Джанни Родари

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
«

Я — веселый Чиполлино. Вырос я в Италии — Там, где зреют апельсины, И лимоны, и маслины, Фиги и так далее.

Но под синим небосклоном Не маслиной, не лимоном — Я родился луком. Значит, деду Чиполлоне Прихожусь я внуком.

»
— С. Маршак, «Песня Чиполлино»

Джанни Родари (Gianni Rodari, 1920—80), полное имя Джованни Франческо Родари (Giovanni Francesco Rodari) — итальянский детский писатель, очень и очень широко известный в СССР. Раскрученность его имени в Советском Союзе совершенно не удивительна: хороший писатель, к тому же детский, к тому же из капиталистической страны, к тому же — член компартии… То, что коммунизм по-итальянски — не совсем то же самое, что социализм по-советски, в предисловиях к изданиям его книг у нас аккуратно обходили стороной. Как и тот сомнительный факт, что молодой Джованни успел побыть членом фашистской партии.

В наше время имя этого замечательного автора уже не столь известно; иной ребенок может быть знаком, например, с Чиполлино, но вовсе и не знать имени того, кто этого героя придумал. Зато в СССР синьора Родари издавали огромными тиражами, хотя прямолинейные сюжеты про то, что лучше быть бедным и больным, чем богатым и здоровым, характерны только для ранних произведений — написанных в послевоенной Италии, когда уровень жизни был и вправду низким, а коррупции и преступности — высоким. По мере того, как жизнь в Италии налаживалась, сюжеты сказок Родари всё больше смещались в сторону ехидной социальной сатиры, юмора, вплоть до немного черного, и фантастики с космическими пришельцами, разумными роботами, путешествиями во времени и прочими радостями — благодаря коммунистическим убеждениям автора у нас благополучно «протаскивали под радарами», переводили и издавали его вещи, в которых на тему социальной справедливости и борьбы бедных с богатыми было ровно ничего.

В родной Италии был известен ещё и как автор стихов, журналист и педагог. В буржуйской Италии компартия действовала вполне легально, так что синьор Родари благополучно издавался, печатал статьи в коммунистической газете и кормил с этих заработков семью. Посещал Советский Союз и был очень тепло встречен в 1952 году.

Произведения[править]

«Приключения Чиполлино»[править]

Самая известная в Советском Союзе вещь, де-факто — бренд: мальчик-луковка широко тиражировался на значках, футболках и прочих носителях, а также попал в компанию «весёлых человечков» из журнала «Весёлые картинки». Сюжет простой — в сказочной стране, населенной антропоморфными растениями (точнее, плодами растений) происходит революция, и бедняки (в основном овощи) свергают режим богатеев (в основном фруктов). Поскольку правитель принц Лимон являл собой чуть не эталонный пример глупого короля, а поддерживала его сплошь изнеженная и разлагающаяся аристократия — для падения режима хватило одного мальчика-луковицы и небольшой компании его друзей.

«Путешествие „Голубой стрелы“»[править]

В начале сказки — блестящая деконструкция образа Голубой Феи (итальянского аналога Санты). Да, она умеет летать на метле и развозит детям подарки на Рождество. Но оказывается, что она — ещё и жёсткая бизнес-леди, и игрушки привозит только тем детям, чьи родители внесли предоплату наличными. Когда игрушки из её магазина обнаруживают этот факт, то находят, что такое положение несправедливо, и решают сбежать и буквально подарить самих себя детям из небогатых семей, оказавшимся без праздничных подарков.

«Джельсомино в Стране лжецов»[править]

Мальчик Джельсомино с врожденным даром «акустического оружия» отправился путешествовать — и оказался в государстве, где по приказу правителя перевернуты все законы логики и поменяны местами все названия. Написано, конечно, в веселой манере, но получилось, вообще-то, довольно жутковатое царство тотального абсурда, достойное пера Кафки. В сюжете можно найти немало «бонусов для взрослых», причём для довольно умных взрослых. Например, под наказание по закону об «обязательной лжи» попадают абсолютно все граждане, включая принципиально законопослушных: ведь чтобы донести в полицию о том, что где-то говорят правду, придется эту правду сказать самому… Кстати, уличенных в правдивости сажают не в тюрьму, а в сумасшедший дом… Как такое могли издавать в СССР? Не иначе — магия.

  • Чудесное рождение — трехногая Кошка-Хромоножка появилась из ожившего рисунка. Незавершённого.

«Торт в небе»[править]

По рассказу самого автора, весь сюжет вырос из простого «а что, если…» Итак, в некоем государстве разрабатывали атомную бомбу нового поколения — говорится о телеуправляемом атомном грибе, но это, видимо, для упрощения понимания детьми. Вероятно, здесь следует говорить о попытке создать дистанционно управляемый плазмоид с ядерной накачкой, вот это было бы оружие очень грозное! Однако, в проект бомбы вкралась ошибка и вся энергия экспериментального взрыва пошла на синтез… гигантского тортика (причём, было поглощено и всё сопутствующее гамма-излучение). Тортик плавно пролетел по воздуху и приземлился в окрестностях Рима, вот тут и НАЧАЛОСЬ…

«Планета рождественских ёлок»[править]

У нас, по понятным причинам, издавалась как «Планета новогодних ёлок».

Подросток Марко получил на Рождество подарок, который был ему явно уже не по возрасту — лошадку-качалку, которая оказалась замаскированным космическим кораблем. Стоило на неё сесть — активировалась и утащила Марко в космос (да, прямо в пижаме, а как он в вакууме дышал — не сказано), где его принял звездолет инопланетной гуманоидной расы. Впрочем — вполне дружелюбной, подростка они доставили на свою планету и оставили «погостить». Планета оказывается воплощенной техноутопией: все материальные блага производятся на автоматических заводах, сфера услуг отдана разумным роботам, абсолютно все блага жизни доступны бесплатно и так далее.

Для ребенка весь сюжет выглядит волшебной сказкой уровня «вот бы сколько угодно шоколада и мороженого, бесплатно и чтобы живот потом не болел». А читатель повзрослее вполне сможет разглядеть тонкую иронию автора по поводу «общества потребления» и месту для человека в нём.

«Джип в телевизоре»[править]

Ещё одна фантазия на тему шизотеха. Мальчик по имени Джип (полностью — Джампьеро) так много смотрел телевизор, что однажды был им буквально поглощен, превратился в электромагнитную волну и отправился прыгать по телеприёмникам всего мира, что породило немало смешных ситуаций. Вытащили из эфира его, в итоге, тоже всем миром: три государства запустили три искусственных спутника, это позволило на несколько секунд транслировать на все телевизоры мира одну картинку — после этого Джип снова материализовался. Внутри спутника. И был с парадом встречен на Земле.

Рассказы[править]

Несть числа им. Есть и просто сказки для самых маленьких, вроде истории про трёх малышей, съевших целую дорогу, вымощенную шоколадными плитками, но вообще для Родари характерно закладывать в сюжет пару-тройку «бонусов» и фиг в кармане:

  • «Профессор Угрозный (в другом переводе — Грозали), или Смерть Юлия Цезаря» — лютый и ехидный стёб над итальянской студентотой.
  • «Волшебники на стадионе» — над коммерческим футболом.
  • «Подарочные мышки» — про неудачный стартап кота по продаже мышей.
  • «Уйду к кошкам» — довольно грустная история на тему «отцов и детей».
  • «Могущество пустых банок» и «Всё началось с крокодила» — сатира, граничащая уже с антиутопией.
  • «Карлино, Карло, Карлино» и «Электронная кукла на транзисторах» даже у ребёнка может вызвать неслабый когнитивный диссонанс, а взрослому крепко «даёт по лбу».
  • Сказки «Человек, который хотел украсть Колизей» или «Рыболов с моста Гарибальди» способны читателя в конкретную депрессию отправить и надолго.

Стихотворения[править]

Переводились и издавались не так активно, как проза, но уж как минимум «Чем пахнут ремёсла» и «Какого цвета ремёсла» знал каждый советский школьник. Одна из этих школьниц выросла, стала врачом и написала пародию.