любит, ибо это уже не война, а бандитизм.
  • Заливать горе: Алатристе время от времени гоняет призраков.
  • Импровизированное оружие: наёмные головорезы используют плащи и как щит, и как снаряд для метания в противника. Исторично.
  • Коронная фраза: No queda sino batirnos! (досл. «Кроме как драться, выбора нет!»). Коронная фраза, произносимая доном Франциско де Кеведо, близким другом Алатристе (коронной фразой самого капитана было бы крутое молчание). Можно вспомнить еще «тирури-та-та» — руладу, которую постоянно насвистывает Малатесте. Причем умудряется вложить множество эмоциональных оттенков, от торжествующего и зловещего, до подавленного. В сериале хорошо показано, но всё равно не так как в книге.
  • Пленных не обыскивают (в кино) — капитана задерживают по приказу инквизиции. После того как он отдает шпагу и дагу, командир приказывает обыскать его. Обыскивавший нащупал нож, но ничего не сделал. Да просто Мартин Салданья и Диего «капитан» Алатристе старые друзья. В книге эпизод отсутствует.
  • ПТСР: Несмотря ни на что, отчасти имеется. Алатристе глушит. По-черному.
  • Специально коверкает язык: Анхелика, прекрасно зная, что фамилия капитана — Алатристе, в разговоре с Иньиго, никогда не произносит ее правильно, то он «Нахалатристе», то «Бахвалатристе», то вовсе «Хаматристе». Вот такой вот флирт, ага.
    • Береставляет пуквы: Иньиго, причем исключительно в ипостаси рассказчика — то есть, очевидно, играется намеренно; обычно — что бы подчеркнуть своё ироничное отношение к чему-то.

Около произведения[править]

« Боканегра: Но Ваше Величество, уже был суд! Всё подписано и скреплено печатью!

Король: Но я уверен, что даже суд Инквизиции иногда может допускать ошибки. Боканегра: В таком случае... Король: В таком случае будет лучше для Бога и для Испании чтоб вы оказались неправы! Бог всегда был на стороне Испании когда мы в нём нуждались, и в этот раз будет так же. Или нет?

»
— Король показывает, кто здесь власть
  • Боливийский финал — фильм (в отличие от книг) заканчивается тем, что испанцы готовятся встретить удар превосходящей их численно французской кавалерии. В момент столкновения армий начинаются титры.
    • В исторической битве при Рокруа, почти все испанцы погибнут последняя терция отобьёт и эту атаку с выдающимися даже по меркам всего предыдущего боя потерями обеих сторон и примет предложение о «почётной сдаче» — с сохранением оружия, знамён, и доставки в Испанию за французский счёт. Таковые роскошные условия aранцузы предложили оттого, что их передовые дозоры уже встретили подходящие испанские подкрепления (причем если бы их командующий не тупил, и те пришли вовремя, всё могло бы сложиться иначе), и тянущийся бой надо было как-то быстро завершать. Ну а для Иньиго это означает "путь наверх", где он снова встретится с Анхеликой. Вот только уже без Алатристе, ибо по канону он погиб в этой битве.
  • В образовательных целях: цикл был написан автором после того, как его дочь заметила, что в учебнике по отечественной истории (Испании же!) на время Золотого Века Испании уделено две (!) странички. Каждая книга посвящена какому-либо аспекту тогдашней жизни: политике, религии, двум Вечным войнам — с Османами и голландцами, экономике, театру, заклятому другу — Венеции. Между прочим, автор вообще очень многие книги пишет в образовательных целях, и - по просьбе детей. Книжки выходят совсем не детские, но к тому времени как они выходят в свет, детки уже вырастают. А ещё Артуро Перес Реверте находится в жесткой оппозиции к правительству Испании, и близок русскому духу как раз потому что в своих книгах раскрывает тему того, что никакой разницы в менталитетах попросту нет.
  • Йопт In Translation. Сама серия переведена отменно, но вот названия иногда валяют дурака:
    • «Испанская ярость» — издатели решили сделать приятное читателям, которые хорошо знают историю войны во Фландрии и назвали книгу… в честь разграбления Антверпена в 1576 году, за почти 50 лет до событий книги! Оригинальное «El sol de Breda» (Солнце Бреды) почему-то не понравилось. Может быть, потому что кому-то намекает на «бред»? А сноски, в которых объясняется что есть что, для кого придуманы?
    • «Корсары Леванта» — на английском языке «Пираты Леванта». Наш перевод оказался точней.
    • Придираясь к тексту, можно вспомнить Каридад Лебриханку (т. е. из города Лебриха (Lebrija)), которую отчего-то перевели как Каридад Непруха (хотя вполне себе подходит).
    • Человек или пароход?. «Мост убийц»: в переводе, в целом редкостно качественном, присутствует фраза «Победы наших войск под Тилли и Валленштейном». Хотя Тилли и Валленштейн — не местности, а эпичные имперские полководцы Тридцатилетней войны.
  • Зрители — гении: сглажено в переводе. В оригинале же: так как повествование ведется от лица «современника» событиям из XVII века, автор широко использует словечки, вышедшие из употребления, сленг, арго. Не говоря о том, что португальская и даже немецкая (португальский кое-как испанцы всё-же могут понять, там совсем небольшая разница) речь дается без перевода. Переводчикам пришлось несладко. На русском сериал присутствует, с 2018го года в закадровой озвучке, которая так себе, но для тех кто ненавидит субтитры и то хлеб. Но ради полного погружения рекомендуется всё таки после этого посмотреть на испанском.
  • Оммаж: Весь цикл можно рассматривать как оммаж Переса-Реверте циклу классических приключенческих романов и лично Дюма, но тут темнее и острее. Есть тут немного и На тебе!, ведь большую часть романов написали от лица англичан и французов, где испанцы — традиционные плохие парни.
    • В фильме оммаж с подсветкой. Сцена сдачи Бреды точь-в-точь повторяет одноименную картину Веласкеса. Автор для этого даже провел историческое расследование. Он вообще любит сидеть в архивах и ходить по музеям, и жалеет, что испанское правительство не превратило в музей всю страну, где историей дышит буквально каждый камень. Нет, надо блин сделать унылые бетонные пляжи там, где поселенцы отбивались от турков!
  • Он и в жизни так может! - Вигго Мортенсен провел детство в Аргентине и превосходно владеет испанским языком (а в целом он говорит на четырех и немного знает еще три), так что для роли Алатристе ему не понадбилось ни переводчиков, ни переозвучки (хотя пришлось поработать, что бы избавиться от аргентинского акцента). Испанцы оценили.
  • Слепили из того, что было: в фильм попробовали вжать все книги. Вышло так, что в отличие от каждой отдельной книги (с потрясающе интересными сюжетами) фильм напоминает скорее зарисовку или иллюстрацию к книгам, не имея, по сути, цельного сюжета. В сериале с этим намного лучше, но последние книги не экранизировали, а жаль.

  1. для борьбы с Дюнкеркскими корсарами этот кадр составил ТЗ для флота — сделать быстроходные и тяжеловооруженные корабли, и подешевле, подешевле! Итогом были перегруженные пушками лохани с КВАДРАТНЫМ ПОПЕРЕЧНЫМ СЕЧЕНИЕМ. Не удивительно, что плавали они как говно и переворачивались от любого чиха.