Джанни Родари

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Я — веселый Чиполлино. Вырос я в Италии — Там, где зреют апельсины, И лимоны, и маслины, Фиги и так далее.

Но под синим небосклоном Не маслиной, не лимоном — Я родился луком. Значит, деду Чиполлоне Прихожусь я внуком.

»
— С. Маршак, «Песня Чиполлино»

Джанни Родари (Gianni Rodari, 1920—80), полное имя Джованни Франческо Родари (Giovanni Francesco Rodari) — итальянский детский писатель, очень и очень широко известный в СССР. Раскрученность его имени в Советском Союзе совершенно не удивительна: хороший писатель, к тому же детский, к тому же из капиталистической страны, к тому же — член компартии… То, что коммунизм по-итальянски — не совсем то же самое, что социализм по-советски, в предисловиях к изданиям его книг у нас аккуратно обходили стороной. Как и тот сомнительный факт, что молодой Джованни успел побыть членом фашистской партии.

В наше время имя этого замечательного автора уже не столь известно; иной ребенок может быть знаком, например, с Чиполлино, но вовсе и не знать имени того, кто этого героя придумал. Зато в СССР синьора Родари издавали огромными тиражами, хотя прямолинейные сюжеты про то, что лучше быть бедным и больным, чем богатым и здоровым, характерны только для ранних произведений — написанных в послевоенной Италии, когда уровень жизни был и вправду низким, а коррупции и преступности — высоким. По мере того, как жизнь в Италии налаживалась, сюжеты сказок Родари всё больше смещались в сторону ехидной социальной сатиры, юмора, вплоть до немного черного, и фантастики с космическими пришельцами, разумными роботами, путешествиями во времени и прочими радостями — благодаря коммунистическим убеждениям автора у нас благополучно «протаскивали под радарами», переводили и издавали его вещи, в которых на тему социальной справедливости и борьбы бедных с богатыми было ровно ничего.

В родной Италии был известен ещё и как автор стихов, журналист и педагог. В буржуйской Италии компартия действовала вполне легально, так что синьор Родари благополучно издавался, печатал статьи в коммунистической газете и кормил с этих заработков семью. Посещал Советский Союз и был очень тепло встречен в 1952 году.

Произведения[править]

«Приключения Чиполлино»[править]

Самая известная в Советском Союзе вещь, де-факто — бренд: мальчик-луковка широко тиражировался на значках, футболках и прочих носителях, а также попал в компанию «весёлых человечков» из журнала «Весёлые картинки». Сюжет простой — в сказочной стране, населенной антропоморфными растениями (точнее, плодами) происходит революция, и бедняки (в основном овощи) свергают режим богатеев (в основном фруктов). Поскольку правитель принц Лимон являл собой чуть не эталонный пример глупого короля, а поддерживала его сплошь изнеженная и разлагающаяся аристократия — для падения режима хватило одного мальчика-луковицы и небольшой компании его друзей.

  • На тебе!. Особенно сцена, где правительство думает собирать с людей налоги на дождь, снег и гром.
  • Воздух по талонам — синьор Помидор постановил, «что не только земля, но и воздух в деревне является собственностью графинь Вишен, и поэтому все, кто дышит, должны платить деньги за аренду воздуха»
  • Похожие семейные имена: «Чиполлино был сыном Чиполлоне. И было у него семь братьев: Чиполлетто, Чиполлотто, Чиполлочча, Чиполлучча и так далее — самые подходящие имена для честной луковой семьи». А причина проста: «cipolle» с итальянского переводится как «лук».
  • Луковые слёзы — что можно добавить? Только то, что синьор Помидор дёрнул мальчика за волосы и… и полился поток слёз.
  • Безобидные уголовникиподсветка:
« — Бедный ты мой отец! Тебя засадили в каталажку, как преступника, вместе с ворами и бандитами!..
— Что ты, что ты, сынок, да ведь в тюрьме полным-полно честных людей!
— А за что же они сидят? Что плохого они сделали?
— Ровно ничего, сынок. Вот за это-то их и засадили.
»
  • Пытки — дело житейское — попытка палача вырвать усы у Лука Порея закончилась ничем (палач упал без памяти от усталости, а Лук Порей не почувствовал ни малейшей боли). А всё потому, что жена Лука Порея использовала усы в качестве верёвок для сушки белья — вот и закалила их прочность…
  • Обнять и плакать — кум Тыква.
  • Яблоко от яблони далеко падает, типаж «хороший барчук» — Вишенка.
  • Злобный дядюшка — графини Вишни для Вишенки.
  • Пёс злодея — Мастино, пёс синьора Помидора. Впрочем, он скорее злодей по должности.
  • Обжора — барон Апельсин! В своих землях съел всё, что только можно было. Недаром одна из графинь Вишен сказала о нем: «Он сожрёт наш замок, как блюдо макарон». Настолько толст, что его огромный живот приходится возить на тачке.
  • Отвратительный толстяк — барон Апельсин.
    • Синьора Помидора и принца Лимона тоже изображают далеко не худенькими.
    • В конце книги Апельсин сделал поворот направо и перешёл в троп Добродушный толстяк: занялся физическим трудом и стал вести нормальный образ жизни (в отличие от герцога Мандарина, который так и остался паразитом).
  • Злодей-недотёпа — частный иностранный детектив Мистер Моркоу со своей собакой и солдаты-Лимончики.
  • Blackface/Дружественный огонь - осаждая замок, Принц Лимон приказывает всем покрасить лица в чёрный цвет в целях маскировки (днём). Барон Апельсин принял штурмующих за негров, помогающих мятежникам, и был горд, что их подавил.
  • Революция по-детски. Принц Лимон и графини Вишни сбежали из страны. Сеньор Помидор отсидел сколько положено и теперь работает подручным садовника в некогда собственном замке, всё равно сетовал на судьбу. Барон Апельсин ничего не умел делать, стал таскать чемоданы на вокзале и постройнел, а герцог Мандарин продолжает жить за его счёт и работать не собирается.
  • Вас здесь не стояло! — подобный спор в шуточном и суперлайтовом ключе произошёл между Кумом Тыквой и Кумом Черникой за право владеть кирпичным домиком. Первый приводил аргумент, что работал всю жизнь чтобы его построить и буквально собирал по кирпичику. Второй возражал, что тот в нём практически и не жил (Кума Тыкву забрали в тюрьму вскоре после постройки), в то время как он сам прожил там почти две недели. В конце концов, они таки смогли договориться и разделить домик.
  • Канонический переводчик — Потапова и Маршак.
  • Песня про меня. С. Маршак составил 3 песни от лица героев книги: Чиполлино (см. эпиграф), Помидора и Виноградинки.

«Путешествие „Голубой стрелы“»[править]

В начале сказки — блестящая деконструкция образа феи Бефаны (итальянского аналога Санты). Да, она умеет летать на метле и развозит детям подарки на Рождество. Но оказывается, что она — ещё и жёсткая бизнес-леди, и игрушки привозит только тем детям, чьи родители внесли предоплату наличными. Когда игрушки из её магазина обнаруживают этот факт, то находят, что такое положение несправедливо, и решают сбежать и буквально подарить самих себя детям из небогатых семей, оказавшимся без праздничных подарков.

«Джельсомино в Стране лжецов»[править]

Мальчик Джельсомино с врожденным даром «акустического оружия» отправился путешествовать — и оказался в государстве, где по приказу правителя перевернуты все законы логики и поменяны местами все названия. Написано, конечно, в веселой манере, но получилось, вообще-то, довольно жутковатое царство тотального абсурда, достойное пера Кафки. В сюжете можно найти немало «бонусов для взрослых», причём для довольно умных взрослых. Например, под наказание по закону об «обязательной лжи» попадают абсолютно все граждане, включая принципиально законопослушных: ведь чтобы донести в полицию о том, что где-то говорят правду, придется эту правду сказать самому… Кстати, уличенных в правдивости сажают не в тюрьму, а в сумасшедший дом… Как такое могли издавать в СССР? Не иначе — магия.

Существует несколько переводов, основные — О. Иваницкий и А. Махов (1960 — Страна Лжецов, Джакомон, Кошка-Хромоножка, Кукуруза) и Ирина Константинова и Юрий Ильин (1969 — Страна Лгунов, Джакомоне, Цоппино, Панноккья). Будем придерживаться первого как более известного.

  • С точностью до наоборот — вероятный кодификатор.
  • Символическое имя/Назван в честь цветка — Джельсомино с итальянского переводится как «Жасмин», что подчёркивает его юность, наивность, искренность и кристальную честность вплоть до щепетильности: когда Джельсомино, болея на футболе, своим криком нечаянно забил гол команде соперников, он, чтобы восстановить справедливость, уже намеренно забил гол и команде, за которую болел.
  • Человек-сонар/Вибромантия — Джельсомино обладает сверхмощным голосом, которым способен много разрушить.
  • Юный тенор — Джельсомино, как в книге (что неоднократно подсвечивается автором), так и в популярном советском фильме.
  • Творчество меняет реальность:
    • Голос Джельсомино оживил нарисованного на стене котёнка, которого еще не закончили, и получилась трехногая Кошка-Хромоножка.
    • Художник Бананито рисует предметы так правдоподобно, что они воплощаются в реальность.
  • Кавайная нэко/Хромота — Кошка-Хромоножка.
  • Обнять и плакать/ Геройская красная кнопка — Бенвенуто-не-присядь-ни-на-минуту. С каждой минутой, проведенной в сидячем положении, Бенвенуто взрослел. И старел. Однажды ему пришлось сидеть на месте, укрывая одного из друзей от стражи, и бедняга Бенвенуто умер от старости в десять лет.
    • Не в ладах с арифметикой — с какой скоростью старел сидящий Бенвенуто? В переводе Константиновой-Ильина названа точная скорость старения Бенвенуто, пока тот сидит или лежит — это месяц в минуту. Несложно подсчитать, что за час сидения он состарился бы на пять лет, а после первой же ночи в колыбельке вместо младенца проснулся бы сорокалетний мужик! В версии Иваницкого-Махова стоит более достоверное «сутки за минуту», то есть год с небольшим за 8 часов сна; но это уже противоречит сюжету — старел он слишком быстро, а к финалу постарел более, чем на 10 лет за пару часов максимум.
  • Не в ладах с экономикой, одновременно и с юриспруденцией — пресловутые «фальшивые талеры» в качестве законного средства платежа, одновременно с уголовным наказанием за попытку введения в оборот «настоящих денег». Едва ли можно поверить в то, что Джакомон разрешил эмиссию денежной массы всем желающим, но запретил себе самому, он пират, а не идиот! Если же «фальшталеры» штампуются единственно в государственном казначействе, то делай их хоть из дерева, хоть из картона — фальшивыми они от этого не станут.
    • Что очевидно для взрослого. Но автору правки и в голоштанном детстве пришло в голову, что естественный поступок для Джельсомино после сцены в лавке — написать на бумажке «10 талеров» и попробовать ей расплатиться, фальшивые же!
  • Наглая ложь — бывший капитан пиратов Джакомон, захвативший власть в стране, делает ложь государственной идеологией.
  • Верните мне язык!  — злой король Джакомон очень любит отрезать языки всем, кто сказал что-то ему неприятное или об этом промолчал. Вернее, любит отдавать такие приказы.
  • Покарать гонца — с фитильком: придворному должны были отрезать язык не за весть, а за то, что нарушил закон, сказав правду. Король, конечно, обещал милость, но весть была плохая. Хотя милость всё-таки оказали — отрезали нос.
  • Цвета зловещей радуги: Джакомон — лысый, и чтобы скрыть лысину, он носит парик ярко-оранжевого цвета. Пополам с рыжий-бесстыжий.
  • Злодейская песня — у нас тут есть песня короля Джакомона, песня доносчика Калимера и коллективная песня министров короля.
  • Говорящее имя — Ромолетта. Это уменьшительно-ласкательная форма имени Ромола — «римлянка», жирный намёк на то, какую страну вывел Родари под названием Страны Лжецов.
  • Любитель кошек и Назван в честь еды — тётушка Кукуруза (в оригинале Pannocchia — кукурузный початок). Старушка гренадерского роста.
  • Стеклоломный звук — да что там стекло, целый дворец Джакомона был разрушен голосом Джельсомино!
  • Революция по-детски — Джакомоне не только никто не трогает, но ещё и приглашают в клуб лысых. А войну, которую он развязал незадолго до свержения, успешно заменили на футбольный матч.
  • Транссексуал In Translation — в оригинале был котёнок Zoppino (читается «Дзоппино»), но Иваницкий и Махов решили заменить его на Кошку-Хромоножку — то ли из-за явного неблагозвучия этого имени для русского читателя (пресловутый «эффект Телепорно»), то ли из-за удачной рифмы. Также есть варианты «Цоппино» и «Трёхлапый Котёнок».
  • Чудесное рождение — трехногая Кошка-Хромоножка появилась из ожившего рисунка. Незавершённого.

«Торт в небе»[править]

По рассказу самого автора, весь сюжет вырос из простого «а что, если…» Итак, в некоем государстве разрабатывали атомную бомбу нового поколения — говорится о телеуправляемом атомном грибе, но это, видимо, для упрощения понимания детьми. Вероятно, здесь следует говорить о попытке создать дистанционно управляемый плазмоид с ядерной накачкой, вот это было бы оружие очень грозное! Однако, в проект бомбы вкралась ошибка и вся энергия экспериментального взрыва пошла на синтез… гигантского тортика (причём, при этом было поглощено и всё сопутствующее гамма-излучение). Тортик плавно пролетел по воздуху и приземлился в окрестностях Рима, вот тут и НАЧАЛОСЬ…

  • Бог из атомной бомбы — торт, который летал по небу, приземлился и накормил собой тысячи голодных детишек, материализовался из взрыва экспериментальной атомной бомбы. Строго говоря, не учёный виноват, а генерал, который пришёл на бомбу посмотреть и уронил на неё пирожное.
  • Мнимый больной — профессора Росси и Теренцио, съев по кусочку «инопланетного» шоколада, тут же свалились от боли и удушья. В больнице, правда, все симптомы прошли и все сошлись на том, что профессора просто здорово перетрусили. А шоколад был и правда самый обыкновенный.

«Планета рождественских ёлок»[править]

У нас, по понятным причинам, издавалась как «Планета новогодних ёлок».

Подросток Марко получил на Рождество подарок, который был ему явно уже не по возрасту — лошадку-качалку, которая оказалась замаскированным космическим кораблем. Стоило на неё сесть — активировалась и утащила Марко в космос (да, прямо в пижаме, а как он в вакууме дышал — не сказано), где его принял звездолет инопланетной гуманоидной расы. Впрочем — вполне дружелюбной, подростка они доставили на свою планету и оставили «погостить». Планета оказывается воплощенной техноутопией: все материальные блага производятся на автоматических заводах, сфера услуг отдана разумным роботам, абсолютно все блага жизни доступны бесплатно и так далее.

Для ребенка весь сюжет выглядит волшебной сказкой уровня «вот бы сколько угодно шоколада и мороженого, бесплатно и чтобы живот потом не болел». А читатель повзрослее вполне сможет разглядеть тонкую иронию автора по поводу «общества потребления» и месту для человека в нём.

  • Адская гончая — летающие собаки-пересобаки (они же «сверхсобаки» в другом переводе). Не злые, просто «ужасно надоедливые твари».
  • Страна еды — на этой планете съедобно (и довольно вкусно) всё без исключения, можно есть хоть камни и пить машинное топливо (оно на вкус как фруктовый сок).

«Джип в телевизоре»[править]

Ещё одна фантазия на тему шизотеха. Мальчик по имени Джип (полностью — Джампьеро) так много смотрел телевизор, что однажды был им буквально поглощен, превратился в электромагнитную волну и отправился прыгать по телеприёмникам всего мира, что породило немало смешных ситуаций. Вытащили из эфира его, в итоге, тоже всем миром: три государства запустили три искусственных спутника, это позволило на несколько секунд транслировать на все телевизоры мира одну картинку — после этого Джип снова материализовался. Внутри спутника. И был с парадом встречен на Земле.

Рассказы[править]

Несть числа им. Есть и просто сказки для самых маленьких, вроде истории про трёх малышей, съевших целую дорогу, вымощенную шоколадными плитками, но вообще для Родари характерно закладывать в сюжет пару-тройку «бонусов» и фиг в кармане:

  • «Профессор Угрозный (в другом переводе — Грозали), или Смерть Юлия Цезаря» — лютый и ехидный стёб над итальянской студентотой.
  • «Волшебники на стадионе» — над коммерческим футболом.
  • «Подарочные мышки» — про неудачный стартап кота по продаже мышей.
  • «Уйду к кошкам» — довольно грустная история на тему «отцов и детей».
  • «Могущество пустых банок» и «Всё началось с крокодила» — сатира, граничащая уже с антиутопией.
  • «Карлино, Карло, Карлино» и «Электронная кукла на транзисторах» даже у ребёнка может вызвать неслабый когнитивный диссонанс, а взрослому крепко «даёт по лбу».
  • Сказки «Человек, который хотел украсть Колизей» или «Рыболов с моста Гарибальди» способны читателя в конкретную депрессию отправить и надолго.

Стихотворения[править]

Переводились и издавались не так активно, как проза, но уж как минимум «Чем пахнут ремёсла» и «Какого цвета ремёсла» знал каждый советский школьник. Одна из этих школьниц выросла, стала врачом и написала пародию.