Hauru no Ugoku Shiro

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
Ходячий замок Хаула
Howl's Moving Castle - Poster 1.jpg
Общая информация
ЖанрФэнтези, драма, стимпанк
Страна производстваЯпония
КиностудияGhibli
РежиссёрХаяо Миядзаки
Автор сценарияХаяо Миядзаки
Когда вышел2004
Продолжительность119 минут

«Ходячий замок Хаула» (англ. Howl’s Moving Castle, яп. Hauru no Ugoku Shiro / ハウルの動く城) — анимационный фильм Хаяо Миядзаки по мотивам одноимённого романа Дианы Уинн Джонс и самую капелюшечку — его сиквела, «Воздушного замка». Один из самых известных фильмов режиссёра. Из средневековья Миядзаки переносит сюжет во времена фэнтезийно-стимпанкового аналога Русско-японской войны (к ней отсылает отплытие эскадры из Портхейвена) или Первой мировой, придавая путешествию друг навстречу другу сквозь время дополнительный горько-сладкий привкус.

Очевидные темы — старость и юность сердца; то, как война уродует душу и меняет всех, кому выпало несчастье попасть под её жернова. Ну и любовь во всех её проявлениях, ответственность, взросление, терпимость, совесть и власть. Не настолько очевидные — сексуальность (линия Софи) и психотравмы (Хаул). Поскольку «это-же-Миядзаки» ©, на выходе мы имеем добрую и поэтичную сказку для всей семьи, которую можно смотреть раньше заявленного рейтинга 12+, и с каждым годом открывать в ней всё новые и новые грани.

Справедливости ради, из-за нелинейной структуры повествования и из-за большого количества фоновых деталей «Замок» очень сложен для понимания даже взрослым, а если к этому добавится ещё и плохой перевод[1] — зритель рискует остаться с вопросом «Что это вообще было?» И даже в том случае, если зритель сходу поймёт арку Софи (не факт), половина арки Хаула пройдёт мимо, потому что без знания его предыстории непонятно, на какие фоновые детали обращать внимание. Кульминация с падающими звёздами — изумительно красивый и абсолютно бессовестный ход, заставляющий зрителя тут же, не отходя от кассы, припасть к экрану снова и пересмотреть ещё раз, чтобы понять то, что он упустил при первом просмотре.

«Расходимся, нас надурили!» или Хэппи-энда не было[править]

Очень многие возмущаются тем, что Миядзаки, закрутив сюжет вокруг заведомо безнадёжной борьбы Хаула против войны как таковой, вдруг вырулил на слепленный на коленке хэппи-энд с роялями в кустах, поцелуями истинной любви, полным отказом принца от дальнейшей борьбы за сердце Софи и признанием Салиман поражения после многих лет борьбы за то, чтобы вернуть Хаула.

Однако «Замок» хорош не только драмой в середине, но и отсутствием хэппи-энда, у фильма, в отличие от книги, открытый финал, и смогут ли стороны договориться — который каждый волен трактовать в зависимости от собственного оптимизма и настроения. Пруф из артбука, страницы 202—203 в английском издании. Хаул и Софи решили только личные проблемы (и то не без потерь, как намёк остаются седые волосы Софи и Кальцифер рядом с Хаулом). Но глобально ничего не изменилось, война продолжается даже после громких заявлений принца-Репки и Салиман, и после свадьбы (и после приличного промежутка времени, за который волосы Софи слегка отрастают) главным героям остаётся только забраться высоко в небеса, чтобы не столкнуться с солдатами на земле и бомбардировщиками под облаками. Единственная разумная вещь, которую может сделать семья с тремя небоевыми единицами — свалить подальше, несмотря на громкие заявления Хаула о том, что он больше убегать не собирается. Фоновая песня тоже не слишком оптимистичная.

Выглядит эта открытость очень невнятно, без доп. материалов запросто можно её пропустить: пролетающих под пасмурными облаками бомбардировщиков в одну сторону, а замка в солнечных лучах — в другую, обычным людям явно недостаточно для однозначных выводов. Увы. Миядзаки по природе художник, а не сценарист, а в этом фильме он ещё и занял принципиальную позицию «снять, показывая, но ничего не объясняя»[2], так что потом ему пришлось закономерно плакаться на тему «я обнаружил, что половина людей просто не поняла сюжет».

Разница между книгой и фильмом[править]

Самая большая ошибка, которую можно совершить — попытаться натянуть экранизацию на книгу: даже внешне совпадающие сцены, типа истерики с зелёной слизью или прогулки по цветочному лугу, имеют другие подтексты. Книга скорее затруднит понимание, чем поможет, поэтому самый действенный рецепт — наслаждайтесь каждым по отдельности, в зависимости от жанра.

  • Книга — полная иронии и юмора история с кучей отсылок к другим произведениям, вроде «Волшебника страны Оз» или «Отелло», где переворачиваются с ног на голову устоявшиеся сказочные штампы. При том, что она повествует о проблемах, возникающих ближе к тридцати, она излагает их гораздо более детским языком. В экранизации юмор практически отсутствует, а градус драмы — наоборот, зашкаливает. Кроме того, проблемы, которые ставит перед героями Миядзаки (та же война) никак не связаны с определённым периодом в жизни, с ними может столкнуться кто и где угодно.

Изменения произошли и на уровне героев.

  • Софи в фильме также обретает внутреннюю свободу, оказавшись в теле старушки, и не спешит отказываться от морщинистого облика; сохраняется и её снисходительность по отношению к Хаулу, который душевно младше, чем она. Но здешняя Софи не настолько ехидная и любопытная, она воплощение любви, которая «не ищет своего», что выгодно оттеняет её на фоне Ведьмы Пустоши и Салиман.
  • Ещё кардинальнее переработали Хаула: из неприкаянного мягкосердечного мечтателя и зацикленного на своей внешности казановы, главной проблемой которого стала невозможность полюбить, Хаул превратился в юношу, страдающего от невозможности повзрослеть; единственное, что в его характере осталось без изменений — доброта и заботливость не напоказ. Убрана ветка с Уэльсом, в фильме он уроженец Ингарии (скорее всего, Портхейвена); по возрасту он стал ближе к Софи. Сильнее всего на образ повлиял возраст, в котором Хаул отдаёт сердце: в книге — в двадцать два года, успев вырасти всеобщим любимцем и без объективных ограничений, связанных с симбиозом (вроде необходимости регулярно подбрасывать Кальциферу дровишек); в экранизации — подростком, вынужденным самостоятельно разгребать последствия договора и нести ответственность за отказ от помощи Салиман. Внешние обстоятельства также отличаются. Единственный член семьи, который поддерживал Хаула и которого выделяет он сам, — дядя, умерший до того, как он поступил в школу; в то время как в книге родственники в большей или меньшей степени его любят, а Хаул за свою семью, даже за сестрицу-язык-без-костей, готов порвать на британский флаг. Главная опасность — не Ведьма Пустоши (книжный Хаул не оборотень, да и живёт с демоном раза в два меньше, если бы не её проклятие, мог бы ещё подождать, пока Софи додумается), а то, что сам Хаул вот-вот пройдёт точку невозврата к человеческому существу, и, превращаясь в птицу ради защиты близких, сам у себя отнимает время.


Имена-дублеты[править]

Если в обсуждениях по «Замку» вы встретите какое-то незнакомое имя, не унывайте. Возможно, это просто другой перевод.

Роман Японское произношение Дубляж на английский Дубляж на русский Альтернативные версии
Софи Сохви Софи Софи В целом девушке повезло. С её именем переводчики не креативили.
Хаул Хауру Хаул Хаул / Хаул Хоул, Ауру, Хауру
Кальцифер Карусифа Кальцифер Кальцифер Карсифар, Калюцифер
Майкл Маркуру Маркл Маркл Марк, Марко
Фанни — (только в титрах)

титрах и в артбуке — Хани (Honey))

Произношение в японском сильно отличается от английского. В частности, нет никакой разницы между «р» и «л», а «ф» звучит примерно как «хв» (древние украинцы, у которых была та же проблема, сочувственно кивают). Поэтому имена в японском переводе романа передали так, чтобы японцы хоть как-то смогли это произнести. И всё шло отлично — вплоть до момента, когда студиям по всему миру пришлось решать вопрос, на чью версию произношения ориентироваться при дубляже мультфильма. Особенно часто достаётся Майклу и Фанни, которые превратились фактически в отдельных персонажей; даже в дубляже на английский не сочли нужным восстановить имена из романа.

Сюжет глазами Софи и зрителей[править]

18-летняя Софи — старшая дочь в семье, трудолюбивая и ответственная девушка, которая после смерти отца занимается исключительно тем, чтобы удержать на плаву дело всей его жизни — магазин дамских шляп. Несмотря на то, что младшая, Летти, призывает её задуматься, хочет ли она сама работать модисткой, Софи только вздыхает, глядя на холмы за окном, по которым бродит замок чародея Хаула, но не решается ступить и шагу ради перемен, глубоко убеждённая: ничего не выйдет, потому что она бесталанная и настолько некрасива, что даже Хаул, похищающий сердца окрестных девушек, на неё не польстится. Дело меняется после того, как Хаул спасает её от приставших в укромном проулке солдат, а следившая за ними Ведьма Пустоши из ревности превращает Софи в 90-летнюю старуху. Терять уже нечего, и Софи отправляется в Пустошь, известное пристанище волшебников, чтобы ей помогли снять заклятие. Спасаясь от холода, Софи решается заночевать в замке Хаула. Там с ней немедленно договаривается местный огненный демон, Кальцифер, уставший таскать замок по всей стране: он снимет заклятие с Софи, если она поможет ему разорвать договор с Хаулом, привязывающий его к очагу. Чтобы разобраться в сути договора, Софи поселяется в замке под видом уборщицы и неожиданно обретает и дом, и семью, любовь к которым становится всё крепче по мере того, как вокруг сжимается кольцо войны, и заставляет уделять всё меньше внимания собственному проклятию.

Сюжет в хронологическом порядке[править]

Лет за десять до начала событий фильма главная волшебница королевства Салиман выбирает из учеников придворной волшебной школы мальчишку по имени Хаул, которого хочет сделать своим преемником. Хаул, в свою очередь, власти не жаждет (его вполне устраивает статус владельца магазинчика с мелкими бытовыми чарами) и ищет способ от подобной чести откосить. Как он сам признаётся, «откосить» — его второе имя и главное занятие всей его жизни.

Понимания у окружающих такое поведение не встречает, потому Хаул в очередной раз сбегает в домик на мельнице, по секрету унаследованный от дяди-волшебника и начинает сочинять заклятие для постройки ходячего замка[4]. Тогда же он спасает Кальцифера — одного из детей-звёзд, которые должны погибнуть, едва коснувшись земли. Для этого Хаулу приходится пожертвовать сердцем в обмен на то, что Кальцифер будет ему служить. В момент заключения договора они видят девушку, назвавшуюся Софи и пообещавшую помочь им в будущем.

Первые последствия договора не заставляют себя ждать, и Хаул ещё ребёнком начинает закрашивать волосы[5], чтобы в его внешности ничто не напоминало чёрную тварь, в которую он со временем превратится. Салиман от случившегося не в восторге и всячески пытается вернуть ученика на путь истинный, но Хаул отказывается, понимая, что, если Салиман поможет ему остаться в живых при расторжении договора[6] и тем более не потерять магию, то от должности придворного чародея ему уже не отвертеться.

В конце концов Хаул окончательно порывает с Салиман, из обломков боевых кораблей создаёт замок и отправляется на розыски девушки, пообещавшей ему помощь. По ходу дела он обзаводится учеником по имени Маркл, а также всё более усугубляющейся депрессией, поскольку имя без фамилии, лицо, виденное ночью издалека десять секунд, и волшебная собака в качестве спутника — явно не та информация, с которой хорошо кого-то искать. Забота о собственной внешности (=о том, чтобы не выпустить наружу монстра) становится всё более исступлённой, а сил на прочие дела остаётся всё меньше и меньше, так что Хаул доходит до того, что начинает распускать о себе дурные слухи, чтобы оградиться от излишнего внимания окружающих.

Ближе к началу событий фильма Хаул встречается с дамой, которая так же, как он, заключила сделку с демоном — Ведьмой Пустоши, изгнанной из королевского дворца пятьдесят лет назад. Сам он говорит об этой встрече предельно сдержанно: «Я подумал, что она интересный[7] человек, но сбежал, потому что вблизи она оказалась страшным человеком». Судя по Репке, на распознание истинного облика у Хаула уходит секунды три, так что встреча оказалась не слишком долгой. Но достаточной для того, чтобы Ведьма успела разобраться в сути его проклятия, проникнуться чувствами к «красивому мальчику», оскорбиться за отказ во взаимности и устроить полномасштабную охоту за Хаулом по всему королевству.

И вот, когда, казалось бы, многолетний квест подходит к концу — камушек на шее засветился, девушка найдена, а через день даже сама в дом заявилась, хоть и в виде старушки, — жизнь подкидывает новую свинью. Стране Хаула объявляют войну из-за пропавшего на её территории принца; Салиман, в свою очередь, решает воспользоваться клятвой, которую волшебники дают при поступлении в школу, чтобы загнать строптивого ученика в стойло. Попытка остановить первую волну вторжения приводит к тому, что на Хаула нападают свои же, и он оказывается в патовой ситуации: либо и дальше убегать с риском, что однажды подручные Салиман найдут, где он живёт, невзирая на все амулеты, и потащат служить за шкирку; либо явиться во дворец и воевать, хотя после каждого нового превращения Хаулу всё труднее возвращаться к человеческому облику.

Перелом наступает после неудачной смены имиджа и похода во дворец. С Хаулом происходит то же самое, что и с Софи: по мере того, как он узнаёт реального человека, а не вымечтанный идеальный образ, он всё больше сосредотачивается на заботе о своей семье, всё меньше уделяет внимание собственному проклятию и, сам того не замечая, начинает его разрушать. Объективные проблемы в виде сердца у Кальцифера остаются, но в том, что от него зависит, Хаул справляется раньше Софи. Итог своей арке он подводит уже тогда, когда говорит, что нашёл кого защищать; Софи — почти в самом конце фильма, когда признаётся, что счастлива оттого, что любит (=и свободно выражает это чувство, а не подавляет).

Примерно так это выглядит в линейном изложении. Понимание сюжета слишком осложняют три вещи: он показан от лица Софи, далёкой от магии и придворных интриг; Хаул скорее сдохнет, чем начнёт изливать душу — отчасти потому, что привык полагаться только на себя, отчасти потому, что в сеттинге запрет на разглашение условий договора или заклятия самым что ни на есть буквальным способом склеивает рот; а создатель всего этого безобразия Хаяо Миядзаки — в первую очередь художник, а не сценарист, и 2/3 истории Хаула он увёл в визуал, причём ещё и не всегда очевидный.

Приквел от студии «Гибли»[править]

Хаяо Миядзаки настолько суров, что берёт мир одного автора и тайно снимает в этом сеттинге предысторию персонажей другого автора. Текст ниже рекомендуется читать на свой страх и риск, потому что, если у вас нет денег на билет до Японии, есть нехилая вероятность захлебнуться слюной.

Сюжет[править]

Из собранных по сусекам отзывов складывается следующее.

По состоянию на 2021 год экранки нет, в сети доступен несколькисекундный промо-отрывок, полный саундтрек и сканы буклета к диску и некоторых страниц артбука.

Как это встроить в сюжет «Ходячего замка» — решайте сами. Перекликается, например, то, что от Салиман Хаул сбегает, не желая иметь с ней ничего общего, умение Хаула работать с растениями и, скорее всего, наличие у него родственников, умерших между прекращением учёбы у Салиман и началом войны, в комплекте с тяжёлыми взаимоотношениями (были бы родственники нормальными — не было бы нужды утаивать от них наследство).

Что здесь есть[править]

  • Зрители — гении — лайт-версия. После десятка просмотров большую часть сюжетных ходов всё-таки можно раскусить благодаря адской внимательности, хорошей памяти и умению сопоставлять. Но некоторые вещи, вроде того, почему кольцо, настроенное вроде на Кальцифера, привело Софи в прошлое Хаула, буквально невозможно понять без знания японского.



Звук[править]

«

Хоть я теперь одна, но бесконечен завтрашний день, Ведь ты научил меня доброте, Что прячется под покровом ночи. И не в моих воспоминаниях, Но в песне, и в цвете небес, И в ароматах цветов ты будешь жить вечно.

»
— Таникава Сюнтаро, автор текста Promise of the World

Очень хотелось бы верить, что песня относится не к будущему, а ко дням между прогулкой по лугу и бомбардировкой, когда Софи жила одна.

  • Зловеще-загадочная детская песенка — хоровод детей-звёзд вокруг Хаула и Софи на приёме у Салиман.
    • В реальности — болгарская народная (свадебная) песня с чуть-чуть изменённым ритмом «Трендафилчето, карамфилчето» («Розы, гвоздики…»). Насколько можно разобрать, строчка «Приведи мамочку» таки использовалась, мадам Салиман и Дзё Хисаиси знают толк в издевательствах.
  • Музыкальный символ, она же музыкальный триппер — «Карусель жизни», которая отсылает к эпохе Первой мировой и оттеняет видеоряд то как вальс, то как марш, то как симфония.
  • Не такая уж фоновая музыка — спасаясь от призраков Ведьмы Пустоши, Хаул поднимает Софи в небо, под звуки вальса проводит её над площадью, опускает на балкон здания и прощается с ошеломлённой девушкой. А ниже на площади продолжают кружиться пары.
  • Разрыв канвы на слух:
    • Такуя Кимура, драматический актёр, напросившийся на роль Хаула, говорил голосом тона на полтора выше своего естественного, исходя из мальчишеской натуры героя, так, что его приятель Акихиро Мива, он же Ведьма Пустоши, потом долго не мог поверить, что Хаула озвучивал Кимура. В украинском дубляже или русском от Реанимедии догадались-таки сохранить этот штрих к образу, но далеко не во всех странах он показался столь же очевидным. Педаль в пол выжимает озвучка Кристиана Бэйла.
    • Сейю Кальцифера, Тацуя Гасюин, также характерный тенор. И Кальцифер второй по частоте персонаж, которого «занижают» в локализациях.
  • Ласкает слух — всё та же английская озвучка, где Хаул говорит голосом Кристиана Бэйла. При том, что он по тембру максимально далёк от оригинальной японской.


Тропы, связанные с аниме[править]

  • Баба-Яга — по словам Миядзаки, образ Замка во многом вдохновлён избушкой на курьих ножках. В книге не описано, как он передвигается — на ногах или как-то иначе.
  • Бело-серая мораль — Большинство «антагонистов» довольно безобидны и к концу искупили себя. Один едва ли подходит хотя бы потому, что он Макгаффин, ведущий вторую половину фильма.
    • Ведьма Пустоши накладывает на Софи заклинание старости, чтобы начать сюжет, но в худшем случае она просто мелочная стерва.
    • Мадам Салиман ведёт войну и хочет, чтобы магия Хаула поддерживала её, но предполагается, что в конце она будет работать с вернувшимся принцем Джастином, чтобы остановить её.
    • Кальцифер — огненный демон, заключивший договор с Хаулом (Хаул даёт сердце, чтобы Кальцифер мог выжить, Кальцифер взамен поддерживает замок и предоставляет силы, к которым Хаул прибегает, только если совсем уж припрёт) и с Софи, но в худшем случае он саркастичен, а в основном честен и полезен.
  • Билингвальный бонус:
    • По мелочи: осмысленные надписи в мастерской Софи или в кондитерской Чезари.
    • На 05:42 Хаул и Софи проходят мимо плаката: «Воля и смелость: есть ли они у тебя?» Вопрос о том, хватит ли у них смелости изменить свою жизнь, применим к ним обоим.
    • Он же бонус для гениев: во время разговора с Летти (с 08:01, когда Софи говорит, что Хаула интересует только красота) на ящиках в левой части кадра видна надпись «Tengu». Тэнгу — существо из японской мифологии с китайскими корнями, в ранней версии — лисособака, умеющая летать; именно такую, четырёхлапую, форму Хаул приобретает во сне Софи и в ночь битвы над Маркет-Чиппингом. Также слово «тэнгу» обозначало «звёзды, падающие с треском и звоном».
      • В более поздней версии, уже чисто японской, тэнгу — сверхъестественное существо с красным носом. См. на облик Ведьмы Пустоши, также заключавшей сделку с демоном, после того, как она стала бабулей.
    • Заклятие звёзд у Салиман.
    • Финал, после падения в ущелье. Заметив, что кольцо дрожит, Софи просит указать ей «возможное местоположение» Хаула. В японском у использованного слова есть ещё одно значение: «место, которому человек [о котором идёт речь] подходит / место, где человек может быть самим собой / место, которому принадлежит сердце человека. Кольцо, настроенное на состояние Кальцифера, выводит Софи в точку, где совпадают все условия запроса: в ночь, когда сердце Хаула ещё было его частью, и к тому дому, где он был собой и к которому, по-видимому, он был привязан больше, чем к своему родному.
  • Бонус для фанатов: когда Софи исследует разные цвета на двери, в Портхейвене мимо дома Дженкинса пробегает мальчишка, в котором можно опознать Пазу, чуть младше, чем он был в «Небесном замке».
  • Фанатская кнопка берсерка — спустя столько лет таковым стал вопрос: «Зачем нужно было выносить Кальцифера, чтобы через минуту внести его назад?»
    • Кальцифер не может создавать новые порталы в одиночку, а Софи теми же навыками, что и Хаул, не обладает, поэтому решает вопрос доступными методами. Она физически перемещает Кальцифера по уже готовому порталу — из города на Пустошь, разрывая связь с остальными выходами, а затем, чтобы сообщить Хаулу о том, что магазин больше защищать не нужно, просит Кальцифера снова собрать замок.

Тропы в книге[править]

Тропы, встречающиеся только в романах, ищите (и вписывайте) в соответствующей статье.

Примечания[править]

  1. С точки зрения связности хорош, к примеру, перевод Анны Паниной, на базе которого сделали дубляж Reanimedia, или украинский дубляж, если вы владеете украинским. С точки зрения порога вхождения — дубляж Диснея, если вы владеете английским. Однако стоит учесть, что точностью перевода в нём пренебрегли, вплоть до полного изменения смысла или добавления фраз там, где в оригинале герои молчат.
  2. См. это интервью.
  3. Артбук, ст. 132—133, 184—185. Именно так там называются звёздочки.
  4. Рисунок под сдвинутыми листами бумаги на столе почти на 100% совпадает с тем, что Хаул чертил на полу в замке при переезде, так сказать, черновая версия и окончательная.
  5. См. на пажей мадам Салиман, наклонированных с него (пруф).
  6. По фильму никак не расшифровывается, из книги ясно, что обычное расторжение договора ведёт к смерти обеих сторон.
  7. Бонус для знающих японский. Не просто интересный: другие значения — «перспективный», «отвечающий определённым условиям». Т.е. никакой влюблённости, никакого «я думал, что она красавица, а оказалось, что под красивой внешностью скрывается столетняя бабка»: Хаул чуть ли не прямым текстом сообщает, что сунулся к Ведьме по ошибке, в надежде, что она поможет ему снять проклятие, а получил ещё одну проблему на голову.
  8. В названии содержится игра слов, перевести можно так и так.
  9. О связи короткометражки с «Ходячим замком».
  10. Артбук, ст. 64.
  11. Дальния в переводе Анастасии Бродоцкой.
  12. Артбук, ст. 56—57.
  13. Артбук, ст. 202—203.