Маятник Фуко

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

«Маятник Фуко» (Il pendolo di Foucault) — роман Умберто Эко, вышедший в 1988 году. Одновременно является конспирологическим триллером и пародией на конспирологический триллер. Из-за стиля повествования именно в этом романе, намного более трудном для восприятия, чем в «Имени розы», Эко получил репутацию писателя для читателей-гениев.

Сюжет[править]

Вся книга представляет собой якобы воспоминания Казобона, главного героя, который пытается понять, что же с ним произошло и как он попал в такое положение. По мере развития сюжета сомнений в надёжности рассказчика становится всё больше.

В начале 1970-х годов Казобон был миланским студентом и писал дипломную работу об истории ордена тамплиеров. В баре «Пилад» он знакомится с Якопо Бельбо, редактором в серьёзном научном издательстве «Гарамон». Бельбо по работе вынужден был периодически читать рукописи об истории этого ордена, и для оценки их качества он привлекает Казобона. В «Гарамоне» Казобон знакомится с Диоталлеви, другим редактором издательства. Одним из авторов, пишущих про тамплиеров, оказывается полковник Арденти. Арденти говорил, что добыл обнаруженные в подземельях Провэна документы, из которых следует, что орден тамплиеров не был уничтожен и в настоящее время пытается захватить мир. Бельбо договаривается с полковником о встрече на следующий день, но тот необъяснимо исчезает, забыв копии тамплиерских документов в издательстве. По поводу исчезновения полковника Бельбо и Казобона опрашивает инспектор Де Анджелис, те рассказывают ему всё, что знают, но умалчивают о тамплиерском плане и об оставленной в издательстве папке.

Казобон начинает встречаться с бразильянкой Ампаро и вместе с ней уезжает жить в Бразилию. Там он знакомится с Алье, эксцентричным специалистом по оккультизму, любящим намекать, что он бессмертный граф Сен-Жермен. Алье пропускает Казобона и Ампаро на оккультный ритуал, где Ампаро входит в транс. Атеистка Ампаро смущается этим, из-за чего её отношения с Казобоном разваливаются, и тот возвращается в Италию.

В Милане Казобон встречает Лию, свою будущую жену, а также получает работу в издательстве вместе с Бельбо и Диоталлеви. Выясняется, что их начальник, месье Гарамон, на самом деле руководит двумя издательствами — «Гарамоном» с хорошей репутацией и «Мануцием», где за свой счет издаются безнадёжные авторы, которые, по хитрому плану Гарамона, сами и скупают тираж своих книг, ведь в книжных магазинах их опусы всё равно никто не купит.

Однажды Гарамон замечает, что мистическая литература пользуется большим спросом, и решает внести изменения в свою схему. План Гарамона получил название «Проект Гермес» и заключался в том, чтобы выпустить в «Мануции» серию литературы по оккультизму, а в «Гарамоне» — серию научных исследований на эту тему. Проект оказывается успешен, редакцию заваливают горами оккультной литературы, а для помощи в сортировке Казобон привлекает Алье.

Погрузившись в оккультную тему и заметив, что конспирологические теории одержимцев из «Мануция» не отличаются разнообразием, Казобон, Бельбо и Диоталлеви начинают сами придумывать свою конспирологическую теорию — План (с большой буквы). Основываясь на документах полковника Арденти, на рассказах одержимцев, а также на результатах рандомизации (записывания на компьютере случайных фраз, чтобы он перемешал их в случайном порядке), троица героев получают квинтэссенцию всех теорий заговора.


Персонажи[править]

  • Казобон — главный герой, от его лица ведётся повествование. Начитанный интеллигент и прирождённый исследователь, единственный из троицы не имеет проблем в личной жизни. Чаще всего им движет жажда познания, даже за План он так основательно взялся, видимо, не столько из развлечения, сколько из возможности больше узнать о заговорах и тайных обществах. Поначалу совсем не верит в реальность конспирологических теорий, но после пережитого в Париже сам становится одержим манией преследования.
  • Якопо Бельбо — второй POV романа. Склонен к иронии и сарказму, которыми скрывает свою депрессию и комплексы, вызванные нерешительностью и нереализованной тягой к творчеству. Любит рассказывать истории из своего детства, которое пришлось на Вторую мировую войну. Безнадёжно влюблён в Лоренцу Пеллегрини. Выдумывая План, он думал, что делает хоть что-то значительное в своей жизни.
  • Диоталлеви — третий редактор «Мануция» и «Гарамона», альбинос. Считает себя потомственным евреем, о чём периодически спорит с Бельбо. Увлекался Каббалой задолго до Плана. У него не было семьи, и судя по всему, не было и друзей, кроме работников издательства. Участвовал в разработке для развлечения, но позже объяснял свою болезнь божественной карой за искажение истины.
  • Алье — авантюрист и обаятельный мошенник, эксперт по оккультизму и конспирологии. Никто не знает ни его настоящего имени, ни точного возраста. Скорее всего, сам в мистику не верит, но любит использовать свою харизму, чтобы производить впечатление на более доверчивых.
  • Гарамон — глава издательств «Гарамон» и «Мануций». Не такой интеллектуал, как трое своих подчинённых, зато прекрасный предприниматель и переговорщик.
  • Лоренца Пеллегрини — ветреная возлюбленная Бельбо. В каких точно они отношениях, неясно, Казобон говорил, что они «дружат». Лоренца очень красива, но легко поддаётся влиянию посторонних и совершенно не думает о чувствах Бельбо.
  • Лия — жена Казобона. Выполняет роль голоса разума, объясняя проводимые одержимцами связи без вмешательства мировой закулисы и не давая своему мужу уйти с головой в конспирологию.

Тропы[править]

  • Безумная тролльская логика — План строится именно на ней.
  • Бонус для гениев:
    • Книга разбита на части, названные в честь десяти сфирот не просто потому, что каббала — это круто. Эко старался, чтобы происходившее в каждой части более-менее соответствовало символическому значению сфирот. Кетер — «венец», исходная точка, первоначальная пустота, где Казобон описывает зарождение своего замысла записать произошедшие с ним события. Хохма — «мудрость», в этой части Казобон получает данные компьютера Бельбо. Бина — «понимание», рассказывается, что на самом деле известно о тамплиерах и как Арденти пришёл в издательство. Хесед — «милосердие», описывается пребывание Казобона в Бразилии. Гевура — «могущество», Диоталлеви называет её «сефирой зла и ужаса», старт «Проекта Гермес» и начало увлечения эзотерикой. Тиферет — «красота», разработка Плана. Нецах — «победа», Бельбо рассказывает Алье о Плане и из-за его шантажа вынужден ехать в Париж. Год — «слава», кульминационный момент романа. Йесод — «основа», Казобон осознаёт, что же они наделали, и узнаёт больше о мотивах Бельбо. Малькут — «царство», Казобон понимает бессмысленность сопротивления и поиска настоящего Плана.
    • Мануций и Гарамон — одни из основателей книгопечатного дела в Европе.
    • Главный герой — однофамилец филолга XVI века, а также героя романа «Мидлмарч», что он сам подсвечивает во время знакомства с Бельбо.
    • Когда Гарамон обсуждает «Проект Гермес» с редакторами, он говорит, что это «новая ветвь». Бельбо называет это «золотой ветвью». Гарамон не понимает отсылку, так как не слышал о «Золотой ветви» — объёмном исследовании мифологии и религии Джеймса Джорджа Фрэзера.
    • Супругу графа Калиостро звали Лоренца, а одним из псевдонимов графа был «маркиз Пеллегрини».
    • Рикардо — возможная отсылка к персонажу классической пьесы «Собака на сене».
  • Буржуазно-коричневая сволочь — в эссе «Вечный фашизм» Эко обращает внимание на общность антипросвещенческой риторики итальянских фашистов и современных оккультистов.
  • Великолепный мерзавец — Алье оказался единственным, кто выиграл в истории с Планом
  • В общем, все умерли — почти. Двое умерли, а последний в тревожном ожидании. Это если увиденное им в музее не было бредом.
  • Вот это поворот! — правильная расшифровка тамплиерских посланий, сделанная Лией. Там не то, чего все ожидали. Совсем не то.
  • Герой и наставница — Лия периодически объясняет Казобону, что совпадения в мировой культуре появляются не из-за вмешательства тайной организации, а просто от человеческой природы. Тот верит, но от Плана оторваться всё равно не может.
  • Заразное безумие — увлеченность заговорами переходит от одержимцев к главным героям. И хорошо было бы, если бы только на них…
  • Зрители — гении — не столько из-за разговоров героев о малоизвестной литературе, сколько из-за структуры повествования. Первые страниц двести непонятно вообще ничего, чтобы было ясно, какой в них был смысл, придётся перечитывать.
  • Масоны и иллюминаты — а также розенкрейцеры, тамплиеры, нацисты, иезуиты, евреи… Герои постарались включить в План всех, кого помнили.
  • Женщины мудрее — так можно сказать обо всех трех ключевых героинях романа, но особенно о Лии.
  • Одним миром мазаны — герои свысока смотрят на одержимцев-оккультистов и посмеиваются над ними, но сами совершают те же ошибки и попадаются в те же западни, что и оккультисты.
  • Перекличка — в главе 45 Бельбо пересказывает Казобону теорию одного из одержимцев, согласно которой ковчег завета был сейфом с электрозащитой, дающей разряды до пятисот вольт. Казобон отвечает, что уже видел это в одном фильме.
  • Псевдозаговор — зигзаг. План изначально был таким, но из-за масштабности оказался слишком притягательным, и настоящие конспирологи захотели стать его частью. Или нет…
  • Поджог, убийство и переход на красный свет — диалог про мёд с перцем из эпиграфа в статье о тропе.
  • Самоирония — прототипом Бельбо, судя по всему, был сам автор. В образе Бельбо он иронизирует над собственными пороками и недостатками.
  • Что-то пошло не так — редакторы просто хотели посмеяться над своими самыми раздражающими клиентами, а оно вон как вышло… С переходом во Всё пошло слишком так
  • Эй, все сюда! — членами ТРИС, пришедшими на парижское собрание, оказываются едва ли не все персонажи, появлявшиеся в романе.
  • Третий том «Мёртвых душ» — Стэнли Кубрик обращался к Эко за разрешением на экранизацию романа. Получил отказ.
  • Фашизм — это смешно — не без этого, не без этого.
  • Шутка-бумеранг и Коронный момент — «Вынь у себя пробку!» Несмотря на всю неприязнь к разочаровавшемуся и бездеятельному Бельбо, в этот момент хочется аплодировать ему стоя.