Genshin Impact/Тропы с Л по Р

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

В данной статье по Genshin Impact приведены все тропы с Л по Р, шаблон не надо ставить.

  • Левитация: самый очевидный пример — Паймон, которая ландшафта ногами вообще не касается и плавает в воздухе аки рыба в воде; при этом, несмотря на отсутствие других левитирующих персонажей, никого это не удивляет и любопытства не вызывает (что вызывает удивление и любопытство уже у игроков). Второй яркий пример — Маги Бездны, которые, пока не разобьёшь их щит из стихийной энергии, парят над землёй и периодически поддразнивают игрока, принимая издевательские расслабленно-лежачие позы. Также очень недолго и низенько могут левитировать в процессе кастования владельцы катализаторов (особенно Лиза), а в Ли Юэ встречается особый хренполучий, способный служить основой для летающих островов (уж не с его ли помощью Селестию построили?).
  • Леди-воительница — легко и органично в амплуа вписываются фактические правительницы Мондштадта и Ли Юэ, Джинн и Нин Гуан.
    • В Ли Юэ есть ещё и Кэ Цин — одновременно офицер и высокопоставленная чиновница, сочетающая достойные леди платьица с военной выправкой и твёрдой самодисциплиной, и крайне лихо и активно орудующая мечом; и Гань Юй — вечная опора порядка (вещей).
    • С поправкой на неизвестный возраст — Люмин и в роли протагонистки, и, особенно, в роли антагонистки.
    • Эола, аристократка по происхождению и воспитанию, представляет собой эталон тропа. С какой танцевальной грацией она размахивает своим дрыном размером с себя — надо видеть.
    • Аяка, естественно.
  • Лечение через питание — еда здесь заменяет хилпоты. Некоторые блюда даже работают как воскрешалки, возвращая отправленного в нокаут персонажа в бой. Видать, как-то успевает перекусить в астрале, пока товарищи отбиваются. Игроки любят на эту тему пошутить.
  • Лжерусские — имена большинства уроженцев Снежной (кроме изредка встречающихся «под Италию») доставляют вполне. Некоторые вполне аутентичны, и даже Михаилов и Людмил без фамилий и отчеств вполне можно простить. Но проскальзывают и классические случаи отчеств вместо имён (привет, товарищ Иванович!), а то и вовсе проходной персонаж-барыга по имени Царевич (это он сын богини во плоти, или это авторы не догадались, что слова «царица» и «царевич» как-то связаны?). Да и само название страны Снежная чего стоит!
    • Сестру Тартальи зовут Антонина, а братьев — Антон и… Тевкр. А настоящее имя самого Чайльда — Аякс. Такие имена существуют в реальности, правда, они греческие (и здесь, судя по всему, являются отсылкой к Илиаде). Конечно, у богатых свои причуды, но всё же на фоне остальных «русских» звучит непривычно. Обоснуй — примесь иных, не-«русских» веяний; или, собственно, причуда богатых родителей.
    • Происходит сей Аякс из простой лжерусской рыбацкой деревни Морепесок, отчего знающим язык хочется сделать рукалицо. Прибавляет вопросов к культурному составу Снежной, ибо живут в деревне явно не богатые дворяне — местные греки ли, или обедневшие патриции, или как обычно?
    • В нашей реальности ведь необычные имена детям дают и совсем не «патриции», почему бы здесь быть по-другому? В данном случае примечательнее временной промежуток — повезло самому старшему и самому младшему детям.
  • Любимый фанский пейринг: с таким количеством персонажей — хоть отбавляй.
    • Гетеро-пейринги: 1) Дилюк и Джинн. Ведь она назвала его сэмпаем, да и смотрятся они красиво. Масла в огонь подливают непростые отношения винного магната с Ордо Фавониус. 2) Чжун Ли и Нин Гуан. Несмотря на то, что они даже не взаимодействовали по ходу сюжета, многие просто считают их красивой парой. 3) Альбедо и Сахароза. Отношения учитель/ученик всегда были популярны. 4) Беннет и Фишль. Потому что они дружат. И шипперам, разумеется, все равно, что дружба совершенно не обязательно перерастает в любовь. 5) Сяо и Гань Юй. Опять же, отношения учитель/ученик плюс они оба Адепты. 6) Сяо и Ху Тао. Скорее всего, потому что Сяо, хоть и сдержанно, но всё же положительно отзывается о Ху Тао, оценив её юмор, а Ху Тао на вопрос о Сяо лишь забавно отмахивается. 7) Беннет и Барбара. Девушкой-айдолом все восхищаются, вот и Беннет не исключение. 8) Кэйя и Лиза. Этих двоих воспринимают как бета-пару при альфе Дилюк/Джинн. 9) Чун Юнь и Синь Янь. Потому что они иногда вместе зажигают на сцене, да и владеют противоположными стихиями, огнём и льдом. 10) Скарамучча и Мона. После совместного события. 11) Аяка и Кадзуха. Хотя предпосылок к этому нет — они даже не встречались лично. 12) Тома и Аяка. А вот тут предпосылки есть, и довольно жирные: динамика «госпожа и её верный слуга» и «друзья детства». Бонусных баллов добавляет тот факт, что по изначальной задумке Тома должен был быть женихом Аяки. 13) Итто и Сара. Отчаянное стремление Итто взять реванш на Сарой и откровенная непрязнь Сары к Итто по итогу породило кучу артов и фанфиков в категории «от неприязни до любви» и «закадычные враги». А ещё к этому добавляется стремление артеров делать Итто чуть ли не на две головы выше Сары. 14) Моракс и Гуй Чжун. Даже с учётом того что Гуй Чжун уже давно мертва и упомянается лишь в воспоминаниях и речи некоторых персонажей, тем не менее, весьма чётко было обозначено, что она была лучшей подругой Моракса. И среди некоторых фанатов бытует мнение, что их связывали не только дружеские отношения...
    • Слэш-пейринги: 1) Дилюк и Кэйя. Потому что они сводные братья, и у них весьма непростые отношения. 2) Беннет и Рэйзор. Опять же, потому что они находятся в хороших дружеских отношениях. 3) Тарталья и Чжун Ли. Потому что они часто взаимодействовали на протяжении сюжета Ли Юэ. 4) Чжун Ли и Осиал. Фанатов не останавливает и то, что единственный облик в котором появляется морской бог в кадре — это гигантская монструозная рыба. 5) Син Цю и Чун Юнь. Потому что они лучшие друзья. 6) Внезапно Сяо и Венти. При том, что они даже не пересекались. 7) Казуха и его безымянный друг. 8) Казуха и Горо. Казуха тепло отзывается о Горо, а Горо, увидев его среди подкрепления, обрадовался как родному. 9) Казуха и Скарамучча. Но опять же — они ни разу не пересекались.
      • Итэра чаще всего шипперят с Венти и Сяо (по тем же причинам, что и в случае с Люмин).
    • Фемслэш-пейринги: 1) Джинн и Лиза. Вновь из-за их дружбы. 2) Нин Гуан и Бэй Доу. 3) Эмбер и Эола. Ну да, ну да, опять потому что подружки. 4) Эола и Янь Фэй. То же самое. 5) Гань Юй и Кэ Цин. Игра на контрастах и «служебный романс»: Кэ Цин не особо любит Адептов (хоть и не выражает откровенного презрения к ним) и живёт только работой на благо народу Ли Юэ; Гань Юй тоже батрачит как проклятая, но несмотря на свой статус Адепта, стоит в подчинении у Кэ Цин. Это и обыгрывается. 6) Баал, Сара и Яэ. В случае с Баал/Сара — потому что главарь и «дракон»; а в случае Яэ/Баал — потому что они старые подруги; а иногда всех троих дам вовсе пихают в один многоугольник.
      • Как ни странно, Люмин эта тема обошла стороной. Разве что можно отметить пейринги с Эмбер и Аякой.
  • Магократия — в основном с прикрученным фитильком, но имеется. Простые смертные могут куда меньше, чем владеющие элементами, что логично приводит к доминированию магов. Нет, не-маги в государственных аппаратах известных стран тоже есть, но все более-менее значимые власть предержащие особы, их заместители и главные соратники — всё-таки умеют в стихии, причём чем выше статус, тем круче умеют (а точнее, наоборот). В результате повсеместно-обыденным стал типаж «Лидер и маг», так как общество всё же состоит в основном из обычных людей, которых надо организовывать, в том числе для труда и прочей экономической деятельности, а также для обороны. Армия обычных людей с холодняком и стрелами под предводительством офицеров-магов (тоже с холодняком и стрелами) вкупе с деловой артелью под руководством мастера-элементалиста — норма сеттинга, а герои-немаги почитаются как достойная внимания редкость.
    • Хиличурлы туда же. Гиганты-митачурлы — всё же среднее звено племени, в лучшем случае — боевые вожди, а настоящая власть и авторитет традиционно в руках шамачурлов, которые с виду самые хилые из всех представителей вида, но единственные, владеющие магией стихий. Огроменные переростки-лавачурлы сочетают в себе оба типа и пользуются подобающим полубогам уважением и почётом, но предпочитают жить отдельно от племён, хотя могут вместе идти в бой. По сюжету, с недавних пор хиличурлов активно рекрутируют в качестве пушечного мяса Маги Бездны.
  • Макгаффин:
    • В арке Мондштадта — священная лира Архонта Анемо. Вокруг неё танцует вся вторая глава, с ней носятся все подряд… а в концовке она с треском ломается о неизвестный доселе масштаб вмешательства Ордена Бездны в проблему озверения Двалина. Макгаффин, однако, не слитый — сделала своё дело; про неё даже не забыли в концовке арки.
    • В Ли Юэ — Печати Согласия как класс, и выданная Путешественнику(це) как частный случай. Представляют собой нечто, очень отдалённо похожее на независящий от личностной привязки Глаз Бога, завязанный на силу не стихий/Архонтов, а энергии Адептов. Работают как пропуска и охранные грамоты и могут позволять носителю пользоватсья их магией для некоторых полезных фокусов. Причём количество Печатей переходит в качество, и обладая множеством из них, можно влиять на вещи почти что Архонтовского уровня, вроде удерживающей Осиала волшебной спячки. В современном мире крайне редки и почитаются древними реликвиями, когда-то в далёкой древности произведёнными в ограниченных количествах Архонтом Гео для особых нужд подданных, в т. ч. как оружие. Однако, как оказывается, расшифровать секрет их работы и поставить на поток создание скольких угодно копий можно и не-Архонтам, что доказали Фатуи, на основе одного из оригиналов наштамповав пачку полностью идентичных новоделов.
    • С несколько прикрученным фитильком Сердца Бога/Гнозисы. По лору они ещё как должны влиять на сюжет тем классом способностей, которые дают своим носителям-Архонтам, но на поверку в ходе экранной истории ни Архонт Анемо, ни Гео божественных абилок так и не применяют ни разу. Оба скрываются среди простых смертных и по разным причинам стремятся не светиться; у Венти отбирается техничным ваншотом, Чжун Ли добровольно отдаёт в рамках большой сделки. В целом остаются чистыми макгаффинами, движущими всем сюжетом в части, касающейся Фатуи; сбор гнозисов — их единственная мотивация, а то, что Паймон настаивает на противостоянии им в этом — движителем конфликта ГГ с ними.
  • Мальчики бьют, девочки стреляют — ветвистым зигзагом. Да, юноши и мужчины чаще орудуют мечами или копьями, а девчата и женщины — луком, или вовсе предпочитают магию. Но среди персонажей найдутся и те, кто не вписывается в эту систему: например, Венти шмаляет из лука не хуже Фишль, а Ноэлль умудряется таскать за собой меч с себя ростом, которым запросто косит врагов; Сян Лин вплоть до выхода Чжун Ли была вообще единственной копейщицей, а Бэй Доу с двуручниками, не уступающими таковым у Ноэлль, просто виртуозна.
  • Мамонт-танк — Ноэлль как играбельный персонаж, при малейшей прямости рук и минимально годном обвесе. Причём собственно выдача урона в секунду у неё не слишком высока, держась на уровне любого обыденного мечника — элемент Гео как-никак не ориентирован на все те взрывные реакции, которыми балуются остальные элементы — но до уровня консервной банки всё же не падает, и вдобавок отлично крушит самых противных Гео-защищённых врагов своим двуручником. Но вот убить её саму врагам практически нереально: сильно прокачана защита, и от защиты же баффается атака, основная абилка вообще щит от урона, а со своих ударов она может отлечиваться. А если ещё в команду с ней поставить, к примеру, Барбару, способную нехило лечить своими атаками всех сопартийцев и вешать на активного персонажа абилку восстановления здоровья… Выпилить этой парой милашек можно почти любого встречного врага, будь он хоть десять раз босс, а проиграть бой трудно даже против совсем читерских комбинаций врагов; единственный минус в том, что бой с подобной тактикой длится дольше, чем при команде сильно бьющих элементалистов, но если иначе никак — прекрасная верная горничная Ноэлль всегда к вашим услугам.
    • После 1.3 эталоном типажа стал Чжун Ли, чей щит из просто сильного превратился в почти неуязвимый при неприхотливости для достижения такого результата к обвесу, а наносимый персонажем урон одновременно заметно вырос.
  • Манапанк — знаково отметились Фатуи. Их основные полевые силы оснащены ни много ни мало силовой бронёй, делающей из них гигантов-танков наподобие паладинов Братства Стали из Фолыча, а ещё дающей им возможность бить тем или иным элементом и включать из него же щит против урона.
    • Технологически наблюдаемые на данный момент страны находятся на уровне развитого средневековья — но элементы компенсируют часть технологической отсталости. Скажем, Крио обеспечивает возможность заморозки продуктов, Анемо позволяет летать с помощью планеров, Гео способствует добыче полезных ископаемых и иных ценностей из недр земли не хуже добротной механизации, а Пиро отчасти заменяет порох. Именно Пиро-как-взрывчатка распространено больше всего: даже хиличурлы освоили кустарное производство бомб путём усмирения Пиро-слизей водой и запихивания их в бочки; слизей поменьше они метают как ручные гранаты. О людях-магах и говорить нечего; Фатуи вообще поставили на поток производство пиро-огнестрела.
    • К тропу относится и не показаный пока Фонтейн — как минимум мгновенные фотокамеры аля Kodak вполне освоили, причём со спецверсиями на заказ. Парой таких можно обзавестись в побочных квестах. Заодно обоснование фоторежима.
  • Мандат Неба — с прикрученным фитильком: земли, над которыми властвует тот или иной Архонт, прямо отражают его или её элементальные способности и даже черты характера. А общества людей, живущих на них, существуют согласно идеям, насаждённым Архонтами, и, соответственно, прямо отражают их волю. К примеру, общество Мондштадта существует в согласии с личными принципами Барбатоса — абсолютный примат свободы воли и неподчиняемость какой-либо верховной власти.
  • Маугли/Волчий пастырь — Рейзор. Воспитан волками, живёт в лесу, недолюбливает города и городских. Ладно хоть одевается… частично, правда.
  • Маска прирастает к лицу — неизвестно в какой доле, но Фишль определённо находится где-то здесь. Её косплей собственно книжного персонажа Фишль явно зашёл далеко за рамки обычной ролёвки, и непонятно, сколько в ней осталось изначальной её личности двинувшейся от недостатка родительского внимания и насмешек сверстников, отчаянно одинокой девочки Эми, а сколько изобретённой личины, под которой она попыталась это спрятать (и от этого спрятаться). Однозначно лишь то, что она больше не совсем та, кем была — и то, что при этом всё же сохранила изначальные черты личности, которые гораздо сильнее проявляет в обществе тех, кто ей дорог и кому дорога она; при развитии отношений с Фишль её последующие реплики явно сигналят о том, что маска сидит тем менее плотно, чем больше она получает того, чем так обделена — личной близости и теплоты, дружбы и любви со стороны близких.
  • Маскот — Паймон. Моэ-фейка много где красуется и в рекламе, и во внутриигровых менюшках, красивый силуэт профиля её головы служит иконкой главного меню, а её характерная нимбоподобная левитирующая тиара — вообще логотип игры.
    • В меньшей степени, и больше внутри самой игры, так иногда играют и слизяхи, и хиличурлы. Несмотря на то, что идея монстра-слизи как маскота чуть ли не закопирайчена монументальной франшизой Dragon Quest, с характерной каплевидной внешностью тех местные разноцветные и детальные слизяхи никогда не спутаешь, поэтому прокатывает. Хиличурлы же сильнее всего играют благодаря своим маскам с их узнаваемым силуэтом и подобию львиной гривы в обрамлении.
  • Мат мы запретили употре***** — казалось бы, вот классическая ситуация, когда антимат видит мат там, где его нет, игнорируя пробелы между буквами/словами, однако ситуация умудрилась дойти до абсолютного маразма, когда какое-то время антимат цензурил буквы «Б» и «Ч».
  • Машины-реликты — две разновидности врагов, вначале вполне тянущих на полноценных боссов, а впоследствии получающих приставку «мини». Ещё один кивок в сторону «Breath of the Wild» с её машинами древних, но здесь они, пусть тематически явно подражают (вплоть до наличия «глаза»-целеискателя, в который следует целиться как в слабое место), всё же иные. Судя по всему, могут как-то себя ремонтировать или кем-то воспроизводятся, ибо не кончаются. Особо крутые перцы сеттинга иногда могут их контролировать и строить новые копии.
  • Межвидовое скрещивание — Гань Юй — результат скрещивания человека и цилиня. От цилиня у неё те самые фирменные рога, а также биологическое бессмертие и сильный интеллект. Благодаря ним вкупе с неисчерпаемой трудоголической услужливостью, в которой она могла бы посоперничать с Ноэлль, Гань Юй уже три тысячи лет батрачит на Ли Юэ живым калькулятором и секретаршей-администратором. Довершает образ вегетарианский рацион (включающий цветы).
    • При этом данная особенность играется вполне себе драматично: в Гань Юй натурально сосуществуют начала человека и цилиня, что приводит к целому ряду странностей, психологическим и психическим нестыковкам, необычной физиологии и неизбывному ощущению себя чужой как среди людей, так и среди фантастических существ. Ей даже трудно полностью осознать себя и самоопределиться, помочь ей так толком никто и не смог, и вот уже сотни лет она пытается отвлечь себя от экзистенциального кризиса бесконечной работой.
    • Молодая юристка Янь Фэй. Как и вышеупомянутая Гань Юй, является полукровкой человека и божественного зверя, но на сей раз, это сечжи — существо из китайской мифологии, способное различать правду и ложь (что весьма символично). И судя по всему, в отличие от той же Гань Юй, от факта принадлежности одновременно к людям и адептам не испытывает каких-либо проблем (или пока не испытывает из-за своего совсем малого в сравнении с другими адептами возраста?)
  • Межфракционная команда — яркие, радикально различные и грамотно сделанные персонажи — одно из главных достоинств игры. В партии может быть четверо (в отдельных квестах — пятеро) человек, и экспериментировать с составом команды можно очень долго и с удовольствием. И, естественно, эти персонажи — выходцы из совершенно разных социальных слоев и фракций. В команде могут присутствовать мироходец, рыцари (и один скаут) Ордо Фавониус, вечно всё взрывающий шебутной ребенок, за которым эти рыцари приглядывают, милая боевая горничная, стремящаяся в рыцари; епископ-айдол, пара авантюристов (тоже со своими тараканами и воронами), бизнесмен и вигилант на полставки, кошкодевочка, местный Маугли, бродячий астролог, гениальная ученая-алхимик, наследник торговой гильдии, благородная морская капитанша с пиратскими замашками, представители правящей фракции Ли Юэ, гений-экзорцист, кулинарный гений в вечных поисках новых рецептов, девочка-зомби с амнезией, пара отлынивающих Архонтов… Даже один Предвестник Фатуи умудрился затесаться. И это еще далеко не конец, с развитием игры список должен пополниться не менее яркими персонами.
    • При этом, однако, дословную банду маргиналов тут слепить куда сложнее, чем кажется. Пусть большинство возможных напарников и имеют свои уникальные заскоки и странности, в основном это изюминки, лишь придающие им яркости, и большинство — весьма достойные личности, которых к настоящим маргиналам ну никак не отнести. Да, даже бродячая гадалка, боевая горничная и пиратка. Если есть такое желание, сборище маргиналов организовать вполне получится, благо есть и такие, но всё же здесь это сложнее, чем в некоторых командных ролёвках.
    • Предвестники Фатуи, да и Фатуи в целом, представляют собой злодейский вариант. По крайней мере один из известных Предвестников, фактически личных агентов Царицы — чистокровный фэнтези-японец из Иназумы (для полноты местного стереотипа даже владеющий Электро), и даже при общей анимешной стилистике игры можно понять, что подразумевается он как визуально отличный от персонажей, заявленных как «русские». Среди рядовых же членов этой туманной организации встречались и уроженцы Мондштадта, а один из её агентов средней руки без проблем предлагает вступить в неё и Путешественнику(це), который(ая) вообще не местный(ая).
  • Местные боги этой земли (конкретно в случае Инадзумы) — остров Наруками и остров Ватацуми. Во-первых, две абсолютно разные веры (Великий Храм Наруками и Храм Сангономии). Во-вторых, коренные жители Ватацуми самые настоящие выходцы из морских глубин. К тому же прослеживается конфликт интересов, и не только по части религии: Ватацуми является главным оплотом Сопротивления, а на о. Наруками находится столица и резиденция сёгуна.
  • Мета-пророчество — тиктоки с «Мисс Гигантская сука. Стрёмная куколка. И водяной дебил» в отношении Синьоры, Скарамуччи и Тартальи соответственно заиграли новыми красками после финала арки Инадзумы, где выяснилось, что Скарамучча — прототип «куклы» сёгуна.
  • Меч за спиной — педаль в пол: вообще у всех персонажей оружие левитирует за спиной, в сравнительно удобной для подхвата позиции — а во время свободных побегушек-полётов-лазаний по миру вообще дематериализуется золотистым блеском в какое-то подпространство, и в начале боя резко призывается прямо в руки! Катализаторы так и продолжают левитировать, крутя деталями или перелистывая страницы рядом с персонажем, а между боем и дематериализацией в закрытом виде летают прямо за спиной.
  • Мешанина жанров — не остро, но присутствует с оснований, со временем пополняясь множеством новых побочных режимов, когда посредством мини-игр в рамках временных событий, а когда и на постоянной основе. Базовая игра — наполовину наследник Breath of the Wild как экшон-РГП с открытым миром и планером, наполовину — наследник куда более боевитых слэшеров наподобие Devil May Cry, отбросивший от обоих прародительских течений некоторые элементы (акцент на движке физики и экстра-реализме первого, комбо-счётчики и файтоподобные элементы второго) и совместив оставшееся; позволяет в данжи заглянуть и головоломки в мире решать, как в Зельде, но с гораздо большим упором на развитую боевую систему с элемент-комбинациями и уникальные мувсеты персонажей. В 1.4, на радость фанатам крайне обаятельного состава персонажей игры (см. следующий штамп), проклюнулись элементы симулятора свиданий, дружеских и не очень.
    • В ходе временных событий же счёт предлагаемых сторонних жанров мини-игр идёт на дюжины, от простеньких до годных в самостоятельные режимы. Ещё до начала 1.4 успели и сокровища с металлоискателем пооткапывать, и сыграть во впечатляюще развитую и завязанную на систему стихий игры башенную защиту, и полетать на планерах на время и точность прохождения трека, и поработать курьером службы доставки в стиле полосы препятствий, и устроить фотоохоту с обменом снимков между игроками для сбора коллекций за награды, а мондштадтский фестиваль в 1.4 выдал аж целую серию самых разнообразных мини-игр, от лучного тира и полноценной ритм-игры в стиле Osu до небольшой, но полностью функционирующей миниверсии игр для компаний вроде Super Mario Party, подправленной под специфику игры.
    • В 1.5 педаль была выдавлена не в асфальт, а вообще куда-то в магму — добавление системы домоведения. Игроку нужно пройти квест (который ко всему прочему ещё и знакомит нас с Янь Фэй) от мадам Пин, чтобы получить волшебный чайник, в котором находится особое подпространство. А уже там — создавать мебель из добытых из реального мира материалов и обустроить свой дом. Шуточки про то что Геншин теперь стал гибридом Майнкрафта и Симса не заставили себя долго ждать.
  • Милашка — внешне в игре милы чуть менее, чем все представленные персонажи обоих полов (и даже многие из неписей!). Однако в качестве важной характеризующей персонажа черты у некоторых это представлено ярче. В качестве милашки предстаёт первый встречаемый нами персонаж-маскот Паймон, и безусловной живо-энергичной милашкой является первая самоприсоединяющаяся напарница Эмбер; вскоре встречается (а затем и заполучается) концентрированная милашка жрица-айдол Барбара, становится доступной крайне милая боевая горничная Ноэлль, а в сторонних квестах встречаем подвид с усиленной китайскостью в лице повара-непоседы Сян Лин. Остальные персонажи подобного толка пока получаются уже из гачи или встречаются в квестах попозднее, но таковы также: с женской стороны Кли (даже при всех повадках тотальной пироманки), Ци Ци (даром что нежить!), Сахароза (концентрированная умница-меганекко), в некоторой степени Мона, Кэ Цин и Фишль (последняя пусть и под маской тюнибё, но не менее мила); с мужской стороны в первую очередь неунывающий паренёк-оптимист Беннетт и изящный фанатик книг и приключений Син Цю, а также диковато-милый подросток Рейзор и траповый весельчак-приколист Венти. Недавно список пополнила «кокосовая коза» (спасибо Ци Ци за перл) Гань Юй.
  • Милый извращенец — вскоре после знакомства становится очевидно, что Лиза в целом оно. Её личный квест, при всей серьёзности её отношения к книгам и библиотечному делу, походит больше на повод вытащить Путешественника(-цу) на свидание, на котором она почти что требует отношения к себе как к даме сердца (и, да, игроку для прохождения надо честно (или не очень) выбрать ей цветы и подарок и отобедать с ней в ресторане), а геройские похождения против Ордена Бездны на котором возникли совсем незапланированно и ниоткуда, и по итогам которого она прямо говорит об ожиданиях на дальнейшее развитие личных отношений. При этом все её реплики, которые не про отсутствие желания почём зря выходить из дому и присутствие желания расслабиться, представляют собой планомерное окучивание и завлекание ГГ, вне зависимости от выбранного игроком пола — Лиза постоянно говорит с ним(ней) томным маняще-игривым голосом, а фразы-то какие… Внешне кажущиеся невинными слова оборачиваются едва завуалированными приглашениями в постель, обещаниями ласки и намёками на то, где она предлагает Путешественнику(це) тайком встретиться с ней наедине и что с ним(ней) хочет сделать, а коронной репликой стало обещание «стать тебе учительницей, наставницей или подругой… или всеми тремя одновременно». При этом не забываем, что Лиза — ещё молодая, но уже полностью взрослая роскошная женщина, а Путешественник(-ца) старше 18 ну никак не выглядят, и большинством персонажей (в т. ч. заядлыми гуляками) однозначно воспринимаются как слишком юные, чтобы пить алкоголь. То ли в честь Лизе, то ли в довесок к этому здесь только то, что намекается, что она и раньше себя так вела, а не только к ГГ пристаёт — ну и, конечно, при всей неуёмности своих заигрываний грани всё же переходить не собирается никак и никогда. И при всём при этом Лиза всегда остаётся безусловно положительной героиней — любовь к утехам её моральным ориентирам и способностям к героике ни разу не мешают.
  • Минимальный экипаж — На весь Мондштадт личного состава Ордо Фавониус раз два и обчёлся, и даже самые глухие, кищащие местными гоблиноидами края подотчётной территории бедолаги патрулируют в одиночку и редко когда в силах совладать с постоянно плодящимися как из ниоткуда новыми лагерями. Причина — в том, что великий магистр ордена за неизвестным макаром увёл в долгий поход в неведомые дали подавляющее большинство рыцарей, а многе оставшиеся в городе иногда кажутся без пяти минут бандой маргиналов.
  • Мироходец — мы и наша сестра/брат. В результате столкновения с непонятной божественной сущностью с неприязнью к человекам неожиданно переквалифицировались в попаданцы в один из миров.
  • Мисс Фансервис — среди женских персонажей немного тех, кто на эту роль не тянет, да и эти исключения случаются в основном потому, что являются милашками-девчушками и сескапильности ещё не развили. Атлетичная рыцарша Джин носит обтягивающие белые штаны, Эмбер чарует полной жизни девичьей красотой в форме авиаторши в облегающих шортиках, астролог-милашка Мона одета в завораживающе подчёркивающий её прелести костюм подобия ассистентки иллюзиониста пополам с милой ведьмочкой, Фишль даже при отсутствии пышных форм отменно обыгрывает имеющуюся красоту наполовину состоящим из полупрозрачных вставок и смахивающим на купальник костюмом, женщины-героини из Ли Юэ почти поголовно носят классические китайские платья с о-о-очень щедрыми боковыми разрезами, демонстрирующими впечатляющую ногастость… Вайфу способствуют популяризации игры, ать!
    • В самом начале ярко сыграли Мона и Лиза. В принципе, в аниме нет некрасивых девушек, но из всех стартовых персонажей у Лизы самые выдающиеся, эммм… способности. А как она томно вздыхает и охает, когда персонаж под её управлением вынужден куда-то лезть или бежать… Мона же ещё до релиза игры благодаря своей незабываемой внешности и манере одеваться прочно застолбила за собой целый пласт специфических видов фанатского внимания.
      • Судя по всему, Лиза не против отношений с Путешественником (обоих полов). По крайней мере, свой квест по возвращению книг в библиотеку Лиза превратила в небольшое свидание с цветами, подарками и рестораном, а закончила откровенным заделом на продолжение отношений… рабочих ли?
    • Из антагонистов даже в режиме (пока что) чуда двух сцен знаково засветилась Синьора.
    • В целом среди фанатов на данный момент основными Мисс Фансервис считаются уже упомянутые Мона и Лиза, отчасти Джин, Нин Гуан, Кэ Цин и Бэй Доу, а также Гань Юй и Розария; последние две, даже выйдя на арену позднее конкуренток, пользуются чуть ли не самым большим спросом.
  • Мистер Фансервис — тоже в достатке:
    • В широко-общем смысле мужских персонажей есть четверо основных, наглядно демонстрирующих привлекательность и заставляющих фанаток (и не только) неровно дышать: Кэйа, Дилюк, Тарталья и Чжун Ли. Однако Дилюк и Чжун Ли полностью обряжены в подчёркивающие их мужскую красу и физданные со всех сторон, но всё же закрывающие прямой обзор костюмы. Ближе всех к узкому смыслу явления Кэйя, смуглый бисэйнэн в обтягивающих штанах и рубахой, открывающей взор на рельефный торс; прямо за ним Тарталья с пиджаком на голое тело, местами демонстрирующим отменно по-легкоатлетически накачанную физу.
    • Самый же классический и рафинированный пример мужских оголений — Итто (один из самых свежих примеров), огромный шкафообразный Они, не стесняющийся демонстрировать свой накаченный оголённый торс всей округе. Сяо же, невысокий крутой адепт-якша, выглядит уже скорее как вариант «с фитильком» — но тем не менее майка в облипку с глубоким вырезом на спине говорит сама за себя. Другой претендент на максимальную наготу, Рэйзор, тоже популярен, но ещё меньше, вероятно ввиду своего в целом юного, старшешкольного возраста (остальные или уже взрослые, или вообще древние-бессмертные) и специфических, пусть и милых черт молодого маугли.
    • Внезапно, Итэр и Горо, только вот в их случае фитилёк сжат чуть ли не до упора. А проблема в упрощенной и довольно скупой на детализацию визуализации перонажей в сравнении с их официальными карточками персонажей (и, очевидно, созданием моделек про принципу Cntr+C,Cntr+V). Однако как вы думаете, по какой ещё причине эти двое ходят с полуголым торсом? Ради этого самого, да которого при это всё равно как бы и нет.
  • Может, магия, а может, реальность — в рамках профессиональной деятельности с этим постоянно сталкивается Чун Юнь, ибо экзорцист. Да, в Тейвате духи и всякие потусторонние сущности китайского разлива таки встречаются, по крайней мере в Ли Юэ — но многим вызывающим его они лишь мерещатся, или причины их проблем по факту куда более прозаичны. Бывает, что и такие Чун Юнь ненароком помогает решать, ибо помимо экзорцизма серьёзно крут в бою.
  • Моложе, чем выглядит — отчасти неожиданно, поскольку в целом игра не чурается девчушек и мальчонок школьного и даже дошкольного возрастов с соответствующей внешностью, но Ноэлль проходит именно по этой статье. Среди своих личных реплик она ненароком сообщает, что ей по возрасту ещё даже нельзя пить вино — что в культуре Мондштадта, круто замешанной на виноделии и винопитии, фигурирует как главный водораздел между несовершеннолетними и взрослыми. При этом внешне по ней и не скажешь, что она — ровесница Эмбер или даже младше: сильно способствуют постоянное серьёзное выражение лица и услужливо-ровный неписклявый голос, красивое каре платиново-серых волос, идеально-статичная выправка почти до абсурда помешанной на своей профессии служанки и фигуристое строение хорошо сложенного тела вкупе со скрадывающими отличительные черты юности одеждой и обвесом. Старой она не кажется отнюдь, но что именно несовершеннолетняя — может удивить. Дополнительно помогает неясности то, что не особо высокие взрослые женщины в мире игры встречаются нередко, а озвучены все и так взрослыми актрисами (а в азиатских версиях женщины всех возрастов при этом ещё и часто завышают тембр и попискивают, как это водится в культурах общения, что и здесь делает голоса мало говорящими о возрасте).
  • Мне на самом деле семьсот лет — Архонты, причём некоторые из них по человеческим меркам вполне граничат с бездной времени благодаря многим тысячам лет возраста. Каждый из них, похоже, по крайней мере имеет обличье человека, и из пока лично участвующих двух оба выглядят красными молодцами. Также и Адепты, которые по определению отличаются от простых смертных человеков Ли Юэ именно что бессмертной природой; Гань Юй, как полукровка человека и мифического адептоподобного существа, формально считает себя смертной, но по факту ей уже сильно за три тысячи, а выглядит она в худшем случае как студентка-первокурсница. Сюда же Цици, будучи идеально сохранившейся неживой маленькой девочкой из глубины веков, пусть и проведшей немалую их часть в янтаре.
  • Молитвы — пища богов — с прикрученным фитильком: сила Архонта прямо зависит от дел в подконтрольном ему домене. Если деятельно участвует в жизни — будет силён. А если отлынивает и пускает всё на самотёк, как Барбатос — будет лишь несколько круче простых крутых смертных, тоже владеющих стихиями.
  • Момент характеристики — в первое (не считая флэшбэка Казухи) появление Сара сурово осаживает своих подчинённых, пытающих престарелого ювелира, который снабжал владельцев Глаз Бога фальшивками, чтобы те могли отдать их охотникам взамен настоящих; а потом и вовсе отпускает старика с Ёимией и ГГ.
  • Монстр-жижица — в этом мире эти тварюшки появляются как результат концентрации свободной стихии и транслитоманам на радость кличутся Слаймами. И, в отличие от многих других игр, ни разу не гумбы, а напротив, весьма опасны в группе. Особенно если она разноплановая — самое бесящее сочетание (и самое часто встречающееся) — Крио+Гидро. Стоять ледяной статуей придётся часто, а новичок без нужного персонажа в пати рискует этот бой и вовсе слить.
  • Моральный горизонт событий — вовсю работает проблема противоположных оценок, но для части игроков факт того, что в кульминации арки Ли Юэ Тарталья выпускает на город заключённое хтоническое зло в лице Осиала, чтобы выманить Моракса, является абсолютно непростительным и не подлежащим оправданиям военным преступлением, после которого за ним какую-либо положительность признавать они отказываются. Склонные оправдывать или защищать Тарталью кивают на то, что он знал, что Моракс не даст Осиалу убить невинных граждан, склонные считать полным чудовищем — на то, что сам факт подобного взятия в заложники всего города сам по себе непростителен даже при кажущейся гарантированной защите свыше.
  • Мраккультист — маги Бездны. Маленькие человечки в закрытых костюмах, владеющие мощным стихийным волшебством. Ненавидят всех людей, считая их причиной всяческих бед. По сюжету выяснится, что они служат Принцу/Принцессе Бездны, и именно они заколдовали дракона Двалина и заставили его предать Барбатоса. Некогда народ уничтоженной богами Каэнри’ах.
  • Мрачнее и острее — Инадзума относительно Мондшадта и Ли Юэ. Стали суровее условия: места с постоянной мощной грозой, места, заражённые радиацией элементом электро. Более сурова и жизнь населения, люди бегут из страны, несмотря на закрытые границы. Истории стали мрачнее. Так, если деревни Ли Юэ опустели просто из-за экономических неурядиц, то в Инадзуме люди бегут от войны, а поселения на острове Ясиори скосила эпидемия; выжившие сошли с ума и начали приносить жертвы в надежде остановить невзгоды. Даже ГГ стал(а) жёстче.
    • А учитывая, что в Инадзуме (в отличие от Мондшадта и Ли Юэ) местные враги-люди именно что убиваются, краски насчёт цели этих убийств сгущаются до абсурда. Убивают-то ронинов в основном не ради справедливости и безопасности, а чтобы забрать с трупов мору и гарды мечей. А как вам полная зачистка пиратских лагерей вокруг разбившегося корабля, которую ГГ комментирует спокойным «Я их всех убил(а)» и получает в ответ: «Прости, что заставил выполнять грязную работу»? А после повторной зачистки самурай, попросивший Путешественника/цу о помощи, пишет эмоциональную предсмертную записку и кончает с собой об группу разбойников. Или молитвы у святилища на острове Ясиори, которые заканчиваются тем, что обезумевший самурай рядом со святилищем пытается принести в жертву ГГ, чтобы вернуть на опустевший остров процветание?
      • В Ли Юэ игроки тоже фармили ресурсы со вполне себе людей — Фатуи, которые, в отличие от Похитителей сокровищ, не исчезали, бросив дымовую гранату. Разбойники-ронины же порой выглядят даже большими отморозками, плюс они нападают первыми. Да и в целом, с самого начала Тейват позиционируется как весьма мрачное место с тяжелой историей, просто сюжеты Мондштадта и Лю Юэ не так сильно акцентируют на этом внимание, предлагая игрокам более классическое героическое приключение, и то Ли Юэ частично отходит из этого. А вот сюжетная линия Дайнслейфа между Ли Юэ и Инадзумой приоткрывает мрачную изнанку этого мира, и Инадзума логично продолжает тенденцию.
    • Тем не менее, героем ГГ быть не перестал(а), он(а) все так же помогает окружающим, и помощь эта очень весома. Очищение Священной Сакуры, стабилизация Горна Микагэ, починка алтарей и очистка острова Ясиори… Сражается же Путешественник(-ца) в основном с пиратами и разбойниками, которые отнюдь не невинные люди, а вполне себе состоявшиеся душегубы.
  • Мыши плакали, кололись... — Ноэлль с её доходящей до абсурда верностью работе служанкой. Подчёркивается, что она почти ни перед чем не остановится, чтобы выполнить и перевыполнить высказанное ей пожелание или просьбу; внутриигровые свидетельства приводят как комедийные (к примеру, просьба её помочь достать из шкафа негабаритную тарелку без выпадения из него остальной посуды закончилась тем, что Ноэлль самостоятельно аккуратно уложила шкаф на пол, не разгружая, достала нужную тарелку, помогла просителю советом, а затем перемыла и пересортировала всю посуду из него и поставила шкаф обратно; если же попросить её помочь раздуть костёр, она после этого ещё и приготовит вам на нём еду), так и геройско-трагические (много раз чуть не умирала от опасностей, переохлаждения и подхваченных болезней в поисках заблудившихся людей и при спасении застрявших приключенцев) примеры её выкрутасов. Столь невероятные способности и усилия часто явно заслуживают лучшего применения, в том числе из-за того, что она принципиально не отказывает никому ни в какой помощи даже при наличии иных обязанностей. (Ну и, конечно, озабоченные фанаты эту её черту обожают донельзя.)
  • На этот раз не я — одинокий Крио-застрельщик Фатуи в личном квесте Гань Юй. Учитывая, как этот троп был обыгран, и любовь создателей большинство злодейств и просто непонятных аномалий списывать на злодейства и интриги Фатуи, отдаёт самоиронией. Когда Путешественник(-ца) совместно с Гань Юй разыскивают доказательства вины одного нечистого на руку торгаша и узнают, что доказательство находится в захваченном непонятными злоумышленниками здании, а рядом на глаза попадается одиноко стоящий Крио-застрельщик Фатуи, ни у Гань Юй, ни у Паймон не возникает никакого сомнения, что именно Фатуи виновны в захвате (Путешественник(-ца) к его(её) чести в этом усомнится и предложит просто понаблюдать, но это ни на что не повлияет). В итоге Фатуи нужно оперативно избить, захватить в плен и допросить... и после всего узнать, что солдат совсем не в курсе происходящего, и не знает даже, где искомое здание находится, а в деревню он явился, пользуясь свободным от службы временем... дабы полакомиться вкусными ягодками. В итоге его отпускают с миром, но даже этот неловкий момент не мешает Паймон заявить, что ничего плохого не случилось, ибо Фатуи те еще козлы, а Гань Юй и вовсе под конец весьма ненавязчиво, но очевидно издевается над пострадавшим.
  • Надмозг/Йопт In Translation (Архонты его разберут, что из этого конкретно) — Путешественник-юноша, в английской версии (знамо дело, с неё и делали русский перевод) зовется как Aether. Казалось бы, вариант перевода как Эфир напрашивался сам собой, но то ли переводчики не знают такого слова, то ли придерживаются правила «имена не переводятся», то ли побоялись натянутых ассоциаций с этиловым эфиром, или же вообще просто решили покреативить… и потому назвали его Итэр. И если даже брать во внимание вариант про «имена не переводятся», почему же не Изер тогда, как оно и должно произносится? Это даже опуская мифологическое значение данного слова [2].
    • Ликбез: таки в английской версии его имя действительно произносится как Итэр (а если совсем точно, то Ифэр благодаря извечному thыканью). Что не отменяет того факта, что по МФА Aether читается как (/ˈiːθər/) — то есть, именно что Изер. Любой словарик подтвердит. Косяк уже английских дубляторов или их же неуместная креативщина?
      • Да Изер он, Изер! (0:26) Может, у автора правки проблемы со слухом, но ей очетливо слышится Изер. Значит, надмозг у нас чисто на совести русских локализаторов.
      • Или же как вариант — Этер, если вариант «Эфир» не устраивает из-за (мнимого) неблагозвучия (в голове локализаторов бывает всякое). Хотя бы с точки зрения кириллизации с современного греческого правильно[3].
    • В некотором смысле йопт случился с английской версией терминологии для волшебных макгаффин-артефактов, которые позволяют управлять стихиями. Это в английском варианте их назвали Vision, Gnosis и Delusion, а в исходной китайской они… точь-в-точь как их передали в русской: Глаз Бога, Сердце Бога и Глаз Порчи. Получилось, что русификаторы восстановили исходник. Но, конечно, именно английская версия служит основной для международного фан-сообщества, поэтому и у нас, если Сердце Бога назвать Гнозисом, поймут (помогает и то, что так короче).
    • Гораздо более серьёзную проблему создала отсебятина английских локализаторов в контексте… самого названия игры и того, как оно соотносится с сеттингом. В самом конце пролога, в диалоге с Барбатосом, в азиатских версиях он раскрывает, что на самом деле обладатели Глаз Бога называются тем же словом, которым называется игра (原: Юаншен/Геншин/Воншин), что вообще-то определённой килотонности откровение, прямо намекающее на их доселе неизвестную роль в сеттинге и сюжете игры — в контексте по смыслу получается нечто вроде «прото-боги», то есть кандидаты в Архонты, о чём и ведёт речь Барбатос. Англицизаторы же ударились в лютое изобретательство транслингвистической терминологии и обозвали их «Аллогенами» (ближайшее, что есть — французское понятие неадаптировавшихся иммигрантов). Из остального диалога всё ещё можно понять, в чём суть, но вся весомость раскрытия истинного значения названия игры напрочь теряется, а само название почти становится морской свинкой. Спору нет, сохранить играющее в китайских иероглифах название в английском — не самая простая задача, но тут даже и не попытались и отсебятиной запороли смысл.
    • Не-китайские версии игры весьма йоптовато обозначили страну СФК-русских. Это в японской, корейской и английской версии (и всех тех, что от них происходят) она Снежная — а в родной китайской всё гораздо изящнее: названа она Чжидун (至冬), то бишь переставленные иероглифы китайского названия зимнего солнцестояния (冬至); обыгрыш этой идеи звучал бы куда красивее и не столь клюквенно. Остальным странам повезло больше — в родном наименовании Мондштадта иероглифическая отсылка к китайскому обозначению Германии не хуже переведённой версии и звучит похоже (Меньдэ в китайском, Мондо в японском), Фонтейн отсылает к Фонтейнбло, Натлан и Иназума без изменений, Сумеру прямо именует священную буддистскую гору.
    • Замглавы Ордо Фавониус рыцарша Джин, то есть Jean… Стала Джинн в русской локализации. Побоялись ассоциаций с алкогольным напитком?
    • Уже почти глобальный пример в случае персонажа Фишль. Звучит отдалённо похоже на немецкий, что в её стиле… но если посмотреть на исходные иероглифы, то читается она как «Фи-шу-ру», то есть fissure, «разлом» — тоже где-то отдалённо в её духе чуньственного пафоса о сколах реальности и руинах миров, а для китайцев с японцами такой же ИЯДУП (справедливости ради стоит упомянуть, что слово Фишль в реальности всё же встречается… но только в качестве очень редкой идишной фамилии, хотя, возможно, именно ей разработчики и вдохновлялись). Однако, по-видимому, переводчики на английский побоялись назвать девицу Fissure: и слово это на имя в английском плохо тянет, и получилось бы, что назвали девушку «трещина»… В общем, теперь эту милую чуньку игроки для простоты чаще зовут Fish, то бишь Рыба. При этом Разлом для личности, расколотой на собственно Фишль, Оза и подавленную ими Эми, подходит очень неплохо.
    • В русской локализации поблёкла и коронная для Фишль пурпурная проза. Тут, скорее всего, переводчикам было просто лень серьёзно впрягаться в придание её фразам достаточной загнутости: в тексте совсем потерялся ИЯДУП, а по-хорошему для передачи её манеры разговора ей стоило придать и долю староломанности выражений и синтаксиса; при должной мере последнего можно было и без ИЯДУПа так обойтись, а как есть, результат получился недостаточно вычурный. Не сказать, чтобы уж совсем из рук вон, хотя бы постарались, но разница всё же заметна.
    • И перевод имени капитана Ордо Фавониус как Кэйя. Хотя в и в китайской, и японской, и даже английской версиях его имя чётко произносилось как Кайя. Эту игру что, переводили те же люди, что в свое время превратили Кару в Кэру? Да и то если последнее можно было натяжно оправдать потенциальным эффектом Телепорно, то тут в чём была проблема? Неужто переводили просто с текста, не слушая произношение?
      • Написанные Kaeya и Klee должны читаться вообще-то как Кэйа и Клеэ (дословно «Клевер») — фонетика Мондштадта по идее должна быть немецкой, ибо СФК. Получается эдакий зигзаг надмозговости между многими версиями.
      • Накосячили русские переводчики и с фамилией Кэйи. Alberich перевели как Олберич, сделав его каким-то сербом. Хотя опять же по всем правилам немецкой фонетики фамилия явно должно читаться как Альберих.
    • Переименованный In Translation — много, что даже в какой-то степени неудивительно: китайская версия не особо балуется с ИЯДУПом, и многие названия написаны так, чтобы они были понятны в первую очередь китайскому игроку. Английская версия проделывает работу по подгонке всех названий в соотвествии с характерными для данного региона языками (как пример, вышеупомянутый «Чжидун» — это Снежная), хотя и не всегда удачно (а русская просто делает почти слепую кальку). Но иногда стремление английских локализаторов к переименованнию всего и вся доходит до абсурда: так, они адаптировали имена пятерых сильнейших якшей, заменив изначально китайские имена на латинские. Так, тот же Сяо, чье изначальное имя звучало как «Алатус» («крылатый» с латыни) в английской и русской, в оригинальной китайской версии звучало как «Цзиньпэн» (金鹏 — «златокрылый»). Проблема в том, что Сяо — изначально персонаж страны, являющейся СФК Китая, а значит, переделывать имя нет никакого смысла. На кой ляд это вообще было сделано — непонятно.
    • Ну и, уже по мелочи — процесс Вознесения, поскольку скорее по смыслу подходит перевод как Восхождение, ибо персонажи поднимают уровень крутизны сами, а не по мановению высшей силы (конечно, если не считать вдруг таковой игрока и его/её аватару-Путешественника(цу)).
    • Необычный и неожиданный пример подвезли в дополнении 1.3, переделав английскую озвучку Барбары. Судя по всему, англофекаторы пытались добиться единообразия с азиатскими озвучками, в которых Барбара звучала заметно более мягко и нежно, в то время как в изначальной английской она представала мило-жизнерадостной яркой девчушкой. В итоге перегнули палку, и теперь её голос вызывает диссонанс с её собственными анимациями, поскольку моделька персонажа всё так же по-айдольски танцует, поёт и светит эмоциями, а перезаписанные реплики (причём с той же актрисой!) выдаются застенчивым громким шёпотом с придыханием, да ещё и куда более наигранно звучащим, чем сравнительно естественные изначальные версии.
      • В целом между вариантами озвучки в разных версиях иногда возникают те ещё разночтения: некоторые голоса заметно меняют тон персонажа и по-другому передают реплики. При этом нет какой-либо одной версии, нашедшей признание как однозначно «лучшая», поскольку у различных персонажей «лучшая» по мнению армий их личных фанатов версия в разных озвучках. К примеру, Чжун Ли в международной среде больше всего любят в английском варианте, в то время как английского Сяо уже считают наихудшей версией персонажа, а Кли и Венти предпочитают в японском исполнении.
    • В плане смыслового перевода диалогов английская локализация также удачна далеко не везде; по неизвестной причине или совпадению, особенно много меняющих в худшую сторону смысл косяков в ключевых сюжетных фразах, касающихся Фатуи и Снежной, но обиженными и многие другие не ушли. Яркие примеры:
    • Как кличут Сяо простые смертные? «Защитник Якша». Что не так? Да не, вот здесь как раз-таки всё нормально. Только вот в самой игре игре якшы почему-то зовутся «яксами». Переводчики посчитали, что это слово из японского, и потому применили к нему систему Поливанова? Похоже на то. Только вот прикол в том, что слово «якша» нифига не из японского, а из санскрита.
      • Еще парочка очков дебилизма от локализаторов: в единственном числе именительного падежа это самое пресловутое «якса» внезапно вообще «якс». Оттого титул Сяо — «Защитник Якса» в таком контексте обретает налёт бафоса и недоумения: это какого такого Якса он защищает-то? Удивительно, что с таким подходом локализаторы умудрились не перевести «Vigilant Yaksha» как «Якс-Вигилант», или вообще, упаси Архонты, «Якс-Линчеватель».
    • Но наибольший курьёз возник у английских локализатор во время праздника в Мондштадте в одном из испытаний глайдера. В комментарии, который оставила Ноэлль, она говорила, что ей тяжело летать из-за тяжести ее доспеха. Английские локализаторы зачем-то перевели это так, что она говорила, что ей тяжело летать из-за тяжести в ее животе. Добавьте сюда ещё то, что недавно вышел квест-встреча Ноэлль (в народе эти квесты назвали симуляторами свиданий), в котором в одной из концовок Ноэлль и ГГ лежали под деревом в Долине Ветров и Ноэлль протягивала ГГ бумажную розу, которую она сделала специально для него, и вы получите в итоге недопонимание, которое привело к тому, что англоязычная часть фандома считала, что Ноэлль забеременела от ГГ[4]. Вот к чему приводят надмозги.
    • Перевод названия созвездия Ёимии как «Золотой Карась». В английской версии оно звучит как Carassius Auratus, и это не что иное, как латинское название золотой рыбки. И хоть золотая рыбка и является разновидностью карася, а такой вид как «золотой карась» тоже существует, но называется Carassius Сarassius, весьма сомнительно, что разработчиками имелся ввиду именно карась.
    • Транссексуал In Translation — название и развёрнутое описание Лука Амоса (Amos' Bow), верно, переводили разные люди, поскольку из второго очевидно, что «хозяин лука» — хозяйка.
      • Дух чайника, зяблик Пухляш, воспринимается рукоммьюнити как мальчик. А вот для китайцев и западных обывателей это девочка. И, стало быть, быть ему «Пухляшкой» или «Пухлей» С другой стороны, пол для данного персонажа так-то непринципиален, так как в сюжете он не участвует.
  • Намеренная имба — в трёх несколько различных ипостясях:
    • Самая очевидная — персонажи-пятизвёздники, которые по большей части обладают более сильными и удобными мувсетами, чем их обычные коллеги. В каждой категории персонажей самые крутые и удобные в использовании именно они (за исключением, возможно, лишь одного Электро, тут круче всех Рейзор). Ведь это же гача-игра, в которой они по сути являются главным призом! Скрашивает ситуацию лишь то, что и без них вполне можно нагибать направо и налево — с ними это просто даётся проще и быстрее.
      • Впрочем, не совсем. Беннет или Рейзор спокойно обойдут на повороте множество персонажей с 5*, а Сяо, Кэ Цин или Эола, в неумелых руках и вовсе уступают многим персонажам 4*. С Ци Ци ситуцация так и вовсе грустная: да, у неё самый жирный отхил в игре, но проблема в том, что столько лечения даже в условиях верхних этажей Бездны попросту не нужно, а на большее от Ци Ци надеяться не приходится. Та же Барбара справляется не хуже, и в отличие от Ци Ци, доступна сразу и ей проще собрать созвездия.
    • Сразу за ними — пятизвёздное же оружие. Каждый экземпляр обладает отличными бонусами и даёт какой-нибудь мощный бафф к ТТХ носителя, в целом оказываясь почти всегда лучшим вариантом, чем куда более легковытягиваемые четырёшки. Поскольку игрокам по большей части более интересно добыть персонажей, нежели оружие, а большую его часть надо вытягивать отдельно, чаще всего встречаются у матёрых донателл.
      • Справедливости ради, выбив из гачи несколько копий оружия, можно слить их в одно, серьёзно подняв крутизну получившейся вещи. Некоторые при этом становятся даже лучше пятизвёздочных, и те обгоняют их только опять же на высоких пробуждениях, но вот выцепить несколько копий нужной легендарки уже куда сложнее.
    • Наконец, высокие стадии Созвездий у любых персонажей (да и прокачки-слияния у оружия). По сути одновременно приманка для доната и утешительный приз для тех, кто вытянул их копию, а не что-то новое (и обоснуй для того, чтобы не вынимать их из ротации даже после получения, заставляя игроков крутить гачу дальше). Некоторых четырёхзвёздников с шестью открытыми стадиями можно считать вполне ровней пятизвёздникам, даже тоже обладающим Созвездиями.
  • Направо кругом:
  • Насмешник с мордой кирпичом — фамильяр Фишль ворон Оз говорит примерно в этом ключе, беззлобно обстёбывая придури хозяйки и переводя её пурпурную прозу на понятный для общения язык, а то и задавая вместо неё нужные вопросы… а также нередко выдаёт истинное положение дел, которое Фишль пытается замаскировать чунькой, вроде её настоящих чувств, мнений, пристрастий и желаний или мелких деталей жизни, от чего милашке остаётся только, выбиваясь из образа, краснеть и пытаться заткнуть пернатое на полуслове. Паймон даже называет их про себя комедийным дуэтом.
    • В некоторых сценах так себя проявляет Альбедо, пользуясь случаем для сравнительно высокоинтеллектуальных уколов и ремарок. Его тонкая ухмылка быстро разошлась на мемы.
  • Внутримировое Не в ладах с историей — атеист-диссидент Дайнслейф критикует постройку роскошного собора в честь Барбатоса — при том, что строилось это здание как дворец испорченной аристократии, и было переоборудовано в собор после революции (с которой, между прочим, напрямую подсобил тот самый Барбатос, так что даже если предположить, что в оригинале речь шла не о постройке, а о посвящении — Дайн, так или иначе, несправедлив).
  • Невысокий крутой — в широком смысле все персонажи-подростки и младше, но есть и такие, которых надо отметить отдельно: Сяо, Гань Юй и Альбедо. Первые два — ростом с тех же самых подростков, однако являются Адептами — фактически супергероями Ли Юэ, бессмертными (или хотя бы почти бессмертными) и обладающими огромными силами. Альбедо — неопределённого потенциала персонаж, однако явно куда круче, чем подаёт виду, и вдобавок мощно давит интеллектом и весьма популярен среди дам.
  • Нежданный любимец публики — среди играбельных персонажей фитилёк скручен почти до крайности, поскольку все из них созданы заведомо затем, чтобы максимально понравиться игрокам — настолько, чтобы заставить продолжить играть и возжелать потратить деньги, чтоб вытянуть их ещё из гачи. Посему все из них наделяются как можно более широкими возможностями по-разному полюбиться публике. Тут, скорее, чаще встречается инверсия, когда прекрасный персонаж не столь высоко котируется публикой на фоне вообще безмерно обожаемых. Однако в некоторым смысле таковыми можно посчитать Кэ Цин, Тарталью и Альбедо: первая стала одной из наиболее популярных вайф даже при трудоголической натуре благодаря неожиданно тёплым репликам в адрес Путешественника(цы) и яркой красоте с имитацией кошкодевочки даже без наличия собственного квеста, а последние два изначально рассматривались как проходные в ожидании заранее всеобожаемых Чжун Ли, Гань Юй и Сяо, но показали себя крайне интересными и в сюжетно-личной, и в геймплейной составляющих и обрели заметное количество поклонников, в особенности Тарт.
    • В стане неписей ярко выделяется торговка благовониями из Ли Юэ Ин Эр, в основном благодаря концентрации шуток с двойным дном в её диалогах, обеспечившей ей популярность даже без какой-либо сюжетной важности.
    • Покойный друг Казухи. Многие искренне сожалеют о том, что Томо[5], как его окрестили фанаты, не бывать среди играбельных персонажей.
  • Необузданные догадки — так как сюжет игры только начал раскручиваться, было закручено несколько интриг и загадок, сама вселенная проработана неплохо, а также имеет много симпатичных персонажей… Ничто не мешает игрокам строить теории и догадки насчет возможного развития сюжета, пытаться угадать мотивацию и возможные последствия от действий того или иного персонажа, пытаться интерпретировать события в том или ином свете, и прочий СПГС. От занятных теорий, что Архонт Крио и её армия головорезов своими неоднозначными и радикальными действиями всего лишь хотят спасти мир от некоей угрозы, которую другие страны и Архонты еще даже не разглядели (в целом в пользу этой теории или чего-то подобного, кстати, говорят некоторые высказывании Тартальи, а цитаты самой Царицы на камнях Вознесения Крио вообще намекают на чуть ли не движимость идеей мировой революции эдакого коммунизма с собственным божественным лицом(!!!) ради создания лучшего мира для всех), и вплоть до заявлений, что последним босом и главным антагонистом всего сюжета окажется… Паймон.
  • Непреднамеренное совпадение — не тянущий на отсылку случай наблюдается с Синь Янь: яркий персонаж-музыкант, устравивающий в обще-традиционалистском фэнтези-средневековом городе небольшую музыкальную революцию посредством опережающего время продвижения рок-музыки — это и Геньшин, и Терри Пратчетт. А ещё она даёт прекрасную языковую игру слов для знающих английский (а как минимум ответственные за персонажей в MiHoYo к ним относятся): девушка популяризует музыку в стиле rock не где-нибудь, а в стране Архонта Гео.
    • Каэнри'ах и двемеры из TES. Жили под землёй, были самой технологически развитой нацией, ибо не поклонялись богам и даже открыто выступали протв них, исчезли не пойми куда задолго до событий игры. Вишенка на торте: и те, и те собирали ОБЧР с божественными возможностями!
  • Не совсем иностранец — почти что инверсия в случае Эмбер, ибо не совсем чистокровно-местная. Ввиду особенностей аниме-стилистики и небольшой доли примеси можно и не заметить, но её семью основал дед-иммигрант из Ли Юэ — бывший наёмник-охранник караванов, единственный выживший после засады, которого подобрали проходившие рыцари Ордо Фавониус, после чего тот осел в Мондштадте. Если знать, что она на четверть фэнтези-китаянка, то усмотреть некоторую схожесть её черт в сравнении, примеру, с отчасти похожей на неё Сян Лин можно — а если нет, то в глаза не бросается. Весь институт разведчиков-рейнджеров Ордо Фавониус, последним действующим представителем которого в городе Эмбер и является, основал тоже он, пойдя на службу своим спасителям и организовав им целое новое подразделение, пользуясь своим жизненным и профессиональным опытом вкупе с явной желательностью охраны дорог и окрестностей, чтобы поменьше людей погибали подобно его каравану — мондштадтцы как-то до сего не додумались и до этого имели только отдельные патрули.
  • Нет, не тот:
    • Двалин и Дурин здесь, по иронии судьбы, из гномов-дворфов переколбасились в их извечных врагов-драконов, да ещё и враждующих друг с другом. Причём случай двухслойный: и MiHoYo, и Профессор вдохновлялись для этих имён одними и теми же источниками из скандинавской мифологии.
    • Барбатос и Паймон здесь не бароны ада, а очень хаотичное, но доброе божество ветра и фея-маскот с неясно-мутной историей соответственно.
    • Эмбер — просто крутая и милая девушка, а не варфрейм, пусть и тоже владеет силой огня и названа явно отчасти в честь этого (в оригинале каламбуром, а в русской версии получилось прямо), и тоже при прокачке годится в крутые дамагеры.
    • Благодаря премудростям китайского в Ли Юэ можно встретить сразу несколько внутримировых примеров совпадающих имён, и ещё больше — близко похожих друг на друга; в родном китайском записываются разными иероглифами, но в транскрипции получаются непреднамеренные совпадения. Таким образом у Сяо образовался полный тёзка и несколько каламбур-кузенов, у Чжун Ли почти полный тёзка, и т. д. Игроки любят пошутить о них как о «версиях данных персонажей для бедных».
  • Неудобная басня — глава Мондштадта относительно идеологии абсолютной свободы и невмешательства. Да, Барбатос молодец и сумел создать из давнишних руин тиранического бога-громовержца няшный идиллический город любителей свободной жизни, и даже сам поступил в соответствии со своими принципами, отказавшись им править и самоустранившись. Вот только остальные Архонты своими землями править всё же стали, а мощь и способности Архонта напрямую зависят от его участия в делах своей страны… что привело к тому, что Мондштадт оказался почти беззащитен перед попытками других сил подмять его под себя. В угаре свободолюбия и думать забыли о поддержании в должном порядке своих Стражей Четырёх Ветров, рыцари из Ордо Фавониус ушли в дальний поход, и граждане получили на руки фактический вакуум власти с предсказуемым кризисом, попытками захвата соседями и уничтожения города Орденом Бездны, а их Архонт при этом оказался слаб и неспособен разрулить ситуёвину. Няшные певцы свободы оказались в минусе, а злобные авторитаристы и военщина — на коне, и город спас только Путешественник из машины.
  • Неухоженная красотка — в девичьей версии Сахароза, будучи записной ботаншей-стесняшкой при наличии впечатляющей фигуры и милейших черт лица. А также полностью в штамп попадает парень Рейзор — маугли с дикими распущенными волосами, растрёпанно-милой внешностью и лишь красящим мальчугана шрамом на щеке.
  • Неформал — это здорово — собственно в самой игре большинство играбельных персонажей на своем примере показывают и доказывают, что можно быть добрым, известным и донельзя крутым индивидом, при этом не вписываясь в общественные рамки, а кое-где даже полностью им противостоять. Далеко не каждого персонажа можно отнести к неформалам, откровенных бунтарей не то чтобы очень много, но большинство имеют свои уникальные фишки и заскоки.
    • Синь Янь, единственная рок-музыкантка Ли Юэ, по сути дело наиболее яркая и очевидная неформалка. В таком традиционном и даже застойном обществе распространять и популяризировать настолько нестандартный для Ли Юэ музыкальный стиль может только откровенный бунтарь. Но это не мешает Синь Янь быть крайне крутой и известной личностью, пусть многие её не понимают, а некоторые и откровенно побаиваются; последнее девушку всё же несколько угнетает, но не настолько, чтобы отказаться от своей страсти к музыке и самобытности.
    • Кэ Цин, с прикрученным фитильком, девушка является одной из ближайших помощниц Нин Гуан и не последний человек в группировке Цисин, властвующей в Ли Юэ. Её явно уважают, как представителя власти и крайне крутую воительницу, однако это не мешает ее мнению что Мораксу и Адептам давно пора полностью отстраниться и отдать власть в руки людей. При этом она не скрывает подобные революционные мысли от окружающих. Для общества Ли Юэ, которое многие века было известно своей традиционностью и почитанием Моракса, подробная точка зрения звучит особенно маргинально.
    • В Мондштадте гораздо больше разнообразных чудаков и чудиков, Город Свободы же, однако пальму первенства удерживает несомненно Фишль. Хоть за её маской Принцессы Осуждения скрывается не столько желание бросить вызов или эпатировать общество, сколько детские травмы. К сожалению, от одиночества это не спасает, ибо манера изъясняться у девушки весьма своеобразная, но её все равно уважают и признают её таланты и заслуги.
    • Собственно и Тарталью в какой-то мере можно считать неформалом-бунтарем: даже в сравнении со своими не менее яркими коллегами по работе парень серьёзно выделяется, нередко в положительную сторону.
  • Неясно-смуглый — на данный момент Кэйя и Синь Янь — единственные персонажи, у которых цвет кожи хоть как-то отличается от фарфорово-бледной. Как и не ясно, загар ли это или натуральный их цвет кожи.
  • Низведён до крутого смертного — Архонтам, гнозисы которых перешли так или иначе в руки Фатуи, этот факт ничуть не мешает управлять стихиями без всяких там Глаз Бога на уровне, которого многие нормальные их носители и не достигают. Хотя всё познаётся в сравнении — когда эти же самые Архонты действовали в полную силу при наличии своих божественных побрякушек, они могли устраивать локальные светопреставления.
    • С прикрученным фитильком — ГГ, чьи настоящие силы были запечатаны Неизвестным Божеством. Тем не менее, у ГГ остается способность резонировать со силами стихий и возможность использовать их в бою.
  • Но если уметь им пользоваться… — все более-менее разбирающимися в механике геймплея игроки уже давно вывели основную мысль — здесь нет бесполезных и слабых персонажей, каждого при определенном старании и фантазии можно сделать эффективным и сильным. Да, есть потенциально более приятные и удобные персонажи (в основном пятизвездочные, им по рангу положено). Есть те, кто более заметно и быстро набирают боевую мощь. Есть те, кем банально проще и удобней управлять. В конце концов, основной костяк команды формируют личные предпочтения игрока и его удача, однако откровенно слабых и ненужных персонажей в игре нет вообще… что не всегда понимают новички (и даже те, кто играл уже довольно много, но из-за первого впечатления не хочет и не желает разбираться в непонравившемся персонаже).
    • Больше всех в этом деле не повезло самому первому персонажу, что присоединяется к партии — Эмбер. На самых-самых начальных этапах она еще полезна, но после её быстро вытесняют более эффективные сопартийцы, а сама девушка начинает выполнять функцию «зажигалки». Многим не нравится ни её основной навык (кукла отвлекающая врагов и спустя время взрывающаяся слегка выбивается из в целом очень динамичного геймплея), ни её «Ульта», которая представляет собой довольно слабую, небольшую и непродолжительную AoE атаку. На самом же деле у основного навыка Эмбер уникальная механика переагривания и стягивания врагов, чем мало кто может похвастаться (в основном Анемо-персонажи), и совсем не слабый урон от взрыва, особенно усиленный навыками, талантами и артефактами. Её Ульта, несмотря на кажущуюся слабость имеет громаднейший процент стихийного урона, что при правильном использовании может выдавать совершенно неадекватный стихийный урон по площади, и, к тому же, это умение быстро откатывается и перезаряжается. В итоге при грамотно подобранной партии и развитии, Эмбер способна стать основным источником урона буквально выжигая и взрывая все вокруг, почти как Кли. Не следует забывать и о её амплуа лучницы: Эмбер очень хорошо предрасположена к критическим ударам и урону по слабым местам, и если выдать ей экипировку и лук с соответствующими бонусами, она быстро становится снайпером, даже на высших уровнях мира ваншотящим врагов поменьше и лишь немногим медленнее кладущим врагов побольше и боссов (если только они не маклаудят Пиро).
      • Вдобавок аггро-кукла даёт редкостные возможности по контролю за полем боя в режиме «кинул и забыл» и позволяет сравнительно спокойно строить элемент-комбо как самой Эмбер, так и другим членам команды (что очень полезно для новичков, ещё не освоивших эту науку на скорости). Она трудноубиваема и при окончании действия сразу взрывается всем своим уроном, а перезаряжается достаточно быстро, чтобы держать её на поле почти постоянно. В некоторых боях, когда игрок оказывается зазергован врагами, Барон Зайчик вдруг может реально переломить ход дела и превратить хардкор чуть ли не в избиение переключившихся на куклу младенцев, или, хотя бы, дать игроку передышку на отхил, перезарядку и выход из тупика.
    • Ноэлль повезло больше: эта милая боевая горничная, орудующая двуручниками и способная вызвать щит, многим нравится как персонаж. Однако не каждый новичок (да и не только новичок) способен оценить её боевой потенциал. Гео-персонажи, как и сам Элемент, вообще стоят достаточно обособленно и механика требует несколько иного подхода и геймплея, что, собственно, и является основной причиной малой популярности Ноэль. На самом деле эта няшная и скромная девушка потенциально, как минимум, самый бронированный и трудноубиваемый танк в игре. При минимальной прокачке и понимании в чем суть персонажа, Ноэлль почти всегда будет бегать с элементальным щитом, огромным количеством брони и здоровья, которое даже самые мощные враги не смогут так просто сбить. При максимальной же прокачке, Ноэль превращается в сущий кошмар на поле боя, абсолютно неубиваемое создание, чья атака, к тому же, растет от количества брони, постоянно подновляющая свой элементальный щит и просто разрывающая всех, кто попадется под удар. А уж учитывая её Ульту, которая некисло так удлиняет радиус атак её меча на некоторое время… И, как апогей, она еще и здоровье может восстанавливать от ударов. В итоге получается милое чудовище, которое можно в соло десантировать на самых жестких боссов или в глубины бездны, живым от неё уйти будет очень проблематично. Справедливости ради, для подобного результата нужно действительно заморочиться с билдом.
    • Итэр/Люмин. Очевидно, потому что в глазах новичков их Анемо способности откровенно сливают по силе и эффективности в сравнении с другими персонажами в принципе, не только в категории «ветродуев». Однако Развеивание, создаваемое ими, обладает способностью не только, собственно, развеивать эффекты стихий, но и усиливать их (особенно в этом плане полезны Анемо+Пиро и Анемо+Крио; только не советуем применять первое на траве — сами же подпалитесь). И даже вызывать элементальные реакции между теми стихиями, которые попали под действия Развеивания (опять же, с последующим усилением). Например, перед вами три крупных и жирных слайма, двое Электро, а один Пиро. Что же делать? Согнать их в кучу и применить Развеивание. Получившийся в результате реакции Электро и Пиро взрыв, если не убъет, то хорошенько продамажит слизней. А если еще баффнуть артефактами и Анемо-урон, то к нанесенному с помощью стихийной реакции урону добавляется и прямой урон от Анемо. А в сочетании с Крио и Гидро, дающих вместе Заморозку — так вообще получается орудие массового поражения. Притом для сбора такой команды вам даже молитвы не нужны — Кэйя выдается чуть ли не умолчанию (точнее, после обязательного квеста), а Барбара — за победу над Ужасом Бури.
      • Дополнительной статьёй идёт тактическая полезность отброса и нокдауна, устраиваемого Анемо-абилками героя/ини и мыслящим категориями слепого рубилова трудно дающаяся. Они весьма быстро перезаряжаются и могут массово сбивать с ног врагов, что позволяет не только, к примеру, скидывать их со скал или в воду (что вообще может сильно проредить их ряды или закончить бой досрочно), но и просто прерывать каст всяких неприятных умений и размётывать окружающих супостатов куда подальше, легко контря Магов Бездны, пытающихся восстановить щиты, и крайне выбешивающих гренадёров-стихийщиков из бандитов. В довесок к способности попутно с этой функцией одновременно вешать другие элемент-эффекты, распространяемые Развеиванием (кстати, повешенные на игрока или окружающую среду в радиусе вихрей врагом тоже считаются и попадают на самих врагов!), при умелом использовании этого можно сделать из ГГ нехилую машину по скоростному выносу волн малых и средних врагов (за боссами, правда, лучше обращаться к сопартийцам, ибо отбросы и затычки те маклаудят).
      • Гео-абилки Путника в сравнении с Анемо игроками используются крайне редко… но при наличии тактической смекалки и желания сделать из игры не АРПГ-рубилово, а симулятор тактического бомбардировщика, и достаточной прокачке Гео-урона и критических ударов артефактами, можно устроить настоящий бенефис одного персонажа, играючи выносящего вообще всё, что можно встретить в бою, включая даже самых достающих боссов.
    • Лиза отчасти страдает от проблем, схожих со случаем Эмбер… по крайней мере, в контексте общественного мнения игроков; спасает её репутацию среди публики по большей части статус откровенной Мисс Фансервис. Она слывёт как наиболее слабый Электро-дамагер в игре — что в принципе понятно, учитывая наличие в данном классе таких машин смерти, как Рейзор и Кэ Цин; игрокам очень не нравится её долгий каст заряженной версии основной элементальной абилки и статичный ульт, а также механика обычной атаки спамом слабоватых молний. Однако списывающие волшебницу со счетов просто не умеют с ней готовить — для получения максимальной отдачи с ней нужно освоить её механику статического заряда (запуск незаряженной стихийной абилки, пуляющей мгновенно перезаряжающейся шаровой молнией) и то, как она усиливает урон, а также её большую заточенность на комбо-реакции с другими элементами. Ценить Лизу нередко начинают лишь тогда, когда приходится иметь дело с очень противным Гидро-боссом — и тогда-то высяняется, что её поголовно накладывающие Электро-статус атаки и абилки оборачиваются против толпы врагов в совмещении с Гидро каким-то адовым косплеем Палпатина на анаболиках; аналогично её мощь в создании элемент-реакций проявляется при дожде, когда большинство врагов просто сжигают друг друга её вдруг ставшими цепными молниями. Не менее, а то и более сильный эффект получается вместе с Пиро — взрыв, получаемый от этого соединения, ещё и распространяет её дебафф на урон среди попавших в него врагов, после чего их можно здорово огреть уже заряженным ударом молнии по площади, да и в принципе может удивительно быстро разнести на куски толпу врагов при быстром повторении комбинации Пиро-Электро (единственная слабость тактики — враги, Пиро не бьющиеся, такие как огненные слизяхи и Пиро-щиты Магов Бездны). Да, есть дамагеры, владение которыми проще и не так зависит от создания комбинаций — но при желании (или необходимости) Лиза полностью соответствует своей репутации по лору как отменной боевой колдуньи.
    • В более общем понимании — весь Гео элемент об этом. В отличии от остальных стихий — ориентированных больше на урон, ослабление врагов и элементальные взрывы, Гео предлагает игрокам играть от обороны. Элементарная реакция — Кристаллизация, «откалывает» от противников кристаллы, которые при подбирании формируют вокруг игрока элементальный щит защищающий от урона. Плюс если на враге «висит» элементальный статус другого элемента, то поднятый щит будет защищать конкретно от этого элемента. Сам по себе, элемент Гео много урона не наносит, особых спецэффектов не дает и в целом несколько замедляет бои. Формирование партии с ядром из Гео персонажа, несколько сложнее и требует чуть большего понимания механик игры, да и на начальных этапах выдает не такое уж и большое преимущество. Однако, такие партии на порядок более стойкие и живучие, чем без Гео элемента и, при правильной игре, способны вытащить заведомо безнадежный бой. К тому же, Гео персонажи выгодно отличаются от остальных поголовным наличем защитных механик и в целом, не выделяясь на начальных этапах, уходят в отрыв при развитии. Протагонист с Гео элементом на порядок более самодостаточен и силен, чем с Анемо (Анемо элемент вообще больше про элементальные взрывы и командную работу), о Ноэль было написано выше, а Нин Гуан при правильной прокачке способна своим атаками наносить такое абсурдное количество урона, что легко становится основным поставщиком урона и конкурирует в этом вопросе даже с пятизвездочными и раскаченными под это дело персонажами не теряя при это в защите.
      • Те, кто считает Гео слабым и бесполезным, просто не видели в деле Чжун Ли. Одно рукой он дает сопартейцам непрошибаемый щит, а другой устраивает вражинам натуральную орбитальную бомбардировку метеоритами. После чего остается только добить выживших из чувства милосердия.
  • Нубская труба — в целом к концепции этой игры штамп малоприменим, но… таки существует три не-стартовых персонажа, которые А) гарантированно выдаются новичкам после выполнения определённых несложных критериев, и Б) дают новому игроку неплохое ощущение силы и крутизны, при этом в целом проигрывая более крутым гача-персонажам.
    • Во-первых, Барбара: получается игроком сразу после выполнения сюжетной линии Мондштадта, де-факто пролога игры, и является весьма крутым целителем и (для тех, кто не фанат дёргать гачу при первой возможности, обладая при этом достаточной удачей) вообще первым персонажем, чьи абилки могут восстанавливать здоровье без всяких там артефактов. Получение возможности самолечиться в поле без телепорта к статуям Архонтов, и даже прямо в бою — настоящая революция по сравнению со стартовой командой без отхила, и в разы повышает выживаемость игрока, воодушевляя его на новые, более смелые свершения без особой боязни быть битым. Со временем границы возможного для абилок Барбары станут понятны и ощущение неуязвимости пройдёт, но она всё же и после этого остаётся весьма сильным членом почти любой команды, которой надо иметь дело с долгими боями против больно бьющих врагов, ибо другие хилеры получаются только если повезёт.
      • Кроме Барбары, надеяться начинающий игрок может только на первые выпадающие из сундуков наборы артефактов (Искатель приключений, Везунчик и Целитель), которые позволяют лечиться, открывая сундуки, собирая мору или вызывая взрыв стихий. И до появления Барбары, и уже с ней вполне себе подспорье, да и лучше на старте ничего нет.
    • Во-вторых, Ноэлль: выдаётся автоматически после первых десяти гача-бросков, на которые игра бесплатно отсыпает сфер, то есть тоже в принципе бесплатна и выдаётся гарантированно. Как описано чуть выше, это мамонт-танк: бьёт средне-сильно, зато почти неубиваема, и как раз идеально работает в паре с Барбарой, которая любой прошивший её богатырскую защиту урон легко отхиляет. Как и Барбара, резко повышает живучесть команды, а в паре с ней может дать почти что унылую непобедимость… но именно что унылую, потому что в уроне сильно проигрывает настоящим дамагерам и своим присутствием занимает место в команде, обычно отходящее на дополнительного сильно бьющего персонажа, таким образом обменивая урон и скорость боя на живучесть и защиту. А ещё это (обычно) первый для игрока персонаж с двуручным мечом, который способен легко крушить залежи руды и Гео-препятствия от завалов камней до щитов Гео-чурлов и брони Гео-слизнях и лавачурлов.
    • В-третьих, Сян Лин: получается после прохождения первых трёх уровней Бездны. Эта уже с чуть прикрученным фитильком, ибо у Бездны есть и входной барьер на ранг приключенца, и какая-никакая сложность, требующая от игрока освоить все основные навыки игры для захода в неё, но всё же подходит. Без использования гачи становится вторым Пиро-персонажем в команде после Эмбер, которую сильно превосходит в плане энергичности стиля боя, и хорошо, часто и быстро умеет накладывать Пиро-статус благодаря ручной огнедышащей панде и летающей Пиро-алебарде, что сильно ценится для элемент-комбинаций (а именно в смысле построения комбо Эмбер как раз не очень). Да и котируется игроками она выше, входя в неофициальные высшие ранги дамагеров как хороший персонаж на подхвате.
      • Сян Лин в принципе находится очень высоко в мете как сильнейший Пиро-реактор, даже у прожженых китайский донателл. Она также формирует ядро для так называемой «национальной» или «народной» команды, состоящей, собственно, из Сян Лин, а к ней примыкают Син Цю и Беннет. Син Цю идёт как Гидро-реактор и саб-дд, позволяющий наносить много Гидро-урона и работать как усилитель для Сян Лин (ибо Пар с множителем 1,5x), а Беннет баффает команду на урон за счёт ульты и Пиро-резонанса. Четвертый же участник может варироваться в зависимости от нужд пачки (или наличия/отсуствие тех или иных персов) — это может быть Чун Юнь, дающий Крио-урон и Крио-статусы для реакции Таяния, или Сахароза для подреза резистов (вариантов много), а с недавнего времени в пачку хорошо залетает Райдэн (за счёт своей механики увеличения урона ультимейтов). Может это и не совсем «нубская труба», но по крайней мере тех же Беннета и Син Цю можно также достать из магазина Паймон.
  • Обаяшка — помимо собственно огромной милоты большинства персонажей для игрока, некоторые из них так отмечаются и внутри самого игрового мира:
    • Паймон. Сколько бы она ни тупила и ни пищала под руку фейским голоском, но зла на неё держать не получается даже при желании. И если среди игроков вполне может быть проблема противоположных оценок, то внутри мира всё так.
    • Кэйа вполне сознательно играет на своём обаянии молодого импозантного мужчины-красавца, причём в том числе и в служебных целях в качестве стража правопорядка Мондштадта.
    • Фишль. Даже при максимальном накале чуньки большинство тех, с кем она сталкивается по жизни, о ней имеют строго положительное впечатление, пусть и не без примеси замешательства. Причина проста: если призадуматься, то мания тюнибё — по сути её единственный реальный изъян, а так-то эта молодая девушка прекрасна и душой, и телом, безусловно желает творить разумное добро и готова ради этого на риск, привечает помощников и других искренних доброделов, с которыми по ходу работы на Гильдию встречается, и вообще все приоритеты у неё правильно расставлены и постоянно доказываются делом, и даже готовить она умеет! Мешают только застенчивость и неумение общаться, которые она старательно (но не всегда успешно) скрывает за нарочито-пафосной чунькой… что делает её лишь милее как для персонажей в игре, так и для игроков.
      • При этом, конечно, такое поведение все-таки отталкивает людей. В последнем квесте события Заблудшие Звёзды она, от избытка чувств невольно приспустив свою маску Принцессы Осуждения, жалуется, что с ней мало кто хочет общаться и говорят исключительно по делу, только когда нужна разведка летающего хитреца Оза, плюс, скорее всего, обращаются непосредственно к ворону. Всё настолько плохо, что Фишль искренне благодарит Путешественника(-цу), Паймон и даже Мону, которая на протяжении всего события больше кусалась, чем нормально с ней общалась, что её не игнорировали, а говорили нормально и внимательно слушали. В общем, встречным она нравится и её причуды прощаются, но в результате них девушка остаётся почти в одиночестве, поскольку нравится она всё больше на расстоянии (та же Мона не даст соврать, ибо признаёт, что Фишль таки молодца, и высказывает ей комплименты, но слегка сквозь зубы и только когда её рядом нет) — и потому к редким исключениям, способным наплевать на чуньку и не забить на неё, у неё мгновенно вырабатывается привязанность.
    • Кли. Её послужной список практически состоит из нарушений, и раскаиваться она и не собирается… но Ордо Фавониус зла на мелкую симпатяжку держать не может, даже постоянно (и безуспешно) её наказывая, да и сотрудником она тоже может быть ценным, если что-то где-то надо расфигачить.
    • Отчасти сюда же и Эмбер. Проблемы почти те же, что у Кли, но с сильно прикрученным фитильком, и фанатеет девушка не от подрывного дела, а от полётов на планерах. Постоянно нарушает все мыслимые и немыслимые правила полётов и пересдаёт на мондштадтские лётные права чуть ли не ежемесячно (хорошо, что пожизненно их тут не отбирают!), но при этом чемпион-ас в этом деле и одновременно бесспорно мила своей энергичной добротой и желанием действовать.
    • Тарталья. Для него это одна из самых главных способствующих профессиональному успеху черт, помимо, конечно, неуёмной боевитой крутости.
    • Ху Тао. Сколь бы странной девушка ни бывала, и сколько бы ни любила потроллить (в основном беззлобно) и подействовать некоторым на нервы, её обаяние настолько сильно, что подняло репутацию всей её профессии. А многие из жертв её приколов заканчивают в статусе друзей Ху Тао, заклятых и не очень.
  • Обжора — Паймон же. Готова набивать свой живот всякими вкусностями хоть до бесконечности (ибо он у неё, по её же словам, вообще бездонный). Оттого она, как это говорится, может «жрать и не толстеть». Путешественник лишь иронично отмечает, что из Паймон консервы не получится.
    • В некоторой степени митачурлы: именно так из обычного хиличурла покруче, которому для максимальной отдачи от выявленной крутизны племя выдаёт повышенную норму еды, получается этот огроподобный гигант-переросток, и для поддержания достигнутого им надо есть больше всех, в особенности мяса. Причём даже само их наименование на языке хиличурлов прямо намекает: «мита» означает в т. ч. «мясо».
  • Обнять и плакать:
    • Внезапно Мона. С виду по этой красавице и не скажешь, но она постоянно живёт на пороге полного безденежья, будучи изгнанной своим бывшим учителем за любопытство, и почти все вырученные доходы вынуждена вкладывать в свой профессиональный инвентарь прикладного астролога (частью которого, видимо, является её сногсшибательный костюм), чтобы хотя бы надеяться на дальнейшую работу и заработок. Едва хватает даже на еду, поэтому бедняжка живёт впроголодь и как-то даже была вынуждена целый месяц выживать исключительно на подножном корме, кое-как собранном в ближайших лесах. Всем игрокам, выловившим Мону, на заметку — при вызове в команду всенепременно хилять её едой часто и досыта!
    • В похожую степь и Фишль, правда, детали её биографии в связи с её спецификой слегка спойлер. Девушка — дочка двух приключенцев, которые и после её рождения в выборе между воспитанием дочки и любимым занятием предпочли второе, пустив дочку почти что на самотёк. В итоге Эми большую часть детства и ранней юности провела в одиночестве, будучи чураема сверстниками, и в связи с этим осталась жутко застенчивой и неуверенной в себе, и единственной отдушиной для неё стали книги, по большей части романтическо-фантастического содержания… В итоге измученная одиночеством и комплексами девчушка решила спрятаться от всех за тотальным отыгрышем личины своей любимой книжной героини — при этом оставаясь в здравом уме и с правильными приоритетами и моральными ориентирами, просто с повреждённой психикой и отчаянным желанием внимания, друзей и любви, которыми она оказалась обделена. И именно поэтому, когда кто-то ухитряется стерпеть её приколы и тепло (или хотя бы достойно) принять её, она мгновенно отвечает им крепкой привязанностью, становящейся заметной по тому, как у неё перестаёт получаться отыгрыш дурашливой роли.
    • В ту же категорию можно отнести и другого авантюриста — Беннета. При первом знакомстве этот позитивный, неуклюжий, но весьма добродушный парень не производит впечатления несчастного человека, но жизнь у него совсем не сахар. Он не знал своих родителей, его еще младенцем нашел старый авантюрист, чудом выжившим в очень опасном месте, и усыновил. Этот авантюрист долго не прожил и Беннет поневоле стал «сыном» всех авантюристов, что смогли дожить до старости и о которых он до сих пор заботится. После того как он стал более-менее взрослым, он сам вступил в Гильдию, но на этом его неприятности не закончились. Беннет хронически невезуч, если не сказать что проклят, людям рядом с ним постоянно не везет, они получают травмы и проваливают даже самые простейшие миссии. Рядом с Беннетом никто не задерживается, а его первые товарищи не хотят иметь с ним ничего общего. И это при том что он весьма хороший боец, имеет Глаз Бога, его навыки сосредоточены на усилении товарищей, а сам он весьма неплохо знает территорию Моншдата. Парень привык к боли, ибо из-за своей неудачи постоянно испытывал её, так же он не боится смерти. Его стиль боя и особенно его основной навык предполагает, что парень отдачей делает больно и себе. Но самое главное, даже несмотря на все те неприятности, что регулярно валятся ему на голову и осознание своего «проклятия», Беннет сохраняет присутствие духа и первым делом заботится о других, а не о себе. Путешественника(-цу) он первым делом предупреждает держаться от него подальше и иногда просит исключить из партии, дабы его неудача не повредила новым товарищам, хотя в геймплее она никак себя не проявляет.
      • Кстати, между тем, у ряда фанатов (в основном из англоязычного сегмента) есть теория, исходя из описаний их биографий и некоторый кинутых вскользь намеков, что между Беннетом и Фишль или что-то есть, или, более вероятно, что-то будет. Оба Авантюристы, оба из Моншдата, обоих можно считать лучшими разведчиками и знатоками территории (их дополнительные таланты одинаковы по своим бонусам), оба пусть и не совсем добровольно, но одиноки и изолированы от общества, оба довольно приятные и добрые личности. Да и в целом «проклятье» Беннета во многом перекликается с тематикой и атмосферой, что пытается сформировать вокруг себя Фишль. Да и в целом многие фанаты отмечают, что «счастливым сокровищем» Беннета, которое парень ищет несмотря ни на какие трудности и неудачи, вполне может оказаться не сундук с сокровищами, а вполне себе живая девушка.
    • Весь сюжетный квест Сяо об этом. История гласит о том, что в далеком прошлом Моракс призвал пятерых Якш, чтобы те зачищали мир от всякой нечисти, порожденной из останков поверженных Архонтов. Только вот за эти тысячи лет в живых остался один лишь Сяо[7], да и с ним всё ой как не в порядке: гибель товарищей сильно ударила по его психике, отправив его в ГЭС на долгосрочной основе, а накопленная от убитых демонов тёмная энергия всячески мучает его. По итогу всё это у него переросло в нешуточное такое мортидо. Cтоит ли удивляться, что в нынешнем своём состоянии Сяо закрыт в себе, а с окружающими обращается весьма холодно и остраненно, или же с изрядной долей пассивной агрессией? Паймон, услышав историю о якшах, впадает в дичайший шок и напрямую произносит: «Бедный Сяо!». Последний, впрочем, вообще считает, что не заслуживает к себе никакого сочуствия в принципе.
    • Ци Ци, среди игроков считающаяся форменной слезогонкой на ножках. Её судьба проста и трагична: это самая обычная, ни в чём не повинная сельская девочка, вышедшая когда-то на природу пособирать разнотравья; поранившись, присела отдохнуть в небольшой пещере… и внезапно оказалась посреди неожиданно развязавшейся битвы между Адептами и демонами, сражающимися в полную силу, когда каждая атака суть килотонный армагеддец. От слепых ударов по площади девочку предсказуемо завалило, и, умирая, она отчаянно желала просто жить и хоть как-то остановить последние мгновения. Услышал(а) её Архонт Крио, вмешавшись и даровав ей силы, кое-как способные это сделать; заметили это и Адепты, и демоны, причём ОБЕ стороны горько сожалели о нечаянно загубленной детской жизни и, заключив перемирие, совместными силами фактически её воскресили. Однако подобный избыток божественных вмешательств маленькую девочку переполнил сверхъестественными энергиями настолько, что она потеряла рассудок и самоконтроль и сама чуть не стала угрозой наподобие демона; невинную жертву, таким образом, пришлось ещё и усыпить и заточить в янтаре. Много сотен лет спустя её нашли люди из Ли Юэ и попытались вывезти в город для достойных похорон, но Ци Ци проснулась, янтарь разломала и сбежала. Руководствуясь последними остатками рассудка и памяти, она попыталась вернуться к давным-давно прерванному сбору трав, за чем и была найдена хитрым доктором Бай Чжу, увидевшим в ней объект для изучения того, как достичь бессмертия… ну, и удобный бесплатный неживо-детский труд. Теперь служит ему, оставаясь одновременно нежитью со сверхсилами почти что Адепта и невинной маленькой девочкой, которой просто очень, очень хочется жить и очень не хочется умирать.
      • Причём данная история является слезогонной даже внутри вселенной. Ху Тао, сначала попытавшаяся хоть мытьём, хоть катаньем, но похоронить и упокоить девочку-нежить и встретившая невиданное сопротивление, заинтересовалась историей — а узнав всю суть, искренне раскаялась и встала на сторону Ци Ци, решив, что ребёнок имеет право хоть как-то пожить на этом свете и что ей ещё не пора умирать.
    • Гань Юй. В целом жизнь активно её не била… но в её случае этого и не надо. В полукровке причудливо сосуществуют начала человека и бессмертного светло-серобурмалинового цилиня, что сказывается на ней психологическими и физиологическими странностями, особым набором чудаковатых черт поведения и неизбывным ощущением себя чужой как в мире людей, так и в мире Адептов. Формально ей, в принципе, рады и там, и там… но одновременно и смотрят как на чужеродную странность, отчего её кроткую и застенчивую душу колбасит только так; она не может до конца, на интуитивно-общественном уровне понять и встроиться ни в то, ни в другое общество. В итоге она уцепилась за работу, предложенную ей Архонтом Гео — должность главного секретаря Цисин, и попыталась зарыться в неё с головой и так спрятаться от экзистенциального кризиса… и иного выхода не нашла аж три тысячи лет спустя. Всё это время она так и продолжала сжигать себя на работе и чувствовать себя одинокой и потерянной, и даже пользуясь её услугами, никто не захотел или не смог до неё достучаться и прийти на помощь, а уж тем более хоть как-то разрешить её дилемму зависания между мирами, природами и обществами. Путешественник(ца), судя по репликам Гань Юй при развитии с ней отношений — вообще первый человек, который по-настоящему попытался подружиться с ней и проявлет живой интерес к её личности и психическому здоровью, и хоть как-то пытается помочь.
    • Чжун Ли. За свои шесть тысяч лет жизни Моракс успел отхлебнуть невзгод. Он потерял подругу(или же, в зависимости от трактовки, возлюбленную), с которой основал город-прародитель Ли Юэ, другую подругу-Архонта Соли по имени Хеврия, подчинённых (судя по его заботе о Сяо, с ними он тоже был близок) Якша, пятерых из первой семёрки Архонтов, некоторых адептов и бессчётное количество других богов, которых он убил сам ради защиты жителей Ли Юэ. Даже его набившая оскомину многим игрокам фраза про «вино из османтуса» является практически неприкрытой тоской по давно погибшим друзьям. И не стоит забывать то, что даже лишившись Гнозиса, Чжун Ли не потерял сил адепта (экстерминатус другим архонтам Моракс устроил ещё до получения Сердца Бога), и, соответственно, долголетия и предполагаемого бессмертия, но это уже уходит в сторону необузданных догадок.
    • Венти. Терминальная стадия. Бедняга носит на себе «кожу» мёртвого друга, если быть точнее — его внешний вид, чтобы таким образом тот смог увидеть его глазами свободу, за которую он сражался и умер.
    • Таких персонажей в игре на удивление много. Дилюк и Кэйя, внешне кажущиеся шаблонными бисёненами для фансервиса, тоже имеют довольно трагичную предысторию, раскрытую в манге-приквеле.
  • О боже, какой мужчина — рассматриваются как таковые не только вне вселенной фанатами, но и внутри неё персонажами. Все играбельные высокорослые мужчины лидируют по количеству поклонниц (и поклонников), и фансервис у них скорее не «заголяющий», а поданный, не снимая классных нарядов, но оттого ни разу не ослабевающий. Внутри же вселенной штамп особо отмечается в Мондштадте: беззаветные обожательницы-неписи открыто заявляют о чувствах и влечении к Дилюку, местному Брюсу Уэйну, а многие иные девы сохнут по Альбедо, который, пусть и невысокого в сравнении с Дилюком роста бисёнэн-учёный, своей хладной харизмой, обаянием сочетания интеллекта, любви к искусству и недюжинной силы, и изящными манерами многих из женской половины населения заставил мечтать стать его добровольной подопытной.
  • Оборотень — похоже на то, что между понятиями «Божественный зверь» и «Адепт» ставится знак равенства, и что каждый из Адептов потенциально имеет как человеческий облик, так и звериный. Как из очевидных примеров — Моракс, имеющий облик китайского дракона (до повышения до Архонта он был как раз Адептом). Исключениями могут быть разве что Гань Юй и Янь Фэй, так как обе являются полукровками, однако их существование тоже может говорить в пользу того, что родитель-Адепт так или иначе перед, кх, процессом зачатия, принял человеческий облик (иначе как вы себе это вообще представляете?). Даже у Сяо есть звериная форма — птица Пэн, о чём говорится в его слитых концептах.
    • Янь Фэй и Гань Юй отчётливо застряли где-то «между», на что намекают их рога.
  • Огненная шевелюра — огненный характер — Дилюк отыгрывает штамп с изящным изгибом. Да, он мечник-вигилант со способностями по части стихии огня, движимый страстной любовью творить добро произвольными методами без оглядки на закон и неприязнью к органам правопорядка, которые он считает слишком попустительскими… но при этом для него характерна скорее холодная ярость, и как по жизни, так и в бою он расчётлив и хитёр, и при всей своей эмоциональности хладнокровно ведёт хитрый бизнес и интриги и в откровенного берсерка не превращается.
    • Изгиб действительно изящный, ибо Дилюк ранее был таковым и в целом напоминал любого другого обладателя Пиро-Глаза: весёлый, энергичный, с постоянной улыбкой на лице.
  • Ограничение мародёрства — кроме Моры из противников падают только обломки, осколки, всякие маски-ножики-наконечники стрел и прочие предметы, нужные для квестов и Возвышения. А всё ценное в сундуках, данжах и Молитвах.
  • Одевается в секс-шопе — есть и такие. В большинстве своём наряды персонажей привлекательны и красивы, но не прямо уж откровенны, хотя степень оголённости ног у некоторых впечатляет и при этом. Однако особенно выделяются Мона и Фишль: наряд первой легче всего описать как «шляпа волшебницы, перчатки до плеча, пара аксессуаров, чёрное полупрозрачное трико от груди и ниже, поверх которого носится только спортивный купальник и больше ничего», который вкупе с её умопомрачительной фигурой делает даже её стандартный, официальный вид предметом закатывания под фильтры NSFW; вторая же вообще одета в нечто подобное облегающей ночнушки из магазина эротического белья с полупрозрачными чулками и перчатками, в которой из конкретно-непрозрачных деталей только трусики, кружевно-узорчатые элементы по всему торсу, аксессуары-бантики тут и там, и куцее подобие платья, сзади худо-бедно прикрывающее афедрон стилизованными фалдами-крыльями, но зато спереди оставляющее тотальный вырез посередине от шеи до трусов, и грудь девушки закрывающий только с боков где-то на треть, до минимальной дистанции, позволяющей прикрыть соски (хорошо ещё, что внешность у неё более нормальная, в т. ч. соответствует юной фигуре и небольшой бюст). При этом ни первая, ни вторая девушки шлюшным поведением не отмечены… правда, принципиальный отказ Моны брать плату за применение своих профессиональных талантов астролога и жизнь впроголодь при столь неотразимой внешности таки наводит на мысли о том, как ещё она может зарабатывать на пропитание. Фишль же — вообще девица на грани соверешннолетия, притом сильно любящая отыгрыш роли, и не до конца понятно, осознаёт ли, насколько эротично она одевается, копируя по-сьюшному вычурно-выделяющийся облик книжной героини Фишль.
    • В 1.2 яркий пример подала и милашка-полукровка Гань Юй. Одевается полуцилинь, если задуматься, в одно лишь слегка прозрачное облегающее трико на всё тело минус руки и оголённая спина, поверх которой носится лишь некое подобие фартука с юбочкой… который начинается ниже груди и лишь слегка прикрывает интимные точки ниже; перчатки-рукава не в счёт. Хорошо ещё, что в зоне бикини трико уплотнено или усилено до уровня спортивного купальника, но всё же полностью оставляет все волнующие изгибы. В итоге внешне она выглядит даже более голой, чем Мона, а ведь при этом ещё и обладает внешними данными, составляющими успешную конкуренцию этой звезде фансервиса игры…
    • Трейлер патча 2.0 с Инадзумой показал Кокоми Сангономию (хотя в игре её можно встретить только в 2.1), которая будучи стратегом и главой сопротивления, носит подобие коротких облегающих шортиков с каплевидным синим камнем чуть выше лобка, открытым пупком, а также платьем с полностью открытыми плечами и большим бантом на груди.
  • Ой, бл… — эпичный и сыгранный одновременно шутки ради и весьма серьёзно эпизод в финале квеста Архонта Ли Юэ. Моракс, уходя в отставку в образе Чжун Ли, забыл продумать одну простую деталь своего плана: запастись деньгами, на которые на пенсии будет жить. Причина одновременно проста и смешна: Архонт Гео и являлся до этого прямым источником мировой валюты моры, производящейся исключительно способностями его Гнозиса… который он только что отдал Фатуи в исполнение своего договора с Царицей; уже тысячи лет все необходимые ему и его тайным обличиям финансы он буквально создавал из ниоткуда, поэтому личных запасов никогда не держал, и эта привычка вдруг его сильно подвела.
    • Серьёзная же половина ситуации в том, что его план оставил не только его страну, но и весь мир вообще без единственного монетного двора… а ведь мора ещё и используется как катализатор и питательная среда производственной алхимии, то есть постоянно убывает из оборота и требует восполнения. Упущение этой детали из виду грозит обернуться для Ли Юэ в частности и мира в целом невиданным доселе финансовым кризисом, на фоне которого возможность того, что Царица, получив его Гнозис, сможет сама производить мору и окончательно перенести экономическую столицу мира в и так небедную Снежную, выглядит почти что спасением (пусть Ли Юэ от этого и не станет легче, ибо «своей» мора для неё уже не будет и «печатный станок» для расходов уже не включишь). Ай, молодца!
  • Окрутеть в адаптации — в официальном вебкомиксе/маньхуэ, сюжет которого разворачивается за четыре года до игры, главными героями выступают Эмбер, Дилюк и Кэйа, и каждый из них обладает такими способностями, которым их игровые версии могут лишь завидовать. К примеру, Эмбер в игре может лишь кидаться взрывающимся через время Бароном Зайчиком и стрелять Пиро из лука прицельно или по площади, а в комиксе и Пиро-щиты может кастовать, и даже лавой управлять, а Дилюк, даром что в самой игре и так считается имбой, помимо своих стандартов умеет ещё пользоваться волшебными цепями, прицельно метать ножи и в целом самопальный ниндзя.
    • Загвоздочка в том, что цепи он применял, использую Глаз Порчи, самопальный Глаз Бога, сделанный в Снежной.
  • Олигархическая республика — фактически такова Ли Юэ. Да, де-юре делами там тысячелетиями заправляет лично Архонт Гео — но на деле он лишь ежегодно совещается с представителями главных держателей имущества и средств производства/извлечения прибыли с торговли, и уже они работают как исполнительная власть, а в отсутствии Архонта и новые меры вполне себе изобретают сами. По окончании квеста Архонта становится таковой и де-юре тоже — совет семи крупнейших купеческих кланов Цисин становится единоличной властью в городе и стране, заведующая законами и администрацией Нин Гуан — аналогом венецианского дожа.
    • Олигарх — соответственно, семь Цисин (китайское название созвездия Большой Медведицы, каждый член имеет «звание» одной из её звёзд). Нин Гуан и Кэ Цин при этом полностью играбельны лично, оставаясь полноправными местными аналогами миллиардеров.
  • Олимп — Селестия (привет D&D, не путать и с полубожественной поняшей), одновременно и официальный дом Архонтам, и эдакий христианско-исламско-буддистский рай пополам с щепоточкой Вальгаллы, куда могут попасть хорошо жившие и герои. Именно Селестия названа источником всех тех сил стихий, которые пронизывают мир и его созданий и которыми люди могут управлять с помощью Глаз Бога (и не только), а Архонты своими гнозисами. Судя по некоторым крупицам инфы, Селестия по крайней мере частично находится непосредственно в Тейвате — намекается, что болтающаяся во-он там вот в небе летающая скала с архитектурой и есть оно, то есть к классическому Олимпу дело по-фэнтезийному близко.
    • В маньхуа прямо говорится, что это Селестия. В той же маньхуа Селестия перекрывает обзор на луну, а вот в игре — наооборот. Если канонично второе, Селестия находится не в атмосфере Тейвата, а в космосе (и в этом случае должна быть безумно циклопических размеров, чтобы быть столь отчётливо видной на таком расстоянии через атмосферу). Впрочем, всё может быть намного прозаичнее (см. первые комментарии).
    • Учитывая сюжетную линию со Скарамуччей, в конце которой он заявляет, что звёзды и небо являются ложью, то всё намного, намного сложнее.
  • Он в чёрном, она в белом — близнецы-Путешественники. Люмин носит белоснежное платье, а в одежде Итэра заметно преобладает тёмно-коричневый (хотя шарф всё же тоже белый, да).
  • Оружие массового поражения — В финале 1 главы Нин Гуан направляет свой летающий дворец на пробужденное чудовище, что приводит к взрыву сравнимому по силе с атомной бомбой.
  • Остерегайтесь тихих — в достатке разных примеров. Для игроков наиболее ярко предстают Сахароза и Гань Юй: обе застенчивые тихони и безумно милые девушки, Гань Юй вообще и мухи не обидит без нужды, а Сахароза даже имеет официальное прозвище «Безвредная конфетка». При этом Сахароза вполне может в весьма разрушительные дамагеры, а Гань Юй вообще в безусловных первых рядах самых крутых по выдаваемому на-гора урону.
  • Осторожно, доброта! — Играбельные персонажи, за парой исключений, без шуток весьма хорошие и позитивные индивиды и каждый может наглядно показать и доказать, почему не стоит вызывать гнев доброго человека. От милой, покладистой и всегда готовой услужить Ноэлль, которая в случае нужды становиться стойкой и непреклонной защитницей, и до вежливой, сдержанной и спокойной Джин, которая пусть и не сильно жаждет, но всегда способна показать злодеям, что её второй титул — Рыцарь Львиного Клыка, дан ей отнюдь не за организаторские таланты.
  • Отец солдатам — судя по репликам о пока отсутствующем великом магистре Варке, при всех своих приколах он всё же сюда. В его отсутствии Джин достойно заменяет его в этом амплуа.
  • Откровение у холодильника — некоторые сюжетные моменты на поверку оказываются куда хитрее, чем казалось, или же обретают сразу незаметный смысл, если собрать после окончания действа все слагаемые. При этом в лоб об этом не заявляется.
    • Почему при всей бесконечности списка бесчинств Фатуи и общего сгущения вокруг них чёрных красок вплоть до образа империи зла остальные шесть Архонтов стихийных стран не объединились против них и, по крайней мере, не выкинули их своими божественными силами за кордон, а уж по максимуму не пошли войной на Снежную? Неужели краснознамённая армия фэнтези-русских даже богам внушает парализующий ужас? После общения с Барбатосом и Мораксом (и уж особенно во втором случае) становится ясно, что ребята явно что-то знают о планах Царицы, и пусть и говорят о её нынешних спецоперациях по всему миру с сожалением, но даже после забора их сил ополчаться против неё и её слуг не собираются, если те не грозят прямо их собственным подданным (без их собственного ведома) — но сообщать Путешественнику(це) о том, что же движет их молчаливым неохотным согласием, не спешат. Вполне возможно, что отсюда же и кажущееся форменным гудиньством отсутствие линчеваний, объявлений войны и иных подобных последствий после участия Фатуи в движухе на чужой территории: Архонты на самом деле не стремятся срывать план Царицы не из страха или немощи, а из молчаливого согласия с ним, просто не желают и открыто вставать на её сторону ввиду неизвестных пока обстоятельств; одного просто ставят перед фактом прямым отъёмом, второй просто-напросто продаёт силы.
    • За кой фиг подчинённые Тартальи наладили массовое производство Печатей Согласия, полновесных копий добытого им оригинала? Ведь Тарталья не знал о том, что Моракс на самом деле жив, и штамповать десятки Печатей, чтобы смочь освобождать заключённые божественные сущности и устроить эпических масштабов садистский выбор, не было никакой нужды. Нет, можно, конечно, подумать, что это просто русские злодеи очень предусмотрительно-запасливые, и фиг его знает, как, где и когда пригодится стопка талисманов, завязанных конкретно на силы Архонта и Адептов Ли Юэ… Но гораздо логичнее выглядит в связи с тем, что всей операцией с самого начала втёмную руководили Синьора и Моракс в паре и знали, что финальным аккордом проверки Ли Юэ на прочность надо сделать что-то по-настоящему серьёзное, для чего эта пачка Печатей и необходима, затем и сильно заранее организовали их копирование и производство; вполне возможно, что и лично Моракс/Чжун Ли помог с аутентичностью или вообще вложенными силами.
    • Если немного отстраниться от сюжетных неурядиц и геймплейных допущений и взглянуть на те три страны, что предоставлены игрокам на данный момент, новыми и неожиданными красками заиграет фигура Анемо Архонта — Барбатоса. Его недостатки и промахи всем известны, описаны ниже в тропе Танцы на граблях и никто их в целом не отрицает, но если внимательно присмотреться к тому, что творится в Ли Юэ и Инадзуме, какие угрозы висят над местными жителями и вновь обратить внимание на Мондштадт можно внезапно осознать, что, несмотря на всю свою безалаберность, Анемо Архонт куда лучше преуспел в деле защиты своих подданных от всяческих чудовищ и катаклизмов из глубины веков. С кем-то из них он успешно подружился и сделал защитниками своей земли, как Волк Севера, а кого не смог, судя по намекам, уничтожил наглухо. Основной антагонист арки Монштадта - Ужас Бури, на самом деле тоже защитник и просто поддался скверне Ордена Бездны, что сложно было ожидать даже Архонту. По сравнению с появившимися позже Ли Юэ и Инадзумой, что полнятся всякими чудовищами, которые только и ждут случая пробудиться и посчитаться с Архонтами и людьми, Мондштадт выглядит просто тихой гаванью, даже самая опасная его территория — Ледяной Пик. Проблемы Ли Юэ куда глубже и серьезны, пусть и незаметны сперва, но вскрываются в основном сюжете. Инадзума полнится явственными и серьезными угрозами в побочных квестах. Если бы не вмешательство Путешественника(-цы), что оказывается в нужном месте и нужное время, все бы закончилось очень плохо. Как ни парадоксально, свободолюбивый, легкомысленный и не желающий править Барбатос по итогу оказался куда лучшим защитником для своих земель, нежели прагматичный Моракс и авторитарная Баал.
  • Отсылки — очень много отсылок.
    • Фишль является отсылкой на Рикку из Chuunibyou demo Koi ga Shitai!, о чём свидетельствует её повязка на глазу, поведение и то, что у них одна и та же сейю. А ещё, если простоять на некоторое время, она будет позировать в стиле жожи.
      • При этом суть персонажа, которого Фишль косплеит — по сути один большой эксперимент на тему «а что если бы Один примерил на себя обличие юной девушки?»
    • Дилюк изобилует сравнительно толстыми отсылками к Бэтмэну. Количество такое, что все перечислить непросто; в некотором смысле он почти что копиркин.
    • Танцуя, Барбара будет позировать как Чика из Kaguya-sama: Love is War.
    • Некоторые анимации атаки являются прямым оммажем к Nier: Automata. Особенно знаково это в случае Ноэлль, которая и внешне очень сильно смахивает на 2Б.
      • Ха, некоторые! Острый приступ дежа-вю у игравших в Автомату наступает сразу, как им передают в руки управление — специфический автоматовский рывок-уворот с неуязвимостью, переходящий в спринт, анимации атаки одноручными мечами и копьями, растворяющийся за спиной в искрах света меч, вездесущие каблуки, переключение бег/ходьба по кнопке… 2B можно без проблем вставлять в игру «как есть», разницы никто не заметит.
    • Среди мечей-двуручников можно встретить мгновенно узнаваемые Рельсу-сан и оглоблю Клауда. Причём оба из них — о немногих звёздах, т. е. находятся легко и сравнительно часто… правда, поэтому же и бесполезны везде, кроме самых ранних уровней.
    • В библиотеке (а иногда и в поле) можно найти маленькую девочку, которая интересуется изучением языка хиличурлов с весьма переменно-успешными результатами. Зовут эту маленькую особу Элла Маск.
    • Маленького мальчика у ворот Мондштадта зовут Артур, и он очень не хочет, чтобы мы трогали торчащий из земли меч, уверяя, что достанет его сам.
    • Фразы Кэ Цин о грозе недвусмысленно цитируют слова к Bohemian Rhapsody, по крайней мере в англоверсии.
    • Две прекрасных волшебницы из Мондштадта, две одетых в оттенки пурпурного мисс Фансервис, вместе образующие неплохой боевой дуэт благодаря идеально сочетающимся элементам: Мона и Лиза.
    • В Мондштадте же на верхних ярусах города патрульно-караульную службу несут рыцари Атос, Портос и Арамис. Жаль, только, мушкеты им не завезли.
    • Весь Мондштадт в целом отсылает к обожаемому творцами фэнтезийно-средневековых городов ещё со времён Профессора острову Мон-Сен-Мишель. Тут и статус острова-крепости посреди водной глади (пусть и просто большого озера, а не моря) с единственным мостом на входе, и характерный ярусный план города, ступенчато поднимающегося по склону горы, и впечатляющий открыточный готический собор как архитектурная доминанта на вершине. Разница лишь в том, что склон не такой крутой, и потому ярусы чуть пошире.
    • Машины-реликты в меньшей степени копия волшебных мех древних из Breath of the Wild (копия тут скорее на уровне «у них были машины-реликты, и у нас будут», истинно общий у них только глаз-целеискатель как слабое место) и в куда большей отсылка к Небесному замку Лапута с характерным внешним видом тамошних условно-человекоподобных големов-машин, что становится особенно заметно при раскручивании Стражами Руин своих сегментированных рук или ухвате ими за землю для опоры при стрельбе.
    • Среди названий достижений меньше половины таких, что отсылками не являются. И тут уже спектр куда шире, чем просто аниме: в английскую (и переведённую с неё русскую) версию закралась даже «Москва Снежная слезам не верит»!
      • С выходом недавних обновлений появилось множество отсылок на различные мемы (достижение «Fine, I’ll do it myself»), в том числе и отсебятина. Чего взять карту Рейзора до обновления 1.6, отсылавшую на мем про волков и цирк.
    • Некоторые варианты музыки в подземельях очень недвусмысленно выполнены в том же стиле, что и музыка святилищ-испытаний в Breath of the Wild. Пианинный переигрыш узнаваем мгновенно даже при покасательном знакомстве с обеими играми. Ну а что, Genshin в принципе-то и рыбачит именно на аудиторию, которой опенворлд Зельды понравился, и вполне в китайской традиции не менять выигрышное.
    • Визуальная отсылка — Неизвестное Божество, похитившее нашего родственника, очень похоже на главную героиню другой игры Mihoyo, Honkai Impact, Киану в форме Херршера Пустоты. Существует даже фанатская теория, что это она и есть, и вид и образ сил Неизвестного Божества ей играет на руку.
    • В личном квесте Баал в одном из диалогов есть вариант ответа «Сердца людей всегда будут требовать перемен».
  • Офелия:
    • Фишль, весьма близко к тексту.
    • В некоторой степени Ху Тао. Девушка не сказать, чтоб сильно не в себе — но близко общается с потусторонним миром, который для большинства обычных людей невидим и неосязаем, а вдобавок к этому ещё и очень артистичная и жизнерадостная приколистка, обожающая чёрный юмор, и одновременно высокопрофессиональный мастер своего фамильного дела. Странной её считают фактически все в Ли Юэ.
  • Офигенно большой меч — двуручные мечи в полном ассортименте. Одноручные в этом плане многим поскромнее, бывают даже весьма реалистичные.
  • Охотник на демонов — специализация якшей как класса. Частный пример — Сяо, которого в игре не единожды напрямую и называли «охотником на демонов».
    • Популярное заблуждение: многие записывают в демоны и самого Сяо, однако в игре не было ни единого момента, где бы его называли, собственно, демоном. Возможно, дело в том, что для написания его имени на китайском используется иероглиф («魈»), который и переводится как «демон»[8]. Скорее всего, преднамеренная ирония со стороны разработчиков (а также намёк на его очень далёкое прошлое в амплуа злодея поневоле) [9].
  • Очевидно Зловещий Последний Данж — в отдельно взятом случае главы Мондштадта именно так играет запрятавшаяся в самом труднодоступном углу региона набитая руинами кальдера, недвусмысленно названная Логово Ужаса Бури. Тут от всего ясно, что «нам сюда», начиная с прямого наименования как виталища того кайдзю, за которым мы и гоняемся, до состоящего из руин пейзажа с огромной по местным меркам башней в середине, вокруг которой ещё и вихрится магический ветер. С первого своего появления на экране становится очевидным, что глава закончится именно здесь — и это так (правда, сам последний бой с боссом происходит фиг знает где на каких-то совсем удалённых руинах, куда мы улетаем в погоне за ним).
  • Очкарик — молодая алхимичка Сахароза, сравнительно редкий представитель вида в условном средневековье. Ярко представляет подвиды «очки — это к науке» и «очки — это мило».
    • Среди неписей встречаются и другие очкарики обоих полов; часто играют те же самые подвиды, но пошибом поменьше — такую концентрацию, какая их у Сахарозы, поди переплюнь.
  • Параноик был прав — квест Альбедо. Сестра Розария с самого начала груба и выражений не выбирает, тайком выслеживает Альбедо (а узнав, что и Путешественник(ца) и Паймон за ним пришли — и их тоже) и в целом неясно-враждебна и воспринимает Альбедо как ходячую бомбу, в то время как сам Альбедо мгновенно подкупает обаянием очевидно-недюжинного интеллекта и культуры. Но Альбедо и вправду очень резво готов ставить на Путешественнике(це) опыты относительно его(её) природы и возможностей. Просто одинокий и завёрнутый учёный, изголодавшийся по компании выдающихся, диковинных личностей, и иначе общаться не умеющий? Внешне именно так… но как только ГГ с Паймон уходят, Альбедо держит про себя внутренний монолог, говорящий о том, что он оставил при себе про результаты своих опытов, о риске сорваться и уничтожить Мондштадт, и о том, что надеется, что Путешественник(ца) смогут его остановить… А также толсто намекает на то, что человеком и вовсе не является и представляет собой, скорее всего, гомункула. И это не упоминая пророчество Дайнслейфа, часть которого гласит следующее: «Обратив вспять уничтожение, небесный остров испепелил земли. Мел преследует золото, чёрное солнце проглотила багровая луна.» То самое «уничтожение» начала легендарный алхимик Голд (перевод очевиден), создательница и мать дракона Дурина, «испепеление» мы видели в первом синематике, Мел в данном случае Альбедо (его титул — Принц Мела), Чёрное Солнце — название династии Хаэн’рии, которую у нас (а также/потом ретконом повсеместно) перевели как Затмение. А вот с Багровой Луной пока не понятно.
  • Паук-деньгоед — с обоснуем. Местная валюта Мора, помимо своей монетарной функции, представляет собой своего рода катализатор, среду для физической трансформации. Именно поэтому она падает изо всех мобов, её принимают по всему миру, а ещё она нужна для развития персонажей.
  • Пейзажное порно — слоновья доза, ибо вообще всё играбельное пространство таково, будь то дикая природа любого типа, подземелье, деревня или большой город. Здесь игра даже превосходит вдохновившую Зельду: выигрышные стороны пейзажей Breath of the Wild, от которых у поколения игроков дыханье спёрло, воссозданы чуть ли не с большим обаянием, чем образец-вдохновитель, а вдобавок к этому даётся и разнообразие ландшафтов (которе потихоньку пополняется с доделкой новых регионов и стран). Выигрышные стороны именно Геньшина — в том, что цивилизация тут не в остаточно-очаговом состоянии, а в среднефэнтезийном-D&Dшном, с развитыми городами и живописными деревнями разных культур и стилей, что хорошо дополняет уже знакомый салат из крайне живописных руин и фантастической, слегка гипертрофированной природной красы. Ещё в каждый регион больше завезли красивых береговых видов с величественными утёсами и скалами в море. И даже данжи игры в этом смысле впечатляют: вместо просто унылых катакомб или даже хитрых просторных залов, как в той же Зельде, они представлены неким междумировым подпространством с завораживающими видами вокруг открытых руин, в которых разворачивается боёвка.
    • Особеннно впечатляет Инадзума. Есть люди, которым не понравился околополитический сюжет, но красотами псевдоЯпонии впечатлены все.
  • Первым бей медика, вторым бей магика — быстро усваиваемые игроком азы тактики. Медики здесь — все виды магиков Гидро кроме Магов Бездны, поэтому сливаются воедино, но иногда появляются не по одному, и тогда приоритет отдавать стоит именно Гидро-хилеру. Самыми рафинированными примерами выступают шамачурлы — они и хлипкие маги, которые легко валятся лучниками или быстрым прорывом к ним рукопашников, и изрядно достают при их игнорировании или ныканьи за препятствиями: умеют взрывать свою стихию под текущим местонахождением игроков и кастовать действующие на площадь абилки (именно этим столь опасны Гидро-шамачурлы — лечат по площади всех врагов). А вот с Магами Бездны может получиться и чуть сложнее: они часто появляются в компании арбалетчиков со стихийными болтами, дающими вкупе с элементом Мага Бездны противную реакцию (чаще всего Гидро-маги и Крио-арбалетчики, могут быть и Крио и Пиро, и Пиро с Электро), и из этих двух сложнее бить как раз Мага с его толстым щитом, пока арбалетчик шмаляет сзади — в этих-то случаях лучше как раз первым бить именно заметно более хилых стрелков, а на магика переходить, когда противную реакцию включать остаётся некому; помогает и то, что от большинства абилок Магов Бездны увернуться не так уж сложно.
    • В случае бандитов магиками выступают гренадёры, кидающие в игрока вешающими статусы предметами, и их тоже логично бить первыми, ибо в сравнении с борцами-рукопашниками хитов у них мало, а достают они больше других подвидов бандитов; при этом, однако, недалеко от них ушли офигительно точные метатели ножей, которые без всякой магии прерывают комбо и также не очень толсты здоровьем. А в рядах Фатуи получается хитрый зигзаг: волшебницы с цицинами всегда ходят поодиночке, поэтому на роль приоритетных магиков больше всех претендуют Гео-кастеры с посохами, но они и бьются тяжело благодаря Гео-щитам, и не очень опасны на фоне реактивных громил-спецназовцев, с которыми вместе идут на бой; в роли первых для битья и сравнительно магичных здесь уже выступают толстяки-Легионеры, способные заспамить стихией (а если прижмут к препятствию, то вообще устроить станлок) и в Гидро-исполнении быть медиками для остальных фатуёв, и Анемо-громилы, могущие мгновенно приводить оглушённых союзников в чувство.
  • Персонаж-призрак — весьма заметное количество персонажей заметно влияет на сюжет, лично никогда на экране не появляясь. Со временем список основных из них (Архонты, Предвестники и подобные им личности) постепенно самолично вступят в повествование, но до их появления их тоже можно считать таковыми.
    • Великий Магистр Варка и офигенно крутая ведьма Алиса, мать Кли. Их отбытие в поход во главе с где-то восемью десятых всего личного состава и ресурсов Ордо Фавониус за много месяцев до начала игры во многом определили ход сюжета Мондшатдта — с ними, вполне возможно, и Ужас Бури не стал бы проблемой, хотя счастливый исход тогда был бы куда менее вероятен. Именно из-за их отсутствия столь активно действуют Фатуи. Ну и, наконец, как-то умудрились забрать в поход вообще всех лошадей Мондштадта, поэтому оставшиеся в гарнизоне штатные кавалеристы ходят без коней. Вероятнее всего, тоже в будущем появятся самолично, как и Архонты или Предвестники.
    • Дед Эмбер тоже оказал нехилое влияние на орден в целом и на сюжет его внучки в частности. Его неожиданное исчезновение было неоднозначно воспринято орденом и особенно корпусом разведчиков, которые он и создал; то ли посчитав предательством, то ли просто потеряв лидера, но после этого корпус распался, личный состав из разведчиков выписался, и на сегодня во всём ордене из разведчиков осталась лишь Эмбер, одна из сверхзадач которой — найти деда и разобраться, в чём же дело. Судя по тому, что улики его пребывания есть в деревне Цинце, возможно, что не безнадёжно.
    • Все олигархи Цисин, кроме Нин Гуан, Кэ Цин и мелькнувшего в квесте Дядюшки Тяня. Являются правителями Ли Юэ и прямо влияют на ход сюжета как коллектив, но чем конкретно занимаются лично и что из себя представляют, неизвестно.
  • Печальная фортепианная мелодия — на удивление много и часто встречаются. В Мондштадте почти все темы прогулок и исследований дикой природы вне населённых пунктов так или иначе имеют как составную часть мелодии меланхоличные фортепьянные проигрыши, нередко именно посредством них вплетается главный лейтмотив региона. Учитывая всю трагичность истории места, открывающуюся при прочтении лора и прохождении некоторых сюжетных линий (в т. ч. главной), кажется вполне уместным — да и в принципе способствует атмосфере вечно гуляющего по усыпанному руинами краю свежего ветра.
  • Печальные безжизненные глаза — у Чайльда, при его постоянной обаятельной улыбке, глаза без бликов. Не иначе как после Бездны, где он подростком провёл несколько месяцев.
  • Пиратский барон — Бэй Доу в эдаком полудетском варианте. Невероятно крутая и легендарная капитанша с полностью заслуженной репутацией и опытом охоты на легендарных морских чудищ, мать (а скорее старшая сестра, в японском переводе Казуха её так и зовёт) матросам, собравшая под своей командой фактически частный военно-морской флот, который благодаря контрактам с Цисин становится наёмным ВМФ Ли Юэ. В лоб нигде не говорится о том, что её флот Южного Креста умеет в пограбить морские корованы, больше отмечаются похождения по убою гигантских змеев и спасение команд погибающих в шторм судов, а лично Бэй Доу разбитная, но определённо положительная… но всё же между строк вполне просматривается, что возглавляемая ей концентрация серьёзных ребят с весьма тяжеловооружёнными для технологий Ли Юэ кораблями одной торговлей не прокормится, в лучшем случае наёмничеством пополам с крышеванием тех или иных торговцев, ну а тем, кто под крышу не идёт, йохохо.
  • Плач одинокой женщины — музыкальная тема Логова Ужаса Бури. Тематически вполне подходит: это место концентрации, пожалуй, наибольшего количества трагедий и грустных поворотов событий во всём регионе Мондштадта — руины древней столицы архонта-тирана Декарабиана, свергнутого ценой революции не по-детски и жизни единственного личного друга Барбатоса среди тогдашних людей, в которых теперь живёт дракон Ужас Бури, то есть Двалин, последний из оставшихся его друзей вообще, который отравился осквернённой ядовитой кровью злобного дракона Дурина и отбыл от дел Стража Мондштадта, и впоследствии на этой почве получил промывку мозгов от Ордена Бездны, превратившую его уже в кайдзю-злодея для разрушения своего же города, которого еле смогли утихомирить и спасти от смерти; именно здесь и кончается основной сюжет главы Мондштадта. Да и в целом место явно грустное благодаря концентрации впечатляюще-масштабных и красивых руин очевидно-величественной древности и явным следам катастрофического падения этого города, прямо-таки обнимающей грань между пейзажным порно безусловно живописных останков грандиозного архитектурного ансамбля и пейзажным гуро.
    • В варианте поспокойнее, с менее явно-грустным женским вокализом, почти повсеместно встречаются во всём остальном Мондштадте, кроме самого города. Меланхоличность всё равно никуда не уходит — благодаря этому никогда полностью не исчезает некоторое ощущение грусти, приставшее к региону намертво; если почитать лор касательно того, сколько и какой хрени творилось на местности, это кажется совсем неудивительным.
    • И, да, ночная версия заглавной темы всей игры, звучащая в главном меню — спокойная и более нейтральная версия этого же, причём играющая на фоне бесконечно простирающихся, продуваемых свистящим ветром, пробивающих облака руин колонн и мостов, которые тут, по-видимому, связаны с астральным мироходчеством. Почти полностью повторяет тему-лейтмотив Мондштадта, поэтому не до конца ясно, постоянная ли это тема или когда-нибудь сменится. (А может, это Мондштадт её повторяет? Неясно.)
  • Плохо закрытый сундук с сокровищами — практически аверсия. Если сундук открыт, то его обычно вообще не видно, и нужно решить головоломку с феями. А если он как бы не закрыт, то вам на голову свалится охапка врагов, и придётся всех убивать, иначе сундук не открыть.
    • И, видимо, шутки ради, играется прямо — в самом надёжном месте лагеря Хиличурлов, местных гоблинов, на высоком постаменте, с перекрытыми проходами, стоит Драгоценный сундук, самая редкая разновидность с очень ценным лутом. Вот только он действительно не закрыт, а игрок может прилететь к нему сверху со скал, обчистить и телепортироваться в город.
  • Поиграй пока вот этим — в ходе некоторых особых событий или квестов нам в пати добавят пятого персонажа с готовым обвесом, который будет весьма эффективен. С прикрученным фитильком — поиграть за него можно, но дорого. Гача, что вы хотите?
  • Повышение до бога — Архонтами не рождаются, ими становятся. И стать может любой одарённый Глазом Бога, набравший за свой земной путь достаточно крутизны, а если учитывать историю Венти, то и не только смертные с Глазами, но и иные стихийные существа могут.
  • Поднял уровень крутизны — Собственно весь геймплей (и даже в какой-то мере сюжет) на этом стоит. В своих странствиях и поисках пропавшего родственника Путешественник(-ца) по сути восстанавливает свою старую силу, притом, судя по некоторым комментариям, до пика формы ему(-ей) путь предстоит еще очень не близкий.
    • В аспекте геймплея вся игра сфокусирована на усилении персонажей, причём задействовано не только банальное повышение уровня, но также и подбор подходящих артефактов и их раскачка, и выбор достойного оружия с его усилением. Учитывая обилие разноплановых персонажей и всё то множество артефактов и оружия, которые они могут носить, плюс их внутрикомандную синергию, позволяющую играть совершенно по-разному в зависимости от выбранной команды, вариантов для раскачки может быть великое множество. А учитывая вездесущий рандом в характеристиках выдаваемых игрой артефактов, процесс подбора оптимального снаряжения грозит затянуться на несколько лет.
      • Отдельным и ярким подвидом тропа можно особенно выделить так называемое Возвышение. Достигнув определенного уровня, персонаж останавливается в развитии и требует некоторых редких ресурсов, дабы прорваться на более высокие уровни и стать гораздо сильнее. Это и называется возвышением, и каждое такое возвышение (на данный момент до максимального 90 уровня персонажу нужно пройти 6 таких процедур) весьма существенно усиливает персонажа само по себе, давая прирост к характеристикам, некоторые уникальные таланты и особые бонусы, по совокупности едва или не больше, чем за десяток уровней сразу.
    • Что интересно, сам мир также понимает уровень крутизны следом за игроком. Уровень мира поднимается с ростом Ранга Авантюриста, и каждый новый ранг мира повышает весь диапазон уровней враждебных монстров, усиливает боссов и дает доступ к более сложным вызовам в подземельях; повышение происходит стадиями, и на определённых точках стопорится до завершения отдельного спецквеста, благодаря чему игрок может заморозить для себя мир на определённой стадии, если к следующей ещё не готов. Из прокачанных врагов и боссов, слава Архонтам, выпадает и лут получше, а в некоторых случаях и побольше — что в принципе работает как эдакий бег на месте, т. к. для каждого последующего улучшения оружия или Вознесения нужны ресурсы покруче, которые и выпадают только на уровнях мира повыше или собираются из кучи ресурсов помельче. На данный момент все, кроме последнего из доступных уровней мира, качественно улучшают лут.
  • Поплыл, как топор — зигзагом. Играбельные персонажи могут плавать, но при этом постепенно выбиваются из сил, медленно при медленных гребках и быстро при заплыве на скорость, и если стамина вытечет вся, то персонаж начнёт тонуть и очнётся на берегу, откуда начал плыть. А вот все как один мобы в игре штампу подвержены прямо и полностью, и попав в воду выше своего роста, мгновенно лишаются всех хитов и считаются законно убитыми закинувшим его туда игроком (сами обычно не падают, за исключением особо тупо телепортящихся Пиро-магов Бездны).
  • Последний выживший — Сяо из числа Якш, Барбатос из числа основателей миропорядка Семи Стихий и изначальных Архонтов (все остальные нынешние унаследовали пост после гибели или иного выбывания предшественника). Последнее — лишь официальная версия, поскольку Моракс, тоже Архонт первого поколения, смерть лишь разыграл на публику и просто ушёл в отставку.
    • Пошибом помельче — дед Эмбер, единственный выживший после истребления каравана монстрами, основавший на этой почве институт разведчиков Ордо Фавониус для предотвращения подобных дорожных засад.
  • Посмертный персонаж — в достатке.
    • Гуйчжун, древняя архонтша Пыли и фактически со-основательница Ли Юэ, давным-давно погибшая, но до сих пор влияющая на сюжет, будь то хандрой одинокого Архонта или оставленными ей волшебными технологиями вроде вундервафельной баллисты-самострела.
    • Хеврия, Архонт Соли, прямо связанная с личным квестом Чжун Ли, и посредством сей истории позволяющая много чего получше узнать.
    • Декарабиан, пожалуй, рекордсмен в этой дисциплине, поскольку был убит аж до Войны Архонтов, тысячи и тысячи лет назад — захвативший его силы главарь недетских революционеров Барбатос вступил в неё уже полноправным Архонтом Анемо. Его проблемы привели к, собственно, восстанию против него и по крайней мере частичному уничтожению цивилизации Анемо, после которого Мондштадт пришлось отстраивать с нуля уже на новом месте, а руины изначального до сих пор поражают размахом и красотой.
    • Леонард, уже как две тысячи лет покойный и почти позабытый приключенец из Мондштадта, внезапно напомнил о себе в ходе странного метеоритного дождя, от контакта с частицами которого люди впадали в трансоподобную спячку с неизбывным желанием покорить какую-то великую горную вершину. Посредством этого выяснилось, что после неудачи последних восхождений он сменил вектор приложения сил и первым изобрёл те самые планеры, которые сегодня в столь широком ходу, а также то, что так и не покорившийся ему величайший пик мира был фактически срыт Барбатосом и утоплен в море, и осталась от него лишь вершина… на которой расположен вход в Бездну, что поднимает немало вопросов. А также то, что небо в Тейвате не настоящее...
    • Дурин, колоссальный дракон, когда-то атаковавший Мондштадт и в ходе боя заразивший скверной Двалина. Не будь этого, не было бы и сюжета с Ужасом Бури — как и того, что его останки, упавшие на Драконьем Хребте (и давшие ему современное название), своими энергиями послужили пробуждению казалось бы уничтоженной вместе с располагавшимся там городом Сал Виндагнир жизни вроде странного дерева, которое Путешественник(ца) помогает возродить и заново вырастить. Эти же останки становятся сюжетообразющими для события с Альбедо, нашедшего выкованный из его измельчённых сверхпрочных костей меч и поручившего ГГ выявить его потенциал и заодно очистить от сводящей всех, кроме него/неё с ума скверны дракона, а также материалом для производства менее крутого и злого, но всё равно артефактного копья в ходе стороннего квеста. А сведения о личности Дурина, получаемые в ходе оных процессов, дают много пищи для догадок и размышлений на тему Бездны, Хаэнри’и и создавшей его алхимички.
    • Последние деятели того же города Сал Виндагнир — Жрец, Принцесса и Писарь, а также воин-путник, вероятный последний выживший в уничтожившей город катастрофе. Оставленные ими записи на скрижалях являются, по сути, единственными ориентирами для Путешественника(цы) на Хребте, а фрески Принцессы дают последние оставшиеся свидетельства о былой цивилизации.
      • Не совсем. Судя по имеющимся данным, семьи Гуннхильдр и Рагнвиндр своё начало берут как раз из Сал Виндагнир, так что Дилюк и Джинн с Барбарой являются потомками бежавших с хребта людей.
    • Погибшие при исполнении Адепты Ли Юэ не раз и не два возникают в различных сюжетах страны — то приводят оставленными ими записями к сокровищам, то просто сильно влияют на оставшихся в живых, вроде Сяо. Весь сюжет местной версии китайского Нового года — про воздаяние им почестей.
    • Друг Казухи. Ключевая фигура в истории Казухи; его поступок неоднократно вспоминается другими персонажами; он посмертно сыграл значительную роль в кульминации арки Инадзумы, фактически спасши главным героям жизнь. Не говоря уже об огромной популярности в фандоме.
    • Различные поверженные сущности божественного уровня или близкие к нему идут витиеватым зигзагом между сабжем и статусом персонажей-призраков второго-третьего планов. Не каждый Архонт или кандидат в таковые умирает в привычном понимании — некоторые подобно ктулхам впадают в спячку или бессознательность, но не теряют сущности и силы, и продолжают излучать их в окружающую среду, что оказывает на неё сильное влияние. Если сильно злятся из-за нереализованных планов и надежд (в т. ч. благих), могут привести к образованию эдаких аватаров отмщения — именно их по большей части и называют в Ли Юэ демонами.
  • Постапокалипсис — Отчасти с прикрученным фитильком, но сеттинг существует в дословном соответствии прописанным в настольной книге мастера заветам подземелий и драконов по максимизации приключабельности вновь создаваемого мира для кампании: около 500 лет до времени действия в мире произошла некая жуткая катастрофа, разлучившая и рассорившая Архонтов и раскатавшая в блин существовавший миропорядок с цивилизацией, от которых осталось достаточно много живописных руин, чтобы они были обыденной рутиной почти любого уголка стран действия; среди них, как и водится, встречается и лут, и подземелья с сокровищами, и маготехнические стражи, более продвинутые, чем что-либо из современных как волшебства, так и техники. Да и до этого, судя по всему, не такой уж и редкостью был локальный армагеддец с катастрофическими последствиями для живущих в месте событий, или, по крайней мере, для уровня их научно-техническо-магического развития, и от таких событий тоже руин сохранилось в достатке. А отдельно и как бы походя отмечается, что даже Барбатос, самый слабый из Архонтов, как-то раз одной только силой ветров перелопатил ландшафт настолько, что даже высочайшая гора мира провалилась в океан по самую верхушку, и сегодня торчит над водой только маленьким скалистым островком; подобный божествнный фэншуй совсем без последствий для цивилизации и населения пройти не может, отчасти давая обоснуй некоторой статичности местного сеттинга.
  • Постоянная шутка — троллинг Путешестевнника(-цы) над Паймон, что он(а) держит её в качестве консервы.
    • В принципе, почти у каждого персонажа присутствует свой постоянный предмет юмора. У Ноэлль — абсурдно-зашкаливающий синдром героической служанки, у Сян Лин — желание приготовить всё, что движется, у Лизы — лень пополам с неутолимым либидо, у Фишль — неплотно держащаяся маска тюнибё, у Дионы — вечные бесполезные попытки сделать плохой коктейль и подорвать мондштадский рынок алкоголя, у Кли — пиромания и взрывы, у Чун Юня — жалоба на то, что излишне сильный дар экзорциста вышвыривает всю нечисть ещё до того, как он её увидит, и т. д.
  • Поэт и воин — Син Цю не только читает книги, но и сочиняет сам под псевдонимом. Инадзумцы оценили, а вот в Ли Юэ творчество молодого мечника приняли прохладно.
  • Появление кавалерии — Прибытие Кокоми и Бэй Доу с командой Алькора на помощь Сопротивлению в битве с войсками сёгуната. Кудзё Саре с войсками пришлось отступить.
    • Позже - появление Яэ Мико во второй битве с Райден. Особенно для игрока, который после этого получает серьёзный бафф к регенерации здоровья и энергии элементов, из-за чего победить Баал становится заметно проще.
  • Предзнаменование — из сюжетных трейлеров, расцвечивающих описаний некоторых лутабельных предметов и различных реплик персонажей, связаных с частями сюжета и мира игры, которые ещё в релиз не вышли (а после выхода — которые лишь предстоят игроку в будущем, после многих квестов), можно догадаться о том, что нас ждёт. Таким макаром были даны, к примеру, множество намёков на природу всех семи СФК-стран и культур и личности их Архонтов, а также их тараканы и проблемы, с которыми предстоит сталкиваться.
  • Презренный Джа-Джа — некоторые неписи. Некоторое время «популярным» в этом качестве был ученик алхимии Тимей/Тимеус благодаря тому, что неудобно стоит возле алхимического пьедестала Мондштадта и норовит заставить игрока ненароком вместо окна алхимии открыть диалог с собой, а ещё потому, что возглавлял непонравившееся многим событие. Подобной славой пользуется сирота Тимми, упорно кормящий голубей на единственном входе в город и ударяющийся в жалобы и плач, если их кто-то неизбежно разгоняет… или атакой по площади переводит в ценное для хиляющей еды мясо птиц; тут отчасти шутки ради, отчасти для сглаживания морально-этической составляющей. Наконец, безусловно таковы горе-приключенцы, изредка встречаемые в дикой природе в виде дев в беде, которых надо спасать от хиличурлов или слизей — а среди них пальму первенства после события Альбедо на Снежном Хребте однозначно держит Паллад «благодаря» непроходимой тупости вроде похода на Хребет без зимнего обвеса, игнорирования стабильного обелиска-согревателя под боком ради забега до исследуемого героями вдали светящегося меча, сбивание с ног обожаемой или хотя бы оберегаемой всеми спасающей его архимилашки Сахарозы, и пробуждения в результате своего идиотизма крайне гадкого босса, за что ему ничего не было; последнего теперь некоторые игроки при встрече в мини-квесте не спасают из принципа.
    • Отдельные игроки похоже относятся к членам стартовой команды, по разным причинам — кому просто не нравятся их абилки, а кто-то аж принципиально считает персонажей из гачи единственными годными для игры именно потому, что они из гачи, а бесплатные им кажутся презренными подачками. Капитальнее и беспощаднее всего достаётся Эмбер (и тем более иронично то, что как раз Эмбер легко без затей сделать конфеткой благодаря нехилым встроенным бонусам к критическим ударам и лавине Пиро-статуса от ульта, делающим из неё идеального лучника; та же Лиза в освоении куда сложнее, но её любят больше) и Кайе (а тут вообще несправедливо — он скорее уныл, но практичен или даже крут, но уныл, т. к. абилки простые, как топор, но такие же надёжные и сильные).
    • Среди пятизвездночных персонажей многие игроки считают такой Ци Ци. Как боец она гораздо слабее других пятизвездночных персонажей из стандарта, многие четырехзвездочные персонажи её обойдут плане нанесения урона. Единственная роль, которую она умеет делать хорошо — лечить. Но при этом другие герои-целители умеют не только это: Диона и Ноэль дают щиты, Беннет — увеличивает урон другим персонажам, Джинн — снимает статусы, может разбрасывать врагов, и рассеивать элементы на других.
    • Паймон по мнению некоторых прописана именно здесь. Однако не всех она выбешивает в одинаковой степени — кому-то она нравится, кому-то нейтральна, кого-то слегка раздражает, но приемлема, а отдельным игрокам она портит всё впечатление от миссий.
    • С недавнего времени этот «почетный» список пополнил приключенец Ройс из системы «Встреч», за свой необоснованный гон на Беннета и обвинение последнего во всех смертных грехах. Даром что игроку дается возможность предъявить этому невеже очевидные претензии, и даже возможность накормить его «несчастным супчиком» Беннета. С другой стороны, отказ отдавать этот самый «супчик» Ройсу из вредности, приведёт к концовке, где Беннет преднамеренно съедает этот кошмар гастроэнтеролога, чтобы потерять сознание и тем самым «отключить» свое «проклятие».
  • Прекрасная бабочка + Жуткий мотылёк — бабочки как излюбленный таоистский символ возрождения после смерти и перехода в мир иной ярко отмечаются в образе директрисы похоронного бюро Ху Тао (звучание имени несколько намекает, причём многоуровнево: не только Тао, но ещё и похожесть на слово «бабочка» в китайском), в частности в её основной абилке и особом спринте.
    • Вид бабочек принимают брошенные во врагов экспериментальные составы Сахаорзы, а также Анемо-гипостазис во время одной из самых убойных атак.
  • Прикинуться шлангом:
    • Чайльд Тарталья. С виду не скажешь, что это де-факто полубог войны из местной суровой Россие-италии. Тарталья сознательно пытается отыгрывать дурашливые и уж точно не крутые амплуа ради сохранения от некоторых своего рода занятий, с переменным успехом (а от иных и не скрывает), но даже в бою сознательно почти не использует своих истинных сил.
    • Предвестник Скарамучча в событии про метеориты сначала ни разу не подаёт виду о том, что он на самом деле за крутой перец. А ведь при случайной встрече на дороге планировал исподтишка убить ГГ — помешал лишь подвернувшийся патруль, сорвавший планы. Когда появляется опять — уже не игрушки играть пришёл, и сразу становится понятно, что он очень и очень прикидывался.
    • Главный герой, судя по многим репликам и общему представлению о персонаже (особенно в диалогах с Паймон), тоже с удовольствием подобный стиль практикует.
    • По-хорошему сюда же и Лиза, просто если для остальных обличие шланга спадает ярко и рано, то Лиза даёт об этом понять лишь в самом конце доступной раскачки, на последней стадии Вознесения. Если многие другие персонажи с новыми стадиями Вознесения говорят о достижении ранее недоступных им сил и уровней мощи (даже Тарталья!), а некоторые другие намекают на возвращение былого могущества, то Лиза просто перестаёт действовать вполсилы и возвращается к своему законному уровню великого мага.
  • Приключенец — гильдия их! В которую и заглавного персонажа тоже принимают. Есть и некоторая форма в тёмно-зелёных тонах с цветастыми окантовками (для играбельных персонажей не обязательная и неносимая), и свои отличительные знаки — как часть последнего работает внутримировой случай требования «Купи долбаный гайд!», ибо руководство приключенца, получаемое от гильдии — и есть главный знак различия, обязательный для всех её членов, который посеять почти что как паспорт потерять. За выполнение типично-приключенских мини-квестов, ежедневно выдающихся гильдией в количестве четырёх штук, даже полагается зарплата! Примечательно, что гильдия, похоже, родом из Снежной — штаб-квартира именно там.
  • Прицепиться к трамваю — чего греха таить: как и говорится в шапке, игра создана беззастенчиво по следам Breath of the Wild, и в лучших китайских традициях копирует многие из её удачных находок и просто элементов игроструктуры: забеги и скалолазание по открытому миру со шкалой выносливости, собираемые в мире прокачивающие эту шкалу сферы, куча сундуков, мгновенно узнаваемая механика планера, сбор ингредиентов по карте и кулинария из них для получения баффов и отхила взамен хрестоматийного зельеварения, враги, которых возможно в той или иной степени прямо соотнести с мобами из Зельды (хиличурлы-бокоблины, митачурлы-моблины, Маги Бездны-визробы, Стражи и Охотники Руин-машины Древних, цицины-кизы…), общий стиль графики и исполнения ландшафта, игровая механика боя и специальных абилок (ульты Геньшина близко похожи на открывающиеся после покорения боссов Зельды способности, у некоторых персонажей есть почти дословные копии), точки телепорта, отчасти стиль данжей и уж точно их оформление, некоторые визуальные эффекты, механика температурных перепадов и отогрева/охлаждения… Да, игра безусловно и беззастенчиво стремится завлечь тех, кому это всё пришлось по душе. Однако при всём накале противоположных оценок, в особенности в среде труЪ-зельдаманов, прямо-таки плагиатом её тоже назвать нельзя: отсутствует выбесившая Зельдовцев механика поломки оружия, деревья не рубятся[10] и манипуляции с движком физики можно делать только отчасти и только с врагами, в целом отброшено много малозначительных и трудоёмких деталей BotW вроде лошадиных покатушек и плотов с парусами[11]; на выходе в сухом остатке игра не плагиатит, а скорее берёт пример первопроходца, которым безусловно выступил Зельдовский оперворлд, и развивает и улучшает его под свои нужды, добавляя к нему и другие детали, которых в исходном источнике идей не было — как для извлечения прибыли в условиях фритуплея (характерная для мобильных игр механика очков работы, доната, гачи и т. д.), так и реально интересные с точки зрения игростороя, такие как неплохо отполированный мультиплеер, механика элемент-комбо как основная фишка боёвки и некоторых частей исследования мира, и в целом сочетание традиционных РПГ-механик вроде определения хитов и урона с помощью статистики на снаряге и классических уровней в сопряжении с новыми идеями BotW, до этого многими считавшиеся несовместимыми. Да и сюжетная составляющая, в конце концов, здесь в разы богаче характерного для первоисточника минимализма и к Зельде не относится от слова «никак», и соврешенно по-другому обрамляет мир.
  • Пришел с ножом на перестрелку — Пиро маги Бездны в дождливую погоду.
  • Проблема противоположных оценок — помимо любимой игроманами-полемистами темы аспектов Геньшина, прямо говорящих о мобильной родословной игры (за этим просьба обращаться в отдельную точку, указанную в шапке, и сюда не добавлять), непосредственно среди фанатов противоположные оценки часто возникают вокруг играбельных персонажей и того, кто из них крутой, а кто отстой. Больше всего достаётся стартовой команде, которую игрок получает гарантированно, без рандома из гачи, а в особенности Эмбер, Лизе и (чаще всех!) непосредственно персонажу-ГГ. В одной части фанатского сообщества модно смешивать упомянутых с грязью и превозносить гачных персонажей как единственных годных к игре, а другая любит превращать их в конфетку путём прокачки и подбора сочетающихся с их стилем игры артефактов и оружия. Отдельно стоит случай Чжун Ли, пятизвёздного красавца-жениха, от которого после прекрасных абилок Тартальи ожидали тотального оверпавера, а получили средне-сильного персонажа поддержки, да ещё вдобавок и резко улучшающегося повторными вытягиваниями его из гачи, т. е. сильно уклоненного в сторону любящих транжирить на гачу несусветные деньги — бурления более-менее утихли лишь после общего баффа Гео-стихии в 1.3 и Чжун Ли в частности.
    • Восприятие некоторых сюжетных событий и ролей персонажей среди фанатов может сильно разниться и приводить к противоположным мнениям. Ярче всего здесь случай Тартальи: кто-то считает его полным чудовищем и отморозком, своими действиями в арке Ли Юэ перешедшим моральный горизонт событий и после такого никаких симпатий и уж тем более роли товарища ГГ не заслуживающим, а кто-то — антигероем-антизлодеем подобо бэтменовской Женщине-Кошке, обаятельным благонамеренным экстремистом и в принципе положительным, правильным парнем с большими проблемами и непростой профессией.
    • Паймон весьма неоднозначно воспринимается игроками благодаря двум главным чертам: роли неизменно говорящего вместо Итэра/Люмин перебивателя, оттягивающего на себя почти все диалоги, и амплуа тонкоголосой летающей шутки про неизбывную падкость на еду и золото (уж не пиратский ли попугай она тайком?). В первом случае сильно раздражает то, что у обоих версий ГГ есть полноценные, профессионально озвученные голоса, и в диалогах и сюжетных историях они определённо представляют самостоятельных персонажей со сложившимися личностями и чертами, а не безликих манекенов для самопроецирования игроков… а говорит вместо них постоянно Паймон, в то время как реплики героя/ини даются неозвучным текстом. Вторая черта близко связана с первой: бесконечное сведение реплик к предсказуемым шуткам про еду, вознаграждение и кажущуюся недалёкость Паймон начинает выбешивать, если её словесные излияния перекрывают что-то важное для персонажей, портят момент, на пустом месте усложняют положение или совсем уж откровенно глупы. Для одних игроков она терпима и обаянием перевешивает недостатки, а для некоторой части фанатов она полноценная Джа-Джа.
  • Проверка на вшивость — сюжет всей арки Ли Юэ. Фактически всё, во что оказывается втянут(а) ГГ — один большой стресс-тест, организованый Архонтом Гео всем своим подданным для выяснения того, насколько они готовы к самостоятельной жизни без нужды в опеке с его стороны. В качестве проверяющих Моракс нанял Фатуи, согласившись самолично передать им свой Гнозис, если те докажут, что его страна и без него может организовать самооборону и выстоять против различных угроз, в т.ч. божественного уровня. Заставив таким макаром смертных и бессмертных жителей Ли Юэ научиться работать сообща и самообороняться (ГГ в этом отчасти помог, но по большей части просто оказался наблюдателем, лишь чуть упростив последний бой против хтонической буквальной гидры), Архонт остался доволен и спокойно ушёл в отставку, чего уже давно желал, оставаясь на посту лишь из-за нужды Ли Юэ в покровительстве с его стороны.
  • Прогрессор — Кэ Цин по складу характера, от и до. Эдакая антитрадиционалистка посреди предпочитающих консервацию вековых порядков граждан Ли Юэ, почти принципиально всегда предлагающая решения, отличные от того, что говорит Архонт Гео; несмотря на это, продолжает быть одной из самых высокопоставленных кадров Цисин, отчасти потому, что многие из её решений и правда оказались удачными (а ещё потому, что сам Архонт Гео разделяет её общий настрой и рад видеть такую инициативу). Немалая их часть полностью отражает её собственный трудоголический, помешанный на максимизации пользы характер: к примеру, Кэ Цин настаивает на продлении официального рабочего дня.
  • Простой крутой смертный — Можно отнести к этой категории почти всех персонажей (кроме Архонтов и протагониста-мироходца), ведь так-то они обычные люди, просто обладающие мощными артефактами. Однако больше под описание подходят простые рыцари Ордо Фавониус, рядовые Миллетиты и авантюристы, не обладающие Глазом Бога. Чтобы справляться с угрозами, что щедро представляет Тейват где угодно за пределами городской черты, нужно обладать немалой храбростью и мастерством. А ведь справляются, и регулярно: во многих заданиях сторонних и не очень упоминается, что игрока посылают бить врага в одной точке, а другой (или другими) займутся солдаты — и успешно монстров бьют. Иногда даже в одиночку, совсем как игрок!
    • Из типажа особенно можно отметить Леонарда: этот древний авантюрист, исследователь и отличный скалолаз, живший две с лишним тысячи лет назад, никогда не посовал перед трудностями и новыми вершинами. И даже не сумев взять очередную, самую великую в мире вершину, которая оказалась для обычного человека просто неприступной, и потеряв там товарища, уже немолодой мужчина не опустил руки и, чувствуя приближающуюся старость и немощь, приложил все свои силы и опыт для создания инструмента, который поможет будущим поколениям авантюристов. И достиг успеха. О самом Леонарде сейчас почти полностью позабыли, остались лишь разрозненные обрывки его истории и ветхий экземпляр его книги, зато его изобретением продолжают пользоваться все исследователи и путешественники. Это изобретение — тот самый планер, один из которых Путешественнику(-це) вручает Эмбер в самом начале игры и на котором игрок с тех пор постоянно весело разъезжает.
  • Профи с причудами:
    • Фишль, чей персонаж целиком основан на причуде и внутри, и вне вселенной, при этом — высоко ценимая коллегами по гильдии и даже начальством разведчица благодаря возможности использования волшебного ворона-фамильяра Оза аки современного дрона с камерой, а также в некоторой степени и благодаря мощным способностям боевой волшебницы-лучницы и не сразу очевидным за маской тюнибё собственным способностям следователя с хватким интеллектом и отличной интуицией.
    • Лиза — ленивая и ненасытно-похотливая библиотекарша Ордо Фавониус, но при всей её любви к максимизации досуга горизонтального и не очень лучше неё на должность не найти: безупречно выполняет все связанные с книгами задачи, прекрасно ориентируется в фонде и сама вполне способна и обеспечивать сохранность библиотеки могучим Электро-колдунством, способным заваншотить Мага Бездны, и выходить в поле как командир ничуть не хуже других офицеров. Отдельно отмечается, что её причуды прямо связаны с её сверхкомпетентностью: она стремится свои задачи выполнить быстро и качественно, чтобы потом невозбранно предаваться любимым утехам подольше и поосновательнее.
    • Сян Лин — повар от Бога (Архонта?), но принципиально не следует писаным рецептам и любит использовать в готовке умопомрачительные сочетания ингредиентов, а особую любовь испытывает к кулинарии из стихийных слизей, которые остальные считают несъедобными, и при этом посетители едальни её семьи именно её и хотят видеть на кухне. Просто одержима любимым делом, настолько, что каждый диалог гарантированно скатится в гастрономию, и норовит попробовать приготовить всё, что не является человеком — но благодаря этому умеет добывать ингредиенты в бою.
    • Отчасти и Кэйа, так как будучи капитаном кавалерии Ордо Фавониус, ведёт себя прямо-таки как поручик Ржевский пополам с д’Артаньяном. Однако в этом и кроется его эффективность: от рыцарей ждут прямолинейного морального законничества, а он — обаятельный трикстер, действующий прямо как высококомпетентный оперативник и следователь современной полиции одновременно: способен организовать секретные операции, играть на психологии преступников, устраивать облавы и хитростью заманивать на них бандитов, а иногда действовать и как тайная рука ордена. Методы и расслабленная, внешне почти игривая манера поведения сильно разнятся с обычными рыцарскими, но результаты очень налицо.
    • Кэ Цин благодаря резко выбивающейся из традиционной для Ли Юэ раболепного подчинения Архонту и Адептам позиции самодостаточности людей и независимости их жизни и воли от хотелок всяких там Архонтов. Для местных — шок и скандал сравни вероотступничеству. Но при этом её рационализаторские и прогрессорские порывы далеко не безрезультатны и много раз показывали полезность и эффективность (для граждан это натуральный случай штампа Житель Страны Эльфов был прав), посему она и остаётся одной из самых высокопоставленных чиновниц в Цисине. А сам Архонт именно таких, как она, и хочет видеть в будущем Ли Юэ — что тоже способствует её карьере.
    • Ху Тао ярко представляет. В похоронном деле Ли Юэ, где веками неизменно доминировала мрачноватая кладбищенская серьёзность, девушка стала необычным новшеством: при исполнении Ху Тао безукоризненно соблюдает все похоронные обычаи с полагающейся траурной серьёзностью, но в отличие от суховатых предков, вне служебных обязанностей весьма яркая девушка, любящая как пошутить, так и пофилософствовать, очень близко отыгрывая готическое амплуа в его живо-подвижной ипостаси. Очень мало кто в городе не считает её двинутой по фазе (этому сильно способствует врождённая связь с потусторонним миром и способность общаться с ним), но одновременно все признают, что лучшего директора бюро в плане качества работы представить себе не могут.
  • Прекрасная волшебница — по факту все женские персонажи-пользователи катализаторов (книжек и сфер) ввиду вышеописанных особенностей стиля игры, но иногда и не только они. При этом конкретно это амплуа по самые подвязки отыгрывают Лиза, Мона и Фишль, а в восточном варианте за ними поспевают некоторые владетельные дамы из Ли Юэ, в первую очередь Нин Гуан. Из упомянутых наиболее сознательно и целенаправленно этим увлекается Лиза, очень любящая, когда с ней ассоциируют положительные ведьминские атрибуты.
  • Прелесть какая глупенькая — часть амплуа Паймон в качестве моэ-маскота. Не сказать, чтоб она была бесполезна, но её помощь может иногда создать столько же проблем, сколько поможет решить: особенно горазда до разбалтывания тайн. Спасает то, что большинство её глупостей совершенно безвредны и сыграны исключительно шутки ради, зато её советы часто бывают небесполезны, пусть и не гениальны. Попеременно может выступать и как инженю, и как субретка, окрашивая свои приколы в соответствующие тона.
  • Проклятое оружие — «Осквернённое желание»: меч, выкованный из останков заражённого скверной дракона Дурина, сводящий с ума всякого, кто возьмёт клинок в руки. Нейтрализуется протагонистом в ходе квеста Альбедо, оставляя лишь весьма вкусные бонусы.
    • В сюжете Инадзумы выясняется, что сабжем является разработка Снежной, Глаза Порчи. За использование Глаза требуется платить жизненной силой, поэтому интенсивно сражаясь этой игрушкой дьявола, можно преждевременно состариться. Тэппей грустно подтверждает с того света.
  • Прыжковая головоломка — правильнее будет сказать полётная. Очень быстро мы получим планер, на котором можно залететь туда, куда сложно залезть. А вот чтобы забраться туда, куда нельзя ни влететь, ни залезть, придётся как следует подумать, как правильно использовать воздушные восходящие потоки и кольца ускорения.
  • Псевдоним:
    • Предвестники Фатуи называются в честь ролей-типажей из коммедиа дель арте, и обычно известны только под этими именами, но при этом имеют и собственные.
    • Некоторые Архонты тоже любят выступать под псевдонимами; к примеру, Архонта Крио знают как Царицу, Архонт Гео — Рекс Ляпис Моракс (и даже подчёркивается, что его настоящее имя как бы утеряно и забыто, хотя на самом-то деле его вполне можно вычислить), а Архонт Анемо Барбатос предпочитает представляться как бард Венти.
    • Глава Ордена Бездны. Король или Королева/Принц или Принцесса, на самом деле — Эфир или Люмине, брат/сестра героини/героя с промытыми мозгами (Или с непромытыми?).
    • Мона Мегистус. Сравнительно быстро раскрывает, что имя, под которым все её знают, придумано в соавторстве с её бывшей наставницей, но настоящего не раскрывает; неизвестно, основан ли псевдоним на её собственном имени или полностью отвлечён.
  • Раздвоение личности — с сильно прикрученным фитильком отыграно с Баал, у которой тело-кукла-сёгун говорит одно, а подсознание в лице Эй думает совершенно другое. Это обыграно и в её войслайнах — к примеру, на вопрос о любимой еде Сёгун отвечает, что еда, дескать, не для любви, а для восполнения сил — а Эй в другом войсе говорит не слушать Сёгуна: её любимая еда — десерты.
  • Разорившийся аристократ — Казуха принадлежит к одному из славнейших самурайских родов Инадзумы, но в наследство ему остались лишь долги и дом, который их покрыл. Казуха, однако, воспринял это только как избавление от тяготившего его бремени.
  • Разумный заместитель:
    • Джин как и.о. великого магистра Ордо Фавониус, судя по репликам относительно неё самой и непосредственно отсутствующего главы. Пользуется почти поголовной популярностью и любовью среди всех подчинённых и подведомственных, в то время как о законном главе отзывы всё больше отмечают его весёлый, но разбитной характер, но никак не профессионализм. А работает девушка как раз отменно-эффективно, особенно учитывая то, что при уходе в поход великий магистр оставил её с полутора землекопами личного состава и ресурсов.
    • Ноэлль как горничная того же Ордо Фавониус в сравнении с… любым полноправным рыцарем Ордо Фавониус. Заявляется, что она всего лишь когда-нибудь, в далёком будущем, мечтает быть осчастливленной позволением начать посвящение в рыцари — но уже сейчас эта до безумия скромная и самоуничижающая красавица носит вместе с униформой служанки броню потяжелее большинства рыцарей-мужиков, абсолютно бесстрашно идёт в полевые сражения и бьётся там не чем-то, а гигантскими двуручниками… и не просто бьётся, а на поверку оказывается одним из лучших специалистов по ним, полагаясь в бою именно на броню и меч, и стихийным колдунством Гео лишь усиливая их; в геймплее она, пожалуй, самая трудноубиваемая из всех персонажей вообще. И при этом она ещё и ухитряется в качестве горничной работать за троих, а в свободное от работы время просто продолжает работать! Этой как бы неполноценной рыцарше большинство как бы полноценных в подмётки не годятся — и хотя бы это даже иногда признают, и Ноэлль среди них очень популярна и любима за её универсальную компетентность и неизбывную услужливость с готовностью всем во всём помочь и всё за всех сделать, даже врагов побить.
    • Де-факто Нин Гуан для Архонта Гео в деле правления Ли Юэ. Бог-Император может и он (был), а все дела страны лежат на ней, и справляется она прямо как Джин.
  • Реактивный громила — распространено не слишком, но всё же встречается в лице митачурлов с топорами-двуручниками, пары подвидов агентов Фатуи и (мини)боссов-лавачурлов и Охотников Руин (последний — почти что буквальный случай). Все они формально ходят медленнее бега игрока, но умеют далеко прыгать и делать быстрый спринт, а также обладают крайне неприятными и сильными атаками по площади; бить их в рукопашную весьма непросто, нужны стрелки и маги. И если митачурлы ещё нормально забарываются, то от лавачурлов и Охотников и взывыть можно — недаром они столь редки.
    • Собственно, если брать шире, таков любой игровой персонаж, владеющий клеймором. Да, геймплейно они очевидно уступают в скорости и темпу ударов мечникам, не говоря уж о копейщиках, но учитывая, КАКИМИ оглоблями они ворочают, потеря в скорости не кажется настолько большой. Особенно в этом плане впечатляют местный вигилант Дилюк и морская капитанша Бей Доу: если остальные персонажи этого типа при мощной атаке просто раскручивают оружие вокруг своей оси, эта парочка буквально взрывается шквалом быстрых и беспощадных ударов, вынуждая заподозрить их в сверхчеловеческой силе и прочности.
  • Революция не по-детски, точнее, гражданская война не по-детски — зигзаг с восстанием на Инадзуме. При прохождении квестов может показаться, что восстание вполне себе детское, с правильными бунтовщиками, злым сёгуном и поддержкой от сёгунского генерала. Но вот квесты и общение с NPC рисует не такую радужную картину. Ведь именно из-за войны опустел остров Каннадзука — население сбежало от боёв и из-за повреждения в битве горна Микагэ, которое повлияло на окружающую местность как мини-авария на Фукусиме. В том числе из-за него же на острове Ясиори из поселений — только база восставших: хотя эпидемия и погодный катаклизм случились до восстания, последние жители сбежали с острова также от войны, а до появления ГГ о починке погодных оберегов и реколонизации острова не могло быть и речи, да и сейчас люди смогут вернуться довольно нескоро.
    • Кроме того, восстание обладает весьма слабой поддержкой среди населения показанной части Инадзумы. Учитывая, что два из трёх будущих островов гарантированно необитаемы - возможно, что и всей. Войну воспринимают просто как бедствие, ранящую и без того ослабевшую из-за указа о закрытии страну. Однако и режим Сёгуна защищать люди особо не стремятся. Ситуация напоминает революцию на Кубе, когда в битвах сходились сотни, под конец — максимум тысячи человек с обоих сторон при населении острова в миллионы, а большинство населения было к революции индиффирентно.
    • И не забудем про революцию в Монштадте, в ходе которой погибли как минимум друг Венти и Декабриан.
  • Регент — если отбросить все экивоки и признать, что Мондштадт де-факто является орденским государством, то Джинн в отсутствии великого мастера Ордо Фавониус Варки является именно регентом города. И даже если этого не признавать, то она всё равно остаётся в качестве и.о. гроссмейстера главной силовой организации Мондштадта, разруливающей в нём чуть менее чем все вопросы.
    • Всё то же самое применимо к Нин Гуан в соседнем Ли Юэ, просто с заменой орденского строя на олигархическую республику и ранга великого магистра на статус дожа. Правда, заменяет она не отсутствующего главу, а руководит страной за самого Архонта Гео. По итогам сюжетной линии производится из регентов в полноправные правительницы.
  • Режим полубога/Режим демона — в разных, но чем-то отдалённо похожих вариантах умеют Тарталья и Сяо. Тарталья после попадания в Бездну и обучения там с таинственной выживальщицей умеет превращаться в нечто, напоминающее типичного однокрылого ангела, причём это для него опасно, поэтому прибегает к этому он лишь в крайних случаях (помогает и то, что он и без этого, мягко говоря, неплох). Сяо же почти буквально играет оба случая одновременно: он и полубог сам по себе, и имеет при себе маску демона, в которой заключена большая часть его сил, и надев которую, он постоянно теряет здоровье ввиду отягощающей его сверхспособности злобной энергии, приставшей к нему за тысячелетия резни.
  • Реклама алкоголя и Антиреклама спиртного — Мондштадтская культура круто замешана на виноделии и винопитии, что в известной степени реалистично: и в историческом средневековье были в ходу всевозможных видов небольшой крепости алкогольные напитки (возможно, что и с той же целью частичной дезинфекции употребляемой в питьё воды/снижения её потребления из потенциально опасных источников в условиях отсутствия фильтров и очистных технологий). Тут даже совершеннолетие определяется исключительно по возрасту, в котором подростку становится морально позволительно пить вино. В связи с такой важностью для культуры страны какой-никакой, но выпивки (намекается, что вина в ходу по большей части не особо крепкие), у многих местных персонажей она так или иначе отмечается в описаниях, а у некоторых вообще вокруг неё много чего вращается в жизни. Картина получается сравнительно реалистичная — показывается весь спектр темы: от трезвенности к культуре пития и изысканному обращению с вином, до патологии алконавтики и того, что она может сделать с человеком и семьёй, и все промежуточные стадии и варианты.
    • С виду самый очевидный пример — бард Венти, пожалуй, самый знатный в стране алкоголик, считающий нормой работать ресторанным певцом за выпить и всегда готовый к возлияниям. Однако его случай не совсм обычен: будучи на самом деле воздушным элементалем, прикидывающимся человеком, да к тому же ещё и Архонтом с фиг его знает какими фишками, тут скорее зависимости нет, а есть простой разнузданный гедонизм и тяга к расслабону и свободе весёлого времяпрепровождения, для которого вино суть помощник, но не требуется само по себе.
    • Ярче всех здесь выстреливает трагичная история вокруг Дионы, малолетней мастерицы коктейлей во второй по значению таверне города. Её отец, сельский староста Драфф — добродушный выпивоха, а в особо удачные дни даже алкаш с золотыми руками в вопросах охоты; дочку Драфф искренне и сильно любит, но ещё он очень любит выпить, а когда наклюкается, отбывает в астрал и ничего вокруг не чует. Диона в папе также души не чает — оттого так больно ей видеть, как он спивается, и так сильно недостаёт его родительского внимания, когда Драфф уходит в очередной запой. Даже свой Глаз Бога она получила, во время бури отчаянно пытаясь разыскать и спасти заблудившегося на бухой охоте папаню. Из-за всего этого она прониклась лютой ненавистью к алкоголю и всему и всем, с ним связанным/ими, а в особенности — к Дилюку, наследнику винодельческой монополии города и владельцу главного питейного заведения, считая его фактически преступным наркобароном-душегубом, отнимающим у неё любимого отца. Однако судьба уготовала девочке жизнь, полную иронии: от не до конца понятного духа местного источника она получила благословение на… гарантированное смешивание идеальных алкогольных коктейлей из даже самых невообразимых ингредиентов! Свой дар она ненавидит так же сильно, как и алкоголь в целом — но решила использовать его как орудие против концерна Дилюка, нанявшись к конкурентам и помогая им уводить у его таверны клиентов, думая, что так сможет сделать его убыточным.
    • Собственно Дилюк и сам алкоголь вообще не жалует и предпочитает вину простой сок. Но винодельческая и виноторговая империя — семейное дело, унаследованное от его обожаемого отца, которое он ради его памяти будет продолжать и укреплять. Общего с Дионой у них больше, чем различий.
    • Его брат-небрат Кэйа исповедует изысканно-культурное отношение к алкоголю и его гурманское потребление, подкрепляя этим свой образ обворожительного рокового мужчины, а также прямо используя знание алкогольных напитков и, в особенности, коктейлей в помощь своей правоохранительной деятельности, спаивая в тавернах отдыхающих бандитов и выведывая у них инфу или склоняя их к прогулке прямиком в засады и облавы.
    • Все остальные известные взрослые жители Мондштадта (возможно, за исключением Альбедо, с которым вообще много чего не ясно, да и сам он не местный) умеренно употребляют. Сами они это чем-то особенным не считают, ибо для культуры их страны это норма, но по этому поводу сильно негодует вся та же Диона, возмущающаяся тем, как такие хорошие люди, как Джин и Лиза, могут выпивать хоть грамм.
    • Из немондштадтцев пока на алкогольном поприще отметились Чжун Ли и Бэй Доу. Первый знаменит в том числе своей любовью к особо древнему подвиду вина, про который он каждые пару минут будет напоминать при бездействии в роли активного персонажа. Из того, что известно — напиток для него праздничный, потребляемый высококультурно и скорее как символ. Дружит с Венти и уже очень давно, как коллега по цеху, и часто принимает именно на редких встречах с ним. Вторая же — самое близкое, что в сеттинге есть к пиратам и самолично капитанша; на поясе носит флягу с неизвестным напитком, из которой при оставлении в покое часто потягивает, а в репликах положительно отзывается о пропущении холодного пивка после работы.
  • Родитель-кукушка — мать Кли, ведьма Алиса. Путешествует по своим колдовским делам, а дочка болтается беспризорницей при Ордо Фавониус. Да и подарки от Алисы такие себе. Пообещала от имени неизвестного злодея отобрать любимую игрушку Кли, чтобы девочка отправилась на южные острова.
  • Роковая женщина — несколько дам визуально вписываются, но прямо отыгрывает в достойной штампа мере пока только Нин Гуан. Будучи крайне прагматичной, свою экзотическую альбиносную красоту в паре с обаянием высокоинтеллектуальной, умной и хитрой интригантки она ни разу не брезгует использовать, если ей это выгодно; отчасти за этим столь тщательно и следит за своим внешним видом и образом на публике. Из персональных историй известно, что к ней исправно ходят и свататься, и просто попытаться завести какие-то отношения — и она с удовольствием принимает подарки поклонников и попытки завоевать её внимание, но её единственной любовью и целью в жизни неизменно остаются лишь деньги и власть.
    • Из остальных — Синьора и Лиза. Синьора внешне отыгрывает на все сто, но в целом предстаёт больше как просто суровая вражеская тётя, обольщению предпочитающая закадровые интриги, появляясь лишь в финале многоходовки для получения добытых плюшек и немедленного уходя обратно в тень. Лиза же упора на эту сторону своей красы не делает, но при знакомстве становится понятно, что эта томная, обворожительная и изрядно похотливая волшебница очень непроста и связана с неизвестным пока количеством опасных тайн, да и проглядывающие черты садистки в ней тоже добавляют очков в пользу.
  • Роковой мужчина — Кэйа как он есть. Высокий, физически развитый смуглый красавец в подчёркивающей (а отчасти и раскрывающей) внешность одежде, да ещё и повязку на глазу носит; личностно заправский интриган и спецагент, культурный крутой и знаток много чего, обаятельный и харизматичный… И, да, прямо использует эти свои черты, чтобы добиваться своего, как на службе Ордо Фавониус, так и лично. Среди рыцарей его одновременно ценят как уникального для ордена специалиста и тайную руку закона и порядка, способного содержать информаторов и устраивать неподсильные остальным спецоперации, и отчасти побаиваются из-за откровенно нерыцарских подходов. Ну и, между делом — был когда-то заслан как тайный агент Хаэнрии и до сих пор фактически не отказался от родства, и дальнейший сюжетный выбор ему ещё предстоит.
  • Ружьё Чехова — деактивированный страж руин в башне Логова Ужаса бури. Он же первый культиватор (родное название «стражей») — первый прототип этих машин.
  • Русские любят клюкву — мета-пример в фанатской среде, отчасти даже ожидаемо. Да, как-то обидно, что именно страна фэнтези-русских здесь стала (пока что?) единственной представленной в качестве враждебной силы, а сами фэнтези-русские по-анимешному отмороженные… но при этом получается ведь и то, что фэнтези-КГБ Фатуи держит в страхе весь мир, творит что хочет, почти что ворочает судьбами других стран (включая даже жизни и силы их Архонтов! Познай крутизну русских спецагентов — Бога нет лишь потому, что они до него добрались!) и по опасности для героев затмевают собой аж сам Орден Бездны, который пока что вообще оказался ими вытеснен на второй план. А если покопаться в уже доступных отрывочных сведениях о том, что же движет русской угрозой в Тейвате, можно выяснить, что на самом-то деле Царица честно пытается устроить мировую революцию против несправедливого божественного строя с устранением всех преград для построения светлого будущего и мешающих человечеству жить и развиваться фантастических угроз и капризов мелких местных божков — и всё из-за того, что она просто очень любит людей и не может больше терпеть всеобщих бессмысленных страданий и бардака, и считает, что подобные цели оправдывают такие средства. Ну и как удивляться тому, что хотя бы некоторая часть русских игроков и не прочь бы? Служу Снежной! Где там в Фатуи можно записаться?!
  • Русским всегда достаётся — клюквенно-злодейские русские из организации Фатуи являются одной из лишь двух человеческих фракций врагов в игре, вторая — местный интернационал бандитов, грабителей и расхитителей сокровищ/чёрных археологов. При этом последние, когда у них кончаются хиты, выхватывают дымовые гранаты ниндзя и исчезают без следа в облаке… а вот бойцы из Фатуи такими не оснащены. Вдобавок к этому игроку выпадает пара возможностей в диалоге со сдающимися членами Фатуи отвесить им этнически окрашенные оскорбления в стиле «мразь снежнянская» — нечто, что против любой другой народности никогда не предлагается, ибо в современном западном дискурсе табу, а на западный рынок игра в известной степени и рассчитана. Возможно, в последнем и кроется причина столь лёгкой записи в почти поголовные злодеи русских.
    • Несколько смягчает лишь то, что убитые Фатуи испаряются в такие же голубые искорки, что и главные герои, потерявшие сознание. Как доказательство — Чайльд в своем задании проводит показательный бой с новобранцами. В этом бою они так же распадаются на синие «частички» а затем стоят в кат-сцене как ни в чем ни бывало и выслушивают наставления только что побившего их одиннадцатого предвестника.
      • С другой стороны, в искорки превращаются и бандиты-самураи из Инадзумы. А про них в одном из квестов Люмин прямо и без обиняков говорит, что убила группу таких ребят прямо на их базе
  • Рыбалка — с одной стороны, сюжет начинается с поимки Паймон на удочку, а с другой — механику рыбалки в игру не завезли. Ловите руками. С версии 2.1 механика рыбалки стала полноценной. Теперь в каждом городе есть своя ассоциация рыбаков, где можно обменивать выловленную рыбу на особые удочки и чертежи для крафта наживки. Возможность рыбалки открывается с квеста в Мондштадте «Взрывной рост популяции», который можно взять у Катерины. И удочку, и немного наживки вам подкинут, плюс даже научат рыбачить.
    • Тем не менее возможность ловить рыбу «по старинке» не убрали. Но работает только с той рыбой, что была до обновления.
    • При наличии в команде Кли, можно кинуть в воду большую бомбу, от которой весь улов всплывет кверху брюхом (да еще и разделанный на филе). Кстати, сюжетно она тоже такой «рыбалкой» увлекается, за что постоянно сидит в карцере. Не менее эффективной в этом деле оказывается стихия Крио: позволяет Кайе, Гань Юй и Чунь Юню просто идти по замороженной поверхности воды и собирать вымороженную ими рыбу, даже ног не замочив. Впрочем, ничто не мешает устроить рыбам электрошоковую терапию руками Лизы или Рэйзора.
  • Рыжее солнышко — Тевкр.
  • Рыжий-бесстыжий — Тарталья, ну вы поняли.
  • Рыцарь крови — Чайлд, причём для него подобное жизненное кредо едва ли не важнее обязанностей Предвестника, а служба в этом статусе ему дорога именно потому, что даёт больше шансов скрестить клинки с достойными противниками.

Примечания[править]

  1. То есть, Беннет, Рэйзор, Чун Юнь и Син Цю из-за этого сразу проходят мимо. Да, тут речь именно о тех, у кого возраст соотвествует внешнему облику, по этой причине Венти, Сяо, Альбедо и Казуха уже вне этой категории. Потому что Альбедо и Казуха уже очевидно совершеннолетние, а Венти и Сяо так вообще достигли отметки в пару тысячелетий.
  2. Краткий экскурс: Эфир — верхний слой неба, на котором живут боги. Учитывая, что и в оригинальной китайской, и в японской версии имя паренька обозначено иероглифом 空 (читаемое как Kōng на китайском и Sora на японском), что переводится как «Небо», то такая адаптация неплохо так отражает суть. Впрочем, эта же закорючка может переводится и как «Пустота», которая в восточной мифологии может выступать пятой стихией. Кстати, Эфир тоже в некоторых трактовках значится как пятая стихия (пускай по лору игры здесь стихий вообще семь…).
  3. А это изначально было греческое слово, кто не знал, или если точнее — древнегреческое (там правила кириллизации отличаются от кириллизации современного)
  4. Особенно забавно, если ГГ в данном случае — Люмин.
  5. От «Томодачи» — «друг» по-японски.
  6. «О Сяо: Память»: Я его уже видела?..
  7. В истории, конечно, говорится, что один из Якш просто пропал, однако в одном из квестов мира можно узнать, что он, скорее всего, совершил самоубийство.
  8. Правда, «魈» обозначает не всех демонов в целом, а конкретную разновидность из китайской мифологии, живущую в горах и отличающуюся скоростью и ловкостью.
  9. Правда, внутрисюжетно подобный вариант выглядит как очень злая и циничная шутка со стороны Архонта Гео, что после спасения Сяо (тогда ещё Алатус) и дал ему это имя.
  10. Срубать можно кустарник, а после патча 1.5 рубимые деревья сбрасывают ресурс той или иной древесины (ни одно дерево не пострадало).
  11. В патче 1.6 добавилась механика плавания на лодках-«волноходах».