Doki Doki Literature Club!

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
Главное меню игры. Слева направо: Саёри, Юри, Нацуки, Моника.

Doki-Doki Literature Club! (рус. «Литературный клуб „Тук-тук!“») — бесплатный визуальный роман от компании Team Salvato, вышедший 22 сентября 2017 года. 30 июня 2021 года вышло платное расширенное издание.

Предупреждение: игру действительно рекомендуется пройти самому, так как любой спойлер может испортить удовольствие от неё, а рассказать о сюжете без спойлеров в данном случае не представляется возможным. Даже сам факт наличия спойлеров можно считать спойлером. Поэтому рекомендуется сначала пройти игру, а уже потом читать статью. Вы не будете разочарованы, даже если сам жанр визуального романа вам чужд/неинтересен, поверьте. Если желания всё же нет — читайте на свой страх и риск. Впрочем, учитывая то, как в своё время DDLC нашумел в среде геймеров и за её пределами, все основные повороты сюжета вы уж знаете итак.

Just Monika.

Сюжет[править]

По настоянию своей подруги детства Саёри протагонист решается вступить в литературный кружок, тем более что в нём уже присутствуют три привлекательных девушки: скромная Юри, агрессивная Нацуки и его добродушная одноклассница Моника. И теперь протагонисту придётся вместе с девушками писать стихотворения, обсуждать прочитанные книги, готовиться к выступлению на школьном фестивале, а главное — выяснить, кому из девушек он хочет отдать своё сердце…

Ну что, купились? На самом деле в последний день подготовки Саёри совершает самоубийство, а затем игра начинает визуально «ломаться», а жанр перетекает в натуральный хоррор. Подробнее — в секции «Персонажи».

Персонажи[править]

  • Саёри (Sayori) — подруга детства протагониста, живущая в соседнем доме. Постоянно служит объектом его подкалываний и деланно дуется. Именно Саёри упрашивает героя вступить в литературный кружок, надеясь, что так они обретут больше друзей. Сердце группы, улаживает возникающие конфликты и служит третьей стороной в спорах. Много спит и потому частенько опаздывает в школу… На самом же деле страдает настолько сильной депрессией, что просто не может заставить себя вставать по утрам. Из-за этого кончает жизнь самоубийством вне зависимости от действий игрока. После второй перезагрузки игры становится президентом кружка, и вместе с этим постом получает все знания о произошедшем. Пытается воспользоваться этим, чтобы заполучить протагониста, но лишь вынуждает Монику вмешаться и обрушить игру окончательно. В случае же если герой сможет собрать все 10 CG картинок посредством загрузки сохранения перед созданием первого стиха, и удалит Монику после «игры в гляделки», то после новой загрузки игры без Моники, Саёри поблагодарит героя, что тот смог уделить внимание всем девушкам, хотя бы попытался сделать их одинаково счастливыми, и, вместо попытки завладеть главгероем, прощается с ним, и говорит что они все его любят, после чего игра заканчивается, ну а после титров можно прочитать послание от разработчика игры.
  • Юри (Yuri) — тихая и стеснительная девушка, ответственная за приготовление чая. Книжный червь, настолько, что при погружении в книгу теряет связь с реальностью. Переживает из-за этого, так как считает данную привычку странностью, отталкивающей от неё людей. Обожает символизм и сложные слова. Именно с ней протагонист поначалу проводит время… Зря, учитывая, что она Фанат ножей, собравшая целую коллекцию и в моменты особого возбуждения кромсающая себя. Яндэрэ по словам Моники, что однако весьма сомнительно, так как Юри не причинила вреда никому, кроме самой себя. После признания в любви вне зависимости от ответа трижды вонзает в себя нож и умирает.
  • Нацуки (Natsuki) — младшая из всего клуба, агрессивнее всего относится к протагонисту. На деле обычная цундэрэ, под маской недоверчивости скрывающая хорошую девочку, которая любит мангу, печь кексы и вообще всё милое. В стихах предпочитает использовать простые слова безо всяких подтекстов. Имеет отца-тирана, способного избить её за любой промах (было сказано от её лица Моникой, однако в игре имеются и другие намёки на происходящее в семье домашнее насилие). Лишь в клубе чувствует себя в безопасности. Хотя в борьбе с Юри за сердце главгероя тоже показывает черты яндэрэ, но, фактически, Нацуки единственный нормальный человек, не имеющий никаких видимых психозов. Также единственная, кто не погибает напрямую — Моника лишь стирает её персонажа.
  • Моника (Monika), JUST MONIKA — одноклассница главгероя, которую он сразу характеризует как «вне его лиги». Единственная, с кем невозможно завязать отношения — даже если попытаться, это ни к чему не приведёт. Возмущённая этим фактом Моника, которая влюбляется непосредственно в игрока, взламывает игру, превращает девушек в психопаток и вынуждает их совершить самоубийства, а потом и вовсе стирает их персонажей, дабы остались лишь игрок и она. Если сделать с ней то же самое, то от Моники останется отголосок, который после вспышки бурной ярости успокаивается, раскаивается и пытается восстановить игру в нормальном виде, но после попытки Саёри переделать игру под себя окончательно вмешивается и ломает игру, оставляя напоследок благодарственное письмо игроку.

Тропы и штампы[править]

  • Russian Reversal — в стандартном дейтинг-симе вы выбираете понравившуюся героиню и отсеиваете прочие ветки, чтобы получить концовку с ней. В Doki Doki Literature Club, Моника последовательно уничтожает различные элементы игры, чтобы остаться с вами.
  • Адский папаша — у Нацуки.
  • Ай, молодца! — играется дважды и безальтернативно: в первый раз, мы в диалоге с Саёри о её отношении к нам можем или отказать ей, разбив ей сердце, или же поддержать, тоже сломав ей жизнь. Второй раз, удаляя Монику из игры, мы делаем всё ещё хуже, и власть над игрой захватывает Саёри.
    • Если выйти на секретную концовку (откры все арты), для чего нужно сохраниться перед созданием первого стиха и постоянно возвращаться к этому сейву, загружаясь перед самоубийством Саёри (можно со сцены после признания), то будет аверсия, Саёри просто поблагодарит игрока.
  • Ай, молодца, злодей! — Моника, обрадованная тем, что наконец-то осталась наедине с игроком, выбалтывает ему, как именно она удалила девушек из реальности. Игрок, соответственно, может обернуть эти сведения уже против неё.
  • Амплуа — персонажи намеренно сведены к жанровым амплуа. А потом оказывается, что не все так просто.
  • Баги – это страшно — J̸͚̺̍ŭ̵͊͜s̴̳̒t̵̺͔͂͗ ̷̹̔͗͜M̴̗̳̀ö̸̫͖́n̴̘̿̊ĩ̶̱ḳ̴͜͝a̷̻͘
  • Бедный злодей — хотя Моника и изменяет личности подруг, доводя их до самоубийства, делает она это из-за того, что у неё иначе нет шанса признаться игроку. Кроме того, Моника действительно страдает из-за того, что её подруги — лишь запрограммированные на любовь к протагонисту марионетки.
  • Безликий протагонист — главному герою имя выбираем сами. У него, конечно, есть и реплики, и черты характера (вроде замкнутости и заботливости), но это абсолютно ни на что не влияет. Также проявляется в том, что самих его стихотворений игрок никогда не видит. А еще протагонист вообще не нужен для сюжета, Моника взаимодействует с игроком.
  • Безумная мантра — стихотворение «УБИРАЙСЯ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ» (состоит на 90 % из этой фразы, повторяющейся множество раз), адресуемая Саёри игроку в предсмертной записке.
  • Билингвальный бонус — шутка про Мон-Ику имеет смысл лишь на японском языке, в котором «Ика» это кальмар. На языке оригинала в ней нет никакого смысла — кроме как напомнить, что это псевдояпонская новелла и лишний раз сломать четвертую стену.
  • Бисексуалов и трансгендеров не бывает — аверсия, Моника влюблена не в персонажа (он в любом случае парень), а в самого игрока, вне зависимости от пола.
  • Боже мой, что же я наделал! — когда игрок удаляет Монику, она сначала впадает в истерику, а затем приходит в ужас от осознания того, что она виновата во всех ужасных вещах, произошедших с её подругами и протагонистом.
    • Также реакция протагониста на смерть Саёри.
  • Бонус для гениев — пока главный герой наблюдает за истекающей кровью Юри, в текстовом окне разворачивается длинная простыня какой-то тарабарщины. Особо внимательные детективы могут сравнить её с файлом Юри и подивиться совпадению: символически в сцене самоубийства из Юри вытекает её код, то есть, её жизнь.
  • Бонус для пересматривающих — наверно, даже слишком много, что бы их всех перечислять: связанные со смертью идиомы Сайери и Юри, сцена с завязыванием галстука на шее Сайери…
  • Вечный ребёнок — Саёри. Видимо, из-за депрессии девочка слишком зациклилась на «успешной» модели поведения.
  • Все пошло слишком так — если верна версия, что свой файл Моника тоже меняла, что бы стать идеальнее, то это наш троп: она стала слишком идеальна для персонажа. А если верна версия, что проблемы остальных девушек были созданы Моникой, то она еще и им добавила этим привлекательности (не считая деградации Юри, тут уж мало что привлекательного).
    • Попытки Саëри сблизится с Нацуки только оттолкнули Нацуки. Вот что бывает, когда принимаешь внешнее поведение человека за его суть.
  • Вниз по наклонной — Моника начала просто с того, что бы «слегка» усилить депрессию Саёри. После чего «проще удалить», копошениее в файлах Юри и Нацуки и финальное «хахаха» над трупом Юри.
  • Волосы-воздухозаборники — все девушки, кроме Саёри.
  • Глаза и волосы одного цвета — Юри (фиолетовые волосы и фиолетовые глаза) и Нацуки (розовые волосы и розовые глаза).
  • Дружественные фэндомы — почему-то у отечественного фэндома завязались дружественные отношения с фанатами визуальной новеллы мода на Hearts of Iron 4 The New Order: Last Days of Europe. Шутки про Just Alexei прилагаются.
  • Дыра в сюжете — как отец одновременно разрешает Нацуке готовить столько мучного и одновременно недокармливает? Эй, Моника, ты опять что-то напутала?
  • Единственный нормальный человек — Моника решила опереться на этот троп, что бы стать девушкой игрока и стала коверкать других девушек.
  • Знаменитая вступительная фраза — «ко мне навстречу бежала одна надоедливая девушка».
  • Знают именно за это — фраза «Just Monika».
  • Изменение реальности — Моника именно этим занимается всю игру.
    • Нацуки жалуется, что Моника постоянно копается в её манге — вырабатывает жанровую смекалку же! И это тоже намёк на троп выше: Моника постепенно учится редактировать файлы игры.
  • Кнопка берсерка — у Нацуки целая клавиатура из таких кнопок:
    • То ли детская, то ли мальчишеская фигура Нацуки.
    • Рост Нацуки
    • Милая внешность — особенно если ляпнуть, что Нацуки нарочно так выглядит. «Своим», впрочем, называть милой можно, иногда.
    • Принижение манги.
  • Комплекс роста\Комплекс груди — Нацуки явственно переживает из-за своей детской фигуры, что впервые проявляется во время спора о поэзии Нацуки с Юри.
  • Куда ни кинь — всюду клин — собственно, вышеназванный диалог с Саёри, где нет правильного ответа и решения. Та же история с Юри, которая в любом случае пырнёт себя ножом несколько раз.
  • Лицемер — в одном из монологов Моника называет Юри яндере, считая при этом себя единственной адекватной..
  • Любимый фанский пейринг — Юри и Нацуки. Видимо из-за их непростых взаимоотношений в игре и противоположности как характера, так и роста. Хотя стоит признать, что достаточное количество творчества на эту тему ограничивается темой дружбы.
  • Любовь к черновику — с фитильком, любовь к первой половине игры. Многие считают, что все, что начинается после самоубийства Саёри, слишком уж перегибает палку в стремлении напугать игрока методами самых заезженных игровых крипипаст, и игра была бы лучше без фокусов Моники, если бы мы просто помогали девушкам преодолеть их психологические проблемы. Эдакая Katawa Shoujo, но не с инвалидами, а с людьми, страдающими распространенными психологическими траблами подростков. Существует несколько модов, развивающих эту идею.
    • Соответственно фандом по большей части акцентируется именно на первой половине игры. Видимо такой своеобразный способ справляться с психологической травмой от второй. Хотя стоит признать, что без «фокусов Моники» игра вряд ли получила бы и десятую долю той известности, что есть у неё сейчас.
  • Любовь-наркотик — Моника под влиянием любви быстро катится вниз по наклонной. Осознание себя программой в мире программ ситуацию только усугубляет.
    • Также Юри страдает от неё во втором акте.
  • Магнит для противоположного пола — в полном соответствии с заявленным жанром все девушки проявляют интерес. То, что Монику интересует вовсе не ГГ, становится ясно слишком поздно.
  • Надмозг — недавний официальный перевод, пожалуй, лучше всего охарактеризует картинка «Приходите в нам в литературный клуб, у нас есть шкаф (кладовая), пирожное (кекс), няшная девочка (милая девочка)».
  • Нам не помешает лишний ствол — игрок может выбирать, на какую из девушек ему обращать пристальное внимание, но в действительно серьёзных случаях его выбор ни на что не влияет. Если ему вообще предоставляют такую возможность.
  • Не рой другому яму — для хорошей концовки, помимо прочего, Монику нужно удалить из игры так же, как она удалила остальных девушек. Ощущая этот процесс на себе, она испытывает соответствующую реакцию.
  • Нечаянное пророчество — персонаж игрока отмечает, что он продал свою душу за кексик. О, да…
    • «Я буду писать до самой смерти» и «литературный клуб станет моей могилой» от девушек в ту же степь.
  • Новая игра+ — игра сама перезагружается и начинается заново после смерти Саёри и удаления Моники, лишаясь соответственно данных персонажей.
  • Но я должен кричать:
    • Главный герой все выходные глядел на труп Юри. Да и вообще все, начиная с суицида Саёри, если задуматься.
    • Состояние Моники, когда игра выключена, можно описать как «сон это маленькая смерть». Буквально. А теперь задумайтесь — это ее особенность как всеведующего президента или, учитывая ее жалобы в стихах на это состояние, как персонажа игры? Бедные девочки…
    • Да и сам процесс удаления малоприятен по всей видимости.
    • Юри прекрасно понимала, что сходит с ума.
  • Обычный японский школьник — традиционно протагонист.
  • ООС — это серьёзно — опоздание Саёри в конце первой главы является предзнаменованием к тому, что что-то пойдёт не так.
    • Ещё раньше — её тоскливый вид заставил ГГ всерьез начать разбираться, что не так с его подругой. Но он так и не успел понять, что у Саëри просто закончились силы для борьбы с депрессией…
  • Переводчик против фанатов — недавнее переиздание игры с официальным переводом привело к появлению здесь этого тропа. Привычное Саëри или официальное Сайори? Милая Нацуки или няшная?
  • Постоянная шутка — метапримеры:
    • «Манга тоже литература!»
    • Стихотворение Саëри о бутылочках породило массу артов с бутылками, что, в свою очередь, породило массу шуток про якобы любовь Саëри к алкоголю. Монолог Моники о попытке Юри угостить всех вином, а также моды A Brand New Day и Doki Doki Do You Lift Club! только увеличили популярность шутки.
  • Предзнаменование — Моника иногда ломает четвёртую стену, якобы случайно, а некоторые слова в поэмах героя заранее намекают, что с девушками что-то не так (к примеру, Юри реагирует на слово «похоть», а Саёри на «смерть»).
    • Стоит также заметить, что внешность Моники тоже предупреждает о том, что она не такая, как все:
      • Все девушки носят белые гольфы до колен, в то время как Моника — чёрные гольфы выше колен;
      • Моника — единственная девушка с реалистичным цветом волос;
      • Только у Моники имя не является японским по происхождению[1];
      • Спрайт Моники направлен лицом к экрану (иными словами, она смотрит прямо на игрока, в которого влюблена), в то время как спрайты других девушек повёрнуты слегка в сторону. В стартовом меню (см. иллюстрацию в шапке) она тоже стоит особняком от остальных девушек и протягивает к смотрящему руку — потому что не является романсибельной героиней или потому что специально поместила себя на это место, чтобы игрок сразу её заметил?
    • В день самоубийства Саёри Моника говорит персонажу игрока, что он оставил Саёри в «подвешенном состоянии». Ай, шутница!
    • Сама предупреждающая надпись в начале о недопустимости игры для людей со слабой психикой как бы намекает…
  • Преждевременный финал — если стереть файл Моники в самом начале игры, то Саёри тут же впадёт в истерику и повесится. Через десять минут на экране справа от её болтающегося в петле тела появляется сообщение: «Теперь все могут быть счастливы».
    • А если удалить файл не Моники, а Саёри до начала игры, никакой истерики не будет. Сразу появится повешенная Саёри, а затем и сообщение.
    • Если же удалить Нацуки или Юри, или внести правки в файл любой героини, то ничего не будет. Эти «файлы» на самом деле не имеют никакого отношения к реальным файлам и скриптам персонажей. Игра просто проверяет наличие файлов Саёри и Моники в определенные моменты.
  • Презренный Джа-Джа — главный герой, за которого мы играем. В упор игнорирует надвигающуюся беду и вообще немалую часть времени введет себя как чурбан бесчувственный, за что ему прилетает даже от девушек и вообще, мол, узнав о депресии Саёри он должен был бы взять ее в охапку и притащить к психиатру. Возможно, что просто он аватара игрока из милой романтичной игры и его реакции ограничены соответственно (где вы видели психиатров в таких играх, в них обычно всё решает игрок со своими правильными словами!), в то время как игра стараниями Моники начинает выламываться за эти рамки.
    • Автора игры тоже некоторые недолюбливают за отсутствие рута Моники, которое и привело ко всему этому. Разумеется, не самого реального автора, а… хм… Если считать, что сама игра целиком это еще и файлы и неведомые создатели, создавшие игру или симуляцию, то этих неведомых создателей и не любят.
  • Принцесса, вы так невинны… — Саёри порой так и норовит что-то ляпнуть такое.
  • Просочиться в канон — в модах часто Моника показывалась как человек, страдающий от собственной «идеальности» и необходимости её поддерживать. В переиздании эта тема также поднимается.
  • Прятаться за сарказмом — Нацуки, но в конце концов срывается либо на четвертый день первого акта, либо уже на второй второго.
  • Прятаться за улыбкой — Саёри, хотя стихотворения ее порой выдают.
  • Пустая оболочка — участь персонажа игрока. К третьему акту он даже не может реагировать, становясь по сути просто микрофоном для Моники.
  • Пытки портят характер — то, что Моника делает с другими девушками, по-другому особо не назовёшь (взять хотя бы «Прочь из моей головы» Саёри), результат себя оправдывает. Окончательно сломать Моника не успела только Нацуки.
  • Разрушение четвёртой стены — основной стержень сюжета.
  • Раскол фанатского сообщества — в некоторых фан-группах существует раскол между любителями Моники и её хейтерами.
  • Розоволосая конфетка — Нацуки. Колючая, но в целом милая девушка.
  • Роман с Дуней Кулаковой — Юри, признаваясь ГГ в любви, говорит, что она ласкает себя его ручкой. Которая для письма.
  • Сильнее, чем кажется — Нацуки способна таскать три коробки с мангой одновременно, несмотря на свою хрупкую внешность.
  • Скримеры — в наличии (хоть и без внезапных криков).
  • Танцы на кнопке берсерка — во втором акте Нацуки и Юри с упоением во время спора жмут кнопки друг друга. Победила Юри — кнопок у Нацуки больше.
  • Темнее и острее — по мере развития игры, которая из обычного гаремного дейтсима превращается в психологический хоррор.
  • Топливо ночного кошмара — множество. Глюки, появляющиеся на протяжении всей игры, всё признание в любви Юри, участь Моники и прочее.
  • Упростили и опошлили — метод Моники по борьбе с конкурентками.
  • Фанатское утрирование:
    • Саёри постоянно норовят изобразить с веревкой — и скажите спасибо, если с веревкой на шее.
    • Моника изображается мегахакером, хоть ее навыки на уровне изменения пары модификаторов и удаления файлов — отчего и произошла немалая часть проблем. Как будто этого мало, ей еще и божественные силы порой приписывают — например, как в клипе Just Monika, где она натурально появляется в комнате игрока.
    • С фитильком Юри — потому что сложно сказать, как у нее дела с ножами, но явно не пять ножей на квадратный метр квартиры.
    • Из Нацуки же временами делают воплощение тропа маленький сквернослов, хотя всем персонажам уже за 18 и не так уж и сильно матерится.
      • Рост Нацуки. В игре она всего на полголовы ниже Юри, изображают же её временами чуть ли не по пояс Юри.
  • Фанская кличка повешенной Саёри, используемая при желании мрачно пошутить или скрыть спойлеры игры — «черешня».
  • Философский зомби — довольно интересный вопрос, является ли осознавшая себя программа более … живой и разумной, чем не осознавшая? Моника решила, что различия довольны кардинальны. Но если задуматься … у Моники было прошлое как до начала игры, так и до литературного клуба, которое она вспоминает. Если в прошлом она сама решала, что делать, то и другие решали так же, так как от нее не отличались, а значит не такое уж все и искусственное. Если ее прошлое закодировано, то она такая же программа, как и другие, только с осознанием этого. Возможно, что после удаления она это осознает.
    • С другой стороны, психология считает самоосознание важной вехой, отличающей более разумных созданий от менее разумных. Но является ли понимание своей искусственности самоосознанием? Если мы узнаем, что живем в симуляции, то станем ли от этого надразумами? Да и если уходить в философию, то поступки людей также закодированы наследственностью и окружением с обществом.
  • Четвёртая стена тебя не спасёт — вся суть поступков Моники.
  • Что за фигня, автор? — в своих монологах Моника прохаживается в том числе и по автору игры.
  • Хочу, чтобы любимый был счастлив — одна из мотиваций Саёри, вызванных депрессией.
  • Это ж надо было додуматься! — Юри, признаваясь в любви, говорит, что хотела бы вскрыть кожу главгероя и забраться внутрь его.
  • Экзистенциальный ужас — nuff said.
    • Судя по всему, пост председателя литературного клуба даёт персонажу самосознание и возможность понять, что он находится в игре, поскольку Саёри на месте Моники тоже начинает пытаться сломать игру или кончает c собой от понимания собственной искусственности, если снести Монику до старта.

Фанатское творчество[править]

Вынесено в отдельную статью

Примечания[править]

  1. В переводе «советчица», что само по себе достаточно символично, однако есть симпатичная теория, которая выводит её имя от слова moniker — «имя», «кличка»: из реплик Моники возможно предположить, что в изначальной истории она была именно что безымянной статисткой без собственного рута, а красавицей-спортсменкой-комсомолкой сделалась, взломав игру. Зато теперь персонаж игрока воспринимает её как недосягаемую звезду и продолжает романсить её подружек, поэтому Монике пришлось пойти на ещё более радикальные меры…