Айвенго

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Ivanhoe book.jpg
«

Сто сарацинов я убил во славу Ей, — Прекрасной даме посвятил я сто смертей! Но наш король — лукавый сир — Затеял рыцарский турнир. Я ненавижу всех известных королей!

»
Как-то так
«

Звонко лопалась сталь под напором меча, Тетива от натуги дымилась, Смерть на копьях сидела, утробно урча, В грязь валились враги, о пощаде крича, Победившим сдаваясь на милость.

»
— Или так

«Айвенго» (англ. Ivanhoe) — пожалуй, самый знаменитый историко-приключенческий роман мировой литературы. Написан классиком английской литературы Вальтером (Уолтером) Скоттом и впервые опубликован в 1819 г. Продажи книги были феноменальными для того времени: первый тираж в 10 тысяч экземпляров был распродан менее чем за две недели. По признанию самого автора, название романа было подсказано ему старинным стихотворением, где упоминаются названия трёх поместий, отнятых у английского феодала за удар ракеткой Эдуарда Чёрного принца во время игры в мяч.

За последующие двести лет роман был переиздан множество раз и переведён на многие языки мира. Для русскоязычного читателя претендует на роль альфы, убедительно оттесняя «Квентина Дорварда» и «Роб Роя».

Персонажи[править]

  • Уилфред Айвенго, (за)главный герой. Благородный рыцарь, сын Седрика Ротервудского. Влюблён в Ровену. Из-за разногласий с отцом по поводу того, кто станет её мужем, изгнан из отчего дома, лишён наследства и отправился в Палестину. Невысокий крутой и достойный противник для де Буагильбера: «ни один из его соратников не превзошёл Айвенго в искусстве владеть оружием».
  • Леди Ровена, прекрасная принцесса (наследница саксонского короля Альфреда), воспитанница Седрика и возлюбленная Айвенго.
  • Седрик Ротервудский aka Саксонец — богатый помещик, отец Айвенго и опекун Ровены и храмовник (в переносном смысле). Мало того, что его мечта достижения саксами независимости и возведения на трон потомков старой династии неосуществима, что он упорно отказывается понимать, так он еще и изгнал родного сына, чтобы тот не мешал выдать Ровену за Ательстана. Да другой бы на месте Седрика только радовался возможности женить собственного сына на принцессе и богатой наследнице, хотя бы их взаимная любовь и не связывала! А он жертвует благополучием собственной семьи, чтобы поженить людей, которые друг к другу равнодушны.
  • Эльгита, любимая служанка Ровены.
  • Ательстан Конингсбургский — саксонский тан, потомок последнего саксонского короля, за которого Седрик хочет выдать Ровену. Силач, обжора, пьяница, добряк и тугодум. Не теряет аппетита, даже попав в плен.
  • Леди Эдит, мать Ательстана.
Ревекка. Гравюра Чарльза Хита, середина XIX в.
  • Вамба, сын Безмозглого — шут Седрика, его раб. Буквально крутой в дурацком колпаке — носит шутовской колпак, но неожиданно крут.
  • Гурт, сын Беовульфа — тоже раб Седрика, свинопас[1]. Носит кинжал. И оруженосец Айвенго на турнире.
    • Фангс, пастуший пёс Гурта. Губерт поймал его в лесу и обстриг когти под предлогом, что тот гонялся за оленем.
  • Ревекка — еврейская девушка, дочь Исаака из Йорка. Искусная целительница. Влюблена в Айвенго, но тот может предложить ей лишь дружбу, так как любит Ровену. Жгучая брюнетка — не дерзкая и своевольная, но, как и Эсмеральда, готова постоять за своё целомудрие.
  • Исаак из Йорка — отец Ревекки, торговец и ростовщик. Деньги он, конечно, любит, но дочь любит больше. Также но способен на благодарность: за спасение помог главному герою получить доспехи и боевого коня для турнира, и хотя Айвенго потом ему все возместил, он заранее знал, что может оказаться и без компенсации.
  • Персонаж-призрак — богатый еврей Кирджат Джайрам из Ломбардии, живущий в городе Лестер, у которого Айвенго взял по ходатайству Исаака коня, оружие и доспехи.
  • Посмертный персонаж — Мириам, дочь одного из знаменитейших еврейских раввинов и докторов Манассии из Византии, которая научила Ревекку искусству врачевания.
  • Король Ричард Львиное Сердце Плантагенет, вернувшийся из плена. Разъезжает по своим землям инкогнито как Чёрный Рыцарь Висячего Замка. Также охотно откликается на кличку «Чёрный лентяй» — так таинственного рыцаря прозвали за то, что он приходил на помощь лишь в последний момент. Вооружён топором, которым побеждает и Фрон де Бефа, и де Браси.
  • Йомен Локсли, он же Робин Гуд. Да, тот самый[2].
  • Благочестивый монах брат Тук aka причетник святого Дунстана из Копменхерста. Да, тоже тот самый. Силач, обжора и пьяница, как и Ательстан.
  • Принц Джон — брат короля Ричарда, временный правитель Англии в отсутствие старшего брата. Будущий король Иоанн Безземельный.
  • Злодейское трио:
    • Бриан де Буагильбер — командор (и претендует на жезл гроссмейстера) Ордена Храма (храмовник, тамплиер), главный антагонист романа и противник Айвенго, норманн по происхождению и не подданный английской короны. Больше всего этот очень темпераментный жгучий брюнет выделялся безумной страстью к Ревекке, которой предлагал «Поедем в Палестину. …Ты будешь царицей, Ревекка. На горе Кармель создадим мы тот престол, который я завоюю своей доблестью тебе, и вместо гроссмейстерского жезла у меня в руке будет царский скипетр». Настоящий антизлодей — добиваясь Ревекки, уговаривал и шантажировал её, но так и не попытался взять силой, хотя мог бы. На момент романа ему уже больше сорока лет, но этот харизматичный и честолюбивый великолепный мерзавец по-прежнему грозен и могуч: сильнейший боец Ордена. За время боёв в Палестине убил свыше трёхсот сарацин (его собственные слова подтверждают Монт-Фитчет и де Браси); конечно, он это сделал не в одном сражении, но всё же. Однако имеет репутацию эгоиста и нечестивца.
    • Морис де Браси — рыцарь-кондотьер на службе Джона, злодей со стандартами. Он храбр, умеет держать слово и способен на признательность, но явно исповедует двойную и сословную мораль и, по меткому выражению одного из героев «подобен ребенку, который готов ловить пушинку, забыв о важных делах». Неуязвим для стрел Робин Гуда благодаря испанской кольчуге под латами. Сперва лично хотел прикончить Чёрного Рыцаря, свалив на него валун, потому что Робин убивал каждого, кто брал в руки лом, потом, когда его воины дрогнули, сам вступил с Чёрным Рыцарем в бой. Правда, узнав, кто выступает под личиной Чёрного Лентяя, моментально сдался — Лентяй едва не отделал его прямо во дворе замка.
    • Реджинальд Фрон де Беф — норманнский барон, старый друг и боевой товарищ Буагильбера и владелец замка Торкилстон, где происходит значительная часть событий. А вот этот экземпляр — уже натуральное полное чудовище. («Притеснителем он всегда был, — сказал Локсли. — А что до воровства, — подхватил монах, — то хорошо, если бы он хоть вполовину был так честен, как многие из знакомых мне воров».) Сначала в молодости вместе с отцом захватил замок у его законного владельца-сакса, убил его вместе со всеми сыновьями. Потом принудил его дочь Ульрику, изнасилованную дочь убитого саксонца, стать его наложницей. Затем, подстрекаемый Ульрикой, старательно раздувавшей вражду между своими свирепыми и жестокими владыками, убил отца. Но когда Ульрика состарилась, он утратил к ней всякий интерес. Корыстолюбие — главная страсть Фрон де Бефа, и он даже в Бога отказывается верить, «потому что церковь слишком дорого берёт за свои дары». Одна из самых страшных сцен в романе — где он готовится пытать старого еврея ради выкупа. Недаром ему и достойной смерти не достаётся: раненый, сгорел заживо в замке вместе с затаившей добро Ульрикой, которая и подожгла башню. И, хотя он достойно обращался с пленными Седриком и Ательстаном и даже принял вызов Ательстана на поединок (да и Вамбу, попав под его обаяние, всё же не казнил за его организацию побега Седрика, хотя вначале и грозился) — но явно лишь потому, что приходилось считаться со своими союзниками: они бы не поняли совсем уж вопиющей жестокости.
  • Вальдемар Фиц-Урс — главный советник принца Джона и злой канцлер, точнее, формально ещё не канцлер, но рассчитывал им стать, продвигая в короли принца Джона и собираясь устранить Ричарда. В конце романа сам попытался убить короля, потерпел поражение, и великодушный монарх сохранил ему жизнь «но с тем условием, что в течение трех дней ты покинешь Англию». Да, он ещё свою дочь когда-то предлагал в жены Ричарду и обиделся за то, что тот от неё отказался. Перейдя на сторону Джона, Фиц-Урс, вероятно, мечтал сосватать дочь уже ему, но тут бы его ждало разочарование: Джон на неё смотрел лишь как на возможную любовницу, но не жену.
  • Эймер де Мольверер — приор аббатства Жорво, известный любитель охоты, весёлых пирушек и других мирских утех, ещё менее совместимых с монашескими обетами. Впрочем, был он человеком добрым, а потому окрестные крестьяне относились к нему хорошо.
  • Гуго де Гранмениль — норманнский барон, участник турнира в Ашби. К нему простой народ тоже относился с симпатией.
  • Филипп де Мальвуазен — тоже барон и участник турнира.
  • Альберт де Мальвуазен — глава прецептории Ордена Храма Темплстоу (прецептор), младший брат Филиппа де Мальвуазена. Не считает Ревекку колдуньей («Это обвинение, несомненно, не соответствует действительности. Мало ли у нас врачей из евреев, и никто не считает их колдунами, хотя они и достигают удивительных успехов в деле исцеления больных»), но уверен, что Бриану не удастся спасти её, а тщетными попытками он только навредит себе.
  • Лука де Бомануар — гроссмейстер Ордена Храма. Храмовник по принадлежности не только к ордену, но и к тропу — суровый и не в меру фанатичный аскет, он уверен, что совершает благое и угодное небесам деяние, отправляя Ревекку на костёр. К счастью для Ревекки, гроссмейстер безукоризненно честен, что и позволило ей в итоге избежать страшной смерти.
  • Конрад Монт-Фитчет — ещё один прецептор-храмовник. В отличие от де Бомануара, циничен. «Колдунья она или нет, всё равно: пусть лучше погибнет какая-то еврейка, чем допустить, чтобы де Буагильбер погиб для нашего дела». Иностранец, судя по тому, что Ричард ему говорит: «Счастье твоё, что ты не являешься моим подданным» (скорее всего, из Франции).
  • Раввин (и немножко лекарь) Натан Бен-Израиль/Бен-Самуэль, живущий около Темплстоу, у которого остановился Исаак.
  • Бедный саксонский крестьянин Хигг, сына Снелля, пытавшийся помочь Ревекке. «Много ли мне прибыли от того червонца, что дала мне девчонка, если придётся на пасху идти на исповедь и поп так меня застращает, что я ему вдвое больше заплачу за отпущение. Того и гляди, назовут меня еврейской почтой, да и останешься с этой кличкой на всю жизнь. Но вот как подумаю о ней, кажется отдал бы и мастерскую свою и все инструменты, лишь бы спасти её жизнь».
  • Безымянный настоятель аббатства святого Ботольфа, куда был перевезён после падения Торкилстона раненый Айвенго.
    • Метла, 14-летняя лошадёнка, которую дал настоятель пожелавшему уехать из-за предчувствия Айвенго, чтобы поехать за Ричардом.
    • Некий Диггори, монах из аббатства. Нет, не тот.
  • Губерт — лесничий барона Мальвуазена, победитель основного состязания стрелков в Ашби. По его словам, его предок лихо стрелял из лука в Битве при Гастингсе.
  • Ульрика (Урфрида) — пленница и бывшая наложница Фрон де Бефа, дочь убитого им и его отцом предыдущего владельца Торкилстона.
  • Аллен из Лощины и Мельник, ребята Робин Гуда.
  • Гилберт и Виббальд, участники штурма Торкилстона.
  • Массовка из слуг дворян, зрителей на турнире, славных парней Робин Гуда, монахов и пр.

Сюжет[править]

Вся эта история произошла в Англии в довольно старые и не очень добрые времена, а точнее в 1194 г., почти через 130 лет после роковой битвы при Гастингсе и покорения Англии норманнами Вильгельма Завоевателя. Англосаксы попали в подчинённое положение и были весьма этим недовольны[3]. Одним из недовольных был помещик (тан) Седрик Саксонец — один из немногих саксонских дворян, у которых победители не отобрали поместье и титул. Неизвестно, сколько было у него земли, рабов и свиней, а также что произошло с его женой (допустим, умерла при родах). Однако мы точно знаем, что детей у него было двое. Первый — родной сын Уилфред Айвенго, вторая — воспитанница леди Ровена, внучка короля Альфреда. Они росли вместе и, как это часто бывает в романах, когда девочка и мальчик стали девушкой и юношей, они влюбились друг в друга.

Ричард вернулся на престол. Сам братец Джон не получил даже выговора, но сторонники его заговора получили своё: Филипп и Альберт Мальвуазены были казнены, Фиц-Урс отделался изгнанием из Англии, де Браси, отошедший от заговора ещё раньше, тоже уехал во Францию. Седрик был приближен ко двору и наконец дал согласие на свадьбу сына с Ровеной.

А Ревекка с отцом навсегда уезжают. «У моего отца есть брат, пользующийся особым расположением Мухаммеда Боабдила, короля гранадского. Туда мы и отправимся и будем жить там спокойно и без обиды, заплатив дань, которую мусульмане взимают с людей нашего племени». На прощание Ревекка просит Ровену показать ей своё прекрасное лицо и принять на память «ожерелье и серьги из бриллиантов несметной ценности». «Я никогда больше не буду носить драгоценностей». Она станет одной из тех женщин, что «…посвящают свои мысли Богу, а дела — подвигам любви к людям. Они ухаживают за больными, кормят голодных, помогают бедным».

Хэппи-энд (вроде как). Но фанфикеры не дремлют!

Тропы и штампы[править]

  • GAR:
    • Ричард Львиное Сердце же!
    • Злодейская версия — де Буагильбер, мужеством и брутальностью никак не уступающий положительным героям.
    • По физическим данным и Фрон де Беф подошел бы, но он скорее просто громила.
  • Армия из одного человека — аверсия: Джон и Фиц-Урс собираются убить Ричарда. В адрес Ричарда звучит фраза «Мы признаем его за храброго и сильного рыцаря, но теперь уже не то время, что было при короле Артуре, когда один воин шёл против целой армии». Читатель подсознательно ждёт, что позже, при покушении, король опровергнет это мнение, перебив всех нападающих (тем более, что несколькими главами ранее Ричард почти в одиночку взял замок своего противника, выломав крепостные ворота топором), но нет — если бы не своевременная помощь Робина Гуда и его товарищей, покушение могло бы окончиться успешно.
  • Барон — Фрон де Беф, Филипп де Мальвуазен, де Гранмениль.
    • Для средневековой Англии барон — самый подходящий титул. Вильгельм Завоеватель не давал своим рыцарям слишком больших наделов, опасаясь смуты и раздробленности. Кстати, все английские бароны — лорды и пэры и заседают в палате лордов, так что британский лорд в аристократической иерархии не представляет из себя ничего выдающегося. Любой немецкий ландграф, не говоря уже о русском князе, смотрит на него сверху вниз.
  • Дева в беде — Ровена и ещё дольше Ревекка.
  • Длинное имя — один из женихов вдовы из песенки Ричарда и Вамбы:
«

«Я родом из Уэльса!» — второй говорит. — Об этом есть в песенке старой рассказ, — Он кровью поклялся, что он родовит. Вдовы был, конечно, немыслим отказ. «Я Морган ап Гриффит ап Хью, — я Давид Ап Тюдор ап Рейс», — свой повёл он рассказ; Вдова же в ответ: «Меня это страшит: Как выйти мне замуж за стольких зараз?»

»
— Да уж, вопросец!
    • Кстати, в детстве автор правки был уверен, что вдова просто издевается над кавалером. Едва ли родовитый аристократ сватается к дремучей простолюдинке и едва ли дворянка не в курсе, как образуются дворянские имена. Но если вникнуть в проблему глубже… Жених — валлиец. Все эти имена — это, соответственно, имена лично Моргана, его отца, деда и так далее. Песню поёт король Ричард, значит, сложена она ещё раньше. Уэльс ещё пока — заграница. Так что недоумение вдовы может быть и искренним: она не знает валлийских обычаев и искренне не понимает, что это за странный тип с пятью отчествами и без единой фамилии?
  • Добрый верующий, злой верующий:
    • Добрые — приор Эймер и монах Тук.
    • Злые — Конрад Монт-Фитчет и в меньшей степени Альберт де Мальвуазен.
    • Пограничные случаи — де Бомануар и де Буагильбер.
  • Золотые волосы, золотое сердце — несмотря на обычные для того времени религиозные предрассудки, Айвенго в начале романа спасает Исаака, а потом — Ревекку (которая до этого, в свою очередь, вылечила его). Троп относится и к его возлюбленной Ровене.
  • Из последних сил — поединок Айвенго и де Буагильбера за жизнь Ревекки. Бонусные очки за то, что Буагильберу пришлось защищать интересы прецептории, и его победа приговорила бы девушку к смерти, а поражение или отказ сражаться — к изгнанию из Ордена. В итоге вмешалась случайность: Буагильбер умер, вероятно, от сердечного приступа, прямо во время боя, не предав Орден и не погубив Ревекку.
  • Костюмное порно — очень много. См. в основной статье.
    • Гурман-порно. «…Свиное мясо, приготовленное различными способами, множество кушаний из домашней птицы, оленины, козлятины, зайцев и рыбы, не говоря уже о больших караваях хлеба, печенье и всевозможных сластях, варенных из ягод и мёда. Мелких сортов дичи было также большое количество» — у Седрика. «Ательстан уничтожил огромный пирог, начинённый самой изысканной заморской дичью и носивший название карум-пай… и принимал за мясо жаворонков и голубей, тогда как на самом деле это были беккафичи [винноягодники] и соловьи» — у принца Джона.
  • Крестоносец — хотя сами крестовые походы остались за кадром, но в них участвовали многие персонажи: сам Айвенго, король Ричард, Буагильбер, Альберт де Мальвуазен, Лука де Бомануар. Бывал в Палестине и Фрон де Беф.
  • Культурный мерзавец — Альберт де Мальвуазен (вообще в средневековом сеттинге любой грамотный злодей попадает под этот троп). Подсвечено Буагильбером: «Мы хоть тем похожи на монахов, что немного учимся, чтобы осветить знаниями нашу доблесть». Сам Бриан оказался единственным из рыцарей в Торкилстоне, кто смог прочесть письмо, в котором Ричард, Робин Гуд и компания требуют отпустить всех захваченных пленников. Так что и Буагильбер также подпадает под этот троп в глазах тех, кто считает его мерзавцем.
  • Культура изнасилования — похищение женщины, даже высокородной (пусть и принадлежащей к побеждённому народу саксонцам), тут является обычным делом (а также отличным способом вынудить её выйти замуж). Присутствует также изнасилование победителями женщин побеждённых — Ульрика тому пример. А Седрик, достаточно положительный персонаж, ещё и упрекает Ульрику за то, что не покончила с собой (и даже называет это преступлением, и даже заявляет, что убил бы её, если бы знал об этом раньше).
  • Лицемер:
«

— Лучше быть прикованным к ложу, чем исцелиться, принимая снадобья нечестивых еретиков, и начать ходить. И лучше также вооружённой рукой отнять у еврея его сокровища, нежели принимать от него подарки или работать на него за деньги. — Ох, — сказал крестьянин, — у меня есть два брата, они служат у раввина, так я передам им слова вашего преподобия, что лучше ограбить еврея, чем служить ему честно и усердно. — Что за вздор болтает этот негодяй! Гоните его вон! — сказал Бомануар.

»
— Как опровергнуть этот практический вывод из своего наставления?
  • Любовный многоугольник — Буагильбер влюблён в Ревекку, Ревекка безответно любит Айвенго, Айвенго относится к Ревекке с благодарностью, но любит Ровену, Ровена любит Айвенго, а опекун Ровены и отец Айвенго, Седрик, хочет выдать её за Ательстана, который интересуется в основном едой. Для прояснения и упрощения ситуации добавим ещё де Браси, который устроил нападение на отряд Седрика, чтобы заполучить руку, сердце и приданое Ровены. А Фрон де Беф питает пылкую страсть к деньгам Исаака.
    • Любовь-наркотик — де Буагильбер проникся совершенно необъяснимой безумной страстью к Ревекке, которая никак ему не подходит по социальному положению, что привело к печальному финалу.
    • Обречённая любовь — 2 шт. Ни чистая, высокая любовь Ревекки к благородному Айвенго, ни плотская страсть де Буагильбера к этой же Ревекке не имеет шансов не только на счастливое будущее, но и на взаимные чувства.
    • Любовь заставляет вас краснеть — «Нечего краснеть, Ровена: нет ничего зазорного в том, что ты любишь пригожего и учтивого рыцаря [Айвенго] больше, чем деревенского увальня франклина [Ательстана]».
  • Микротрещины в канве — в начале романа Буагильбер одет в красный плащ с белым крестом, но это символ госпитальеров; у тамплиеров крест красный.
  • Офигенные герои — в какой-то степени диверсия Ульрики: она спасла Седрика и Чёрного Рыцаря от де Браси, который почти обрушил им на головы каменный зубец стены.
  • Неадекватное возмездие — поймав браконьера с поличным (у того ещё руки были в крови оленя), Фрон де Беф приказал привязать его к рогам оленя живого, и тот разорвал беднягу в клочья за пять минут.
  • Несовместимое с жизнью гурманство. «Норманны считали обжорство и пьянство отличительными качествами побежденных саксов. Однако принц Джон и его приспешники сами были склонны к излишествам в этом отношении. Принц Джон оттого и умер, что объелся персиками[6], запивая их молодым пивом». (Только ли автор правки задумывался, что еду Иоанна Безземельного могли отравить?)
  • Родные братья противоположны — Жиль и Эймер де Мольвереры. Жиль — типичный суровый норманнский феодал, отобравший силой, по словам Седрика, владения некоего саксонского тана. Эймер характеризуется всеми героями романа как мягкий и в принципе беззлобный человек. Эймер также упоминает, что его брат вступил в орден госпитальеров-иоаннитов, но является ли им Жиль или другой брат, точно неизвестно. В любом случае этот иоаннит также противоположен Эймеру. Добродушный аббат довольно трусоват и малодушен, а иоанниты трусов в Орден не брали.
  • Рыцарский турнир — в романе подробно описан рыцарский турнир в Ашби. Первый день — командная джостра, второй — меле пятьдесят на пятьдесят, вечер второго дня (прибытие в Англию Ричарда Львиное Сердце подкорректировало программу) — состязания лучников. Победители — Уилфред Айвенго в командной джостре (победил всех рыцарей-зачинщиков, причём Бриана де Буагильбера лишь со второго раза). Меле остановлено волевым решением принца Джона, когда партия Айвенго почти одержала победу. В состязании лучников в основном турнире победил лесничий барона де Мальвуазена Губерт, но в дополнительном состязании с Робином Гудом победа осталось за последним.
  • Стоять насмерть — отец и братья Ульрики. Они пали. Все до одного.
  • Убить животное — Робин Гуд и его команда регулярно это делают, чтобы поесть. И отец Тук угостил Чёрного Рыцаря пирогом с олениной.
  • Ужас у холодильникаа уж не отравили ли братья-тамплиеры Буагильбера, чтобы Орден не подставлял?
  • Чёрные волосы, чёрное сердце — тот случай, когда разница во внешности является маркером национальной розни: у завоевателей-норманов, выходцев из Франции, тёмные волосы — обычное дело, в противоположность преимущественно светловолосым саксам. Из отрицательных персонажей по крайней мере де Буагильбер и Фрон де Беф показаны черноволосыми и смуглыми.
  • Что-то пошло не так — Буагильбер привёз Ревекку в Темплстоу, где все его знают, уважают и готовы закрыть глаза на нарушение обетов. Но тут некстати принесло Бомануара, и к тому же на него наткнулся Исаак с письмом Бриану от весёлого аббата, который просил отпустить Ревекку…
  • Шляпа прикрывает глаза:
    • Когда заглавный герой инкогнито пришёл под родной кров, его никто не узнал. В переводе сказано, что на нём была широкополая шляпа, но автор правки считает: это всё же был надвинутый на глаза капюшон.
    • Гурт также маскируется надвинутой на глаза норманнской шапкой, но его всё-таки узнают.
    • Ательстан, которого сочли мёртвым и одели в саван, «из опасения быть узнанным надвинул колпак савана на лицо».
  • Шовинизм. Сперва псы-рыцари захватили в плен и Седрика с дочерью Ровеной, и Исаака с дочерью Ревеккой. Потом Робин Гуд со своими ребятами и Чёрным Рыцарем освободили их всех. Однако с Исаака тут же затребовали выкуп, а с Седрика — нет.
  • Язвительный насмешник — когда замаскированный под монаха Вамба восклицает, что «наконец-то оказался среди добрых христиан», де Браси соглашается с ним: Фрон де Беф ненавидит евреев, а Буагильбер лично прибил триста сарацин — в общем, просто наидобрейшие христиане.

Тропы вокруг книги[править]

  • Канонический переводчик — Бекетова.
  • Не в ладах с богословием — несколько раз евреи называются еретиками: «бог терпит долгие века целый народ упорных еретиков, можно и нам потерпеть одного еврея»; «Чтобы еврей сам платил себе — нечестно…; да и не по-христиански, так как это значит ограбить единоверца, чтобы обогатить еретика»; «лучше быть прикованным к ложу, чем исцелиться, принимая снадобья нечестивых еретиков», хотя они иноверцы.
  • Не в ладах с историей — у ордена Храма никогда не было великого магистра Луки де Бомануара. На момент событий романа великим магистром был Жильбер Эрайль. Кроме того, в реальности у Ричарда были очень хорошие отношения с тамплиерами, ни о какой их вражде исторические хроники нам не сообщают. Описание же рыцарей Храма как сборища разнузданных и лицемерных личностей целиком и полностью лежит на совести автора. Впрочем, в первой половине XIX в. сторонников такой точки зрения среди его современников было достаточно.
    • Да проще сказать, где Скотт вообще в ладах с историей, чем наоборот. У него не роман, а сплошная каша анахронизмов и художественного вымысла. Например, никаких особых конфликтов между норманнами и саксонцами к XII веку уже не было; за колдовство на кострах ещё никого не сжигали; Ричард Львиное Сердце, мягко говоря, отличался от изображённого в романе образа (он даже по-английски говорил плохо, его родным языком был французский), и т. п.
  • Нежданный любимец публики: харизматичный Бриан де Буагильбер — один из самых популярных персонажей романа, несмотря на свой неоднозначный облико морале. Гордую и яркую Ревекку тоже предпочитают ничем особо себя не проявившей Ровене.
  • Устоявшийся неточный перевод — во времена Пушкина роман называли «Ивангое» или «Иванхое». Причем, принимая во внимание, что герой был саксом из XII века, эти произношения более соответствовали исторической действительности, чем принятое сейчас «Айвенго». Хотя на современном английском название тоже произносится через «ай»: «Айвенхо».

Адаптации[править]

Героизм в адаптации — практически ни в одной экранизации де Буагильбер не выглядит настолько мерзавцем, как в оригинале. Везде стараются его как-нибудь облагородить: в фильме 1952 г., в фильме 1982 г. и особенно в британском мини-сериале 1997 г. Вместо неисправимого эгоиста, каким он был в романе, Буагильбер искренне любит Ревекку и жертвует собой (даёт Айвенго убить себя в поединке), чтобы её спасти.

Театр[править]

  • Опера Генриха Маршнера «Храмовник и еврейка» (Der Templer und die Jüdin).
  • Опера Отто Николаи «Храмовник» (Il Templario). Удивительна тем, что в финале по необъяснимым причинам умирают оба — и Буагильбер, и Ревекка!
  • Опера Артура Салливана «Айвенго».

Литература[править]

  • У. Теккерей, «Ревекка и Ровена». Постмодернистский иронический сиквел, фактически фанфик, в чём автор сам же весело признаётся в предисловии. Теккерей обожает Ревекку и не любит Ровену, выставляя её холодной благочестивой ханжой, с которой Айвенго никак не мог быть счастлив.

Кино[править]

Самые известные экранизации (все иностранные называются просто Ivanhoe).

  • «Айвенго» — реж. Ричард Торп (США, 1952), трижды номинирован на премию «Оскар». Ревекку играет Элизабет Тейлор, леди Ровену — Джоан Фонтейн, и ещё куча звёзд, правда, большая их часть выглядит старше своих персонажей лет на двадцать. Ещё фильм знаменит тем, что в маленькой роли в нём отметился сам Джек Черчилль (майор коммандос, который во Вторую мировую с луком, палашом и волынкой в одиночку повязал 42 немца, у которых был аж миномёт, причём не один).
    • Блестящий неканон. Де Бёфа не сожгла заживо несчастная Ульрика (которой в фильме нет), его заколол Айвенго. Убили Вамбу. Буагильбер на судебном поединке задал Айвенго хорошую трёпку, прежде чем специально поддаться (в каноне храмовник умер после первого же столкновения). Перед смертью признался Ревекке в любви и благословил её. Айвенго тоже окрутел.
    • Подурнеть в адаптации — де Буагильбер из харизматичного сорокалетнего брюнета с горящими чёрными очами превратился в ничем не примечательного бородатого дядьку лет 50+, которого трудно отличить от того же Фрон де Бёфа.
  • «Айвенго» — реж. Дуглас Кэмфилд (Великобритания, 1982). Буагильбера играет Сэм Нил, Фрон де Бефа — Гимли Джон Рис-Дэвис, Ревекку — Оливия Хасси (Джульетта в фильме Франко Дзеффирелли). Из всех экранизаций эта, пожалуй, снята наиболее близко к тексту: и персонажи все на месте, и делают то, что им положено, и внешне более-менее похожи на тех, что в книге. Здесь тоже Буагильбер хорошо отделал Айвенго, а потом взглянул на Ревекку и подставился под его удар, раскинув руки. Робин Гуд, наблюдая за поединком со стороны, даже недоумённо восклицает: «Зачем?»
    • Интересный факт: этот фильм ежегодно показывают на Новый Год в Швеции, примерно как у нас — «Иронию судьбы».
    • Дружеская ванна — Буагильбер и де Браси вместе сидят в бадье с горячей водой, а потом ещё и окунают в неё же Фрон де Бефа, прямо в доспехах.
  • «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго» — реж. С. С. Тарасов (СССР, 1983). Больше всего фильм знаменит песнями Высоцкого, оставшимися от положенных на полку «Стрел Робин Гуда», ранее снятых тем же Тарасовым.
    • Вопиющий неканон — экранизация стала жертвой нещадной брежневской цензуры. Из-за антисемитизма выпилить из классического произведения центрального персонажа? Не вопрос. От Ревекки и и Исаака оставили зрителей на турнире, расшифровавших девиз загадочного рыцаря «Дездичадо» — «лишённый наследства». Гурта убрали от слова вообще. Буагильбер отдувается сразу за трёх книжных персонажей — себя, де Браси и Вальдемара Фиц-Урса. Как у второго, объектом воздыханий стала леди Ровена, взявшая на себя часть обязанностей Ревекки. Как третьего, Ричард Львиное Сердце благородно отпускает его на волю с условием, что он покинет Англию навсегда. И хотя в СССР кармических Гудини не любили, Буагильбера в этой адаптации щадят. Седрик здесь страдает вместо Исаака, притом его все-таки успели немного поджарить. Ричард обвиняет Айвенго в предательстве, но Буагильбер снимает с него обвинения, и Ричард с Айвенго красиво удаляются в закат.
    • Дать поднять оружие — зигзаг: заглавный герой позволяет Буагильберу поднять выбитый меч, но когда меч роняет ломает сам Айвенго, храмовник собирается его просто убить. Кстати, они дерутся в арсенале.
    • Кастинг-агентство «WTF?»:
      • Принц Джон, ессно, принц именно потому, что он младший брат Ричарда (причём весьма младший: Ричарду 37 лет, Джону — 27). Но в фильме возраст Ричарда полностью соответствует (сыгравшему его Ромуалдсу Анцансу было 38), то Джона сыграл 51-летний Альгимантас Масюлис, который в фильме именно на этот возраст и выглядит (хотя портретное сходство с принцем Джоном у него действительно очень сильное)!
      • Фрон де Беф описывается как великан и его знамя с головой быка очень ему подходит, однако здесь он не особо внушителен.
    • Спецдефекты — посмотрите на кольчугу Буагильбера: несложно понять, что на самом деле это свитер.
    • Шлем — это не круто — аверсия: и Айвенго, и Буагильбер, и Фрон де Беф, и Мальваузен (да, в фильме Мальваузен, а не Мальвуазен, как в книге) на турнире бьются в закрытых шлемах. И при штурме Торкилстона что Ричард Львиное Сердце, что Фрон де Беф, что Буагильбер сражаются в рыцарских шлемах. Дойлистское обоснование — так легче скрыть, что актёров дублируют каскадёры. Ватсоновское обоснование — всё как в реальной жизни. Голова — самая ценная и важная часть человека, её беречь надо.

Телесериалы[править]

  • «Айвенго» — телесериал BBC, реж. Дэвид Малони (Великобритания, 1970).
  • «Айвенго» — мини-сериал BBC, реж. Стюарт Орм (Великобритания, США, 1997). Здесь создатели телесериала слишком увлеклись тематикой «мрачного реалистичного средневековья», из-за чего все, даже вроде как дворяне, ходят в унылых шерстяных тряпках, все грязные, немытые и нечёсаные, а если мужчины — то обязательно бородатые. Даже благородный Айвенго немыт, нечёсан и бородат! Но Буагильбер получился весьма колоритный и харизматичный, а также немало облагороженный по сравнению с оригиналом: например, вполне искренне видит в Ревекке человека, а не просто красивую куклу, играет с ней в шахматы, ведёт нормальные разговоры и даже предлагает увезти её из плена у храмовников и отпустить на все четыре стороны, к концу уже даже ничего не требуя взамен.
    • Надмозги — «Великий мастер тамплиеров». Слово «магистр» вера запрещает? А ещё все имена персонажей давно транслитерированы в классическом переводе романа, и не надо извращаться, придумывая всяких там «Эмеров Жоркусов» (Эймер из Жорво) и «Лукасов де Бюмануа» (Лука де Бомануар).
    • Налить воды — сериал состоит из шести эпизодов, которые надо чем-то заполнить.
    • Злодейство в адаптации — насколько с человеческим лицом показан Буагильбер, настолько же отмороженным сделался Лука де Бомануар. Здесь это совершенно сумасшедший фанатик, властолюбивый садист и, похоже, пироманьяк, которого боятся даже сами тамплиеры. И даже после того, как Божий суд оправдал Ревекку, гроссмейстер отказывается с этим смириться и приказывает убить Айвенго. Его останавливает только прибытие Робин Гуда с войском.
    • Садистский выбор — положение Буагильбера здесь ещё хуже, чем в романе: Бомануар открытым текстом заявляет, что либо Буагильбер сражается в судебном поединке от имени Ордена, либо он заставит его зажечь огонь под Ревеккой, а потом отправит на костёр следующим.
    • Убить в адаптации — здесь убили де Браси, Фиц-Урса и Гурта.

Примечания[править]

  1. Древнеанглийский свинопас — это очень крутой парень, не дурачок с дудочкой, хворостинкой и почти безобидными хрюшками, а амбал, приглядывающий за почти дикими матёрыми кабанами, рискуя легко повстречаться как с четвероногими, так и с двуногими хищниками. К тому же эти кабаны обычно составляют основу благосостояния хозяина и присмотр за ними требует одновременно и верности, и крутизны. В самом романе подсвечено, что из слуг выше рангом, чем свинопасы, только телохранители хозяина.
  2. Кстати, популярность в литературе он приобрёл как раз после того, как стал персонажем романа. Скотт заодно приписал Робину фамилию Локсли и жизнь во времена Ричарда Львиное Сердце.
  3. Cправедливо возмущенные нашествием врагов, превративших их, за малыми исключениями, в крепостных и рабов, они совершенно забыли, что их предки в Британии тоже пришлые (и тоже далеко не мирно).
  4. Седрик узнал в нем своего сына — классический Вот это поворот!, повторяемый во многих фильмах и сериалах, где действуют рыцари европейского образца.
  5. Аллюзия на Ланселота и Гиневру.
  6. „Накормить персиком/съесть персик/поперхнуться персиком“ — известный в альтхистори мем, ноги которого растут именно из этой байки. На самом деле он умер в 50 лет на войне от дизентерии, благополучно став королём Иоанном.
    • Отгонять синильную кислоту из косточек персика умели уже в Древнем Египте, отсюда и известное древнеегипетское изречение: "Кто разглашает секреты жрецов, умирает от персика!"