Genshin Impact/Тропы с А по Е

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

В данной статье по «Genshin Impact» приведены все тропы с А по Е, шаблон не надо ставить.

  • А 220 не хочешь? — Ноэлль и Ци Ци по каноническим историям персонажей. Первая выглядит как крайне милая, услужливая и покладистая до самоуничижения юная служанка, вторая — внешне просто очень бледная девочка лет четырёх-пяти. На обеих нападали бандиты из местного разбойного синдиката, когда те в одиночестве прогуливались вдали от цивилизации, посчитав их лёгкой добычей… и став, таким образом, мишенями для разминки: Ноэлль в тот день наконец-то получила особо усиленный меч, не ломающийся с первого взмаха от её физической суперсилы, и отправилась на радостях гулять, а древнюю девочку-нежить Цици переполняют сверхсилы Адептов, влитые в неё при воскрешении и позволяющие ей бандитов натурально швырять на дистанцию. Никто не ушёл обиженным.
    • Сахароза: официальное прозвище её персонажа — «Безвредная конфетка», а на поверку она оказывается способной использовать свои эксперименты и магию в качестве весьма мощного оружия, делающего из неё отличного дамагера поддержки, а при некоторой сноровке — даже основного дамагера. Фанаты шутят, что в названиях её элементального навыка и ульты числа означают не порядковый номер эксперимента, а количество трупов на её счету до присоединения к команде (6308 и 75 соответственно).
  • Автолевелинг — в разумной форме. «Драугр качается» только тогда, когда игрок даст на это заверенное согласие путём выполнения отдельного особого квеста. Если ещё кажется, что не готовы — можно повременить[1]. При этом вместе с повышением уровня мира (а этих уровней пока насчитывается восемь) повышается и качество, и количество выдающегося игроку лута — что становится необходимо для дальнейшего развития персонажей и обвеса.
    • Больнее всего это отражается на… уроне от горящей травы. На низких уровнях мира на него можно не обращать внимания, если у вас не 100 очков здоровья осталось. Но чем выше уровень, тем выше урон, и к середине игры он превращается в более заметную проблему, а к концу может ненароком и сжечь, если замешкаться в спаме Пиро-атак, как противников, так и самого игрока.
    • Уровни мира первый, третий, пятый и восьмой, в отличие от остальных, не ждут выполнения очередного квеста-пропуска и включаются автоматически по достижении требуемого ранга (20, 30, 40, 55). Вначале это особых трудностей не приносит и лишь даёт больше хорошего лута при некотором повышении уровня мобов, но где-то на стадии, когда после открытого четвёртого уровня самооткрывается пятый, становится заметно, насколько злее враги, и начинает ощущаться нужда в сборе достойного обвеса[2]. При этом остановиться на следующем пороговом квесте можно, а если обвес ещё не собран и команда не прокачана, то даже нужно. Следующая сложность поджидает игрока на границе между шестым и седьмым уровнями: если слишком надолго остановиться на 50-м ранге, то, когда вы таки решитесь перейти на седьмой уровень мира, если экспы приключенца накопилось достаточно — она пробросит вас сразу на 55-й ранг и восьмой уровень мира, где без серьёзно прокачанной и готовой к превозмоганию команды может стать очень больно[3].
    • Патч 1.4 частично решил проблему внезапного перескока на более высокий уровень мира, дав возможность этот самый уровень понизить на один (начиная с пятого). Когда игрок решит, что собрал достаточно хороший обвес для своей пачки, уровень можно будет повысить обратно.
  • Адамантовый блок — предельно близка к этому Бэй Доу. На данный момент она единственный в игре персонаж с механикой блока и ответки. Её элементальный навык при удержании ставит её в защитную стойку, в которой она может принять огромное количество урона, после чего мгновенно контратаковать мощным и размашистым ударом. Блок имеет несколько ступеней заряда (в зависимости от количества принятых ударов, при этом в нужный момент выставленный блок мгновенно заряжается на максимум), и на максимальном наносит солидный Электро-урон по большой площади.
    • Эта абилка требовательна к умению игрока, однако если правильно её освоить, это сразу переведет Бэй Доу в ранг весьма мощных персонажей. В живучести она будет соперничать с Ноэлль, а по наносимому урону (особенно с заряженной контратаки) вполне составит конкуренцию таким маэстро, как Дилюк и Рейзор.
    • Есть небольшой секрет, который может очень серьезно облегчить многие бои. Если Бэй Доу встанет в защитную стойку на подожженной траве, блок зарядится мгновенно, ибо горящая трава наносит персонажам урон. Единственный минус данной тактики в том, что применима она лишь в открытом мире, да и то только на траве; посему там, где она бы дала наибольшую отдачу (в данжах или против полноценных боссов), она, увы, неприменима, и играючи крушить ей можно только минибоссов вроде лавачурлов или Руинных Охотников.
  • Адская гончая — гончие Разлома и их щенки, скрывающиеся в тумане острова Цуруми.
  • Адская гостиница — с прикрученным фитильком, светлее и мягче, но Ваншу является именно этим — просто без психопатии и опасности для путников, если, конечно, не злить постояльцев. С первого взгляда гостиница как гостиница, привечают и кормят знатно… вот только, если присмотреться, номеров-то в ней нет. Но не пугайтесь, это не потому, что предыдущих гостей подадут следующим — вероятно, основные клиенты в них просто не нуждаются: тут обитают нелюдимый Адепт Сяо, девочка-призрак Сумрачная Минь, крайне таинственный злодей в отставке, да и хозяева очень непросты — он герой-кунфуист, а там, откуда представляется родом его жена, никто её никогда не видел… на фоне всего этого даже шеф-повар — бывший авторитет и разбойничий барон кажется детскими игрушками, а то, что заведение сливает инфу Цисин — бытовой деталью.
  • Айрис и Боб — имена встречаются самые разные, причём как среди играбельных персонажей, так и среди статистов. Играем как за полностью законных Барбару, Лизу, Эмбер (Amber, кто не в курсе, вполне в ходу как имя), Беннетта и Сян Лин, так и за Венти, Дилюка, Цици, Фишль и Рэйзора. В мире же встречаются как совершенно простые, пусть и иногда образующие салат из разных культур, имена вроде Сары, Виктора, Ху, Людмилы или Хьюза, так и фантазийные и тематические: монашка Анемо по имени Винд (это не переводчики придумали, в английской локализации она именно Vind через V), алхимик Тимеус и т. д.
  • Аицин бронепоезд — где-то треть врагов-минибоссов. Митачурлы с их щитами и агенты Фатуи любят делать по-бычьи таранные атаки. При этом они не особо поворотливы, и основа боя с ними — увернуться от атаки и ударить с фланга или в тыл. Проще всего с боссом-Электрокубиком с атакой камень-ножницы-бумага и атакой-дрелью: если просто шагнуть в сторону в самом начале, вся атака уйдёт мимо.
  • Айдол — Барбара во все поля, причём в хитрой фэнтези-обработке. Попсы и эстрады в мире нет, царит общее условное средневековье и музыкальными развлечениями заняты барды и менестрели… поэтому Барбара — певчая дьячиха кафедрального собора Мондштадта, посвящённого как-никак богу ветра, песен и бардов. Её песни — это ещё и религиозные гимны, и в своём амплуа она совмещает айдола и жрицу-целительницу. Внешне отыграно на все сто: это юная милашка-очаровашка с волосами в хвостиках и в целомудренной, но подчёркивающей девчоночью красу одежде, в бою в ходе кастования гидро-пальбы с катализатора визуально как будто исполнят айдольскую сценическую хореографию, а ультом выдаёт чисто айдольскую анимацию. А на входе в собор Мондштадта ошивается оголтелый групи-фанат Барбары, воплощающий уже (пусть и без перегиба палки и сравнительно безвредно) стереотипы помешавшихся фанатов поп-звёзд, айдолов в особенности.
    • По словам самой Барбары, её наставница Алиса хотела создать полноценную поп-группу, но проект «не взлетел». Тем не менее, девушка наполнилась решимостью даже без перспективных товарок стать соло-проектом. Пока что (закадрово) получается.
  • Алхимия — есть, причём не в упрощённо-опошлённом виде зельеварения, как это обычно обстоит в РПГах, а именно с упором на трансмутацию предметов и субстанций в высшие, лучшие сущности. Посредством подобной алхимии реализована механика сбора из многих предметов уровнем пониже версии уровнем повыше, полезных или для прямого использования, или как материал для Вознесения и прочих улучшений персонажа. При этом, да, алхимики и зелья варить тоже умеют — и по сути являются местными учёными-фундаменталами-естествоиспытателями, поскольку помимо трансмутации занимаются также и просто химией и физикой — существуя в волшебном мире с магическими веществами и не совсем обычными законами мироздания.
    • Алхимия — это просто — зигзагом, так как лишь с точки зрения самого процесса трансмутации, и только потому, что была полностью покорена одной из погибших великих цивилизаций из прошлого Тейвата, которая оставила особые магические рабочие станции, делающие процесс доступным любому, где-то по одной на город. А вот сама наука того, как, с чем и ради чего производить манипуляции — та самая алхимия, в которой все Архонты ногу сломят, поэтому мелкие каменюки Вознесения в один большой слить на пьедестале без особого дополнительного образования может каждый дябил, просто обученный их пользовать, а вот разузнать и воссоздать процесс этого действия, расшифровать секреты древних — даже самые крутые алхимики не всегда и не для всего могут. И как раз вот эти-то спецы могут куда больше и интереснее вещи творить, на которые рабочие пьедесталы и не рассчитаны — к примеру, манипулировать жизнью и даже собственным телом, и обывателям это без многолетних исследований, большого интеллекта и изрядного таланта недоступно от слова «никак». Разница примерно такая же, как между просто водителями машин и инженерами-конструкторами.
  • Альбинос — Присмотритесь к Нин Гуан. Среди неподверженных сверхъестественным влияниям персонажей есть самые разные оттенки кожи, но у Нин Гуан она не просто бледная, а натурально как фарфор, волосы несмотря на сравнительно молодой возраст полностью белые, а глаза отчётливо красные. Немало игроков сначала подумали, что она просто носит белые колготки или трико, настолько белоснежна её кожа, но нет — это именно что её естественный тон, а изящный узор на ноге — художественная татуировка.
  • Аниме — общая стилистика игры очень характерна. За неё среди рецензентов и игроков поюморнее иногда называется Breath of the Waifu.
  • Анимешная внешность — см. пункт выше. Цвета волос и прикиды у играбельных персонажей могут быть любых вообразимых видов и комбинаций, и это решительно никого и никак не удивляет, несмотря на то, что обычные неписи одеваются куда более стандартно, и цвета волос имеют неброско-естественные.
    • Играет и штамп «все персонажи чем-то похожи»: хотя в деталях тела персонажей вполне себе отличаются друг от друга (к примеру, ростом, размером груди и афедрона, чертами лица и т. д.), в игре есть всего семь базовых моделек персонажей (маленькая девочка, молодой парень, девушка, мужчина, женщина, толстяк, толстушка).
  • Антиимморталист — Ху Тао не просто похоронных дел мастер по должности, но и исповедует данную философию, по крайней мере настолько, насколько это возможно в мире, где вполне бессмертные существа есть. Все, кто умереть по своей природе должен — согласно ей, бессмертия желать не должны. Правда, после знакомства с Ци Ци в её доселе железобетонных принципах появилось хотя бы одно исключение, но и то далеко не без боя.
  • Аристократ-работяга — заметное количество. Буквальной аристократии в Мондштадте и Ли Юэ нет, но в обоих городах сложилась классическая капиталистическая альтернатива в виде олигархических кланов, подмявших под себя те или иные отрасли или рынки и де-факто являющихся теми же аристократами, только в профиль. И представленные в игре их члены по большей части жизни рантье предпочитают деятельную.
    • Наследники чуть ли не монополиста индустрии виноделия Мондштадта, Дилюк и Кайя. Первый полностью взял под контроль управление делом отца и лично заведует и виноградниками с производством, и главной таверной в городе, а в свободное от работы время упоённо косплеит Бэтмена. Второй, пусть и приёмный сын, также аристократичен от и до — и служит в Ордо Фавониус капитаном кавалерии, а по причине временного отсутствия оной фактически переколбасился в следователя по особо важным делам и оперативника одновременно.
    • Эола Лоуренс, в отличие от своих родственников. В пику всем вступила в Ордо Фавониус и, дослужившись до капитана разведки, более чем компетентна на этой должности. В определённой благодаря тому, что в Мондштадте её из-за фамилии не больно-то привечают, отчего большую часть времени она проводит в разведке.
    • Ли Юэ, почти как историческая Венеция, управляется олигархическим блоком семи владетельных семей — Цисин. Некоторые из них просто ведут дело и работают по специальности управленца-монополиста, и уже вписываются в штамп, но особо преуспели Нин Гуан и Кэ Цин. Первая — де-факто правительница города и первая среди равных, и при этом постоянно работает и повышает как своё богатство, так и общие экономические дела, а при необходимости лично задаёт жару Гео-колдунством и способна на очень большие жертвы в ущерб собственному благосостоянию ради общего дела. Вторая — даже будучи прекрасной молодой девой, работает почти без перерыва и от всех окружающих требует того же, причём как заведующая строительством и недвижимостью, так и боевой офицер, при внешней хрупкости являясь самым ураганно-быстрым и сильным мечником-одноручником в игре; помимо этого, Кэ Цин ещё и последовательно и ревностно отстаивает диссонирующую с традицией Ли Юэ идеологию самодостаточности и отрицания диктата Архонта и иных сверхчеловеческих сил (см. ниже), по большей части на практике.
    • Син Цю — классический золотой молодежь, второй сын богатой купеческой семьи; поскольку дела на себя берёт первенец-основной наследник, ему по сути можно жить вольготной, ничем не обременённой жизнью, и отчасти он это делает, но… парниша развил сильную принципиальность и увлечение понятиями чести и справедливости, а также активной практикой местных боевых искусств, в особенности боёв на одноручниках. В итоге, даже оставаясь ещё подростком, он уже вовсю геройствует по округе просто потому, что считает это правильным.
    • Архонт Гео, уж точно в сравнении с Архонтом Анемо. В целом соответствуют своим стихиям: Барбатос полностью самоустранён из жизни своих подданных и исповедует невмешательство, Моракс лично правит своей страной непрерывно с момента её самоличного основания. Оба любят инкогнито жить среди своих подданных, но если Венти предпочитает баловаться запоями, приколами и песняком дни и ночи напролёт, то Чжун Ли — честный и порядочный работник похоронного бюро.
  • Армия из одного человека:
    • По сюжетному канону всё то, что игрок обычно делает командой из четырёх человек, Путешественник(ца) совершает в гордом одиночестве, небоевая маскотша Паймон не в счёт. Исключения — только там, где другой персонаж лично появляется в катсценах или временно доступен поиграть, и в особо важных сюжетных моментах (так, согласно официальным артам, против Ужаса Бури, помимо ГГ, выходят Венти, Джин и Дилюк, а в самом квесте доступен лишь Венти). Вся толпа играбельных персонажей же гуляет с Путешественником(цей) по большей части на побочных приключениях.
    • Архонты, когда не валяют дурака. Также близки к тропу Адепты, супергерои на службе у Архонта Гео, по сути, заменяющие стране армию по части обороны, особенно от сверхъестественных угроз.
    • Предвестники Фатуи в первую очередь славятся как раз этим. Сюжетно полностью подтверждают репутацию: Тарталья представляет собой одного из самых эпичных супербоссов, при том, что дерётся в полную силу он только в самом-самом конце.
  • Атеист-диссидент — Кэ Цин, которая считает присущие её родной Ли Юэ любовь к следованию во всём указаниям Архонта Гео и поклонение Адептам ошибкой и желает мира без прямого самоличного вмешательства высших сил в жизнь обычных людей.
  • Байронический герой — Чайльд как он есть, даже само имя, вероятно, выбрано далеко не просто так. Типаж отыгрывает очень ярко. Особых нюансов доставляет неоднозначно-антагонистская роль Фатуи, верности которым он не теряет и при развитии отношений с Путешественницей/ком, в связи с чем имеет место и проблема противоположных оценок — для одних он антигерой, для других антизлодей и благородный демон, а для иных просто злодей и всё. Как и положено типажу, океаны восторга фанаток прилагаются.
  • Бафос-нежданчик — момент из трейлера Иназумы, где Баал достает катану… из своего декольте. Разумеется, фандом не обделил сей момент вниманием.
    • Причём это её штатный способ хранения — подтверждено анимацией её взрыва стихии.
  • Безнадёжный бой — уже в начале сюжета Инадзумы происходит поединок с самой Сёгуном Райдэн, и мало того, что она невероятно сильна и быстра, и едва пробиваема — в определённый момент отключаются элементальные абилки всех персонажей, кроме Путешественника(-цы) (которого(-й) может вообще не быть в пачке; а многие его/её и вовсе не прокачивают). Победить в этом поединке невозможно, он просто прерывается и по сюжету ГГ, едва не погибнув, вынужден(а) спасаться бегством.
  • Безымянный герой, с прикрученным фитильком — имена близнецов известны, однако если имя родственника становится известно в самом-самом начале, то каноничное имя вашего персонажа можно узнать только из справочной информации, сайтов и прочего побочного мерча. В самой игре игрокам предлагается ввести свое имя, протагонист неоднократно представляется этим именем, но из-за игровых условностей все персонажи обращаются к нам нейтрально, как к Путешественнику(-це), хотя при этом в субтитрах будет представлено именно введенное имя.
    • В кат-сцене, где близнецы наконец встречаются, потерянный близнец обращается к ГГ по каноничному имени. Что характерно, спутников ГГ это не удивляет.
  • Белая овца — такова Эола Лоуренс, восставшая против преступных амбиций своей семьи и присоединившаяся к их идейным врагам Ордо Фавониус. Несмотря на то, что сама себя позиционирует злодейкой и любит угрожать людям местью, несомненно добрейшей души девушка.
  • Берегись красных глаз — не смотрите, что Дилюк похож на типичного «миллионера, плейбоя и филантропа», Рэйзор — «всего лишь» шкет, выросший среди волков, а Нин Гуан — отсиживающаяся в высоких кабинетах чиновница-законница. Парни считаются лучшими клеймор-дамагерами в игре, а Нин Гуан способна закидать вас камнями в буквальном смысле.
  • Бисёдзё — все женские персонажи, исключая неписей (хотя и не всех!). В том числе Путешественница. А некоторые, например Лиза и Джинн, уже вполне себе бидзёсэй.
  • Бисёнэн — аналогично. Начиная Путешественником с его крутой косичкой, и заканчивая Дилюком с Кэйей — эти уже бисэйнэны.
    • Длинноволосый симпатяга — до поры до времени сложно было назвать хотя бы одного мужчину в этой игре БЕЗ шикарной шевелюры, помимо Венти. После 1.1 новые персонажи внесли разнообразие, хотя и их причёски по большей части по-анимешному пышны и объёмны, даже если коротки, как у Тартальи.
    • Венти выдавливает бисёнен-педаль в пол, чуть ли не до траповости. Статуи его как Архонта больше напоминают девушку, чему нехило способствуют его фирменные косички, а жители города даже иногда говорят о нём в среднем роде, ибо не уверены. При этом сам он себя воспринимает как безусловного парня.
      • Вообще-то, понятие пола к Венти применимо постольку-поскольку, так как он на самом деле не человек, а воплотившийся элементаль ветра, а его физический облик — память о смертном первом друге, погибшем в войне за свободу.
      • В эту же стезю и Син Цю — субтильного телосложения манерный юноша с высоким голосом и аккуратно уложенными волосами тоже смутил немало игроков.
    • А вот Итто — уже GAR (играбельный, по крайней мере), при том самый натуральный. Типаж «неотёсанный варвар с дубиной» только подчёркивает.
  • Безликие головорезы — практически все мобы, за исключением некоторых бандитов-чёрных копателей; слизи не в счёт, пусть и обладают мультяшными глазами. Хиличурлы почитают маски как неотъемлемую часть культуры и имеют особые варианты для различных племенных и боевых ролей; маги Ордена Бездны вообще носят всескрывающие балахоны с масками, напоминающими маски чумных докторов; Фатуи носят маски как часть униформы, и все предстают как минимум в полумаске, а то и вовсе с полностью замотанным, скрытым капюшоном или шлемом лицом.
  • Бог во плоти — Архонты среди нас. Как минимум двое из них скрываются от смертных (а на самом деле оба так и бродят среди них: Барбатос — под личиной барда, ибо божественных обязанностей не желает и принципиально всё пускает на самотёк, а Моракс просто устал и ушёл в бессрочный дауншифтинг на вакансию консультанта при похоронном бюро.), а остальные из того, что пока известно, так или иначе правят своими элементальными вотчинами-странами, некоторые даже в качестве полноценных царствующих божеств.
    • Бог в облике человека — собственно, обычно так и выглядят, внешне ничем не отличаясь от обычных людей. Могут иметь и иные обличия, но человеческое — основное.
  • Бог-Император. Отыгрывается по-разному, например, Архонт Гео правит Ли Юэ посредством ежегодных программных совещаний с исполнителями на земле, Архонт Электро тиранит Инадзуму напрямую, а Архонт Крио когда-то была всенародно любима, а потом, кажется, двинулась крышей, и теперь чуть ли не ненавидима собственными подданными, которые при этом всё равно без принуждения поддерживают её в её планах по мировому господству (правда, последнее основано на английской локализации, которая допустила немало вольных неточностей перевода, не вяжущихся с дальнейшим сюжетом, поэтому будем посмотреть).
  • Боги — сволочи — если Архонты боги, то отчётливо древнегреческого толка. Могут быть добрыми, могут — злыми, но главное в них — отсутствие соотнесения на уровне естества с какими-либо вышними моральными началами добра или зла; по факту это просто сверх-супергерои, чьи способности достигли ограниченного изменения реальности, и действуют в полном соответствии со словами «боги как люди»: подверженны всем тем же страстям, хотелкам и личным тараканам, что и человек обыкновенный. Как и древнегреческий пантеон, они устраивают разборки на предмет передела сфер влияния и личных тёрок между собой и используют смертных и иные сущности в своих целях, а самый эпичный армагеддец известной пока истории, Война Архонтов — натуральная стрелка, забитая сразу кучей Архонтов с мотивацией «этот мир слишком мал для всех нас, да начнётся королевская битва», пережившие которую Семеро и стали рулить Тейватом.
    • Архонт Гео, конечно, в целом сравнительно добрый начальник и бог-патерналист своей стране, но всё же… Все эти танцы вокруг его инсценированной смерти, в ходе которых были и жертвы, затевались им исключительно с целью самоуспокоения; да, его ставка на то, что Адепты и Цисин не передерутся и, объединившись, смогут выстоять против угроз божественного уровня, в конце концов сыграла, но ключом к успеху послужил(а) Путешественник(ца), просто проходивший(ая) мимо к нему на аудиенцию. А если бы не усмирил(а) ГГ Адептов, планировавших отомстить за якобы смерть Моракса уничтожением Ли Юэ? Даже останови он всё это, весь этот театр был в той же мере тешением самолюбия, в какой проверкой на прочность. Да и между ним и Адептами всё бывает интересно: Сяо он, конечно, в древности спас, но вот его аховым психоэмоциональным состоянием пришлось озаботиться уже его соседу Барбатосу, да и Гань Юй, страдающей от экзистенциального кризиса на службе ему уже три тыщи лет, как-то помочь разобраться он не желает, а ждёт лишь исправной работы.
    • Статус Неизвестного Божества, предсказуемо, неизвестен, но её единственные слова недвусмысленно требовали от людей-мироходцев знать своё место и выказывали неприязнь к выходу человечества за некие предполагаемые рамки.
    • А ещё боги уничтожили цивилизацию Драконьего хребта Виндагнир, а ещё из-за их действий житеим государства Каэнри'ах ушли в Бездну и превратились там в магов Бездны
  • Богатый безработный дурак — отчасти с прикрученным фитильком, т. к. не богатый, а бедный, но суть Венти такова. Ходит по стране и городу, поёт в тавернах за деньги, тут же спускает их на любимую выпивку и хронически уходит в запои, и отнюдь не желает жить по-другому. И только в совсем уж редких случаях всё же принимает на себя свои законные полномочия Архонта Воздуха.
  • Боевая дрель:
    • Охотники, особо крутой подвид стражей руин, могут превращать любые из своих четырёх конечностей в руку-манипулятор, офигенно большой меч и именно это. Рукодрелью предпочитают совершать атаки налётом с очень большим охватом дистанции; также это их самая сильно бьющая за раз атака, способная неоснащённых достаточными артефактами персонажей без проблем заваншотить, и заряжается полторы секунды, поэтому, заслышав характерный звук, надо приготовиться избегать.
    • Одна из атак Электро-босса из серии стихийных кубиков превращает его в оно самое. Сравнительно легко увернуться, но промедление зачастую фатально.
    • Все персонажи-копейщики, кроме Сяо и Чжун Ли, совершают свою заряженную атаку именно так, натурально летя вперёд по горизонтали, вращаясь вокруг оси своего копья. Сяо так исполняет свою элемент-абилку. А вот ныряющую атаку в землю вышеописанным образом выполняют уже вообще все копейщики.
  • Боевые каблуки — ВСЕ женские персонажи вне зависимости от возраста и рода занятий, так или иначе, ходят на вполне современно выглядящих каблуках, несмотря на то, что сеттинг пока что условно-средневековый. У кого-то это выглядит не страшнее, чем обычная повседневная обувь жительницы современного города, но это всё равно какой-никакой, а завышенный каблук, а у кого-то каблуки уже серьёзные, приближающиеся к шпилькам и в реальности годящиеся только для светских выходов — причём не только у одетых в одежду волшебницы или богатой горожанки, но и у боевых атлетичных дев вроде Джин, Эмбер или Ноэлль (у последней на каблуках её латные бронесапоги!! В пол уходят и педаль, и каблуки этих металлических махин!). Причём именно у дев-воительниц каблуки часто бывают поострее, а не пониже и пошире. И бегают-прыгают девушки в них и по брусчатке, и по грязи, и по пескам, и даже по скалам лазают без каких-либо проблем, не снимая, и с любыми врагами бьются без проблем.
    • Кудзё Сара продавливает педаль ещё дальше, ведь она носит традиционные японские гэта, но с одним бруском вместо двух, образуя эрзац-каблук. Как ходить в такой обуви автор правки решительно не понимает.
  • Боевые когти — внезапно Нин Гуан. Роскошная дама в изящном платье на пальцах, исключая указательный и средний, носит металлические наконечники с острыми когтями. В целом они, конечно, декоративные и по большей части просто подчёркивают её амплуа роковой женщины и опасной хищницы, но явно острые вполне по-настоящему.
  • Бой-баба — Бэй Доу, причём при всей боевитости и грубоватости манер ни разу не растеряла женственной красы и даже доли изящества. Неоспоримый авторитет и кумир среди моряков Ли Юэ, почти что народная героиня, одновременно и адмирал ВМФ страны, и без пяти минут пиратка, охотится на морских чудищ, обладает подобием крутого контральто и в бою лихо шарашит исключтельно металлическими дрынами в собственный рост.
    • Там, где Бэй Доу не хватает лоска, Лизе не хватает чувства ответственности.
  • Бой-девка — женские персонажи младшей и средней возрастной категории.
  • Большой начальник — митачурлы во главе групп хиличурлов. В принципе, занимают в племени средний статус, а правят всё же шаманы, но внутримировые хронисты отмечают, что в случаях затяжных и частых боёв именно этих гигантов начинают слушать больше, как необходимых для выживания экспертов-авторитетов, поднимая их статус до равенства с шаманами.
  • Борьба нанайских мальчиков — да вся арка Ли Юэ. Всё происходит с ведома и согласия Чжун Ли/Моракса и Синьоры, а забеги Путешественника(цы) и Тартальи — не самостоятельная интрига или противоборство, а всего лишь служат исполнению их, Синьоры и Моракса, совместного плана по масштабным приближенным-к-боевым учениям для Ли Юэ. Паймон и ГГ в полной уверенности, что защищают Архонта Гео от злобных Фатуев, пытающихся украсть его силы — а он ещё до начала действа их добровольно отписал в обмен на помощь Фатуи в этом самом плане плюс неизвестные пока бонусы.
  • Бронебойный ответ — «Я пришёл(-ла) не для того, чтобы поколебать твои идеи. Я пришёл(-ла) их сломать».
  • Вамп — при внимательном рассмотрении, предыстории главных хазбандо сея фандома в разной степени содержат изрядную долю страданий. Королем вампа можно назвать Сяо — тут и рабство, и лицезрение гибели своих товарищей по оружию, а на момент основного действия Сяо всячески мучается как физически (отчего ему нужно очень сильнодействующее обезболивающее), так и морально (тени прошлого преследуют) из-за кармы, пожинаемой им от убитых демонов. На втором месте — Тарталья, с его историей про то, как он будучи ещё подростком угодил в Бездну и выживал в ней. В остальном же у других «женихов» всё представлено в режиме «труба пониже, дым пожиже» — сюда гибель отца Дилюка и возникший на этом фоне конфликт с Кэйей, или недвусмысленные намёки, что главный алхимик Альбедо потенциально представляет угрозу для Мондштадта (что сам же и подсвечивает).
  • Великолепный мерзавец — Синьора, восьмой Предвестник Фатуи. Элегантна, хитроумна, большая мастерица интриг и планов-многоходовок, за счёт чего практически без сопротивления получила два Сердца Бога. И в бою очень крута, как и полагается Предвестнику. Хотя перед смертью она вела себя не слишком великолепно.)
  • Вечный оптимист — сферическим конём этого тропа выступает Беннет. Известен в первую очередь своей крайней невезучестью (хотя на геймплее это никак, кроме самоотбрасывания с его передержанной абилки, не отражается: критует так же, как и остальные, и лута меньше не даёт), но практически никогда не теряет настроя на приключения. Не сказать, чтобы он не находил свои тяготы гнетущими, но именно поэтому так силён пример — даже при этом он стремится никогда не унывать и всегда давить педаль в пол до упора, пока не вытянет на победу. Это даже отражается на его ульте — Беннет воодушевляет всю команду, давая им бафф на урон от своей атаки и превращаясь тем самым в одного из самых имбовых персонажей поддержки. По факту, часть его невезучести — не из-за отсутствия удачи, а из-за неосмотрительности, что ярко выражено в той самой абилке: перебирает с убойным зарядом и сам летит назад, как и враги.
    • По сюжету Беннет не страдает сам — он приносит беду товарищам в бою. А теперь откровение у холодильника — как показала ситуация с Двалином, у Путешественника/цы безусловный иммунитет к местным проклятиям!
      • В обновлении 1.4 стала доступна так называемая Встреча с Беннетом — короткий, но вариативный квест с этим персонажем. И, похоже, высказанная выше догадка близка к правде. Путешественника(-цу) если и задевает проклятие Беннета, то лишь опосредованно, сам парень от своего невезения все-таки тоже страдает, но меньше окружающих и больше из-за самого склада характера, толкающего его на самые разные авантюры в попытке спасти положение. Более того, в одной из концовок квеста Беннету вместе с Путешественником(-цей) улыбается удача и они в конце-концов находят сундук с сокровищами. Для этого нужно не давать Беннету делать что-то самостоятельно, а работать сообща, тогда, судя по всему, проклятие обламывает зубы о Путешественника(-цу).
  • Взрывная сила — Кли. Когда эта крутая малявка не сидит в одиночной камере за свои фокусы, она непременно что-нибудь взрывает.
    • Совмещение Электро и Пиро суть оно: размётывает мелких врагов на дистанцию и даёт хороший бонусный урон по площади, плюс разбивает статичные объекты.
  • Видно было, где он шёл — догоняя Сару, в расстройстве и гневе спешащую должить о плохих боярах сёгуну, которая в данный момент проводит важную дипломатическую встречу и не велела беспокоить, мы на протяжении всего пути к главной зале видим валяющихся стражников (живых).
  • Власти скрывают — различных уровней и видов власти, много чего и почему.
    • В Мондштадте проявляется в меньшей степени, поскольку идеологически город почти что анархистский и де-факто власти стараются избегать акцента на властной роли (хотя последнее и само по себе можно считать отчасти примером сабжа). Однако то, что священная лира Барбатоса, главная реликвия кафедрального собора, давным-давно растеряла все осевшие в ней божественные силы и стала просто древним раритетным инструментом, официальная церковь никому сообщать не собирается. Как и то, что после её поломки в ходе плана по спасению Двалина Венти лишь зачаровал её временной иллюзией для видимости того, что возвращает её целой и восстановленной. Даже зная о том, что Путешественник(ца) прямо участовал(а) в сей комбинации, церковные власти вида не подают.
    • В Ли Юэ и власти поосновательнее, и скрывать есть куда больше чего.
      • В ходе сюжета с публичной смертью драконоподобного Моракса олигархат Цисин до последнего упорно отрицает, что Архонт мёртв или, тем паче, убит, и всячески подавляет информацию. Слухи, само собой, всё равно разносят новость.
      • Главный секрет сюжета — само собой, то, что Архонт Гео не погиб, а лишь инсценировал смерть для ухода в отставку. Официальная версия, озвученная на церемонии прощания, гласит, что Мораксу необходимо пройти некие божественные испытания, которые с первого раза не завершились, и посему он должен на время покинуть своих подданных и удалиться из тварного мира в Селестию, пока не закончит эти особо важные божественные дела, и взирать на паству будет пока что лишь издали. В некотором смысле сие не так уж далеко от истины, что весьма доставляет: он и правда не погиб и продолжает взирать на паству, но возвращаться пока не собирается, с удовольствием передав божественные силы Фатуи, поскольку уже давно хотел отойти от дел, пожить без бремени бога на плечах и посмотреть, как Ли Юэ будет жить без его опеки; весь план Фатуи и его сделка с ними, само собой, тоже глубоко засекречены.
      • В некотором смысле операции частного флота Бэй Доу на службе Цисинам: официальным властям Ли Юэ можно умыть руки от похождений пиратки и сказать, что они тут ни при чём, а то, что её результаты им на пользу, просто счастливое совпадение. Её команда наёмничает на Цисин не совсем официально, но для города это форменный секрет Полишинеля.
    • Архонты в целом не стремятся прояснять, как именно работает порядок стихий и механизм раздачи Глаз Бога. Изучив примеры особо искушённых исследователей вопроса в сеттинге, можно разглядеть достаточно улик, чтобы понять, что одобренная каждым Архонтом официальная, сразу же зачитываемая как персонажам, так и игрокам версия с прямым личным дарованием Глаз Бога свыше чем-то проявившим себя с нужной стороны кадрам — по крайней мере не до конца верна. Электро-архонт прямо сказала, что дарует Глаза не она. Их получение зависит от самого человека и чего-то, о чём она не может сказать.
  • Власть — это сила — все владетельные и крутые особы из всех известных стран и фракций являются носителями способности управлять той или иной стихией, т. е. местными магами. Всё весьма прозаично — они самые крутые и КПД имеют больше любых простых смертных, поэтому неизменно так или иначе выбиваются наверх; даже если маг не стремится к карьерному росту или светской власти, он или она всё равно будут крутыми сущностями, с которыми будут считаться и слова и мнения которых будут иметь вес. Ну и, конечно, чем круче маг — тем выше забирается, а над всей малиной надзирают боги стихий, которые представляют конечную стадию этой лестницы силы, будучи бывшими людьми (или иными сущностями), окрутевшими настолько, что получили почти полную власть над своим элементом.
    • Именно так работает племенная иерархия хиличурлов. Главные в племени — шаманы, ибо среди их расы только им прямо подвластны силы стихий; остальные лишь могут в качестве суррогата хитро использовать элементалей-слизей. За ними следуют митачурлы — огроподобные переростки, чемпионы по боям, получающие лучшие рационы и вырастающие в разы больше обычных сородичей и при этом отличающиеся большими в сравнении с ними умом, сообразительностью и тактической смекалкой. И наконец, по-видимому, хиличурлы-арбалетчики всё-таки стоят чуть повыше обычных членов племени с дрекольем и мелкими щитами.
  • Во лошаки! — Золотой Павильон, в котором магически чеканят местную валюту Мору, и где она навалена натурально горами (дизайн явно потырен из второго сезона Log Horizon), да еще, ко всему прочему, тут хранится тело павшего Гео Архонта, охраняют полтора инвалида с алебардами. По завершении связанного с ним квеста охрана этого места ни капли не увеличилась, только добавилась проверяющая, которая ходит и удивляется, что ж взломщики ничего не взяли. И действительно, чего это мы…
    • Паймон явно жаждала набрать себе «сувениров» или, как минимум, поваляться на монетах, но Путешественник(-ца) её быстро отрезвил(а) тем, что не может быть всё НАСТОЛЬКО просто, да и задачи перед ними стояли иные и весьма важные. Сперва Чайльд устроил эпичную драку, а потом и хтоническая тварь из глубин морей на Ли Юэ стала зубы точить, тут уж не до личного обогащения.
    • Искусственно создать такое положение в Мондштадте попытался Орден Бездны (а то и не только он). После отбытия большинства рыцарей Ордо Фавониус в поход город остался почти без защиты — и когда начал (буквально) ураганить Ужас Бури, оставшиеся быстро выбились из сил. Держался город за счёт геройского командного состава — и когда тот почти в полном составе отбыл разбираться с драконом, Орден Бездны напал на город. Благо, город прекрасно укреплён и трудноштурмуем донельзя… Но под шумок в город прокрались агенты Ордена, что и было его главной целью.
  • Вольный город — Мондштадт по замыслу Барбатоса. За свою историю успел побывать ещё и рабовладельческой аристократической республикой, извратив замысел Архонта до абсолютной противоположности, но Барбатос город на запланированную стезю успешно вернул, инспирировав восстание рабов, причём весьма не по-детски.
  • Восемь девок, один я — если играть за девушку, то стартовая игровая группа получится именно такой. Да и вообще, по старой доброй аниме-традиции, красивых девушек много не бывает. В целом, пока что количество играбельных девушек количество мужчин стабильно превышает, даже при постоянном добавлении вторых.
  • Врач-барыга — Бай Чжу в целом не патологически испорчен, и свой реальный талант к медицине применяет в том числе и на благо бедных… но ничуть не брезгует вопросом обдирания клиентов, если возможность сделать это без особого урона имиджу подвернётся. Причём обдирать может весьма и весьма эпично, на миллионы моры, если чует за собой монопольное положение.
  • Время собирать камни / Поймай их всех! — подавляющее большинство квестов и паззлов. Складывается ощущение, что древние жители Ли Юэ испытывали суеверный УЖАС перед самой идеей того, что необходимые компоненты чего угодно можно собрать сразу на месте.
    • Окулюсы, стихийные артефакты для прокачки статуй Архонтов, и агаты на Драконьем хребте. Для квеста «Nine Pillars of Peace» придётся обшарить всю Ли Юэ. Чем неудобнее путь к точке на карте — тем вероятнее, что там и лежит / висит окулюс или агат.
  • Все оттенки серого — в целом, морально-тональный окрас всей игры. Есть и откровенные злодеи, и бескорыстные герои, это так — но постоянно подсвечиваются как очевидные недостатки героев, часто и приводящие к тем проблемам, с которыми им приходится бороться, или хотя бы их усугубляющие, так и добродетели злодеев. Особенно знаково играет то, что эти стороны прямо важны для сюжетной линии — так, именно недостатки Барбатоса прямо аукнулись нынешними кризисами его города Мондштадта, в то время как злая русская Царица, если верить предзнаменованиям и репликам знающих её личностей, свихнулась на мировом господстве не иначе как на почве всеобщей любви и страдания от того, что мир очень несовершенен и полон зла, и происходящим от этого стремлением искоренить проблемы силой.
  • Всегда плохие — отчасти с прикрученным фитильком, но пока что сабжем попахивает образ Снежной. При прочих равных NPC родом из Снежной предстают в заметно более негативных тонах, чем аналоги из Мондштадта, Ли Юэ и остальных стран: если местные торговцы просто торгуют, а богачи путешествуют и пируют, то торговцы из Снежной нечестны, коррумпируют местные власти или хотя бы козлят почём зря, богатые гости оттуда все как один тайком стремятся подорвать местные устои и захватить рынки, а международный банк загоняет клиентов в долги и занимается чуть ли не рэкетом и коллекторством… Довершает впечатление Паймон, подозрительно относящаяся ко всему, связанному со Снежной в принципе — вероятно, на основании того, что Фатуи подчиняются Царице и охотятся на силы других Архонтов, а Паймон кажется им преданной на уровне неприкасаемой аксиомы. Даже при этом как-то некрасиво выходит, и сказывается на общей картине; к примеру, новость о том, что Гильдия Приключенцев тоже берёт начало в Снежной и там базируется, немедленно породила догадки о том, что она является ещё одним злым и хитрым планом злых и хитрых русских по ослаблению остальных стран путём оттягивания на себя ресурсов и/или сетью шпионов под прикрытием, потому что хорошего от них не жди и везде ищи подвох.
  • Всеобщий любимец — В Мондштате на подобное отношению могут претендовать три девушки: Барбара, Ноэлль и Диона. Барбара, как всеми любимая и вдохновляющая на свершения айдол-целительница. Ноэлль, за готовность помочь с любой проблемой и скромность. Диона, за талант из любых ингредиентов сделать отличный коктейль.
    • Кли недалеко ушла, и то, ушла лишь потому, что имеет очень специфический вкус к развлечениям. Девочка бесконечно милая, весёлая и вообще ходячая душегрейка, даже при всех страшноватых чертах; при всех её опасных закидонах зла на неё держать не может вообще никто. А внеигровые фанаты так вообще обожают до сердечных приступов.
    • В Ли Юэ ближе всего к этому подбираются Сян Лин и Бэй Доу. Сян Лин как великолепный повар, чьи блюда способны удовлетворить самый взыскательный вкус, и легкий искренний нрав, пусть и несколько шебутной. Бэй Доу как народная героиня, кумир и пример для подражания.
    • В Инадзуме титул удерживают Аяка и Ёимия, притом абсолютно по разному. Аяка — образец благородства, настоящий кумир и идол для граждан, которым восхищаются и любуются на расстоянии. Ёимия же — эталонная душа компании, любимая за легкий и веселый нрав, умение подобрать нужные слова и искреннюю помощь всем окружающим.
    • Собственно, и Путешественник(-ца) под конец сюжетных арок вполне может считаться таковым(-ой) в спасенных городах. При том, что начинает он(а) или как никому не известны(-ая) странник(-ца) в Модштадте, или же вообще как подозреваемый(-ая) в убийстве Моракса в Ли Юэ.
      • В игре есть еженедельные задания, выполнение которых повышает уровень репутации в выбранном городе. По мере повышения уровня репутации благодарные граждане награждают Путешественника(-цу) различными полезностями, от рецептов редких блюд до уникального снаряжения и постоянной скидки у торговцев. Название ачивки за достижение максимального уровня репутации — «Мегазвезда Мондштадта/Ли Юэ» — говорит само за себя.
  • Выходила на берег Катюша — коронные и самые опасные атаки двух основных подвидов Стражей Руин. Контрятся либо мастерским уворотом, либо выстрелами в слабое место — глаз или туда, откуда выпускаются ракеты. Бой со сразу несколькими Стражами считается самой сложной не-боссовой задачей именно потому, что пока один отвлекает игрока в ближнем бою, другой/ие часто продолжают засыпать залпами ракет издалека.
    • В Ли Юэ вместо Катюши перспективные РСЗО будущего, скорее всего, будут носить имя Гань Юй. С прикрученным фитильком, поскольку стреляет-то один раз, зато взрывов в месте попадания хватает на небольшой залп, а вдобавок ультом умеет устраивать ещё и взрывной дождь ледяных ракет по площади; среди фанатов как боевую единицу её знают именно за это.
  • Гамбит Бэтмена:
    • Личный квест Кэйи весь про это — главный персонаж с Паймон выступают как подсадная утка-приманка с информацией о якобы ценных сокровищах деда Кэйи. Паймон, как и ожидалось, тайну хранить не умеет, и на слух быстро слетается толпа бандитов-чёрных археологов… что и было целью Кэйи, ведь это всё — его спецоперация по поимке особо опасных преступников, а никаких сокровищ и в помине не было (однако после задержания бандитов хороший для данной стадии игры мечик орден всё-таки дарит).
    • Точно так же Ордо Фавониус попытались поймать неуловимого вора, грабящего город с помощью асовских навыков полётов на планере… и если бы не запасной план с маркировкой подсадного артефакта элементным трассером и крайне своевременное деятельное вмешательство Эмбер и игрока, то просто подарили бы ему артефакт.
    • Роль Тартальи в хитром плане арки Ли Юэ — оставаясь в неведении, действовать так, как обычно действует. Поскольку он так или иначе устроил бы заварушку, столкнулся с ГГ и устроил необходимый кризис, его поражение означало гораздо больший успех общего плана Фатуи, нежели его возможная победа.
  • Геймплей вразрез с сюжетом:
    • Геймплей предполагает странствие четырех персонажей (плюс иногда сюжетного пятого), и не обязательно даже, чтобы при этом присутствовал протагонист. Иногда возникают курьезные случаи типа дублирования персонажей (персонаж под контролем игрока и тот же персонаж рядом), присутствия тех, кто чисто сюжетно не может участвовать в квесте (например, квест Кэйи), или же работа в команде, которая в данный момент просто нелогична (Дилюк в своем личном квесте, скрывающий свое инкогнито от властей, вполне может сражаться в команде с заместителем магистра Ордо Фавониус и её рыцарями). В сюжете же Путешественник(-ца) странствует и сражается практически всегда в одиночестве, имея только одного постоянного и небоевого спутника — Паймон.
    • Сюжетно протагонист на момент начала игры опытный мироходец, нарвавшийся на враждебное божество. По геймплею — «нулёвый нуб» без единого предмета в инвентаре. Надо понимать, местные боги и мародёрством не брезгуют?
      • В катсцене Паймон попадается протагонисту в прямом смысле слова на крючок. Если вы у ближайшего озера ждали очередной мини-игры с рыбалкой (и донатными удочками) и разнорыбицей — расслабьтесь, рыба ловится руками (и глушится заклинаниями Крио) и всегда даёт один и тот же ресурс.
        • С версии 2.1 — лишь частично: В игру добавили рыбалку со множеством видов рыб и несколькими удочками (пока без донатных — и на том спасибо) и видами наживок. Однако все они по-прежнему могут быть разделаны лишь на обобщённое «мясо рыбы». Также их можно обменять на удочки получше и, главное, альтернативу сигнатурному копью Баал, лучшую из четырёхзвёздочных (это копьё подойдёт и Сян Лин), вместе с материалом для Пробуждения. Но это и всё, тем, кому копьё не нужно, и уже получившим и пробудившим его, ловить нечего. Ах, да, ещё можно поселить декоративных рыбок в саду своего дома-чайника.
      • Несмотря на заявленное кулинарное мастерство, протагонист умеет готовить только по рецептам. Любое животное — мясо, любая птица — окорочка. Испортить блюдо по геймплею тоже невозможно в принципе, только получить его ослабленный аналог.
    • Некоторые персонажи по лору имеют весьма строгие гастрономические предпочтения; кто-то просто очень не любит ту или иную пищу, а кому-то от неё по-настоящему физиологически плохо — так, Беннетту очень плохо от острого перца, Гань Юй в связи с её природой цилиня-полукровки выворачивает от животной пищи (даже если в сложном блюде всего чуть-чуть чего-то животного), а Сяо вообще испытывает большие сложности с человеческой пищей и нормально ест лишь некоторые блюда. При этом геймплейно ничего из этого не играет вообще — любой персонаж съест всё, что игроку надо.
    • Катсцена первой части кульминации акта Ли Юэ — схватка в Золотом Павильоне. Путешественник(-ца) может использовать за раз оба доступных ему(ей) на тот момент Элемента — Анемо и Гео, без переключения у Статуй, чем неслабо так удивляет босса. В самой игре доступен лишь один текущий Элемент с возможностью переключить его только забегом к Статуе.
    • Сюжетно Беннет — хронический неудачник, у которого всё постоянно идёт не так, даже там, где по идее не должно. Однако это бы, конечно, сделало его крайне непривлекательным для игры: нафига такое вот счастье — играть кем-то, кому гарантированно не везёт, в епархии св. Рандомия-то? И потому в игровом процессе его неудачливость становится заявленной проблемой — вообще никак не влияет на его характеристики, лут, урон врагам и получаемый урон от врагов или шанс критануть. А его способности и вовсе дают почти уникальные возможности по разбафу команды, да и эффект самоотбрасывания при полном заряде основной абилки часто бывает даже на руку, вдобавок к очень мощным атакам тут же выводя Беннетта из-под удара, который враги заготавливают за период зарядки; благодаря им Беннет среди игроков популярнее доброй половины пятизвёздников и влёгкую занимает первые строчки рейтинга четырёхзвёздных персонажей по крутости и полезности. Это даже слегка меняет образ персонажа: появляется ощущение, что Беннет страдает не столько от невезения, сколько от неосмотрительности и склонности сначала действовать, а потом уже думать, а так-то вполне себе хороший боец и приключенец.
    • Урезанные ТТХ: сюжетно Оз, фамильяр Фишль, работает вне боя волшебным дроном-разведчиком. По геймплею — никуда не летает без Фишль. Бомбы в сумке Эмбер — только на миссии с глайдерами. Пыточное заклинание Лизы, действующее на мага Бездны; «сокровища» (экспериментальные бомбы) Кли; телепортация Моны через зеркало — только в катсценах.
  • Геймплей сочетается с сюжетом: большинству персонажей их способности даёт Глаз Бога, и каждый носит его где-нибудь на видном месте при себе. Путешественник(-ца) — мироходец, способный(-ая) управлять стихиями без артефактов. Венти — Архонт, носящий фальшивый Глаз Бога, дабы у возможных свидетелей его силы не возникало лишних вопросов. В событии «Заблудшие звезды» его фальшивка, в отличие от Глаз других, никак не реагирует на осколки метеорита.
    • Блокировка элементальных сил всех членов партии, кроме ГГ, в схватке с Баал обосновывается тем, что «Охота на Глаза Бога в силе».
      • Баал также отрубает элементальные силы своих коллег Архонтов, если они в этот момент в команде. Вероятно, это объясняется отсутствием гнозиса у Барбатоса и Моракса, что ставит их несколько ниже Сёгуна. Хотя ведь от Глаз Бога-то их сохранившиеся силы не зависят, так что это скорее упущение, чем -до.
    • Зигзаг: после того, как в сюжете Сёгун отдаёт приказ арестовать ГГ, нельзя попадаться на глаза страже, бегая по городу — независимо от того, кем бегает игрок, стража узнает ГГ и произойдёт откат к определённой точке карты.
  • Генерал-шахматист — Сангономия Кокоми. Как минимум в Инадзуме она — первый лидер, занимающаяся составлением долгосрочных планов на все случаи жизни и военных директив для подчинённых генералов. Но к сожалению, ни за весь сюжет арки Иназумы, ни за свой квест, Кокоми так и не проявила свои стратегические навыки.
  • Гениальный надмозг — внезапно посреди обычных надмозгов, представленных ниже, хорошей находкой стал перевод геройской караульной службы Мондштадта как Ордо Фавониус. Изначально они просто Knights, незатейливо — но дословно получилось бы криво: переводить как Рыцари Фавониуса? Какого такого Фавониуса (ведь это не персонаж)? Или как Рыцари Фавониус? А выкрутились весьма красиво — это ведь настоящий рыцарский орден же, а реальные ордена на популярной в их времена латыни именно и называли себя Ордо такой-то. А Барбатос, который у этих рыцарей пусть с прикрученным фитильком, но божество, которому они поклоняются и заветам которого свято следуют — тоже по канону любитель куда-нибудь ввинтить для красоты именно латынь! Вот и получилось и полностью корректное имя собственное, не вызывающее путаницы и попадающее в специфику сеттинга, и передача смысла без потери антуража и образности, пожалуй даже лучше, чем в английском переводе.
    • С сильно прикрученным фитильком сюда же отдельно взятая фавонианка Эмбер. Так-то она даже в восточноазиатских языках зовётся Amber, и пишется-читается в них как «амба» (в английском грань между А и Э куда тоньше). Однако с переводом на русский игра англослов с ember сильнее скрывается за языковым барьером — это надо отдельно знать, что имя Amber читается почти так же, как английское слово «головешка», чтобы уловить, а так-то подумают, что просто такое имя. Поэтому уклон в сторону Э и прямое называние её как Эмбер в переводе компенсирует дисбаланс и, в результате, столь же прямо отсылает любого знакомого с английским к каламбуру с её Пиро-способностями, как и сам родной язык её имени.
    • Название квеста на получение жилья в чайнике — «Чайник полная чаша».
  • Географические напевы — в (прекрасном, кстати) саундтреке у каждой СФК-страны есть свои лейтмотивы и темы и общий музыкальный типаж, в котором выполнены «их» мелодии (и у каждого суб-региона и города тоже своя мелодия в том же общем духе). Список пока неполный, пополнится с добавлением новых регионов в играбельные.
    • В Мондштадте наиболее похожая на «типичную» фэнтези-РПГ музыка, в которой к тому же очень сильны духовые и струнные инструменты — это город ветра, в котором наиболее явно присутствует примесь стандартного фэнтези-сеттинга. А ещё тут заметны частые пианинные наигрыши, которые до этого очень знаково и сильно звучали в Breath of the Wild — и именно регион Мондштадта устраивает с оной игрой самую сильную перекличку.
      • Драконий Хребет формально проходит как субрегион Мондштадта, но при этом обладает своими особыми темами. Параллели с Мондштадтом нетрудно проследить в составе инструментов: всё так же сильны фортепиано, струнные и духовые, но вот лейтмотивы у Хребта собственные и переклички не делают. Причём музыка сравнительно эклектична и играет по всей титанической горе одинаково — звучит то воодушевляюще-красиво, словно подчёркивая величественную природную красу и завораживающие виды с нигде более не встречающимися чудесами, то давяще-угрюмо и сурово, ибо это всё же смертельно опасные и негостеприимные Горы Слёз, разделяющие Мондштадт и Ли Юэ, которые все предпочитают огибать через единственные пару ущелий в нисходящем с пика гребне. Ещё заметна примесь электронного звука — он характерен для связанных с данжами и тайнами сеттинга вещей, которые тоже тут в заметно большей концентрации, чем в остальном Мондштадте. А изменчивость музыки помогает подчеркнуть единение этих аспектов и капризы окружающей среды с погодой и явлениями.
    • В Ли Юэ игроку предстоит научиться любить классические китайские инструменты, в особенности эрху, гучжэн и янцинь. Для уже любящих же предстоит небольшой аудио-праздник. Помимо них часто звучат фортепианные партии, которые также не редкость для современной китайской симфонической музыки.
    • В Инадзуме звучат традиционные японские мотивы, когда лирично, когда нагнетающе и угрожающе.
    • Саундтреки битв с Тартальей и Синьорой сначала похожи на темы соответсвующих регионов (Ли Юэ у Тартальи и Иназдумы у Синьоры), но с развитием боя переходит в, судя по всему, общую тему Снежной — мощная оркестровая бомбёжка c соответсвующим вокалом, сильно отдающая европейской и русской классикой.
  • Герой-бунтарь — Барбатос, по сути, из-за этого и стал Архонтом. Идеалы Свободы он и воплощает.
    • Основательница и первый магистр Ордо Фавониус, бывшая рабыня Веннесса, поднявшая восстание и положившая конец тирании аристократов с помощью Барбатоса.
    • Как ни иронично, из современных мондштадцев ближе всего к этому званию Эола. За маской мстительной изящной аристократки скрывается настоящая бунтарка, восставшая против собственной семьи с её людоедской идеологией и присоединившаяся к Ордо Фавониус, невзирая на неприятие этого как собственной семьей, так и гражданами Мондштадта.
    • Генералы Сопротивления Ватацуми Горо и Кокоми, а также Аяка, Тома и Ёимия.
  • Герой поневоле — Путешественник(-ца). Персонаж он(а), несомненно, положительный и добрый, и не пройдёт спокойно мимо откровенного зла — и в основном вынужден(а) геройствовать потому, что, будучи втянутым(-ой) в истории волею случая, осознаёт, что без него/неё станет хуже. Глобальная задача у Путешественника(-цы) одна — найти пропавшего родственника, и он(а) не в восторге от того, что приходится отвлекаться от неё на всякие локальные конфликты. Апофеоза это достигает в Инадзуме, где Путешественника(-цу), искренне считая его/её «классическим» героем, просят примкнуть к Сопротивлению против тирании Баал и её Охоты на Глаза Бога — и получают от него/неё уверенный отказ. Чтобы Путешественник(-ца) изменил(а) решение, пришлось наглядно продемонстрировать, что происходит с разумом тех несчастных, у которых отняли Глаза Бога.
    • В копилку тропа можно добавить и то, что в диалогах Путешественник(-ца) может проявиться как ехидный, временами меркантильный и циничный индивид. Многие игроки отмечают, что образ Путешественника(-цы) стал мрачнее после долгожданной встречи с пропавшим родственником, отказавшимся от воссоединения, и некоторого срыва покровов.
  • Геройская караульная служба — на поверку именно так выглядит Ордо Фавониус, и именно эти обязанности орден исполняет в Мондштадте. В условиях идеологии анархизма-лайт, дарованной Барбатосом, они исполняют все властные функции, официально при этом не являясь правительством или власть предержащей сущностью (а де-факто превращая Мондштадт в орденское государство, просто без официальных фогтов). На их совести вся оборона города-государства от всевозможных угроз, а в этом мире они по большей части так или иначе героического уровня. При этом в ордене состоит и много обычных солдат и рыцарей просто с оружием, и магически одарённых членов, которые по большей части руководят первыми и организуют их в боевые единицы, и именно из последних состоит верхушка, формируя типичный (пусть и пока урезанный) состав геройской команды.
    • Адепты Ли Юэ как они есть. По сути — точь-в-точь фэнтези-китайская лига супергероев на страже города и страны.
      • Отдельным, особо боевитым подвидом служила спецкоманда, главой которой когда-то был Сяо. За годы верной службы все, кроме него, успешно полегли или скурвились ввиду портящей характер кармической злобы демонов, на которых они охотились.
    • В менее штамповом, но дословном виде такова Гильдия Приключенцев. По сути — агентство услуг героических наёмников, которые присылаются для разруливания любых проблем клиентов, если они законны. Причём могут быть как мелочи вроде розыска сбежавших домашних питомцев или даже просто сложной работы, так и хрестоматийные задания по разбиванию блокпостов местных гоблинов, зачистке от опасностей руин и убою крупных угроз.
  • Героическая сила воли — педаль в пол утопил Леонард, обычный человек, уже давно умерший авантюрист. Его воля оказалась настолько сильна, что после прошедшего по всему Тейвату метеоритного дождя в событии «Беспокойные Звезды», именно его стремления и воспоминания стали той ловушкой, что удерживала людей во сне. И это при том, что он умер более двух тысяч лет назад! Педаль не просто пробила пол, а отправилась насквозь через Землю в космос.
    • Просто налегать на педаль любит Беннетт, фактически весь персонаж которого ездит на концентрированной силе духа и воли и желании геройски приключаться. Воплощённый жанр сёнэн в отдельно взятом человеке.
  • Главная тайна — единый пучок близко взаимосвязанных вопросов: кто такая Неизвестная Богиня, за каким фигом тормознула мироходцев, как это всё связано с Селестией и Архонтами, и как в это всё вплетается план Фатуи (ну и то, что именно он подразумевает). Вопрос о том, где брат/сестра ГГ и почему там, тоже был бы среди них, но начал потихоньку раскрываться уже в первой арке и сулит стать нитью, посредством которой и начнёт распутываться весь клубок.
  • Гнусный клан — аристократический род Лоуренс из Мондштадта. Когда-то превратили город свободы в город тирании и рабовладения, и не перестают лелеять надежду вернуть «золотое время». Даже агенты Фатуи явно чувствуют себя не очень комфортно, работая с ними.
  • Говорящее имя:
    • Главные герои, мироходцы-милашки из заастральных сфер, официально зовутся Эфир/Итэр и Люмин(э), отсылая к высшим мирам и свету звёзд.
    • Эмбер — имя-каламбур, поскольку это одновременно и совершенно законное имя Amber (янтарь, с её-то прекрасными янтарными глазами), и ember, головешка — у неё именно огненные силы.
    • Бард Венти недвусмысленно отсылает к итальянскому и латыни, на которых его имя означает «ветра», и сам является могущественным магом воздуха. А вообще — под псевдонимом скрывается сам Архонт Воздуха, которому это имя почти что цеховое.
    • Прекрасная волшебница — астролог Мона, специалист по гаданию на небесных феноменах, одновременно носит и совершенно законное имя, и отсылает к луне (которую и обозначает её имя на нескольких языках). А ещё она по-итальянски и испански обезьяна, а то и вообще первичный признак.
    • Верховный алхимик Мондштадта и местный Шерлок зовётся Альбедо; термин «альбедо» в основном известен как коэффициент отражательной способности, но является и настоящим алхимическим термином, обозначающим вторую из четырёх стадий Великого Делания алхимиков, характеризующуюся как процесс очищения и возрождения после первой стадии нигредо.
    • Симпатяжка Барбара, клирик Архонта Анемо Барбатоса, явно названа в его честь — редкий полностью внутримировой пример символически-говорящего имени благодаря удачной фэнтези-ономастике.
    • Названия СФК-стран и их столиц все так или иначе отсылают и к культуре и языку, которые срисовываются, и к тому элементу, которому страна посвящена. Мондштадт и Ли Юэ не до конца ясны, но первый может отсылать и к mond в понятии мира (то есть подчёркивать космополитичную свободолюбивость города ветров) или Mond как немецкого названия луны (уже менее понятно, но город бардов же!), а второй обозначает… тоже луну, но лазуритовую, намекая посредством минерала на стихию страны (ну а символизм луны для Китая не редкость). Иназума — японское название молнии, страна Электро как-никак. Сумеру в основном недвусмысленно кивает шумерам, ибо построен на месопотамско-ближневосточных и отчасти индийских мотивах. Родник изначально всё же Фонтейн, то бишь собственно фонтан в привычном понимании — это рафинированно-цивилизованный город Гидро. Натлан уже ближе к ацтекам, и посему значение неясно — но уже сама отсылка прямо кивает на поклонение ацтеков солнцу и их воинственность, что хорошо ложится на воинственную архонтшу Пиро. А в случае Снежной (да-да, в английской версии именно Snezhnaya и называется, причём с характерным неправильным ударением на предпоследнее А!) объяснять ничего не надо.
    • Имена Аякс и Тевкр (Чайльд и его младший брат), скорее всего, отсылают к одноимённым братьям из древнегреческих мифов.
  • Голем — немало сравнительно толстых намёков на то, что великий алхимик Альбедо и сам порождение алхимии — гомункул, созданный, вероятно, тем самым архи-алхимиком, которого он называет учителем. Даже его созвездие — стилизованный гомункул в пробирке, одна из его абилок прямо говорит о гомункульской природе, а сам Альбедо отделяет себя как «рождённого из мела» от остальных людей, «рождённых из земли».
  • Гордая торговая раса — Ли Юэ. Причём им так сам их Архонт Гео, по сути, велит жить — одновременно покровитель недр со всеми полезными драгоценными ископаемыми и бог сделок и контрактов как-никак. Большинство граждан весьма горды своим извлекаемым из земли и получаемым за счёт торговли богатством (как своим личным, так и общенациональным) и постоянно его подсвечивают, и во всём стремятся найти выгоду и заключить по ней сделку. Даже в планах Царицы на гнозис/Сердце Бога Архонта.
  • Город Приключенск — для ГГ-мироходцев таковы все стольные города, в которые они приходят — везде они неместные приключенцы, и везде придётся пережить приключений и в черте города, и за ней.
  • Готическая брюнетка — Ху Тао вполне себе. Причём в контексте Ли Юэ настоящая готэсса: артистична и любит поэзию, чёрно-юморные приколы и в целом антураж потусторонности, чему сильно способствует фамильная профессия похоронных дел мастера. При этом непосредственно к профессиональным обязанностям Ху Тао относится образцово-идеально, настолько, что сочетание живости девушки и исключительного профессионализма её работы как директора похоронного бюро даже улучшили репутацию гробовщиков и организации похорон как дела в обществе города. А вне службы — прямо таки готэсса-попрыгушка.
    • Правда, по цвету волос она скорее шатенка, нежели брюнетка.
  • Гринд — собирать придётся всё, а многое — в количестве овер 9000[4]. Ресурсы для кузнечного дела и кулинарии, ресурсы для Возвышения, ресурсы для прокачки уровней и оружия, ресурсы для подношения статуям Архонтов… При этом для некоторых видов ресурсов, вроде камней Возвышения или книжек для прокачки скиллов, донат может помочь ускорить дело, но вот для многих других — цветов и руды, выпадающих из мобов трофеев и т. д. — всё полностью завязано на глобальный респаун, поэтому можно лишь побить-собрать и ждать перезарядки.
  • Грозная репутация — Предвестники Фатуи, славящиеся как почти неуязвимые и неудержимые армии из одного человека каждый/ая. Один из обоснуев (звучащий в т. ч. и внутри вселенной) того, что очевидно-злодейская прорисовка Фатуи сочетается с тем, что им всюду открыт доступ и никто не смеет открыто против них идти — именно в том, что все настолько боятся Предвестников. Даже Архонты. Возможно, не зря — одного Архонта уже заваншотили.
    • С прикрученным фитильком в сравнении с ними, но Адепты Ли Юэ, в том числе для самих граждан страны. Полубожественные супергерои, смотрящие на людей свысока и не особо церемонящиеся с любым, у кого нет зачарованной индульгенции. Страшны и врагам, и подопечным. Единственный Адепт, тепло относящийся к человекам — Мадам Пин, и она же единственная, спокойно среди них живущая. (Гань Юй, даже работая на Цисин, среди людей скорее не живёт, а существует, и воспринимает человечество с отстранённостью инопланетянки, даже при своей благой и милой природе.) По иронии судьбы, самый внешне козлисто-неприветливый из адептов, Сяо — возможно, и самый человеколюбивый, и тоже предпочитает жить чуть в стороне от людей, но и недалеко от них.
    • Путешественник(-ца) после приключений и подвигов в Модштадте и Ли Юэ заслуженно приборетает весьма грозную славу далеко за пределами этих стран. В самом начале никому не известный(-ая) бродяга, уже на момент сюжета Инадзумы (второй главы) воспринимается многими заинтересованными и информированными людьми, как сила с которой надо считаться и способную перевернуть любую ситуацию.
  • Гроссмейстер Ордена — персонаж-призрак вместе со львиной долей рыцарей Ордо Фавониус: есть-то есть, но давно и надолго ушёл в сильно далёкий поход. Вместо него де-факто гроссмейстером работает Джинн, и амплуа непосредственно в игре выпадает уже ей. Что интересно, о великом магистре Варке отзываются как о крутом и положительном, но не слишком эффективном в роли управленца, зато о Джинн очень даже радужно по всем статьям — эдакий обратный внутримировой Джа-Джа-заменитель.
  • Гурман-порно — кулинария в игре сделана на ура. Блюда не только полезны разными бонусами, но еще и выглядят очень красиво, а описания заставляют захлебнуться слюной. И сие не просто так: как и в Breath of the Wild, здесь кулинария заменяет алхимию с баффами и лечением.
    • Потрясающий повар — игрок, получивший достижение «Мастер-шеф». Нужно не только найти все рецепты, но и мастерски освоить приготовление блюд (успешно сыграв сколько-то раз в миниигру).
      • Сян Лин, которая придерживается почти по-мондштадтски анархичной идеи готовить всегда «от сердца», а не от строгой рецептуры. При этом у девчушки-попрыгушки почти всегда всё получается отменно, хотя в процессе многое может пойти не так. Весь её личный квест — гурман-порнушка даже больше, чем приключения, вплоть до поедания вымерших видов и приготовления босса на закуску.
      • Казуха принципиально не признаёт еду, приготовленную как-нибудь, считая должным любое блюдо для любой трапезы доводить до совершенства. И преуспевает в последнем — его фирменное блюдо из простой вяленой рыбы на вкус как «свободная, всеобъемлющая природа».
    • Повар-катастрофа — Баал. Не умеет готовить. Абсолютно. Если бы и попробовала, наверняка случилось бы что-то ужасное. При попытке выбрать её как персонажа, который приготовит еду, игра просто выдаст следующую надпись: «Этот персонаж не умеет готовить». Сама она этого не отрицает, говоря об этом в своём войслайне о беспокойстве: «Не проси меня готовить. Я могу всё, но только не готовить».
    • Фирменная любимая еда — многие напарники могут при готовке внести изменения в рецепт, приготовив нечто необычное, но лучшее, чем элитная версия простого блюда. Лиза может готовить особый вариант пасты, Кэйя — куриный шашлык с фруктами, а милашка Барбара ухитрилась превратить сливочное рагу в нечто невероятно острое, а ведь перца в ингредиентах нет… Список всех особых блюд достаточно большой, проще показать, чем полностью рассказывать.
      • Зигзаг с Эмбер: её стейк описывается как «сгоревший с одной стороны, но непрожарившийся с другой», однако ж при этом его показатели всё равно выше, чем у обычного, «нормального» стейка. Видать, эффект скорее получается от заразительной радости Эмбер от того, что её блюдо таки едят — она уже давно старается овладеть мастерством жарки мяса, но пока никак.
      • Баал готовить не умеет от слова совсем, но десерты просто обожает.
    • Я этого не ем — Син Цю терпеть не может морковь, и даже когда готовит блюдо, где она присутствует, втихую выкидывает. Судя по его словам, этот корнеплод он разлюбил с детства, потому что мама добавляла её везде, даже в… нет, это слишком ужасно, чтобы рассказывать.
      • В принципе, у каждого персонажа отдельно помечаются и любимая еда, и нелюбимая, но степени их гастрономической неприязни разнятся. Так, Лиза предпочитает питаться всяческой зеленью, но мясо тоже ест, зато вот тыкву ни под каким видом терпеть не может. А Диона, наоборот, на дух не переносит любые овощи.
        • Педаль в пол в случае Сяо: он воротит нос от любой человеческой пищи вообще и признает только минадльный тофу, и то не за вкус, а за текстуру, напоминающую ему сны, которые он когда-то был вынужден поглощать. Впрочем, есть недвусмысленные намеки на то, что дело вовсе не в гастрономических предпочтениях, а в том, что Сяо буквально не может нормально переваривать обычную еду из-за своей немного нечеловеческой физиологии (и возможно, изначально на поглощение снов и заточенной). А с третьей стороны, в финале своего квеста Сяо всё же решается попробовать хоть что-то помимо своего любимого миндального тофу — а именно жареную рыбу-тигр. В любом случае Сяо, как существу бессмертному, смерть от голода в любом случае не грозит.
      • У хиличурлов тоже есть свои, простые предпочтения: обожают мясо и считают овощи неприятной пищей, которую поедают только при нужде. Учитывая то, как монструозно они разрастаются при достаточном мясном рационе, возможно, физиология под это и заточена.
    • Гурман-гуро — с сильно прикрученным фитильком: «странные» версии блюд, получаемые при фейле в мини-игре с готовкой. Визуально просто изображения обычного блюда со скрученной контрастностью, а по эффекту — их же ослабленная версия.
      • Гурман-гуро многие считают блюда из слизней, которые любит готовить Сян Лин.
      • И несчастный супчик Беннета во «Встречах».
      • Во фразах Сяо намекается, что он любит есть снег. Многие игроки посчитали это забавным и по итогу породили сотни тысяч мемов. Однако та часть игроков, которая знает об истинном значении поедания снега[5], считает, что получилось не смешно.
  • Гуру сала с шоколадом — Сян Лин. При всем своем таланте к готовке, она использует абсолютно невообразимые сочетания продуктов. Однако всем нравится и все уплетают за обе щёки. Особенную любовь испытывает к приготовлению всякого из слизей или с их использованием, и это — единственные исключения, которые народ обычно есть всё-таки не желает. Зато Паймон от них в диком восторге.
    • Диона в сфере смешивания напитков, причём непреднамеренно — совершенно честно пытается загубить смеси, но дар духа источника превращает любой её напиток в почти что амброзию. Зарабатывает этим на жизнь, но свою способность терпеть не может.
  • Девушка с молотом — большинство персонажей с двуручниками, которые здесь, в отличие от сравнительно реалистичных одноручных мечей, поголовно офигенно большие. Прямее всех отыграно Ноэлль — молодая девушка хрупкого вида… в половинчатой тяжёлой броне и с двуручником, постоянно на первых строчках танковости в игре, ибо обладает физической суперсилой. Недалеко ушли Синь Янь и Чун Юнь, даром что последний парень: оба подростки небоевых специальностей, но демонстрируют свои скрытые силы. Вскоре появится и самый прямой пример из возможных: клеймор выдадут лоле Саю.
  • День сурка — обыграно в квесте туманного острова Цуруми, цивилизация которого вымерла несколько тысяч лет назад.
    • Выдержка из диалога с писательницей Сумидой: «Хоть и Цуруми был уничтожен, некоторые люди и отрезки времени проносились перед глазами с неестественной скоростью, совсем как призраки. К тому же в тумане ход времени совсем не такой, как во внешнем мире. Но эти люди — не призраки в привычном смысле этого слова, а «случаи», которые воспроизводятся снова и снова, из-за чего не замечают прибывшего главного героя...»
    • Ещё одна выдержка, но уже из диалога с Камой — потомком выходца с этого острова: «Призраки прошлого появлялись среди бескрайнего тумана, иллюзии воспроизводили прошлые события. Они показывали заключительную церемонию, проводимую на острове, хотя в ней было искажено течение времени. В самом конце Громовая птица разрушила остров, в результате чего начался шторм. А потом всё началось заново.»
    • Причина всему этому — масштабное повреждение артерий земли в ходе разрушения острова Громовой птицей. Кама подметил, что процесс разрушения острова можно было ощущать аж на соседнем Сэйрае, где птица и встретила свой конец.
    • А позже герои выясняют, что всё вертится вокруг мальчика Ру, которого островитяне некогда принесли в жертву Громовой птице (та самая «церемония», с которой ГГ и Паймон помогли игнорирующим их островитянам). Чтобы прервать цикл, Путешественник(-ца) вместе с Паймон решили сломать гнездовья Громовой птицы, восстановленные ими же в первое прибытие на остров. Ру (в отличие от остальных островитян, он не был иллюзией и был вынужден переживать день церемонии снова и снова), считавший, что виной всему проведённая не так церемония, и надеявшийся, что если она наконец-то пройдёт как надо, то на острове всё станет как прежде, расстроенно попросил героев уйти, а тем временем окутывающий остров туман окрасился в красный и начался шторм.
    • На самом деле птица была равнодушна к жертвоприношениям и к населявшим остров людям, не имея отношения к большей части того, что островитяне приписывали своему божеству. Но неожиданно она подружилась с мальчиком, который упражнялся в пении в укромном месте. Мальчик дал ей имя и пообещал спеть для неё в следующую встречу. Жрецы же истолковали внимание птицы по-своему... За что та жестоко отомстила всему острову.[6] Освободить остров и Ру удалось исполнением давнего обещания.
  • Дикарь с пулемётом — по меркам околосредневекового фэнтези хиличурлы-арбалетчики суть именно оно. В целом эти дикари-гоблиноиды живут в стиле орков из Вахи, и даже проще, и все их сооружения и снаряжение выглядят или как грубо сбитые вместе полуслучайные детали, или как работа племенных ремесленников из дерева, костей животных и грубых кусков металла — а тут в руках их стрелков вполне стандартно-добротно выглядящие арбалеты, да ещё и с металлическими деталями, а ведь с металлургией и ковкой хиличурлы не то чтобы дружат, уж точно не на уровне массового производства тонких стальных деталей, бросающихся в глаза на арбалетах. Во внутриигровом справочнике приключенца прямо сообщается, что это не сами хиличурлы проявили способности к шизотеху — арбалеты в массовых армейских количествах им именно поставляют, да ещё и обучают с ними обращаться и обслуживать; ясно, что саму функцию исполняет Орден Бездны, а вот кто производит для них арбалеты и знают ли они, кому они их на самом деле продают или передают — вопрос, ответ на который узнать лишь предстоит.
  • Диссонирующее имя — бывают и такие, правда, большинство через ИЯДУП:
    • Тарталья, как и все Предвестники Фатуи, назван в честь маски комедиа дель арте. Однако данная маска обозначает роль картавого чинуши-заики средних лет, этакого Акакия Акакиевича, плохо владеющего языком, в то время как местный Тарталья — молодой крутой красавец и обаяшка, которому прощают даже работу на злых русских и бытие одним из них.
    • Его коллега Дотторэ. Роль — заносчивый доктор права / философии / богословия. Здесь — штатный технарь Предвестников, среди прочего создатель автоматического завода по производству Стражей Руин.
    • Барбатос. Истоками имя уходит в псевдочародейскую книгу средневековья как принадлежащее архидемону, и недвусмысленно намекает на наличие у того бороды, достойной того, чтобы быть названным в её честь. Однако здесь Барбатос — Архонт Воздуха и хаотично-доброе божество в обличии прекрасного до траповости паренька без малейшего намёка на щетину.
    • Паймон почти туда же. Имя взято оттуда же и тоже принадлежит очередному лорду зла, в то время как здешняя Паймон — моэ-фея с детской внешностью и прелесть какая глупенькая милашка-маскот игры. (Хотя у игроков по поводу неё много сомнений…)
    • Имя-псеводним Архонта Гео, Моракс, кстати, тоже отсылает к архидемонам… Игроки теоретизируют, что неспроста, но пока что по своему поведению он уж точно не таков.
    • Один раз — случайность, два раза — совпадение, три — закономерность… Баал, ранее Везельвул, она же Райден, Архонт Электро — тоже носит демоническое имя, причём на сей раз конкретно поименованого демоном бога грома. Судя по всему, намеренная инверсия со стороны авторов.
  • Достойный противник — Чайльд — один из Предвестников Фатуи, именно так видит Путешественника(-цу). Да и в целом Чайльд ценит и уважает сильных людей. Заметно на протяжении всего акта Ли Юэ, а после схватки в золотом Павильоне Тарталья прямым текстом говорит об этом. Что касается Путешественника(-цы), Чайльд прямо восхищается им(ей) в письмах родне и без сомнений вверяет ему(ей) заботу о своем младшем брате. Что не мешает ему всякий разговор планировать реванш (заодно с визитом к нему и его семье в гости). Судя по личному квесту Чайльда, отношение Путешественника(-цы) к нему точно такое же.
    • Судя по некоторым намекам в историях персонажей, схожие отношения связывают Нин Гуан и Бэй Доу. В целом они заметно противопоставлены друг-другу: изящная, сдержанная, хладнокровная и довольно коварная предводительница Цисин и прямая, грубоватая, искренняя и эмоциональная адмиральша флота Южного Креста. Несмотря на все различия и конфликты, они умудряются сотрудничать друг с другом как надёжные деловые партнёры. При том, что в их войслайнах друг о друге сквозит некоторое пренебрежение, все-таки заметно, что они признают заслуги и достоинства соперницы, а некоторые моменты в биографиях и вовсе рисуют их этакими заклятыми подружками.
  • Донат — не такой адский, как говорят. Но факты есть факты — игра получила 100 миллионов чистой прибыли за первые две недели с момента старта. Ну а не хотите, тогда вам на букву «Г» выше.
    • Чуть более детально: премиум-валюта для гачи выдаётся за ежедневные задания и временные события, пополам с некоторым количеством Судеб, но за месяц таковых наберётся раз на двадцать затянуться — достаточно, чтобы поиграть для интереса, но маловато для отлова всех персонажей и высококачественного оружия к ним. Следующая стадия, на которой большинство активных игроков и находятся — месячные карты выдачи премиум-камешков ежедневно и/или батлопас. Последняя, патологическая — покупка кристаллов, уже очень сильно дороже, чем иные способы добыть камешки, до которой здравомыслящие люди доходить не должны.
    • Также камешками можно перезаряжать Смолу, прямо обменивая деньги на время её восполнения — но только небольшое количество раз за день, чтобы не дать матёрым донателлам, раз просадив тыщи в игру, «победить» в ней и больше не возвращаться.
  • Достижения — на любой вкус. И за прохождение квестов, и за исследование карты, и за особый выпендрёж в бою… За них даётся премиумная валюта, на которую можно закупаться в магазине, перезаряжать Смолу или — что самое важное — крутить гачу.
  • Дракон — нападает на Мондштадт, вызывает мощный шторм (не зря его прозвище — Ужас Бури). На самом деле зовут его Двалин, и он последний из четырех хранителей города, заколдованный магами Бездны. После освобождения от промывки мозгов, кажется, возвращается на пост защитника города, но Барбатос подчёркнуто не настаивает. Внешне выглядит как помесь относительной ящероподобности с громовой птицей из индейской мифологии, о шести крыльях с перьями и лапах с птичьими когтями, что идеально сочетается с ролью и способностями.
    • В прошлом другому дракону в Мондштадте же отвесили люлей, а в ещё более ранней древности Двалин сцепился с великим (во всех смыслах) драконом Дурином — колоссальные останки последнего так и лежат на Снежном Хребте, продолжая представлять опасность ввиду пропитавшей их скверны.
    • Ещё одного дракона сначала прогнал Барбатос, затем за четыре года до событий игры его сумел чуток поранить отец Дилюка, Крепус, и где-то в промежутке между этим и годом до начала событий игры его убил Предвестник Фатуи Дотторе.
    • Драконом зовётся и Аджаха, древний враг Моракса. Хотя по мнению игроков, это хтоническое нечто больше смахивает на огромную жабу, и наличие рогов и драконьего хвоста делу не помогает.
  • Дракон в облике человека: дракон — одна из форм Архонта Гео. Именно в этом облике он является своим поданным раз в год. А так как Моракс — бог СФК Китая, то и драконий облик у него соответствующий.
  • Дружелюбный зомби — Ци Ци в китайском варианте подобной нежити. Дружелюбнее почти некуда: фактически просто очень милый и добрый ребёнок, патологической тяги к злу или нападению на людей не испытывает — скорее наоборот, хочет быть полезной и иметь друзей. Возможно, современный кодификатор своего этноподвида благодаря массовости игры, познакомившей мир с милой версией китайских зомби более предметно, чем ставшая в околоанимешной среде первопроходцем Тоха.
  • Думать о красе ногтей — Итто причёсывается складной расчёской в одной из анимаций бездействия, и приглаживает волосы после некоторых атак. А вот его «маникюр» и «педикюр» — это, судя по сплэш-арту, природная особенность óни.
  • «Дэрэ» и с чем их едят:
    • Цундэрэ — Диона в ярком проявлении, Кэ Цин — в более мягком. Диона играет классически в эдаком амплуа своенравной строптивой кошки, которая тем не менее очень любит хозяев и их друзей (а в её случае — семью и своих друзей) и, поцундив, выдаёт теплоты почти до слезогонки. Кэ Цин же требовательна и любит понукать, но насытившись вдоволь, одаряет и милостью, а ещё имеет свойство скрывать симпатии и личные эмоции — будь то к Путешественнику(це) или Архонту Гео, что приводит к милым моментам выдачи истинных чувств и неловкому не менее милому отрицалову, а иногда и к приятию и примирению с ними.
      • С некоторыми оговорками — Сяо, особенно в английской озвучке с его агресссивно-надменной манерой речи (в азиатских версиях он звучит поспокойней, и тяготеет скорее в сторону кудэрэ или даже дандэрэ). При всей изначальной асоциальности, по мере повышения уровня дружбы Сяо становится более дружелюбным и открытым с Путешественником(-цей), и даже начинает проявлять к нему/ней вполне себе человеческий интерес. Тем сильнее его «дэрэ»-сторона проявляется в монологе про день рождения Путешественника(-цы), где Сяо делает ему/ей небольшой подарок (это при том, что в начале этого же монолога Адепт говорит, что считает концепцию празднования дня рождения бессмысленной!). И совсем уж педаль в пол: письмо по поводу его собственного дня рождения, где Сяо пускай и непрямо, но пишет, что не прочь провести его в компании ГГ. Тем не менее, Адепт постоянно твердит, что Путественнику(-це) не следует слишком долго находиться рядом с ним (возможно, из-за того, что Сяо боится, что его негативная карма может плохо повлиять на ГГ; да и про банальный страх привязанности и боли потери не забываем).
      • Среди неписей ярко представляет Улыбчивый Янь Сяо, шеф-повар гостиницы Ваншу. Многие из побочных заданий, в которых он фигурирует, вращаются вокруг рыбака Цзян Сюэ, которого он постоянно ругает за тунеядство — и постоянно же следит за тем, чтобы ему доставалось его кулинарии, и даже старается иногда в некие изыски ради своего заклятого друга. А что, ребят кое-что объединяет: оба — злодеи в отставке.
    • Кудэрэ — Мона, Альбедо, Фишль, Ци Ци, Чун Юнь, все в разных ипостасях и по разным причинам.
      • Мона — фаталистка-нейтралка, до помешательства преданная идеалам научной астрологии и нестяжательства и на этой почве очень горделивая. Среди черт личности и некоторая надменность и спесивость, и общая отстранённость. Однако если уж вас с ней свела судьба, оказывается милой девушкой, своими причудами слегка забавной, и уж точно способной строить дружеские и близкие отношения, задружившись с Альбедо, Кли и Путешественником(цей). При особом усердии в деле задружения Мона вообще в лоб заявит о том, что ваши с ней судьбы сплетены воедино.
      • Альбедо — алхимик и учёный, холодно-отстранённый интеллектуал и увлечённый тайнами мироздания художник. Истину и практику ставит выше эмоций и личного. Тем не менее, очевидно привязан к своей ученице Сахарозе и искренне радеет за неё, считает оставшуюся на попечении рыцарей во время отъезда матери Кли названой младшей сестрой и очень любит её, а Мона стала ему неожиданной подругой.
      • Фишль — тюнибё на почве психологических травм и обделённости вниманием, чересчур увлёкшаяся отыгрышем любимой книжной героини, и своими причудами отпугивающая многих, даже при широком признании её способностей волшебницы и приключенки. Однако если к ней проявляют столь желанные ей понимание и простую личную теплоту, то она отвечает нешуточными привязанностью и преданностью или, как минимум, взаимными уважением и теплотой. Пополам с химэдэрэ.
      • Ци Ци — холодна буквально, ибо не совсем жива, и имеет букет проблем с памятью и психикой, делающих её зацикленной, заторможенной и отстранённой. Тех, кто не против её компании и ухитряется удержаться в её туманном сознании, высоко ценит и одаривает искренней детской дружбой и привязанностью.
      • Чун Юнь — экзорцист со стихией Крио, кудэрэ поневоле: в связи с его врождённым перекосом всяческих инь-яней, избыток тепла, как буквального, так и метафорического, странно влияет на него, выключая на время его сверхспособности. Однако, при вынужденной эмоциональной отстранённости, по натуре Чун Юнь приятный парень, способный на привязанность и дружбу.
    • Дандэрэ — Сахароза, Ноэлль, Гань Юй.
      • Сахароза — сферичная милашка-ботанка в вакууме, фанатка научных изысканий и концентрированная стесняша. В общении постоянно испытывает неловкость и даже стыд, из-за чего некоторые персонажи даже просят не трогать её без большой нужды, дабы не мучить почём зря. Но с Альбедо и Путешественником(цей) Сахароза владеет собой достаточно, чтобы строить весьма тёплые отношения — причём чем сильнее привязанность, тем сильнее стесняется, и ничего с этим поделать не может.
      • Ноэлль — не менее милая горничная, стремящаяся в рыцари, чья единственная амбиция — всех от всего защитить и всем во всём помочь. В обществе людей, которых высоко уважает и ценит, очень стеснительна, вдвойне тушуется от романтических тем — втройне, если дело касается её самой. Предана тем, кого уважает и ценит, до степени неагрессивной яндэрэ.
      • Гань Юй — тотально неуверенная в себе получеловек-полуцилинь с вечным кризисом идентичности. Беззаветно предана Архонту Гео и Ли Юэ и безупречно справляется с обязанностями государственного секретаря, но в личном общении напоминает испуганную лань. При развитии отношений привязывается к Путешественнику(це) и придаёт очень большое значение его/её мнению о себе.
    • Камидэрэ — Нин Гуан и отчасти Тарталья. Нин Гуан не может помыслить себя вне роли властительницы и без шуток планирует наращивать богатство и мощь вплоть до мирового господства — но теми, кто ей удобен и полезен (к примеру, Путешественником(цей)) вполне может искренне дорожить, и отзывается о них с неожиданной теплотой. Тарталья же — весёлый рыцарь крови, любящий семью и легко заводящий друзей — и намеревающийся побить всех возможных достойных противников вплоть до богов. Также он свято верит в глобальный план Царицы по переустройству мира, и не тушуется перед обязанностями Предвестника Фатуи, которые лично ему приходится исполнять на пути к этому.
    • Химедере — Райден, точнее конкретно Эи, натурально, живая богиня, при этом хиккикомори каких поискать — укрылась от мира аж в собственном карманном измерении, управляя оттуда при помощи искуственно созданой куклы с её внешностью, причём саму куклу контролирует с трудом, и всячески стремится сохранить статус-кво[7]. Впрочем, в «дере» легко переключается обильным количеством сладкого.
  • Еда-усилитель — роль ММОшной алхимии-зельеварения здесь играет кулинарная наука. Вместо баффовых склянок игрок жарит-варит разную снедь, поедание которой работает точно так же, как зелья. Есть варианты на бафф почти любой статьи жизнедеятельности персонажей.
  • Енохианский язык — надписи на нём красуются над Магами Бездны, что-то колдующими, пока игрок их не потревожит.

Примечания[править]

  1. Если не упёрлись всеми персонажами в предел прокачки по уровню мира — не готовы.
  2. Квест на четвёртый уровень мира проходится пати уровня 45-го не напрягаясь, зато автоматическое открытие пятого прокачает боссов до 72-го.
  3. Особенно неприятны авто-уровни бывают в ходе временных событий, сложность заданий в которых определяет именно уровень мира. Если вы ненароком перепрыгнули на следующий миро-уровень прямо перед событийным боссом, то вашу команду из максимум где-то 60-х уровней вдруг встретят гиганты 72-го (а если вы прокачивали сразу много персонажей, то ваши уровни и того меньше будут), и здесь вас спасут или ваше личное огромное мастерство, терпение и удачные артефакты, или выход в кооп, благо это сравнительно несложно и, за редкими исключениями, встречает понимание попавших на вас «дедов».
  4. Кстати, максимум для многих собираемых предметов — 9999. И набирать их столько не имеет смысла ни в каком случае.
  5. В древнем Китае народ начинал есть снег, когда еды тупо не оставалось. И таки не забываем, что Сяо по сути и есть фентези-китаец, так как проживает в Ли Юэ.
  6. Эта история также рассказана в описаниях артефактов набора «Громогласный рёв ярости».
  7. Для знакомых с политической теорией и практикой итог такого правления и все его последствия предсказуемы настолько, что можно без особых проблем научно обосновано расписать будущее Инадзумы лет на сто-сто пятьдесят вперёд.