Kindergarten/НП

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Несмотря на вполне качественный сюжет, в игре Kindergarten всё ещё остаются непонятные моменты, и некоторые из них даже могут разрушать логику и создавать сюжетные дыры.

Спойлеры не скрыты! Читайте на свой страх и риск!

Взрывное устройство Джерома[править]

Казалось бы, обычная маленькая смертоносная хрень, а оставляет много вопросов.

В первой части несколько штук подобных устройств хранилось в кабинете Директора, которые он выдавал всем детям, переживающим из-за исчезновения Билли. Довольно долго такое устройство носила Лили, но Директор так и не смог добиться от неё подозрений, и в итоге отнял. Позже оно было у Наггета и временно у Протагониста. Странно то, что Наггет спокойно отдал его Протагонисту, хотя позже говорит, что Директор знает, когда устройство не при нём. И во время этого диалога он откладывает бомбу куда подальше. Понятно, зачем (чтобы не услышали), но не понятно, как ему в таком случае не было страшно. Более того, данную махинацию он проделал перед статуей, которая следит за детьми (опять-таки, по его же словам). Позже нас просят избавиться от устройства, взорвав статую. Не будем зацикливаться на том, что мы с Наггетом подставили его возлюбенную Лили, поскольку речь не об этом. Допустим, на тот момент у нас не было пончика или пяти долларов, от Эпплгейт мы не откупились, и нас вместе с девочкой отправили к Директору. Что же первым делом он нам сообщает? «Вы обманом заставили меня активировать устройство и взорвать статую, на которую ушло 75% бюджета!». То есть, он признаётся, что собственноручно активирует взрывчатки. Это стоит запомнить.

В первую очередь он активирует их, когда слышит разговоры о Билли и какие-либо попытки найти его. Также, возможно, именно поэтому мы умираем, когда показываем устройство на «Покажи и расскажи». Директор строго сказал нам никому его не показывать (если мы получили его от Директора, а не иным способом), а мы нарушили этот договор, за что и поплатились. Но вот два нюанса:

  • Устройство лежит на видном месте в кубике Джерома.
  • Об их существовании знают многие дети, даже те, которые не ходили в эту школу (хотя после смерти Директора были открыты многие карты, в том числе и это).

Первый случай ещё можно объяснить. Ну это же сын Директора, ему можно! С ним же ничего не случится. Разве что собственный отец застрелит... ладно, неважно. Второй уже удивляет немного больше. Если об этом устройстве знают многие, и Директор всё это слышал, почему он ничего не предпринял? Также известно, что Монти неплохо разбирается в этих устройствах и может их деактивировать. Здесь бездействия Директора можно объяснить: ну не будет же он посреди урока вламываться в класс. Вполне возможно, что Монти разбирался в этих штуках только потому что подобные ему подсовывает Джером. Откуда они у Джерома? Вероятнее всего, украл, как обычно он ворует пропуска.

Теперь перейдём ко второй части. Взрывное устройство в составе одной штуки хранилось у Джерома. Не будем задаваться вопросом, как он пронёс его мимо Пенни, это нам сейчас неважно. И вот мы решаем поговорить с мальчиком утром и сознаёмся, что убили его отца. Ничего больше не спрашивая, он отдаёт нам устройство, и... «Я знаю, где Билли». После чего мы взрываемся. И, вроде бы, всё логично. Однако вернёмся к ситуации со статуей в первой части, когда Директор признался, что активирует эти взрывчатки. Но Директор мёртв, кто же сейчас активировал устройство? Сам Джером что ли? Тогда зачем он произнёс эту смертельную фразу, а не активировал сразу? Или он таким образом решил предупредить Протагониста (а позже — и Лили)?

А ведь в финале, когда Лили и Карла крадут у мальчика подобное устройство, никаких кнопок у них с собой не оказалось. Вероятнее всего, кнопок не было вообще, а устройство автоматическое. Запрограммировано на то же самое.

Стоит отметить, что взрывные устройства из первой и второй частей выглядят по-разному. Можно предположить, что первое активируется по кнопке, а второе автоматическое (будем называть их устойствами первого и второго типа соответственно). И, в принципе, на этом можно остановиться, если бы не несколько «но».

  • Нам прямо говорят, что это одно и то же устройство. Может, создатели по какой-то причине изобразили их по-разному?
    • Кроме того, в файлах игры есть момент, где Монти упоминает, что в устройстве всё ещё есть прослушка, которая не сработает, если не будет оказано иное давление. Это очень напоминает квест «Слишком крут для школы», где Монти вроде как деактивирует устройство, но оно всё ещё могло взорваться.
  • Почему Директор не использовал устройства второго типа, раз они эффективнее? Тем более Директору свойственна нетерпеливость и нежелание долго работать над чем-нибудь. А тут как раз можно передать все полномочия этим маленьким штучкам и немного расслабиться. Если же он хранил их для экстренных случаев, то что тогда являлось бы этим случаем? Срочное освобождение Билли?
    • Дойлистский обоснуй: будь подобные штуки в первой части, они бы сразу взорвались во время диалога Протагониста и Наггета во дворе, а ведь это единственная возможность попасть к Директору в одиночку в начале дня, и никакого квеста не было бы.
  • Билли был упомянут не зря, поскольку третий нюанс связан именно с ним. Во второй части мальчик предупреждает Протагониста, что устройство сработает, услышав его голос. Но как именно такое было запрограммировано? Если бы Директор услышал его голос, значит, кто-то проник в его лабораторию и сумел освободить мальчика. Тогда, может, лучше усилить систему безопасности в самой лаборатории? (К слову, там подобной системы не было). И да, «запрограммировал» тут тоже не совсем правильно, поскольку устройства первого типа не были автоматическими, а именно они использовались, когда мальчик пропал. Кроме того, изввестно, что устройства создал доктор Дэннер, который и вовсе работал в другой школе. Снова вернёмся к моменту с голосом. Билли сообщает про данный факт, и что же он делает дальше? Верно, громко кричит на всю столовую, пародируя птицу. Таким образом он хотел подозвать Карлу, не выдав себя. Карла называет его чудаком, поскольку птиц в столовой нет. Но, на минуточку, устройство было на данный момент у неё, и она могла в одну секунду лишиться жизни. И да: устройство и вправду срабатывает на голос Билли, потому Протагонист умирает, если заговорил с Билли, не успев подложить бомбу под стол Дэннера.

И ещё стоит отметить, что в файлах игры первое устройстно носило название Bug, второе — JeromeBomb[1]. Можно предположить, что второе устройство сконструировал сам Джером на основе устройств своего отца. Но, опять-таки, и у данной теории есть нюансы.

  • За всё время обеих игр Джером ни разу не был замечен возящимся с механизмами. Кроме того, в квесте «Слишком крут для школы» он мог сам деактивировать устройство, а не отдавать его Монти, если разбирался в этом.
    • Хотя это можно объяснить: к моменту перемены Джером находился в опасности, и он бы не успел заняться взрывчаткой. Потому и пришлось просить Монти как стратегического партнёра. Всё пошло не совсем по плану (Джером не планировал убийства Уборщика, этого хотел Монти), но особо ничего это не поменяло.
    • Хотя в клипе на Kindergarten 2 от Random Encounters Джером всё-таки сидел со взрывчаткой и отвёрткой. Но RE свойственна деконструкция, так что брать это за авторитет не стоит.
  • «Нам прямо говорят, что это одно и то же устройство». Опять.
  • Дойлистский обоснуй: в файлах игры устройство может быть названо так, потому что на данный момент его хозяином был Джером, а не Директор. Ну и чтобы не приняли за устройство Директрисы (а директора в файлах называются одинакого).

Ну и последний вопрос: почему Джерома вообще не удивляло, что Директор использовал эти устройства? Они начали активно употребляться, чтобы скрыть исчезновение Билли и, следовательно, подпольную лабораторию и различные эксперименты. А Джером, на минуточку, ни о чём этом не знал (и, похоже, даже не догадывался). Это доказывает и его удивление на раскаяния отца в секретном финале, и болезненное восприятие факта о тайной деятельности Директора (который, без шутки, довёл его до слёз). Вот только мальчик знал, что всё дело в Билли, и всё равно никак не отреагировал? Причём подобный вопрос был и внутримировым. Сам Джером ответил, что причина в постоянном надоедании Лили. Но на тот момент мальчик был разозлён и вообще думал лишь об убийстве девочки, так что это вряд ли считается.

Состав таблеток[править]

Да, те самые наркотики таблетки Директора, обладающие не только интересными эффектами, но и не совсем понятным свойством.

Эффекты у каждого человека были разные. У Эпплгейт они вызвали настоящую наркотическую зависимость, для Наггета они были лекарством, у Протагониста изменилась речь сразу после первой таблетки, а на Синди никак не повлияли. Также можно вспомнить момент получения коробки таблеток, когда Директор просил никому их не показывать и не говорить, что это он нам их дал. И, как в случае с прослушивающими устройствами, о таблетках давно уже знает вся школа (да и Директор этого не скрывал: он как-то при всех приказал Наггету принять таблетку), а Монти даже разбирается в их составе. Откуда на этот раз таблетки у него? Вполне возможно, ему... продавал сам Директор. Мужчине самому это выгодно, а Монти мог хорошо поизучать их где-нибудь у себя дома. Есть даже практически прямой намёк на это в сиквеле, где Монти что-то говорил о продолжении наркобизнеса.

Об их составе практически ничего не говорится, однако в финале первой части Директор даёт некую информацию об одном из ингредиентов: вещество создавалось из тел монстров. Но, поскольку монстры были агрессивные, мужчине была необходима замена. И он нашёл её в лице обычного ребёнка, которого подверг мутации. Судя по всему, неполной, что также может объяснять быстрое возвращение в исходное состояние (зачем вообще Директору в системе нужна функция обращения мутировавшего тела в исходное состояние?). Тем не менее, не уточнялось, действительно ли в таблетках использовались только тела монстров, или же Директор по какой-то причине решил скрыть весь состав? О допустимой жанровой условности (ложного рецепта наркотиков) здесь не может быть и речи: даже при всём желании их не получится приготовить в реальной жизни.

Перейдём ко второй части, к квесту «Во все тяжкие», где мы с Монти должны приготовить эти таблетки. На этот раз рецепт уже чуть более подробный: образцы волос трёх связанных с таблетками людей, полулегальное вещество компании семьи Хаксли и один из химикатов доктора Дэннера (красного, если что). Куда делись монстры? Разберёмся.

Да, стоит уточнить, что таблетки в итоге оказались такие же, как оригинальные.

В первую очередь удивляет использование образцов волос. По сюжету, нужны волосы Наггета, Эпплгейт и Билли. Наггет и Эпплгейт были активными потребителями таблеток, а последний — одним из ингридиентов. Собственно, вот где эти самые монстры. Но как так получилось, что их образцы волос способны создать то же вещество, если при изначальном создании Директор обходился без них? Хотя, возможно, у этого есть объяснение: Директор постоянно совершенствовал свой наркотик. С Билли-то понятно: в первой части уже известно, что таблетки появились на свет ещё до его изчезновения, то есть, уже видно изменение в рецепте. И также возможно, что Директор каким-то способом брал образцы у Эпплгейт и Наггета и на их основе продвигал своё чёрное дело. Например, когда вызывал к себе в кабинет, чтобы дать очередную таблетку (причём не исключено, что Эпплгейт и тогда добровольно отдала волосы). Ибо о помощниках не может быть и речи. Он же не как Директриса, которой активно помогала дочка Пенни. Его собственный сын не только не участвовал во всех делах, но и на протяжении обеих игр не имел никаких отношений к таблеткам, даже упоминаний.

Также стоит остановиться на других ингридиентах, то есть, на полулегальном веществе Феликса и Теда и на химикате Дэннера. Вообще, компания Хаксли вполне могла быть связана со всякого рода химией и, в частности, наркотиками. Можно даже вспомнить слова Феликса, что коллеги отца продавали большими тоннами некое зелёное вещество, которое он своровал с веранды (да-да-да, оно самое). И это всё даже несмотря на «компьютерное» название Applesoft. Кроме того, братья уверенно заявляют, что подаренное ими вещество является ключевым ингредиентом к таблеткам. Что же касается последнего ингридиента. В диалоге с доктором Дэннером становится ясно, что он знаком с веществом Хаксли, и что знает, с чем его можно смешивать. И несмотря на то, что Дэннер не хотел разглашать подобную информацию нам, он всё же ответил, что один из его химикатов при смешивании с данным веществом создаст некое болеутоляющее. Они действительно показали себя болеутоляющим (у Эпплгейт после принятия проходит головная боль), но, скорее всего, учитель подразумевал зависимость и/или эйфорию, возникающую при употреблении наркотиков. И, похоже, что Дэннер знал многое про эти наркотики и сам же мог их изготовить. Тем более, во вторник шансы у него были в разы больше.

Уже странно то, что о рецепте знали люди, которые никогда не были в старой школе. Так что возможен только один вариант — Директор, Хаксли и Дэннер были сотрудниками. Они могли вместе работать над таблетками, собственноручно изготовив все ингредиенты. Тогда остаётся ещё один нерешённый вопрос — а зачем всё-таки волосы Эпплгейт и Наггета? Есть предположение, которое описано здесь.

Единственное, что осталось непонятным — как Монти узнал, где можно достать ингредиенты? Просвящённость Феликса и Теда объяснить можно: они изначально знали, для чего используется вещество, но не знали, кем и с какой конкретной целью, пока деятельность Директора не была рассекречена. А в случае с Монти, вероятнее всего, рояль в кустах. Но не исключено, что третья часть (если такова будет) сможет прояснить и это, хотя бы некоторыми намёками.

Примечания[править]

  1. Тем не менее, в файлах диалогов это устройство могло называться Bomb или Device