Тёмные начала

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

«Тёмные начала» (англ. His Dark Materials) — фэнтези-серия, написанная английским писателем Филипом Пулманом.

Состоит из трёх романов:

  • Северное сияние (Northern Lights; также известно как Золотой Компас — The Golden Compass), экранизировано как вопиющий неканон: взять хотя бы броню панцербьорнов, которая в каноне — грубая чугуниевая сугубо функциональная хреновина, закрывающая всё тело мишки, а в экранизации внезапно покрыта гламурненькими завитушками и имеет огромные уязвимые дырищи (кому-то — блестящий неканон из-за финала, в котором всю пулмановскую жестокость закрывают шрамы от цензуры).
  • Чудесный нож (The Subtle Knife)
  • Янтарный телескоп (The Amber Spyglass)

и нескольких рассказов:

  • Lyra’s Oxford
  • Once Upon a Time in the North
  • The Collectors
  • The Book of Dust

Протагонистка — храбрая и умная девочка Лира, которой предстоит разобраться со всем устройством мироздания, а потом разобраться с этим же устройством в ином смысле слова. В то время, как равнодушные к религии читатели едва ли увидят там что-либо сверх нестандартного взгляда на околохристианскую мифологию, у читателей религиозных может возникнуть отторжение авторского допущения и его картины мира напрочь.

В 2019 году HBO и BBC анонсировали новый сериал по трилогии с Дафни Кин в роли Лиры, Джеймсом МакЭвоем в роли лорда Азриэля и Рут Уилсон в роли миссис Колтер.

Что тут есть[править]

  • Медвежья кавалерия — в лице одной маленькой девочки верхом на медведе.
  • Разумные медведи, которые умеют носить броню и лечиться кровяным мхом.
  • Алетиометр — непонятная штуковина, которой протагонистка пользуется, чтобы находить ответы на все вопросы, пока не становится слишком взрослой для нее.
  • Стимпанк — дирижабли, паровозы, технологии девятнадцатого века.
  • Клюква — заснеженная Московия и такая же Тартария, откуда постоянно приходят тартары, чтобы работать наемными бойцами, хотя толку от них, как от козла молока.
  • Цыгане, но не те, что у нас, а ирландские цыгане. Ездят не на колесах в кибитках, а на речных лодочках.
  • Ведьмы. Много. Хороших, плохих и разных.
  • Деймоны (перекличка со словом «демоны» во втором томе обыгрывается). Частью фамилиары, частью человеческие души. Если отсечь от человека его деймона, оба долго не проживут.
    • В некоторых мирах деймоны внутренние (в нашем, например). Могут стать внешними при переходе между мирами.
    • С отсечением тоже не всё однозначно. В центре сепарации медсёстры вроде бы тоже были «отсечённые» и отличались только эмоциональной ригидностью. Возможно, дело в возрасте сепарации, и для «невинных» (препубертатов) процесс намного болезненнее.
    • Деймон имеет противоположный своему человеку пол. На три книги только один контрпример.
  • Кроме человека и деймона, третий компонент личности — смерть. Выделяется как отдельная сущность в момент смерти, да…
  • Гарпии. Много. Не такие.
  • Порталы в иные миры, дофига миров.
  • Очень острый нож, который эти порталы и прорезает.
  • Пыль. «Частицы Русакова». По сути — основа всего сущего.
  • Ангелы. Не такие.
  • Открытый вызов христианству и его идеологии, искажение Библии в комплект входит.
  • Вообще антиклерикализм, вплоть до выбрасывания нательного крестика в море.

Встречающиеся тропы[править]

  • Злой Яхве — один из кодификаторов.
  • Ктулху с побитой мордой — аналогично.
  • Визит в племя чудаков — визит Мэри Малоун в племя мулефа.
  • Шеол — загробный мир у Пулмана выглядит именно так. Мрачная пустыня, по которой бродят души, и гарпии, которые их пугают самыми страшными их воспоминаниями. Потом выясняется, что с гарпиями можно договориться.
  • Милый врунишка — собственно протагонистка.
  • Дофига миров — да, так оно и есть, и загробный мир не более чем один из них.
  • У нас не такие души — как минимум в одном из миров души людей бегают следом за ними в виде животных (деймонов). Такой деймон есть и у протагонистки.
  • Надмозги — The Subtle Knife (название второй книги) перевели как «Чудесный нож». Третья книга еще чудесатее…
    • Собственно название цикла. В оригинале «His Dark Materials». Смысл названия раскрывается во втором томе. Учёная Мэри Малоун, живущая в нашем мире, упоминает, что одной из неразрешимых загадок, с которыми столкнулась теоретическая физика нашего мира (и которой занималась в своё время сама Мэри), является существование «тёмной материи». Далее, по ходу повествования выясняется, что субстанция, называемая нашими учёными «тёмной материей», не что иное, как Пыль, вокруг которой и вращается действие всей трилогии. Мало того, Бог и ангелы, играющие значительную роль в трилогии, именно из этой Пыли/«тёмной материи» и состоят. Таким образом, более адекватным переводом было бы не «Тёмные начала», а «Тёмные материи» (при этом слово «материи» позволяет сохранить и изначальный смысл — «некие отвлечённые понятия»).
  • Плохой хороший конец — добро победило, но родители Лиры, лорд Азриэл и миссис Колтер, пожертвовали собой, а Лире и Уиллу предстоит навсегда расстаться.
  • Размышления у холодильника — не было ли восстание лорда Азриэля и его устранение, когда он уже сыграл свою роль, коварным планом Ксафании? Станет ли она лучшем правителем мультиверса, чем был Метатрон, или для людей ничего особо и не изменится?
  • Объяснение на лестнице: Это, что ли, Бог? Это, что ли, ангелы? Это, что ли, загробный мир? Автор, что за пародию ты нам подсунул и какие у нас основания тебе верить? Ах да, тебе самому пришлось заявить, что вот именно такие у тебя настоящие они… А книга не убеждает в этом от слова «совсем», знаешь ли.
  • Стилизация всего и вся под aр-деко, особенно в фильме.
  • Что за фигня, автор?: уж коли автор взялся писать произведение с полемической составляющей, тем более странно видеть масштабные логические неувязки:
    • Если Бог — всего лишь старший по возрасту из ангелов, обманувший всех, то как ему удалось наладить функционирование тех элементов мироздания, которые всё-таки автор приписывает именно ему?
    • Каким образом лорд Азриэль, в первой книге не способный даже выиграть дело в суде, в начале второй вдруг становится предводителем воинства множества разумных народов в их борьбе против Метатрона?
    • План лорда Азриэля, оказывается, построен на том, что Лира, увидев, что все лично несимпатичные ей герои испытывают антипатию к Пыли, должна внезапно её (Пыль) полюбить. А если бы этого не произошло?
    • Уж если Ветхий Днями — такой весь из себя главгад, почему при личной встрече протагонистов с ним автор утверждает, что он всё-таки воплощенное Добро?
    • В третьем томе автор окончательно переходит к бичеванию выдуманных им же пороков выдуманной церкви, вроде концепции предварительного отпущения грехов. Эффектно, но полемическая и пропагандистская ценность книги резко падает.
    • Наконец, а в чём, собственно, суть претензий героев именно к Богу? Да, в мире Лиры Церковь представляет собой довольно-таки непривлекательную структуру. Вот только произошло это не по воле Бога, а как раз наоборот: при его попустительстве. Это уже само по себе достаточное основание для обвинения? Тогда почему главным врагом становится Метатрон, который как раз решил покончить с политикой невмешательства и ввести режим прямой теократии? Ни одного внятного обоснования (кроме, может быть, того, что Бог захватил власть обманом, но герои не знают этого изначально) автор не приводит.