Code Vein

Материал из Posmotre.li
Перейти к: навигация, поиск

Code Vein — разработанная и выпущенная Namco Bandai Inc. (студия Shift фактически является подразделением Namco) в 2019 году action-RPG с видом от третьего лица, выполненная в аниме-стилистике. Мир Code Vein — это пост-апокалиптическая анти-утопия, в которой одна за другой произошли несколько катастроф, до неузнаваемости изменивших планету и практически уничтоживших цивилизацию, на обломках которой, в грусти и отчаянии, пытаются выжить те, кого еще не перемолол этот мир.


Об игре[править]

Механика и особенности[править]

В геймплейном плане игра является Souls-like RPG, т. е. со многими ее механиками, включая боевую систему, будут знакомы те, кто играл хотя бы в одну из игр From Software — Dark Souls, Demon Souls, Bloodborne, etc. Это и немудрено, ведь именно Нямка выпускала игры Фромов, и поработала с ними достаточно, чтобы узнать вдоль и поперек. Но, в то же время, есть у игры и серьезные отличия, обусловленные тем, что делала игру та команда, флагманским проектом которой является серия God Eater. Во-первых, как уже было сказано, Code Vein выполнена в стилистике 3D-аниме, и в ней присутствуют все элементы, присущие как большинству аниме в целом, так и God Eater’у в частности. Тотальный оверсайз и нереалистично-пафосный дизайн оружий, при том, что каким-нибудь дрыном размером с автомобиль запросто может владеть миниатюрная девочка… с сиськами пятого+ размера. Местная магия прямо-таки сыпет спецэффектами. Вместо уныло-практичной рыцарской брони — яркие наряды, зачастую едва прикрывающие тело. Вообще буйство цветов и форм — особенно в прическах; разноцветные в разных стилистиках нарисованные глаза. Во-вторых, игра заметно проще любой Фромовской. Она все еще остается в достаточной степени сложной на сравнении с другими играми в целом, но хардкорным любителям соулс-лайков она не даст совершенно никакого вызова. Отчасти, это заслуга того, что с игроком почти всегда будет таскаться напарник-NPC, а при игре по сети к нему может прибавиться и живой тиммейт. И реализация напарников — это именно постоянные напарники, а не временно призванные или вторгшиеся духи, члены ковенантов, которые, по большому счету, как пришли — так и уйдут. В-третьих, помимо лора (до которого традиционно надо докапываться, хотя и «копать» тут надо значительно менее глубоко), в игре присутствует и полноценный, хорошо прописанный сюжет, и также хорошо прописанные персонажи, каждый со своим характером, предысторией и аркой. Все это также очень напоминает God Eater, хотя и окрашено в куда менее радостные тона.

В игре много новой терминологии. При этом, что лишь часть терминов означает нечто новое; многие понятия дублируют то, что уже было в играх Фромов.

  • Ревенант (Revenant) — местная нежить. Трупы людей, возвращенные к жизни Паразитом БОР[1] (BOR-Parasyte, от Biological Organ Regenerative, Биологическая Регенерация Органов); или просто люди, подсадившие себе паразита. Паразит намертво крепится к сердцу, впрыскивает в кровь активирующие вещества, которые способны оживить даже мертвый мозг, но взамен требует подпитку человеческой кровью. Поэтому ревенанты в данном сеттинге — можно сказать, вампиры. Есть человеческую еду они могут, но она их, в отличие от крови, не насыщает. Убить ревенанта можно только повредив сердце; во всех остальных случаях он, рано или поздно, регенерирует — правда, потеряв часть памяти.
  • Потерянные (Lost) — Ревенанты, не справившиеся с жаждой крови или отравленные миазмами, сошедшие с ума и превратившиеся в монстров.
  • Код Крови (Blood Code) — местные «классы». Вот тут разница как раз значительна, как по сравнению с классическими RPG, так и по сравнению с соулс-лайками. Дело в том, что кровавые коды — не пресеты персонажа, из которых можно развиваться как угодно (что было в Dark Souls), и не жестко закрепленный набор того, что персонаж умеет и чего не умеет (как в классике). ГГ может накапливать коды, и менять их прямо в процессе игры, даже не подходя к «костру». При повышении уровня не происходит распределение характеристик игроком вручную, вы просто переходите с 1 уровня на 2, со 2 на 3, и так далее; при этом прокачиваются все Коды Крови, каждый из которых обеспечивает игрока набором характеристик[2] и скиллов.
  • Дымка (Haze) — местные души. Все как всегда — это одновременно экспа для повышения уровня, валюта для торговли и оплаты улучшения оружия. Если персонаж умер, дымка остается на мести смерти, до нее можно дойти и подобрать; если снова помрешь не дойдя — исчезнет без возможности возврата.
  • Дары (Gifts) — активные умения и пассивные перки. Каждый Код Крови дает набор скиллов и перков, из которых, поначалу, открыто 1-2, а всего их может быть за 10 штук. У каждого дара есть 2 степени открытия: первая просто позволяет использовать Дар, выбрав Код, к которому он «прикреплен»; на второй степени Дар можно использовать даже с тем Кодом, которому он не принадлежит. Но с оговорками: серьезные «магические» умения, даже открытые на 2 уровне, скорее всего, не сработают с каким-нибудь «танковым» Кодом — просто потому, что он не предоставляет достаточно маны и атрибутов (право слово, где вы видали танка с максимально вкаченым интеллектом?).
  • Фактор Регенерации (Regen Factor) — аналог эстуса. Тут это не фляжка с инородной жидкостью, а собственная способность протагониста. Но для нее, по классике, есть два вида улучшений — «типа осколки» для большего количества использований и «типа прах» для большего разово восстановленного запаса ХП.
  • Ихор (Ichor) — «мана». Это «заряженная» кровь, с помощью которой активируются Дары и некоторые простые усиленные атаки. Сам по себе ихор не восстанавливается и не восполняется флягой Фактором, но его можно легко пополнять, атакуя врагов врукопашную. Также, есть особые атаки (медленно заряжаемая с места, рипост и бэкстаб), которые не только восполняют потраченный ихор, но и увеличивать его общее количество. Так что даже танк, достаточно покоцавший врагов бэкстабами и редко подходящий к кострам (они обнуляют прогресс), может набрать себе под 50 единиц Ихора, как какой-нибудь маг (Дары, за редким исключением, тратят 1-6 единиц).
  • Кровавый росток (Bloodspring) — внезапно появившиеся «растения», на которых растет Кровавые Слезы (Blood Beads) — стеклянные ампулы с жидкостью, практически полностью идентичной человеческой крови.
  • Омела (Mistle). Светящиеся растения, напоминающие что-то среднее между цветками и лианами — служат местными кострами, у которых Ревенанты возрождаются, получают левел-ап и телепортируются.
  • Миазмы (Miasma) — ядовитая взвесь в воздухе, которая увеличивает жажду крови и способствует бешенству у Ревенантов. Благо, от нее спасает респиратор, хотя и его ресурсы не бесконечны, и в некоторых зонах он совершенно бесполезен.
  • Багровый Туман (Gaol of Mists) — стена кровавого тумана вокруг города, которая вызывает адскую боль при приближении, не позволяя ни выйти из города, ни войти в него.
  • Кровавая Вуаль (Blood Veil) — особая одежда или броня для ревенантов. Во-первых, она влияет на их сврехспособности, а во-вторых, именно с помощью нее ревенанты откачивают из врагов ихор: в вуали встроены складные атакующие устройства, предназначенные специально для откачки ихора. Вуали делятся на 4 типа:
    • Тип Огр (Ogre-type). Образует на правом предплечье и кисти шипастую и когтистую «демоническую» лапу, которой и наносится удар с небольшого разбега. В сложенном состоянии обычно выглядит как ассиметричная накидка или короткий плащ, прикрывающий только левую сторону. Более-менее сбалансированный тип вуалей, начальные формы которых самые слабые, но один труднодобываемый вариант и один выдаваемый за предзаказ — безусловно лучшие в игре. Таким, по умолчанию, пользуется протагонист, а также Луи.
    • Тип Жало (Stinger-type). Задними полами или фалдами образует длинный скорпионоподобный хвост с жалом, которым и наносится удар. Самый «дальнобойный» тип. В сложенном состоянии является пальто или пыльником. Обычно, это самые бронированные вуали, но мало влияющие на самого ревенанта. Этим типом пользуется Миа и Джек в воспоминаниях протагониста.
    • Тип Гончая (Hound-type). В сложенном состоянии напоминает пиджак или китель, в рукава которого персонаж не просовывает руки. Эти самые свободно висящие рукава превращаются в волчьи головы на длинных шеях, которыми поочередно или одновременно наносятся укусы. Средняя защита, средние бонусы к статам, но увеличенное накопление ихора. Этим типом пользуются Якумо и Джек.
    • Тип Плющ (Ivy-type). В сложенном виде напоминает накидку с капюшоном а-ля Красная Шапочка или рясу. Части накидки удлинняются, врезаются в пол, после чего вокруг ревенанта или перед ним в ограниченной зоне из-под земли появляется множество клинков. Самый ближний вариант, рассчитанный на поражение окружающих врагов. Дает самую слабую защиту, но сильно влияет на характеристики. Такими вуалями оснащены Ио и Ева.

Оружие, слава богу, никак по-особому не обозвали. Оно в игре делится на несколько типов, некоторые из которых по импакту напоминают Dark Souls, некоторые God Eater, а некоторые — Bloodborne. По бэкграунду, почти все оружие, доступное в игре — это особые образцы, подстроенные под физиологию ревенантов и совместимые с вуалями, благодаря чему они являются проводниками для Даров.

  • Одноручные мечи. Слабые, но быстрые клинки, специализированные под закликивание врагов. Большая часть неплохо вводит врагов в станлок, и даже в одиночку становится реально зарубить многих врагов, выцепляя их по одному и не давая нанести ни одного удара.
  • Двуручные мечи. Ultra-Greatsword’ы как они есть. Гигантизмом страдают чуть в меньшей степени, чем в God Eater, но дрынам из Dark Souls от их вида все еще нервно икается. Большие, дамажные, но медленные. И, что интересно, довольно заметно сокращают дистанцию переката.
  • Алебарды. А также присовокупленные к ним двуручные топоры и копья. Переходный класс, во всем средний между одноручными и двуручными мечами; выгодно отличаются от тех и других разве что радиусом поражения.
  • Двуручные молоты. А вот эти переехали прямиком из GE, и даже самый слабый из них здоровее, чем молот Смоуга. Еще медленнее и сильнее, чем двуручные мечи, еще лучше блокируют удар[3] да вдобавок игнорируют броню на тех мобах, на которых она есть.
  • Байонеты. Длинные, будто из 18 века ружья, с прикрепленными к ним штыками размером с короткий меч. Основной атакой наносят размашистые рубящие и колющие атаки, совмещенные с акробатикой — отпрыжки, вращение винтовкой, рывки вперед и назад. Каждый отдельный удар немного быстрее и заметно слабее чем у одноручного меча; увеличенная по сравнению даже с ним дальность переката — персонаж не просто кувыркается, но еще и прыгает перед этим чуть ли не рыбкой[4]. Вместо мощного удара — выстрел стандартным одиночным прожектайлом, тратящим одну единицу ихора; заряженный мощный удар — спецвыстрелы разного типа: дробь, веер из 5 пуль, дальнобойный «снайперский» снаряд и т. д. Уникальные образцы могут быть даже чем-то вроде смеси реактивного и ранцевого огнемета.
  • Щиты. У мобов есть, а вот вам его не дадут, зачастую нагло блочит весь физический и стихийный урон, сбивать его обычно бесполезно — у мобов вагон выносливости, а раздали их и самым толстым мобам в финальных локациях и даже боссам.

Одновременно можно экипировать два образца. Взять в каждую руку по оружию, перехватить двуручник одной рукой или одноручку двумя, а уж тем более использовать Power-Stance и другие тактические изыски нельзя — за этим пожалуйте в Dark Souls; оружия-трансформеры здесь тоже можно не искать — проходите, на ваш выбор, в Bloodborne или в God Eater. Экипировать не подходящий по характеристикам Кода Крови образец можно, но толку не будет: его урон из-за отрицательного скаллирования упадет до невменяемо малого. Что-нибудь типа «Урон оружия 500; Штраф за низкую характеристику −495; Итоговый урон = 5».

В игре присутствует режим NG+ — также перекочевавший из Темных Душ. Практически все то же самое — пушки-броньки-заклинания сохраняются, некоторые сюжетные штуки (планы локаций для мини-карты, открытые воспоминания и т.д.) тоже, а вот ключи, костры, прогресс по квестам сопартийцев — удаляются, с карт пропадают значки дверей/лестниц/порталов, и вся эта шорткатная радость тоже заново закрывается — изволь проходить локацию по длинному пути. Но есть и одно серьезное (и спорное) отличие от фромовских игр: при каждом переходе на НГ+ предлагаются две опции — усилить врагов или оставить как есть.

  • Усиление работает как и прежде: все мобы жирнеют и набирают урон пропорционально себе старым, условный 100-ый уровень в НГ+ приравнивается по сложности к 1-му в НГ. В общем, по сложности игра будет чувствоваться и проходиться как и в самом начале, разве что до любимой ковырялки не надо будет идти пол-игры.
  • А вот если оставить как есть, то мобы сохранят урон и жизни с первого прохождения, перестав представлять для протагониста хоть какую-то угрозу и выноситься будут с половины вялого пиха. Но и дымки будут давать соответственно — попробуй, сохрани темп прокачки, когда тебе за полную зачистку локации вместе с боссом дают 10К экспы, а для нового уровня нужно под 100К. Демо-версию можно опробовать, банально вернувшись в первую локацию под конец первого прохождения.

Зачем было вводить такой режим — не очень понятно. Игра и сама по себе относительно легкая, дальнейшее облегчение только добивает остатки челенджа и практически останавливает прокачку. Ради сюжетного режима и исследования? Такой понадобится скорее новичкам, не игравшим в соулс-лайки, но они вряд ли будут проходить всю игру на «нормале», чтобы потом оттянуться и исследовать мир на «изи».


Также надо упомянуть левел-дизайн. Он стал одним из очевидных минусов проекта, признанным даже теми, кому игра в целом понравилась. Ошибки были допущены как на уровне отдельных локаций, так и мира в целом.

  • Во-первых, локации игры сделаны намного больше похожими на прямые линейные «кишки», чем в Соуласах. Они дают намного меньше открытых пространств и мест для маневра. А шорткаты в первой половине игры практически отсутствуют (локации более линейны), а во второй половине открываются только сзади и служат для экономии на «кострах»: проходим кружок, открывая 25 % локации, упираемся в развилку на проход вперед и ранее закрытый шорткат к первой Омеле. Идем к Омеле, восстанавливаемся, возвращаемся к развилке и идем вперед. Снова делаем кружок и выходим к первой Омеле (только уже с другой стороны), открыв еще четверть карты. Потом навернем еще разок, открыв уже 75 %, и только при подходе к боссу уткнемся во вторую Омелу. И уж тем более не стоит ждать «арен» из богожора, способных вместить по 10 боссов разом — тут вам пространства выделены строго стандартизированного размера, под одного босса и одного вас с напарником, ни больше, ни меньше, ни где-то кроме как у этих самых боссов.
  • Во-вторых, дизайн мира. Каждая локация уникальна, они практически (за 1.5 исключением) не повторяются, но! Есть серьезное но: локации явно являются либо типичными представителями своего класса, ничем не выделяясь, к примеру, среди остальных «разрушенных городов» или «снежных долин и пещер» — среди игр в целом; либо же являются откровенными кальками с локаций из соулсов. Тут у нас есть и своя «помойка» (даже вход аналогичен) из DS2, скрещенная с болотом «цитадели Фаррона» из DS3 (скажите спасибо, хоть не ядовитое болото!), и своя вечно горящая «железная цитадель» снова из DS2, и свой, простигосподи, «Анор Лондо»[5].
  • В-третьих, внутри одной локации все построено из совершенно одинаковых элементов. Одни и те же улочки, одни и те же части зданий, одни и те же остовы брошенных машин — ориентироваться по памяти, как в играх Фромов, тут совершенно не выйдет.
  • Понимая, что вышло чего-то не то, разработчики снабдили игрока мини-картой, но и тут плюс на минус. С одной стороны, она без дураков удобно показывает пройденный путь: за игроком тянется пунктир из точек — жирных сразу за ним, малюсеньких там, где пробегал полчаса назад. Но с другой стороны, по двухмерной карте тяжело разобраться с тем, на каком ты (уровне по высоте), а при первом прохождении ее еще и закрывает туман войны. Так что в том же «болоте» или «Соборе» ее полезность сводится к тому, чтобы игрок понимал, где он пробегает в первый раз. Становится жалко, что Падший Орден вышел месяцем позже, и Shift не могли подсмотреть карту ну хотя бы там.

Мир[править]

River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

Как уже было сказано, мир Code Vein пережил несколько катастроф. Первой из них стал Великий Коллапс. Одновременно по всей Земле, около каждого крупного города, из земли вылезли странные шипы, прозванные «Шипы правосудия» (Thorns of Judgement). Они разрушили города, создав в земле разломы, тянущиеся на многие километры как вглубь, так и в длину. Так что такое явление, как крыша небоскреба, находящаяся не только в паре километров от его основания, но и значительно ниже какого-нибудь чудом сохранившегося коттеджа — тут это нормально. Во время Великого Коллапса умерла примерно половина населения планеты. Для полного счастья, из разломов попёрли загадочные монстры, убивавшие и разрушавшие все, что попадалось им на глаза. Их прозвали «ужасами» (horrors — в игре покажут только одного, и он один в один похож на какую-то разновидность арагами из God Eater[6]).

Чтобы защитить оставшихся людей, недавно найденные БОР-Паразиты были использованы для оживления солдат, а не как медицинское чудо (именно в этом векторе велось исследование до Коллапса). Результаты были достигнуты: первое поколение ревенантов, обладающее сверхчеловеческими силами, потеснило Ужасов. Но вскоре проявилось «проклятие» жажды крови — в некоторых стрессовых ситуациях, а также при недостатке крови, ревенанты сходили с ума и превращались в Потерянных — мутировавших монстров, многие из которых на людей даже отдалённо не похожи[7]. А что было хуже всего — Потерянные оказались чуть ли не опаснее Ужасов. С одной стороны, они как бы и слабее, но с другой — бессмертны[8]. Следом незаметно подкрался еще один полярный лис: в какой-то момент Потерянных стало так много, что они стали испускать миазмы — ядовитый газ, усиливающий жажду крови и сводящий ревенантов с ума.

Для защиты от первых Потерянных стали набирать еще добровольцев. Одновременно с этим запустили программу «КОРОЛЕВА» (Project QUEEN). Ученые экспериментировали с БОР-Паразитами, пытаясь добиться того, чтобы они давали больше сил, но жрали меньше крови. Одним из опорных столпов проекта стала девушка по имени Круз Сильва: ей подсадили самого совершенного паразита, даровавшего ей богоподобную силу. Из ее крови стали делать особые лекарства для ревенантов, которые использовались как для уже оживленных, так и для все еще лежащих в коме. Те, кого создали с применением новых препаратов, назвали вторым поколением ревенантов. Сама же девушка смогла создать Омелу — растения, которые не только помогали ревенантам, но и очищали вокруг себя воздух, избавляя его от миазмов. Поначалу все шло успешно, но в итоге спаситель человечества стал его самым большим кошмаром. Круз, больше известная как Королева, испытывавшая из-за своего паразита постоянную и все нарастающую боль[9], сдалась и превратилась в бешеного зверя. Вырвавшись на свободу, Королева устроила такой праздник жизни, какой не потянули даже Ужасы и первые Потерянные одновременно. Она не изменилась внешне, даже сохранила часть разума, но сил у нее было достаточно, чтобы играючи крушить целые роты ревенантов — а ведь на тот момент они были еще очень неплохо вооружены и оснащены боевой техникой. Для полного счастья, Королева стала фонить миазмами хуже, чем Чернобыль радиацией. Миазмов становилось так много, что они пропитывали руины города, брошенные машины и оружия, почву, въедались в живых существ, густым туманом стояли в воздухе. Целые районы города[10] приходилось покидать, так как без вреда для себя там могли существовать только Потерянные — и то, не все.

Чтобы защититься от Королевы, все больше и больше людей было включено в программу воскрешения. «Материал» брали отовсюду: живые люди — как добровольно, так и добровольно-принудительно; трупы людей, воевавших с Ужасами; трупы воевавших с Потерянными; трупы гражданских, погибших при Коллапсе; повторное прикрепление паразитов к ревенантам, которые не стали прахом после удара в сердце. В какой-то момент возрождать стали даже мертвых детей. Из последних сил инициировали «операцию Убийца Королевы» (operation QUEENSLAYER), направленную на убийство Круз. В конечном итоге, очень дорогой ценой, но цель была достигнута: королева пала. Но, несмотря на это, ни Потерянные, ни Миазмы никуда не делись. Да еще и город, ставший эпицентром всей этой свистопляски, сразу после смерти Круз накрыл красный туман, не дающий ни войти, ни выйти.

Ситуация сложилась хуже некуда. Некогда огромный город и прилегающие к нему обширные пространства потеряли более 70 % процентов своего населения. Из оставшихся порядка 80 % превратились в бессмертных монстров, еще 15 % — в чуть менее бессмертных потенциальных монстров, и лишь 5 % остались людьми. И все это на территории, которая своей опасностью заставляет сталкерскую Зону удавиться от зависти. Благо, остатки армии быстро организовали местное правительство, защищавшее простых людей и поддерживающее какой-никакой, но порядок. Еще немного помогло то, что вскоре после конца войны начали появляться Кровавые ростки, поначалу обильно плодоносившие. Но и это продлилось недолго: источники крови начали пересыхать, все больше ревенантов становилось — от трагической ли случайности или по собственной глупости — потерянными. Старые потерянные и миазмы тоже никуда не делись. Пополнению взяться неоткуда. Кровь пересыхает. Правительство закручивает гайки: бойцы "Цербера", до того бывшие защитниками без страха и упрека, стали теперь бессердечными сборщиками дани, за недостаток собранных Слез могли и покарать. Ответной реакцией на это, против правительства начинают идти некоторые ревенанты, большая часть из которых — третьего поколения[11], вернувшиеся к жизни уже после войны, зачастую — на годы позже ее конца[12], а потому откровенно возмущенные сложившейся голодухой, жестким правительственным контролем и запретом абьюзить людей ради крови.

Вот в таком мире и просыпается главный герой Code Vein.

Персонажи[править]

ВАЖНЫЕ:

  • Протагонист. Ревенант, предположительно, третьего поколения, обладающим «Пустотным» Кодом Крови — т. е. своего у него как бы и нет, но он умеет впитывать и использовать Коды любых других ревенантов. Кроме того, у него имеются еще две необычные абилки. Первая — своей кровью он может восстанавливать Кровавые ростки, заставляя их опять плодоносить. Вторая — он без проблем может впитывать Осколки воспоминаний. Причем, не только своих (это как раз никого бы не удивило), но и чужих — да еще и делиться просмотренным, восстанавливая потерянную память других ревенантов. На самом деле является ревенантом второго поколения и ветераном Операции «QUEENSLAYER». Воевать с потерянными начал еще человеком, но погиб в бою. Тогда же потерял воспоминания в первый раз – они не восстановились после воскрешения БОР-Паразитом. Сразу по воскрешении обзавелся мощным Кодом Крови, два главных скилла которого – это «Круговой Импульс» (одна из самых дамаговых в игре комбо-атак для одноручнго меча/алебарды/байонета) и «Последний Путь» (мгновенно восстанавливает все ХП, радикально увеличивает урон других скиллов, статы и вообще ВСЁ, но по истечению кулдауна гарантированно убивает). В операции более чем преуспел: именно протагонист убил саму Королеву (за что его Код и назван, собственно, Queenslayer Code). После чего был убит Джеком. Причем, якобы окончательно: Джек, увидев что протагонист впитал Кровь Королевы, прострелил ему насквозь сердце, пока кровь не преобразила того в новую Королеву/Короля. Каким образом протагонист после этого регенирировал, еще не являясь полноценным Наследником, пусть и повторно потеряв всю память и навыки, остается загадкой из загадок. Именно впитанная кровь Королевы «поломала» его оригинальный Код, одарив взамен всеми плюшками, указанными не под спойлерами. Протагонист является, по сути, Наследником Крови Королевы.
  • Ио. Низкая беловолосая девушка, одетая в обрывки короткого платьица и с бинтами на левой ноге. Первая, кого встречает протагонист. Как и он, ничего о себе не помнит, но каким-то образом понимает, что протагонист обладает неординарными способностями. Также сходу заявляет, что она нутром чувствует свою Миссию — везде сопровождать протагониста — хотя и понятия не имеет, откуда у нее такие навязчивые идеи. Ио обладает спокойным, отстраненным характером; иногда она немного заторможена, и странно реагирует на происходящее, т. к. из-за отсутствия воспоминаний ей приходится вспоминать или вообще находу учиться, как проявлять испытываемые ей эмоции. Первое время она отсиживается в хабе, залечивая свою раненую ногу (а так же из-за того, что она считает себя неспособной вести бой), но позже начинает сопровождать протагониста, вооружаясь алебардой. Обладает Кодом Крови «Эос», в основном направленным на хил и снятие дебаффов. Является искусственно созданным ревенантом, порожденным предсмертной волей Королевы – Служительницей Наследника. Именно этим обусловлена ее Миссия помогать и защищать наследника – это сама суть того, почему Ио вообще появилась на свет. В отличие от других Служительниц, Ио не слепо следует своей Миссии, а задается вопросами бытия: Кто она? В чем смысл ее жизни? Может ли она действовать сама по себе, вообще наплевав на миссию? В конечном итоге развивает свою собственную, независимую личность, но продолжает следовать за протагонистом — не потому что «так положено», а потому что искренне с ним сдружилась и это ее собственное решение: помогать близкому.
  • Луи Амамия. Невысокий парень с короткими черными волосами, одетый в костюм из белой рубашки, черных брюк, черно-красной жилетки и красных сапог. Спокоен, добр, уравновешен, но не чурается проявлять и такие эмоции, как гнев. Является негласным лидером группы ревенантов, которые живут вне правительственных зон, но не занимаются ничем криминальным и разместили в своем хабе правительственного агента. Первую половину игры ведет всю группу, и сюжетно (в противовес геймплею) это протагонист следует за ним хвостиком. Луи предположил, что все Кровавые Ростки связаны между собой и пытается отследить связи, найдя их «корень», центральную систему, в которой, предположительно, все еще уйма плодоносящих Кровавыми слезами ветвей. До Великого Коллапса был молодым, но хорошим врачом, одним из тех, кого назначили в группу по исследованию БОР-Паразитов. Еще со школьной скамьи дружил с Круз Сильва – будущей Королевой. Когда она вызвалась стать носительницей «королевского» паразита, Луи позволили навещать ее раз в день, хотя по рангу ему не положено было даже приближаться к тому зданию. В один из визитов, когда Круз уже не могла сопротивляться боли и почти поддалась бешенству, она умоляла своего друга убить ее, избавив от страданий. Но Луи не смог, что аукнулось как лично ему[13], так и всему миру, за что он до сих пор винит себя. Луи является ревенантом третьего поколения, и проснулся уже сильно после конца войн. Его Код Крови «Прометей» — это стеклянная пушка: значительно увеличивает скорость, дает несколько мощных атакующих скиллов для легкого оружия (мечи, алебарды, байонеты), дает бонусы за уклонения и парирование, но количество ХП и выносливости никуда не годится.
  • Якумо Шинономэ. Высокий и поджарый парень с длинными красными волосами, одетый в камуфлированный костюм. Он добрый, всегда готов поддержать и помочь, даже рискуя жизнью, но в то же время его характер взрывной, он импульсивен и бывает прямолинейным почти до грубости. До коллапса был сиротой, росшим в приюте, и его, вместе с несколькими другими детьми, взял «под опеку» Юзо Мидо. тот проводил на детях бесчеловечные эксперименты, а после сформировал из них отряд наемников, сражавшихся против ужасов и потерянных. В конечном итоге, отряд был убит, но Юзо собрал тела и воскресил как ревенантов, продолжая манипулировать ими[14]. Якумо проспал больше всех, очнувшись уже после войн, и долго скитался один в надежде найти кого-нибудь из друзей, хотя бы даже и Рики (про которого думал, что он презирает Якумо), но в конечном итоге сдался, присоединившись к Луи. Якумо — обладатель Кода «Атлант», пожалуй, самого «танкового» в игре: очень большая сила и выносливость, жирная полоска ХП, маленькая скорость, скиллы либо под использование двуручного меча или молота, либо под отражение и блокировку урона.
  • Мия Карнштейн. Внешне – девочка-подросток, которая вряд ли старше Рин: худенькая зеленоглазая блондинка едва за 150 см ростом. Мия, как и почти все в группе, достаточно добрая и мягкосердечная, но ее жизненные обстоятельства сложились так, что ей пришлось идти на неблаговидные поступки. Во время Коллапса она потеряла родителей, но у нее остался младший брат – совсем еще ребенок, за которым она вынуждена была ухаживать. При этом, она очнулась вскоре после убийства Королевы, но Кровавые ростки уже начали постепенно высыхать, а жили Мия и Никола не в правительственном укрытии. Они приняли решение покинуть укрытие, чтобы не умереть с голоду, и скитаться по миру вдвоем. Ради того, чтобы сохранять жизнь Николе, Мии приходилось красть, грабить, а иногда и убивать. Она — эмоциональная, но повзрослевшая девушка, которая не стесняется ни смеяться, ни плакать, ни злиться; но, в то же время, способная хладнокровно и расчетливо вести равный бой даже с, казалось бы, превосходящим ее противником. Вскоре после того, как группа протагониста встречает ее, с Мией происходит несчастье: она переживает смерть брата – того на ее глазах убивает Джек. Опустошенная, она не замечает надвигающегося Великого Потерянного (босса локации), и протагонисту с напарниками придется ее защищать. Когда она подбирает пепел, оставшийся от Николы, в нем оказывается Осколок воспоминания. Мия не успевает его бросить, и он начинает проникать в нее, что, помноженное на стресс и длительное голодание, едва не сводит Мию с ума. Но ее вовремя спасают: протагонист забирает Осколок, что для него безопасно, а Луи дает ей кровь из Слезы. Стабилизированную, но все еще находящуюся в беспамятстве девушку доставляют на базу, где она вскоре приходит в себя благодаря заботе Рин. Желая отплатить за доброту, она соглашается помагать группе Луи, только прося, если вдруг появится такая возможность, отвести ее на снежный пик – с этим местом у нее связаны мутные воспоминания, про которые она поначалу не может даже понять, а ей ли они принадлежат или Николе. Ее Код Крови, «Артемида», дает много запаса сил и неплохие атакующие Дары, один из которых строго специфичен для байонет, что редкость. Но, в то же время, «Артемиде» крайне не хватает выносливости.
    • Есть DLC, добавляющий в игру альтернативный скин для Мии (ее одежда, вуаль и шапка меняют цвет с черного на белый) и второй связанный с ней Код Крови – «Астра». Этот Код скорее «магический», чем «физический»; совсем маленький, состоит из всего четырех Даров, и направлен больше на поддержку, но имеет и один атакующий скилл, средний по мощности.
  • Никола Карнштейн. Младший брат Мии. Мальчик, на вид, лет максимум десяти. Голубоглазый блондин. Для ребенка достаточно спокоен и покладист, невероятно усерден в достижении своих целей. Когда их возродили, Никола очнулся намного раньше Мии. Видя, во что превратился мир, он твердо решил, что хочет стать сильнее и защитить свою сестру. Но вот проблема: дети-ревенанты не взрослеют, и быть ему, получается, вечным слабым ребенком? Вскоре после смерти Королевы Николе сделали тесты и выяснили, что он, пусть и по нижней границе, но проходит в программу Наследников. Никола согласился стать Наследником Дыхания, видя в этом единственный шанс сделать мир безопаснее для сестры. Джек, как один из ответственных за программу, отвел его на снежный пик. Там Никола, способный создавать своих иллюзорных клонов, спросил, может ли он отправит клона к Мии. Джек ответил отрицательно, сказав, что это займет у мальчика слишком много сил и увеличит вероятность того, что он поддастся бешенству; да и управлять клоном на такой дистанции будет невозможно, он будет автономным и не передаст Николе того, что видит, слышит и чувствует. Но позже мальчик все-таки ослушался приказа, отправив свой клон к Мии. Этим и было вызвано негодование Джека, «убившего ребенка на глазах сестры» – он знал, что прирезал всего лишь иллюзию, вытягивающую силы из и так не сказать чтобы сильного наследника. Его Кровавый Код «Фионн» — это одна из вариаций танка. Высокая выносливость, высокий переносимый вес, позволяющий экипировать два тяжелого оружия, высокая защита и низкий уровень ихора.
  • Джек Разерфорд. Высокий и худой парень с пепельно-седыми волосами и голубыми глазами, чье лицо обезображено длинным шрамом, одетый в черный костюм и бело-красную вуаль-китель. Характер Джека можно описать как резкий: он говорит отрывисто, не громко, не предельно четко и только по делу; словам предпочитает действия. Умелый охотник, способный сражаться как с сильнейшими потерянными, так и с самыми умелыми бойцами-ревенантами. Во время Операции QUEENSLAYER был командиром отряда, в который приписали протагониста, когда тот очнулся в качестве ревенанта. В бою против Королевы протагонисту удалось зарезать ее, но, к сожалению, не оружием, а когтями своей вуали (т.е., впитав ее кровь), а до этого он еще и успел подышать миазмами – Королева сбила с него респиратор. Из-за этого началось бешенство, и Джеку буквально пришлось убить (по крайней мере, так он думал) протагониста выстрелом в сердце. После войны был назначен смотрителем за Наследниками – в его задачи входит отправка Наследников в их крипты, надзор за их состоянием, а если они сошли с ума и превратились в потерянных – убийство и изъятие Реликвий, чтобы позже закрепить на других Наследниках. Так же, он и сам стал одним из них – Наследником Глаза. Его Код "Хеймдаль" – это серьезный урон в ближнем бою, обеспечиваемый как пассивками, так и активными умениями, но ценой очень низкого переносимого веса – использовать надо легкую броню и оружие.
  • Ева Ру. Очень высокая, светловолосая девушка с пышными формами, одетая в открытое красное платье – благодаря чему видно, что у нее буквально все тело в шрамах. Ева была человеком, когда группа ревенантов повредила ей горло, сделав немой. В очередной раз, когда они хотели поиздеваться над ней и заодно попить крови, появился Джек и убил всех нападавших. Видя его доброе отношение к себе, Ева захотела отблагодарить его, для чего добровольно стала ревенантом (что излечило ее горло – и у девушки оказался красивый певческий голос). Джек не хотел ей такой участи и был несколько расстроен таким решением, но Ева все же стала его компаньоном, заступив на должность «временного сосуда» – хранителя реликвий, которым пока только подыскивают подходящего Наследника. Ее пение имеет силу успокаивать других Наследников, находящихся на грани безумия. Такая способность делает ее незаменимой в миссии Джека. Мидо насильно сделал ее Наследником Горла – как ни странно, не очень подходящей реликвии – что привело Еву к безумию и начало трансформацию в монстра. Если найти все ее Осколки воспоминаний – она не только обретает мир, как другие Наследники, но даже ее трансформация откатывается, возвращая человеческое тело, и она, как и Джек, присоединяется к партии протагониста. Ее Код Крови называется «Гармония» и усиливает ихор владельца – как его количество, так и мощь всех других даров – но ценой увеличенной восприимчивости к негативным эффектам, в особенности к ошеломлению.
    • Отношения Джека и Евы давно уже переросли деловые – они на удивление нежно (особенно что касается Джека) любят друг друга, заботятся и поддерживают. Эта любовь не страстная, но глубокая; они находят в ней сострадание и взаимопонимание. Джек и Ева являются парой, в которой каждый обретает покой и рядом с другим: работа по надзору за Наследниками не блещет позитивом, так что Джек находит утешение в объятиях рук и голоса Евы, она же по-настоящему может чувствовать спокойствие и безопасность только рядом со своим возлюбленным-спасителем.
  • Карен Амамия. Старшая сестра Луи. Невысокая девушка с такими же как у Луи черными волосами каре и карими глазами. Была врачом и исследователем, занимавшимся разработкой БОР-Паразитов и одной из тех, кто непосредственно занимался проектом «Королева». И Карен, и Луи были убиты одними из первых, когда Королева сошла с ума. Их обоих все же смогли возродить, но Луи проснулся намного, намного позже своей сестры. За это время Королеву успели победить, а Карен стала Наследницей Сердца – и той, кто своими силами поддерживает Кровавые Ростки и создает Кровавые Слезы, находясь в глубоком сне и в полу-превращенном состоянии. Ее Код Крови «Деметра» усиливает защиту от элементального урона и может мгновенно восстанавливать кулдаун всех других даров.
    • Интересный факт: Ио (как, впрочем, и все Служительницы) была создана Королевой под впечатлением от Карен, ведь для Круз та была дорога и сама по себе, как хорошая знакомая и доверенный лечащий врач, так и как сестра ее самого лучшего друга Луи. Если присмотреться, все Служительницы здорово напоминают Карен чертами лица, прической, «рисовкой» зрачка и радужки глаза, ростом и «округлостями» тела. Всех различий-то, по сути: цвет глаз и волос. Даже спокойный и меланхоличный характер Служительниц – дань тому, какой Круз запомнила Карен.
  • Аврора Валентино. Молодая, достаточно худая и высокая девушка с длинными русыми волосами и ярко-голубыми глазами, носящая очки. Ученая, занимавшаяся БОР-Паразитами, близкая подруга Карен, с которой познакомилась еще до Коллапса. Стала Наследницей Грудной Клетки, чтобы защитить Карен и помочь ей справиться со своей ношей. Обладательница Кровавого Кода «Изида», 6 из 7 даров которого – это мощнейшие боевые заклинания, в основном, электрической и огненной природы.
  • Эмили Су. Среднего роста девушка с короткими каштановыми волосами, одетая в военные штаны, майку и высокие ботинки, на голове носит оливкового цвета берет. Она жизнерадостна, у нее звонкий девичий, почти детский голос, что контрастирует с ее стойким и решительным характером. Росла в одном приюте с Якумо и Рики, где они участвовали (зачастую в качестве подопытных) в экспериментах Мидо, а повзрослев – стали его вынужденными телохранителями. Участвовали в войнах как люди, в ходе одной из операций погибли и были возращены к жизни как ревенанты с помощью Мидо. Мидо шантажировал тех, кто отказывался ему повиноваться, говоря, что попросту утилизирует тела. В какой-то момент, после смерти Королевы, Мидо нужен был сосуд для одной из реликвий, и выбор пал на еще спящего Якумо. Чтобы спасти его, Эмили пришлось «добровольно» встать на его место. Обладательница Кода «Скатах», направленного на билд воина на ловкости, подкрепленный огненными заклинаниями.
  • Грегорио Сильва.
  • Круз Сильва.
  • Юзо Мидо.

ВТОРОСТЕПЕННЫЕ:

  • Оливер Коллинз. Первый напарник протагониста. Как и он, является заложником группы мятежных ревенантов, которые эксплуатируют себе подобных, заставляя искать Кровавые Слезы в подземельях, полных потерянных и миазмов. Очень скоро из-за внезапной атаки потерянного, Оливер повреждает свой респиратор. Он отправляет протагониста дальше одного, говоря что с ним все будет в порядке — вот отдышится сейчас, отдохнет, и догонит. Дальше в подземельях протагонист встречает Луи, они вместе выходят на свет и видят Оливера в окружении тел ревенантов-«рабовладельцев» и бессознательной Ио. Протагонист подбегает к нему… только чтобы узнать, что Оливер надышался миазмов, поддался жажде крови и с бешеным блеском в глазах собирается накинуться на товарища по несчастью, как недавно поубивал всех своих мучителей, и его вот-вот трансформирует в монстра. Оливер обладал Кодом «Берсерк», дававшим повышенную силу и выносливость в ущерб количеству ихора.
  • Рин Мурасаме. Миниатюрная и худая рыжая девочка, входящая в группу Луи. Она очень позитивная, всегда готова подбодрить. Тарахтит, как пулемет в катсценах. Она не выходит на полевые операции, а только сидит в хабе, занимая должность механика и торговца — добывает и продает новые оружия и Вуали, ремонтирует снаряжение группы. Вдобавок, она выполняет роль медички «на пол ставки» – не то что бы ревенантам требовались какие-то особые лекарства и лечение, достаточно давать кровь и БОР-Паразит сам вылечит любую травму или болезнь. Но Рин все же выхаживает больных и раненых, помогая им скорее психологически, благодаря чему они быстрее возвращаются в строй. До Коллапса была известной гимнасткой, но в 16 лет добровольно записалась в армию, чтобы бороться с ужасами. Также добровольно согласилась стать реципиентом БОР-Паразита, став ревенантом, и показывала на поле боя такую эффективность, что ей дали прозвище «Якша»[15]. В конечном итоге, ей дали звание капитана и доверили управлять командой ревенантов-ветеранов. С трудом, но она доказала, что она достойный командир, а не какая-то выскочка, и ее слушались/ В один из боев ее отряд окружили потерянные, и Рин, не видя выхода из этой ситуации, поддалась панике. Как она рассказывает протагонисту, она была настолько испугана, что в конечном итоге пришла в себя в совершенно неизвестном месте, не понимая, как там оказалась, а вокруг не было ни следа ни ее команды, ни потерянных. Рин решила, что она сбежала с поля боя, а ее команда была уничтожена из-за ее паники, и с тех пор винит себя в их смерти. Как позже оказалось, она ошиблась. Солдаты ее отряда действительно признали в ней компетентного лидера и повиновались приказам, но не давали себе забыть и то, что она все еще 16-летний подросток, и относились к ней как к дочери. В том злосчастном бою, видя, что она поддалась панике (не из-за себя; Рин пыталась как раз найти выход для всего отряда), кто-то из солдат (видимо, ее ассистент) ее вырубил, и они единогласно решили, что такая молодая девочка должна выжить. Они пожертвовали своими жизнями, чтобы пробить дыру в окружении и вынести ее с поля боя в безопасное место, а потом постарались отойти как можно дальше от нее, уводя за собой и монстров. Несмотря на это, Рин все же признает, командиром ей лучше не быть, да и боец из нее не самый сильный, и она все же продолжит сидеть на базе, чиня экипировку – так она точно не подведет друзей. Ее Код «Гефест» серьезно повышает ловкость и уклонение, а скиллы предназначены для использования, прежде всего, с одноручным мечом или байонетом.
  • Коко. Взрослая, красивая и откровенно одетая блондинка, входящая в группу Луи. Как и Рин, не вылезает из базы. И, снова также, является торговкой, но продает не оружие и броню, а расходники: лекарства, одноразовые баффы, ресурсы для улучшения оружия. Для людей — еду. Поначалу кажется, что Коко — циничный торгаш и во главу угла ставит лишь свою выгоду. Но позже выясняется, что это сознательно поддерживаемый имидж, а на деле Коко — мудрая женщина с очень мягким сердцем[16][17], чем гордится, но смущается и раздражается, когда подметивший ее доброту выскажет свои мысли вслух. Ее Код «Меркурий» открывает Дары, повышающие сопротивление негативным эффектам, количество выносливости, и даже дает «заклинание» телепортации к ближайшему «костру» без потери опыта — и при том не предоставляет ни одного атакующего скилла.
  • Дэвис.
  • Рики.
  • Кевин. Ревенант-подросток, который был достаточно слаб и не мог ни добывать слезы сам, ни отобрать их силой[18] Луи стал приносить ему кровавые слезы, благодаря чему Кевин набрался сил, осмелел, и даже начал потихоньку находить их сам. А то, что было для него излишне, отдавал другим слабым ревенантам. Что закончилось для него плачевно, когда он отказался дать слезы вооруженным бандитам. Обладал полу-магическим, полу-стрелковым Кодом Крови «Охотник»: улучшает ловкость и мощь стрельбы, имеет один "магический" атакующий Дар, и дает несколько полезных Даров поддержки, таких как появление врагов на радаре или превращения хп в ихор.

Сюжет и концовки[править]

River Song.jpgSpoilers, sweetie!
Особенность темы этой статьи в том, что она по самой сути своей раскрывает спойлеры. Поэтому в этой статье спойлеры никак не замаскированы. Если вы уверены, что хотите их видеть — читайте!

Протагонист приходит в себя посреди улицы разрушенного до основания города. Кто он, что он, где он – тайна, покрытая мраком. С трудом лишь вспоминает имя. Рядом только пышногрудая девушка с золотистыми глазами и седыми волосами – о нас также не знает почти ничего, о себе знает не больше, но сходу заявляет, что долго нас искала, и вот нашла. Теперь будет вместе с нами и станет помогать. Девушка явно ранена – нога вся в обмотках – но чувствует себя заметно лучше протагониста, который с трудом встает и идет пошатываясь. Девушка подводит протагониста к странному белому дереву и прокусывает тому руку. Капнувшая на корни кровь оживляет росток – он начинает плодоносить полупрозрачными ампулами, заполненными кровью. Насытившись кровью, Протагонист засыпает, положив голову на ноги девушке. Всю романтику рушит парочка типов в противогазах, в голос радующихся тому, что нашли и халявную кровь, и не менее халявных рабов.

Приходит в себя протагонист в какой-то бетонной яме, где помимо него и девушки в белом (которую, кстати, зовут Ио), чахнет еще группа неопознанных личностей в противогазах. Один из них, оставшийся неназванным, любезно вводит в курс дела – кто такой Протагонист и все вокруг, зачем маска, какие такие потерянные и что вообще происходит – это уже более чем подробно расписано в данной статье в разделе «механика и особенности». Плюс то, что мы попали в лапы банальных рабовладельцев, которые вот-вот палками погонят нас в жопу мира некое подземелье искать Кровавые Слезы. Так, собственно, и происходит: Протагониста с еще одним рабом спихивают в провал, всучив только ржавую трубу в качестве оружия, а Ио оставляют с собой – как гарантию того, что Протагонист, найдя Слезы, не смотается куда ни попадя.

Второй парень, вооруженный молотом в два себя размером, представляется Оливером Коллинзом, и вместе с Протагонистом идет исследовать руины, где умело и бесстрашно распаковывает звездюлины встреченным потерянным – впрочем, тут они слабые, и не менее болезненно навалять им готов и сам Протагонист. Правда, в какой-то момент Оливера все же ранят и ломают противогаз. Тот говорит, что все ок, щас придет в себя и нагонит – иди вперед. Пройдя часть подземелья, Протагонист натыкается на еще одного ревенанта, не называющего себя, но заверившего, что он всего лишь исследует местность на предмет Ростков. Росток действительно находится – и, под удивленный комментарий незнакомца, оживляется, начав плодоносить.

Набрав слез и вернувшись к месту старта, Протагонист обнаруживает кучу дохлых работорговцев, Ио, лежащую без сознания, и Оливера. Последний надышался миазмов и стал потерянным, которого пришлось победить – сначала он дрался в человеческой форме, потом превратился в какую-то серую свиноту трехметрового роста. После себя он оставляет Осколок – красновато-черный острый кристалл неправильной формы, который незнакомец советует не трогать – превратишься в такого же потерянного. Но шепот кристалла оказывается сильнее. А Протагонист, взяв его в руки, не только не теряет над собой контроль, но и поглощает память и Кровавый Код Олливера. Пораженный незнакомец наконец представляется – его зовут Луи – и зовет Протагониста вместе с очнувшейся Ио в свою группу.

На базе Протагонист знакомится с другими членами группы Луи: боевиком Якумо, торговкой Коко и оружейницей Рин. Так же там находится агент правительственных сил, Дэвис. После знакомства, Луи очень настойчиво пытается завербовать Протагониста в группу. Дело в том, что у Луи есть теория, что все ростки и Омелы соединены меж собой, прорастая «венами» под городом, а у вен должно быть и «сердце» – источник. Вот только как отследить этот источник через мертвые ростки, в которых не течет кровь? А тут такая удача – ревенант, способный оживлять их, а заодно и Омелы, которые рассеивают миазмы, что тоже крайне полезно: по зараженному городу особо не походишь, не поисследуешь. Протагонист, собственно, и не против: Луи и его команда относятся к нему добродушно, да идти-то куда без памяти? Свою скромную лепту в общее дело готова внести и Ио – она тут вдруг ни с того ни с сего поняла, что знает как разрозненные, поврежденные Осколки собирать в один, с которого уже можно считать большой фрагмент памяти. Потерянные воспоминания могут и нести важную информацию, и просто быть ценными для тех, кто их потерял, но особенно нужно собирать их протагонисту – так он сможет присваивать себе новые Коды Крови и развивать их.

В следующей части города происходит стычка с ревенантом, принадлежащим к неправительственной группе – тоже рабовладельцам, проще говоря, только эксплуатирующим людей, а не себе подобных. Тот ищет убежавшего человека. Луи предлагает группе ускориться, чтобы найти человека первыми. Получается не очень: мало того, что беженца (точнее, беженку), раньше находит все-таки тот ревенант, так и оказывается, что часть разрушенного парка, где все происходит – это логово особо сильного Потерянного. Победив его, группа настойчиво пытается втолковать ревенанту базовые понятия свободы и неприкосновенности личности, на что получает спич в духе «Вы в своем уме? Дойная корова — она и в постапокалипсисе дойная корова! Всего отличия то — не корова, а человек, и забирают не молоко, а кровь, а так то же самое бесправное животное». Не придя к консенсусу, Луи отдает нахалу месячный запас Слез, сопровождаемый напутствием: «тронешь эту девушку или вообще как-нибудь пересечешься с моей группой — больше подачек не жди; сердце тебе проткну и таков буду». Девушка, кстати, настолько запугана ревенантами, что готова себе горло перерезать, лишь бы не достаться вновь кровопийцам-угнетателям. Луи же аккуратно, без резких телодвижений, дает ей записку с указаниями, как найти правительственное убежище. Там тоже придется давать кровь, но практически добровольно, ненасильственно и с гарантией защиты.

Пройдя дальше, группа оказывается в Высохших Желобах – некогда широкой реке, сейчас пересохшей и оставившей после себя только красноватые скалы с мертвыми кораллами и кучу ржавых кораблей. Уже на входе обнаруживется осколок памяти, принадлежащий Луи. Он был, еще до Коллапса, близким другом и одноклассником Крус Сильвы, девушки, которая позже стала Королевой. В больнице, где она была под наблюдением, где следили за подсаженным ей особым паразитом и с помощью нее производили всякие интересные препараты, Луи постоянно навещал ее, хотя только благодаря знакомому на КПП. В один из таких визитов Крус, у которой рассудок уже почти помутился от боли, попросила Луи убить ее, но он не смог. В итоге Крус сошла с ума и уничтожила научный комплекс. Луи нашел смертельно раненую Карен, и когда так погибла у него на руках, его и самого убила Крус. Им обоим (и Луи, и Карен) подсадили паразитов, но если Карен воскресла в считанные дни, то Луи – лишь после войны.

Пройдя скалы, группа наткнулась на странное полу-энергетическое сооружение (Это был склеп Наследника, но они тогда еще этого не знали), в котором увидели странную сцену: ревенант, которого знали под кличкой «охотник на бессмертных», только что кого-то убил, и держал, с помощью похожего на клетку устройства, нечто, напоминавшее серо-синий Осколок памяти, только раз в 5 больше, чем все остальные виденные осколки. Перед охотником на коленях стояла женщина, все тело которой было испещрено шрамами. Охотник воткнул "нечто" в грудь женщины, и ее тело поглотило этот предмет. Якумо бросился вперед, крикнув охотнику «Не знаю, что тут происходит, но сейчас же отпусти ее!», в ответ на что охотник, даже не удостоив его репликой, просто исчез вместе с женщиной.

Группа уткнулась в тупик. Они нашли и активировали росток в Высохших Желобах, но следящая жидкость показала, что этот росток – далекий, и источник должен быть где-то позади, ближе к городу. Вернувшись туда и пройдя руины в другую сторону, группа попала в Воющую Яму – гигантский подземный разлом, поглотивший целую часть города. Внизу все было затоплено, стоял туман, а свет с поверхности еле-еле доходил. К тому же, подземелье было наполнено опасными монстрами, напоминавшими трехметровых человекоподобных комаров. Тут они нашли еще один росток, опять же, показавший, что источник где-то позади, а не впереди. Когда группа уже решила возвращаться, на них напала девушка, вооруженная байонетом, и потребовала отдать ей кровавые слезы. Едва не начавшееся кровопролитие было остановлено ребенком, которого сопровождала девушка: мальчик кинул в Якумо камнем, чтобы отвлечь от девушки. Более того, по ребенку было видно, что он голодал и находился на грани сумасшествия из-за жажды крови. Луи дал ему целую кровавую слезу, но симптомы, что странно, не отступили. Девушка, предположив, что этого мало, продолжила свой путь, не нападая на группу, но и отказавшись к ним присоединиться. Было принято единогласное решение проследовать за ней: Луи и Якумо сомневались, что она не попадет в передрягу. На другом конце ямы произошло нечто страшное. Группа услышала, как мальчик (видимо, разделившийся с сестрой), спокойно разговаривает с ранее встреченным охотником, а потом также спокойно позволяет ему себя убить. Девушка только и успела, что рухнуть на колени перед горсткой пепла, а охотник опять исчез. На шум вылез один из великих потерянных, которого пришлось сразить для защиты впавшей в ГЭС девушки. Та взяла в ладошки пепел, оставшийся от ребенка, и когда он просочился сквозь пальцы, оказалось, что в нем был скрыт осколок. Протагонист, конечно, отобрал его, но околок успел среагировать на взявшую его девушку, едва не лишив ее рассудка. Кое-как ее стабилизировав, группа вернулась на базу.

Очнувшись, девушка представилась – ее зовут Мия Карнштейн – и пообещала отплатить за свое спасение, чем сможет. Договорились на том, что она будет пока помогать в качестве боевика – ее умения более чем оценил Якумо: хрупкая на вид девушка, вооруженная легким байонетом, ударила с такой силой, что у него все еще рука побаливает – а ведь он закрылся от удара здоровенным двуручным мечом! Также она подсказала, что в руинах города есть секретный проход и попросила, если появится возможность, отвести ее на Снежный Пик.

Воспользовавшись секретным проходом, группа вошла в Собор Священной Крови – огромную локацию, напоминающую церковь из белого камня в готическом стиле, окруженную многоуровневым лабиринтом из мостов и башен. Тут случилось две примечательных вещи. Первая – Протагонист нашел принадлежащий ему осколок памяти. Оказалось, что он ветеран «Операции QUEENSLAYER». Сначала он воевал, будучи человеком. Причем, несмотря на то, что был лишен сил ревенантов, сошелся в бою с самой Королевой и, хоть и погиб, умудрился серьезно уменьшить количество ее элитных воинов-потерянных и даже ранить ее саму. Через две недели он ожил уже как ревенант, и был назначен в отряд Джека Резерфорда – будущего «охотника на бессмертных». Вместе с ним и самим Грегори Сильвой, лидером операции, они встретились с Королевой в бою и победили. Правда, дорогой ценой: Королева лишила протагониста оружия и сбила с него маску, и он надышался ее миазмов. Да вдобавок, нанес последний, отчаянный удар в ее сердце своей вуалью – а, как мы знаем, встроенное в нее оружие — это, в первую очередь, поглотитель ихора. Таким образом, протагонист впитал кровь самой Королевы. И хоть она была убита, протагонист стал превращаться в потерянного. Джеку пришлось, поблагодарив Протагониста за службу, убить его, избавляя от страданий безумия и мутаций. Джек какой-то магией прострелил сердце протагониста, и тот упал в разлом, в полете рассыпаясь в прах.

Вторым открытием оказался босс локации. Монструозное создание, состоящее из ног и двух пар рук человека, но наделенное волчьей головой, после смерти, оставило тот самый серо-синий псевдоосколок. Попытки разрушить его не дали никаких результатов, и чудовище буквально через минуту возродилось. После второй смерти монстра, протагонист решил прикоснуться к странному предмету, попав в память и мысли его носителя. Оказалось, что это не осколок, а Реликвия – измененная мутацией БОР-Паразита часть тела Королевы. Королева с ее убер-мощным паразитом не могла умереть, как другие ревенанты, от удара в сердце, и даже после «смертельного» удара протагониста и обращения в камень пыталась возродиться. Чтобы не допустить этого, ее решили в буквальном смысле разобрать на органы, а органы, ставшие похожими на осколки, помещать в ревенантов, «совместимых» с ними – Наследников. А рассказала все это Аврора Валентино – одна из главных ученых, занимавшихся БОР-паразитами и хорошая знакомая Луи. Как бы ни была сильна совместимость, воля Королевы к жизни всегда оказывалась сильнее – реликвия, помещенная в тело бессмертного, хоть и не могла возродить Королеву, но превращала его в монстра физически и сводила с ума тем, что вызывала постоянную, едва переносимую боль. Было и то, что могло, в какой-то степени, «успокаивать» реликвии. Например, голос женщины, сопровождавшей Джека. Но навсегда (или, по крайней мере, на очень долгое время) успокоить реликвию и вернуть сознание Наследнику только Протагонист. Он оказался уникальным, практически невоспроизводимым случаем – полностью свободным от влияния реликвии Наследником, причем наследником одной из мощнейших реликвий – Крови королевы.

Вскоре, группу, а в особенности Луи, ждало еще одно потрясение. Аврора сказала, что под ее залом находится источник Кровавых Слез, и этот источник — «кто-то», а не «что-то». И этим кем-то оказалась Карен – старшая сестра Луи. Она тоже стала наследником, Наследником Сердца, и была погружена в глубокий, подобный коме сон. Она частично мутировала – ее тело оставалось человеческим, но его покрыла биологическая «одежда», напоминавшая платье невесты, а ноги разрослись в сеть корней, производящих Кровавые Ростки и Омелы по всему городу и его окрестностям. Отсюда и иссыхание источников: пусть Карен и была ревенантом, и Наследником, но ее сил, сил одной единственной девушки, не хватало, чтобы прокормить всю округу. Оживлять ростки могла лишь очень мощная субстанция – кровь Королевы, которая теперь текла в венах протагониста.

После собора группа попадает на снежный пик – гору, населенную потерянными солдатами и монстрами, напоминающими йети. Пройдя до местной крипты, герои обнаруживают там внушительных размеров рыцаря с оленьими рогами на шлеме, которым оказывается Никола Карнштейн – брат Мии. Как оказалось, после воскрешения он очнулся намного раньше нее, хотя и относительно поздно по ЛОРу игры – уже после победы над Королевой. Тогда остро стоял вопрос с нахождением Наследников, и тесты на совместимость делали вообще всем ревенантам. Никола проходил, пусть и по нижней границе. Он подслушал разговор ученых, а потом сам направился к Джеку, как к одному из кураторов проекта, и напросился стать Наследником – для него это был чуть ли не единственный способ сделать мир безопаснее для свое любимой сестры. Джек дал согласие, а потом отвел его на гору. Там Никола, вопреки указаниям Джека, с помощью своих новых сил создал клона, которого отправил к Мии – хотя лично для мальчика в этом не было никакого проку. Поддержание клона отнимало силы; его разум, из-за дистанции и помех крипты, был отделен от разума Николы, и тот не мог клоном управлять или хотя бы видеть и слышать то, что видит и слышит клон. Но он все равно отправил его к сестре, чтобы она не была одна.

Когда группа вернулась на базу, туда внезапно ворвалась Ева — та самая девушка, которая сопровождала Джека. Она была на грани безумия, и все что смогла – попросить спасти Джека. Когда она пришла в себя, она рассказала, что они никакие не убийцы, а правительственные агенты, цель которых – искать новых Наследников и следить за ними. Если (а точнее, когда) наследник сходит с ума — его убивают, а реликвию временно помещают в Еву, пока не найдется более подходящий кандидат. И так раз за разом. В подземелье на них напали — оказалось, что один из Наследников каким-то образом выбрался из склепа. Джек остался сдерживать его, а Еве велел спасаться, и она решила найти партию протагониста. На вопрос, знает ли она, кто Наследник, Ева ответила только что знает его имя: Юзо Мидо. Этого уже хватило, чтобы стриггерить Якумо...

В пещере удалось встретиться с Джеком. Он подтверждает, что сбежавший Наследник – Юзо. Ученый, который был одним из ведущих специалистов программы "КОРОЛЕВА", а после ее провала стал ответственен за создание реликвий и начал с ними экспериментировать. Также он имел огромное влияние в сиротском приюте, где рос Якумо и его друзья – Эмили, Мигель и Рики. Учитывая неоднозначный моральный компас Мидо, неудивительно, что детям приходилось несладко: сначала тяжелейшие тренировки, потом война с Кошмарами, потом с потерянными, потом — смерть. Но и она не стала спасением. Юзо Возродил их БОР-паразитами и сделал своими гвардейцами, личной маленькой армией, которую держал шантажом: «если не станете делать, что я говорю, то я могу забыть про ваших друзей, еще не проснувшихся после смерти; кто знает, может их тела отвергнут паразитов и они так и останутся мертвыми, просто сгниют на радость червям?». Группу в конце концов раскидало: Рикки окончательно погиб, а Мигель превратился в потерянного, Эмили получила реликвию от Мидо, а Якумо проснулся сильно позже всех этих событий.

Пройдя через подземелье и вечно горящий от лавы город, протагонист сотоварищи находит склеп Эмили. Она превратилась в большого, но легкого и гибкого гуманоида с кошачьими чертами, владеющим огненным клинком. После боя и победы над ней в крипту заявляется сам Мидо. Он и сам, и с помощью миньонов (контролируемых им потерянных) отбивается от атак как группы протагониста, так и внезапно объявившегося Джека. Он открывает, что украл все реликвии у Евы и Джека (как и, видимо, несколько других), а самой Еве вставил довольно-таки плохо совместимую с ней реликвию. Как сосуд она «сломалась», так что, поди, бродит уже где-то в полубессознательном состоянии. После исполненной самодовольством и цинизмом речи, он удаляется, а группа, вслед за Джеком, спешит к Еве. Она находится в руинах другой части города, обезвоженной и занесенной песком, будто это совершенно другой городок, построенный где-то в пустыне. Проход через это место осложняется тем, что в нем бушует песчаная буря, а сам песок иссушает ихор – это место становится сущим адом даже для привыкших сражаться вблизи ревенантов, не говоря уже про «магические» или «стрелковые» классы. Когда группа проходит через город, они находят чей-то склеп, в данный момент занятый Евой – она уже сошла с ума, но превратилась не полностью: ее тело как будто является "сердцевиной" монстра. После победы над ней, Джек говорит, что идет в Правительственный Центр. Он думает, что план Мидо – это возрождение Королевы, а для этого ему также необходимо будет забрать реликвию Грегори Сильвы (то что Сильва – Наследник, уже никого особо и не удивляет). И это не единственная проблема. Дело в том, что именно Сильва поддерживает Багровый Туман. Без тумана как потерянные, так и орда голодных ревенантов ринется во внешний мир, где до сих пор живет огромное количество людей.

Прорвавшись через Центр (подозрительно похожий на Собор Священной Крови), заполненный потерянными под управлением Мидо и почти вся охрана которого уже сведена с ума и на грани превращения в потерянных, партия добирается до Мидо. Но на пути к себе он воздвигает еще одно препятствие: управляемых им, как марионетками, двух сильных воинов — Хозяйку Клинка и Канонира. После того, как группа расправляется и с ними, Мидо все же раскрывает свой план: чхать он хотел на Королеву. Он видит, что ревенанты не идеальны, но в них заложен безграничный потенциал для развития. Реализовать его можно только одним способом: сражаясь с сильнейшими возможными противниками — Кошмарами. А для этого необходимо снять Багровый Туман. Ненадолго у него это даже выходит: он отправляет несколько реликвий в Грегорио, тот, естественно, с их силой не справляется и теряет контроль. Тут же показывают, как через спавший туман в город пробрался Кошмар — гигантское существо, напоминающее уродливого зловещего сфинкса (и подозрительно похожего на Арагами вида «Дьяус Пита»). Существо мгновенно расправляется с попавшимся на его пути сборщиком Кровавых Слез и конвоем «Цербера», элитных войск Грегорио. Но также внезапно был откинут назад вновь включившимся Багровым Туманом. Оказывается, Сильва, хоть и мутировал, смог взять контроль над барьером. Мидо это совершенно не устраивает, и тот уже настроен пойти добивать Сильву, причем по его репликам складывается ощущение, что партию протагониста он даже как врагов не рассматривает и полностью уверен, что пройдет через них, как раскаленный нож сквозь масло. Но не тут то было: команда героев окончательно убивает его и забирает реликвии.

Они держат путь к Правительственному Центру — локации, в которой до недавнего времени был штаб правительства и главный научный центр города. К слову, это же место во время операции «Queenslayer» было передовым форпостом, где ГГ очнулся и вскоре убил Королеву. Подходы к нему кишат сильными Потерянными (включая возродившегося Рыцаря Королевы, который стал последним ее защитником и уже пал от рук Протагониста), а сам центр, кроме потерянных, еще и сведенными с ума солдатами «Цербера». Пробившись через них всех и обезумевшую «сестру» Ио, группа подошла к Трону Застывшей Крови и сразилась с Сильвой. Его пришлось победить два раза: вначале он предстал перед героями в обличае человекоподобного волка, сражающегося двумя гигантскими мечами; после поражения он начал регенирировать, втянул в себя все окружающие реликвии, какие смог, и переродился в огромного неописуемого монстра. Когда он был повержен и в этой форме, стало понятно, что без сил Протагониста не обойтись. И вот он подошел к поверженному чудовищу, бывшему герою, и протянул к нему руку…

КОНЦОВКИ

Надо отметить: судьба буквально всех Наследников Реликвий (и зависящие от этого концовки) находится в руках Протагониста. Если не собирать осколки их воспоминаний – они погибнут; если перед боем собрать и восстановить все – выживут; более того, Протагонист, как Наследник Крови, может подавлять другие реликвии – они теряют неистребимую волю Королевы к жизни, тем самым прекращая вызывать мутации и страдания Наследников, навсегда возвращая им разум.

  • Плохая концовка: «Наследники». Для получения нужно не восстанавливать воспоминания текущих наследников перед битвами с ними. Протагонист, явно не подготовленный к своей миссии, забирает реликвии из поверженного Сильвы, но с ним происходят те же трансформации, что когда-то с Круз. Он поддается безумию и уже собирается прикончить сопартийцев фирменной атакой Королевы – залпом разрушительных «копий из света». Но в последний момент, со слезами на глазах, его убивает Луи, протыкая мечом сердце. Команде приходится взять на себя роль Наследников, заменяя погибших друзей и родственников: Миа занимает место Николы, Якумо – место Эмили, Джек – Евы. Что самое плохое, кандидата на роль «стражника» Карен, вместо погибшей Авроры, не нашлось – путь к ней преграждает лишь запутанный лабиринт Собора Священной Крови, но не более того. Луи приходится воссесть на Кровавый Трон, подпитывая собой кровавый туман вместо погибшего Грегорио. Ио забирает с собой оружие протагониста и садится под первым Кровавым ростком, оживленным протагонистом, когда тот только очнулся в начале игры. Там она рассыпается в прах, покрывающий оружие, превращая его в каменное изваяние в виде оружия, на рукоять которого надет янтарный медальончик – своеобразное надгробие, последнее, что напомнит знающим историю людям и ревенантам о существовавших когда-то протагонисте и Ио. Ситуация в целом ухудшается, ведь не факт, что все члены команды были совместимы с реликвиями, но, более того, каждому пришлось взять на себя не одну, но несколько. Надежда «Города Вейн» на восстановление и процветание исчезает.
  • Нейтральная концовка: «Вечность». Для получения надо восстановить все воспоминания, кроме одного — забыть или воспоминания для Ио, или для одного из Наследников. Миссия выполнена – ни больше, ни меньше. Протагонист садится на Кровавый Трон, поддерживая туман. Статус кво этого маленького мирка восстановлен. Рядом с протагонистом остается только Ио: она, как Служительница, исполнившая свой долг, обращается в каменную статую, поддерживающую руку протагониста, напоследок сказав спящему и не слышащему ее герою: «Не волнуйся, я всегда буду с тобой».
  • Хорошая концовка: «Путь в неизвестность». Для получения надо восстановить все воспоминания Наследников и воспоминания «сестер» Ио. К протагонисту, пытающемуся забрать реликвии, поглощенные Сильвой, подходит Ио. Она подбадривает его, говоря, что поняла важную вещь: «не важно, кем ей суждено быть — хоть бы и пустым сосудом. Важно то, что благодаря протагонисту она прожила полную жизнь, научилась сражаться и быть личностью, и даже обрела счастье. Она всегда будет с протагонистом, так же как и тот навсегда останется в ее сердце». После этого Ио вбирает в себя все реликвии – в том числе забирая те, которые были внутри протагониста, Джека и Евы. И даже те, что были в Карен, Авроре, Эмили и Николе. После этого Ио превращается в новую «Сверх-Омелу» она не только производит Кровавые ростки и слезы, как прежняя, но и куда эффективнее очищает воздух от миазмов и даже поддерживает Туман вокруг города. А протагонисту дарит Золотую Слезу – компактный вариант своих сил: разгоняет миазмы и позволяет сделать проход в кровавом тумане. Протагонист оказывается на базе, где видит, что Карен, Аврора, Никола и Эмили приобрели человеческий облик и снова могут вести полноценную жизнь. Из разговоров с персонажами можно понять, что у «Города Вейн» появляется шанс стать самым безопасным местом на Земле: Ужасов тут нет, от них город охраняет туман. Загрязненность атмосферы миазмами падает. Кровавых слез – в избытке, причем в избытке даже по меркам предыдущего состояния города, но теперь, вдобавок к этому, НЕ требуется целых озер крови, которыми поддерживал свое существование и завесу тумана Сильва – вся эта кровь также пойдет на пропитание ревенантов. Если суметь уничтожить Потерянных, город станет процветающим местом, где люди и ревенанты будут жить в мире. Узнав все это, протагонист приходит к Туману и открывает в нем проход, собираясь пойти во внешний мир в одиночку. Но тут его настигают Луи, Якумо, Мия и Рин. Все они говорят о том, что негоже отправляться в неизведанные земли, даже не предупредив друзей о своих намерениях, и вместе решают, что они, по мере возможности, будут помогать людям вне Города, напоминая им, что ревенанты – это воины, созданные для защиты человечества от Ужасов. Когда команда проходит за туман, протагонист вдруг останавливается, медленно поворачивается к проходу и, когда экран уже гаснет, удивленно произносит: «Ио!…»

Тропы и штампы[править]

  • Главный герой — нежить — и он и 90 %+ всех персонажей.
  • Доктор Фансервис — Карен Амамия.
  • Заключённое зло — Королева, но заточили не очень качественно.
  • Злодей поневоле — Круз Сильва.
  • Золотые волосы, золотое сердце — Круз до того как стала Потерянной, Мия и Николай фон Карнштайны, Коко впрочем тоже.
  • Казался злодеем, оказался героем — Сильва казался злобной редиской тиранящим выживших жителей постапокалиптического мегаполиса, а оказался практически мучеником, сделавшим все что в его силах как ради спасения людей в постапокалиптическом городе так и за его пределами — поддерживал Красный Туман, чтобы не выпустить миазмы и орды голодных вампиров вовне и чтобы Ужасы не пришли вовнутрь.
    • Джек — оказался не хладнокровным убийцей, а героем без колебаний исполняющим свой долг.
  • Как старая супружеская пара — отношения Джека Рутерфорда и Евы Ру.
  • Колдун и воин — Ева, нехрупкая и неслабая - один из самых сбалансированных компаньонов.
  • Ключи и двери — Глубины и не только.
  • Мисс Фансервис — едва ли не все женские персонажи, как говорится — выбор на любой вкус.
  • Неэтичный учёный — Юзо Мидо, педаль в пол.
  • Так было надо — Грегорио Сильва, просто воплощение тропа.
  • Убить того, кого любишь — Грегорио Сильва, неоднократно. В плохой концовке вашей команде придется прикончить вашего героя.
  • У нас не такие вампиры — бессмертные с одной стороны и похожи на классических вампиров, а с другой вовсе нет.
  • Фансервис — его тут навалом, неспроста игру зовут «няшным Dark Souls», неспроста.
  • Хардкор — начинается на NG, да ещё пополам с фальшивой сложностью.
  • Хрупкий шустрик — Луи, резкий, но маложивучий. Играть с его кодом крови сложновато.
  • Этот гадкий уровень — «Собор Священной Крови», не просто гадкий, а вообще претендует на топ гадкости среди всех видеоигр вообще.

Примечания[править]

  1. Паразит имел естественное происхождение: его обнаружили в животных, которые воскресали после смерти, в процессе чего «зомбифицировались» — теряли рассудок и становились каннибалами. Даже если животным-носителем была, скажем, корова, то после смерти и воскрешения она пыталась убить и пожрать других коров, или, на крайняк, другой копытный скот, но уж никак не хищников, людей или траву. Паразит заинтересовал генетиков, и они начали копаться в нем, пытаясь оставить способность воскрешать носителя, но без отупления и каннибализма. С тупостью, как станет ясно, справились, а вот с каннибализмом — лишь отчасти.
  2. Они тут выражены не в числовых значениях, а в буквенных «рейтингах» — также, как обозначалось скаллирование. От меньшего к большему: E<D<C<B<A<S, плюс у каждого рейтинга, как у оценок в школе, есть подрейтинг со знаком «+» или «-» — «Е+», «B-» и т.п.
  3. В игре вам не дают щита, тем более со 100 % блоком физ.урона, так что часть дамага при блоке персонаж в любом случае получает. Но проценты пропущенного урона при блоке довольно сбалансированно раскиданы по классам оружия: больше всего пропускает, предсказуемо, байонет, меньше всего — молоты. Но с одной оговоркой: у некоторых двуручных мечей и молотов, как и в God Eeater, блоки встроены прямо в мувсет: трижды нажимаешь ЛКМ / Х / ☐ — а персонаж делает удар-блок-удар. И вот этот блок как раз может быть 100%-ым, а то и парирующим.
  4. А с некоторыми образцами даже начинает летать над землей аки фея, оставляя за собой след из блесток.
  5. Прочитайте следующий пункт («в-третьих»); помножьте его на то, что «Собор Священной Крови» невменяемо огромен, раза так в 3-4 больше других локаций (На нем даже Омел по такому случаю с десяток штук, в противовес 3-5 у других уровней); состоит не из 2-4 уровней в высоту, как другие локации, а из семи минимум; в нем на каждом шагу загадка с закрытой дверью и рычагом позади нее; а где загадок нет — там мобы, способные стать проблемой и для персонажа, прошедшего куда дальше по сюжету и соответственно прокачавшегося. Представили? Теперь и вы понимаете, почему это общепризнанно кошмар, страх и ужас; худшая локация в этой игре в частности и в играх, как минимум, десятилетия — в целом.
  6. Что заметили многие игроки, тут же начавшие строить теории о том что GE и CV принадлежат к одной вселенной. Но нет, Ужасы/Кошмары — это НЕ арагами, и все отсылочки к God Eater’у — всего лишь отсылочки и пасхалки, не подкрепленные ЛОРом. Если конкретнее: перечитайте абзац про Великий Коллапс. Он произошел одномоментно по всей Земле, ужасы повалили отовсюду сразу, и про них ничего неизвестно. Арагами же хорошо изучены. Биологически это конгломераты «Клеток Оракула», обретших коллективное сознание на уровне зверей. Появились они из-за зафейленных экспериментов (если мне не изменяет память, имевших место в Японии), и расползались по миру очень постепенно, а не выскочили из ниоткуда одновременно повсюду. Чтобы поразить ту же Австралию, арагами пришлось мутировать в водных и летающих монстров, прибыть к ее берегам и повторно мутировать в наземных. Ну и никаких коллапсов в GE не было — города раздолбали арагами и сами люди, которые, пока не изобрели суперсолдат-Пожирателей и спецоружие для них, пытались использовать традиционное оружие. Людей, кстати, в GE выжило куда больше, чем в CV, где половина населения планеты умерло ТОЛЬКО ОТ САМОГО КОЛЛАПСА, еще до того, как вылезли Ужасы.
  7. Это объяснялось разрастанием паразита. Пока владелец получал кровь и находился в сознании, паразиту безразлична даже его смерть — а что, сил возродить-то хватит, и будет хост дальше ходить и получать кровь. Но вот когда крови не хватает, паразит начинает отчаянно цепляться за жизнь, беря хозяина под контроль, протягивая часть себя во все его мышцы и внутренние органы, включая мозг. Именно поражение мозга голодным паразитом и сводит ревенантов с ума. А мутации — лишь побочный продукт того, что паразит переделывал тело хоста под свои нужды — повышенную агрессию и боевую мощь в ущерб разумности
  8. А что самое гадкое — если паразит разрастался почти на все тело, то окончательно убить Потерянного становилось практически нереально. Теоретически, возможно: для этого все еще нужно уничтожить паразита. Вот только где ревенант, у которого легко разрубаемая или простреливаемая «опухоль» на сердце, а где потерянный, которого надо изничтожить всего целиком, иначе он даже из мизинца ноги восстановится?
  9. Да вдобавок, ее тело «доили», отбирая все что можно и что нельзя, ведь каждая ее частичка теперь обладала уникальными свойствами, ценными как для людей, так и для ревенантов. Неудивительно, что ее паразит, даже имея постоянный приток свежей крови разве что не сразу внутрь себя, задолбался постоянно чинить чуть ли не каждую клеточку тела хозяйки.
  10. Чтобы корректно представлять себе масштаб трагедии, откройте карту Москвы и выделите на ней, например, весь СВАО.
  11. Хотя фактическим это поколение грамотнее будет назвать «полуторным»: его составляют те, кого пытались сделать вторым поколением, но не смогли пробудить. Некоторых оставили и прекратили пичкать лекарствами, решив, что они никогда не очнутся (прецеденты были: во-первых, предсказать время возрождения невозможно, во-вторых, некоторые тела просто отторгали БОР-Паразитов по необъяснимым причинам), некоторых оставили при отступлении, на некоторых просто не хватило средств.
  12. То, что прошло колоссальное количество времени, косвенно можно определить по тому факту, что даже некоторые ревенанты третьего поколения во время игры замечают, что не стареют (а дети — что не взрослеют).
  13. В бешенстве Круз собственноручно убила сначала Карен, его сестру, а потом, пока парень держал в руках на глазах угасающую девушку, Круз нанесла смертельный удар и ему самому.
  14. Если конкретнее, то угрожал прекратить поддержку тех, кто еще не проснулся — включая Якумо — и просто выбросить их тела, если уже восставшие ему не повинуются.
  15. В индийской мифологии Якша — злой дух или демон, атакующий путников в глуши. С одной стороны, Рин гордилась своим прозвищем, а с другой — оно ее очень обижало, так как она считала, что «злой демон» — это грубо по отношению к доброй и стремящейся защитить людей девушке, тем более такой молодой.
  16. Например, встретив паренька, который от отчаяния пытался ее ограбить, рассказала ему, почему он отстой и почему связываться с ней такому как он — затея так себе. Сначала Коко в приказном тоне сказала, что теперь он работает на нее, дала карту и сказала пойти и разведать все в указанном месте, не то найдет и отпинает. Но потом, когда парень внезапно для себя нашел там кучу Кровавых Слез, Коко тихонько исчезла, позволив ему забрать всю добычу.
  17. В другой раз, дала малознакомой женщине, всего лишь периодически закупавшейся у Коко, гораздо больше ресурсов, чем было оговорено за эту плату — просто потому что Коко узнала, что та женщина приютила у себя двоих ревенантов-детей и заботится о них.
  18. Да, это он был тем, кто неудачно попытался «гопонуть» Коко.