Путешествия Гулливера

Материал из Posmotre.li
(перенаправлено с «Gulliver's Travels»)
Перейти к: навигация, поиск
267764 original.jpg

«Путешествия Гулливера» (англ. Gulliver’s Travels) — тетралогия романов англо-ирландского писателя Джонатана Свифта, изданная в 1726 году. В ней рассказывается о корабельном враче Лэмюэле Гулливере и о странах, в которых тот побывал. Полное название: «Путешествия в некоторые удалённые страны мира в четырёх частях: сочинение Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а затем капитана нескольких кораблей». Произведение содержит большое количество сатиры и отсылок к реалиям Англии XVII—XVIII веков, а потому предназначен скорее для взрослых людей. Тем не менее, популярностью пользуются в основном детские переделки.

Сюжет[править]

Первая книга[править]

«

Когда попов пахать заставят, Трактирщик пива не разбавит, Портной концов не утаит, Сожгут не ведьм, а волокит. В судах наступит правосудье, Долгов не будут делать люди, Забудет клеветник обман, И не полезет вор в карман, Закладчик бросит деньги в яму, Развратник станет строить храмы — Тогда придёт конец времён, И покачнётся Альбион!

»
— Шекспир о сути первой книги за пару столетий до неё.

Судовой врач Лэмюэь Гулливер терпит кораблекрушение и попадает на неведомый остров, где оказывается захвачен лилипутами — людьми, которые в 12 раз меньше, чем настоящие. Гулливер обещает слушаться, благодаря чему император Лилипутии[1] даёт ему некоторую свободу. После этого Гулливер aka «Человек-Гора» начинает изучать Лилипутию, её нравы и обычаи. Вскоре он узнаёт о том, что Лилипутия ведёт войну с Блефуску — другим государством, населённым такими же маленькими людьми. Причины войны кроются в том, что Блефуску в свое время приютила лилипутских староверов, считающих, что яйца надо разбивать с тупого конца, а не острого. Гулливер по просьб правителей Лиилипутии отбирает едва ли не весь флот у блефускианцев, однако отказывается причинять им дальнейший ущерб. Спустя некоторое время в королевском дворце вспыхивает пожар, и Гулливер тушит его своей мочой. После всего этого королевский двор обвиняет Гулливера в измене, и Гулливеру приходится бежать в Блефуску, откуда он возвращается домой.

Вторая книга[править]

Гулливер плывёт в Сурат и высаживается на неизвестный берег, где встречает великанов, которые уже сами больше людей в 12 раз. Один великан забирает его к себе. Спустя некоторое время Гулливера начинают держать в клетке и показывать на потеху публике, дав поручение одной девочке следить за ним; за это время он дошёл до изнеможения. В конце концов его выкупает королева Бробдингнега (название страны великанов) и отводит вместе с девочкой в дворец. После этого Гулливер начинает общаться с королём и придворными и изучать страну, для чего ему соорудили специальный домик. За это время с ним происходят разные непрятности: то карлик обидит от зависти, то осы нападут, то обезьянка похитит. И во время одной прогулки птица уносит Гулливера и роняет в открытое море. Потом Гулливера спасают обычные люди, и он возвращается домой.

Третья книга[править]

Во время очередного плавания корабль Гулливера оказывается захвачен пиратами. Гулливер высаживается на первом попавшемся острове, недалеко от которого он встречает Лапуту — громадный летающий остров. Этот остров подбирает Гулливера, и тот начинает общатся с его жителями. Лапутяне много занимаются математикой, астрономией и музыкой, но не могут применить свои знания на практике. Спустя некоторое время Гулливер высаживается в Лагадо, столицу Бальнибарби — страны-вассала Лапуты. Там он посещает Академию прожектёров и узнаёт об «изобретениямх» её членов. Потом он посещает страну Глаббдобдриб, где правит король-некромант, который по просьбе Гулливера временно воскрешает некоторых исторических личностей; знакомится с древней культурой (к примеру, пробует приготовленное спартанским поваром блюдо); изучает происхождение различных родов. После этого он прибывает в Лаггнегг, где встречает струльдбругов — бессмертных людей, которые, тем не менее, всё равно стареют, и поэтому вынуждены страдать вечность. В конце Гулливер едет в Японию, откуда возвращается домой.

Четвёртая книга[править]

Гулливер становится капитаном судна «Адвенчер», но экипаж составляет против него заговор и высаживает на необитаемый остров. Там он встречает мерзких и неразумных обезьяноподобных людей. Они обступают Гулливера, но вдруг появляются конь, и эти твари бросаются убегать со всех ног. Вскоре появляется ещё конь, и они начинают о чём-то общаться, что сильно удивляет Гулливера. Эти кони уводят Гулливера в поселение, и выясняется, что тут живёт целая раса разумных лошадей — гуигнгнмов. Гуигнгнмы содержат тех самых обезьянолюдей в качестве рабочих животных и называют их еху (йеху). Гулливер, с их точки зрения, тоже еху, и разумный еху удивил их так же, как Гулливера удивили разумные лошади. Гулливер начинает общатся с гуигнгнмами и изучать их культуру; за время пребывания в стране он узнаёт, что еху ненавидимы всеми живыми существа, в особенности - гуигнгнмами (они даже обсуждали вопрос о том, не стоит ли стереть еху с лица земли). В конечном итоге он приходит к выводу, что каждый гуигнгнм намного разумнее, мудрее и благороднее абсолютного большинства людей; сами же люди больше смахивают на гнусных еху. Гулливер больше не в силах выносить человеческий облик, и поэтому он решает остаться в Гуигнгнмии навсегда. Но не выходит — гуигнгнмы изгоняют его, потому что он еху, а значит — порочен от природы. Гулливера это невероятно ранило, он уже думал об самоубийстве. Но тем не менее, он сооружает лодку и уплывает, после чего его спасает португальски корабль. Люди у Гулливера вызывали только отвращение, но всё равно он был благодарен капитану корабля за оказанную помощь. Когда же он возвращается домой, то не мог больше общаться с семьёй и даже находится с ней в одной комнате. Позже он привыкает к ней, но отвращения питать не перестаёт. Гулливер покупает двух жеребцов (неразумных, естественно) и общается с ними вместо семьи. Конец.

Что здесь есть[править]

  • Авторские неологизмы — «лилипут», «гуигнгнм», «еху»… А вообще вымышленых слов здесь полно.
  • Бонус для современников — в произведении полно аллюзий на Англию того времени. которые современному читателю без пояснений вряд ли будут понятны.
  • Добродушный гигант — безусловно, Гулливер для лилипутов. И большинство великанов из второго путешествия.
  • Знают именно за это — все знают, что Гулливер был великаном для лилипутов. А потом сам стал «лилипутом» по сравнению с великанами. Ещё могут вспомнить лошадей-гуигнгнмов и мерзких еху. В крайнем случае вспомнят летучий остров Лапуту. Бальнибарби? Лаггнегг? Глаббдобдриб? А что это такое, что его даже произнести нельзя?
  • Изменившаяся мораль: в Бробдингнеге Гулливер смотрел казнь вместе со своей девятилетней нянечкой — просто тогда детей спокойно водили на правосудие и почище простого обезглавливания (естественно, в воспитательных целях).
    • А в четвёртой части описано то, как Гулливера чуть не изнасиловала самка еху. Которой было на вид всего лишь 11 лет. Сейчас о таком было бы сложно написать.
  • Крутая косичка — у Гулливера.
  • Курак и иногда Утай — одежды в книгах описаны как восточные, но в экранизациях они часто европейские
  • Лишь бы не как у людей — постоянно. Всё ради сатиры, разумеется.
  • Мир тысячи островов — ну, не тысячи, но их немало.
  • Надмозги — Гулливер обычно носит оружие под названием hanger, что часто переводят как кортик (в самом известном переводе его называют попеременно кортиком и тесаком)… Можете представить себе стилет, которым распарывают брюхо крысе чуть ли не с тигра величиной?
    • Та же ерунда и у Стивенсона — слово cutlass перевели как «кортик» — вряд ли суровые пираты орудовали тоненькими кинжальчиками, раскраивая друг другу черепа. Разгадка проста: cutlass — это абордажная сабля, оружие со слабоизогнутым клинком до 70 см и гардой-чашкой, hanger — морской тесак, гарда проще, клинок короче и шире. А собственно слово «кортик», вероятно, происходит от польского kord, обозначавшего польскую разновидность фальшиона/боевого тесака со сложной гардой, навроде немецкого хиршфангера,. Вспомнить кортик царя Петра, тот самый, который «вот вам булатный патриарх!» — полметра клинок, не очень-то тянет на маленький стилет, верно? Так что, скорее всего, у Гулливера на поясе болтается или абордажный тесак, или именно что кортик. Того времени.
  • Наука — это плохо: Джонатан Свифт весьма недолюбливал современное ему науку, и, в особенности, Исаака Ньютона. Поэтому в третей части ей[2] сполно (а Ньютону[3] — лично) досталось.
  • Непристойно — значит, смешно и Так грубо, что уже смешно — классический образец.
  • Определённо не для детей — полную тетралогию «Путешествий Гулливера» детям нельзя давать ни в коем случае. В книгах ведь полно такого, от чего взрослого может перекосить (и речь идёт не только о непристойном юморе — чего только стоит мизантропия, которой четвёртая часть просто пропитана).
  • Плохие люди — вся мораль четвёртого путешествия: когда Гулливер оказывается в стране разумных лошадей, он проникается их интеллектом и духовностью, а местного аналога людей — еху — начинает презирать и приходит к выводу, что люди — такие же гнусные еху, порочные от природы, только немного цивилизованее. Впрочем…
    • Конец — моральный переворот — …в конце всех приключений добраться домой Гулливеру помогает капитан Педро де Мендес, причём бескорыстно и не жалея своих сил. После такого уже не скажешь, что все люди злы, корыстны и грубы как еху. Так действительно ли человечество порочно?
  • Получился мерзавец — автор сперва расписывает, как дурно и жестоко его современники обращаются с лошадьми… а затем показывает нам, что те самые гуигнгнмы, заявленные как исключительно положительные персонажи, обращаются с одичавшими людьми еху, которых они держат в качестве домашнего скота, ничуть не лучше, а гуигнгнм, которому Гулливер поясняет об обычае людей кастрировать молодых жеребцов, рассказывает своим сородичам, что им следует перенять этот обычай и применить его к еху. Автор, кажется, включил мизантропию в терминальной стадии и готтентотскую мораль[4].
    • Мизантропия мизантропией, но капитан де Мендес производит куда как более благоприятное впечатление, чем Гулливер, поэтому при чтении невольно задумываешься: быть может, басня понята неправильно?
  • Принцессы не какают — аверсия: в первоисточнике фекально-мочеиспускательная тематика представлена широко. Но в пересказах для детей её либо сильно приглаживают, либо вообще выкидывают. Взять, к примеру, сцену с тушением пожара в покоях императрицы Лилипутии. По версии одного из пересказов, Гулливер накрыл пламя своей рубашкой, а на самом деле… ну вы поняли. Неудивительно, что он скоропостижно лишился благоволения монаршей особы.
    • Коварная кучка и По уши в… — хватает:
      • Гулливер попытался перепрыгнуть великанских размеров коровью лепешку. Сил немножко не рассчитал…
      • Также обычай показывать свою неприязнь к кому-либо, испражнившись на него, весьма распопространён у еху - именно это чуть не случилось с Гулливером, когда при первой встрече он настроил против себя целое стадо.
  • Простое обучение языку — у Гулливера еще до основных событий книг хватало опыта (и способности) в изучении языков, да и обучением часто занимались профессионалы. И даже тогда он часто на вопросы отвечает «отвечу, только дайте еще пару месяцев язык поучить». Три-четыре месяца учебы для него было стандартным сроком.
    • Языковых барьеров не существует — многочисленные адаптации «Путешествий Гулливера» грешат именно этим. Гулливер попадает в страны, напрочь оторванные от остального мира, но спокойно понимает всё происходящее.
  • Сатира — классика жанра:
    • В первой части есть война «остроконечников» и «тупоконечников» на тему «с какого конца разбивать яйцо», явно пародирующая католиков и протестантов. Помимо этого, Свифт поиздевался и над антишпионской истерией, и над кабальной послевоенной дипломатией, и, особенно явно, над королевским двором. Чего стоят только спортивные состязания, по итогам которых должности достаются лучшим прыгунам и пролазам.
    • Во второй книге автор ещё более тонко подшучивает над нравами королевского двора (включая половые пристрастия его женской части) и лично над привычками короля Георга. Там же — скорее горькое разочарование в концепции «Просвещенного абсолютизма»: невежество идет из низов, и как бы ни был король-великан благороден и образован, исправить положения он не может.
    • В третьей декан копнул глубже всего. Политический террор, государственное управление на местах, мракобесная наука и куча других прелестей в наличии. Трибниа, она же Лангден того времени, что вы хотели…
    • Книга четвёртая — вовсе эталонное «На тебе!» в адрес человечества как такового.
  • Сверхгигант — Гулливер по отношению к лилипутам (имя «Гулливер» стало нарицательным), жители Бробдингнега по отношению к Гулливеру.
    • Интересный факт — коротышки из произведений про Незнайку «ростом с небольшой огурец», т. е. примерно с лилипутов. Николай Носов явно вдохновлялся романом Свифта.
  • Эффект Большой Крокодилы — политики, которые высмеиваются в книге, мертвы и забыты, а Гулливер живёт и побеждает.
    • Ещё интереснее, что это произведение, особенно в первых главах, является пародией на тогдашний бестселлер — «Робинзона Крузо». И хотя «Робинзон» отнюдь не забыт, но пародийность от современного читателя, как правило, ускользает.
    • Впрочем, наиболее известные переводы пестрят сотнями (!) пространных сносок, так что ощутить крокодилий эффект, если не пропускать их нарочно, будет затруднительно.
  • Эффект Телепорно — при иностранном прокате миядзаковского аниме «Небесный замок Лапута» во многих странах из названия опускалось слово «Laputa» (заимствованное из «Путешествий Гулливера») из-за сходства с испанским la puta («шлюха»).
    • Существует версия, что Свифт умышленно использовал данный троп в своём романе. Гулливер приводит официальную теорию происхождения слова «Лапута» и предлагает свою альтернативную — при том, что образованному читателю это слово отлично знакомо…

Адаптации[править]

«Новый Гулливер»[править]

Новый Гулливер, новый киноязык

СССР, 1935 г. реж. Птушко. Это был абсолютно новаторский фильм в плане сочетания живой актёрской игры и кукольной анимации. Тогда никто так не снимал, особенно полный метр. Представляет собой не столько адаптацию, сколько «фанфик с попаданцем»: фильм повествует о советском пионере, который попал во сне в Лилипутию…

Мультфильм «Путешествия Гулливера»[править]

США, 1939. Полнометражный, цветной, по первой части.

  • Блестящий неканон — сатирический памфлет превратился в детскую сказку, но в блестящую детскую сказку! В оригинале, как и в «Бременских музыкантах», также не было принца и принцессы, а также блефусканских шпионов.

«Три мира Гулливера» (The Three Worlds of Gulliver)[править]

США-Великобритания, 1960, Columbia Pictures. Также известен как «Лилипуты и великаны». Сценарий представляет собой весьма вольную экранизацию.

  • Адаптационная любовная линия — вместе с Гулливером путешествует его невеста Элизабет. В землях лилипутов её нет, но в Бробдингнеге появляется — великаны нашли после кораблекрушения. Кстати, в Лилипутии были придворный и его возлюбленная, которым нельзя быть вместе из-за политических разногласий (нечто похожее и в мультфильмах).
  • Крокодил-людоед — король великанов решил казнить Гулливера за колдовство, устроив поединок между ним и крокодилом. Крокодил для великанов мелкий, но для человека просто огромный.

«Путешествия Гулливера» (Gulliver’s Travels) 1996[править]

Великобритания-Португалия; чуть ли не единственная экранизация, где показаны все четыре путешествия. Не знаю, отнести его к фильмам или сериалам.

  • Два в одном и три в одном — Королева великанов заменяет также Короля и расспрашивает Гулливера о его стране.
  • И часовню тоже он!:
    • Обиженный придворный карлик великанов сам насылает на Гулливера ос (в книге карлик и осы — независимые опасности). Вообще-то в книге он на Гулливера мух натравливал. Хотя вещи похуже тоже делал, к примеру пытался утопить Гулливера в ледяных сливках. (Явно позаимствовано из более раннего мультфильма, где карлик натравил на Гулливера обезьяну — в книге обезьяна взялась неизвестно откуда).
    • Там же есть смешение уже не столько разных персонажей, сколько разных дел: по книге лапутяне с одной стороны не обращают внимание на своих жён, вынуждая тех сбегать на землю и изменять им, с другой стороны, воюют с восстающими земными владениями; здесь же лапутский раджа воюет именно со сбежавшей на землю женой.
  • Никто не верит ребёнку — Гулливер слегка повредился рассудком, и его поместили в психбольницу. Врач уверен, что крышу у него снесло окончательно, и вообще не верит в его рассказы. Маленький сын Гулливера говорит матери и врачу, что видел под кроватью лилипутскую овечку, но ему тоже никто не верит. Верят, лишь когда он её ловит и показывает, и отца выписывают из психбольницы. Его рассудок постепенно приходит в норму.
  • Сменить пол в адаптации — хозяин-гуигнгнм Гулливера теперь хозяйка.

Путешествия Гулливера 2010[править]

США, 20th Century Fox.

  • Анти-паладин — потерявший авторитет с приходом Гулливера лилипутский генерал Эдвард легко перешёл на сторону врагов. Надо сказать, там очень реалистично показана психология облечённого властью аристократа и его поступки при малейшей потере авторитета.

Прочее[править]

  • «Эротические приключения Гулливера» — порнографический фанфик неизвестного русского автора о сексе Гулливера с лилипутками и бробдигнежками. Был бы обыкновенной плохой порнографией, которой полно на фикбуке, если бы не предисловие. Автор утверждает, что получил «неизвестную рукопись Свифта» от отдалённого потомка Ерофея Каржавина, первого русского переводчика. Как ни удивительно, вскоре нашлись люди, воспринявшие клишированную до пародийности историю о найденной рукописи за чистую монету.
  • Песня Александра Розенбаума «Путешествие Гулливера в страну Лилипутов».
    • И менее известная Александра Городницкого — «Гулливер».
  • В СССР выпускались макси-конфеты «Гулливер», размером с целый шоколадный батончик!
  • Владимир Савченко, «Пятое путешествие Гулливера» в страну прозрачных людей. По уверениям автора правки, очень в духе Свифта, и даже не привносит ничего нового, кроме облика очередной чудесатой страны.

Примечания[править]

  1. Титул которого звучит так: Гольбасто Момарен Эвлен Гердайло Шефин Молли Олли Гу могущественнейший император Лилипутии, отрада и ужас вселенной, коего владения, занимая пять тысяч блестрегов (около двенадцати миль в окружности), распространяются до крайних пределов земного шара; монарх над монархами, ростом выше сынов человеческих, ногами своими упирающийся в центр земли, а головою касающийся солнца; при одном мановении которого трясутся колени у земных царей; приятный как весна, благодетельный как лето, обильный как осень и суровый как зима.
  2. Выведеной в виде Академии прожектёров.
  3. Которого он вывел в образе лапутян.
  4. Не кажется, а так оно и есть. К моменту написания книги о гуигнгнмах Свифт страдал тяжёлой депрессией и находился на грани помешательства. Это нашло отражение в его творчестве. А мизантропом он был всегда, просто раньше ему хватало сил сдерживаться.