Golden Kamuy

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Danger.pngКаждый раз, когда вы правите эту статью,
у нас становится на 250 КБ меньше свободного места.

Даже если вы добавили одну запятую. Даже если вы ее убрали!
Вы точно уверены, что хотите что-то изменить в тексте статьи?
Обложка десятого тома. На картинке оба главных героя
И большая часть персонажей. Та самая пародия на «Тайную Вечерю».

Golden Kamuy (на русский язык название переводится как «Золотое Божество») — манга Сатору Ноды, выходящая с 2014 года. В 2016 она выиграла девятый Manga Taisho Award, также была номинирована на культурную премию имени Осаму Тэдзуки и премию манги Коданся. В апреле 2018 была выпущена аниме-адаптация, продолжение выходило в октябре. Также есть две OVA-серии: первая вышла 19 сентября 2018, вторая будет 19 марта 2019.

Жанры — приключения, (псевдо)историческая драма, истерн. История разворачивается в начале XX в., через несколько лет после конца русско-японской войны, одним из участников которой и был протагонист. Так как среди героев манги есть немало айнов, её производство спонсируется некоторыми организациями этого народа.

Сюжет[править]

Первая четверть XX века. Ветеран Русско-японской войны и участник обороны Порт-Артура Сайчи Сугимото работает старателем на Хоккайдо, чтобы исполнить последнюю просьбу боевого товарища и оплатить дорогостоящую операцию для его больной жены Умеко. На приисках он узнаёт, что заключённый в тюрьму Абашири преступник по прозвищу Ноппера-бо, или «Безликий» похитил принадлежащее айнам золото на огромную сумму, которое они собирали на борьбу против японцев. Ведущую к тайнику карту он вытатуировал на телах двадцати четырёх сбежавших из тюрьмы заключённых и, чтобы собрать рисунок воедино, нужно найти всех беглецов. Помочь Сугимото в поисках клада соглашается юная охотница-айнка Асирпа, чей отец погиб, перевозя это золото. Но на сокровище есть и другие претенденты: 7-ая дивизия во главе с готовящим военный переворот старшим лейтенантом Цуруми и бывший самурай Синсэнгуми Тошидзо Хиджиката с планом восстановить республику Эдзо.

И чем дальше герои продвигаются в поисках, тем больше туманных личностей включается в гонку, одна за другой всплывают неожиданные и неприятные подробности и тайны прошлого, сюжет запутывается не хуже кода к карте сокровищ, ради достижения целей заключаются самые невероятные союзы, а охота за кладом переходит с Хоккайдо на Карафуто. Какая же роль в «божественной золотой лихорадке» отведена Асирпе и на что готов пойти Сугимото Сайчи ради счастья своей подруги?

Персонажи[править]

Основные[править]

  • Саичи Сугимото — главный герой, ветеран русско-японской. За свирепый, бесстрашный нрав и несгибаемую волю к жизни его прозвали Бессмертным. Способен зайти с одним ножом в берлогу к медведю и без одежды прыгнуть в ледяное море, дабы спасти человека от косатки. На лице (да и на всём теле) носит перекрещенные шрамы, которые только добавляют ему суровости. Носит клетчатый шарф. Несмотря на бесспорную крутизну, его навыки выживания в лесу сильно уступают таковым у Асирпы. Благодаря ей с каждым днём открывается всё больше и больше его милых черт: и вкусную еду он любит, и к медвежонку-то по-детски привязался, а уж как он радовался, когда Асирпа наконец-то оценила мисо, которое раньше считала не иначе, как осомой (навозом)!
  • Асирпа/Асуко Кочубэ — айнская девушка-подросток, которая ищет убийцу своего отца. Случайно спасла Сугимото от дикого медведя, после чего решила присоединиться к нему, потому что её отец стал жертвой охотников за золотом айнов. Помогает Сугимото, дабы украденное золото не досталось вору и его подельникам и таким образом свершилась её месть за отца. Называет себя «айнкой нового поколения», и не без оснований: будучи единственным ребёнком в семье, она часто ходила с отцом на охоту, и в результате хорошо владеет характерными для мужчины навыками. В тоже время подобающих женщинам айнов навыков она так и не освоила, хотя прекрасно готовит (это надо видеть самому). Храбрая и уверенная в себе бой-девка, великолепно стреляет из лука и ориентируется в дикой местности (последнему она учит и Сугимото). И вообще Асирпа — единственная девушка в постепенно разрастающейся группе Сугимото.

Прочие[править]

  • Йошитакэ Шираиши  обладатель прозвища «Король побегов», потому что способен выбраться из любого места заключения. Один из владельцев татуировок, на которых изображена часть карты клада. Обладает уникальным телом — с легкостью может вывихнуть кости из любого сустава. Обаятельный мошенник, милый трусишка, моральный вертихвост и тот ещё лудоман. По ходу сюжета присоединяется к главным героям (точнее, его заставили присоединиться) в тайне от группы стучит Хиджикате, но при этом часто нагло ему врёт, запутывая следы в плане деятельности группы. Сначала он был схвачен Сугимото, а затем соглашается на перемирие после того, как они упали в реку с ледяной водой, и им понадобилась помощь друг друга, чтобы выжить. (Из Англовики).
  • Гэндзиро Танигаки — честный и серьёзный юноша. На начало сюжета служит в Седьмой дивизии в звании рядового первого класса (рrivate first-class). Потомственный матаги, а значит — хороший охотник на крупную добычу, включая медведей. Обладает мускулистым торсом, уверенно держит в руках оружие и даже в незнакомых горах Хоккайдо применяет свои мудрость и опыт. Хотя поначалу и противостоит главным героям, по натуре он благородный человек: искренне благодарен выходившей его бабушке Асирпы и с легкостью находит общий язык с с двоюродной сестрой девушки — Осомой. Не зря у него прозвище «Медвежонок».
  • Лейтенант Токуширо Тсуруми — кадровый офицер из Седьмой дивизии. После войны, как и многие из дивизии, оказался на обочине жизни. Во время войны в ходе артобстрела ранен в голову и стал страдать от последствий серьёзной травмы головного мозга. Он известен непредсказуемым и психопатическим поведением, склонен к театральности; жесток, способен на кровавые вспышки гнева, беспощаден к своим врагам и предателям. Скрывающая рану металлическая пластина на лбу и периодически вытекающая оттуда жидкость ничуть не умаляет его харизму. Пламенный оратор с отточенным умением вдохновлять, манипулировать и убеждать. В своем окружении имеет нескольких преданных (некоторые до неадекватности и фанатизма) фанатов. Сильно ненавидит японское правительство за то, что оно не взяло контрибуцию с России и не позаботилось о своих воинах. Ищет золото айнов, дабы с его помощью начать новую войну, провозгласить независимость Хоккайдо от Японии и установить там военную диктатуру с собой во главе.
  • Хиджиката Тошидзо — реальная историческая личность, самурай, (бывший) вице-командир Синсэнгуми, один из руководителей борьбы против свержения сёгуната Токугавы и реставрации императоров Мэйдзи. По официальной версии погиб во время войны Босин, в этой версии считался мёртвым на протяжении десятилетий, но на самом деле выжил и был тайно перевезён в тюрьму Абашири. Также имел татуировку; принял активное участие в побеге вместе с 24 заключёнными с татуировками. Несмотря на уже немалые года, всё ещё отличный мечник (как и положено самураю), но за годы также научился и владеть огнестрелом. Тоже ищет золото айнов, дабы начать гражданскую войну, провозгласить независимость Хоккайдо от Японии и стать его лидером, но намерен восстановить там порядки старой Японии (создать вторую республику Эдзо). Для этого он активно набирает себе сторонников. Лично знаком с Нопперабо.
  • Тацума Ушияма aka «Ушияма Непобедимый» — один из заключённых Абашири с татуировкой. Буйный силач громадного роста, отличается невероятными физическими параметрами (со слов Хиджикаты, каторжный труд в Абашири, изнуряющий многих до смерти, для него был слишком лёгким) и непомерно высоким либидо (если не может найти себе «барышню для увеселений» хотя бы раз на сутки, то впадает в безумие). Причем пол ему в этих поисках некритичен, хотя при прочих равных предпочитает девушек. В голове носит твёрдую и хорошо выраженную металлическую пластину. Стронник Хиджикаты, который использует его в качестве своего дракона.
  • Шинпачи Нагакура — ещё один крутой дедуля и фехтовальщик, и тоже историческая личность известен как лучший мечник Сисэнгуми. Во время Войны Босин был командиром 2-го отряда. Находится рядом с Хиджикатой и всегда следует за ним, но полностью себя пока не проявлял.
  • Хякуноскэ Огата aka «Дикий кот» — бывший ефрейтор Седьмой дивизии, снайпер. Пытался устроить мятеж против Цуруми, но после провала дезертировал и вступил в отряд Хиджикаты. Позже присоединился к Сугимото. Хладнокровный социопат с нулевой эмпатией и к тому же сиротинушка. При этом ещё один великолепный мерзавец. Очень печётся о внешности: носит необычную стрижку и такую же вычурную бородку, постоянно приглаживает волосы, может зависнуть в парикмахерской и, судя по всему, ещё и подводит глаза стрелками. В новых главах манги автор всё сильнее подсвечивает, что он неравнодушен к Асирпе — даже если и не влюбился, то, по крайней мере, действительно ценит и уважает её.
  • Кироранке/Юлбарс — айн, (формально, на практике он татарин, вместе с отцом Асирпы сбежавший в Японию из России), в возрасте примерно 40-42 лет, старый друг отца Асирпы. Обладает талантом объезжать лошадей. Присоединился к Сугимото и Асирпе. На войне был сапёром, поэтому всегда имеет изрядный запас взрывчатки и самодельных гранат. Его цели непонятны, что напрягает группу, но избавляться от него не спешат. Аж в Японию он с Вилком он сбежал, потому что они в молодости, когда состояли в Народной воле, участвовали в убийстве Александра Второго, взрывчатку делал именно Кироранке.
  • Инкармат — изворотливая и хитроумная айнка, утверждающая, что способна видеть прошлое и будущее. Так как предсказывает практически всегда правильно, и у персонажей и у читателей вечно возникает вопрос, на который пока нет ответа: это у неё «холодное чтение» и знание заранее некоторых подробностей тех дел, о которых она озвучивает свои предсказания, или же она действительно имеет какие-то способности. Сравнивается героями с кицунэ. Имеет черты femme fatale. Находится в отношениях с Гэндзиро Танигаки, но их роман похож на мазохистское танго. Встретилась с Ноппера-Бо ещё девочкой и тогда в него влюбилась, но он не был заинтересован в ее чувствах; когда же она рассказала эту историю Асирпе, та изрядно напряглась, перенеся историю на себя.
  • Кохэй Никайдо  — рядовой первого класса Седьмой Дивизии. На начало манги служит вместе с братом-близнецом Юхэем. Но что-то пошло не так, и Юхэя убил Сугимото из самозащиты (с тех пор для Кохэя один его вид — кнопка берсерка). После этого Кохэй присоединился к заговору против Цуруми, планируя дезертировать из Дивизии, но всё опять пошло не по плану, и Кохэю оторвал ухо медведь. С тех пор, неприятности посыпались на беднягу, как снежный ком: сначала Цуруми в наказание отрезал ему второе ухо («для симметрии») и подверг пыткам, потом Хиджиката отрубил ему ногу катаной (но взамен он получил огнестрельный протез от Арисаки), затем потерял и руку (а виноват снова Сугимото). Просто удивительно, что Никайдо после этого не только на ногах, но и вполне боеспособен. Мозги, правда, после всего набекрень, да ещё и подсел на болеутоляющий морфий. Если раньше был очень неприятной личностью (как и, собственно, его брат, который и огрёб-то со смертельным исходом от Сугимото, когда решил убить его безоружного), то сейчас, когда у него начала стираться собственная личность вплоть до того, что он считает себя Юхэем и Кохэем одновременно, от одного его вида хочется рыдать в голос.
  • Эдогай Ясаку — таксидермист, у которого Цуруми заказал поддельную татуированную кожу, чтобы запутать соперников. На первый взгляд производит впечатление профи с причудами, но по факту поехавший на всю голову персонаж. Мало того, что он шьёт совершенно невообразимые костюмы из кожи покойников, так ещё и семейку себе из тех же материалов состряпал и разговаривает с ней. По уши влюблён в Цуруми, что, в общем, не удивительно. Именем, как и специфичными вкусами, отсылает к маньяку Эду Гину — даже поломавшая сыну психику деспотичная мамаша в комплекте!
  • Който Отоношин — младший лейтенант Седьмой дивизии. Из-за того, что его отец старательно удерживал его от Русско-Японской войны, он самый юный и неопытный в Дивизии. Който настолько предан своему командиру, что чуть ли не восхваляет его как Бога, настолько, что Огата называет его «домашним питомцем Цуруми» (парень даже носит в кармане его фотографию). Родом из обеспеченной семьи, поэтому легкомысленно распоряжается деньгами. В бою использует искусство фехтования «Дзигэн-рю», которое поколениями передавалось в его роду. Родом из провинции Сацума, которая расположена в южной части Японии, поэтому в нервные моменты тарахтит на родном малопонятном диалекте. Характер взрывной.
  • Хаджиме Цукишима — сержант Седьмой Дивизии. Спокоен и серьезен (настолько, что никогда не меняет выражение лица) но в бою жесток, бегло говорит на русском языке. По собачьи предан Цуруми, ведь тот когда-то спас его от казни. В своей родной деревне был изгоем из-за отца-преступника. Хорошие отношения у него были только с девушкой, которую также травили из-за «странных» волос. Во время службы был отправлен на войну с Китаем, но во время военных действий его отец распускал слухи о смерти сына. Как итог, любимая Цукишимы покончила с собой, бросившись в воду. После возвращения на остров Цукишима убил собственного отца за это. Несмотря на такую биографию — самый адекватный и благоразумный в Дивизии.
  • Чикапаси — мальчик-айн из котана Асирпы. На айнском его имя означает «тот, кто распугивает птиц». А ещё «стояк». На деле, смех тут сквозь слёзы: родители мальчика умерли, не успев дать ему настоящее имя, вот он и ходит с детским «защитным» неловким прозвищем, хотя уже перерос его. Привязался к Танигаки и Инкармат (первого он дразнит «альфонсом», вторая для него клёвая старшая сестра, которая разрешает трогать её грудь), с которыми ему нравится играть в семью из-за отчаянного желания привязанности, активно пытается свести их вместе. Путешествуя с ними, многому учится и постепенно и поднимает уровень крутизны.
  • Усами — загадочный и ещё толком не раскрытый ефрейтор из 7-ой дивизии, дебютировал, когда Цуруми послал его под прикрытием в Абашири. Выглядит довольно странно, с упором на кроличьи черты во внешности, да и ведёт себя тоже. На первый взгляд производит впечатление недалёкого и неопытного тревожного фрика, на чём многие и обламываются. Когда начальник Абашири Инудо велел старшему надзирателю Кадокуре устранить засланного казачка, тот запер его в свинарнике с двумя буйными заключёнными, обманом оставив без оружия. Только Усами спокойно выхватил у нападавшего молоток и так же спокойно (и, судя по тому, что в кадре видны лишь брызги крови, ещё и невероятно жестоко) забил обоих, улыбаясь как маньяк. По отношению к Цуруми у него тоже полная клиника: он радостно трепещет от одной мысли, что его накажут за проваленное задание, а когда доходит до этого «наказания» — лейтенант просто пририсовал ему к симметричным родинкам на щеках бегущих человечков — даже вытатуировал себе эти фигурки.
  • Кадокура — старший надзиратель Абашири, уже немолодой, неряшливый, трусливый и закомплексованный. В тюрьме и начальство, и подчинённые едва ли не в открытую насмехаются над ним и считают за дурака. Как он сам полагает, родился под несчастливой звездой, из-за чего самооценка у него ниже плинтуса, а сила воли подавлена до ужаса. Но глупость и трусость Кадокуры — скорее заявленная слабость, которую он намеренно эксплуатирует: даже вездесущий и проницательный Инудо не предположил, что этот «бесполезный тануки» за его спиной помогает Хиджикате подготовить вторжение в Абашири. После резни в тюрьме ушёл вместе с группой Хиджикаты, которому искренне предан и верен, потому что его отец сражался с ним бок о бок во времена Бакумацу. Стачка Кадокуры и Усами отсылает к народной сказке «Кати-кати Яма», в которой кролик отомстил вредному еноту-тануки.
  • Вилк — отец Асирпы, посмертный персонаж На самом деле нет. По крайней мере, в первой части Манги. На момент последних глав — таки да (при участии Кироранке и Огаты). Айн польского происхождения, родился и вырос на Карафуто (Сахалине). Имя получил от своего отца, так как в детстве часто носил шкуру убитого (не самим Вилком, а своей бывшей стаей) волка, восхищаясь этими животными. Именно он обучил Асирпу всему, что она знает и умеет дабы та в будущем унаследовала его дело и возглавила айнов с Хоккайдо и Карафуто на восстание против Японии. Был одним из айнов, что искали золото для войны с Японским правительством, как и все они, пал от руки человека, известного как Нопперабо. По официальной версии. На самом деле он и был Нопперабо (при попытке провезти золото через границу, Вилку отгрыз кожу с лица шатун (прозвище ему дали в честь безликого ёкая), после чего он был арестован и перевезён в Абашири, но золото спрятать успел). Там, в тюрьме и придумал план с татуировками заключённых, составляющих карту к золоту. По его замыслу, золото должна была найти его дочь (ведь на организацию и осуществление восстания нужны средства, да). В молодости сам был революционером, участвовал в Народной Воле (хотя у них с Кироранке были другие цели — добиться независимости малых народов от Российской Империи). От осколков бомбы, брошенной в Алесандра Второго, у него остались перекрещённые шрамы в верхней левой части лица. В Японию они сбежали, спасаясь именно от сыска Российской полиции.
  • София — боевая подруга и соратница Вилка и Юлбарса. Родилась в дворянской семье и долгое время даже понятия не имела, как живёт простой народ, но после знакомства с Вилком прониклась идеями революции и культурой народов Дальнего Востока. Любила Вилка, но, считая себя виноватой за смерть жены и дочери молодого Цуруми, тогда ещё японского шпиона на Сахалине, в перестрелке с охранкой (хотя доподлинно неизвестно, чья именно пуля убила Ольгу и её мать), не решилась сбежать с ним в Японию и осталась в Карафуто. Сидела в сахалинской тюрьме, откуда ей помогли сбежать Кироранке, Асирпа и Огата с Шираиши, надеясь, что встреча с ней наведёт Асирпу на разгадку ключа к золоту. Правда, многолетняя каторга сделала своё дело и вместо красивой и яркой девушки София теперь напоминает коренастую Бабу-Ягу (впрочем, для любителя монументальных женщин Кироранке она идеал!), но всё равно настоящая бой-баба, способная амурского тигра на скаку остановить, и мать-наставница для остальных заключённых. Прототипами для неё стала воровка «Сонька Золотая Ручка» (София действительно совершала кражи, чтобы добыть средства для революционеров), и София Львовна Перовская (участница «Народной Воли» и организатор покушения на царя).

Что здесь есть[править]

  • Адский папаша — два слова: папаня Цукишимы. Уголовник-рецидивист, довёл девушку сына до самоубийства, за что и был убит вернувшимся с войны отпрыском. Причём учитывая, что отмазавший Цукишиму от смертной казни Цуруми — ненадёжный рассказчик, до конца не совсем ясно, он её просто добил слухами о смерти возлюбленного или же сам убил после неудачной попытки изнасилования.
    • Генерал Койдзиро Ханадзава по отношению к Огате. Даже не отец, а кукушка. Вредоносная кукушка: мимоходом довёл бывшую любовницу до сумасшествия, бросив её с младенцем на руках, чем обеспечил мальчику искалеченную с ранних лет психику.
    • Под троп, внезапно, подходит и Вилк, хотя на первый взгляд и для самой Асирпы он кажется совсем другим. Да, он вырастил дочку невероятно крутой охотницей и знатоком родного края, но только для того, чтобы она в будущем возглавила восстание малых народов Хоккайдо и Карафуто. Когда о его далеко идущих планах узнаёт Сугимото, который хотел для своей подруги лишь счастья и жизни без кошмара, то в ужасе выдаёт ему: «Да что ж ты за отец такой!»
  • А тут будет дверь — Ушияма в запале только на таран и проходит. Благо, стены в японских традиционных домах и отеле-ловушке Иенаги тонкие, а он — чемпион дзюдо.
  • А 220 не хочешь? — Огате выписали два раза. В первый раз, загнав в угол дембеля-старателя и девочку, он попал в ловушку Асирпы и лишился оружия, а в ножевом бою против Сугимото сорвался со скалы и раздробил челюсть. Во второй раскрылся перед Танигаки, опрометчиво полагая, что он без оружия. Ну да, его-то винтовку он поломал, но дома у Асирпы лежала ещё и винтовка Нихэя с последним патроном, которую Осома и передала «Танигаки-ниспе». В общем, спас снайпера только висящий на шее бинокль.
    • Видели вон того дряхлого старика в маразме? Думаете, хорошая идея издеваться над ним? Это будет последняя жестокость в вашей жизни: знакомьтесь — Юичиро, один из лучших мечников и первоклассных убийц Бакумацу! Прототипом для него послужил «Хитокири» по имени Кавасами Гэнсай (с которого списан и небезызвестный Кэнсин).
    • Двести раз подумайте, прежде чем похитить, связать или унижать за «недочеловеческое» происхождение вон ту милую девочку с синими глазами. В лучшем случае, вас ждёт одна из её хитроумных охотничьих ловушек или стрела, хорошо, если не ядовитая! В худшем, позади неё нарисуется очень злой за свою подругу амбал со шрамами (а то и не один!) и наглядно вам преподаст урок уважительного отношения к девушкам и айнам.
    • Усами и Кадокура взаимно выписали друг другу. Инудо быстро раскусил, что Усами — шпион из 7-ой дивизии и велел Кадокуре по-тихому его убрать. Тот обманом запер его, безоружного, в свинарнике с двумя опасными заключёнными, только вот Усами спокойно выхватил у нападавшего молоток и хладнокровно забил обоих. Кадокура от греха подальше убежал и позволил ему беспрепятственно покинуть Абашири. А когда по стуку Инкармат 7-ая дивизия во время масштабного замеса вторглась в тюрьму, Усами аж из строя выбежал, чтобы с садизмом поиздеваться над струхнувшим от одного его вида Кадокурой. «Эй, новичок, я тебе, кажется, не успел про этот рычаг рассказать?» — пробормотал надзиратель…и повернул механизм, открывающий одновременно все камеры!
    • Начальник полиции Барато заявился в парикмахерскую, где в тот момент мирно наводил марафет приезжий в солдатской форме, и с порога стал запугивать, дескать, он здесь власть. Солдат мило улыбнулся от уха до уха… и в следующую секунду вонзил ножницы хаму в подбородок.
    • Бесславная смерть Юхэя Никайдо. Он хотел отомстить Сугимото за сломанный во время задержания нос и запытать его до смерти, привязанного к стулу. Только вот сначала Сугимото даже в таком состоянии отвесил Юхэю 220, а потом, когда подоспевший Шираиши развязал его, убил и вырезал кишки, чтобы сымитировать открытую рану и сбежать.
    • Когда «зверь, который страшнее медведя» (обыкновенная росомаха) встретился группе Сугимото на Карафуто, Който поначалу прыснул и не принял того всерьёз («он же такой маленький и смешной»). Несколько секунд спустя он свою ошибку понял. А Танигаки отметил: «Рю, хоть и пёс, но угрозу то чует получше тебя».
  • Алибабаевич — Кадокура, по крайней мере, в своём представлении. Работает на тирана Инудо, хотя искренне предан Хиджикате, потому что его отец сражался с ним бок о бок.
  • Анималистическая символика — многие персонажи соответствуют своим тотемным животным: Асирпа и её отец — волки, Танигаки — медведь, Кироранке — лошадь, Инкармат — лисица, Огата — кот, Сугимото — собака (учитывая буйный нрав, порой инфернальная), О-Гин — змея, Шираиши — обезьяна, Усами — кролик (или заяц), Кадокура — тануки (енотовидная собака), Ушияма — бык. У Който и Цуруми даже в фамилиях есть кандзи «карп» и «журавль» соответственно, (в случае Цуруми это Жуткие птички), а Цукишима тогда, получается, черепаха («цурукамэ» — журавль и черепаха — парный символ долголетия).
    • С Кироранке, кстати, интересный зигзаг. «Лошадиная» символика — маскировка. Настоящее его тотемное животное — тигр (его реальное имя — Юлбарс, и означает тигр на диалекте сибирских татар. Как и имя его лучшего друга Вилка, значит волк, на польском).
  • Анимешная внешность — практически не встречается. Японцы, как им и положено, имеют тёмные волосы и раскосые глаза (правда, порой необычных цветов), айны (как ИРЛ) — большие, мускулистые и бородатые. На этом фоне выделяют лишь сине-зёлёные глаза Асирпы, доставшийся ей в наследство от отца — этнического поляка.
  • Армейский ёжик — все, кто служил в армии, кроме офицерского состава. Покинувшие службу Сугимото, Огата и Танигаки потом отрастили волосы за ненадобностью.
    • Из заключённых, как ни странно, обрит только Шираиши. Причём волосы, судя по всему, у него вообще не растут.
  • Бакенбарды крутизны — Танигаки будто сам Го Нагай рисовал! Густые брови крутизны прилагаются.
  • Банда маргиналов — в принципе, все группы кладоискателей состоят из набившихся беглых зэков, дезертиров, живых курьёзов истории, дембелей с ПТСР, террористов, беспризорников и просто фриков. Седьмая Дивизия тоже подходит, ибо мятежники.
  • Бастард — генерал Койдзиро Ханадзава зачал Огату вне брака от гейши из Асакуса, а когда родился сын от законной жены — помахал ручкой и исчез в закат, даже ни разу о них не поинтересовавшись. Младенца с матерью увезла к себе бабушка, но лелея надежду, что возлюбленный к ней однажды вернётся, женщина медленно, но верно сходила с ума. Какая чудная и располагающая к формированию здоровой и способной к состраданию личности обстановка для ребёнка!
  • Бафос — его здесь невероятно много и по большей части из разряда специфического юмора. Правда, в новых главах, когда начинают твориться довольно серьёзные вещи, обороты слегка спали. Но судя по главе 188, всё возвращается на круги своя.
  • Белые глаза без зрачков — такими они становятся у мечников (Хиджикаты, Нагакуры, Юичиро), когда те «входят в раж» в процессе битвы.
  • Бесцветные рыбьи глаза — у близнецов Никайдо. Органично вписывается в их зловещий образ.
  • Безобидные уголовники — Шираиши. Серьёзно, он допрыгался до самой строгой и охраняемой тюрьмы Японии того периода, где заключённые умирали чаще мух, и сидел вместе с отмороженными некрозоопедофилами, у которых руки не то, что по локоть, а по плечо в крови из-за совершенно идиотской причины — спермотоксикоза.
  • Безумная любовь — Който и Усами с Эдогаем влюблены в Цуруми вплоть до совсем клинических выходок. Вакаяма с Накадзавой и О-Гин с Сакамото тоже недалеко ушли.
    • Также, Хэнми испытывал что-то подобное к Сугимото (его-то «запах смерти», в отличие от Умеко, только привлекал). И Шитон по отношению ко всей живой природе.
  • Безумные оружейники — Генерал-лейтенант Арисака Наризоу (его реальным прототипом был Арисака Нариакира). Действительно превосходный оружейник, создающий красивые и практичные, но при этом очень странные и поражающие воображение орудия (один только протез для Никайдо чего стоит). Да и по жизни отличается странностями: часто ведёт себя как гиперактивный ребёнок, своей театральностью нередко переходит грань разумного, то корит себя за то, что его «творения» несут смерть и разрушение и обвиняет Цуруми в лишней жестокости, но минуту спустя уже дружно с ним хохочет.
  • Берегись красных глаз — с фитильком: из-за упора на реализм, по-настоящему красноглазых персонажей здесь, конечно же, нет. Но когда Сугимото впадает в режим берсерка, его огненно-карие глаза начинают гореть красными искрами.
  • Бесполезный парень — с фитильком: парни тут не меньше круты и полезны, но навыки охотника и выживальщика у Сугимото уступают навыкам Асирпы (с оленями у него вообще отдельная песня!), а когда Танигаки с Инкармат и Чикапаси, притворяясь семьёй, искали по всему Хоккайдо группу Асирпы, деньги по пути зарабатывала лишь гадалка, за что матаги получил прозвище «альфонс».
  • Бета-пара — кроме альфа-пар Сугимото+Асирпа и Танигаки+Инкармат, есть также Сакамото+О-Гин (как ни странно, у них всё очень гармонично и взаимно, хотя и страстно) и Чикапаси+Эконока. У животных тоже есть пары: Ретар со своей волчицей и Рю с ведущей собакой из упряжки Эконоки.
  • Бетти и Вероника — Умеко и Асирпа для Сугимото, с очень интересным зигзагом. Нежная и кроткая ямато надэсико Умеко хранит верность мужу даже после его смерти, а ранее говорила, что если Сугимото придёт отвоёвывать её у Тораджи и победит, то она всё равно убежит и вернётся к нему. А вот боевая Асирпа, которой чужды патриархальные устои и гендерные стереотипы, едва ли не вешается ему на шею, хотя и троллингом не брезгует.
  • Бисёдзё — Асирпа. Как и с другими анимешными типажами в этой манге, подход нестандартный.
  • Бисёнэн — пусть и с оговорками, но Хиджиката в молодости под троп попадал. При том, что некоторыми чертами он походил на Сугимото — выраженного ГАРа. А вот Эдогай — уже без оговорок, да ещё эпизодические персонажи Мисима и Кантароу.
  • Благородный волк — Ретар, белый волк Асирпы, который не раз появлялся вовремя и спасал свою хозяйку (ну, как хозяйку… Ретар — не домашний пёс, так что скорее подругу) и её спутников от верной гибели. Последний представитель своего вида… или, судя по его потомству — не последний. Когда Ретар покинул Асирпу (а случилось это в аккурат после гибели её отца), та окончательно замкнулась в себе и оттаяла лишь после того, как встретила Сугимото.
  • Боевая гимнастика — ею мастерски владеет Който (ничего удивительного!), да и Усами с Цукишимой не промах. Сугимото тоже, несмотря на то что шкаф, но полагается, в основном, на штык и грубую силу.
  • Боевой садомазохист — Майхару. Ему в кайф мутузить других, но и сам он тащится, когда получает по щам от действительно сильных противников.
  • Бой-баба — О-Гин и София. Последняя так вообще, амурского тигра на скаку остановит…
  • Бой-девка — Энонока ещё маленькая, но уже проявляет черты бой-девки. Недаром Сугимото в режиме берсерка называет её «Асирпа».
  • Боевая пара — Сугимото и Асирпа, а также злодейский вариант — Кейчиро Сакамото и О-Гин. Ну, ещё и смешная гей-пара двух якудза, да и Чикапаси с Энонокой постепенно срабатываются в полноценную боевую пару.
  • Боевая подружка — что Асирпа, что О-Гин за своих возлюбленных целую дивизию солдат зубами загрызут.
  • Бокэ и цуккоми — Който и Цукишима. Просто Който и Цукишима.
  • Бонни и Клайд — О-Гин и Сакамото.
  • Борец за нравственность — писательница Елена Одинокова в эссе о том, как аниме и японская культура в целом промывает мозги молодёжи (особенно выносит утверждение, что от аниме до антиправительственных митингов один шаг), упомянула и Golden Kamuy, обвинив шоу в пропаганде реваншизма, русофобии и нагнетании Курильского вопроса. Цитата: «…хороший японец Сугимото боролся с ужасными русскими варварами, выкалывая им глаза и кромсая их штыком» и «Каждый взрослый русский знает о геноциде айнов, который японцы устроили на тех самых Курилах. Почему же молодежь больше верит японским аниматорам, чем русским историкам? Почему студентов не смущает, что в японском мультике выкалывают глаза русским? Видят ли студенты в любимом аниме очевидную нелюбовь к собственному народу? Где их чувство собственного достоинства?». Очевидно, дальше первой серии г-жа Одинокова не осилила, потому что потом раскрывается, что Сугимото видел русских как безликую толпу врагов не из-за ненависти, а из-за тяжёлой формы ПТСР, к тому же, он антигерой (как почти все основные персонажи, с сильным упором на «анти-»). И сами русские в произведении показаны по-разному: не лучше и не хуже других народов. Да и прямым текстом сказано, что Асирпа и её народ страдали от политики насильственной японизации. К слову, в российских школьных учебниках ни про айнов, ни про историю Японии зачастую никакой внятной информации нет.
  • Бригада амазонок — женщины из захваченного бандитами котана (только в манге, в аниме этот эпизод опустили). С фитильком, ибо осмелели они только когда герои раскусили «лже-айнов» и взяли ситуацию под контроль.
  • Брутальный хайер — Кироранке (ему положено, он же айн ну, то есть, косит под айна) и Хиджиката (шевелюру, по всей видимости, отрастил за годы заключения в Абашири).
  • Буйный силач — Ушияма и Сугимото, если кто-то угрожает Асирпе. После ранения в голову появились тревожные звоночки: он стал впадать в неконтролируемый режим берсерка почти на ровном месте.
  • Буревестник фанатского сообщества — к свежим главам им стал Огата. Одни считают, что котик уж совсем зарвался и желают ему скорейшего выпила. Но, как ни крути, он всё же невероятно любим в фэндоме (ещё бы — второе место по популярности после Сугимото!), да и немалая часть пытается натянуть на него кожаные портки. Остальные же просто надеются, что Нода не сольёт интересного и харизматичного персонажа бездарным способом. Да и не только его — в 186 главе по офигенно тонкому льду в прямом смысле слова ходит добрая половина полюбившихся героев).
  • Великолепный зверь — Ушияма подходит буквально по всем пунктам: тут и зашкаливающие физические параметры, и необузданный характер и гиперсексуальность, вкупе с полным отсутствием комплексов. При этом, как ни странно, друг детей и взаимно привязался к Асирпе. Хиджиката даже подсвечивает троп в диалоге с Нагакурой.
    • Нихэй в ту же степь. Зверь хоть и престарелый, но всё ещё мощный. Ведёт уединенный образ жизни в горах, промышляет охотой на медведей, в итоге одичал на столько, что уже мало чем напоминает человека, часто ведёт себя как грубый дикарь (не теряя великолепия). При всём при этом, сумел наставить Танигаки на путь истинный.
  • Вечный ребёнок — Шираиши. У Сугимото тоже есть склонность, но в гораздо меньшей степени — увы, смерть родителей, статус изгоя и источника неприятностей в родной деревне и война поотбили стремление чудить и дурить. Но после встречи с Асирпой на глазах отошёл.
  • Визуальная отсылка, Оммаж, Перекличка, Пасхальное яйцо — Сатору Нода явно решил догнать и перегнать Хирохико Араки! Манга пестрит интересными (но не кричащими) отсылками и оммажами к знаменитым японским и западным фильмам, произведениям искусства, книгам, журналам, музыкальным альбомам, историческим личностям, манге Суэхиро Маруо и даже собственному прадедушке. И да, «джоджо-референс» здесь тоже есть: в одной из глав Сугимото в боевом запале кричит «ORAORAORA!»
  • Влюбиться в сестру друга — бэк Танигаки завязан на трагической истории любви его лучшего друга и младшей сестры Фуми.
  • Возлюбленная-трикстер — Асирпу и Инкармат читатапом не корми — дай подурачить Сугимото и Танигаки!
  • Война — это круто — в представлении Който. Когда Цукишима, чтобы успокоить старшего по званию, принёс ему свою фотографию с Цуруми ещё до травмы, Който ужасно пожалел, что не попал на войну. От таких заявлений даже Цукишима, с его-то извечной мордой кирпичом, взглянул на Който, как на умалишённого. Более того, он и правда мечтает, чтобы скоро началась война, и он оказался в окопах вместе с любимым. Что характерно, те, кто действительно воевал, придерживаются диаметриально противоположного мнения.
  • Возьми себя в руки! — Сугимото долго не мог добить подстреленного им ранее оленя из-за психологического триггера, а потом и вовсе чуть не впал в ангст. Спасла его от болезненного самокопания Асирпа, заставив засунуть руки в тушу оленя со словами: «Чувствуешь его тепло? Его смерть не была напрасной: он отдал свою жизнь, чтобы выжили мы!».
    • Там же Майхару. Одними лишь словами не только вывел Сугимото из режима берсерка, но и предотвратил переход горизонта отчаяния.
  • Волосы цвета воронова крыла — Инкармат (гадалка и фемм-фаталь же!), Асирпа (у неё просто преобладает в гамме синий) и Огата с Кироранке (хитрость и скрытность).
  • Временный союз — Сугимото соглашается сотрудничать со спасшим его и добрую часть команды Цуруми, чтобы тот помог ему вернуть Асирпу, которую в Абашири увёз на Сахалин вместе с Огатой и Шираиши Кироранке.
  • Всё пошло слишком так — Секия действительно купился на уловку Кадокуры, намеренно разыгравшего перед ним бездарную ловушку, и бросился к противоположному берегу озера, где и засел Киравус. И надо же было Ушияме как раз в то самое время и в том самом месте очухаться от алкалоида и вынырнуть из полыньи!
  • Все цвета спектра — в манге есть место и всестороннее добрым и правильным персонажам (Асирпа, Хучи), и вполне положительным, но натворившим дел в прошлом (Сугимото, Танигаки), и симпатичным читателю антигероям (Шираиши, Ушияма), и опасным, но притягательным натурам с далеко идущими планами (Хиджиката, Ноперрабо/Вилк), и жестоким отморозкам, все же нелишенным до конца человечности (Нихэй, Огата), и мутным личностям с непонятными целями (Кироранке, Инкармат), и военным социопатам с протекающей крышей (Цуруми и многие его подчинённые), и честным служакам, просто исполняющим приказ (Цукишима, Нагакура) и напрочь отбитым маньякам (Хэнми, Ясаку, Иенага), умеющим, однако, держать «хорошую мину».
  • Воспитан бабушкой и дедушкой — Асирпа и Огата.
  • Вояка и дипломат — Цуруми недаром специализируется на расследованиях, аналитике и сборе информации, а в молодости вообще шпионом был. Полезных ему людей он вербует, играя на их чувствах и слабостях, убеждая, завоёвывая их преданность, предлагая им сделки, от которых они не смогут отказаться. «Чёртов соблазнитель» — отмечает эту его особенность Огата.
    • Майхару тоже, правда скорее «боец и дипломат». Любитель мордобоя, но при этом сумел успокоить потерявшего над собой контроль Сугимото одними словами.
  • Вторая любовь — Асирпа становится такой для Сугимото. До неё у него была только подруга детства Умеко и жена его погибшего боевого товарища Тораджи.
    • Танигаки для Инкармат. А её первой любовью (также с детства) был Вилк.
  • GAR — Сугимото просто эталон тропа, Танигаки тоже ходит неподалёку. Но, пожалуй самый ГАРный здесь — постаревший Тошидзо.
  • Генерал Горлов — по официальной версии, таким был генерал Койдзиро Ханадзава, загубивший больше 10000 солдат в самоубийственных атаках, потому и покончил с собой после войны, не выдержав позора (На самом деле нет). Но отец Който, адмирал флота, с которым они были дружны, в эту версию слабо верит, и склонен полагать, что Ханадзаву просто выставили козлом отпущения. Так что доподлинно неизвестно, действительно ли он бездарь и самодур, или же это была очередная интрига Цуруми и Огаты, чтобы поставить во главе дивизии свою марионетку.
  • Генерал Потрошиллинг — Цуруми только старший лейтенант, но с далеко идущими планами. Его покровитель генерал-лейтенант Арисака тоже имеет такие черты.
  • Герой и его X — арка про превратившегося в зомби под воздействием алкалоида Секии Ушияму и затравленного богатого мальчика Тиётаро пародирует такие произведения, а конкретно — мультфильм «Стальной гигант».
  • Гладить собаку — Цуруми, зная по перехваченным телеграммам, что Хучи серьёзно тоскует по Асирпе и может умереть, подкидывает ей новорождённого сына О-Гин и Сакамото, чтобы у неё снова появился стимул жить. И ведь помогает!
  • Глубокие тёмно-синие глаза — Асирпа и её отец Вилк. Их глаза также имеют и зеленоватый оттенок.
  • Говорит загадками — Инкармат. По большей части напускает туман для соответствующего имиджа, но даже при таком раскладе, поверьте, прислушаться к её словам стоит — в этом тумане часто слышен звук затвора чеховского ружья.
  • Головоломка мадам Петуховой — Цуруми специально заказал у Эдогая поддельные кожи, чтобы запутать остальные группы клаидоискателей. Как это аукнется, пока неизвестно: с Сугимото пока договорились, а Кироранке (да и сам Цуруми) предполагает, что если Асирпа вспомнит шифр, то и все кожи собирать не понадобится.
  • Горизонт отчаяния — Асирпа пересекла его в тот момент, когда Ретар, услышав на охоте волчий вой, покинул её, а случилось это в аккурат после известия о гибели её отца. После этого девушка окончательно замкнулась в себе и забыла ключ к золоту, ведь он связан с волками и айнским именем Вилка. Оттаяла лишь после встречи с Сугимото.
      • Второй раз для неё горизонт наступил, когда узнала о гибели Нопперабо и Сугимото в Абашири.
    • Танигаки не так добила смерть родителей, как гибель сестры и предательство (как он сам тогда считал) друга.
    • София впала в отчаяние и отказалась от счастья с Вилком, потому что винила себя в гибели дочери Цуруми.
    • «Тораджи… Умеко… Асирпа… Асирпа! Я БЕСПОЛЕЗЕН!»
  • Горячие источники — герои отправились на горячие источники, прослышав, что в тех краях орудует банда слепцов под руководством Тони Андзи — обладателя заветных татуировок. Эта банда напала на мужскую часть команды прямо во время купания, так что сражаться пришлось в кромешной темноте, без оружия и в чём мать родила. Совместными стараниями Асирпы, пёсика Рю, Сугимото и предусмотрительно державшего винтовку под рукой Огаты Андзи и его подельников загнали в угол, остальные же дружно превратились в балласт, а кавалерия в лице Ушиямы и Хиджикаты особо не понадобилась.
  • Господа, это символично! — то и дело мелькает, какие-то из символов аукаются, а какие-то ничего не значат и персонажи сами себе накрутили.
    • Молодой Хиджиката на фотографии очень похож на Сугимото, только без шрамов. А Тони Андзи даже подсвечивает, что их голоса похожи. Учитывая, какую именно роль Вилк и Кироранке готовили для его подруги, это что-то да может значить.
    • Во время первого столкновения с Огатой, Сугимото говорит ему, что делает всё не ради денег, а ради любимой, подразумевая вдову погибшего товарища Умеко. Уже в другой раз, он снова в битве вспоминает Умеко, но её лицо тут же вытесняет образ Асирпы, которую он зовёт.
    • В сцене-пародии на «Тайную вечерю» Асирпа занимает место Иисуса Христа. А теперь вспомните слова Инкармат о том, что один из её спутников предаст её. Так вот, на месте Иуды Искариота сидит приказавший убить её отца, пока тот не выдал Сугимото нечто важное, и сманивший её Кироранке. Заодно подчёркивает мессианскую роль девушки, ведь Вилк завещал всё золото ей и воспитал её такой крутой для того, чтобы она в будущем возглавила восстание коренных народов Хоккайдо и Сахалина (Карафуто) против японцев.
    • Пересекающий лицо Сугимото шрам очень похож на такой же у Вилка (а ещё на выступившую на гадательной кости в деревне ороков трещину, означающую смерть). А ранения в голову он начал носить пластину, как Цуруми. Ликвор у него тоже вытекает
  • Грустный клоун — именно в это превратился после многочисленных пыток и увечий Никайдо. Частично конечности ему восстановили, но вот рассудок к Кохэю так окончательно и не вернулся. О себе он говорит то в третьем лице, то от лица покойного близнеца Юхэя, да и ведёт себя странно — пеленая младенца надевает ему подгузник на голову. Если раньше Никайдо был неприятным типом, то теперь без слёз не взглянешь!
    • Да и Кадокура тоже. Обычно он ненамного более комичен, чем тот же Никайдо или Шираиши. Но когда он говорит Киравусу о своей нелегкой участи, вид у него становится откровенно печальный.
  • Гурман-порно — манга пестрит подробными рецептами приготовления национальных блюд, а уж от одних описаний употребления слюнки потекут! Недаром проголодавшиеся зрители и читатели прозвали тайтл «кулинарным шоу». «Они только убивают и жрут!»(с)
  • Гурман-гуро — тоже встречается, хотя и реже. Асирпа, как и другие айны, из-за неприглядной консистенции считала мисо навозом, пока не попробовала. А вот для японцев наоборот, уж слишком экстремальны некоторые айнские блюда, вроде сырого фарша или мозгов — как «изнеженные сисамы» кривляются, не смея отказаться, когда Асирпа от всей души предлагает им очередной деликатес, надо видеть (а с Огатой она вовсе не церемонится, и просто запихивает ему всё прямо в рот)!
    • Зигзагом: мать Огаты постоянно готовила набэ (жаркое) из удильщика, потому что однажды её любовник похвалил её готовку, и она надеялась, что однажды он вернётся ещё раз попробовать. Не то, чтобы Огате не нравилось, но есть это каждый божий день чувствовалось именно как сабж.
  • Гэнки — гендерные инверсии с Шираиши и Чикапаси. Их вообще ничто не заставит потерять жизнерадостный, беспечный и энергичный (другим на беду) настрой! И Усами тоже, правда, у него немного своеобразная весёлость и активность.
  • ГЭС — Кохэй впал в него, когда узнал от Цуруми о «смерти» Сугимото. Просто закрылся одеялком, наотрез отказываясь вылезать (если только не слышит про морфий).
  • Дать герою своё имя — не совсем своё, но прадедушку Ноды (тоже, кстати, ветерана Русско-японской войны) звали Сайчи Сугимото, правда, его имя записывается другими кандзи. Но, как утверждает сам мангака, на имени сходство и заканчивается.
  • Девственность — это сила — японские солдаты верили, что девственники неуязвимы в бою, поэтому почётную должность знаменосца поручали именно невинному юноше. Но Огата на собственном единокровном брате этот миф опроверг — пуля из «Арисаки» оказалась эффективнее.
  • Девушкам нравятся хорошие парни — сначала Инкармат, как ей и поручил Цуруми, планировала просто соблазнить Танигаки, но прониклась его добрым и чистым сердцем и сама в него, в итоге, влюбилась.
  • Деревня со зловещим секретом — история знакомства с Киёхиро Судзукавой в манге. По пути к очередной родственнице Хучи, группа Сугимото заглядывает в один котан. Первой, что что-то в этой деревушке не так, догадалась воспитанная в айнской культуре Асирпа, а понял её намёки лишь Огата. И сколько они не пытались втолковать остальным (порой совсем уж грубыми методами), никто ничего не заподозрил. Пока Асирпа не пропала, а «айн» не сказал, что она «с удовольствием учится прясть». Вот тут-то Сугимото в ярости и выдал всем живительных. Может, он и не силён в айнской культуре и не соображает так быстро, зато точно знает, что его подруга ненавидит рукоделие!
  • Детская неуязвимость — ни Асирпа, ни Чикапаси с Энонокой пока что не получили и царапинки, хотя не раз попадали в кровавую баню (последнюю так вообще серийный убийца в заложниках держал!). С новорожденным сыном О-Гин и Сакамото тоже всё закончилось благополучно — в 7-ой Дивизии хоть и все поголовно отбитые, но не настолько же! А вот с дочерью Цуруми Ольгой аверсия — правило драмы оказалось сильнее и шальная пуля убила её с матерью навылет
  • Диссонирующее спокойствие — Хиджиката и Огата. Невозмутимы как пульс покойника в любой ситуации!
    • Цукишима тоже, пополам с каменным лицом. С другой стороны — в той психбольнице, что представляет из себя Седьмая Дивизия, с другим настроем долго в адеквате не протянешь.
  • Добродушный толстяк — директор цирка «Ямада». При этом он (как и Цуруми в прошлом) является Японским шпионом в России, и сумел навести группу Сугимоьо на след Асирпы.
  • Достойный противник — Майхару считает им Ушияму (единственного, кто почти всегда побеждал его в рукопашных схватках), а позже и Сугимото.
    • Русский снайпер Василий для Огаты.
    • Для Сакамото таким оказался Който («Ты первый, кто заставил меня так побегать»)
  • Драка едой — в таверне Който выплеснул на Сугимото стакан брусничного вина за то, что тот сделал ему замечание и обозвал «идиотом». Сугимото же, легко теряя самообладание после ранения в голову, заехал стаканом Който в лоб. От побоища ситуацию спасла хозяйка таверны, заявив, что видела девушку-айнку.
  • Драматическая смена причёски — дезертировав (и от Цуруми, и от ренегатов), Огата отрастил волосы и постригся под андеркат. Как пояснил мангака, в знак того, что он теперь чувствует себя свободным.
  • Друг детей — у Танигаки просто талант притягивать к себе малышей (в хорошем смысле!). Осома и Чикапаси его обожают, правда, последнему нравится играть с ним и Инкармат в семью от невыносимого одиночества и отчаянной жажды привязанности.
    • Как ни странно, Ушияма. Асирпа так привязалась к «Письке-сэнсею», что постоянно сидит у него на плечах и даже спит под боком!
      • Хучи же! Дети для неё — подарок богов, и ей нет разницы, чужие они ей или свои и даже сколько им лет, поэтому она за них одинаково считает и Асирпу, и Танигаки.
  • Дружеское интимное щупанье — пародия на заезженный фансервисный троп была бы неполной без фирменного юмора. Герои впятером (все мужики) спрятались от нашествия саранчи в пристройке, а Шираиши некстати приспичило пожрать. Благо, у Танигаки с собой было мясо калана (морской выдры), которое ему с Инкармат отдал охотник. Только вот не зря он его предупредил, чтобы они готовили его, когда останутся вдвоём, потому что это мясо — сильнейший афродизиак. Не успела компания его сварить, как всех разом повело: сначала раздели догола и мимоходом облапали выпавшего от перевозбуждения в астрал Огату, а потом сами обнажились, потеряли контроль и устроили…состязание сумо!
  • Душегрейка — особенно приятно, когда она исходит от персонажей, от которых меньше всего ждёшь чего-нибудь лампового!
  • Его хотят даже парни — Цуруми. Който, Усами и Эдогай в один голос это подтвердят! А также Танигаки с педалью фарса в пол.
    • Накадзава и Вакаяма поцапались из-за ревности к Шираиши: «Видел я, как ты на задницу этого лысого пялился!»
  • Единственный нормальный человек — в ставке лейтенанта Цуруми из оставшихся в живых и преданных ему людей адекватным поведением отличается только Цукишима. Остальные — фрик на фрике фриком погоняет: до безумия (это надо видеть!) влюблённый в обожаемого лейтенанта истеричный Който, повредившийся разумом наркоман Никайдо да и сам психопат Цуруми с подтекающими в буквальном смысле мозгами!
    • В основных группах кладоискателей меньше всех тупят и наиболее вменяемы Асирпа и Огата. Первая просто неведомым чудом осталась самым светлым и необременённым тараканами в голове человеком, хотя успела настрадаться не меньше остальных. А вот с Огатой даже не подвыверт, а целый тройной тулуп. Первое время он производит впечатление хоть и беспринципного, но рассудительного и прагматичного человека (например, отказывается от бессмысленных убийств), чей цинизм и расчётливость на практике оказываются чрезвычайно полезны: никакими высокими идеалами он не обманывается, на «благородную кровь» ему плевать, наполеоновских целей не ставит, да и Цуруми с Хиджикатой едва ли не открытым текстом заявляет, что их планы, мягко говоря, утопичны. Жирные намёки на то, что Огата не просто козёл, а у него именно с головой не всё в порядке, начинаются в Барато. При этом подозревать психа в нём начинаешь в последнюю очередь. Он не буйный, как Сугимото или Цуруми, не пытается казаться милым, как Эдогай с Усами, и, в отличие от Кироранке не косит под своего в доску — наоборот, держится отстранёно и надменно. Да и в команде от него вреда нет, разумеется, до тех пор, пока ему там выгодно работать. Но Асирпа из лучших побуждений случайно поковырялась в его застарелых комплексах, повторив ненароком линию поведения (даже жесты и их контекст) его единокровного брата Юсаку, который зашёл слишком далеко, за что и поплатился жизнью. Точный момент слёта с катушек выделить сложно, однако распрощался со своей крышей Огата уже давно и насовсем. Причём старые бзики никуда не деваются, а копятся как снежный ком, доведя ситуацию до леденящего душу психологического звиздеца.
    • Тиёко, любовница Синпея Хидоро. Не просто нормальная, но и самая чистая и добрая среди кровожадных придурков из Барато. Сам Синпей тоже мог бы подходить, не будь он таким наивным и безвольным.
  • Если с тобой, то я не против — Ушияма на трезвую голову только по девочкам, но, судя по всему, готов закрыть глаза на то, что Иенага — «принцесса с сюрпризом».
  • Желудочная рота — 7-ая Дивизия, сферический пример в вакууме. После войны из-за головотяпства командования (впрочем, есть версия, что генерал Ханадзава был не таким уж бараном, а сделать из него козла отпущения было планом Цуруми) её заклеймили позором, так что теперь они переживают тяжёлые времена. В генеральном штабе у Цуруми, благодаря интригам, шантажу и махинациям всё схвачено — командир их полка Йодогава блеет и мнётся перед одним только младшим лейтенантом Който, пока замаскированный под Инудо мошенник ему замечание на этот счёт не делает. Цуруми готовит военный переворот и тайно закупает оружие у американцев, да и против него самого назревал заговор, правда, развалился под собственным весом. Дезертируют оттуда гурьбой, как ренегаты, так и те, кому просто в армии надоело, а вменяем лишь один Цукишима. Правда, порой забивает на субординацию (в переводе эта особенность пропадает, но в манге он использует конструкции, неприемлемые при обращении к старшему по званию), но с Който иначе никак, так что Цуруми на это закрывает глаза. Что характерно, ничто из вышеперечисленного не мешает им быть невероятно крутыми.
  • Жуткая кукла — «семейство» Эдогая (он их воспринимает как живых людей и даже разговаривает с ними, благо, Цуруми смекнул в чём дело и помог ему их «убить»), как и его в прямом смысле умопомрачительные костюмы. А вот чучела животных у него действительно классные.
  • Жуткий доктор — Иенага, пополам с соседним тропом. Она и правда гениальна, раз самостоятельно сделала себе коррекцию пола и сложную пластику до кучи (за добрый десяток лет до того, как такие операции наловчились делать), да ещё и выходила Сугимото после пулевого ранения в голову, но отморожена наглухо — недаром одной из моделей для неё был небезызвестный Ганнибал Лектер!
  • Жутко мило — Усами не первый красавец (есть, с кем сравнивать), но чертовски милый: кукольное личико с кроличьими чертами, родинки на щеках, звонкий голос и поведение пугливого зайчонка. Только вот этот зайчонок ещё и до жути силён, хотя по виду и не скажешь, хладнокровен и жесток в бою, склонен к садизму и напрочь отбит кукухой на почве обожания старшего по званию. Да и в его симпатичности есть что-то неуловимо-зловещее — то ли из-за безукоризненной, нечеловеческой симметрии, то ли из-за странной мимики.
  • Жгучий брюнет — в принципе, они там все брюнеты, но Сугимото прямо попадает под троп, ибо GAR подтипа «hot-blooded».
    • И Който, южанин со взрывным темпераментом!
  • Забыли первую встречу — неромантический пример: Сугимото и Танигаки уже встречались во время войны — матаги даже поделился с ним канемоти. Оба этого не вспомнили даже когда Танигаки снова предложил ему канемоти на своём диалекте.
  • Закадровое гуро — сцена в аниме, где медведица «снимает скальп» (отрывает кожу с лица) солдату Седьмой Дивизии. Его фигура затемнена, видны только полные ужаса глаза. Относится только к аниме, в манге эта сцена показана «наживую» и без всякой цензуры.
  • Закадровый момент крутости — то, как именно Седьмая Дивизия расправилась с Цуямой. Со слов Шираиши, это был крайне жестокий заключённый, загремевший в Абашири за убийство 33-х человек. Тем не менее, Цуруми лично его прикончил, после чего срезал кожу, которую с тех пор носит на себе.
  • Заявленная способность — у Огаты настолько хороший слух, что он способен на приличном расстоянии безошибочно определить калибр оружия и пули. Только вот почему-то он им почти не пользуется: приём банды Тони Андзи с прищёлкиванием языком разгадала Асирпа, да и то по чистой случайности, да и ещё раньше в противостоянии с Танигаки не услышал приближающегося бурого медведя.
    • Известно, что Сугимото прекрасно владеет кэндо и дзюдо. Но предпочитает, в основном, приёмы а-ля «Халк, ломать!» и «рублю дрова в деревне».
  • Зло с женским лицом — О-Гин, в варианте сексуальной злодейки, и глава клана Хидоро. На контрасте с предыдущей, не только мерзкая и малоприятная бабища, но и мать-тиранша, затюкавшая Синпея. О-Гин же за своего ребёнка готова рвать не меньше, чем за мужа.
  • Зловещие близнецы — Кохэй и Юхэй Никайдо, братья-близнецы из Седьмой Дивизии. Весьма неприятные личности как внешне, так и внутренне. На момент действия в живых остался только Кохэй, Юхэя убил Сугимото (и было за что), и теперь Кохэй хочет отмстить ему.
  • Знахарская припарка — Асирпа владеет навыками народной медицины.
  • Зоофил — натуралист Анехата Шитон любит природу в физическом смысле. Деревья он тоже любит. Что характерно, главы с ним — самые смешные!
  • Игра в ядик — Вайчиро Секия, татуированный заключённый, эксперт в ядах и любитель испытать удачу. Косплеит антагониста из книги Конан-Дойла «Этюд в багровых тонах», предлагая своим жертвам лично выбрать пилюлю с ядом или без.
  • Избалованный ребёнок — Който, причём даже Цуруми его явно балует, раз позволяет закатывать сцены в своём присутствии. Отец-адмирал специально упросил его отправить отпрыска на Карафуто, чтобы набрался ума-разума. Что характерно, избалованность вовсе не мешает Който быть крутым, да и сам по себе он не такой уж и плохой.
    • Подсвечено Цукишимой: когда он обнаружил, что к ним прибились Чикапаси и Рю, то печально вздохнул и сказал: «Мне тут и одного ребёнка хватает».
    • Там же Тиётаро, богатый полненький мальчик, над которым из-за зазнайства издевались бедные ребятишки. Дружба с Ушиямой-Обенчо его не особо перевоспитала, зато задирать прекратили.
  • Изменился за лето — Огата, вместе с соседним тропом. В детстве и в годы службы обладал вполне приятной внешностью, но из-за немигающих тёмных глаз без бликов и безэмоционального выражения лица бродил где-то рядом со зловещей долиной (однако до близнецов Никайдо ему в этом плане всё равно как до Плутона на керосинке). Зато после травмы и дезертирства (читай, обретения внутренней раскованности) стал красивым уже без зловещих черт особой, яркой и интригующей «кошачьей» красотой. Всего-то и нужно было — сменить причёску и улыбнуться! И шрамы нисколько не портят, а наоборот, дополняют образ.
    • Да и Танигаки, пока не вылечил ПТСР и не превратился обратно в матаги, был непримечательным лохматым солдатиком, зато потом даже выглядеть стал старше своих лет. Не иначе как постиг мудрость стояка, по заветам Нихэя ;)
  • Изнасилование — это весело — то, как сильно Анехата Шитон любит всё живое, надо просто видеть. Даже умер с членом внутри медведя — инфаркт от напряга хватил. От радости и сердце встало, как говорится!
    • И лучше вам не попадаться на глаза Ушияме, когда он в состоянии «сексуального голодания». Под раздачу может попасть абсолютно любой, независимо от пола и возраста.
  • Из силовиков в бандиты — по факту, из Сугимото, Танигаки, Огаты и Кироранке получилось именно это. Правда, двое первых сейчас с этими силовиками временно сотрудничают.
  • Инженю — забойная гендерная инверсия и пародия на типаж милой инженю с большой грудью в лице Танигаки. Точнее, с «бара-сиськами», как шутят фанаты.
  • Инстинкт старшего брата — какими бы неприятными личностями близнецы Никайдо не были, их крепкая и самоотверженная братская любовь вызывает лишь восхищение. Педаль в пол: Кохэй настолько привязан и тоскует по близнецу, что после его смерти и слёта с катушек считает себя Юхэем и Кохэем одновременно.
    • Юсаку Ханадзава, хотя по факту и младше (ненамного) Огаты, заботился о нём именно как старший брат. Ничем хорошим для обоих это не закончилось.
    • Учитывая, что Танигаки считает себя ребёнком Хучи, Асирпа и Осома ему и есть приёмные сёстры.
  • Весьма наглая исландская правдивость звучит из уст Огаты, когда он пытается выведать у Асирпы код к золоту (который девушка уже разгадала). Раскрыл ей о причастности Кироранке к стрельбе по Нопперабо и Сугимото, при этом о том, что стрелком был он сам — ни слова. С другой стороны, говорит он это, чтобы узнать ключ к золоту, при этом не навредив Асирпе, и не встретившись с мстительным Сугимото.
  • Каждое утро делает зарядку — утренняя зарядка Ушиямы больше похожа на адские тренировки: он таскает 60-килограммовый мешок риса, ломает деревья, а после такого у него пробуждается зверский сексуальный аппетит. Для Майхару мордобой — не только физкультура, но и стиль жизни. Сугимото владеет дзюдо и кэндо, да и Цукишима с Който на самом деле мощные (а у последнего ещё дзиген-рю).
  • Какая отвратительная рожа! — представители обоих преступных кланов в Барато уродливы просто до гротескности. Кроме Синпея Хидоро (и то, потому что мать зачала его вне брака) и его любовницы Тиёко — у них внешность если не приятная, то вполне обычная.
    • Сугимото именно так реагирует, увидев близнецов Никайдо. Правда, не то, чтобы они были совсем уж страшные, скорее, ближе к другому тропу.
    • У монахини Миядзавы тоже та ещё физиономия.
  • Какие красивые глаза! — Асирпа и так красивая девушка, но вот её прекрасные, синие с зеленцой глаза отмечают в первую очередь. А некоторые настолько восхищены, что и вырезать готовы.
  • Какой ни есть, а он за нас — в общем-то, все команды кладоискателей практикуют такой подход вместе с тропом Наш сукин сын. Подсвечивает сам Хиджиката: «Среди нас нет союзников и врагов, мы просто делимся информацией».
  • Камень на шее — Шираиши доставил немало хлопот командам своим хроническим раздолбайством. Его бы давно скинули, но где-то совесть не позволяет, где-то сам увязывается, да и его способности к побегам тоже порой могут пригодиться.
  • Каннибальское бессмертие — один из заключённых Абашири разделывал на части других людей для возвращения себе молодости.
  • Канонический шиппер — Шираиши называет Сугимото и Асирпу «женатой парочкой». А Хучи, бабушка Асирпы, просит Сугимото жениться на ней, когда та подрастёт, потому что с её свободолюбивым нравом она не найдёт себе мужа среди айнов.
    • Чикапаси регулярно шипперит Танигаки и Инкармат, к которым привязался, а порой переходит и к решительным действиям, если вдруг кто-то начинает поползновения на его любимый пейринг. Очень наглядно. Да и Асирпа ехидно замечает про этих двоих: «Эй, почему вы просто не поженитесь?»
    • А ещё Шираиши замечает, что Ушияма хорошо смотрится в паре с Иенагой интересно то, что Иенага (вроде как) биологически мужчина (или раньше им была) и это известно им обоим.
  • Кающийся грешник — Сугимото ловит флэшбэки об убитых им в Русско-Японской. Танигаки долго корил себя за то, что не смог спасти младшую сестру Фуми. Юичиро сожалеет о своём прошлом в Бакумацу, поэтому хотел всю оставшуюся жизнь «прожить, как человек». София не смогла просить себя за смерть жены и дочери Цуруми, поэтому не отправилась в Японию вместе с Вилком и Юлбарсом.
  • Клёвая старшая сестра — Чикапаси называет Инкармат «старшей сестрой, которая разрешает трогать её грудь», хотя она ему в матери годится (но на героическую маму пока не тянет). И Асирпа для Осомы и всех ребятишек из её котана.
  • Кнопка берсерка — если хоть один волосок упадёт с головы Асирпы и Сугимото об этом узнает, можете заворачиваться в саван и самостоятельно топать на кладбище!
    • Если уж используете винтовку вместо дубины, то потрудитесь, чтобы это варварство не происходило на глазах Огаты!
    • Никогда, никогда не трогайте бромидную фотографию Цуруми — поверьте, одной истерикой Който на этот раз дело не ограничится.
    • И он же в 189 главе: «КАК ТЫ ПОСМЕЛ ТРОНУТЬ МОИХ ПОДЧИНЁННЫХ!»
  • Командная мама — Асирпа относится к своим спутникам, как к детям, и даже кормит их (взрослых мужиков-то!) мозгами с ложечки. А самое «страшное» наказание: «Вот обидится Асирпа и больше не будет угощать мозгами!». Ну и София для остальных заключённых в тюрьме.
    • Если Цуруми, несмотря на все странности, всё же настоящий отец солдатам, то забота Цукишимы именно что материнская: и с Никайдо он в больнице возился, и Който всегда знает, как успокоить, и даже абсолютно невменяемого Эдогая уболтать может.
  • Концентратор ненависти — хватает здесь и циничных ублюдков и полных психопатов и отмороженных некропедозоофилов, но почти все из них них либо харизматичны, либо берут глубиной образа, либо трагичны, либо, наоборот смешны. Но вот лидеры преступных кланов Барато чисто по человечески мерзкие и отвратительные до тошноты, при этом без единого положительного качества.
    • Но даже они смотрятся блекло на фоне мамаши Эдогая, искалечившей своего сына физически и психически; и отца Цукишимы, доведшего его возлюбленную до самоубийства (по одной из версий — ещё и после неудачной попытки изнасилования). После такого даже история Огаты не выглядит такой уж жуткой (скорее, экзистенциально-безысходной) — его то родителям просто было на него всё равно.
  • Кошколюди — Огата, конечно же! Пародия на троп в реалистичном ключе.
  • Красота остаётся незапятнанной — аверсия. Регулярно кому-то, да мило личико подпортят. Инкармат получила ножом в живот от Кироранке, О-Гин отрубили голову, София на каторге из яркой девушки-дворянки превратилась в кряжистую здоровенную бабищу, Цуруми был импозантным мужчиной, но после ранения выглядит так, будто из фильма ужасов сбежал. Гендерная инверсия с Хиджикатой: других мужских персонажей регулярно превращают в пыльно-кровавую отбивную, а он после побоища всегда свеж и бодр. И вот его как раз десятилетия тюрьмы нисколько не испортили.
  • Красивый — не значит хороший — О-Гин, да и Сакамото тоже. Эдогай и Иенага (на настоящий момент) тоже обладают довольно приятной внешностью.
  • Команда предателей — Кироранке приказал примкнувшему к нему Огате застрелить Вилка и Сугимото, чтобы отколоться от основной группы и увезти Асирпу в Карафуто, ранее Огата и Танигаки дезертировали из 7-ой дивизии (первый потому, что участвовал в заговоре против Цуруми, а у второго прошёл ПТСР и он вернулся из солдат в матаги).
    • В 7-ой дивизии назревал раскол, но заговор раскрыл… развалился сам собой: Огату Сугимото с Асирпой мимоходом вывели из строя, капрала Тамая и его людей разорвал в тайге медведь-шатун (опять же, не без непосредственного участия Сугимото), а Никайдо, который и к заговорщикам только ради мести за близнеца присоединился, не выдержал пыток и повернул обратно. Благо, у Цуруми нашлось, чем сманить.
  • Королева бреется/трап — хозяйка гостиницы Кано Иенага, привлекательная женщина средних лет, оказалась мужчиной И одним из заключённых Абашири. Впрочем, тут не вполне ясно, действительно ли старик-доктор поменял себе пол хирургическим путём, использовав части тел убитых им, или это просто камуфляж.
  • Коронная фраза — Сугимото: «Я СУГИМОТО БЕССМЕРТНЫЙ!», она же и его мантра выживания. Асирпа: «Хинна! Хинна!» («Вкусно!», «Хорошо!»). Сугимото позже тоже подцепил.
    • Юичиро, перед каждым убийством, восклицает «Tenchu!» (переводится примерно как «Кара Небес»).
    • Който: «ЦУКИШИМААААА
  • КОТ — нет, это вовсе не Огата. И не тот эпизодический сутенёр из ранних глав, что сдал Сугимото, когда тот выспрашивал по городу татуировки. И даже не кошка из дома Эдогая. КОТ, или Коренной Обитатель Тюрьмы здесь Шираиши — сел ещё подростком за мелкую уголовку, и скоро бы вышел или сбежал, если бы не влюбился в монахиню сестру Миядзаву, увидев её со спины. Чтобы найти её, специально попадался полиции, садился в различные тюрьмы и сбегал, оттачивая мастерство в побегах, пока не допрыгался до строжайшей Абашири, где наконец-то нашёл свою любовь. Только вот выглядела сестра Миядзава немного не так, как он себе представлял. Зато, как оказалось, фальшивомонетчик нарисовал её портрет совершенно реалистично.
  • Кошачья пластика и Кошачья улыбка — Огата. «Дикий кот» же, ну!
    • Инкармат улыбается похоже, только улыбка у неё не кошачья, а лисья!
    • А у Усами форма рта и улыбка кроличья.
  • Кругом одни качки — внешность у героев действительно разнообразная и без анимешной вычурности, но вот сложения мужских персонажей это нисколько не касается — все, как на подбор, с настолько рельефной мускулатурой (даже Шираиши, если раздеть, оказывается весьма накачан) что статуи Возрождения блекнут. Будто не по лесам целыми днями бегают, при упоре-то манги на реализм и натурализм! А учитывая, что героев Нода раздевает гораздо чаще, чем героинь, да ещё и не прочь двусмысленно пошутить, то по фэндому гуляют сравнения с жанром «бара», небезызвестными «гачимучи» и другой знаменитой мангой про атлетически сложенных персонажей. Фансервис, такой фансервис.
  • Крутая борода — Кироранке. Педаль в пол: для участия в скачках он побрился, и буквально через пару часов его борода отросла заново! Был бородат ещё в пятнадцать.
    • Хиджиката и Нагакура тоже. Престарелые крутые бородачи.
    • И Нихэй не отстаёт!
  • Крутой козёл — Нихэй одичал на охоте настолько, что человеческую жизнь ни в грош не ставит, и сыплет похабщиной на все 360 градусов. Който запросто подстроит подлянку любому, кто заденет его ЧСВ или повредит бромидную фотографию его драгоценного Цуруми. Про художества Огаты и говорить нечего. Но между тем каждый из них невероятно крут и профессионален.
  • Крутой курильщик — Кироранке не расстаётся со своей трубкой.
  • Крутой шкет — Асирпа. С малых лет ходила с отцом на охоту, приручила легендарного белого волка, мастер ловушек и выживания в полевых условиях, с которым считаются даже взрослые мужчины, потрясающий повар и… Кошмарно осознать, что такой крутой её отец вырастил, чтобы сделать из неё революционерку и айнскую Жанну Д'Арк, не так ли, Сугимото?
    • Да и Чикапаси рядом с Танигаки постепенно поднимает уровень крутизны, и Энонока тоже не промах — умеет управлять собачьей упряжкой, бойко считает на соробане, да и в критической ситуации не теряет самообладания.
    • Огата самостоятельно научился метко стрелять ещё в раннем детстве. Убивать тоже. Да и заставили научиться суровые причины.
  • Крутой в плаще — Огата носит белый плащ с капюшоном. И если зимой такой для снайпера полезен, то вот на кой он ему летом — тот ещё вопрос, демаскирует же! В аниме это подправили: летом плащ зеленоватый.
    • Белая волчья шкура Асирпы тоже сойдёт за плащ.
  • Крутой в дурацком колпаке — Усами выглядит как трусоватый, не блещущий умом фрик. Только вот когда его попытались убить по приказу Инудо, он молниеносно перехватил у одного из нападавших молоток и хладнокровно забил обоих, улыбаясь как маньяк.
    • Что, что говорите, этот неопрятный дряхлый маразматик — Юичиро, лучший убийца эпохи Бакумацу? Да ладно!
    • С прикрученным фитильком и в прошедшем времени: кто бы мог предположить, что скромный фотограф Хасегава Коичи — не кто иной как молодой Цуруми. Да ещё и японский шпион в России
  • Крутой в историческом костюме — Хиджиката носит старинный камзол.
  • Крутой повар — опять же Асирпа. Бой-девка и отличная лучница, но готовит шикарно.
  • Крутой инвалид — Никайдо. После большого количества ранений он едва ли похож на человека, но всё ещё сильная боевая единица. А когда ещё не лишился ноги, голыми руками противостоял Хиджикате с катаной (и если бы не отвлёкся на голос Сугимото, то и ногу бы сохранил). А протез, подаренный ему Арисакой, может стрелять настоящими пулями.
    • Его начальник Цуруми тоже. После ранения в голову у бравого лейтенанта протекает черепушка в самом буквальном смысле слова. Быть крутым это ему не мешает.
    • Тони Андзи, лидер «Слепых бандитов». Как и все из его банды, потерял зрение при работе на шахтах в Абашири. Весьма метко стреляет, научился пользоваться эхолокацией, предпочитает (и умеет) навязывать врагам бой в удобных для себя условиях (т. е. ночью, в кромешной тьме), а в ближнем бою не уступал Сугимото (который был в два раза моложе и крупнее самого Тони).
  • Крутой симпатяга — Асирпа. Милая маленькая девушка-синеглазка, которая прекрасно ориентируется в дикой местности и стреляет из лука (отравленными стрелами).
    • Рю тоже. Да, этот забавного вида пёсик не только способен на след навести, но и медведя загнать, и человека с ружьём быстро и внезапно обезвредить (в чем убедились Сугимото и «Слепые бандиты»). И да, врагов своего хозяина он прекрасно помнит (в чем снова убедился Сугимото на своих пальцах).
  • Крутой с ребёнком — с натяжкой Асирпа и Сугимото (туда же Огата, Кироранке и Асирпа), хотя кто кого ещё за собой таскает. Совсем прямо троп отыгрывается Танигаки и Чикапаси, а уж в арке об экспедиции на Карафуто команда вообще обрастает целым детским садом. Да и Който, особенно в плане мозгов, по нынешним меркам не особо взрослый. А нести за всех ответственность будет кто? Правильно, Цукишима!
  • Куда заводит месть — она же и стала той причиной, которая отдалила Танигаки от родного дома и завела в Седьмую Дивизию. Когда он узнал, что гибель младшей сестры Фуми не была случайностью, и что его лучший друг Кинкичи (её муж) после этого бесследно исчез, поклялся найти того во что бы то ни стало! После чего рассорился с родителями, ушёл из родной деревни, а узнав, что друг отправился на Русско-Японскую, решил сам вступить в армию. В конце концов, таки встретил Кинкичи, когда тот умирал на поле боя от разрыва бомбы. Там он и узнал, что произошедшее с Фуми было продиктовано необходимостью, и она сама попросила о смерти.
  • Кудэрэ — Цукишима, с подвывертом. Он — явный «дэрэдэрэ» (это заметно, когда он показывает свои истинные чувства), но намеренно притворяется кудэрэ ради сохранения ментального здоровья. И всё же искренне предан Цуруми, заботится о Никайдо и присматривает за Който, а не только из-за приказа и долга.
    • Огата, кудэрэ в степени N+1! Очень необычная версия, а заодно и деконструкция образа. На его примере «кудэрэ» — это не только холодность, асоциальность и отчуждённость, но ещё полная беспринципность и проблемы с эмпатией, так что ему ничего не стоит поменять сторону и убивать даже тех, с кем совсем недавно сражался бок о бок. И хотя Огата долгое время умудряется притворяться почти нормальным (буйным психом, как Цуруми или Сугимото, он не предстаёт), чердак у него протекает с малых лет из-за детских психотравм, а тараканы маршируют целой ротой. Пытаясь разобраться, почему так с ним происходит, он вывел для себя целую теорию и из банальной психологической самозащиты цепляется за неё так, будто это ответ вообще на все вопросы на свете. Попытки же чистых и светлых людей, таких как хороший парень Юсаку и хорошая девушка Асирпа, втолковать ему обратное, Огата воспринимает как лицемерие и стремление прогнуть под себя. Но если в команде, ровно до тех пор, пока с ней выгодно работать, от него особых проблем нет, то тех, кто попробует подобраться поближе, беспощадно сшибает летающей крышей.
    • Да и Танигаки тоже, правда, с его-то постоянным смущением и бесхитростностью, он скорее «дандэрэ». Просто посмотрите, как он, чуть что не так, начинает оправдываться, особенно, перед откровенно хохмящим Огатой! Большую часть времени ходит с серьёзной и невозмутимой миной, но при этом его нежность по отношению к Хучи и Осоме сложно не заметить. А когда Ушияма начал подкатывать к Инкармат, никак себя не выдал (к расстройству для Чикапаси), но потом наедине признался, что хотел бы создать с ней пару.
  • Культурный крутой — Цуруми прекрасно играет на пианино, танцует и разбирается в искусстве. Не ожидали, да?
    • И Хиджиката тоже, как и его исторический прототип.
  • Ласковое прозвище — Шираиши дружески называет Кироранке «Киро-чаном».
  • Леди-воительница — София была такой в молодости. А у Асирпы есть шансы в такую вырасти.
  • Ленин — гриб — есть в Цуруми что-то от Владимира Ильича. Кстати, в фэндоме его именно так и прозвали.
  • Лечит и калечит — Иенага. Может как выходить после тяжёлой раны головы, так и запытать до смерти, попутно перекусив вашими мозгами.
    • Внезапно, Хиджиката. В юности он принимал участие в семейном бизнесе и был аптекарем. Поэтому способен, как минимум, найти противоядие от смертельного яда.
  • Лицемерие — это смешно — Който, когда узнал, что Усами не смоет с лица нарисованных Цуруми человечков, потому что сделал из них татуировки, в бешенстве выдал, что он совсем сумасшедший. Только вот незадолго до этого сам Който на общей фотографии дивизиции с Цуруми налепил на лица ВСЕХ остальных солдат собственное фото!
    • Кадокура называет Киравуса бесполезным нищебродом при том, что сам нынче безработный и неудачник.
  • Ложная тревога — когда Цуруми узнал, что отправленного разведчиком в Абашири Усами все-таки раскусили, решил его наказать… подрисовав к родинкам на щеках двух человечков, которые «бегут навстречу друг другу, но так никогда и не встретятся. Какая печальная история!» Его подчинённые отреагировали по разному: Никайдо хохотал, как безумный (хотя почему как?), Цукишима, как всегда, на полном морозе, а Който… дико ревновал. А сам Усами трепетал от возбуждения — наказание ему было настолько в кайф, что он себе этих человечков потом вытатуировал на щеках к невероятному бешенству Който.
  • Магнит для противоположного пола — Вилк, отец Асирпы. Инкармат и София охотно это подтвердят.
    • Многие аборигенки в восторге от Ушиямы: ведь он невероятно силён — а значит, способен дать сильных потомков.
  • Макгаффин: золото айнов, место, где Ноппера-бо спрятал похищенное золото айнов, тюрьма Абашири, где сидит сам Ноппера-бо, а также девушка Асуко Кочубэ японское имя Асирпы, которой он завещал всё золото.
    • Также ходячими макгаффинами являются и 24 беглых заключённых, носящих на себе татуировки, составляющие единую карту, которая и ведёт к золоту. В манге, на конец 2018-го уже 19 татуировок, так или иначе, были добыты.
    • Макгаффин-убийца — золото айнов, которое ищут герои, учитывая, сколько желающих на него слетелось. Кроме того, слова Инкармат туманно намекают: не факт, что герои это золото вообще найдут или что оно их осчастливит.
  • Маленькая вещь на память — нож-макири, принадлежавший Вилку, Асирпа в Абашири подарила Сугимото. И именно благодаря ему Рю взял след Асирпы в Карафуто. Также и амулетик, который Энонока подарила Чикапаси.
    • Винтовка Мурата, конечно, не маленькая вещица, но Танигаки ходит с ней в память о названном отце Нихэе Тецузо.
  • Маленький ангел — Асирпа, Чикапаси и Энонока, хотя и с поправкой на то, что они все трое деревенские ребятишки с соответствующим отношением к миру.
  • Мальчики бьют, девочки стреляют — Сугимото пользуется в основном штыком или голыми руками (стрелок из него никакой), а Асирпа стреляет ядовитыми стрелами из лука. Остальные мужские персонажи тоже полагаются на холодное оружие или кулаки, на крайняк, на боевую гимнастику. А вот Огата предпочитает именно что стрелять, ближний бой с ножом в руках (как правило, в безвыходном положении) для него обычно добром не заканчивается.
  • Мама, у нас в подвале партизан — попавшего в ловушку-аммапо Танигаки Асирпа спрятала у себя дома, где его выхаживали Хучи и Осома. Но на слухи о раненом солдате пришли ренегаты Огата и Никайдо, решив, что он раскрыл заговор против Цуруми и убил капрала Тамая. На самом деле нет: Тамая и его людей разодрала медведица, а Танигаки ушёл к Нихэю в ученики, но ни Огата, сам тогда лежавший в больнице, ни тем более Никайдо, при живом и здоровом брате даже и не мысливший о предательстве, знать этого не могли.
  • Мастер маскировки — Хиджиката запросто перевоплощается и в безобидного старика, и в зазывалу-продавца конфет. А Огату вообще специализация обязывает. Сугимото тоже однажды правдоподобно изобразил умирающего от открытой раны брюшной полости (при помощи кишок Юхэя Никайдо), чтобы сбежать, но Цуруми быстро догадался.
    • Киёхиро Судзукава, мошенник и тайный союзник Хиджикаты, влыдеющий татуировкой. Буквально специализируется на этом. Когда загримировался под Инудо Широске, начальника Абашири, выглядел настолько убедительно, что даже Шираиши (лично знакомый с Инудо) сказал, что не заметил бы подмены. Смог некоторое время водить за нос Седьмую Дивизию, а попался на сущей мелочи.
  • Мачо — субверсия с Кейчиро Сакамото. Несмотря на внешний вид и замашки «альфача», заинтересован исключительно в О-Гин, и относится к ней (и только к ней одной!) очень трепетно и уважительно.
    • Кироранке, по крайней мере, на словах, мол, девушки к нему безо всякого мускуса липнут.
  • Мессианский архетип — судя по многочисленным намёкам, такая роль отведена Асирпе. Даже в сцене-пародии на «Тайную вечерю» она сидит на месте Иисуса.
  • Месячных не бывает — Хучи упоминает, что Асирпе уже пора делать татуировку и выходить замуж. В те лохматые года среди полуграмотных народов брачный возраст невесты определяли именно по месячным, значит, у неё уже должны начаться. Однако почему-то ей это ни разу не причиняло никаких неудобств и никак не упоминалось, хотя манга вопросов физиологии вообще не стесняется. Возможный обоснуй: от пережитого стресса у неё они просто пропали, либо она уже наловчилась управляться с этим делом так, что месячные для неё не проблема.
  • Метис — Вилк (отец Асирпы) наполовину поляк, наполовину айн с Карафуто (название Сахалина на японском). Правда, относятся ли айны к монголоидам — вопрос дискуссионный.
    • Сама Асирпа, получается, тоже.
    • А также Ольга дочь Цуруми и русской женщины Фины. Правда, на свете она пожила совсем немного.
  • Милый извращенец — однозначно Шираиши. А Чикапаси одержим грудью Инкармат и «стояком». Нет, вы не подумайте — никто пацанёнка не развращает, напротив, его непосредственность взрослых даже вгоняет в краску, просто для детей его возраста вполне нормально таким интересоваться безо всяких задних мыслей. Да и Асирпа так и норовит на голых сокомандников втихаря поглазеть.
  • Милый сон — сцена, когда Сугимото и Асирпа спят в обнимку в туше оленя, чтобы согреться.
  • Милые головорезы — у Цуруми и Седьмой Дивизии, несмотря на отмороженность, попадаются и милые моменты. Взять хотя бы сцену, где они дружно баюкали новорождённого сына О-Гин, а Никайдо даже перепеленать пытался (правда, неудачно).
  • Мисс Фансервис — О-Гин, в единственном экземпляре. Инкармат с натяжкой, потому что ходит всё время в национальной одежде, а раздетой её показывают лишь в одной сцене, со спины и по шею.
  • Мистер Фансервис — легче перечислить тех, кто не попадает под троп, причём педаль настолько выжата в пол, что по фэндому активно гуляют шутки про жанр «бара». Но лидирует всё равно святая троица: Кироранке, Сугимото и Огата.
    • Внутримировой пример: мистером Фансервис все единогласно считают Танигаки вплоть до ситуаций на грани фола, чем невероятно смущают порядочного парня.
  • Многодетная семья — у Хучи. Количество её сестёр и братьев, раскиданных по разным котанам, исчисляется минимум пятнадцатью.
  • Молодец против овец — шестёрки преступных кланов Хидоро и Юмакичи в Барато крутые и опасные только на словах, а по факту сильны они лишь в пьяном мордобое и азартных играх.
  • Моложе, чем выглядит — София ровесница Вилка и Кироранке, но тюрьма никого не красит…
  • Мортидо — Юичиро в помрачении сознания несколько раз пытается покончить с собой, а после разговора с Хиджикатой совершает сэппуку.
    • Временами проявляется у Огаты.
  • Мочить в сортире — тело убитого случайного свидетеля Хэнми спрятал именно там.
  • Мрачный мальчик, весёлая девочка — общение Огаты и Асирпы. Она никак не желает мириться с его отстранённостью, потому не оставляет попыток расшевелить. И очень радуется, когда ей это удаётся! В манге, кстати, гораздо заметнее, что именно Асирпу он особенно выделяет.
    • На первых порах так развивались и её отношения с Сугимото, благо, оттаял он в её компании быстро.
  • Мужчины не плачут — аверсия, особенно с Танигаки. У него выступают слёзы от одной только мысли, что придётся покинуть котан и оставить приёмную бабушку и сестру! А уж когда его инструктор по танцам довела до нервного срыва…
  • Мудр не по годам — Асирпа не просто сама себя обеспечивает, но и мыслит как уже взрослая, сформировавшаяся и самостоятельная личность, потому и общается на равных даже с теми, кто гораздо старше её. Куда более страшный, психологически тяжёлый и трагичный вариант тропа с Огатой в детстве.
  • На хрена родня такая, лучше буду сиротой — на примерах родителей Огаты, папаши Цукишимы и в особенности мамаши Эдогая можно составить целое методическое пособие на тему, как обеспечить ребёнку проблемы с психикой. Легче всех отделался Цукишима.
  • Насмешник с мордой кирпичом — Огата, конечно же. Временами и Цукишима. Да и Асирпа может жечь напалмом, вообще не меняя выражения лица.
  • Не было бы счастья, да несчастье помогло — Кадокура только так и живёт. Со стороны действительно может показаться хроническим неудачником, но на практике, любое невезение в итоге идёт ему на пользу.
  • Невысокий крутой — ниже Огаты только Асирпа с Чикапаси, но они ещё растут. Зато как снайперу, маленький рост ему только в плюс!
    • Шинпачи Накагура — крутой мечник Синсэнгуми, правда, полностью пока ещё себя не проявил.
    • Цукишима тоже. Низкорослый и невыразительный, но при этом боевой гимнаст и Сержант Кремень.
    • Да и Вилк, отец Асирпы, тоже не выделялся ростом и телосложением, но при этом он её во всём и натренировал. А ещё революционер, принимавший не последнее участие в убийстве Российского Императора.
    • Юичиро выглядит как маленький старичок (правда, не совсем понятно: это он сам по себе низкорослый или уже от старости сгорбленный), но всё ещё способен показать, кто тут лучший ассасин Бакумацу.
  • Не в ладах с биологией — в Японии никогда не было белых волков. Да и они были меньше европейских сородичей. Так что размерами и окрасом Ретар напоминает скорее полярного волка.
    • Это как раз намеренное допущение ради очевидной отсылки к «Принцессе Мононокэ». Сюда же и белая волчья шкура, которую носит Асирпа (а также и Вилк, которого в детстве волчья стая считала за своего).
  • Невзрачный злодей — Казуо Хэнми, один из заключённых Абашири, двинутый на всю голову серийный убийца, убивавший для собственного удовольствия, выглядит подчеркнуто простецким и невзрачным мужичком. Формально полное чудовище, но он уж слишком уморителен. Прототипами для него, кстати, послужили известный серийный убийца Генри Ли Лукас и внезапно, Андрей Чикатило (тут вам и проблемы в сексуальной сфере (без убийств у Хэнми «не встаёт») и трагическая гибель старшего брата).
  • Невинно выглядящий злодей — тот же Хэнми. Иенага, Вакаяма и Секия тоже не выглядят опасными. Эдогай и Усами вообще на первый взгляд производят впечатление концентрированных няшек.
  • Нежданный любимец публики — со слов самого Ноды в одном из интервью, его удивила столь сильная популярность Цукишимы в фан-среде.
    • Василий тоже. Особенно, в русскоязычной среде. Многие даже жалели, что его так быстро слили Огате.
    • Это ещё цветочки по сравнению с бабочкой, которую в одном-единственном (!) фрейме от нечего делать ловил Огата. Она популярна настолько, что фанаты даже отдельный арт с ней у Ноды выклянчили.
  • Не женское это дело — Асирпа в течение некоторого времени была единственной девушкой в группе кладоискателей, пока не присоединились Инкармат и Иенага, так ещё и единственная охотница среди айнов, а рукоделие и прочие традиционно женские занятия ненавидит. Впрочем, мужчины её уважают как равную, да и несмотря на «неженственность» она очаровала как минимум одного японского солдата.
  • Не команда — герои умеют, когда надо, слаженно работать вместе и не грызться до поры до времени, но почти каждый из кладоискателей преследует свои далеко или не очень идущие цели и в случае чего готов отколоться, кинув остальных. Подсвечивает Хиджиката: «Нет среди нас союзников или противников — мы просто делимся информацией». Как результат — временные союзы.
  • Некрасивых девушек не бывает — полная аверсия. Кроме писанных красавиц (Асирпа, Умеко), есть и фемм-фаталь с колдовской красотой (Инкармат, О-Гин), и женщины самой обычной внешности (в основном статистки), и откровенно гротескные дамы. София в молодости была очень красивой девушкой, но много лет тюрьмы и каторжных работ своё дело сделали… Впрочем, для Кироранке с его вкусами она только похорошела!
    • Мужской половины в полном составе это тоже касается!
  • Неловкое прозвище — по традиции, детям айнов до шести лет специально дают отвратительные имена, чтобы защитить их от «Вен-Камуи» — злых духов. Примеры: Осома (двоюродная сестра Асирпы) — навоз; Оркехур — пердёж, Икасио Тонпуй (сама Асирпа) — дедушкин анус.
    • Ушияму после совместной попойки Асирпа (не волнуйтесь, она в ней сильно не участвовала) прозвала «Писюн-сэнсей». Потому что в процессе он рассказывал (с таким видом, словно лекцию читает) о преимуществах размера полового члена для мужчины.
    • Асирпа называет Шираиши «Королём какашек».
    • Кадокуру прозвали «бесполезным тануки», а Киравус ещё и «смотрителем задниц».
    • Возлюбленную Цукишимы из за сильно вьющихся волос дразнили «Игогуса» (разновидность водорослей, распространённых в Японии).
    • Чикапаси дразнит Танигаки «альфонсом».
    • Даже не зигзаг, а мёртвая петля с прозвищем Огаты («Yamaneko»/«Дикий кот»). Так-то оно отсылает к японскому прокатному названию фильма 1993 года «Снайпер» («Yamaneko ha nemuranai»/«Дикий кот не спит»), да и вообще натуру подчёркивает. Но как потом объясняет Който, «дикими кошками» на офицерском жаргоне называют гейш, которые спят со своими постоянными гостями, а родившихся от них детей, соответственно, «дикими котятами». Так что такое прозвище можно трактовать и как уничижительное, вроде «сын шлюхи». Было неловкое — превратил в крутое и смертоносное!
  • Непоколебимая чистота — Ханадзава Юсаку, пополам с соседними тропами. Закончилось это для него плохо и очень цинично. Также и Асирпа, но ей пока что повезло больше — Сугимото следит, чтобы она даже случайным образом не замаралась. Надолго это или нет, время покажет.
  • Непокорные, несгибаемые, несломленные — большая часть основных героев. Эта синеглазая девчушка уже успела дважды потерять отца и возлюбленного (не волнуйтесь, он поправился и уже спешит к ней!) и увидеть немало зла. Думаете, она сломается и опустит руки? Как бы не так — максимум, немного себя пожалеет, соберёт шаблон и снова на охоту! Можете ломать кости, рвать плоть, пытать и читать ганнибальские лекции вот этому молодому солдату, на котором от шрамов живого места нет. У него ответ один:"Я СУГИМОТО БЕССМЕРТНЫЙ!". Обреките этого строптивого и гордого самурая на бессмысленное существование взаперти — его сердце не угаснет и за несколько десятков лет.
    • И антагонисты тоже. Юичиро, несмотря на дряхлый возраст и деменцию, не позволит какой-то швали унижать себя. А О-Гин не сломалась даже умирая.
  • Неправдоподобно убедительная маскировка — в штаб 27-ого полка в Асахикаве вместе с настоящим гением перевоплощений Киёхиро Судзукавой, замаскированным под начальника тюрьмы Инудо, отправился Сугимото в роли охранника. В штатском и с мешком на голове. Вроде как обоснуй придумали: лицо ему несколько лет назад изуродовал Иенага, а из-за психологической травмы парень перестал разговаривать и может произнести только «Инудо». Только вот они его ещё и называют настоящим именем, а сам Сугимото откровенно уж переигрывает. И ведь прокатывает — узнаёт его только Шираиши и то, по одежде! А Огата, наблюдая за его пантомимой из засады, с фэйспалмом выдаёт: «И как их только пропустили…»
  • Непреднамеренное совпадение — в одной «совсем не мрачной» манге, где тоже есть загадочные татуировки, боевая протагонистка с отменными кулинарными навыками и обожающий её готовку шкаф с огромным штык-ножом, героиня Никайдо, как и её тёзка, потеряла однажды ногу. А Цуруми и внешностью, и ролью очень похож на Эна (и оба они смахивают на Владимира Ильича). Есть сходство и у их подчинённых: Който похож на Чёту — пылко влюблённый (зато преданный!), надоедливый, не совсем адекватный и со скверным характером. А самый неприметный, но и самый эффективный Цукишима — на Сё. Никайдо ещё и ролью в сюжете напоминает Эбису (получил множество едва ли совместимых с жизнью ранений, подсел на наркотики, но остался на ногах и боеспособен, однако при этом поехал крышей), а Кадокура — Фудзиту (из-за низкой самооценки считает себя трусом и бесполезным неудачником, но в критических ситуациях оказывается совсем не промах). Роль Асирпы похожа на ту, что у однофамилицы Кохэя, а уж в плане потрескать она даст фору Ной. Да и у Сугимото с Кайманом (и с Айкавой) есть что-то общее, особенно после ЧМТ. А также в сюжете присутствует неэтичный учёный и подпольный доктор, омолодившийся на несколько десятков лет. Нихэй же похож на Танбу — оба крутые звероподобные козлы, но в то же время способны на благородные поступки.
    • Цукишима внешне похож на Епифанцева в роли Братишки. Вот ведь ирония, что обоим приходится находиться среди поехавших.
    • Жутковатый кот из дома Эдогая по прорисовке и окрасу напоминает Муу из манги «Cat Diary: Yon & Mu» Дзюндзи Ито.
    • После ухода отца из семьи мальчик живёт с матерью с психическими проблемами, из-за чего вырастает циничным социопатом с полчищем тараканов в голове и странным отношением к миру. Вываливает же он эти загоны на тех немногочисленных чистых душой людей, которым на него не наплевать, особенно на одну хорошую девушку, хотя она настрадалась не меньше. Ведь чистые люди не заслуживают жизни, а те, кто печётся о своей «чистоте» — просто лицемеры! А потом провоцирует её убить его, но по итогу его «недосуицид» заканчивается лишь потерей глаза. И мотив подбитой птицы в повествовании… Боже правый, боже правый, тили-тили-бом!.
      • Не менее блестящее совпадение. Недосуициду Пунпуна не позволила свершиться героиня по имени Сачи, что созвучно с именем Сайчи.
      • Кстати, Инио Асано, автор «Пунпуна», тоже родом из Ибараки. Забористая, видимо, штука это набэ из удильщика. А его друг и коллега написал мангу про крутого стрелка (тоже с психическими отклонениями, но в другую сторону). Фамилия этого друга… Ханадзава!
    • Говорите: маленького роста, слаб в рукопашной, но превосходный снайпер-одиночка? Тяжёлое детство, самолично отправленный на тот свет родитель, социопатия и психотравмы? Как же, знаем одного — только в армию ему ещё рано, ему пока что и четырнадцати нет!
  • Непристойно — значит, смешно — помимо забористых прозвищ есть ещё одна постоянная шутка. Асирпа долго и упорно отказывалась пробовать приправу мисо, принимая её за экскременты (осома). Однако когда всё-таки решилась, то сказала, что «Осома хинна, очень хинна!».
    • Да и вообще, такого юмора тут более, чем достаточно. А 188-ая глава пробивает педалью земную кору.
  • Несносный всезнайка — Сугимото на первых порах подразнивал Асирпу с её постоянными лекциями «ходячей айнской энциклопедией».
  • Несовместимая с жизнью похоть — с Ушиямой тот случай, когда его гиперсексуальность смертельно опасна больше для окружающих. На кичу он загремел после того, как переспал с женой своего сэнсея. Точнее, обманутый муж послал десятерых лучших учеников убить его, но тот оказался сильнее. А потом и сэнсея грохнул.
  • Носит старую форму — Сугимото и Огата по-прежнему ходят в форме. Танигаки оставил штаны и рубашку, но поверх носит айнский аттус.
  • Неухоженная красотка — гендерная инверсия с Сугимото. Кроме брутальных шрамов без единого живого места на теле, он ходит с растрёпанными во все стороны нечёсаными волосами да и одет как попало (старателем всё-таки работал). Выглядит при этом не хуже опрятного и заботящегося о внешности Огаты, пижона Който и мачо Кироранке.
  • Ну прямо как родитель — Нихэй для Танигаки, потому что сам потерял сына на войне.
    • Сам Танигаки становится таким для Чикапаси.
  • Обжора — мангу вовсе не зря называют «кулинарным шоу». «Они только и делают, что жрут и убивают, убивают и жрут!» — частый зрительский отзыв.
  • Обнять и плакать — доброй половине персонажей прописали настолько душераздирающие бэки, что иначе не получается. Даже таких мутных личностей и отморозков, как Цуруми, Нихэй, Никайдо, Огата и Секия хочется обнять и плакать, когда раскрывается из история.
  • Одноглазый крутой — ряды каноничных калек, вслед за Сугимото, пополнил Огата. Впрочем, с ним ещё неясно: одноглазый-то одноглазый, а вот насчёт крутости после такого при его ключевой способности — время покажет.
  • Он просто идиот — Шираиши. Бестолочью в произведении его не называл только ленивый. И даже причины, по которым он встал на путь криминала, откровенно идиотские. Правда, когда надо, голова начинает работать и у него.
    • В меньшей степени Кадокура. Но «бесполезным тануки» тоже за просто так не прозовут. Есть мнение, что не такой уж и идиот, скорее, намеренно свою недалёкость преувеличивает и отыгрывает — Инудо при таком раскладе даже и подумать не может, что трусоватый дурачок Кадокура за его спиной помогает группе Хиджикаты!
  • Она не моя девушка! — хотя Инкармат, Танигаки и Чикапаси договорились изображать семью, стоит только обвинить матаги в том, что он живёт за счёт гадалки, как тот сразу оправдывается, что они не в отношениях. Так же он реагирует, когда ему намекают, что Инкармат его оболванила или когда Чикапаси их шипперит. На деле, Танигаки действительно боится, что Инкармат по-прежнему любит только Вилка, а его просто использует (частично так и есть, но с огромной оговоркой).
  • Отвратительный толстяк — Киичиро Вакаяма, босс якудза и сбежавший из Абашири заключённых. При этом на удивление сильный и проворный боец, сумевший изрешетить медведя до смерти одним только мечом и напоследок лишить того анальной девственности. Нода, за что же ты так с медведями…
  • Оттолкнуть, чтобы спасти — Сугимото переживает, что Асирпа, путешествуя с ним, может попасть в беду, и уходит из котана, ничего ей не сказав. И уже на следующее утро оказывается в ловушке лейтенанта Цуруми, так что Асирпе приходится спасать его. Ох, и получил же Сугимото потом охотничьей палкой!
    • Ранее Сугимото, переболев оспой, оттолкнул от себя Умеко, хотя их симпатия была взаимной, чтобы она не стала изгоем в деревне из-за его дурной репутации, поэтому она и вышла замуж за их общего друга детства Тораджи. Но постепенно воспоминания об Умеко стал вытеснять образ Асирпы…
  • Офигенно большой нож — Иенага в одном из эпизодов косплеит Рену из «Хигурашей», размахивая огромным секачом.
  • Очкарик — Анехата Шитон. И молодой Цуруми, в бытность японским шпионом на Сахалине.
    • А ещё Гансоку Майхару. В отличие от предыдущих, он даже так не выглядит слабым.
  • Парад кровавых мальчиков — Огата в лихорадочном бреду видит застреленного им единокровного брата Юсаку. Сугимото снятся кошмары об убитых врагах.
  • Пацанка и леди — вежливая и обольстительная Инкармат и, пусть и жуткая, но всё же невероятно утончённая Иенага против бой-бабы и атаманши Софии и бой-девки Асирпы, которая напивается, без обиняков разговаривает на неприличные темы и даже с мужиками на равных общается (в оригинале она обращается к ним местоимением 2 лица «omae», а оно и в общении между мужчинами-то звучит грубовато). Да и Энонока имеет все шансы вырасти в полноценную бой-девку.
  • Печальный символ — винтовка Нихэя принадлежит его сыну, погибшему на войне. Примечательно, что потом она перешла к Танигаки, которому Нихэй заменил отца. Туда же пирожки канемоти, что традиционно готовили в семье Танигаки.
  • Пёс злодея — айну-кен (ещё эта порода называется хоккайдо) Рю, собака отмороженного на всю голову охотника Тецузо Нихея, одержимого желанием убить последнего белого волка. Инверсия, ибо Рю вполне дружелюбен и после гибели Нихэя без проблем живёт с Танигаки в родном котане Асирпы, слушается Шираиши, а позже отправляется с отрядом Сугимото в тюрьму Абашири.
  • Пережить своих детей — Нихэй потерял сына в Японско-Китайской войне.
    • Хучи пережила как минимум одну дочь (мать Асирпы).
    • Жена Цуруми Фина и новорожденная дочь Ольга были убиты одним выстрелом.
    • Секия начал свой путь отравителя после того, как умерла его дочь.
    • Генерал Ханадзава пережил своего сына Юсаку. Его застрелил другой сын
  • Персонаж-призрак — Нопперабо (т. е. безликий). Фактически главный зачинщик всего сюжета, но воочию пока не появлялся. Появился, но ничего толком рассказать не успел — его убил Огата по приказу Кироранке.
    • Генерал-лейтенант Койдзиро Ханадзава и его сын Юсаку. Отец и единокровный брат Огаты соответственно, и обоих он лично закинул на тот свет. Причём из-за убийства Юсаку он действительно мучается. Первый командовал 7-ой дивизией, подвёл её под монастырь из-за больших потерь во время войны и от позора покончил с собой (отсылка к реальному генералу Ноги). Впрочем, учитывая, что такой расклад входил в планы Цуруми, из него могли просто сделать козла отпущения. Юсаку же был знаменосцем и просто жертвенным агнцем.
  • Пистолетом можно бить — ну, не пистолетом, а прикладом винтовки — одна из любимых, после штыковой и рукопашной, тактик Сугимото.
    • Безымянный рыцарь крови из 7-ой дивизии чуть не забил прикладом Огату.
  • Поворот на шпильках — изначально Инкармат замышляла только соблазнить Танигаки и использовать его, чтобы подобраться к группе Сугимото. Но потом она оценила чистое сердце парня и действительно влюбилась, смирившись с тем, что Вилк так и останется лишь девичьей грёзой. С фитильком: шпионить на Цуруми она не прекратила, но делала это исключительно ради Вилка и защиты Асирпы, потому что знала об угрозе со стороны Кироранке
  • Полное чудовище — Нопперабо, если верить рассказам. Убил всех айнов, что помогали ему раскапывать золото, и спрятал его. Затем, оказавшись в камере смертников, оставил на телах окружавших его сокамерников татуировки, которые вместе составляли единую карту. Но чтобы соединить эти татуировки, требовалось убить и срезать кожу с каждого заключённого. Однако выяснилось, что Ноппера-Бо на самом деле отец Асирпы Вилк, и с ним всё далеко не так просто.
  • Подлое эхо войны — хотя русско-японская была не такой уж и кровавой и родная страна для героев победила, многие ещё ощущают её последствия на себе (уж Сугимото и особенно Цуруми не дадут соврать).
  • Полный абстинент — Инудо Широске, начальник Абашири (если верить словам Цуруми). Именно этот факт позвонил Който раскусить самозванца, выдававшего себя за Инудо.
    • Слово Божие гласит, что и Цуруми тоже.
  • Понравилось в мутной воде — вариант с фитильком. Сугимото изначально не был мирным обывателем и ангелом: трагические события в юности и война, где он в бою был действительно свиреп и зачастую убивал голыми руками, отпечаток на него наложили, но убивать и калечить после дембеля никак не планировал. Даже наоборот, для него стало ударом, что слабовидящая подруга детства узнала его по голосу, но не узнала по запаху — пахло от него теперь смертью (что отметил позже и Хэнми). Сначала он пытался заработать деньги честным трудом, но потом почти без колебаний ввязался в кровавую гонку за золотом, и если раньше Сугимото от беспощадной и беспорядочной бойни сдерживала Асирпа, то теперь он постепенно превращается во всё более нестабильного психопата.
  • Постоянная шутка — несколько примеров:
    • Знаменитая «осома» и всё, что с ней связано.
    • Некстати отлетающая пуговица у Танигаки.
    • То и дело мелькающие шутки про фансервис на грани гомоэротизма.
    • В манге часто даже визуально подшучивают про «кошачесть» Огаты (то зрачки вытягиваются, то ещё чего).
    • Чикапаси и Нихэй постоянно упоминают «стояк».
    • Когда Сугимото с группой прибывают на Карафуто, он пытается найти Асирпу по фотографии, показывая ту прохожим и свидетелям, но вместо это ему регулярно попадаются под руку фотки Танигаки, да ещё и в эротичных позах. Или даже своё фото, в боевом оскале. Видимо, после ранения в мозг ещё и галюны появились, везде Асирпа чудится.
    • Мета-пример: в комментариях к манге читатели под каждым фреймом с каменным лицом Цукишимы на фоне очередного дурдома умоляюще пишут: «Дайте уже Цукишиме отпуск!»
  • Потому что вы были добры ко мне — Эдогай влюбился в Цуруми и сделал для него поддельные кожи, потому что тот был первым человеком, кто протёкшую крышу Эдогая понял. Скорее всего, Цуруми ему просто подыграл, но даже при таком раскладе вкусы (например, носить вещи из человеческой кожи) у них совпадают.
  • Прагматичный боец — беспорядочных сражений хватает, конечно, но зачастую персонажи предпочитают просчитывать каждый шаг и устраивают настоящую битву умов — даром, что большинство из них не лыком шитые вояки и охотники. Но сто очков вперёд другим дадут офицер разведки Цуруми ( и шпион в прошлом, как-никак!), аналитик Огата (достаточно вспомнить его дуэль с русским снайпером Василием) и мастер ловушек Асирпа.
  • Предзнаменование — в одной из глав Сугимото (находясь в русской деревне) сражается серпом и молотом. И это за полтора десятка лет до образования СССР и создания такого герба.
    • Цуруми, толкая речь, повторяет жесты Гитлера в Рейхстаге (ну и, заодно, Майора пародирует).
  • Прекрасная белоснежка — Асирпа, просто Асирпа! Иенага хотя и косит, но всё же больше похожа на другой типаж, а у Инкармат темперамент слишком яркий. Гендерная инверсия: Огата — кожа у него гораздо белее остальных мужских персонажей (подсвечено Шираиши), но в другой троп не скатывается, так как без зловещих черт. Да и Цуруми до травмы.
  • Принцессы не какают — аверсия. Мисо айны сравнивают с навозом, по помёту животных можно много чего узнать, а Асирпа однажды долго мыкалась в поисках уборной. А ещё она однажды приняла за помет крупной дичи отходы… Шираиши.
  • Профи с причудами — их тут предостаточно, только вот причуды у них не совсем невинные. Например, выкапывать трупы из могил, свежевать их и шить из кожи невообразимую одежду. Или отрезать у людей понравившиеся части тел и есть у них на глазах их же зажаренные мозги. С имбирём и соевым соусом! А некоторые настолько любят животных, что иногда не могут себя контролировать. На этом фоне более-менее безобидно выглядят чудачества генерал-лейтенанта Арисаки, который в начале XX-ого века выдаёт такие боевые протезы, что Девятый Отдел закачается!
  • ПТСР — участники Русско-японской поголовно им страдают. Более-менее отошёл лишь Танигаки, не без помощи Нихэя, Хучи и Инкармат.
  • Пьяный — это забавно — Асирпа напивалась два раза. Вела себя забавно, но, для впервые попробовавшей алкоголь девушки (по возрасту явно школьницы), весьма адекватно — дальше дурашливых пьяных шуток дело не зашло. Правда, оба раза они с Сугимото во хмелю чуть не проболтались, что любят друг друга. И нет, это вовсе не спаивание несовершеннолетней: в те времена просто к подросткам относились не как к детям, а как к будущим взрослым, и спиртное им предлагали раньше.
    • Ушияма под градусом начал просвещать Асирпу, что самое важное для её избранника — размер его достоинства!
  • Распутинская живучесть — Сугимото не зря носит гордое прозвище «Бессмертный». Взрыв гранаты и проникающее в шею, штык в грудь, снайперская пуля в голову, и это не считая периодических пулевых и ножевых — всё ему нипочём! Правда, на теле у него после всего этого живого места нет.
    • Огата тоже попадает под троп. Кубарем скатился с холма (с вывернутой рукой-то!), несколько раз ударился головой и раздробил челюсть — всего-то два аккуратных шва на щеках, даже речь не нарушилась! Пуля из винтовки Мурата в грудь — спас висящий на шее бинокль, так что отделался лёгким испугом. Ранили в плечо и свалился с крыши — даже синяков нет. Переохлаждение и лихорадка с температурой под сорок, судя по глюкам — Асирпа закутала и дала подышать над картошкой, и на следующий день уже как огурчик. Девять жизней у котов, не иначе!
    • Никайдо же! Кто выдержал удар медвежьей лапы? Кто лишился обоих ушей, ноги по лодыжку и руки? Другой бы уже давно на инвалидную коляску отправился, а он всё ещё боеспособная единица, правда, умом тронулся окончательно.
  • Ревность — это смешно — Асирпа, когда ревнует, начинает подкалывать Сугимото или переводит разговор в другое русло внезапной выходкой. А уж как клацает зубами, трясётся от гнева, орёт и психует Който, стоит только Цуруми уделить внимание кому-то ещё (даже с целью публичной насмешки)!
    • А как Накадзава начал ревновать своего любовника Вакаяму! Пикантности добавляет факт, что они в этот момент находились в хижине, окружённой тремя медведями.
  • Родные братья противоположны — выросший в любви Ханадзава Юсаку был настолько светлым человеком (порой даже слишком, особенно на войне), что охота стереть такое чистое создание с лица земли и исправить ошибку Вселенной, поместившей нечто кругом идеальное среди грешных людей. И его единокровный брат Огата Хякуноскэ — ледяной циничный социопат с искажённой с пелёнок психикой. Увы, в своём альтруизме и идеализме Юсаку зашёл слишком далеко в попытках сломать психологический барьер — за что его Огата, из банальной самозащиты цепляющийся за свой цинизм и застарелые комплексы так, как иной утопающий за соломинку не цепляется, и шлёпнул.
  • Роман-учебник — в манге рассказывается о быте и традициях местных народов (айнов, нивхов, матаги и т. д.), быте и исторических моментах того времени, местная флоре и фауне, тонкостях охоты и собирательства и т. д.
  • Романтический снег — второй эндинг аниме, когда Асирпа слушает сердцебиение Сугимото посреди снежной бури.
  • Рэй Аянами — гендерная инверсия и деконструкция образа в лице Огаты (с поправкой на реализм, разумеется).
  • Рыцарь крови — Гансоку Майхару. Имеет целую философию, в которой видит насилие единственным источником самовыражения для себя. Попадал в места заключения (дойдя по Абашири), потому что считал их интересными местами, где концентрируется насилие. Сбежав на Карафуто и познакомившись с русской культурой, пристрастился к состязанию «Стенка» (кулачный бой), превратив её в азартную игру. С удовольствием дрался с Сугимото и «другими» японскими солдатами, но расстроился, когда узнал, что тем нужны лишь его татуировки. При этом оказался недурным психологом: сумел урезонить впавшего в режим берсерка Сугимото, раскрыв причину его злости. К слову, списан с небезызвестного «Чарльза Сальвадора Бронсона».
  • Рыцарь Серебаса — первым «рыцарем» был Цуруми, когда команде (тогда ещё из двух человек) стало ясно, что им предстоит не просто выслеживать беглых зэков по лесам, но ещё и противостоять вооружённой организации. Правда, особо палки в колёса он не вставлял, да и потом с ним договорились. С Хиджикатой вышла субверсия: он мудро предложил работать вместе, дескать, нет тут врагов или союзников, мы просто делимся информацией, так что вся эта разношёрстная шайка-лейка более-менее держалась. А вот после вторжения в Абашири подоспел ещё один — Кироранке, приказав Огате убить Вилка, а потом прихватив его, Асирпу и Шираиши в Карафуто, и команда снова раскололась…
  • Пережить хедшот — Цуруми и Сугимото.
  • Пнуть сукиного сына — Сугимото думает про Хэнми, что раз тот такой негодяй, то и кожу с него сдирать будет не жалко.
  • Поломанные уши, сломанный нос, набитые кулаки — Ушияма. У него даже на лбу от постоянных адских тренировок набита боевая выпуклая мозоль, которую безуспешно пыталась «оторвать» пьяная Асирпа.
  • Прагматичный маньяк — Секия. Вроде бы опасный отравитель, отправивший на тот свет более 30 человек, испытывая их на удачливость. При этом отнюдь не поехавший фрик, и действует всегда осторожно и расчётливо. Да и не всех жертв он убивал: со слов Кадокуры, некоторых он своими ядами вводил в предсмертное состояние и прятал в гробах под землёй, присылая семье или друзьям заложников письмо с требованием о выкупе.
    • Да и Цуруми тоже. Этот уже реально поехавший военный социопат, что не мешает ему мыслить практично, строить долгоиграющие планы, и договавариваться с людьми, даже склоняя тех на свою сторону.
  • Прерванное самоубийство — 188 глава, просто 188 глава!
  • Прикинуться нормальным — Эдогай, Хэнми, Иенага, Секия и Шитон стараются не выпячивать перед другими свои «специфичные вкусы». В 7-ой дивизии служат по большей части личности эксцентричные, но больше всех под троп попадает Усами — остальные не особо-то и прикидываются. Фермер-американец Эдди Дун, эффективный управленец и железный бизнесмен на людях, втайне ото всех танцует в женском свадебном айнском наряде на голое тело. Педаль в пол с Огатой: его проблемы с головой в полной мере раскрываются не внезапно и через пол-главы, а поступательно, с небольших звоночков.
  • Прикинуться шлангом — время от времени каждому персонажу приходится прикинуться шлангом. Хуже всех получается у Танигаки.
  • Псих с топором — Хэнми, Иенага, Усами в боевом запале, да и у самого Сугимото после ЧМТ начались внезапные приступы неконтролируемой агрессии.
  • Путь к сердцу лежит через желудок — готовка Асирпы растопит чьё угодно сердце. Это явно сыграло определённую роль в становлении симпатии между ней и Сугимото, хотя и просто вкусно поесть он обожает!
  • Свои собаки грызутся, чужая не встревай — 7-ая дивизия хочет поднять вооружённое восстание и отделить Хоккайдо от остальной Японии, но когда русские бойцы на «стенке» пренебрежительно отзываются о мощи японских солдат, герои сразу же яростно возмущаются: «Чегоооо?! Уже забыли, кто войну выиграл?!»
    • Който, несмотря на взбалмошное отношение к подчинённым и лютую ревность к Цуруми, впадает в не менее бешеный гнев, если кто-то посмеет навредить каждому из них.
  • Сделать добро из зла — Цуруми, Хиджиката, Кироранке и Вилк (правда, они разошлись во мнениях и Кироранке велел убить его)мечтают об отдельном государстве на Хоккайдо и Карафуто: один хочет установить военную диктатуру с собой во главе, другой — воскресить республику Эдзо, а двое остальных — устроить нечто вроде союза малых народностей (айнов, ороков, нивхов и прочих). Чтобы добиться справедливости по отношению к брошенным и деморализованным после Русско-японской войны солдатам, пострадавшим после падения сёгуната семьям самураев и угнетённому коренному населению, которой они от правительства не дождутся. И ради этой цели они действительно готовы на всё: устроить кровавую гонку за золотом на астрономическую сумму, плести интриги, предавать, и не по одному разу, шпионить и даже принести в жертву родную дочь!
  • Сексот — Инкармат шпионит на 7-ую дивизию. В первый раз, когда её не без помощи Огаты раскрыли, соскочила, заявив, что сотрудничала с лейтенантом Цуруми, чтобы узнать у него что-нибудь про Вилка и защитить золото айнов. Но, как оказалось, всё это время она продолжала шпионить и стучать на команду, а потом и вовсе слила военным план вторжения в Абашири, не доверяя Кироранке и Хиджикате. Чего она на самом деле добивается — неизвестно однако вряд ли её интересует борьба за свободу ("А что будет с золотом айнов — не твоё и даже не моё дело").
  • Сексуальный злодей — Иенага (сделала себя такой намеренно; а ранее была малоприятным стариком), Огата (с фитильком, ибо скорее герой-социопат), О-Гин и Сакамото, а также Кироранке.
  • Сентиментальный крутой — Танигаки, да и Сугимото ещё не растерял способность умиляться трогательным вещам. А как его, повидавшего на войне всяких ужасов, шокирует то хладнокровие, с которым Асирпа добивает на охоте очередную «няшку»!
  • Сержант Кремень — Цукишима. Самый неприметный и самый ценный, а заодно и адекватный подчинённый Цуруми.
  • Сержант Зверь — Ямада Фумиэ, инструктор по танцам в «Цирке Ямада». Просто сержант Хартман в юбке. Сумела довести бедного Танигаки до слез.
  • Серо-стальные глаза — Хиджиката! Никто не может сломить самурайский дух вечно живого призрака Бакумацу. У Огаты тоже серые глаза, хотя и очень тёмные.
  • Сиделка чудака — Цукишима играет роль няньки для всей Седьмой дивизии. И с Никайдо в больнице возился, чтобы морфием тайком не обкололся, и за Който приглядывает тоже он. Недаром принимать решения в экспедиции на Сахалин Цуруми поручил именно ему, а не Който (хотя по званию он выше).
  • Сильнее, чем кажется — у шкафов, вроде Сугимото, Танигаки и Ушиямы сила именно что в мышцах. Боевые гимнасты Който и Цукишима тоже довольно атлетичны, да и кулаками махать умеют будь здоров, правда в одежде никак внешне не выделяются. Огата, хотя по сложению от них не особо отличается, в ножевых и рукопашных боях значительно слабее из-за миниатюрности (полезной, однако, как снайперу) и недостатка опыта (об этом красноречиво свидетельствует тот момент, что состязание «Стенка» он продул всухую, в отличие от упомянутых ранее, одержавших почти безоговорочную победу). Хиджиката, Нагакура и особенно Юичиро, несмотря на возраст и худощавость, прекрасные мечники. А вот Иенага с Усами на удивление сильны, и те, кто с ними связывается, часто обламывают зубы на их внешней беззащитности.
  • Синдзи — Кадокура не трус и не идиот, он страдает по большей части именно что из-за собственных комплексов и нытья. Впрочем, если захочет, может собрать волю в кулак.
    • На фоне Синпэя Хидоро даже Кадокура — GAR из GARов.
  • Сиротинушка — Огата, причём с детского возраста. Правда, пополам с соседним тропом. И к бабушке он всё-таки был привязан.
    • Также и Цукишима.
  • Сиротство — это серьёзно — Асирпа, Сугимото и особенно Чикапаси соврать не дадут!
  • Сладкоежка — Цуруми и Шираиши.
  • Слезогонка — много, особенно в бэках персонажей, где в красках показано, почему они такими и стали.
  • Слишком хорош для этого мира — Юсаку Ханадзава, пополам с соседним тропом.
  • Сломать стоика — когда Цукишима увидел Светлану (девушку, чьи родители спасли всю их группу от холода), то решил выполнить обещание и вернуть её домой (старички считали дочь безвестно пропавшей). Но узнав, что она не планирует возвращаться, потому что хочет посмотреть столицу, то впервые за долгое время вышел из привычного состояния и сорвался на крик: «Как можно так жестоко поступать с теми, кто тебя ждёт?! Ты по крайней мере должна сказать им, что жива!!!»). Последний раз такое происходило с ним разве что во флешбэках, когда он узнал подробности о смерти возлюбленной.
  • Смешное событие на фоне — Шираиши, Асирпа и Чикапаси мастера таких сценок.
  • Сотряс — не простатит, за часок пролетит — аверсия по всем фронтам: открытая ЧМТ аукнулась Цуруми серьёзными изменениями в психике (вдогонку к ПТСР), головными болями и вытекающим из-под пластины ликвором. Сугимото после ранения в голову долго отлёживался, а потом у него появились приступы неконтролируемой агрессии и периодические галлюцинации. А вот Огата, несколько раз приложившись головой во время падения со скалы, отделался лишь раздробленной челюстью и двумя аккуратными шрамами от швов на щеках (даже речь не нарушилась!), хотя на больничную койку всё же попал.
  • Спрятано на виду — на русско-японской границе на Сахалине разразилась снайперская дуэль двух профессионалов — Огаты и Василия. Последний нашёл укрытие Огаты, но его смутило, что тот сидит на открытом месте, не двигается да и тела из-под плаща не видно. А потом он увидел на дереве орокский гроб и заметённую цепочку следов. «Вот оно что! Сделал, значит, чучело из трупа, а сам в гроб залез», — решил Василий, разрядил всю обойму…И сразу же, выдав своё местоположение, был убит одним выстрелом. Да, Огата именно что сидел на открытом месте со снегом во рту, чтобы пар от дыхания не выдавал.
  • Старый добрый мордобой — фирменный стиль Сугимото, хотя штыком и боевой гимнастикой он тоже владеет.
  • Старше, чем выглядит — Иенага, по понятным причинам.
    • Нода подтвердил, что Усами немного старше Огаты (а значит и Сугимото с Танигаки и близнецами), но выглядит он даже моложе, чем Който. Вариант с фитильком, ибо там разница между ними максимум в пару лет, так что не особо существенно. Да и по Инкармат с Шираиши не скажешь, что они старше всех вышеперечисленных.
  • Стоик — Цукишима и, в меньшей степени, Танигаки.
  • Стрелок Чехова — Кироранке рвётся в пулемётчики!
  • Суровая вражеская тётя — для Седьмой дивизии такой стала О-Гин. Суровая вражеская фемм-фаталь, чего уж там! Правда, полная психопатка и ни в ком из героев не заинтересована — у неё такой же муженёк под боком есть, с которым они страстно друг друга любят, иногда даже не стесняясь окружающих. И ребёнок.
  • Счастливо усыновлённый — Чикапаси стал для Танигаки сыном. С фитильком и сам Танигаки — его усыновлять-то уже поздно, но выходившая его Хучи заменила ему мать, а Нихэй, превративший юношу «из солдата обратно в матаги», отца.
  • Такой молодой, а уже лейтенант — Цуруми уже за 40 (он ровесник Вилка и Кироранке), но он до сих пор, несмотря на солидный послужной список, старший лейтенант. Обоснуй: после Русско-японской войны и «самоубийства» генерала Ханадзавы шишки полетели на всю 7-ую дивизию, поэтому никого и не повысили. Впрочем, он на этот счёт и не парится: подполковник Ёдогава и так благодаря шантажу в руках, с генерал-лейтенантом Арисакой на короткой ноге, во взводе авторитет незыблемый, а если кто взбунтует — мало не покажется. В случае же чего с Цуруми взятки гладки — он простой старший лейтенант, поэтому в части творит вообще что захочет. Даже капитана убил и прикопал — а что такого-то, всё равно в такую глушь никто проверять не поедет!
  • Тарахтит, как пулемёт — Който, когда нервничает или злится, переходит на родной малопонятный сацумский диалект, причём в ритме читки Эминема. Педаль в пол: с обожаемым лейтенантом Цуруми от волнения он может разговаривать напрямую ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на нём, поэтому шепчет всё на ухо Цукишиме на нормальном японском, а тот переводит.
  • Тёплые карие глаза — у Сугимото они не просто тёплые, они огненно-горячие!
    • А вот с Эдогаем субверсия. Под ласковым взглядом светло-карих глаз и приятной наружностью скрывается настоящий маньяк.
  • Только не по пальцам! — было только в манге: Огата, чтобы доказать спутникам, что что-то с «айнами» в котане не так, пошёл на радикальные меры — со всей дури двинул «хозяину» дома детской игрушкой-пугалкой по мизинцу на ноге. Да, айны могут не знать других диалектов айнского и свободно говорить по-японски, но вот от боли они вряд ли рефлекторно на нём кричат. Манёвр никого не убедил, но, к счастью, всё обошлось.
    • Който угрожает наказать похитителя собаки Эноноки методом айнов Карафуто: отрезать ему пальцы на руках.
  • Точка отсчёта — судя по всему, именно гибель жены и дочери привела к тому, что Цуруми постепенно стал тем, кто он сейчас.
  • Трагическая дружба — Танигаки и Сугимото вам об этом подробно поведают!
  • Трусливый лев — в этой роли внезапно выступает пёс Рю. Он бесстрашно помогал хозяину загонять медведей, но когда почуял волков, настолько перетрусил, что «стал годен только как грелка». Однако после нападения волков на Нихэя храбро защищал его от них.
    • И Кадокура тоже. Драпанул от одного только Усами, когда понял, что нарвался не на зелёного дурачка, но на настоящего психопата, который и 220 выписать может, однако в то же время за спиной своего властного начальника помогает Хиджикате в его планах.
  • Трусы долой! — банда Тони Андзи застала героев прямо на горячем источнике и давать бой пришлось голышом. Где-то ситуацию спасали удачные ракурсы пополам с удобной и уморительной цензурой в виде лесных грибов, но на некоторых фреймах, несмотря на затенение, таки всё видно!
    • Сугимото, чтобы тело Хэнми с драгоценными татуировками не сожрала косатка, разделся и нырнул за ним в ледяное море. Набедренную повязку-фундоси, какие в те времена были в ходу, зачем-то тоже снял, хотя грамотно завязать и развязать её требует времени. Ну, как зачем…Чтобы Асирпа, которую он попросил отвернуться, всё-таки подсмотрела сквозь разведённые пальцы, конечно же!
  • Уродливо красивый — Цуруми, просто Цуруми. Казалось бы, после травмы головы выглядит так, что только народ пугать, но имеет несколько преданных (и пылко влюблённых) подчинённых. Огата своей фразой «чёртов соблазнитель» это подсвечивает.
    • Нопперабо он же Вилк тоже. Ранее был писаным красавцем, но даже после того, как ему отгрыз лицо голодный шатун, не кажется однозначно жутким и мерзким. Может, всё дело в гипнотических голубых глазах?
  • Ушёл достойно — Инудо хотя то ещё чудовище, немногим отличающееся от своих «подопечных», но в бою с Хиджикатой бился на равных, а поражение и смерть принял с достоинством. Юичиро, Нихэй, О-Гин с Сакамото (особенно О-Гин, которая даже с отрубленной головой впилась зубами Цуруми в ногу!), Хэнми и Секия тоже не уронили лица. Гибель Эдогая и вовсе тянет на злодейское самопожертвование.
    • Вы не поверите, но Анехата Шитон! Он всё-таки добился своей цели и умер с чувством удовлетворения (и членом внутри медведя)! Подсветил даже Сугимото: «Ты невероятен, Анехата Шитон!»
    • И всё-таки Кироранке, в главе 190.
  • Характерный тик — Огата постоянно приглаживает причёску с вечно торчащей прядью, причём этот жест был у него даже когда и приглаживать-то там нечего было. Педаль в дно озера Акан: он пытается поправить волосы, даже когда носит ушанку! Танигаки, когда нервничает, судорожно сжимает в кулак опущенную правую руку. Който от стресса подпрыгивает и кричит по-обезьяньи, а Сугимото поправляет козырёк своей фуражки.
  • Хлипкие верёвки, слабые замки — Шираиши связывать и запирать бесполезно: он в тюрьмах этот навык отточил, что твой Гудини, да и к тому же его тело позволяет ему свободно изгибаться во все стороны и выворачивать суставы.
  • Хорошие родители — родители Асирпы, Танигаки и Осомы. А ещё О-Гин с Сакамото — отморозки полнейшие, а своего новорождённого ребёнка защищали до последнего, чем растрогали даже лейтенанта Цуруми!
    • Цуруми в молодости и его русская жена Фина. Правда, недолго длилось их счастье
  • Хроническое невезение — Кадокура, как он сам считает. Но на деле тут деконструкция: ему просто мешает раскрыться подавленная самооценка, и порой он всё же собирает волю в кулак. Да и многие казалось бы неудачи, в итоге оборачиваются для Кадокуры на пользу.
    • По сравнению с Кохэем Никайдо он однозначно победитель по жизни!
  • Удобная цензура — и часто невероятно уморительная: чего только стоит сцена, где половые органы героев прикрывают грибы в лесу! Или голова песика Рю. А если удобную цензуру применить не получается, то пол пробивает плашка в виде лица Шираиши.
  • Украсть шоу — в арке про цирк Който в буквальном смысле крадёт шоу у остальной труппы, поразив как циркачей, так и зал чудесами акробатики!
  • Умереть с улыбкой — Тецузо Нихэй после того, как Ретар с подругой смертельно его ранили, улыбнулся и сказал, что это была «самая лучшая охота в его жизни».
    • Хэнми был вне себя от радости, ибо получил долгую и красивую смерть, как он и хотел.
    • О-Гин и Сакамото, а также Киичиро Вакаяма и Тацуя Наказава (нервная парочка любовников-якудза) умерли с улыбкой, держась за руки.
    • А вот с Огатой аверсия: у него почти получилось, но Сугимото взял, да и спас его. Каким образом он это сделал — надо просто видеть самому.
  • Фанская кличка — аниме фанаты негласно прозвали «кулинарное шоу» за подробное описание приготовления и употребления различной вкуснятинки. Также иногда тайтл называют Фрик-шоу — за изрядно поехавшую башку многих персонажей.
    • А ещё часто гуляют сравнения с «Зелёным слоником». А что: такая же высокая концентрация поехавших, раскрыта тема «сладкого хлеба», фрики в армии и офицеры-садисты.
    • Покалеченного Никайдо сравнивают с графом Лимонхватом из «Времени приключений».
    • Эдогая за пристрастие к… кхм… экстравагантным костюмам прозвали «Леди Гага».
    • Группа Хиджикаты носит ироничное прозвище «Клуб старичков». Ну а что, все её постоянные участники, кроме Ушиямы, уже далеко не молоды.
    • О-Гин с Сакамото называют не иначе, как «Японские Бонни и Клайд».
    • А всю 7-ую дивизию — «гаремом Цуруми».
    • Ушияму с Асирпой на плече прозвали «Ходором»
  • Фан-диссервис — как ни странно, львиная доля женских персонажей, когда их раздевают.
  • Фирменная любимая еда — есть у каждого из героев и здесь она прописана не просто для удовлетворения фанатского любопытства. Где-то она подчёркивает характер персонажа или, наоборот, диссонирует с ним. Цуруми — сладкоежка, Шираиши любит конфеты, сакэ и белый рис (в те годы недешёвый деликатес), а Иенага — мясные блюда (из какого конкретно мяса, лучше не спрашивайте!). Где-то раскрывает предысторию, трагедию и образ: например, любимое набэ из удильщика Огаты или сушёная хурма Сугимото. А где-то и вовсе выступает как чеховское ружье: именно благодаря любимой еде Асирпа догадалась, что Огата ей лжёт насчёт Сугимото.
  • Целую, Тоска — Кироранке почти добил Танигаки куском льда, как тот вонзил ему в живот его собственный макири, которым он ранил Инкармат.
    • Асирпа двинула рукояткой маккири в глаз сутенёру, когда тот грубо схватил её за шиворот и угрожал продать в бордель, «пока ещё татуировку вокруг рта не намалевали». Не особо помогло, но Сугимото уже подоспел.
  • Цел-шейдинг — именно по этой технологии изображены медведи в аниме-адаптации. Получается так себе.
  • Цундэрэ — Инкармат не лишена некоторых черт.
    • И Който, по отношению к Цукишиме, дружеский вариант. Часто с ним препирается, но в критический момент готов за своего «подчиненного» (а по факту няньку) рвать и метать. Впрочем, тут взаимно.
  • Четыре героя — четыре темперамента — состав Седьмой Дивизии, подчинённые Цуруми: Който — холерик, Цукишима — флегматик, Никайдо — меланхолик, Усами — сангвиник.
  • Чистюля — Цукишима очень любит мыться и всегда много времени проводит в бане.
  • Что за идиот! — в самом начале сказочно тупанули не абы кто, а Сугимото с Асирпой, причём на совершеннейшей мелочи. Асирпа отвлеклась на зайца и уговорила Сугимото пойти его ловить, бросив пойманного в ловушку Шираиши без присмотра. Пока они охотились и обсуждали зайчатину, тот, естественно, сбежал. И если про его феноменальные способности к побегам они ещё не знали, то неужели недавнее столкновение с солдатом, убившим ещё одного заключённого, их ничему не научило?
    • В арке про «Цирковую труппу Ямады» все участвующие в ней персонажи (из основных) почему-то ведут себя как полные кретины. Лишь Цукишима по прежнему держится в своём репертуаре.
  • Шрамы навсегда — побывавшие на войне, встретившиеся в тайге с медведем и упавшие с огромной высоты соврать не дадут. У Сугимото всё тело покрыто шрамами (правда, на нём они выглядят брутально, GAR всё-таки), Нопперабо (Вилку) отгрыз лицо шатун (правда, он и до этого имел два шрама в верхней части лица, но вид они ему не портили), Цуруми вообще будто из фильма ужасов сбежал (педаль в пол: из-под пластины на лбу у него периодически вытекает мозговая жидкость). Никайдо с отрезанными ушами тоже жутко выглядит. Инверсия с Огатой: перелом челюсти аукнулся ему всего лишь двумя хирургическими швами на щеках и то, уже через несколько недель был бодрячком, и с ними стал ещё больше похож на кота.
  • Шрамы от цензуры — как только аниме получило зелёный свет, команде строго-настрого запретили под каким-либо соусом включать арку про страстного любителя природы Анехату Шитона. С другой стороны, для сюжета он важен лишь тем, что тоже имеет заветные татуировки (а ещё сумел неумышленно подставить Танигаки), а в остальном — просто источник специфического юмора.
    • Шрамы не столько от цензуры, сколько от вырезанных сцен: из-за ограниченного хронометража не стали включать персонажей О-Гин и Сакамото, поэтому непонятно, что за ребёнка нянчит Хучи в начале десятой серии.
  • Эвкатастрофа — 188 глава, граждане, 188 глава! Просто сравните, как она началась и к какому мрачняку заранее приготовились читатели в предыдущих, и КАК закончилась!
    • Впрочем, выдыхать всё равно рано. Во-первых, в критической ситуации застряли ещё как минимум двое, а во-вторых для Огаты такой поворот запросто может означать участь хуже смерти.
  • Это ж надо было додуматься! — каждый раз, когда на сцену выходит очередной фрик или мангака снова начинает жечь напалмом.
    • Особенно следует отметить способ, которым Сугимото додумался спасти Огату от злодейского суицида заодно и Асирпу от клейма убийцы. А также то, как он чуть позже догадался разомкнуть их с Асирпой объятия (когда её веко прилипло на морозе к пуговице его шинели).
  • Это личное — Хиджиката во время Войны Босин убил брата Инудо, поэтому тот возненавидел его и решил… нет, не убить, а выжившего перевезти за решетку в самую суровую тюрьму и упрятать там навсегда, никому не сообщая его имени (поскольку знал, что пустое и бесцельное существование для того участь хуже смерти). Как водится, успехом не увенчалось.
    • Там же и стремление Танигаки разобраться с Кироранке за серьёзное ранение Инкармат. То, что она всё это время шпионила и доносила, а также намеренно довела Хучи до тоски, он как-то отбросил.
  • Эти злобные русские… — периодически фигурируют как противники главных героев, особенно после того, как те отправились на Карафуто (южную часть Сахалина), когда-то бывшую провинцией Российской Империи. А что вы хотели — действие происходит вскоре после Русско-Японской войны.
  • Эффект Ворфа — в роли Ворфа часто выступает Сугимото, реже Танигаки.
  • Я твой отец — Асирпа думала, что Нопперабо убил её отца, и хотела отомстить. Но он её отцом и был.
  • Язвительный насмешник — Огата, когда открывает рот, отжигает со снайперской точностью и с неизменной ехидной кошачьей улыбкой. И если остальные воспринимают троллинг и колкости более-менее сдержанно, потому что прилетает по большей части за дело, то вот реакция легковоспламеняющегося Който просто бесценна!
  • Язык Халка — Ушияма, превратившись в зомби под алкалоидами дурмана индийского, произносит только одно слово «Обенчо!», которое на диалекте его родной префектуры Айти означает «вагина».
  • Яндэрэ — Който. Тут и ревность чуть ли не к придорожным столбам, и одержимость, и прочие неадекватные поступки. Да и Усами не без замашек.
  • Я пострадавший, мне всё можно — именно этим объясняет мотивы своей банды Тони Андзи. Мол мы несчастные слепые люди, правительство и тюремщики полностью отняли на шахтах наше здоровье, и теперь мы отберём их жизни и имущество. На что Сугимото ему возражает, что айны, которых «Слепые бандиты» грабили и запугивали в последние месяцы, ничем перед ними не провинились.
  • Японский белый — преобладает в цветовой гамме Огаты. Ещё бы, ведь моделями для него послужили обладатели не менее смертоносного белого: американский снайпер Карлос «Белое перо» Хэскок и финн Симо «Белая смерть» Хяюхя.
  • А это уже другая история — про Бенико — старшую девочку из танцевальной группы цирка прямо сказано, что «после того, как она покинула цирк, её жизнь стала полной приключений. Но эту историю мы прибережем для другого дня».
    • То же самое сказано о невероятных приключениях Гансоку и Светланы, после того, как они отправились в Российскую Империю.