Трубадур

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Трубадур» (ит. Il trovatore) — одна из самых известных опер великого композитора Джузеппе Верди. Как и многие его оперы, написана по мотивам малоизвестной пьесы, о которой все давным-давно благополучно забыли. Отличается сюжетом, на редкость дурацким и ходульным даже по оперным меркам, зато содержит некоторые из самых великолепных музыкальных страниц в истории оперы — например, цыганский хор в начале 2-го действия, серенада графа ди Луна «Il balen del suo sorriso», кабалетта Манрико «Di quella pira», ария Азучены «Stride la vampa», ария Леоноры «D’amor sull’ali rosee», терцет «Di geloso amor sprezzato» и многие другие.

(link)

Цыганский хор

Сюжет[править]

Начало XV века, Испания. Молодой аристократ граф ди Луна добивается руки прекрасной Леоноры, но та любит отважного трубадура Манрико, который каждую ночь поёт серенады под её окном. Манрико, помимо распевания серенад, ещё и сражается в очередной мелкопоместной гражданской войне — на не той стороне, что граф ди Луна, так что соперничество между Манрико и графом усугубляется ещё больше. Сражаясь с графом в поединке, Манрико одолел его, но оставил в живых, словно по наитию высших сил. После этого граф со своими воинами вероломно (а по меркам того времени — абсолютно справедливо: одолеть противника и не добить — тяжелейшее для него оскорбление!) напал на Манрико и тяжело ранил его. Пока Манрико оправляется от ран, цыганка Азучена, его мать, открывает сыну страшную тайну: на самом деле он вовсе не её родной сын, а похищенный младший сын старого графа ди Луны. Много лет назад люди графа сожгли на костре мать Азучены, и юная цыганка, только что сама родившая сына, похитила младенца из замка и хотела сжечь его на том же костре, где погибла её мать. Но, пребывая в душевном волнении, Азучена бросила в огонь не графского сына, а своего собственного, а сына графа оставила себе и воспитала. Манрико приходит в ужас от такого откровения, и Азучена сдаёт назад: не слушай, мол, старухины бредни, ты всё равно мой сын, что бы ни случилось. Азучена берёт с сына клятву во что бы то ни стало отомстить графу и больше не щадить его.

(link)

Серенада Il balen del suo sorriso

Леонора, считая Манрико мёртвым, собирается постричься в монахини, а граф ди Луна — похитить её из монастыря до принесения обетов. Манрико и его люди нападают на монастырь, сражаются с войсками графа и увозят Леонору в занятый повстанцами замок. Леонора и Манрико готовы обвенчаться, но тут приходит известие, что люди ди Луны взяли в плен Азучену. Манрико, как любящий сын, бросается освобождать мать и сам попадает в плен. Тогда Леонора приходит к графу, предлагает ему свою руку в обмен на обещание сохранить жизнь Манрико и освободить его. Граф соглашается.

(link)

Терцет Di geloso amor sprezzato

Азучена и Манрико сидят в темнице в ожидании казни. Приходит Леонора и говорит Манрико, что он свободен. Манрико спрашивает, как так, догадывается, что Леонора заключила сделку с графом, возмущённо обвиняет её в неверности и говорит, что такой ценой ему свобода не нужна. Но Леонора приняла медленно действующий яд, чтобы не доставаться нелюбимому, и умирает у Манрико на руках. Граф ди Луна приходит освобождать Манрико, видит мёртвую Леонору и приказывает немедленно казнить Манрико. Подтащив к окну Азучену, он велит ей смотреть на казнь. А Азучена, когда Манрико отрубают голову, торжествующе говорит графу: «Это был твой брат!».

Тропы и штампы[править]

  • Бетти и Вероника — высокопоставленный аристократ ди Луна и нищий трубадур-повстанец Манрико.
  • Боже, что я наделал! и О ужас! — несчастный граф ди Луна в финале оперы.
  • Влюблённый злодей — ди Луна, классика.
  • Грызть реквизит — все действующие лица, во все поля.
  • Драко в кожаных штанах и Болеть за Империю — граф ди Луна. Это, как правило, самый любимый публикой персонаж оперы. Дополнительные очки за то, что он почти в 100 % случаев красивее и мужественнее тенора, так что зрители регулярно недоумевают в стиле: «Чего этой Леоноре ещё надо, совсем ослепла, что ли?».
  • Злодейская серенада — Il balen del suo sorriso («Свет её улыбки»), см. видео. Интересно, почему это аудитория болеет не за трубадура?
  • Каин и Авель — хотя они не знают, что они братья.
  • Куда заводит месть — цыганка Азучена, чьи мстительные планы являются основной движущей силой сюжета.
  • Любовный треугольник — граф ди Луна, Манрико и Леонора.
  • Не в ладах с арифметикой — если произвести элементарные арифметические подсчёты, окажется, что Азучене, матери Манрико, никак не более 40 лет, а скорее всего, меньше. Это должна быть вполне моложавая и красивая женщина, к тому же по ходу действия Феррандо, начальник охраны графа, узнаёт её в лицо как дочь сожжённой на костре цыганки. Если бы она из цветущей девушки превратилась в седую старуху, фиг бы Феррандо её узнал. Однако в подавляющем большинстве постановок Азучену делают седой патлатой каргой, да и в тексте либретто она говорит о себе как о старухе. Автору статьи попадался всего один-единственный спектакль, где Азучена не выглядит кошмарной старой ведьмой. Видимо, чтобы не казалась ровесницей исполнителя роли Манрико, который всегда весьма далёк от заявленных в либретто 16 лет.
    • А просто поставьте себя на место женщины, которая сперва потеряла мать, сожжённую заживо на её глазах, а потом сама, СВОИМИ РУКАМИ сожгла заживо собственного ребёнка. Тут немудрено и поседеть, и постареть.
    • Но Феррандо-то всё равно её узнал. Значит, не так сильно она изменилась.
  • Неправдоподобно убедительная маскировка — Леонора в терцете «Tacea la notte… Di geloso amor sprezzato» всегда принимает графа ди Луна за Манрико, хотя певцы, как правило, не похожи друг на друга от слова «совсем» (см. видео). По сюжету их сходство обосновано: они родные братья.
  • Несчастливый конец/В общем, все умерли — в конце остаётся в живых один граф, и тот желает умереть после содеянного.
  • Ты убил мою мать — вся мотивация Азучены.
  • Ультиматум Скарпиаинверсия: Леонора сама предлагает себя графу ди Луне в обмен на спасение Манрико.
  • Что за идиот! — Леонора со своим ядом. Челодлань… Подождать, пока Манрико освободят, никак не могла?
  • Я твой отецинверсия: Азучена говорит Манрико, что на самом деле она не его мать.