Имитатор

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск
Имитатор
Copycat poster.jpg
Общая информация
ЖанрДетектив
Триллер
Страна производстваСША
КиностудияWarner Bros.
РежиссёрДжон Эймиэл
Автор сценарияЭнн Бидермен
Когда вышел1995
Продолжительность123 минуты
В главных ролях:
Сигурни УиверХелен Хадсон
Холли ХантерЭм Джей Монахан
Дермот МалруниРубен Гётц
Гарри Конник-младшийДэррил Ли Калэм
Уильям МакнамараПитер Фоули

«Имитатор» (Copycat) — психологический триллер 1995 года о маньяке-убийце, в своих преступлениях имитирующем убийства, совершённые другими знаменитыми психопатами. Противостоит злодею эксперт-психолог, которая сама едва не стала жертвой подобного преступления и теперь страдает от психического расстройства. Лично Сигурни Уивер вспоминает этот фильм, как одну из лучших своих ролей, если не лучшую — её персонаж одновременно сильный и слабый, и играть эту роль было сложно и интересно.

Любители жанра весьма котируют этот фильм, но в те годы он, будучи детективным триллером, «утонул» на фоне вернувшихся в моду слэшеров, хоть и был тепло принят зрителями и критиками. «Имитатор» выгодно отличается тем, что в кои-то веки маньяки показаны вполне реалистично. Они не обладают распутинской живучестью, способностью к телепортации или «силой не по телосложению», они не могут похвастаться гениальностью, обаянием или остроумием, да они даже стильных масок не носят — но всё равно пугают зрителя до чёртиков (особенно хорошо получился персонаж Гарри Конника). Если вдуматься, то это как раз куда страшнее — осознавать, что таким психом может оказаться не какой-нибудь вылезший из озера инфернальный Джейсон, а твой же приветливый сосед или коллега, с которым вы пьёте кофе каждое утро.

Сюжет[править]

То демон вселится, то инопланетный паразит заведётся, теперь этот маньячина прицепился, да что ж такое-то!

Фильм начинается с фрагмента лекции полевого эксперта доктора Хелен Хадсон по криминальной психологии. После выступления героиню подстерегает в уборной сбежавший из-под стражи серийный убийца Дэррил Ли Коллэм, дело которого она вела ранее. Он подвешивает её к потолку в петле так, что героиня вынуждена балансировать на цыпочках на сиденье унитаза, убивает подоспевшего было на помощь полицейского, после чего собирается сделать с ней какие-то ужасные маньяческие вещи. К счастью, в последние секунды пролога мы видим, как к роковому сортиру бежит второй полицейский, услышавший выстрел.

Злодей схвачен и отправлен за решётку, героиня спасена… Однако, пережитого ей хватило: спустя 13 месяцев после событий пролога, Хелен никак не может оправиться от психической травмы и страдает тяжёлой агорафобией[1], в результате чего не выходит из дома, злоупотребляет спиртным и общается в основном только со своим другом Энди, наведывающимся в качестве сиделки.

Тем временем в городе начинаются новые убийства, расследованием которых занимается, в числе прочих, сотрудница убойного отдела инспектор[2] Эм-Джей Монахан. Доктор Хадсон, несмотря на болезнь, продолжает следить за новостями, замечает в убийствах закономерность, связывается с полицией, и её подключают к расследованию. Ситуацию осложняет то, что героиня не может выйти из дома (ей становится плохо даже при попытке выглянуть в коридор), так что Монахан вместе со своим напарником Рубеном Гётцем приходится наведываться к ней для обсуждений. Хелен обращает внимание на то, что убийства до мельчайших деталей напоминают действия другого маньяка, давно уже сгнившего в тюрьме «Бостонского душителя».

По ходу расследования душегуб начинает резко менять modus operandi, то бишь, «почерк», чего за маньяками обычно не водится — после подражаний де Сальво начинаются совсем не похожие убийства в стиле других «знаменитостей» — то «Душителей с холмов»[3], то «Сына Сэма». Мало того, он откуда-то узнаёт, что она занимается его делом, и начинает играть в маньяческие игры, то присылая на электронную почту намёки по поводу следующего убийства, то вовсе проникая в дом и оставляя всякие вещи с угрожающим намёком.

После того, как злодей подбрасывает Хелен в дом книгу Коллэма с автографом для неё, героине приходится даже побеседовать по видеосвязи с самим едва не погубившим её злодеем, ныне находящимся за решёткой, и тот охотно рассказывает, что убийца — его фанат и «друг по переписке», ещё более чокнутый, чем он сам. И даже за кое-какую услугу рассказывает, где можно этого фаната найти. Однако, в полицейском участке случается непредвиденное происшествие, в результате которого погибает Рубен, и из-за этого поймать маньяка не удаётся. Тем же вечером жертвой одного из убийств становится Энди, верный друг Хелен — маньяк нападает на него в гей-клубе, подражая в этот раз Джеффри Дамеру.

Хелен понимает, что убийца подражает тем или иным маньякам именно в том порядке, в каком она перечисляла их в ходе той роковой лекции. Она предполагает, что у маньяка такой же специфический автомобиль, как у следующего по списку, Теда Банди, и оказывается права. Таких машин не столь много и, показав их фотографии бармену из клуба, злодея удаётся наконец-то вычислить, им оказывается непримечательный лаборант Питер Фоули. Полиция отправляется на его захват, но он успевает улизнуть и… похищает саму Хелен. Монахан, приехав к ней домой, находит послание от убийцы и понимает, где нужно их искать.

Очнувшись, Хелен обнаруживает себя в той же уборной и в том же висячем положении, что и в начале фильма: жаждущий славы маньяк под конец решил не только сымитировать преступление Коллэма, но и довести его до конца. Доблестная Монахан спешит на помощь — прямиком в подстроенную хитрым злодеем ловушку…

Хэппи-энд достанется героиням нелегко.

Персонажи[править]

Доктор Хадсон демонстрирует весёлые картинки. Эм-Джей и Рубен с интересом внимают[4].
  • Хелен Хадсон. Уже не юная[5] специалистка по криминальной психологии и психологическому профилированию, двадцать лет проработавшая над изучением маньяков. При этом после встречи с одним из них сама нуждается в психологической реабилитации — она-то, как специалист, понимает, что с ней происходит, но полностью побороть болячку не может. Так и хиккует в отставке, заглушая воспоминания вискарём и питаясь, по словам Энди, «кошачьим кормом и камембером». Агорафобия у неё страшная — это становится понятно ещё когда в одной из ранних сцен она на четвереньках пытается при помощи веника достать газету, оставленную под дверью почтальоном: при попытке посмотреть на внешний мир ей вовсе трудно сохранить равновесие, настолько всё вокруг начинает плыть и шататься. Вообще, когда её не мучает очередной приступ фобии или паническая атака, Хелен вполне жизнерадостна. Слушает музыку, общается с другими хикками по электронной почте, любезничает с единственным другом, раскладывает пасьянсы да играет по интернету в шахматы (однажды сыграла, как оказалось, с маньяком). Немного козлит, может нагрубить или съязвить, но склонна улыбаться даже когда ей плохо (впрочем, смех у неё немного нервный). Специалист же она отличный — по фотографиям с места преступления может рассказать о преступнике много чего интересного. Да и вообще не лыком шита — хотя бы пытается за себя постоять, если не захвачена врасплох.
  • Инспектор Эм-Джей Монахан[6]. Весьма позитивная и жизнерадостная девушка, и дело своё знает, так что умеет быть довольно настойчивой — в первую личную встречу довела Хадсон до припадка, но всё же сыграла на профессиональном интересе и заставила взять дело. Отличный стрелок, при этом предпочитает стрелять так, чтобы не убить преступника: в плечо с целью повредить нерв — преступник жив, но оружие он в этой руке уже не удержит (впрочем, в дальнейшем привычка так стрелять её разок подвела). А ещё может как следует врезать — маньяку в кульминационной сцене удалось с нею совладать, лишь подстрелив. С Хадсон за время расследования Монахан понемногу сдружилась, особенно когда у обеих погибли друзья. В ранних версиях сценария, кстати, Эм-Джей предполагалось сделать мужчиной и устроить между ними с Хелен романтические отношения.
  • Инспектор Рубен Гетц, напарник Эм-Джей, просто друг, хотя в неё явно влюблён, да и с её стороны заметна симпатия. Вполне себе крутой полицейский, хотя молод (лет на пять младше, чем Эм-Джей) и горяч, склонен высаживать в мишень всю обойму, за что героиня его укоряет. А ещё он носит дурацкие галстуки.
Коллэм (вверху) и Фоули. Маньяки — они разные бывают…
  • Питер Фоули, маньяк-имитатор, жаждущий славы и причисления к кровавому созвездию знаменитых душегубов. Выглядит безобидно — вряд ли в этом симпатичном и вежливом очкарике-лаборанте кто-либо мог бы заподозрить кровожадного убийцу. С приготовленными к препарированию жертвами тоже обычно разговаривает ласково и улыбчиво. Женат, причём жена его тяжело больна и, видимо, не встаёт с постели, поэтому даже не знает, что прямо в их подвале муженёк, весело насвистывая, расправляется с жертвами (ему явно нечего бояться, что она туда заглянет — у него в этом подвале обустроено типичное маньяческое логово с фотографиями трупов и газетными вырезками на стенах). Работает он, похоже, в клинике искусственного оплодотворения, откуда и ворует сперму для инсценировки преступлений, поразумевающих изнасилование — не свой же материал на месте преступления оставлять (кстати, вместо украденной спермы он подбрасывает пробирки со своей, так что кого-то могут этим ещё и оплодотворить). Ко всему прочему, Фоули хакер — вряд ли он посвящал в свои делишки стороннего специалиста, чтобы взломать почту Хелен или прикрепить к видеофайлу вирус.
  • Дэррил Ли Коллэм. Ещё один маньяк, идейный вдохновитель предыдущего. Большую часть фильма сидит в тюрьме (вскользь упомянуто, что стараниями Хелен он приговорён к смертной казни). О преступлениях Коллэма известно не так и много: судили его за всего два убийства, хотя сам он упоминает, что маньячил целых шесть лет[7]. То ещё чудовище: упомянуто, что он сжигал женщин живьём, а главной героине, пытаясь закосить под шизофреника, рассказывал офигительные истории о том, что ему так велела Жанна д’Арк[8]. Хотя саму героиню он явно собирался зарезать, да и книга, которую он написал в тюрьме, называется «Моя жизнь с ножом». Что касается внешности, то Коллэм, с его-то физиономией деревенского простофили, возможно, мог бы выглядеть невинно, но за время фильма делать этого как-то не пытался и постоянно вёл себя по-маньяцки. Хотя с Хелен также общался в духе псевдомилого злодея. В тюрьме пристрастился к чтению Библии, которую как-то своеобразно понимает, особенно фразу про отмщение и воздаяние из Второзакония 32:35 (в переводе цитату немного смазали). В последней сцене фильма воодушевляет на «подвиги» нового «друга по переписке».
  • Энди. Единственный друг Хелен, выполняющий при ней функции сиделки и домработника. Добрейшей души человек, спокойный, приветливый и жизнерадостный, всегда готов поддержать и развеселить подругу. О Хелен заботится, как родной брат, отношния между ними весьма милые, но не более чем дружеские (дело в том, что Энди — совсем голубой).
  • Лейтенант Николетти (или просто Никко), бывший бойфренд Эм-Джей, ныне они просто приятели. До сих пор её любит, ревнует и всё на что-то надеется, так что по понятным причинам терпеть не может Рубена, и это взаимно — однажды они чуть не перешли от обмена колкостями к драке прямо над трупом очередной жертвы на месте убийства. Рубен его ещё и подначивает обстоятельствами расставания с Эм-Джей — напомни, мол, из-за чего она тебя бросила (зрителям так и не объяснили, из-за чего же). А в итоге Никко после гибели Рубена рыдал и сожалел, что когда-то желал ему зла.
  • А ещё запомнился глава отдела, лейтенант Томас Куинн. Крутой усач и курильщик, вполне неплохой начальник, хотя временами слишком осторожничает — вплоть до того, что лично конфисковывает улики тайком от детективов, боясь, что кто-то из копов брякнет журналистам, и те начнут трубить в газетах о маньяке. Вспоминает, что когда-то занимался расследованием «творчества» Зодиака, а также Пэтти Херст.

Что здесь есть[править]

  • Бонус для пересматривающих. Как выглядит маньяк, зрителям показали к середине фильма. Однако, если пересматривать фильм с начала, уже зная Фоули в лицо, поражаешься — он постоянно маньячит маячит тут и там в толпе. Начиная с лекции Хадсон в самом начале — он один из присутствующих зрителей, которых она попросила встать, если они подходят под перечисляемые ею критерии среднестатистического маньяка.
  • Бонус для современников / Датировка по электронике. 1995 год, 30-секундный файл .avi слишком большой, чтобы копы могли его скопировать с компьютера Хелен (поднимите руку, кто застал эпоху дискет), но она говорит, что ничего страшного, ведь у неё есть стример. Вот с чем (вернее с кем) это слово ассоциируется сейчас? А ведь стримеры, устройства для записи цифровой информации на ленту, используются по сей день, ну а тогда были весьма в ходу. К тому же, в наши дни довольно интересно посмотреть на тогдашний Интернет, например.
  • Вторжение в дом. Фоули несколько раз тайком пробирался в дом Хелен Хадсон, оставляя угрожающие намёки, и это при том, что она постоянно находилась дома. В первый раз выложил из шкафа на кровать то самое красное платье, в котором она читала лекцию, — впрочем, Хелен списала всё на собственную рассеянность. В другой раз он вовсе подбросил ей в постель книжку своего кумира Коллэма с чьим-то пальцем вместо закладки.
  • Гад-кукловод. В некоторой степени таковым выступает Коллэм — вся авантюра с имитатором принесла ему кроме глубокого морального удовлетворения ещё и подарок от главной героини.
  • Гиллигановский монтаж. Решив, что Хадсон ненадёжна (особенно когда выпьет), глава расследования старший инспектор Куинн запрещает Монахан обсуждать с ней это дело. «Понятно, сэр», — отвечает Монахан. Тут же сцена сменяется, и в следующем кадре Хадсон и Монахан уже изучают оставленное маньяком послание.
  • Голову с плеч. Тело Энди обнаружили без головы — маньяк отпилил её, поскольку в тот раз имитировал преступления Джеффри Дамера, который был тот ещё головорез в прямом смысле слова. Хотя, кстати, настоящий Дамер трупы выбрасывал далеко не сразу (с ними он долго ещё развлекался) и, к тому же, расчленял полностью.
  • Жертвенный агнец / Жертвенный лев. Обе героини ближе к концу фильма теряют своих лучших друзей: храбрый коп Рубен глупо погибает от рук психованного преступника, а добродушного весельчака Энди убивает маньяк. Не то чтоб до этого фильм напоминал семейную комедию, но после смерти этих персонажей уровень ангста заметно повышается.
  • Закадровое гуро. Самого процесса совершения убийств-имитаций не показывают, только результаты. Собственно, единственные убийства в кадре — смерть полицейского в начале; Рубена; другого полицейского (когда маньяк захватывает Хелен в её доме); ну и самого маньяка в финальной сцене. Но как погибают жертвы маньяка, не показали, и хорошо.
  • Заставили смотреть. Коллэм убивает полицейского на глазах у полувисящей Хадсон, ещё и «советуется» с ней, зарезать ли его или пристрелить (ответить она явно не в состоянии), и в итоге делает то и другое. Впоследствии Фоули тоже хотел буквально таким же образом добить на глазах у жертвы Монахан, да не получилось.
  • Издалека сойдёт. В очередной раз пробравшись в дом Хелен, Фоули оставляет в её кровати книгу с мемуарами Коллэма (и отрезанным пальцем). В следующей сцене книгу рассматривает эксперт, заявляя, что на помеченных страницах Коллэм рассказывает о том, как напал на доктора Хадсон. Естественно, зрители заинтересовались, что же он там пишет, ухитрились рассмотреть текст, и кто-то дотошный опознал по фрагменту роман «Чужое лицо» Дэвида Моррелла (это тот писатель, который придумал Рэмбо, если кто не знал).
  • Импровизированное оружие / Целую, Тоска. В кульминации Хелен Хадсон, наконец переместившись из подвешенного положения на пол, в отчаянной борьбе с маньяком очень удачно нащупала сначала кусок зеркала, который всадила ему в ногу, а потом ещё и какой-то аэрозоль, позволивший его временно ослепить. Жаль, до заготовленного душегубом скальпеля не дотянулась. Кстати, скальпель, хоть его, возможно, планировали использовать в качестве орудия убийства, в первую очередь медицинский инструмент и для использования в качестве боевого ножа очень неудобен.
  • Королева бреется. Сильно на минималках‎, но всё же: Коллэм, засевший в засаде в кабинке женского туалета, замаскировал свои ноги, которые кто-то мог увидеть в просвет под дверью. Хватило надеть женские туфли и закатить брюки повыше, ну и ноги побрить. Сработало: полицейский решил, что в кабинке женщина, извинился и ушёл.
  • Красный — для героя опасный. Именно в красное платье одета Хелен Хадсон в ходе лекции и первого покушения. В это же платье Фоули переодел её, чтобы воссоздать (и закончить) покушение Коллэма.
Какой вкусный ножик!
  • Лизать нож. Так делает Коллэм в начале фильма, предвкушая, как сейчас будет препарировать героиню. Пугающий, отвратительный и запоминающийся момент.
  • Мантра выживания. Когда Хадсон нужно успокоиться после очередного ночного кошмара или побороть приступ агорафобии, она вспоминает вслух имена президентов США по порядку (иногда, правда, путает то порядок, то имена).
  • Милый дурачок. Копы явно так воспринимают некого Харви, который, начитавшись новостей о преступлениях, раз за разом является в участок и со слезами на глазах кается в том, что это сделал именно он. Его уже все тут знают и здороваются, мол, привет, Харви. А Николетти, с трудом удерживая серьёзную мину, выслушивает, как Харви 87 раз ударил ножом жертву (которую в реальности попросту задушили), после чего говорит, мол, иди-ка ты нахрен отсюда, а то опять в угол поставлю. Похоже, это даже не бомж, желающий комфортно перезимовать в «обезьяннике», а просто псих, напрочь поехавший, но безобидный.
  • Мочить в сортире. С Хадсон это попытались провернуть дважды за фильм, с Монахан — один раз. Героини выжили, а вот безымянному копу в начале фильма повезло меньше (копа же в конце фильма имитатор привёз в сортир уже мёртвого).
  • Музыка успокаивает. У Хадсон дома часто звучит то каватина Фигаро, то «Реквием» Форе, то «Vissi d’arte» из «Тоски». Видимо, это связано с тем, что успокаиваться ей требуется часто, а не только с тем, что она любит такую музыку.
  • Надмозги. Хочется сказать пару слов по поводу официальной русскоязычной локализации фильма. К озвучке претензий нет, а вот перевод средний. Несколько раз переводчики забыли вникнуть в контекст и поставили смысл с ног на голову.
    • Увидев поздно вечером дремлющую на рабочем месте Эм-Джей, Никко в переводе спрашивает: «Кошмары снятся?», на что она невпопад отвечает: «Расследование всегда требует огромных сил». В оригинале его вопрос звучит, как «Burning the midnight oil?», и эта идиома означает попросту «Работаешь сверхурочно?».
    • Вычитав в послании маньяка фразу «сначала преврати своё сердце в камень», Хелен в переводе делает глубокомысленный вывод, что он собирается начать с расчленения. Да нет же, «dissociation» означает, внезапно, «диссоциация», и это только подтверждается тем, как героиня продолжает излагать мысль.
  • Нарушить приказ. Как говорилось выше, лейтенант Куин слишком осторожен. Поэтому Эм-Джей время от времени втихаря нарушает его приказы (например, как было сказано выше в пункте про гиллигановский монтаж). В последний раз даже внаглую: «передайте ему… я извиняюсь, но я нарушила приказ». В оригинале смачнее: «I’m sorry I blew it» — «мне жаль, но я на него начхала» (в смысле на приказ, а не на шефа).
  • Не в ладах с историей. Можно предположить, что в мире, где происходит действие фильма, что-то пошло не так, как в нашем.
    • Судя по базе данных доктора Хадсон, в её мире известно ещё одно убийство, совершённое «Сыном Сэма». В нашем же мире никакой жертвы по имени Дженис Фолкнер не было, и 25 апреля 1977 Берковиц никого не убивал. Показанное в фильме убийство ни на что из его преступлений не похоже — он нападал на пары, а та единственная жертва, которая на момент нападения была одна, шла пешком, а не находилась в машине. Песня же, которую Фоули оставил в машине, связана с нападением Берковица на Кристин Фройнд и Джона Дила 30 января 1977.
    • После гибели Энди Хелен говорит, что теперь маньяк будет имитировать какое-то из преступлений Теда Банди. Она обращает внимание на отмеченное в записке число «три» и упоминает случай, когда Банди убил трёх человек в общежитии Хи-Омега. В нашем мире там были убиты двое, ещё две жертвы выжили. Тогда же она говорит, что он пробрался в помещение, притворившись калекой и попросив о помощи. Банди такой уловкой пользовался, но в тот раз просто вошёл через незапертую дверь.
    • Узнав от Коллэма, что при общении с ним её преследователь назвался именем «Петер Кюртен», Хадсон тут же вспоминает, что так звали серийного убийцу, орудовавшего в 1930-х в Германии. Кюртен убивал в 1920-х, а в тридцатые он этого делать не мог по весьма уважительной причине: в нашей вселенной без головы особо не поманьячишь (свидание Кюртена с гильотиной состоялось в 1931). В 1930 он действительно совершил нападение, но та жертва выжила и даже в полицию не заявила.
  • Неправильно держит пистолет. Во время тренировки в тире Монахан «понта ради» стреляет несколько раз «в гангстерском стиле», то бишь держа пистолет боком. Стрелок-то она хороший, может быть даже во что-то так и попадёт, но подобный хват плох не только значительным снижением меткости, но и опасностью повредить руку.
  • Несовместимое с жизнью хамство — Хелен надеялась такое провернуть в кульминационной сцене, понимая, что подмоги ждать неоткуда, а убивать её быстро маньяк не планирует. Поэтому она начала над ним насмехаться, чтобы он психанул и быстро её убил. И послала, и обозвала «унылым второсортным импотентом-подражателем», который даже едва может дотянуться с ножом до её шеи, и рассмеялась в лицо, и в это же лицо плюнула. Ей-то видно, какие у него комплексы, так что маньяк и правда занервничал, но быстро понял, чего она добивается, и просто заклеил ей рот.
  • Никогда не доверяйте трейлеру. По официальному трейлеру можно решить, что имитатором будет именно Коллэм (к тому же, именно его лицо красуется на постере). Однако же, большую часть фильма он сидит в тюрьме и даже непосредственного руководства над своим фанатом не осуществляет.
  • Носить кучу пистолетов. Монахан носит два пистолета. Маньяк в финале отобрал у неё «Зиг-Зауэр», а вот про миниатюрный «Кольт-Мустанг» не знал — к несчастью для себя и к радости для всех остальных.
  • Ошибка Ботвинника. Когда чокнутый китаец в полицейском отделении завладел пистолетом и захватил Рубена в заложники, Эм-Джей с лёгкостью обезоружила преступника своим фирменным выстрелом в плечо. Все с облегчением вздохнули, но радоваться было рано: злыдень подхватил пистолет левой рукой и застрелил Рубена.
  • Пережить самопожертвование. Когда Фоули в кульминации решил убить Монахан на глазах у полуповешенной Хадсон, докторша отвлекла его внимание на себя единственным доступным способом — сделала шаг с унитаза, на котором стояла, и повисла в петле. Конечно, в планы маньяка не входила её быстрая смерть, и он кинулся её освобождать, но она рисковала получить серьёзные, если не смертельные, травмы от петли или при падении. Да и потом убегать во двор, выманивая маньяка за собой, было очень рискованно, с учётом того, что у Хелен на открытой местности значительный дебафф.
  • Правда Кассандры. Хадсон в начале фильма, прочитав об убийствах в газете и увидев в них закономерность, начинает названивать в полицию и, не удосуживаясь представиться, раз за разом твердит о том, что убийца совершает преступления в соответствии с лунным циклом. Полицейские потешаются над «какой-то полоумной тёткой» и шутят про «лунный мотоцикл» (в оригинале чуть тоньше: «moon bike» вместо «lunar cycle» — и то, и другое можно перевести, как «лунный мотик»). В итоге Монахан решает отследить звонок и понимает, что с ними пытается связаться не абы кто, а известный специалист.
  • Проблемы с коммуникацией убивают. Когда задержанный китаец захватывает в заложники Рубена, возникают те ещё проблемы. Преступник говорит только на кантонском диалекте и не понимает ни мандаринского китайского, ни английского. В итоге понять, что он вообще хочет, или как-то его успокоить не получается, и заканчивается этот эпизод трагически. Впрочем, в итоге оказалось, что как минимум фразу «я несовершеннолетний!» чёртов китаец знает.
  • Ружьё Чехова.
    • Вышеупомянутая привычка Эм-Джей стрелять в плечо продемонстрирована ещё в самом начале, во время сцены в полицейском тире, и в середине фильма этот приём её трагически подвёл. Но и тот печальный случай тоже стал «ружьём»: в финале умудрённая горьким опытом героиня подобным образом заставляет маньяка выронить нож, но уже не теряет бдительности, и когда преступник выхватывает здоровой рукой пистолет, она просто превращает злодея в решето, последнюю пулю всадив в голову, чтоб точно не воскрес.
    • В сцене, когда Эм-Джей смотрит видео с суда на Коллэмом, лейтенанта Куина вызывают к телефону: «на второй линии комиссар полиции, насчёт Чайна-тауна». Вскоре из Чайна-тауна привезут задержанных, в том числе одного психованного китайца…
    • Перед штурмом дома Фоули показано, как Эм-Джей надевает бронежилет. Это-то её и спасло — да, жилет сработал не по-голливудски неуязвимо, и героиня получила ранение, а от заброневой травмы вовсе потеряла сознание, но зато осталась в живых. Также продемонстрировано, что она носит запасной пистолет, которому суждено сослужить хозяйке верную службу в финале.
    • Маньяка удаётся вычислить, поскольку он ездит на золотистом Фольксвагене, как один из его кумиров Тед Банди. Ещё задолго до того внимательный зритель может увидеть этот автомобиль в зеркале заднего вида жертвы во время сцены на автозаправке.
    • Если запомнить перечисленный героиней в начале список маньяков, можно и до неё догадаться, что злодей имитирует убийства именно в этом порядке. И если знать, что упомянутый в списке Дамер убивал геев, то несложно провести некоторые параллели и заранее понять, что Энди грозит серьёзная опасность.
  • Спрятано на виду. В кульминации Фоули притворился убитым полицейским и напал на Эм-Джей со спины, пока она обыскивала кабинки. Связанная и заткнутая Хелен показала головой, в какой стороне он спрятался, но где именно, она из своей кабинки не видела.
  • Стрелять через заложника. Монахан продемонстрировала подобное умение ещё в первой сцене с её участием, хотя как преступник, так и заложник представляли собой всего лишь бумажную мишень в тире. Тот же трюк она удачно провернула и в вышеупомянутой ситуации с китацем, но расслабилась слишком рано.
  • Сумасшедший фанат. У Хелен целый фанклуб из… маньяков. «Я их звезда [в оригинале сказано „pinup girl“, „красотка с плаката“]. Они все меня знают. Собирают библиотеку. Коллекционируют газетные вырезки. Я их чёртова муза». Естественно, быть музой маньяка с его своеобразными проявлениями любви — удовольствие сомнительное.
  • Угрожающие отражающие очки. Обычные очки Фоули угрожающе отражают монитор в сценах, где он рассматривает ту или иную видеозапись, выбирая новую жертву. Его лицо показывают не полностью, а отражение в очках снижает узнаваемость глаз, так что когда его показывают в нормальном виде, трудно понять, что это и есть тот самый маньяк, которого мы видели в тех сценах (а на постере вовсе не его лицо, а Коллэма).
  • Форсированный метод Станиславского. Исполнителя роли Фоули, Уильяма Макнамару, не предупредили о том, что главгероиня не только будет троллить его персонажа словесно, но ещё и плюнет в лицо. А вжившаяся в роль Уивер уж плюнула так плюнула, от души, так что гамма сменяющих друг друга чувств на лице душегуба получилась непередаваемая.
  • Шрамы от цензуры. В итоге соглашаясь на уговоры копов не отключаться от интернета (чтобы маньяка можно было попытаться выследить, если он снова начнёт взламывать её почту), Хелен угрюмо бормочет «Хайль Гитлер». По понятным причинам при прокате в Германии эту фразу заменили на «Да, босс».
    • А в канадском городе Абботсфорде как раз в это время и без того орудовал маньяк, так что фильм побоялись брать в прокат, чтобы не пугать публику и не провоцировать злодея (поймали его только в следующем году).
  • Убийства в театральном стиле. Маньяки как правило, они не меняют modus operandi. Хелен говорит о них: «Эти люди как роботы. Убийство для них — ритуал. Метод — часть получения удовольствия». Так вот, для Фоули ритуал заключается в точном воспроизведении преступлений знаменитых маньяков, и удовольствие он получает именно от этого. Ещё до того, как стало ясно, что именно он делает, Монахан отметила, что место обнаружения очередного трупа выглядит неестественно, как представление, будто жертву выставили напоказ.
  • Это зеркало. Обыскивая дом похищенной маньяком Хелен, Эм-Джей оборачивается с пистолетом наперевес на резкий звук и пугается было, увидев фигуру, целящуюся в неё из пистолета. Оказывается, это почти что её отражение: телевизор транслирует изображение с направленной прямо перед ним видеокамеры, и именно на звук его включения героиня и обернулась.
  • Это не просто мельница! Читая лекцию в начале фильма, героиня вдруг видит в зале маньяка, которого она некоторое время назад помогла посадить, и он ей показывает такой же жест, как и тогда в зале суда — мол, «кранты тебе». Хелен знает, что он сидит в тюрьме, и списывает это на воображение. Ан нет, это действительно он — сбежал, подлец.
  • Это личное. В общем-то Хелен и до того расследовала дело имитатора не менее ревностно, но после гибели Энди в её эмоциях начала проступать холодная ярость.

Примечания[править]

  1. Боязнь открытого пространства.
  2. Конкретно в полиции Сан-Франциско «inspector» — это младшее звание для следователя, в других штатах оно называется «detective».
  3. «Хиллсайдские душители» — это прижившийся в русскоязычных публикациях надмозг. Кто-то когда-то принял слово «hillside» («склон холма») за название местности.
  4. Кадры взяты из разных сцен, но неплохо иллюстрируют профдеформацию героев: они часто не в меру веселы даже при виде трупов. Защитная реакция, на такой работе можно и кукухой поехать, если не набраться цинизма.
  5. Если не указано иное, можно считать, что персонажу столько лет, сколько на тот момент актёру, а Сигурни тогда было 46.
  6. Американская привычка сокращать двойные имена до инициалов, это «MJ» может означать что-нибудь типа «Мэри Джейн», например. Полного имени героини мы так и не узнаем — её называют или по фамилии, или этим прозвищем из инициалов.
  7. Возможно, имеются в виду лишь доказанные эпизоды — нередко серийщики таким образом оттягивают свою казнь, «по чайной ложке» выдавая следствию подробности своих кровавых похождений.
  8. Хелен мгновенно его разоблачила, спросив, в какое ухо голоса ему это говорили. Маньяк не знал, что страдающие слуховыми галлюцинацями слышат обеими ушами, и сказал, что левым.