Death Becomes Her

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!
Death Becomes Her
EHQ1yd9WkAAKc-y.jpg
Общая информация
Жанркомедия, фантастика
Страна производстваСША
КиностудияUniversal Pictures
РежиссёрРоберт Земекис
Автор сценарияМартин Донован, Дэвид Кепп
Когда вышел1992
Продолжительность104 минут
В главных ролях:
Мерил СтрипМэдлин Эштон
Голди ХоунХелен Шарп
Брюс УиллисЭрнест Менвилл
Изабелла РосселлиниЛизл фон Руман
« Нам вот все представляется вечность как идея, которую понять нельзя, что-то огромное, огромное! Да почему же непременно огромное? И вдруг, вместо всего этого, представьте себе, будет там одна комнатка, эдак вроде деревенской бани, закоптелая, а по всем углам пауки, и вот и вся вечность. Мне, знаете, в этом роде иногда мерещится. »
— Аркадий Иванович Свидригайлов, «Преступление и наказание».

Death Becomes Her (в российском прокате «Смерть ей к лицу») — эксцентрическая кинокомедия, созданная знаменитым Робертом Земекисом, щедро сдобренная черным (и при этом удивительно тонким и едким) юмором и толикой мистики. Фильм безжалостно высмеивает голливудский (да и не только голливудский) культ безупречной внешней красоты, иронично показывая зрителям, что под красивой «обложкой» многих поп-звезд и актрис скрыта отнюдь не столь прекрасная начинка. Кинокартина получила премию «Оскара» за визуальные эффекты (более чем заслуженно), а также заслужила всенародную любовь зрителей за небанальный сюжет, великолепную актерскую игру и искромётный юмор.

Сюжет[править]

« Мэдлин: Siempre viva! Вечная жизнь! (выпивает зелье)
Лизл: А теперь — предупреждение…
Мэдлин: ТЕПЕРЬ предупреждение?!
»
— Детишки, помните: перед тем, как выпить неизвестное светящееся алхимическое зелье, сначала прочитайте список побочных эффектов!

Фильма начинается в 1978 году, когда актриса Мэдлин Эштон уводит у своей подруги, писательницы Хелен Шарп, жениха — преуспевающего и талантливого пластического хирурга Эрнеста. Делает она это не из-за «великой любви» к понравившемуся мужчине, а по двум причинам — во-первых, потому что может, а для этой самовлюблённой мерзавки это уже достаточная причина для действий. А во-вторых, возраст уже даёт о себе знать, и муж-пластический хирург позволит Мэдлин дольше оставаться на сцене. Не справившуюся с утратой, растолстевшую и обезумевшую от желания отомстить бывшей подруге Хелен отправляют в психиатрическую лечебницу, где она решает в конце-концов убить Мэдлин.

Меж тем брак Эрнеста и Мэдлин уже скрипит по всем швам. Доктор быстро разлюбил свою стервозную женушку (которую он ласково называет не иначе как «оно»), пьёт как в последний раз и давно не работает по специальности (дрожащие руки пьяницы и скальпель хирурга — вещи несовместимые). Отныне бедняга гримирует покойников для похоронных агентств. У Мэделин тоже не всё ахти: публика уходит со спектаклей постаревшей звезды, молодой любовник, как оказалось, спит с ней только из-за денег, а «для души» крутит роман на стороне с более молодой девушкой.

Но внезапно с окончательно отчаявшейся победить время актрисой заводит знакомство таинственная Лизл фон Руман, которая предлагает за баснословную сумму Мэдлин эликсир вечной молодости. Человек, выпивший это светящееся снадобье, не умрёт от старости и сможет вечно сохранять молодость и красоту. Но новый член элитарного закрытого клуба бессмертных должен бережно обходиться со своим телом — ведь оно у него только одно, и от серьёзных ран зелье не излечивает. Если он умрёт насильственной смертью, то его тело очень быстро превратится в разлагающуюся оболочку для бессмертного разума.

Поскольку Хелен, как и Мэдлин, тоже оказалась клиенткой Лизл фон Руман, обе героини в рамках своей вражды безуспешно пытаются убить друг друга множеством жестоких способов, чтобы в конечном итоге остаться у разбитого корыта. Теперь они обе мертвы и живы одновременно. К счастью, они знают одного талантливого мастера посмертного макияжа, который может помочь им…

Персонажи[править]

  • Мэдлин Эштон — стареющая бродвейская звезда, Несмотря на внешность светловолосого ангела — стервозная и самовлюблённая эгоистка. Ни в грош не ставит окружающих, а особенно достаётся её мужу, которому она изменяет и всячески помыкает им.
  • Хелен Шарп — бывшая писательница, бывшая подруга Мэдлин, бывшая возлюбленная Эрнеста… Бывшая, бывшая, БЫВШАЯ! И всё из-за Мэдлин, которую надо устранить, чтобы всё наладилось в жизни! Как вы поняли, полностью безумная девушка, проявляющая признаки окололюбовных чувств к Эрнесту, которые больше похожи на маниакальную одержимость[1].
  • доктор Эрнест Менвилл — одна из самых необычных ролей Брюса Уиллиса, где он выступает в достаточно непривычном для своих «крепких орешков» амплуа нерешительного и слабохарактерного мужчины средних лет, да еще и фактически в роли второго плана, «на подтанцовке» у двух грызущих реквизит главных героинь. И надо отдать должное — всё была сыграно настолько органично и блестяще, что сложно представить кого-либо другого вместо Уиллиса на этой роли. И в поедании декораций он тоже старался не отставать.
  • Лизл фон Руман — семидесятилетняя таинственная особа из Европы, которая умудряется выглядеть на тридцать… то есть, мы хотели сказать двадцать лет максимум, конечно. Является неформальной главой бессмертных Голливуда и продаёт эликсир бессмертия талантливым звёздам, дабы их талант мог гореть вечно.

Что здесь есть?[править]

  • Алкаш с золотыми руками — Эрнест запил после брака с Мэдлин, но навыков пластического хирурга не утратил. Правда теперь, увы, он их применяет на тех, кто точно не пострадает — бедняга стал гробовщиком.
  • Антиимморталист — Эрнест не видит ничего хорошего в бессмертии (особенно если вечная жизнь подразумевает вечный косметический уход за двумя превратившимися в нежить стервозными дамочками) и сбегает от Мэдлин и Хелен, прожив затем счастливую жизнь с по-настоящему любящей его женщиной и умерев от старости, но обретя бессмертие в детях, внуках и добрых делах.
  • Антигерой — все три главных персонажа. Даже Эрнеста сложно назвать достойным примером для подражания.
  • Ай, молодца — рассказывать Эрнесту, для чего его хотят сделать бессмертным, определённо не стоило. Глядишь, он бы и не решился на прыжок веры.
    • Ах, да, унижать его почем зря, пока вконец доведенный Эрнест не столкнет Мэдлин с лестницы, тоже не стоило.
  • Бла бла бла — ответ Мэдлин на вдохновенную речь проповедника на похоронах Эрнеста.
  • Бетти и Вероника — на начало фильма это застенчивая и робкая Хелен и яркая и уверенная в себе Мэдлин. Впрочем, по ходу сюжета разница между ними обеими начинает постепенно сходить на нет.
  • Вернулся не таким и Шрамы навсегда — зелье бессмертия возвращает молодость и даёт вечную жизнь, но при этом не обеспечивает регенерацию ран и не защищает от насильственной смерти. Оно просто не даёт человеку окончательно умереть, превращая в ходячий труп (но личность после смерти всё же сохраняется полностью).
  • Великолепный мерзавец и Милая стервочка — Мерил Стрип в роли Мэдлин играет просто бесподобно.
  • Боди-хоррор — то, до чего довели свои тела Хелен и Мэдлин, по-другому и не назовёшь.
  • Буффонаде плевать на твой пол — Хелен и Мэдлин в попытках убить друг дружку выдавливают педаль в пол.
  • Вечная загадка — сколько же стоило зелье бессмертия?
    • Хелен обмолвилась, что заплатила, «все, что у нее было». Неужели зелье действительно стоит всего имущества?
  • Гиллигановский монтаж — в начале фильма Эрнест убеждает Хелен, что ему нет никакого дела до «прелестей» Мэдлин. В следующей же сцене нам показывают свадьбу Эрнеста и Мэдлин.
  • Дефективное бессмертие и Невероятно отстойный дар — нет, если соблюдать осторожность и не умирать насильственной смертью, то вполне удобное и приятное бессмертие. А вот если нарушить это условие… в общем, получится чистый сабж.
  • Единственный нормальный человек — таким кажется Эрнест. Только кажется — тараканы у него хоть и мелкие и не такие вредные, как у дуэта главных «стерлядей», но всё равно есть.
  • Злодей-прагматик — Хелен, несмотря на своё безумие. Когда Эрнест звонит ей и рассказывает, что убил Мэдлин более простым и грубым способом вместо элегантного плана самой Хелен, она отнюдь не рада — ведь таким образом полиции будет гораздо легче найти преступника. К тому же Эрнест позвонил именно ей после убийства, что автоматически включает её в список подозреваемых. Что интересно, мгновенно осваивается и учит Эрнеста, что сказать полиции: он разговаривал по телефону, а Мэдлин тем временем упала с лестницы.
  • Злу не постичь Добра — в конце фильма Мэдлин и Хелен так и не смогли понять, почему Эрнест отказался от бессмертия и даже высмеяли священника на его похоронах, когда тот сказал, что покойный достиг истинного бессмертия, оставшись в памяти людей и своих детей как хороший человек и заботливый отец.
  • Камео — Сидни Поллак в эпизодической роли доктора, осматривающего Мэдлин.
  • Красота остается незапятнанной — полная аверсия: по ходу фильма внешность Мэдлин и Хелен начинает приходить во все большее и большее соответствие с их отвратительной сутью.
  • Кнопка берсерка — для Эрнеста это слово «импотент», а для Мэдлин — «дешёвка».
  • Мегера со скалкой — Мэдлин для Эрнеста. С фитильком, так как скалкой она его не колотит. Но это ей и не нужно, так как благодаря своему острому язычку она способна сделать намного больнее, чем при помощи физического воздействия.
  • Не в ладах с анатомией — несмотря на огромную дыру в животе, подразумевающую отсутствие целого отдела позвоночника, Хелен ходит как ни в чем не бывало.
  • Не такие уж разные — Мэдлин и Хелен стоят друг друга.
  • Несовместимая с жизнью глупость — серьезно, Мэдлин, оскорблять своего мужа, когда ты балансируешь на краю лестницы? Такое ощущение, что мозги после приёма зелья бессмертия перетекли в грудь.
  • Неловкое прозвище — Мэд у Мэдлин (Mad, то есть «Безумная») и Хел у Хелен (Hell, то бишь «Ад»). Надо ли говорить, что подобными «уменьшительно-ласкательными» кличками эти сучки обмениваются с самым невинным видом, играя «на публику» подруг, хотя терпеть друг друга не могут (вначале тайно, а потом уже и открыто).
  • Откровение у холодильника — как показывает уже самый финал картины, Эрнест, после произошедшей с ним жути, пересмотрел свои взгляды на жизнь, стал гораздо более приятным парнем, искренне полюбил и женился, а также оставил после себя кучу детишек, как своих, так и приемных, и прославился как исследователь, врач и ученый. И умер, когда ему было уже почти девяносто. Очень неплохо для мужчины под пятьдесят, который до этого страдал проблемами с алкоголем и, скорее всего, другими возрастными болячками. Однако, если вспомнить, что ему-таки досталась капля эликсира, введенная ему для «демонстрации», такая продуктивность и живучесть уже не смотрятся удивительно. Капля эликсира не может дать бессмертия, но все равно её эффект должен быть очень значителен.
  • Отсылка — куча их! Живой Элвис Пресли и Джим Моррисон, фраза «Она жива», отсылающая к фильму «Чудовище Франкенштейна», дата принятия зелья бессмертия Хелен — 26 октября 1985 года — в которую в другом фильме Земекиса тоже произошло экстраординарное событие…
  • Правда Кассандры — никто не верит постаревшему Эрнесту, который пытается всем рассказать о «голливудских живых мертвецах». Все воспринимают это как аллегорию духовной бедности и морального уродства работников «фабрики грёз». И в принципе, они не так уж и неправы — ведь нам весь фильм весьма наглядно демонстрировали два кристально чистых образца подобного. Но Эрнест в данном случае говорил отнюдь не метафорически…
  • Ружье Чехова — буквально: оружейный шкаф в доме Эрнеста и Мэдлин. Мы видим его несколько раз по ходу фильма, а потом Мэдлин достает дробовик из него и использует, чтобы пробить дыру в Хелен.
  • Сотряс — не простатит, за часок пролетит — Эрнеста по ходу фильма несколько раз бьют вазами по голове и один раз вырубают до бессознательного состояния. Никаких особо неприятных последствий для его организма после этого замечено не было.
  • Супружеская измена — с небольшим фитильком: Эрнест предал свою без пяти минут жену Хелен[2], уйдя от неё к Мэдлин. А вот в случае с Мэдлин играется прямо: она вовсю изменяет Эрнесту с более молодым и красивым любовником (которого, впрочем, интересуют только её деньги).
  • Убил дедушку лопатой — Мэд и Хел пытаются провернуть этот троп друг с другом, но так как они к тому моменту уже и так мертвы, это ожидаемо не срабатывает.
  • Характерный тик — Хелен имеет привычку выкручивать (как бы «выжимать») носовой платок, когда нервничает.
  • Что стало с мышонком? — Роза, личная горничная Мэдлин, исчезает без объяснения причин после первых же сцен фильма.
  • Шкала идеализма против цинизма — самый циничный фильм Роберта Земекиса.
  • Шоу внутри шоу — мюзикл «Певчая Птичка», в котором в начале фильма участвует Мэдлин — это адаптированная для фильма пьеса Теннесси Уильямса «Сладкоголосая птица юности».

Примечания[править]

  1. На самом деле, не так уж она его и любит — с большой долей вероятности, девушка вскоре бы развелась с Эрнестом сама, просто её до безумия задело то, что заклятая подруга в очередной раз увела у неё жениха. А бедняга оказался меж двух огней в роли переходящего приза, у которого никто не спрашивает согласия.
  2. Она тоже хороша — в качестве контрольного теста свести своего будущего мужа с законченной сердцеедкой, у которой любимое хобби — отбивать мужчин у своих подруг. Да что вообще может пойти не так?