Метабароны

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «La Caste des Méta-Barons»)
Перейти к: навигация, поиск
Metabarons.jpg

La Caste des Méta-Barons (рус. «Каста Метабаронов»), также The Saga of The Meta-Barons (рус. «Сага о Метабаронах») или просто Metabarons (рус. «Метабароны») — восьмитомная графическая новелла, придуманная Алехандро Ходоровски и проиллюстрированная Хуаном Гименезом (скончался 03.04.2020 от коронавируса). Выходила в 1992—2003 годах.

Повествует о пяти поколениях династии Метабаронов — космических наёмников, идеальных воинов и просто интересных личностей. Стилистически представляет собой космооперу, помноженную на мифы и легенды. Входит в авторский сеттинг Jodoverse и содержит огромное количество неиспользованных сюжетных наработок для неснятого Ходоровски фильма «Дюна».

Помимо восьми томов собственно «Касты Метабаронов», в историю входят двухтомник «Кастака» (2007—2013, приквел), «Оружие Метабаронов» (2008, интерквел) и шеститомная серия «Метабарон» (2015—2018, сиквел). Все эти графические новеллы, кроме «Кастака», написаны с одобрения Ходоровски, но без его непосредственного участия.

Персонажи[править]

Роботы[править]

Герои обрамляющей истории. Два робота-слуги ждут прихода своего хозяина — последнего Метабарона, и коротают время тем, что один из них рассказывает другому, какой замечательной семье им повезло прислуживать.

  • Тонто (Tonto) — мелкий робот, рассказчик. Служил всем Метабаронам, начиная с Отона, и прекрасно всё помнит. Мал, да удал: способен построить Метабункер из подручных материалов, обладает кой-каким вооружением и даже псионикой (!), и не разлетается на детали от пинка Стальной Головы. А ещё у этого услужливого робота манипуляторы растут из задницы, и его косяки минимум два раза приводили к драме.
  • Лотар (Lothar) — крупный робот, что слушает рассказ Тонто. Для робота чересчур эмоционален, и на то есть спойлерная причина. Постоянно перебивает Тонто, чем страшно того бесит.

Метабароны[править]

Династия сильнейших воинов во Вселенной. Все как один — армии из одного человека, прагматичные бойцы, универсальные солдаты, асы, рыцари крови и… глубоко несчастные люди. С раннего детства подвергаются курсу адских тренировок, в том числе теряют части тела в ходе испытаний на стойкость (их потом заменяют киберпротезами). Одновременно метабарон может быть только один; наследуется титул в ходе дуэли насмерть, если сыну удаётся убить отца-метабарона. Сама дуэль может быть как поединком на мечах, так и сражением на Метакрафтах.

Мощь Метабаронов не поддаётся измерению. Только в тело каждого из них встроено такое количество оружия, что им можно уничтожить галактику. Помимо этого, все Метабароны (кроме Отона) — мощнейшие псионики. Живёт Метабарон в неприступной космической крепости — Метабункере, пилотирует Метакрафт — космический истребитель, и с цивилизацией особо не контактирует, разве только промышляет наёмничеством (кто нанял Метабарона — тот и победил), да изредка спасает человечество, когда очередная хтоническая НЁХа оказывается галактической империи не по зубам.

Метабароны руководствуются бушитака — сводом правил для битвы и жизни. Бушитака предписывает победу любой ценой — и если для этого придётся поступить бесчестно (в понимании других людей), то так тому и быть. Единственная альтернатива победе — смерть.

А теперь поимённо:

  • Отон фон Зальца (Othon von Salza) — первый метабарон, во многом отличный от всех своих потомков (не псионик, не проходил в детстве через ад — по крайней мере, об этом не сказано). В прошлом космический пират, осел на планете Мармола, взял в жёны дочь местного правителя и был принят в семью Кастака. В ходе дальнейших событий потерял клан (включая жену), планету, сына и репродуктивные органы. С тех пор начал сублимировать в военное искусство и создавать невиданные по эффективности образцы вооружения. А потом ему в награду за заслуги перед императорским домом прислали новую жену, и всё заверте…
  • Агнар фон Зальца (Aghnar von Salza) — сын Отона и Онораты. Ещё в утробе матери впитал в себя антигравитационное вещество эпифит, и его тело не имеет веса. Воспитывался матерью по спартанским методам, признание отца заслужил (ли?) только перед смертью последнего, и юность провёл в одиночестве. Удивительно, как это не сделало его отмороженным социопатом. Он в итоге действительно стал таким, но позже, после дополнительных вагонов драмы.
  • Стальная Голова (Tete d’Acier) — сын Агнара и Оды, сильнейший из Метабаронов и самый неоднозначный персонаж цикла. В младенчестве потерял голову (буквально), но получил новую, роботизированную. Для робота чересчур эмоционален, а преобладают в нём две эмоции: гнев и любовь к Виченте де Роха. Ради этого последнего и пошёл на слияние с головой Зорана Крлежи, образовав новую личность — Мельмота.
  • Агхора (Aghora) — сын/дочь Стальной Головы и Доньи Виченты. Чтобы спасти родившихся близнецов, мозг мальчика пересадили в тело девочки. Во время испытания потерял руку. Не смог убить Стальную Голову, поэтому заморозил его и отправил в открытый космос. Спас свою вселенную, уничтожив «зеркальную» вселенную. Чтобы родить Безымянного, Агхора взял/взяла ДНК из своего мозга, который был его мужской частью, и оплодотворил сам себя. Потом, на тихой, мирной планете, ему/ей пришлось рожать, одновременно отбиваясь от убийцы, которая могла клонировать себя бесчисленное количество раз. Позже был спасен Безымянным, когда вернулись выжившие сектанты из Шабда-Уд, с новым андрогином для замещения Императорицы. Младенец Безымянный испепелил неудавшегося правителя силой мысли.
  • Безымянный (Sans Nom) — последний метабарон, сын Агхоры. Имени при рождении не получил, потому что «его предназначение выше всякого отождествления». Решил стать действительно последним — не растит сына, в том числе и потому, что не верит, что тот когда-нибудь сможет его победить. Считается главным персонажем цикла, но «экранного времени» у него меньше, чем у любого из своих предков.

Прочие[править]

  • Эдна — первая жена Отона, мать Бари. Когда её планета стала мишенью жадных до эпифита захватчиков, пыталась с ними договориться, но была расстреляна.
  • Бари — сын Отона и Эдны, юный и пылкий, но — скажем прямо — не особенно сильный. Когда цитадель Кастака штурмовали эндогвардейцы, убившие Эдну, Бари хотел сразиться против них вместе со всеми, но Отон сломал ему ноги, чтобы спасти жизнь. Позже Отон всячески стремился загладить вину перед сыном, даже приобрёл ему животное давно исчезнувшего вида (коня). И всё бы ничего, если бы этого коня не украли космические цыгане бандиты, а Бари не побежал на костылях их останавливать. Ночью.
  • Онората (Honorata) — вторая жена Отона, мать Агнара. Была подослана сектой Шабда-Уд, с целью родить от Отона «идеального андрогина», которым хотели заменить правящего императора. Онората влюбилась в Отона и родила ему сына, и то было началом многолетней войны с Шабда-Уд. Воспитала Агнара, инсценировала смерть, переселилась в тело Оды и воспитала Стальную Голову и в объятиях Агнара погибла уже окончательно.
  • Ода (Oda) — жена Агнара, мать Стальной Головы. Была принцессой одной из малозначимых планет и завидной невестой; у многочисленных претендентов на её руку требовала только одного — розу. Увидев очередную розу, говорила «это не та роза», после чего претендент изговнялся изгонялся с позором. Агнар завоевал её сердце, при помощи псионики показав ей именно такую розу, какую она и хотела. Загвоздка в том, что у Шабда-Ид были на Оду свои планы, и влюблённые решили ловить сектантш «на живца». Вот только противостояния с жрицами-псиониками Ода не пережила, и в её безжизненное тело втайне перенесла сознание Онората.
  • Донья Вичента Габриэла де Рока (Doña Vicenta Gabriela de Rokha) — жена Стальной Головы, мать Агхоры. Дочь правителя одной из планет, убитого Стальной Головой по довольно надуманной причине; заявилась на церемонию присвоения новому Метабарону титула, устроила скандал, объяснила безголовому киборгу на пальцах, почему он отстой и никогда не познает любви. Стальная Голова воспринял это как вызов и улетел искать учителя по этой своеобразной дисциплине, не забыв напоследок ещё больше испортить церемонию.
  • Никанор Росамель де Рока — отец Виченты, миролюбивый и степенный правитель Троглосоциалистической Федерации и планеты Филодендра в частности. Был уничтожен Стальной Головой вместе с редчайшим деревом и редчайшей популяцией певчих птиц просто за то, что мог проголосовать против присвоения киборгу титула Метабарона. Позже, стремясь загладить вину перед Вичентой, Мельмот раздобыл такое же дерево с такими же птицами, а затем создал клона Никанора, как бы его воскресив. Но, разумеется, хэппи-энда не последовало: клон оказался с одним весьма досадным пробелом в памяти…
  • Зоран Крлежа — последний поэт во Вселенной, от которого осталась только живая голова где-то на задворках галактики. Стал единым целым со Стальной Головой, правда, ненадолго, и помог отмороженному киборгу разобраться в чувствах. В облике Мельмота (совместно со Стальной Головой) постарался загладить вину последнего перед Вичентой, и даже сумел влюбить её в себя — но загвоздка была в том, что Вичента любила только Крлежу и ненавидела Стальную Голову (можно ли её за это осуждать?), а вот с чувствами двух составляющих Мельмота к Виченте было как раз наоборот.
  • Императорица (Emperoress) по имени Янус-Яна — правитель галактики, андрогин, сиамские близнецы, прикреплённые спиной друг к другу. Живут в яйцеобразной прозрачной капсуле. Ещё зародышем его/её спас Отон, за хорошее вознаграждение и титул метабарона.

Персонажи спин-оффов[править]

  • Вильгельм-100, техно-адмирал — командир боевых частей Техно-понтификата и отморозок похлеще Стальной Головы в его «лучшие» годы. Отцеубийца, садист, злой начальник и вообще занятный человек. При всём при этом весьма и весьма хитёр, а порой и вовсе оказывается прав. Так что великолепный мерзавец он без всяких натяжек.
  • Кхонрад, Антибарон — клон Безымянного Метабарона, выращенный Вильгельмом-100 именно для борьбы с оригиналом. Выращенный, к слову, весьма жутким образом. Появился на свет уже физически взрослым, прошёл экспресс-курс окрутения, но по понятным причинам психологически так и не повзрослел. Оказалось, что истинному Метабарону он и в подмётки не годится, но тот проявил несвойственное его роду милосердие. Как позже выяснилось — не зря.

Тропы и штампы[править]

  • Адский папаша — каждый Метабарон по отношению к своему отпрыску, но не из скотских наклонностей, а из чувства долга.
    • Немного особняком стоит Отон. Первого сына Бари он баловал, покалечил ради его же блага (что Бари сам позже признал), а убил по трагической случайности. Но как он относился ко второму сыну, Агнару — это уже чистый троп.
  • Ай, молодца! — Тонто, какого палео-дьявола?
  • Антигерой vs Антизлодей — читатель сам для себя решает, к какой категории относить каждого из Метабаронов.
  • Авторы фантастики не понимают порядок величин — взрыв достиг всех планет одновременно. Даже между ближайшими звёздами расстояние достигает нескольких световых лет, и за столько же это расстояние преодолевает излучение, а частицы движутся в разы медленнее. Сам взрыв вызвало столкновение трёх галактик, произошедшее вотпрямсчасвдруг.
  • Адские тренировки — входят в комплекс становления метабароном с самого детства.
  • Аллюзия — рождение «идеального существа», тайный женский культ, ребёнок по любви — вопреки воле оных. Если вам кажется, что вы где-то это уже видели… вам не кажется! Дело в том, что «Метабароны» основаны, помимо прочего, на наработках Ходоровски для экранизации «Дюны». Не срослось. Из-за конфликтов режиссёра с исполнителем роли Императора Шаддама (не абы кем, а Сальвадором Дали!) и отказа продюсеров финансировать картину, которые в итоге, передали проект Линчу. К добру ли, к худу ли.
    • А ещё много аллюзий на античные (и не только) мифы. Эдип и его мать? Голова Ганеши? Список можно продолжать.
    • Мельмот назван в честь ГГ романа «Мельмот Скиталец».
  • Армия из одного человека — каждый из метабаронов, и главное — КАК.
  • Ассимилятор — Симак, созданный техно-техносами как супероружие, стал превращать в себе подобных самих техно-техносов и захватил власть в их империи.
  • Беседа с воображаемым кумиром — зигзаг. Безымянный, с проекциями предыдущих метабаронов. Жалеет и ненавидит их.
  • Боже мой, что же я наделал! — Отон, когда осознаёт: последний убитый им грабитель — это Бари.
  • Босс, который ни при чем — во время эпичной битвы между Безымянным и Стальной Головой из ниоткуда появляется угроза, с которой могут справиться только Метабароны. Это гигантская космическая вошь (!!!), которая собирается пожрать нашу Вселенную!
  • Бронебойный вопрос — Лотар спрашивает у Тонто: «если я робот, то почему я так сильно злюсь?!»
  • Брутальный лысый - Безымянный и Агхора. У Агхоры даже виден круговой шов, по которому ему/ей во младенчестве разрезали череп.
  • В Библии об этом не написано — «Бушитака не запрещает быть неуязвимым!»
  • Во чреве чудовища — Отон внутри китоборга (взорвал его изнутри), Стальная Голова внутри транс-люденса (первый раз - в замороженном виде, второй раз - по своей воле, заставляя космическое существо лететь, куда ему нужно), Стальная Голова внутри гигантской космической вши, и внутри мега-скопления этих космических вшей размером с галактику).
  • Вывих мозга — Ходоровски без этого не Ходоровски!
  • Героецентричный/семьецентричный сеттинг.
  • Героическое самопожертвование — победив Безымянного в дуэли, Стальная Голова в качестве главного приза за это… с радостью жертвует собой, чтобы убить уже упомянутую мега-вошь.
  • Золотое величие — планета-столица в буквальном смысле сделана из золота!
  • Капитан Эрзац: не забываем о корнях!
    • Шабда-Уд — Бене Гессерит.
      • Соответственно, Отон и Онората — практически дословно перенесённые из несостоявшейся киноверсии «Дюны» Лето Атрейдес и Джессика.
    • Техно-Понтификат — Космическая гильдия.
    • Ментреки — ментаты.
    • Маганаты — Ландсраад.
    • Экономат — КХОАМ.
    • Эпифит (антигравитационное вещество, жизненно необходимое для межзвёздных перелётов) — меланж/спайс.
    • Обряд посвящения Метабаронов, когда их отцы калечат части тела своих детей, а сами дети под страхом смерти не должны выказывать никакой боли, напоминает испытание Бене Гессерит.
    • Список можно продолжать…
  • Карго-культ — троглосоциалисты же. Входят в состав галактической империи, а палео-Маркс у них что-то вроде святого заступника.
  • Кнопка берсерка — у Безымянного на брови есть едва заметный шрамчик. Спрашивать о происхождении этого шрамчика — верный способ попасть на тот свет.
  • Космический кит/Живой корабль — китоборги Шабда-Уд. Далеко не мирные звери, а живое оружие массового поражения, способное в одиночку уничтожить планету.
  • Красивый — не значит хороший: Зоран Крлежа. Если Стальная Голова любил Виченту абсолютно искренне и готов был в лепёшку расшибиться, только бы она его простила, поэту (который неизвестно сколько тысячелетий провёл без тела) от неё нужно было только это самое. И после того, как Вичента по нерасторопности Тонто «потеряла товарный вид», Крлежа закатил истерику и побежал стреляться. Хорошо ещё, что это убило только его, а не Стальную Голову.
  • Круто и непрактично — техно-адмирал Вильгельм-100 из спин-оффа обладает могучими бионическими руками. Они невероятно разрушительны в бою, но настолько тяжелы, что требуются постоянные инъекции отнюдь не дешёвого эпифита, чтобы просто двигать ими.
  • Крутое кредо — Стальная Голова выдал совершенно восхитительную фразу: «Смерть — удел трусов! Храбрый выживет и победит вопреки всему!»
    • Ирония в том, что из всех Метабаронов только смерть Стальной Головы была не напрасной и имела смысл.
  • Крутое семейство — Метабароны, вестимо. Ещё Кастака.
  • Крутой инвалид — каждый Метабарон чего-то лишается, либо в ходе испытаний на прочность, либо в силу обстоятельств. Потерянные части тела заменены протезами разной степени крутизны.
    • Отон — кастрат.
    • Агнар в детстве лишился ног, а уже в зрелом возрасте — руки по самую лопатку.
    • Стальная Голова потерял, вестимо, голову.
    • Агхора мало того что имеет мозг одного человека и тело другого, мало того что потерял(а) кисть руки, так ещё и грудь ему/ей Стальная Голова прижёг в детстве, чтобы не росла.
    • Безымянный отделался легче всех: он лишился только одного уха.
  • Морская свинка — династию Метабаронов часто называют «Кастака». Отон был принят в семью Кастака, но ни он сам, ни его потомки (кроме Бари, светлая ему память) — не Кастака по крови.
  • Отвергнутая женщина — это страшно: наложницы Отона Нан-Нан и Охойя чуть не убили Онорату из ревности — ведь та, в отличие от них, смогла зачать ребёнка от их хозяина!
    • С этим эпизодом связана любопытная сюжетная дыра (или вовсе не дыра, как посмотреть). Если учесть, что Онората намного круче, чем кажется, то, что её скрутили две ноунейм-постчеловечихи, по меньшей мере странно. Но если предположить, что она всё предвидела и позволила себя скрутить именно затем, чтобы Отон выстрелил в неё эпифитовым дротиком, а Агнар в её чреве эпифит впитал и на всю жизнь потерял вес (что ему не раз пригодится)…
  • От плохого к ужасному — вся история метабаронов от Отона к Безымянному. Как выяснилось данную им силу они растратили на ерунду, а не на выполнение своего истинного предназначения. Все закончилось гибелью их Вселенной.
  • Поднял уровень доброты — Мельмот же. После слияния с Зораном Крлежа Стальная Голова совершенно остепенился и довольно долгое время поступал сугубо рыцарственным образом. Вот после потери Виченты покатился обратно. Зато за время общения с поэтом Стальная Голова ещё и поднял уровень красноречия, и это уже с ним осталось.
  • Прагматичный боец — бушитака проповедует именно такой подход, с педалью в пол. Убить/искалечить собственную мать, чтобы вогнать отца в ГЭС и получить преимущество в бою с ним? Метабароны проделывали это дважды.
  • Проблема противоположных оценок — одни читатели восхищаются размахом событий, накалом страстей и слогом Ходоровски, другие считают это всё чересчур утрированным и непреднамеренно смешным, но всё-таки получают от прочтения удовольствие, третьи плюются и недоумевают, как вообще можно читать «этот бразильский сериал под веществами».
  • Простой крутой смертный — Отон в самом начале, до кибер-апгрейдов. Полк эндогвардейцев в силовой броне и с дезинтеграторами был уничтожен единственным воином с ножом.
  • Судьба-индейка — Тонто подсвечивает, что судьба Метабаронов всегда в итоге делает их глубоко несчастными.
  • Стеклянная пушка — по сути, Метабароны. Способны разрушать галактики и могут быть убиты на дуэли холодным оружием. Кроме Стальной Головы, который ко времени дуэли с Агхорой полностью механизировался и полностью зашил себя в местный аналог адамантия. Ну а чо, бушитака же не запрещает быть неуязвимым.
  • Убить того, кого любишь — как минимум Агнар и Безымянный в детстве заводили питомцев, а потом по приказу Онораты/Агхоры их убивали.
    • Сам(а) Агхора застрелил(а) своего верного ездового тарантоволка, чтоб та не мучилась. Учитывая, что в этот момент Агхора в первый и в последний раз в жизни заплакал(а)…
    • И дуэль за титул Метабарона тоже попадает под троп.
  • Ужас у холодильника — тело каждого Метабарона напичкано нанобомбами чудовищной мощности, на самый крайний случай. Отон говорил, что их детонацию можно вызвать, просто случайно задев их оружием. И если бы Мельмот-Крлежа тогда выстрелил себе не в голову, а в сердце, как и хотел, Филодендру и ещё неизвестно сколько соседних планет разнесло бы на атомы.
  • Фрейд был прав — даже сам Отон осознаёт, что строит свой метакрафт как компенсацию за отстреленные в бою гениталии. А чтобы читатели уж точно всё поняли, кабель управления метакрафтом подключается к нёйроразъёму, который расположен у Отона не где-нибудь, а в промежности.
  • Что бы такого сделать плохого — ублюдочный Техно-понтификат, управляемый ублюдочным техно-понтификом и чью армию возглавляет ублюдочный техно-адмирал. Серьёзно, эти твари, кажется, живут лишь ради того, чтобы приятно щекотать свои низменные инстинкты различными бессмысленными злодействами.
  • Швыряться планетами — это мелко! Во время дуэли Агнара и Стальной Головы образовались трещины в самом мироздании, а Агхора вообще усилием воли уничтожил(а) целую параллельную Вселенную.
  • Экстремист был прав — можно сколько угодно винить Метабаронов в бесчеловечности и мономаньячности, этого у них не отнять. Но попробуйте ещё и подсчитать, сколько раз местному человечеству пришёл бы кирдык, если бы не Метабароны.
  • Эмоциональные качели — серьёзные и драматичные истории из жизни Метабаронов перемежаются непреднамеренно-забавными комментариями робота-рассказчика Тонто и его ироничными ссорами с Лотаром. Дополнительный юмор придаёт используемый ими нелепый робо-сленг, куда входят такие образчики словесности, как «био-дерьмо», «робо-идиот» и прочее.